История пустобоких.

Эпплблум шла от фермы и вдруг встретила Твайлайт, идущую к Зекоре, и решила пойти с ней. Мораль: любопытствво до добра не доведёт.

Эплблум Другие пони

Погасшая свечка

После двух лет заточения в камне Коузи Глоу освобождает неведомый спаситель. Правда, никаких дальнейших инструкций по действиям он ей не предоставил, Коузи по-прежнему считается одной из опаснейших преступниц Эквестрии, а ещё она превратилась в… фестралку. Впереди её ждёт множество испытаний, в ходе которых Коузи столкнётся со своим прошлым, покажет себя с необычных сторон, и, быть может, поймёт, что значат настоящие друзья и дружба…

Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Герои Новой Эквестрии

Единороги-националисты, коммунисты и либералы. Все они ведут между собой постоянную вражду, ведь каждый считает свою идеологию единственно правильной. Но политические споры идут не только среди политиков, писателей и философов, но и среди обычных пони, причисливших себя к той или иной фракции. Эта история о том, как судьбы трех молодых пони, имеющих абсолютно противоположные друг другу политические взгляды, неожиданно сплелись.

Другие пони Стража Дворца

Квинтэссенция свободы

Тихая больница Понивиля. Все кажется таким умиротворенным. В этот чужой, неправильный мир попадает Рэйнбоу Дэш. И она больна. Серьезно больна. Что же скрывают врачи? Кто такая Дэринг Ду? В чем же квинтэссенция свободы? Читайте и найдете ответы.

Рэйнбоу Дэш Другие пони Дэринг Ду

My Little Humans

В результате неудачного эксперимента Твайлайт попадает в мир людей, но магия такой силы не может пропасть бесследно... В лаборатории остается портал. Подруги обеспокоенные пропажей отправляются на поиски. Смогут ли они освоится в нашем мире и привыкнуть к новым телам? Какие приключения и опасности их ожидают? Кое-кто намерен отомстить за свое поражение...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Найтмэр Мун

Doom: Ад в Эквестрии

Он сделал это, гигантский демон руководящий нападением на землю был мертв. И все, что осталось это пройти сквозь Ад обратно домой... Но конечно, ничего не бывает так легко, один поворот не туда, и он прибыл из Ада прямиком в землю разноцветных пони. Как человек прошедший сквозь Ад воспримет это мирное место? И все ли демоны уничтожены?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Дискорд

Вещи, которые лучше не знать

Семья Эппл была одной из самых уважаемых в Понивилле, ибо именно её члены когда-то основали этот городок. Всё началось с яблочной фермы «Сладкое Яблочко» и вольт-яблочного джема, снискавшего особую популярность и привлёкшего в тогда ещё маленькое колониальное поселение поток народа. На этом Бабуля Смит обычно заканчивает свой рассказ. Но никогда она не бросит ни единого слова о матери и отце троих жеребят, что остались на её попечительство совсем одни, когда большинство членов семьи Эппл либо разъехалось, либо скончалось от старости. Ибо это запретная тема не только в их семье, но и во всём Понивилле... Однако любопытная и настырная кобылка Даймонд Тиара хочет провести собственное расследование. Но она ещё не ведает, что есть вещи, которые лучше не знать...

Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит Диамонд Тиара Другие пони

Пыл да жар

В Графстве Лонгсворд бушует гражданская война. Различные политические силы борются за власть в этом маленьком государстве. Добровольческая дивизия Речной Коалиции, присланная на помощь военному комитету умеренно левых и правых сил, была уничтожена в ходе одного из боёв с коммунистами-радикалами. Лишь девять пони уцелели, и им предстоит выжить во вражеском тылу и выполнить приказ командования.

ОС - пони

Додж блюз

Что будет, если в мире людей случился конец света, а последнему представителю человечества некуда идти, кроме того мира, куда забросила судьба. А что если он не совсем жив и не совсем мертв? Просто вместо сердца мощный движок, а вместо крови- масло и бензин.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия

Мои ошибки

Небольшая история одного человека, привычный жизнеуклад которого был разрушен появлением в компании его друзей новой личности, мотивы и позиция которой часто не давали этому человеку покоя.

