Сказка об Империи

Это истории про то, как пони пытались построить Царство Единого на земле. Альтернативная концовка рассказа "Сказка о том, как умирают города-государства".

ОС - пони

Fallout : New Canterlot

Война. Прошлые поколения Эквестрии не знали даже значения этого слова. Но сейчас всё изменилось. Магическая радиация, разъедающая этот мир уже многие годы, снизилась до относительно безопасного уровня. Самые дальновидные смотрители убежишь - сумели ухватить момент и открыть тяжёлые двери для своих подопечных. В число таких убежищ входило одно укрытие под номером 30, в которое допускались лишь медицинские работники любых специальностей, рассчитанное на то, что когда мир снова станет безопасным для обитания – они обратят свои знания во благо и обучат будущее поколения своему ремеслу, но судьба распорядилась иначе. Во времена смотрителя Миколы Ред Харт убежище сделало огромный скачок вперёд, в области технологий, что создало потребность обучать подрастающее поколение не только медицине, но и науке. Убежище начало расцветать и расширяться, приобретая новые очертания, так не похожие на стандартную форму всех прочих. Второй переломный момент произошёл во времена не менее выдающегося смотрителя – Персеваля Блу Харт. Он первый осмелился направить экспедицию на поверхность, чтоб снять пробу с «нового мира». Экспедиция превзошла все ожидания. Период распада магической силы завершился, а её отложения, в последствии, смогли стать новой формой энергии, благодаря которой начал своё существование один из первых научно-медицинских центров на пустошах. Персеваль организовал строительство центра прямо над убежищем, при помощи роботов, функционирующих на продуктах распада магической радиации и в считанные годы все обитатели убежища смогли выйти из под земли, чтоб воочию насладиться своим новым домом. Так начала своё существование организация « Пурпурный Крест » а Персеваль стал её первым директором. Спустя два поколения пони – нынешний директор, имя которого не влечёт за собой ни капли смысловой нагрузки – объявил заведение закрытым от посторонних глаз. С его правления прошло уже 10 лет, «Пурпурный Крест» скатился до изготовления энергетического оружия и военной имплантологии, что не смогло не привлечь косые взгляды со стороны ещё одной организации – Братства Стали, которая не скрывала свою неприязнь к «Пурпурному Кресту». И вот, спустя год конфликта, в организации, считавшейся одной из сильнейших, прогремел взрыв, сметая всё величие великолепного сооружения с лица пустоши.Но это не конец нашей истории, а только её начало.

ОС - пони

Отвратительный Порядок!

Никогда еще Элементы Гармонии не могли предположить, что идеальный порядок может быть таким ужасным...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Лишь во тьме заметен свет [Черновик]

Как бы кроссовер со S.T.A.L.K.E.R. Далее аннотация: Время не стоит на месте, носители Элементов Гармонии состарились, а после и вовсе покинули этот мир, и на их смену должно прийти новое поколение. Но слишком долго не было хозяев у великих артефактов. Магия, сдерживающая дух хаоса ослабевала. Во избежание недавней катастрофы статую Дискорда спрятали в старый замок принцесс. Но там остались эманации Найтмер Мун, которым были пропитаны развалины. И, конечно же, Вечно Дикий Лес оставался самим собой. Три столь пагубные силы не могли не породить нечто четвёртое. Так родилась Зона Вечной Ночи, наполнена изменённой флорой и фауной и так не особо дружелюбного леса. Зона, породившая чудесные артефакты, уникальные растения и прочие супер-ингредиенты. Блага, даруемые Зоной, завладели умами мирных пони, и нашлось много тех, кто желал удовлетворить эту потребность за звонкую монету. Так появились Сталкеры пони другого мира, более не желанные в Эквестрии гости. Пони вечной войны. Но время шло, нашлись новые Элементы, которым необходимо окончательно запечатать сердце Зоны, обычные пони из солнечной Эквестрии. И им в проводники вменяется матёрый Сталкер, обязанный всеми силами оградить шестёрку героев от пагубного влияния Зоны, сохранить чистоту их благодетелей. Так начинается путешествия мирных туристов к центру самого опасного места во всей Эквестрии. Столкновение мира с войной. Так встречаются изгои и благополучные пони. Начинается сказка оборачивающаяся кошмаром и... хотелось, чтобы и наоборот тоже...

