Когда сбываются чужие мечты.

Жизнь других хранителей гармонии и порядка очень редко поддается огласки.Райджист- бывший стражник, принужденный вернуться к старой работе, встречает друга, который обещает ему легкий заработок. Но Райджист начинает догадываться о возможной халатности и беззаботности высшего руководства.

Розовые носочки

В далекой и волшебной стране Антроквестрия живут необычные существа: антропоморфные эквестрийские пони. Они такие же, как и мы ровно в такой же степени, как и эквестрийские пони. Об одной из них я вам расскажу из первых глаз.

ОС - пони Человеки

Волшебный аликорн алмазного города грёз.

Спайк употребляет. Теперь не один и в больших масштабах.

Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк Принцесса Селестия

Хрупкое сердце

Короткая история об ожидании, жареном сене и о том, как опасны молчание и одиночество для сердца. Действие происходит на заднем плане в серии «Время с Твайлайт» (S4E15)

Пинки Пай ОС - пони

Ночь с мамой

Зарисовочка на тему ночной прогулки Слоу с мамой и ничего больше. Смысла нет, даже не ищите его тут, как и какой-бы то ни было морали. Просто текст:)

Fallout: EQUESTRIA:Recording by Zeril

Я - Зерил и я хочу Вам поведать про свои приключения по Эквестрийской Пустоши.

Другие пони ОС - пони

Winter Wrap Up

Небольшая зарисовка об Ежегодной Уборке снега.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

На глазок

Тирек вернулся, и в этот раз ничто не смогло остановить его. Элементы гармонии повержены, Дерево Гармонии выкорчевано, заклинания оказались бесполезным. Лишь вопрос времени, когда он найдет аликорнов и все будет потеряно. Никто не был готов к тому, что произошло дальше.

Человеки Флари Харт Тирек

Одно пропавшее письмо

Что будет, если письмо, которого ты с таким нетерпением ждёшь, потеряется в грозу? Что будет, если ты так и не узнаешь ответ на самый главный вопрос? Что делать, когда ожидание сводит с ума? Ждать. И надеяться, что потерянное письмо найдёт адресата.

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай Зекора Спитфайр Лайтнин Даст

На исходе ночи

Каждый день сестры поднимают и опускают светила, чтобы пони радовались светлому дню и спали глубокой ночью. Для Селестии это стало ее жизненной обязанностью. Но для Луны каждый закат и рассвет - это что-то новое.

Принцесса Луна

Автор рисунка: Noben
Глава 51 — Грёзы прошлого Глава 53 — Старые друзья

Глава 52 — Пан или пропал

— Лайтан, напомни-ка свой план. Тихо проникнуть в город, найти следы греха. После проникнуть в это место, не засветившись. Я правильно растолковала?! А теперь у меня вопрос: что здесь, у храма, делает вся армия города? Плюс с предводителем в придачу! — злобно прошипела лиса, выглядывая из-за капюшона.

— Мне откуда знать? Не я их сюда привел, — не убирая своего взгляда, я наблюдал за толпой грифонов. Тут заметил, как ряды солдат разошлись в стороны, пропуская делового вида грифона. Весь такой расфуфыренный, важный, так сказать, аристократ от кончика клюва до хвоста. Чёрное оперение охватывало голову и доходило до лап, а остальная часть тела была белой. На этом грифоне ничего не было, кроме дорогого шелка. На голове имелась красивая шляпа, украшенная павлиньими перьями.

— Слушай меня внимательно… — обратился я к Несе.

Между армией грифонов и нами около восьми сотен метров. Вы себе представить не можете, как он медленно и нудно, приподняв голову, шёл к нам. Весь его путь занял пятнадцать минут. За это время я уже продумал пять планов по уничтожению этого грифона. Но когда он уже приблизился, то так противно посмотрел на нас, будто увидел перед собой навоз, и, падла, достал платок и прикрыл свой клюв, будто услышал мою мысль и превратил в реальность. Этот жест меня взбесил — хотелось плюнуть на всё и порвать его на куски, даже позабыв, что за ним целая армия. Острый тычок в бок от моего соседа заставил отвлечься.