Человеки

Автор рисунка: Noben
Глава 49 - Храм Глава 51 — Грёзы прошлого

Глава 50 — Серафима

— Что тут происходит? — задал очевидный вопрос, на который получил и ответ.

— Это иллюзия Жадности, как ты мог заметить. Сейчас у неё тяжелый момент, где перед ней встанет выбор. Сможет ли она побороть смерть, или жизнь, которую она так сильно ценит, исчезнет под гнётом второй половины? Ты можешь только наблюдать, но наступит момент, когда тебе придется сделать выбор. Я подскажу тебе, когда он наступит, и тогда её жизнь будет в твоих руках.

— Но почему я должен решать её судьбу, если она и сама может это сделать?

— Она слаба, как и её… Не будем. Ты сам всё поймешь, когда наступит время. А сейчас лишь наблюдай, — я решил не слушать его. Плевать, что нужно ждать! Сейчас вмешаюсь и быстро решу эту проблему. Его слова мне не указ! Я попытался приблизиться к Несе, но был остановлен барьером. — Я же тебе говорил. Бесполезно. Сейчас ты можешь только наблюдать, не более, — ухмыльнулся он, продолжая наблюдать за разговором. Мне ничего не оставалась, как делать то же самое.

Жадность явилась перед нами в своём истинном обличии. Её тело поделилось на два фронта: левая сторона благоухала юностью и невинностью, изящные черты лица, делающие её похожей на древнегреческих богинь, очаровывали своей красотой… Если бы не один нюанс — два рога, красиво, в разные стороны торчащие из головы и стремящиеся вверх. Длинные волосы горели жарким рыжим пламенем, как и вся левая сторона, которая давая жизнь и тепло. А вот правая — чёрным; она приносила холод и смерть. Если не вдаваться в подробности, то можно обрисовать всё двумя словами: жизнь сражалась со смертью.

— Отпусти же меня наконец! Почему ты так хватаешься за смерть, почему хочешь погубить меня, почему желаешь зла? Я понимаю, что ты — часть меня, и я приняла тебя, потому что признаю, что это так. Но ты не выполняешь условия, не хочешь сосуществовать со мной, не хочешь понять: не должно во мне быть жизни больше смерти, а смерти — больше жизни! Как я приняла тебя, так и ты прими меня!..

— Ты сама сотворила меня, когда решила лишить себя жизни. Или ты забыла? Забыла, как хотела вырвать сердце из груди, забыла, как твоя душа была наполнена лишь желанием умереть? А я помню всё, всё до последнего. Так поддайся мне, стань такой, какой хотела быть когда-то давно! Подчинись своей тёмной стороне, поддайся собственным желаниям!

— Никогда! Никогда я тебе не подчинюсь! Я буду бороться с тобой, пока ты не исчезнешь! Я наконец-то стала счастливой, наконец-то смогла всё забыть и оставить в прошлом, но ты… Опять явилась ты и всё испортила!

— Ты неправа, грех Жадности. Как думаешь, почему ты стала грехом, а? Я отвечу: из-за своей слабости. Он пытался защитить тебя, но ты не приняла его защиту, а наоборот — рванулась вперёд, чтобы отомстить. И к чему всё это привело?

— О чём ты говоришь? Кто меня защищал?

— Не помнишь? Ну давай я покажу тебе, как ты стала грехом и погубила своего любимого… — последние слова напугали меня до чёртиков. По спине пробежались мурашки размером с пчелу.

Декорации поменялись, перенеся нас в огромный зал, напоминающий церковь. Демонесса… Нет, уже не демон, а человек, так мне кажется. Лишь заострённые уши, глаза с вертикальными зрачками и руки с тремя пальцами заставили засомневаться в этом. Неса, получается, не с Земли, а вообще с другой планеты или вселенной. На неё было надето лёгкое платье или плащ, не могу точно сказать. Ткань странно себя вела, была будто живая. Платье в хаотическом порядке было расшито камнями, излучавшими магию.