ОС - пони

Что с принцессой

Принцессой Селестией овладел странный недуг, и Твайлайт всеми силами пытается понять, в чём же дело.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Дискорд Стража Дворца

Назад, в Эквестрию!

Дискорд и принцесса Твайлайт Спаркл отправляются в параллельный мир для того, чтобы вернуть похищенную Флаттершай. Твайлайт теряет свою магическую мощь и становится очень зависимой от Дискорда, который изо всех сил борется со своей злодейской сущностью. Флаттершай помогает местным жителям решать их проблемы и с нетерпением ждет возвращения домой. Приключения, флафф, шиппинг и легкое напыление эротики.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Другие пони Дискорд Человеки

Падение во тьму

Рассказ о человеке, попавшем в Эквестрию в поисках более совершенного мира для жизни. Но Эквестрия может оказаться слишком совершенной для того, кем он является.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Человеки

Научи летать

Полёт бывает разный.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Аликорн во мне.

Земная пони нахоит в себе необычные способности, которых раньше не замечала.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл ОС - пони

Тайна Принцессы.

Не все хорошие пони на самом деле такие хорошие... У всех есть слабости и соблазн поддаться им может быть сильнее их самих и иметь разрушительные последствия...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

Автор рисунка: aJVL
Глава 2. Предвестники бури

Глава 1. Мой милый Понивиль

Пони с детства внушают, что быть не таким как все не только хорошо — это правильно. Все разные, такова норма жизни. Ты всегда найдёшь поддержку и одобрение как бы ни отличался от других. Но моя история не вписывается в этот шаблон и благодаря своей особенности я сижу где-то в Вечносвободном лесу. Что я тут делаю? Представьте себе жарю мясо. От одной этой фразы большинство пони скривится в отвращении. Так что может быть хорошего в необходимости убивать живых существ ради собственного пропитания? Ни-че-го. Кто угодно подтвердит.

Эта охота была до ужаса тяжёлой. Не привычный лес, вносивший хаос в отточеный до мелочей ритуал. В этот раз моей добычи должна была стать маленькая стая волков — альфы и три переярка. План был до безобразия прост: подкрасться к вожаку, выждать момент и убить. Затем немного побегать от его самки (нужно было оторваться от их переярков, с четырьмя я бы точно не справился), а затем устроить ей засаду и тоже убить. Трое их детишек особой угрозы не представляли. Выцепить по одному и никаких проблем. Отработанная схема, но сейчас всё пошло наперекосяк. Вожак каким-то чудом меня заметил и уже я попал на роль добычи. К счастью, посчитав меня простым пони псина была слишком неосмотрительной. Пол ночи я убил на то, чтобы свалить от остальных членов стаи. А уж один на один... Сдержаться и не сожрать всё сразу было труднее, чем убить волка. А теперь я жарил кусок своей добычи. Было очень холодно, мой тоненький костюм совершенно не помогал согреться, а сидеть рядом с костром не позволял инстинкт. Слишком уж заметным буду. По сторонам я, разумеется, не смотрел и к окрестным звукам не прислушивался. Простительная неосторожность, ведь я находился достаточно далеко от Понивиля и всех тропинок, чтобы не наткнуться на решившего прогуляться пони, но слишком близко для местные хищников. К тому же вся эта беготня изрядно меня утомила. Поэтому вопль какой-то кобылы стал для меня совершенной неожиданностью. Обернувшись на крик, я увидел отчаянно улепётывающую пегаску. Кажется, от страха она забыла, что умеет летать. И, если зрение меня не подводит, это была Флаттершай. Я незнаком с ней лично, но любой читающий газеты житель Эквестрии знает всю доблестную шестёрку. С трудом подавил желание броситься за ней. Солнце ещё не взошло, сидел я в тени, да ещё и капюшон накинул. Надеюсь, она не разглядела моё лицо. Очень не хочется опять переезжать. Раздосадованно рычу куда в пустоту. Ну вот мясо готово, можно перекусить и отправляться.

