Трикси. Великая и Могучая.

История пони Трикси, Велкой и Могучей. Мы знаем её только как хвастунишку, но не знаем почему она стала такой. Эта история нам расскажет. Так же мы узнаем ещё немного секретов Эквестрии, которые давно были забыты. И лучше бы им и оставаться забытыми.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони

Гербарий

Твайлайт просто хотела выспаться...

Твайлайт Спаркл Биг Макинтош

"Песнь Лазоревки", by Ardensfax

Любая звезда в своё время обречена упасть. Рэйнбоу Дэш оказывается в западне собственного прошлого, но с помощью Твайлайт Cпаркл ей предстоит совершить открытие, что перевернёт весь её мир. Но какой ценой? Посвящается Дональду Кэмпбелу и его "Блубёд", за преодоление границ только потому, что они существовали. Также Стивену Хогарту и группе "Мариллион" за песню "Out of this World", в которой автор (да и я тоже) черпали вдохновение. Оригинал: http://www.fimfiction.net/story/5082/A-Bluebird%27s-Song

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк Принцесса Селестия

Человек крадёт маффины у Дёрпи

Говорят, мешка два или три стянул! Ну, четыре точно!

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Дерпи Хувз Лира Другие пони Человеки

Краткие полёты Скуталу

Скуталу стала сторониться подруг. Она упорно учится летать. Так ли тут всё просто?

Рэйнбоу Дэш Скуталу Черили

Пегасья трагедия

Печальная драма о том, как юная пегасочка почти обрела свое счастье, но оно выскользнуло у нее из копыт. Ее радужногривая подружка хочет ее утешить, объяснив, что она ни в чем не виновата, но нет таких слов, которые остановили бы слезы.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай ОС - пони

Переспать с королевой

Угодив из ледяной пустыни в тюрьму, королева ощутила потребность в постоянном обществе.

Человеки Король Сомбра

Бессмертие Эбби

"Я никогда и не мечтала о бессмертии. Не думала, не нуждалась в нём. Жила обычной жизнью… Но по-видимому у судьбы были другие планы на мой счёт. Мне страшно вспоминать собственный возраст. Я слишком долго живу на Свете… но, знаете, когда-нибудь даже бессмертию наступит конец…"

Принцесса Селестия

Ксенофилия: Изменение обстоятельств

Беллерофон находился на грани смерти, на окраине Вечносвободного леса. Но вместо Флаттершай, Леро находит Гренни Смит Эппл, прогуливающаяся вдоль границ фермы Сладкое Яблоко. Что это изменит для него, а что для всех остальных?

Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Зекора Грэнни Смит Человеки

Fallout: Equestria - Хорошая Учительница

Стрельба, наркота и секс. Ничего особенного, в стиле классической постъядерщины, со вкусом радиоактивных изотопов... Это рассказ для тех, кому надоели толпы пестрящих своей уникальностью неубиваемых персонажей, антагонисты уровня Very Easy и аптечки с патронами под каждым ржавым ведром.

Автор рисунка: Siansaar
Глава 52 — Пан или пропал Глава 54 — Deus ex machina

Глава 53 — Старые друзья

— Бризи? Ты имеешь в виду тех существ, что кормятся чистой магией в виде пыльцы? Похоть не могла связать свою судьбу с этими никчёмными паразитами. Среди них даже достойного сосуда не найти! А ты ещё утверждаешь, что она обитает среди них. Снова пытаешься обмануть меня!

Гнев с каждым словом становился всё более неконтролируемым. Его трясло от злости; ещё немного, и его чаша переполнится самим гневом, и тогда мне придётся применить силу, дабы его успокоить.

— Хватит спорить со мной и звать лжецом! Если тебе так будет спокойней — загляни в мои воспоминания и сам посмотри. Я не буду тебе препятствовать. Моё сознание для тебя будет открыто.

Демон приблизился и, ничего не отвечая, коснулся моей головы своими демоническими лапами. Резкая вспышка озарила моё сознание. Туман воспоминаний накрыл меня с головой, забирая с собой демона. Картинка за картинкой — мы наблюдали за жизнь Похоти вперемешку с другими, чью магию я поглотил вместе с душой.