Удар молнии заставил прийти в себя и обратить внимание на другое. Но тут нечего говорить. Белое яркое пятно стояло перед демонессой. Даже мне, поменявшему множество режимов зрения, не удалось пройти через эту пелену. Но я знал точно, что оно было живое.

— Зачем ты вернулся, демиург? — Неса поставила руки перед собой. Ещё один удар молнии полетел на неё, но теперь атака встретила препятствие, отчего после удара исчезла.

— Ха-ха-ха-ха-ха!.. — раздался душераздирающий смех. — Ты, последняя серафима, спрашиваешь, зачем я вернулся? Всё очень просто, дитя моё. Лишь твои жизнь и душа способны помочь завершить приготовление перед покорением миров!

— Перед каким боем? Из-за тебя высохли все моря и океаны, леса погрязли в песках, всё живое уничтожено! О каком покорении миров может идти речь? — недоумевала она, принимая на свой щит множество разрядов.

Он продолжал смеяться над глупой серафимой. — Скоро узнаешь, девочка, когда твои жизнь и душа станут ключом, — частота выбросов разрядов удвоилась. Щит, что защищал Несу, не справился и после пяти секунд разбился на тысячи осколков. Несколько разрядов достали её, принося невыносимую боль. — Ой, перестарался, — невинно произнёс он, притягивая её тело к себе.

Неса не могла больше сопротивляться ему. От повреждений она временно не могла двигаться, её просто парализовало. Он придвинул к себе серафиму-демонесу, и её что-то тронуло; мне показалось, это было щупальце. Но оно было невидимо. Только если настойчиво вглядеться, то можно увидеть его, но и то мельком. Не выдержав, я решил спросить.

— Что тут происходит? Почему Неса в таком месте и в таком виде? — но мои вопросы были проигнорированы. Зло фыркнув, я и дальше продолжил стоять и беспомощно наблюдать за всем этим ужасом. Даже если попытаюсь ворваться туда, то встречу преграду, что не допустит моего вмешательства. Оставалось лишь зло ждать.

— Прошу, не надо… Отпусти меня… — взмолилась Неса своим дрожащим голоском.

Но демиург не слушал её, лишь приблизил к себе уже вплотную. Я увидел, как второе щупальце, только тоньше своего собрата, приготовилось проткнуть её. Миг, и вся картинка поменялась. Всё произошло так быстро, что я еле сумел за всем уследить. Демиург завизжал ультразвуком, который чуть не заставил меня прижать уши. Но было терпимо.

За этот миг я успел увидеть, как между ними вклинился третий, обрубив щупальца напополам и забрав с собой пленницу. Им оказался рыцарь в чёрных доспехах, которые изображали пасть дракона, и с двуручным мечом, измазанным фиолетовой жидкостью. У него тоже имелось три пальца, а вот разглядеть лицо из-за шлема было затруднительно.

— Агнесса, уходи, я задержу его! — произнёс рыцарь сквозь забрало шлема и приготовился к бою.

— Нет, я не могу оставить тебя. Он очень силен, ты не справишься с ним… Он убьёт тебя! Прошу, давай убежим вместе! — с мольбой в голосе произнесла она.

— Я не могу. Долг рыцаря — защищать свою любовь даже ценой собственной жизни. Пока он зализывает свои раны, прошу, беги, — после чего он двинулся на врага.

Визг резко сменился на гневное рычание; множество щупалец, материализовавшись, кинулись на обидчика. Рыцарь предвидел это и уже был готов отразить атаку. Мастерски управляя мечом, он отбил все атаки, причём это удалось ему так ловко, что на нём не было ни царапины.

— Это всё, на что ты способен? Мне даже стыдно называть тебя демиургом.