Путь не занял много времени и новенький дом встретил меня унынием серых стен и нераспокованных вещей. Второй этаж пустовал, а на первом беспорядочно стояла мебель – кровать, маленький диван, заваленное коробками кресло и жизненно необходимый, но пустой холодильник, всё ещё стоявший на кухне. Вечером я планирую его перенести в подвал, а пока скинул в него все что осталось от волка. Думаю псинки мне хватит дня на три. Завтра надо заняться покупкой обоев, мебели и наведением уюта. Если, конечно, не придётся опять переезжать. Ну вот что Флаттершай понадобилось ночью в лесу? Пускай до восхода оставалось всего пара часов, но обычным пони нечего делать в лесу под лунным светом! Восход добавил немного красок в моё серое жилище и чуть-чуть поднял настроение. Быстренько принять душ и можно отправляться на прогулку — производить положительное впечатление на жителей Понивиля и попытаться убедить Флаттершай, что копыта моего не было в Вечносвободном. Натягиваю свой костюм— старый, привычный, равномерно серый, чуть темнее моей шерсти, совсем без украшений и декоративных элементов, зато прочный, до сих пор выглядящий почти новым. Добавляю сверху пару таких же невзрачных сумок и вперёд.

Даже в этот ранний час в Понивиле вовсю кипела жизнь: шныряли по улицам сонные пони, открывались немногочисленные лавки, рыночные торговцы раскладывали свой товар на прилавках, а вот подкатила тележка полная яблок. Какая-то безумно аппетитная кобылка занялась продажей спелых фруктов. Подтянутая, в меру мускулистая земнопони так и лучилась выносливостью и здоровьем.
— Сахарок, у меня, конечно, лучшие яблоки в Эквестрии, но это не повод пускать на них слюни, — задорно смеётся кобылка. Изобразив смущение спешно вытираю морду. Интересно, как бы она отреагировала узнав, что причиной столь обильного слюноотделения были не какие-то фрукты, а она?
- Ты ведь недавно сюда переехала? Меня звать Эпплджек.
Да, выгляжу я немного женственно — не такой крупный, как обычные жеребцы (даже меньше некоторых кобыл), черты лица лишены типичной для моего пола массивности, да и худоба более свойственна кобылам. И за все это стоит сказать спасибо недоеданию. Тем не менее с кобылой меня путают нечасто. Пони излишне сильно трясёт моё копыто, но я продолжаю дружелюбно улыбаться (зубы, естественно, не показываю, хоть и приходится изрядно для этого напрягаться).
— Дилон. Меня зовут Дилон Сивас.
С голосом у меня все в порядке, да и имя такое, что с кобылой не перепутаешь.
— Оу, прости, я просто… — начинает извиняться Эпплджек. Пони всегда смущаются, когда путают твой пол, а чувство вины сильно помогает подружиться и отсекает все вопросы касательно имени, одежды и всего остального. Главное не переборщить — вина не самый крепкий фундамент для дружбы.
— Все в порядке, — улыбаюсь чуть шире и изображаю дружелюбие, — я не в обиде, меня довольно часто путают с кобылой.
Эпплджек явно успокоил мой ответ, но украдкой брошенный взгляд выдавал её как перемазанная в шоколоде морда выдаёт жеребёнка. Поняша меня боялась! Ну вот почему? Какого сена они меня боятся? Я же выгляжу совершенно безобидно, веду себя абсолютно дружелюбно, но поняши как-то чуют, что я хочу их сожрать. Мы довольно мило поболтали о яблоках, телегах, фермах, я рассказал Эпплджек о трудностях переезда и тонко так заметил, что приехал буквально пару минут назад, вот только сумки в дом закинул и сразу сюда. Фермерша дала мне несколько советов об обустройстве дома, предложила помощь и порекомендовала заглянуть к Рэрити. Думаю, что произвёл очень хорошее впечатление на Эпплджек. Настолько хорошее что эта земнопони почти перестала меня боятся, впихнула бесплатных яблок и небрежно отмахнулась от моего предложения заплатить. Тем не менее, это поспешное прощание больше походило на попытку побыстрее меня спровадить. Поблагодарив поняшу за яблоки, отправляюсь на базар закупать фрукты-овощи и общаться с торговцами. В основном за разговорами, хоть они дико меня бесили, растительность я покупал исключительно для отвода глаз.