Среди этого хаоса было трудно найти то, что нам нужно, но благодаря усилиям и концентрации мне удалось найти фрагмент воспоминания, где Похоть стала Бризи. Будучи грифоном, она покинула государство, оставив после себя предупреждение королю: «Если кому-либо удастся выйти из храма, то в небе вы увидите столб света. Тогда вся армия грифонов должна собраться и убить этих безумцев». После этого она отправилась в пустыню, где и повстречала этих самых Бризи. Тогда Похоть уже становилась слабой, и с каждым днём её сосуд умирал. Ей нужно было как можно скорее найти новый, либо снова пришлось бы повстречаться с братьями и сёстрами. И вот эти самые маленькие существа оказались весьма кстати. Поймав одного, она рискнула вселиться в него, не подобрав для себя подходящий сосуд. Ритуал всё равно прошел успешно, но с большими проторями: она потеряла большую часть сил, что после вернулись в храм. Получив новый сосуд, Похоть смешалась в толпе, оставаясь незамеченной. Мы увидели, как она вошла в расщелину, и после фрагмент обрывается, возвращая нас обратно.

После такого приключения по воспоминаниям у меня в голове всё перемешалась. Было такое ощущение, что меня контузило причём нехило так. Но по сравнению со мной Гневу было ещё хуже: демон не знал, что после пребывания у меня в голове отдача окажется несоразмерной. Ему снова пришлось корчиться от боли, держась за голову. Боль заставляла демона крушить и ломать всё на своём пути, пока через пять минут он не упал на землю и не растворился, возвращаясь обратно в кристалл.

Уже второй раз мой демон уходит в кристалл после откатов силы. Что-то странное происходит с ним, и мне это не нравится. Если в решающей битве он подведёт меня, то боюсь представить, как это может обернуться для меня в будущем. Постепенно слух стал возвращаться, а мир восстанавливался. Контузия постепенно уходила, давая мне прийти в себя. Не успел я встать и подойти к озеру, чтобы взглянуть, как там Неса, вода в нём стала крутиться как при водовороте. С каждым моим приближением из него вверх подымался поток воды наподобие смерча. Он кружился, подымаясь всё выше и выше, пока не стал расширяться и забирать всю воду, что была в озере. Вдруг, откуда ни возьмись, в хаотическом порядке стали мелькать молнии. Эта сцена так заворожила меня, что я даже не стал обращать внимание на опасность в виде ударов молний и самой воды лунного колодца, которая могла меня постичь.

Весь процесс со спецэффектами прошёл мгновенно. Вода, державшую форму воронки в воздухе, рассыпалась, выпуская из своих тисков Несу. Грех Жадности больше не была той обычной лисой, которую мы привыкли видеть. После трансформации в лунном колодце её внешний вид изменился.

Неса стала на полметра выше. Её шкурка поменяла окрас: светло-серая окраска густого короткого меха на боках и спине приобрела ярко-выраженный рыжий оттенок с красно-охристыми подпалинами. Горло и живот лисицы отличались более светлым оттенком. Появились чёрные отметины, располагающиеся по обе стороны чувствительного носа, и тёмный кончик хвоста. Шесть колец так и висели на левом ухе. Но это было ещё не всё: за её спиной красовались два крыла в виде лунного света. На них не было перьев или чего-то другого, напоминающего это; даже перепонки отсутствовали. Эти два крыла были сделаны из чистой энергии самой луны. Неса, открыв глаза, устремила взгляд на меня. Она давила меня взглядом. Если мы продолжим играть в гляделки, то я проиграю. Но тут что-то щёлкнуло, и вернулась та наигранность демонессы. Она захлопала глазами.

— Лайтан, что тут происходит? Как я тут оказалась? — возмутилась она, вися в воздухе.

— Честно, не знаю, — просто и непринуждённо ответил ей я.


Путь по пустыне оказался не так уж и тяжёл. После трансформации Несе больше не требовалось есть мясо волшебных животных. Теперь она каким-то невероятным образом питалась магией, которая нас окружала. Но и мясо никто не отменял.

Путь до оазиса занял пару дней; уже на следующий день Гнев присоединился к нам. Настроение его было удовлетворительное, но ни словечка в свой адрес я не услышал: всё его внимание было устремлено на Жадность.

— Лайтан, ты мне так и не рассказал, что со мной произошло. Почему я стала такой? — продемонстрировав свои крылья, спросила демонесса.