— Много болтаешь, полукровка. Ты сам пока не понял, с кем связался. Но я великодушен, дам тебе шанс — позволю просто отдать мне серафиму. Тогда тебя будет ждать быстрая смерть.

— Ты не получишь Агнессу, — он встал в стойку и приготовился к бою.

— Очень жаль, полукровка. Не хочется терять такого бойца, что смог противостоять моим атакам. Я не вижу другого выбора, кроме как заточить тебя в клетку отчаяния и гнева, где лишь эти эмоции будут твоими мучителями, больше никто, — рыцарь не придал этому никакого значения, посчитав бредом.

Теперь множество жал стремительно набросилось на него. Рыцарь отбивал каждую атаку, стараясь не позволить этим отросткам достать свою убегающую любовь. Каждый наносимый удар жалом, который он отбивал, бил сильнее предыдущего. Уже было видно: рыцарь сдаёт позиции. Множество жал, как хлыст, било по нему. Он уже перестал успевать за ними и стал принимать удары на себя. Броня с каждым ударом деформировалась, а в некоторых местах даже трескалась. Агнесса не могла пошевелиться: страх за своего любимого сковал её.

— Демиург, прошу, прекрати всё это! — с отчаянием выкрикнула она.

Рыцарь, услышав её голос, замешкался. Ему казалось, что она уже убежала, оставив их. Но всё оказалось совсем не так. Поняв, что Агнесса ещё тут, он собрал последние силы в один удар и мощным махом разбросал в разные стороны щупальца врага.

— Беги! — выкрикнул он, поворачиваясь к ней.

Следующее, что она увидела, — выходящее из грудной клетки жало и неестественный звук ломающихся костей и плоти. Из забрала раздался приглушённый хрип, за ним выплеснулась кровь, обливая шлем и нагрудник. Я не мог поверить увиденному. Даже мне не удалось заметить, как враг смог скрыть своё жало. Агнесса закричала, подбежав к своему любимому. Жало отбросило горе-рыцаря в сторону, после чего щупальца обвили серафиму.

— Ну вот, моя любовь… Лишилась ты своего рыцаря. Не завидую я его участи, — произнёс демиург, забирая тело горе-рыцаря к себе. Никому неведомо, какая участь его ждёт.

— Нет! Нет! Нет! — кричала она, в отчаянии дергаясь. С каждым её сопротивлением щупальца сжимались, как тиски, всё сильнее, принося ей боль.

— Тише-тише, дитя, не нужно так кричать, — успокаивал её голос.

— Не-е-е-е! Не-е-е! — прерывисто завыла она.

— Ну зачем ты убиваешься, дитя? Я дал ему выбор, и он его сделал. Теперь тут ничего не сделаешь. Можно лишь надеяться, что он будет мучиться долго и сильно, — в его голосе были слышны нотки удовольствия.

— Ты — убийца и чудовище! Зря тогда совет пощадил тебя! — она зло уставилась на него.

— Ха-ха-ха-ха-ха!.. Вот такой ты мне нравишься больше, принцесса. Когда в твоих глазах горит огонь зла и ненависти ко мне, дай ему овладеть тобой. Тогда мне будет проще тебя захватить. А что касается совета… Там были лишь мягкотелые глупцы и ничтожества, которые без голосования не могут решить, жить нам или умереть, давая другим цивилизациям возможность развиваться. Но ничего страшного. Теперь, когда ты ес… — тут он резко замолчал. Послышалось чавканье рвущейся плоти, после чего визг. Не разбирая кто свой, а кто чужой, щупальца проткнули Агнессу, после чего отбросили её в сторону.

Агнесса встретилась со стеной. Глухой удар, и она оказывается на полу. Раненая, она пытается прийти в себя, но глубокие порезы причиняют боль, не давая ей сосредоточиться. Но, пересилив свой болевой порог, ей удалось увидеть, как, весь в крови, к ней ползёт её любимый. Агнесса хотела встать и прильнуть к нему в объятия, но тело уже отказывалась слушаться.