Базар в Понивиле был на удивление тихим, тут даже торговались совсем не повышая голоса. Разумеется, все продавцы тут большие любители поговорить и именно общение они больше всего ценят в торговле. Мне выгоден такой подход. В основном из-за превосходных навыков общения, которые я отрабатывал годами практиками и десятками книг о психологии. Когда от репутации зависит твоя жизнь поневоле учишься находить общийй язык с другими пони. Главное улыбаться (только смотри, чтобы улыбка не переросла в оскал) и помни — нельзя есть пони. А вот и принцесса дружбы! Я наткнулся на неё в полдень, когда уже уходил с базара. Аликорны — первые в моём списке "чего бы я хотел съесть". Серьёзно, если рядом есть кто-то рогато-крылатый, то единственное о чём я могу думать, это как бы по-ловче отхватить кусочек. Рядом с принцессой шла встревоженная Флаттершай. Главное не налажать, благо алгоритм действий давно составлен и отработан, думать не придёться. Первым делом — склониться перед принцессой и, не дожидаясь реакции, потрясти копыто, выразить восторг, представиться. Отвлечься на жёлтую пегаску, повторить все прошлые действия и на её смущённое: «Откуда ты знаешь моё имя?», ответить, что её знают все, чем ещё больше её смутить. Только после всей этой клоунады можно успокоиться, перевести дыхание и извиниться за своё неуместное поведения, изобразить смущение и даже покраснеть. Покраснел я не из смущения, а от лютого количество адреналина — рядом стоит наивкуснейшая еда и нельзя! Бесит.
— Все в порядке Дилон, — принцесса ответила мне понимающей, но немного смущённой улыбкой. Беседа прошла очень гладко — никаких неудобных вопросов, чётко выраженные интересы собеседника, явно дружелюбие и полное отсутствие подозрений в мою сторону. К счастью Твайлайт почти не испытывала страха в моём присутствии. Я даже перекинулся парой вполне дружелюбных фраз с Флаттершай. И смог удивить Твайлайт своими познаниями в магии. Это было просто, ведь я земнопони и знания на уровне единорога-первоклашки уже всех удивляют. Беседа с принцессой закончилась настойчивой рекомендацией зайти в Сахарный Уголок. И я был весьма доволен пока случайно, краем глаза не заметил взгляд.

В глазах пони было столько холода, что хватило бы покрыть льдом всю Эквестрию, а за ледяной пеленой скрывалась безумно сильная воля, способная в один миг стереть такое слабое существо, как я. Было что-то ещё в этом взгляде, что пробуждало во мне инстинктивный ужас. Никогда бы не подумал, что Флаттершай может так смотреть. Обезумившее сердце колотится так, словно хочет вырваться из грудной клетки, я задыхаюсь, но никак не могу сделать вдох, потому что воздух вдруг стал плотным будто стекло. И я бы сбежал, но остекленевший воздух не даёт сдвинуться. Теперь я верю, что эта пони смогла усмирить дракона. Удивительно, но каким-то чудом я продолжил идти и даже улыбка не покинула моего лица. Заскочив за угол ближайшего дома ныряю в чьи-то кусты. На моё счастье довольно густые. Я уже могу дышать, но воздуха не хватает и жёлтое чудовище мерещится во всех тенях и шорохах. Изо всех сил стараюсь дышать ровно и глубоко, игнорировать шныряющие вокруг тени. Паническая атака. Сколько лет со мной такого не случалось?
— Сэр, с вами все в порядке? — спрашивает жеребёнок, заглянув ко мне в кусты. На её мордочке явно прослеживается сочувствие. Появление этой маленькой пони помогло мне успокоиться.
— Да, спасибо за заботу, — поблагодарил я поняшу, выбираясь из кустов, — просто немного перенервничал.Натянуто улыбнувшись, я отправился к Сахарному Уголку, все ещё трясясь от пережитого ужаса. Пожалуйста, пускай это будет вечеринка. Вдох-выдох. Спокойнее Дилон.