— Не дури, нам не справиться с ними…

— Кто вы такие? Зачем проникли в священный храм нашей богини Эланы?! Вы знаете, что того, кто туда попадёт, ждёт кара целой армии? — голосок этого грифона заставил прижать уши. Такой гнусавый и с хрипотцой, что даже душераздирающий вой демиурга, который я недавно слышал, казался мелодией.

Если я буду молчать, то лишь ухудшу наше и так шаткое положение. Неса полностью права: нам не справиться с этой армией. А выброс так ещё и неактивен. Остаётся лишь пойти по моему плану: попытаться уйти отсюда с миром.

— Вы что, немые?! Сейчас пара солдат подойдёт сюда и научит, как правильно разговаривать! Эй!.. — поворачиваясь к армии, грифон стал подзывать к себе подмогу. Тут пришлось брякнуть первую попавшую в мозг мысль.

— Мы археологи. Древняя организация, которая изучает древние реликвии и храмы. Нас в этом мире осталось очень мало. Мы стараемся не светиться в людных местах и как можно быстрее обнаруживать непонятные и затерянные явления, которые могут навредить невинным. В этом храме был обнаружен смертельный туман, из-за которого умирали невинные жертвы. Он сводил их с ума, заставляя погрузиться в свои мысли. Я и двое моих спутников зашли туда, чтобы понять природу этого тумана и как можно быстрее избавиться от него, не давая ему распространяться дальше. Но, как вы могли заметить, нас осталось двое: один из наших был жестоко поглощён этим феноменом. Эта жертва была не напрасна: теперь храм безопасен, и вы можете войти в его чертоги и увидеть красоты, — я выдал целую тираду, не давая грифону вставить лишнего вопроса, из-за которого я мог бы запутаться.

Вначале аристократ впал в ступор, тупо хлопая ресницами, но через пять секунд вышел из себя. — Как вы смели входить в храм нашей богини? Вы… вы… вы!.. — заикаясь и не зная, что ответить, стал орать на нас грифон. — Это богохульство! Вас за это не то что истерзать, даже убить будет мало! Вы осквернили храм своим нахождением там!

— Позвольте узнать, по какому праву туда закрыт вход? Что-то я не видел, чтобы тут находилась стража или записка, что «Вход запрещён». Не перебивайте меня! Вы спрашиваете, как мы посмели? Да по праву древнего ордена, который защищает вас и этот мир! Мы жертвуем собою ради вас всех, раз за разом проникая в опасные места, где могут находится древние артефакты и сила, которая может уничтожить целую страну или даже нацию! И вместо того, чтобы услышать хотя бы слова благодарности, я вижу армию с предводителем и надутого индюка, который указывает мне, кто я такой и что наделал! А вы знали, что через пару месяцев будет парад планет, которые раз в сто лет собираются в ряд, и из-за него большая часть магии в мире сходит с ума. Если бы наш орден не вмешался, то вся ваша страна оказалась под властью тумана! Даже ваши крылья не помогли бы вам спрятаться в небе от него. Мы уже пробовали, и ни к чему хорошему это не привело, лишь перелом и свихнувшийся напарник. И после этого всего вы считаете нас богохульниками. Боюсь представить, что сотворит гильд-мастер, когда узнает об этом! — я напал на грифона, убирая почву у него из-под ног и не давая ни шанса ответить мне. Врал я так убедительно, что и сам стал верить в существование этого псевдо-ордена. Настолько я был взбудоражен и увлечён в этом театре, что мои слова дошли до первых рядов грифонов. Они стали перешёптываться между собой и передавать информацию дальше. Заметив это, я не стал ослаблять свой натиск.