— Агнесса, любовь… Нам нужно остановить… его… — произнёс рыцарь, уже приблизившись к ней.

— Но как, Гневар?

— Используем его… — серафиме хватило сил понять, о чем ведёт речь рыцарь.

— Я не справлюсь одна…

— И не нужно… Я помогу тебе… — взявшись за руки, они посмотрели на демиурга.

Вот тут Агнесса резко изменилась. — Я, Агнесса, последняя серафима своего рода, проклинаю свою кровь и свой род, о меч холодной тёмной пустоты! — в здании всё померкло. Свет больше не стал поступать в здание. — Освободись от небесных оков! Стань един с моей силой! — вокруг них стала собираться тёмная материя, образовывая сферу. — Стань един с моим телом и любимым! Дай нам вместе пройти дорогу разрушения! — каждое её слово наполняло здание невероятной силой. Дышать становилось тяжело, ветер стал кружиться вокруг них. Демиург, который так отчаянно бился в конвульсиях, не реагировал на происходящее. Сфера собралась воедино, после чего две тоненькие линии прикоснулись к паре, после чего высосали из них всю силу. Но Агнесса не обратила на это внимание и продолжила говорить:

— Сила, которая разбивает… даже души богов! — последние слова она прокричала и толкнула сферу, что отделилась от неё и забрала тело рыцаря — это была плата за использование запретной силы.

Теперь, когда сфера пришла в движение, демиург обратил на неё своё внимание. Но уже было поздно. Достигнув врага, заклинание начало поглощать его. — Что вы натворили?! — заорал он, сотрясая всё пространство.

— Спасли мир от тебя… — произнесла Агнесса из последних сил. Её глаза стали закрываться, и она стала уходить в сон вечности, где её ждали любимые и рыцарь. Но резкая боль вдруг вернула обратно, заставляя истошно закричать.

— Ты так легко не отделаешься! Я заставлю тебя вернуть меня в этот мир! Ты будешь седьмым столбом греха… Имя тебе теперь — Жадность!


Вспышка.

Мир снова поменялся, и я вновь оказался на том месте, где смерть пыталась покорить жизнь.

— Теперь вспомнила? Глупая жизнь, из-за тебя он умер! Он дал тебе шанс сбежать и продолжить жизнь дальше, но ты испугалась и позволила страху взять верх над собой, дав своей любви умереть. Ради чего? Скажи, ради чего именно он умер? Отдал жизнь, чтобы ты, глупая девчонка, снова призвала праотца? Если это так, тогда уступи мне место, дай захватить тело!

— Даже так… Даже так я не подчинюсь тебе! Думаешь, раз показала мне какую-то дешёвую иллюзию, наверное, только что тобой придуманную, то я тут же подчинюсь тебе? Как бы не так! — живая сторона Несы всё продолжала сопротивляться, но в её взгляде было видно закравшееся сомнение.

— Тупая тварь! Правда глаза колет? Ты ведь знаешь, что это — истина. Так почему отвергаешь её, а вместе с ней и меня? Да вспомни же ты наконец, конченная эгоистка, как сильно любила Гневара и как он любил тебя! Ради твоего никчёмного существования он пожертвовал своей душой и телом. А вот как ты отплатила ему за это?.. Стала грехом и всю свою жалкую жизнь вплоть до сегодняшнего дня страдала от собственной беспомощности? Молчишь? Ну молчи-молчи, подумай над моими словами.

Неса стала прерывисто, тяжело дышать. Её грудь то опускалась, то поднималась, словно ей не хватало воздуха.