— Лучше не спрашивай. Я сам плохо понимаю эту ситуацию. Могу сказать лишь одно: Лунный колодец одарил тебя своим вниманием, а это многое может значить, так что гордись этим. Ты сможешь утереть нос Гордости и Зависти. Наверное.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Как вы меня задолбали! Я же сказал: не знаю! Лишь сделал предположение и всё. Если нужны ответы — возвращайся обратно и сам спроси у озера. Хватит ко мне приставать с этими вопросами.

— Ты привёл нас туда, затащил Несу в озеро, после чего Лунный колодец поглотил и изменил её до неузнаваемости, после чего мы сейчас спокойно идём за Похотью, делая вид, что ничего не произошло. Я ничего не упустил? — демон атаковал меня, прижав к углу воображаемого ринга. Остановившись, я повернулся к дуэту.

 — Вы хотите услышать правду? Хорошо, вы получите её. После побега я пробирался через эти проклятые горы. Другого выбора у меня не было: иллюзия исчезла, а границы были полностью закрыты. Оставалось лишь один путь — через горы. Без отдыха и привалов, я тащил на себе вашу тушку, о ваше высочество, — последнее предложение было адресовано греху Жадности, — пока некоторые сидели в камне и не хотели выходить, — это было обращено к Гневу. — Вы понимаете, каково было мне после этого храма, гор, снежной пустыни и грёбаного леса? Хотелось лишь найти тихое место и отдохнуть. Плюс ты уже несколько дней не приходила в себя. Я посчитал, что самым лучшим местом будет Лунный колодец. В последний раз, когда я там был, Лунный колодец мне очень сильно помог, восстановив силы, а по твоему внешнему виду мне казалось, что у тебя осталось совсем мало времени. Чтобы помочь, я и решил уложить тебя в воду. Но я даже не рассчитывал на такое, когда тебя поглотил колодец…

Дуэт внимательно выслушивал мои оправдания, после чего Неса остановила меня, выставив лапу.

— Всё, хватит. Мы тебя услышали. Ты прав: я зря на тебя напала. Если бы ты этого не сделал, не знаю, сколько пришлось бы ещё проторчать в этой коме. Твои действия позволили мне вернуться, конечно, с побочными эффектами, но с этим можно смириться.

— Но Жадность, это… — возмутился демон.

— Хватит, Гневушка. Я тут, цела и здорова. Ничего страшного, что у меня другой вид. Главное, что я осталась самой собой и могу быть рядом с тобой, — она лапкой прикоснулась губ своего брата и чмокнула его в щеку.

— Тогда замяли эту тему. Нам осталось совсем немного. Это место я уже узнаю по воспоминаниям, — развернувшись, я продолжил идти. Гнев возмутился, но ничего не стал говорить — лишь закатил глаза, пропуская вперёд свою сестру.


Ничего не предвещало беды, но она сама нашла нас и решила немного с нами поиграть. Мы расслабились и потеряли бдительность, и нас по-тихому стали окружать. Первым это заметил Гнев, когда из-под земли вырвался рахни песочного цвета. Визжа во всю глотку, за ним стали выходить и остальные. Поняв, что мы окружены, Неса хотела уже начать бойню, но я её остановил.

— Стой! Только попробуй тронуть кого-либо. Тогда нам не поздоровиться.

— О чём ты говоришь? Эти твари окружили нас. Их нужно уничтожить, пока они нас не убили, — встав в боевую стойку, лиса приготовилась нападать.

— Я сказал «нет»! — мой голос эхом распространился по пустыне. Неса резко утихомирилась, сев на жопу ровно.

— «Нет» значит «нет». Тогда сам выкручивайся, — обиженно пробубнила она, надув щёки. Я не стал обращать на неё внимания. Ничего страшного: пару раз брошу её об камень — повеселеет. А сейчас нам как можно скорее нужно спровадить этих паукообразных тварей. Я приблизился к самому большому из них. Сначала паук насторожился, но через секунду проявил любопытство ко мне. Нечасто увидишь, как к тебе подходит незнакомец, при этом спокойный, как удав. Ни страха, ни сомнения в голове.

— Ты понимаешь меня? — арахнид щёлкнул своей пастью, после чего прерывисто стал издавать странные звуки.

— И-и-игри, — этого ответа мне хватило.

— Я друг вашей матери Раханды, — услышав имя, рахни зашумели всем скопом.