— Кто тут самый главный? Я не собираюсь отчитываться перед тем, кто вообще не смыслит в археологии! — грифон уже побледнел, не зная, что и делать в этой ситуации. — Хватит смотреть на меня. Я не статуя, чтобы меня подолгу осматривать! У меня ещё пять храмов на этой неделе. Если я не успею их обследовать за отведённое время, те жертвы, что попадут в опасность в храмах, будут на вашей совести! — я не ослаблял хватку и продолжал морально давить. Всё, пациент промаринован и готов ко всему, чтобы только не трогать меня. Он повернулся в сторону и приглашающим жестом указал в сторону своего покровителя.

— П…п…п… прошу за… мной… — заикаясь, грифон быстрой походкой рванул к своему лидеру. Я тоже не заставил себя ждать: тяжелой поступью шагая по земле, стал источать темную ауру. Аристократ уже оторвался от нас на приличное расстояние и был у лидера. Он силой держал себя в когтях, пытаясь объяснить возникшую ситуацию. С каждым шагом я приближался к армии; все завороженно смотрели на меня. Большая часть видела мою ауру, и по их виду было видно, что страх уже сковал их. Эту ауру могли видеть лишь те, кто пристально смаривался в меня. А вот самые стойкие, что стояли поодаль своего монарха, даже ничуть не испугались — лишь враждебно наблюдали и ждали, когда их командир отдаст приказ напасть на меня.

Конечно, я очень сильно рискую, приближаясь к ним, но другого выбора нету: я уже сделал шаг вперёд, рассказав небылицу о тайном ордене. Этот аристократишка поверил мне. Это конечно мало и слабо, но утешает. Остаётся самое главное — попытаться убедить этой историей правителя этой страны. По пути к храму Неса упомянула имя этого правителя — Король Орландии Мэтью Второй. Приблизившись, мне удалось его разглядеть.

Размером он был в полтора раза больше, чем его сородичи. Он был чисто насыщенного жёлто-коричневого цвета. Клюв вытянутый, не такой, как у остальных, на конце немного крючковатый и тёмно-серый. Глаза его желтого цвета, как у ястреба: хищные и пугающие, однако при этом взгляд мудрого правителя, но жёсткого лидера. Множество ювелирных изделий висело на его теле. Каждый когтистый палец обрамляло дорогое кольцо. При этом его тело было закрыто мощными доспехами, вид которых мог заворожить даже меня.

Личная гвардия короля обошла меня, закрывая путь к отступлению. Приходилось держаться и сохранять гневный вид. Если дам слабину или отвлекусь хоть на миг, то враг заметит это и вцепится в горло, а нам этого не нужно.

— Мой доверенный парламентёр говорит, что вы из тайного ордена археологов, которые якобы сохраняют мир от древних и забытых храмов. Мне очень трудно в это поверить. У меня есть два предположения: вы либо охотники за сокровищами, что грабят старые храмы, дабы разжиться за счёт нашей истории и культуры, либо преступники, что решили спрятаться в храме. В этом случае я без промедления убью вас. Либо вы те самые из пророчества Жрицы, которые должны когда-то прийти, те, кто сможет войти в храм, после чего выйти из него в целости и сохранности, и тогда по её приказу должна собраться вся армия и убить этих пришельцев. Так кто вы? — спокойным голосом произнёс он, пристально всматриваясь в нас.

— Кто? Я уже неоднократно говорил: мы — члены ордена археологов. Нас по просьбе жителей этого города прислал сюда гильд-мастер. Каждый год тут погибает от десяти до двадцати детей. Виной всему сказка, которую им перед сном читают родители. В ней говорится, что когда-то этот храм принадлежал хранительнице, имя ей Жрица. После долгого времени она пропала, оставив после себя проклятие. На этом можно было и закончить рассказ, но кому-то этого не захотелось, и он продолжил травить байки, говоря, что там есть много золота и древний артефакт. Другие вообще говорили, чтобы стать воином, нужно пройти испытание через этот храм. Теперь смотрите, что получается: я обнаруживаю множество скелетов, причем большинство из них — детские.