— Но я… Я так хотела обрести счастье здесь, в этом мире… Наверное, ты права: я лгала сама себе, пыталась сбежать от правды, от своей прошлой жизни, о которой в моей памяти после перерождения не осталось даже воспоминания… Но теперь я всё вспомнила, увидев истину. Я… — Неса опустила голову и закрыла глаза. Маленькая слезинкапокатилась по её щеке и сорвалась вниз, — принимаю тебя. Однако… Пусть я и не была счастлива по-настоящему, но здесь были те, кто могли подарить мне кусочек своего счастья. Это Гнев и остальные братья и сёстры. Именно из-за них моё сердце разрывается. Я не хочу их потерять.

— Ну так что? Решай быстрее! Принимаешь меня или будешь веками страдать и любить тех, кому ты и вовсе не нужна?

Живая сторона молчала несколько ммнут, не в силах сделать выбор, что определит её дальнейшую жизнь. Её сердце разрывалось на две части: принять себя настоящую или продолжить жить в мире собственных поддельных иллюзий, уже практически не приносящих счастья.

— Я… принимаю тебя!

— Алекс, теперь твой выход. Её судьба в твоих руках. Решайся. Позволишь ли смерти захватить её тело? Тогда та Неса, которую ты знал, исчезнет навсегда. Смерть овладеет ею, пожрёт душу и заставит забыть прошлое. Либо помоги жизни вернуться и поглотить смерть, не позволь исчезнуть личности из прошлой жизни. Каждый имеет второй шанс, даже если он совершил глобальную ошибку. Решайся, мой друг, времени у тебя не так уж и много.

Стена что ранее не позволяла мне вмешаться, исчезла. Теперь я стоял перед выбором: спасти или погубить. Это заставило меня задуматься. Почему такое решение выдали мне? Кто я такой, чтобы решать судьбы других? Я не бог и не пророк, чтобы диктовать чью-то судьбу. Каждый должен сам решить, чего он хочет на самом деле. Но в первую очередь я должен спросить себя: что я хочу от этого всего? Нужен ли мне вообще этот мир? Зачем убивал, врал, угрожал, что я вообще тут делаю? На этот вопрос есть ответ, который найти придётся в своей душе.

Сейчас смерть поглощает жизнь, превращая юную деву в гниющий труп. Красота с каждой секундой меркнет на глазах. Выбор… Какой я должен выбрать, если и сам не знаю, что мне нужно? Или не мне? Почему я решил, что мне нужна жизнь или смерть? Если лишь подсказать ей, а дальше пускай сама решит, чего она хочет.

Этот выбор показался самым разумным из предложенных. Мне оставалось лишь подойти к ней и сказать. Приблизившись, я наблюдал, как две трети тела уже были захвачены тёмной стороной. Лишь половина лица оставалась нетронутой, но это пока.

— Агнесса, ты не должна так просто сдаваться и позволять смерти поглотить себя. Чтобы сохранить своё сознание даже после смерти ты должна познать саму себя, себя истинную, и потом отпустить. То, что ты сейчас делаешь, называется страхом. Ты испугалась голоса собственного страха. Не позволяй ему диктовать свои условия. Подумай о том, кого ты любишь, как ты думаешь, что он скажет, когда увидит тебя другую. Своим самопожертвованием он хотел лишь одного: чтобы ты жила. Но при этом не отрицай страх. Вы с ним — одно целое, ты не сможешь без него, а он — без тебя. Даже если поглотит тебя полностью, то есть луч надежды на возвращение.

— Ха-ха-ха-ха-ха! Твои слова — это просто болтовня. Она уже ничего не сможет сделать! Раньше она не играла со мной, считала никчёмной, но каждый раз, когда она злилась или выходила из себя, это придавало мне сил. Я смогла занять своё почётное место в этом теле. А сейчас, когда она совсем сдалась, почему бы мне не захватить его всё?

— Потому что это невозможно. У каждого есть светлая и тёмная сторона. Свет не может без тьмы, а тьма — без света. Вы — одно целое, и жизнь должна это понять. Даже если это будет больно. С тем, что произошло в прошлом, нужно смириться. Не позволяй прошлому затуманить часть себя. Борись, стань сильнее, вернись к своей любви.