— И-и-игри-ри-ри…

— Я не хочу причинить вам вред. Нам нужен лишь оазис, не более.

— Игри? Гри-гри-ри.

— Ты знаешь, где находиться оазис? — он кивнул, указывая в другую сторону.

— Гри-ги-ги! — рахни быстрым шагом пошёл в сторону, при этом маня меня за собой.

— Ты хочешь, чтобы мы пошли за тобой?

— Игри! — воскликнул он, подтверждая мою догадку.

— Алекс, как всё это понимать? — демон приблизился ко мне.

— Так и понимай. Эти насекомые помогут нам. В прошлом их мать Раханда была проклята лже-богиней леса. Мне по чистой случайности удалось как-то спасти её. Теперь её выводок обитает тут. Как ты мог заметить, они теперь наши союзники и хотят помочь, так что будь так любезен и попридержи свою ярость в узде, не делай ничего беспечного. А то они народ очень нервный. Если учуют опасность, потом пиши-пропало: сюда нагрянет целый рой рахни.

Прогулка по пустыне с гостями прошла быстрее, чем без них. Следуя за ними, мы не успели очухаться, как уже стояли перед оазисом. Самый большой из группы паукообразный рахни подошёл ко мне.

— Игри-ри-ри-иг.

— Спасибо, что проводил нас к оазису. Ты очень сильно нам помог. Передай королеве мои признательность и благодарность.

— Ты можешь сделать это сам, — раздался чей-то голос из самого оазиса.

Насторожившись, мне пришлось напрячь своё зрение, и я увидел выходящую из зарослей Раханду со своим выводком. Королева рахни изменилась: стала выше, её тело было покрыто толстым хитиновым панцирем, ноги стали длиннее и опаснее, ведь на их поверхности находились шипы. Но на самом туловище вместо старых, как у богомола, клешней, уже имелась пара рук. От тела пони, которое я когда-то видел, ничего не осталось. Теперь передо мной стояла настоящая королева рахни, отбросив все черты и жизнь пони назад.

— Раханда, тебя не узнать! Ты так изменилась, что не знаю, что делать: бежать и бояться или, наоборот, обнять.

— Я бы предпочла второй вариант. Но, увы, первый будет в самый раз.

— О чём ты?

— Прости, Лайтан, дорожу нашей с тобой дружбой, но своими детьми дорожу ещё сильнее. Я не могу позволить им тут голодать. Мне предложили место, где я могу со своим потомством не знать голода и смерти, а взамен я должна найти тебя и принести в Эквестрию мёртвым или живым. Прости, но моё потомство важнее, — она вытянула руку вперёд, приказывая своим рахни напасть на нас.

Этот жест предательства убил во мне последние крохи веры в дружбу. Я только начал снова кому-то доверять, хотел уже меняться, но, увы, мир жесток, он не даёт шанса на перемены. Выжженная земля, где больше нет шанса на то, что там появится новая жизнь. Но проходит время, и самый упорный стебелёк вырывается на поверхность, чтобы вдохнуть воздуха. Его цель — вернуть жизнь на эту мёртвую землю, возродить её. Стебельку это удаётся, он уже вырастает до нужных размеров, чтобы дать жизнь другим, но тут происходит форс-мажор: не дав стебельку и шанса, природа нагло убивает его, разрушая надежды, уничтожая последний шанс на выживание и изменения.

Рахни, стоящий передо мной, приготовился прыгнуть, но резко замешкался и стал уходить назад. Раханда заметила, что её потомство остановилась. Не понимая, что произошло, она увидела причину во мне. Тёмная аура ужаса, подобно демону во плоти, стала подыматься ввысь. Я приподнял голову и остановил взгляд на ближайшем рахни. Он дрожал как осиновый лист на ветру. Пятясь назад, паук замешкался, и мой удар быстро убил его.

— Гнев… — произнёс я имя демона; голос мой был холоден и мрачен. Демон смертельного греха приблизился.

— Да, Алекс?

— Забудь мои слова. Этот мир больше не нуждается в спасении. Я убедился в одном: даже самые близкие могут предать тебя, вонзив в спину нож, — тёмная аура закружилась вокруг меня. Мои мысли смешались. Демон, стоящий рядом со мной, ухмыльнулся и приготовился. Я более не мог контролировать свои действия, отдавшись тьме в своей душе. — Тьма, что темнее черноты и самой безумной ночи! О меч холодной тёмной пустоты, я призываю тебя, я предаюсь тебе! Стань един с моим телом, и пусть наша с тобой сила уничтожит их!