Король ни разу не перебил меня, лишь периодически кивал. Закончив говорить, он посмотрел на своего парламентёра. — Он говорит правду?

Увидев взгляд своего лидера, аристократ побелел от страха. Даже простого взгляда короля хватало, чтобы подчинённые покрывались холодным потом. Дрожащим голосом грифон попытался что-то ответить, но, смотря то на меня, излучавшего кошмарную ауру, то на своего монарха, у него сдали нервы, а организм не справился с таким давлением. Грифон резко потерял сознание, захлёбываясь пеной изо рта.

Король лишь фыркнул, убеждаясь в том, что увидел. — Клык! — произнёс он, подзывая к себе подчинённого.

— Да, мой король, — подлетел к нему воин в белой броне.

— Взять Ларса под стражу, запереть в кандалы и закрыть в клетке. Его судьбу мы решим завтра утром. Послать дюжину солдат в храм, всё изучить и схоронить кости наших братьев и сестёр.

— Будет исполнено, — произнёс он, подхватывая тело аристократа и унося его в толпу армии.

— А что касается вас двоих… Я приглашаю вас в мой замок.

— Очень великодушно с вашей стороны, но мы откажемся: нам нужно вернуться в орден и отчитаться перед мастером. Если мы этого не сделаем как можно скорее, нас могут посчитать погибшими. Прошу прощения, Король Орландии Мэтью Второй. В другой раз, когда мы окажемся тут не на задании, то примем ваше приглашение.

— Очень жаль. Тогда более не буду вас останавливать. Ступайте.

Я лишь поклонился, после чего, обойдя стороной пьедестал, солдаты уступили мне дорогу, расходясь по сторонам. Причём они делали это очень шустро и толкали соседа, делая проход более широким. Наверняка они видели мою ауру и боялись. Пробираясь через эту толпу, мы вышли в открытое место, после чего Неса уже тяжело дышала, будучи без сил. Я прекрасно понимал её: вся нагрузка на эту аферу легла на её шею. Поддерживать иллюзию обмана, причём для всех находящихся поблизости, не так уж и легко.

Но это того стоило. Мы вырвались из этой передряги только благодаря нашей силе и смекалке. Я не стал больше ждать. Подхватив и удобно расположив на спине Несу, я что было сил рванул подальше отсюда, в чащу леса, что находилась неподалёку.


Последующие два дня мне пришлось действовать одному, неся на своем горбу Несу. Лиса очень сильно истощила себя — ей требовался отдых. Гнев также не отвечал на мои призывы, оставаясь в камне. Туман, созданный грехом Похоти, раскрыл всю сущность, скрывавшуюся в них. Теперь мне нужно быть предельно аккуратным с ними, ведь неизвестно, что будет дальше, после конца этого путешествия.

Пришлось сразу же отмести мысль о возвращении обратно в Эквестрию по железным путям. Вариант оставался лишь один — бескрайние горы, в которых обитают разновидные твари. Дальше рассказывать нечего, путь мой длился неделю. Пробираться без отдыха по крутым склонам, таща на себе ещё не оклемавшуюся Несу, — ещё та работёнка. Но у каждого начала имелся и конец. Вот и мой путь подошёл к концу. Я, конечно, понимаю: Неса проделала самую тяжелую работу, заставив каждого, кто был в радиусе пятидесяти метров, поверить моим словам, но не может такого быть, чтобы эта лиса так истощила себя.

Даже когда я покинул горный массив, оставив после себя немало трупов флоры и фауны в этом месте, Неса так и не проснулась, оставаясь неподвижной. Это меня очень сильно беспокоило. Если в ближайшее время она не очнётся, то мне будет труднее найти этих магических созданий. Ещё её женишок забастовку устроил мне. Гад! Сколько не пытался его позвать — ни в какую. Забился в кристалл и сидит там, хернёй мается, пока я его любовь таскаю на себе и не позволяю кому-либо ей навредить. Но нервы мои не безграничные, а чаша терпения скоро будет заполнена. Когда это произойдет, ему придётся отвечать за всё. Но я пока милостив: увидев, что происходит в их головах, я решил переосмыслить жизнь и отношение к ним.