Я в нерешительности застыл у дверей Сахарного Уголка. Двери пряничного домика были закрыты, но не заперты, окна плотно занавешены. Никакой возможности заглянуть внутрь. Меня определённо ждали, но вопрос «зачем» грыз мрачной неопределённостью. Если принцесса решила поверить Флатти, то за этими дверьми меня ждут большие проблемы. В противном случае это будет большая вечеринка. С одной стороны причин не доверять подруге у Твайлайт не было. С другой эта подруга не слишком уверена в моей виновности, ведь меня она видела ночью, в лесу. Свет луны и звёзд был закрыт деревьями, а свет костра слишком непостоянен и непривычен для пони. В таких условиях она даже лучшую подругу не сразу бы узнала, а уж запомнить незнакомца… Да и взгляд её был прикован скорее к жарящемуся куску мяса, чем ко мне. Ну и все утреннее представление тоже должно было сыграть свою роль. Шансы выйти сухим из этой истории достаточно велики, но чувство страха все ещё не желало отпускать меня. Может это из-за того взгляда? Брр, просто не думай об этом, удели пять минут на медитацию и анализ обстановки. Мало кто знает, но земные пони очень, очень чувствительны к магии. И эта чувствительность легко поддаётся тренировке. Всего месяц занятий и можно без проблем определить сколько пони находятся в соседней комнате. Правда, для такого требуется умение медитировать, но ему можно обучиться ещё быстрее.

Вдох-выдох. Концентрация плавно «сползает» с внешнего мира отсекая слух, осязание, зрение. Потом без внимания остаётся и мир внутренний. Гаснут мысли и всякие другие приблуды сознания, названий которых я не знаю. И тогда внимание вырывается за пределы тела, накрывает Понивиль. Я не чувствую магии в привычном её понимании (сказываются особенности физиологии), но я чувствую жизнь всех существ. Они такие яркие, такие аппетитные. Самые "яркие" (и вкусные) — земнопони, а единороги кажутся совсем тусклыми на их фоне. Но все пони (как и другие разумные) во много раз "ярче" любого животного. На общем фоне выделяются аликорны. Их жизнь качественно отличается. Она... плотнее. Странные, непонятные существа. И их очень легко почувствовать. Я даже сейчас очень точно ощущаю Селестию и Луну, даже отголоски Каденс могу уловить. Ну а засевшую в Сахарном Уголке Твайлайт Спаркл тем более. А вот её друзья в общую картину не вписываются. Честно сказать, сначала мне показалось, что это не пять разных пони, а один и то часть принцессы дружбы. Очень странно. Оценив местоположение всех пони, я решил, что засада маловероятна — слишком большая толпа, они будут друг другу только мешать, все достаточно далеко от двери и в случае чего не успеют меня поймать.

Успокоившись, я все же постучал в двери Сахарного Уголка. Не дождавшись ответа, осторожно захожу внутрь. Естественно, внутри была полнейшая темнота. Включился свет и дружный вопль «Сюрприз!» развеял оставшиеся сомнения. И ещё меня засыпали конфетти. Пожалуй, только в Понивиле так искренне радуются новому жителю.