Демон вселился в меня, и вихрь тьмы обволок нас. Мгновение, и тело демона было под моим контролем. Снова это чувство… Я был един с демоном: всё, что было его, теперь моё, что было моё — теперь его. На теле демона появились шлейфы магии, помогающие контролировать невообразимую силу. Такую мощь и тело я уже контролировал, когда сражался с Селестией и Фирваином. Вот и снова из-за чувств, не выдержав боли предательства, демон внутри меня решил использовать эту силу.

Самые умные рахни большим скопом стали отступать, понимая, что это не их битва. Можно сказать, что в них сыграл инстинкт самосохранения. Но были и те, у кого вообще они отсутствовали. В их ряды входили самые молодые вместе со своей матерью, Рахандой. Она шипела, орала как могла и грозила, что уничтожит каждого мучительной смертью. Никто не слушал её: у всех было лишь одно желание — выжить. Лишь самые молодые стояли рядом с ней.

Я сжал ладонь в кулак; тьма щедро наградила меня, дав в руку хлыст боли. Хлыст неуправляемо бился по земле, приняв форму черной молнии. Не став дожидаться, пока рой убежит, я закрутил над своей головой хлыст. С каждым оборотом он удлинялся, охватывая собой всё большую территорию. Раханда с момента, когда хлыст взмыл над моей головой, умолкла и поняла всю ситуацию, в которой она оказалась. Первым действием она выпустила в меня паутину, надеясь таким образом меня остановить, но как только паутина достигла меня, то сразу развеялась в пепел. Жар, источаемый от орудия, бил по земле, оставляя после себя чёрные марева песка.

Королева, в панике покачивая в разные стороны головой, рванула прочь, подминая под себя свой рой и убивая его. Хлыст достиг своего предела. Вытянувшись до возможного предела, он покрыл территорию, которую рахни ещё не успели покинуть. Тут я отпустил руку вниз, и началась жатва. Хлыст одним ударом смёл большую часть, превративши их в пепел. С каждым взмахом под ударами умирали и гибли сотни жизней. Раханда чудом спасалась, подставляя под удар своих детей и используя их как живой щит.

Вместо боя, на который рассчитывала паучица, получилась мясорубка, которая переросла в геноцид. В таком темпе она и весь её рой будет уничтожен. Через пять минут всё было кончено: паукообразные твари превращены в пепел. Лишь Раханда со сломанными ногами ползла прочь. Неса в это время стояла в сторонке и наблюдала за всем этим ужасом.

Хлыст исчез; теперь вместо привычного пустынного песка был пепел, а оазис полностью изувечен до неузнаваемости, и лишь скала осталось целой. Я ничуть не колебался — приблизился к этой твари, что отчаянно боролась за свою жизнь. Приблизившись, я схватил её за горло и приподнял.

— Ты могла избежать всего этого, если бы осталась на моей стороне. Но нет, ты решила погубить свой рой, предав меня. Запомни напоследок: это не я погубил твой рой, это сделала ты сама, — она в отчаянии стала пытаться вырваться, трепыхалась из последних сил, но ничего не выходило. Мне оставалось лишь одним нажатием сломать ей шею и покончить всё это. Хруст, и тело Раханды повисло без движения. Когда я откинул её в сторону, ко мне подошла Неса.

— Алекс, оно того стоило? — спросила меня лисица, будто я в этом виноват.

— Не знаю, но это было её решением.

Я отправился к скале оазиса, где меня встретила Бризи.

— Всё-таки вы меня нашли, брат Гнев и сестра Жадность. Но прежде чем я пойду с вами, пообещайте не трогать Бризи. Они — народ маленький, мирный.

— Мне нужна лишь ты и больше никто, — коротко ответил я ей. Она восприняла это как обещание, что я не трону их.

— Я не трону их, — сообщила Жадность.

— Хорошо, очень хорошо. Тогда давайте закончим это как можно скорее. Мне надоел этот мир и эта жизнь, — грех Похоти подлетела ко мне и села на плечо. — Гнев, мне очень жаль…

Яркая вспышка, и перед нами образовался портал. Войдя туда, мы покинули этот мир, возвратившись в подземный.