Холодную равнину мне пришлось снова преодолевать в одиночку, при этом до основания укутав Жадность плащами. Её тело колело от холода, и позволить ей умереть в таком состоянии почему-то не хотелось. Я, конечно, понимал, что она бессмертна, но кто её знает, что будет с ней сейчас. Если она подохнет от холода, то не видать мне помощи от грехов и возвращения домой. Выход лишь один — как можно скорее покинуть эту долину холода и вернуться в вечно-дикий лес.

Пару дней потребовалось, чтобы выйти из этой зоны холода и добраться, наконец, до тёплого места. Лес принял меня с распростёртыми объятьями, будто специально поджидал, пока я вернусь после долгого пути. Прежде чем я отправлюсь к месту, где находится Похоть, нужно восстановить силы, плюс Несу нужно откормить, а то совсем исхудала — вот уже рёбра торчат. Первым на ум пришло место, где тихо и спокойно — лунный колодец. Место, где бездонное сосредоточение силы. Вот там мне будет гораздо спокойнее.


— Наконец-то я нашел тебя, Лунный колодец, — произнёс я, подходя к озеру.

Я сбросил с себя Несу, вытащил её из плащей, после чего аккуратно потащил в воду. Вода, как мне помнилось, не принимала злых сущностей, а, наоборот, вредила, заставляя мучиться в агонии. Вместо того, чтобы навредить Жадности, озеро схватило её тело и силой потащило под воду. Я рывком поспешил за ней, войдя копытами в воду, но сразу получил жгучую боль, что заставило меня вернуться обратно на берег.

— Чёрт!.. — фыркнул я в сторону озера. Теперь Лунный колодец считает меня врагом. Ещё этого мне не хватало для полного счастья! И тут на закуску незвано вышел Гнев, покинув моё тело.

— Что ты натворил?! — злобно прорычал он, хватая меня за шерсть в районе груди. Теперь я понимаю, что такое содрать кожу живьём. Скажу честно: боль была не то что бы адской, неприятной. Когда он схватил меня, я механически лягнул задними ногами, отрываясь от него.

— Успокойся, демон! — выкрикнул я демоническим голосом. От этого всё место потемнело. Всё, что когда-то стрекотало, шумело, квакало и так далее, затихло мёртвой тишиной. Чёрная аура запылала в глазах, заставляя демона остепениться.

— Я убью тебя… — процедил сквозь зубы Гневар.

— Она жива, и не нужно передо мной показывать, какой ты крутой.

— Откуда тебе известно, ты, жалкий червь?

— Ещё раз оскорбишь меня — пощады можешь не ждать. Лунный колодец принимает лишь тех, кто чист душой. Неса каким-то образом приобрела такое состояние, и озеро посчитало, что она достойна излечиться в её недрах. Если не веришь — коснись воды и почувствуй её силу, — Гнев с ненавистью зыркнул на меня. Приблизившись к воде, он её тронул пальцем и получил невыносимую боль по всему телу. — Теперь понимаешь? Если бы Неса при первом же погружении корчилась от боли, я бы вытащил её оттуда. Но озеро само схватило её и забрало. Нам остаётся лишь ждать, когда Лунный колодец вернёт её.

Две минуты демон Гнев кривился от боли, но когда она отступила, он приблизился ко мне. Просить прощения или что-то в этом роде он не собирался, а сразу перешёл к делу.

— Ты выяснил, где находится Похоть?

— Да, она находится в магическом месте, куда попасть очень непросто. Нужно снова отправляться, только теперь в пустыню. Где-то там находится оазис, в котором есть расщелина в скале. В самой расщелине скрыт портал, который скрывает маленький народец, прозвавший себя Бризи.