Вокруг было полно шариков, ленточек, прочих вечериночных украшений, целые горы сладостей, веселья и дружелюбия. В целом вечеринка казалась немного… жеребячьей. Все эти игры, шарики, кексики больше подходили для праздника в честь получения кьютимарки, но каким-то образом все это было действительно весело. Для других пони, по крайней мере. Для меня вечеринки всегда были весьма напряжёнными, ведь есть так много вещей, которые могут пойти не так и за всеми надо следить. Надо как-то убедить всех, что я ем и пью. Поняшная еда и напитки ничего, кроме серьёзного отравления, мне не дадут, но если вместо напитков можно тихо наливать воды, то с едой все гораздо сложнее. Нельзя просто взять кусок мяса и сказать, что это кексик. Мясо практически в любом виде обладает достаточно сильным запахом, а для травоядных пони этот запах совершенно отвратителен. И это если не учитывать, что на кексики оно не похоже. Но если не брать в расчёт все эти проблемы с маскировкой, то всё ещё остаётся возможность кого-нибудь сожрать, а это крайне нежелательно. Тем не менее на вечеринке очень много возможностей завести новых друзей и просто улучшить отношения со всеми подряд. А чем лучше пони к тебе относятся, тем меньше подозрений. И чем больше собирается пони, тем слабее они меня боятся. Конкретно эта вечеринка проходила весьма хорошо — пони сами стремились общаться и буквально каждый был рад подружиться! Правда, глава этой вечеринки меня весьма тревожила — она была буквально везде, а её бдительный взгляд ощущался, даже когда она совершенно точно на меня не смотрела. Во имя Дискорда, у Твайлайт что, все подруги такие странные? Как же тяжело было постоянно отнекиваться от её усердных попыток запихать в меня целую кучу сладостей! Приставучий кусок мяса. Но в целом общаться с ней было легко. Ну если не обращать внимания на её странности, вроде внезапных телепортаций. Ну серьёзно, кроме как телепортацией, я не могу объяснить её внезапные скачки в пространстве — вот Пинки впихивает в себя целый торт (что то же не слишком обычно), а через секунду уже выглядывает у меня из-за плеча и спрашивает, нравится ли мне её вечеринка. Да Пинки, все прекрасно, только свали от меня подальше! Главное не сказать ничего такого вслух. О, и улыбайся, постоянно улыбайся. Пони любят улыбки! Больше всех времени я уделял подругам местной принцессы, ведь в случае чего именно от них будет зависеть моя судьба. И в целом получалось замечательно. Рэрити оценила мои познания в моде (ненавижу моду, но слишком много пони любят о ней поговорить), но вот моя одежда её однозначно огорчала — слишком серая и унылая, ткань грубая, ещё и капюшон этот вышел из моды лет тридцать назад. Но она настойчиво советовала зайти к ней в бутик и обещала сделать мне чего-нибудь поприличнее. На моё закономерное удивление: «Разве ты делаешь одежду для жеребцов?», Рэрити недовольно фыркнула и ответила: «Ох, я пыталась, но жеребцы если и одевают что-нибудь, то это обязательно скучный официальный наряд». Вполне логичное наблюдение. Если честно, то не будь я жеребцом и никто бы не обращал так много внимания на мою привычку носить одежду. Кстати об одежде, у меня была придумана хорошая история для объяснения этой моей привычки: я долго жил на далёком юге и так привык к жаре, что до сих пор мёрзну даже летом. Про юг враньё, но я действительно мёрзну. А потом разговор уходил на дальние страны и, как правило, больше не возвращался к обсуждению моей персоны. Весьма хорошо получилась беседа с Рейнбоу Дэш. Ну в основном мы болтали о Вондерболтах и о её собственных подвигах. Вондерболты мне то же не нравятся — эти позёры корчат из себя великих героев, но по факту любое их действие, не связанное с показухой и выступлениями, заканчивается сплошным провалом. А вот настоящие герои, вроде Эквестрийской разведки, всегда оставались в тени и почти ни один пони даже об их существовании не знает. Разговор я плавно свёл на полёты. Что? Даже земнопони могут восхищаться полётами! Внезапно выяснилось, что радужногривая прекрасно разбирается в аэродинамике и физике полётов. Ну ещё чуть-чуть поболтали о Дэринг Ду. Пегаска признала меня крутым и решила, что нам надо как-нибудь затусить вместе. Сначала я решил, что она так ненавязчиво позвала меня на свидание. Однако, обдумав все чуть тщательнее, я засомневался, что эта пегаска вообще знает зачем нужны свидания. Ну это и к лучшему, влюбись в меня кто-нибудь из этой невероятной шестёрки и повышенное внимание со стороны её подруг мне обеспечено. Не, не, не, мне такого не надо. Флаттершай упорно меня избегала и навязываться я не стал. С Эпплджек немного потрепались ни о чём. Пинки Пай сама меня настигла и устроила подробный допрос. Хорошо хоть почти все ответы я придумал заранее, ещё очень давно и до идеала отточил свою вымышленную историю. Но она все же нашла несоответствия. Впрочем, на это я лишь улыбнулся и спросил откуда у неё в копытах появился очередной кексик, если всю еду уже съели полвечеринки назад. Она оценила и на эти несерьёзные ошибки не стала обращать внимания. А потом я сам завалил её вопросами. В основном о вечеринках. Ей нравилось говорить о вечеринках. Остаток вечера я проболтал с Твайлайт Спаркл. Самая интересная беседа за этот год, между прочим. Сначала мы обсуждали магию дружбы, потом тема как-то сама собой расширилась и стала плавно перетекать на разные магические теории. Думаю, ей в новинку был собеседник, который не только понимает, что она говорит (хотя даже такие встречались нечасто), но и имеет своё мнение по вопросу и даже может в чем-то с ней поспорить. Меня всегда привлекала магия и очень много времени я проводил в библиотеках читая все, что хоть косвенно относилось к магии. Я так увлёкся, что проболтал с Твайли до конца вечера, совершенно забыв про других участников вечеринки. Когда все закончилось стояла уже глубокая ночь. Попрощавшись с сонной Твайлайт и все ещё бодрой Пинки Пай (этой пони вообще нужен сон?) я, наконец-то, пошёл домой.