— Я… — смерть отреагировала на этот звук и остановилась, будто кто-то помешал ей и дальше захватывать тело.

— Что? Не слушай его! Ты уже сдалась, так что отдай своё тело мне. И тогда праотец вернётся.

— Нет… Я не допущу этого. Ты — не часть меня! — выкрикнула она, услышав слова темной стороны.

Смерть разозлилась и стала пытаться отвоевать всё тело. — Я — часть тебя, часть всех живых! Почему ты ненавидишь то, что дает тебе силы? Ты считаешь меня никчёмной!

— Неса, загляни в своё сердце и сделай правильный выбор, — после чего я замолчал, оставив их одних.

Неса, услышав меня, кивнула, и, закрыв глаза, спокойно выдохнула. — Я познала тебя. Ты — часть меня, это да. Но вот власти надо мною у тебя нет. Терпеливо и крепко я контролирую тебя. Контролировать меня ты не можешь. Ты — тёмная сторона моя, и я принимаю тебя как часть себя. Наши с тобой личности связаны нитью судьбы.

Два противоположных столба света устремились в небо, скручиваясь спиралью между собой. Свет ослепил меня, не давая разглядеть, что происходит, будто он специально это сделал, дабы скрыть от меня Несу. Светопредставление длилось несколько долгих секунд, пока свет не померк. Всё прекратилось. Я с болью разжал глаза; до сих пор мерещились странные солнечные зайчики. Потребовалось время, чтобы они пропали, и тогда мне удалось увидеть Несу.

Вообще трудно сказать, что сейчас произошло. Либо это мои слова так сыграли на выбор, либо мне нужно было молчать и не влезать, позволив смерти захватить тело. Но уже поздно что-либо менять. Выбор сделан — дороги назад нет. Неса полностью преобразилась.

Смерть и жизнь связаны судьбами. Теперь, когда между ними гармония, больше нет той Агнессы, что я видел в прошлом, и той Несы, что сейчас. Передо мной, возвышаясь в воздухе, парил ангел. Длинные рыжие волосы стали ярко-серебристыми. Её локоны плавно и грациозно двигались в разные стороны, будто находились под водой. Само тело приняло первоначальный облик жизни — больше не было уродливой половины. Лишь отметины на белоснежной коже в виде чёрного тату облицовывали правую сторону тела. Несу облегало серое платье, по которому в хаотическом порядке расходились узоры черного и белого цвета.

Когда она открыла глаза, чтобы увидеть меня, я заметил, что они у неё разные. Один был белого цвета, другой — черного. Тут же за её спиной образовалось два крыла, тоже разных цветов, как и её глаза. Она пронзила меня своим взглядом, после чего лишь поманила меня пальчиками. Я, не знаю, каким образом, вдруг оказался перед ней, будто меня притянула чья-то сила.

— Ты… — произнесла она, задумчиво всматриваясь в меня. Мне оставалось лишь молча ждать. Каких-то пол минуты и она ослабила хватку. — Ты не из этого мира. Тебя тоже заточили в тюрьму. Тебе хочется выбраться из оков плоти и вернуться домой. Но сила этого мира мешает тебе. Она хочет, нет, заставляет проходить через всё это. Она меняет твою дорогу судьбы, отдаляя от твоей цели.

Грех жадности, нет, уже не грех, а серафима, положила свою ладонь мне на голову. Тёмное нечто в виде змеи выскочило из меня. Она зашипела от негодования: почему её потревожили? Змея увидела меня со стороны и захотела вцепиться в горло, как вдруг была мгновенно развеяна. Серафима не позволила меня тронуть.

— Теперь ты свободен от оков судьбы этого мира. Змея петляла по дорогам судеб и выбирала самые долгие и тяжелые, чтобы отдалить тебя от дома. Но сейчас твоя дорога стала свободнее. Защитник невинных, я не имею права просить тебя о помощи, но прошу, помоги нам избавить этот мир от праотца раз и навсегда, — она преклонила колено, опустив голову.