Мне действительно нужно поесть, но я не спешил. Хотелось немного прогуляться и насладиться этой прекрасной ночью. А ведь было чем наслаждаться. Помимо, как всегда прекрасного неба — шедевра принцессы Луны, сам Понивиль производил ни с чем не сравнимое впечатление. Такой яркий, карамельно-игрушечный днём, ночью он наполнялся тишиной и спокойствием, становился по-особенному величественным. Совершенно точно здесь не могло произойти ничего плохого ночью. Любое зло устыдилось бы тревожить покой этого места. Идеальное место для охоты. Но я не могу себе позволить гулять до утра и вот я уже перед дверьми своего нового дома. Снаружи он такой же яркий и красивый как остальные дома Понивиля, но внутри пустой, серый и безжизненный. Приведение его в подобающее состояние займёт много времени. И кстати, это единственный дом в Понивиле с запертой дверью и занавешенными окнами. Думаю, Пинки и не стала устраивать вечеринку в моём жилище потому, что не смогла туда попасть. Сомневаюсь, что запертая дверь для неё преграда, но другие пони телепортироваться не умеют. Зайдя в дом, я запираю за собой дверь — внезапные ночные визиты мне не нужны. Скидываю сумки и выкидываю из них всю растительность. Пора заняться холодильником. Но не успел я зайти на кухню как в дверь постучали. Ну ладно.
— Кто там?
— Привет, это Флаттершай, я бы хотела поговорить, — голосок, доносящийся из-за двери, я почему-то слышу очень ясно, хотя он очень тихий. Ещё одна странность.
— Ночью? — недоверчиво спрашиваю я.
— Прости, — тихо пищит поняшка. Она явно чем-то напугана и поэтому говорит совсем-совсем тихо. Логика подсказывает, что через дверь я точно не должен её слышать. О, все понятно. Провернув тот же фокус, что и у Сахарного Уголка я понял причину волнения этой пегаски. С ней были вся шестёрка, а значит они пришли не беседы под чаёк вести. Понятно почему Флатти испугана — ловить плотоядного монстра задача не самая безопасная. Но кажется у меня нет выхода и, заранее подготовившись к тому, что меня ждёт, я открыл дверь. Увидел напуганную Флаттершай и в следующий миг в дом влетели Эпплджек и Рейнбоу Дэш. Каждая с мотком верёвки в зубах. Шансов избежать связывания у меня не было, обе кобылы в несколько раз сильнее меня. Зато обошлось без избиения моей связанной тушки, уже хорошо. В целом я старался сохранять вид спокойный. Спеленали меня словно мумию, но рот завязывать не стали.
— Ну и что вы устроили? — спросил я голосом строго учителя, отчитывающего напакостивших жеребят, — ворвались ко мне в дом, связали без причины, ещё и на пол кинули.

Своей цели я добился — вся компания дружно смутилась. Думаю, они и так сомневались в своих действиях, а после моей тирады и вовсе решили, что все это зря затеяли. Но не Пинки Пай. Она решила поиграть в сыщика. На её голове непонятно откуда появилась странная клетчатая шапка, в копытах оказались курительная трубка и лупа. Она явно не знала для чего нужны трубки и поэтому выдувала из неё пузыри.
— Не притворяйся будто не знаешь, Мориарти, мы все выяснили!
Что? О чём эта пони?
— Я, вообще то, Дилон, а не какой-то там Мориарти. И я совершенно не понимаю, о чём ты говоришь и что вы там выяснили! — я изображал праведный гнев, но внутри буквально обледенел от страха.
— А как насчёт…, — начала Пинки, но её прервала Твайлайт:
— Постой, постой, не можем же мы прямо тут его допрашивать? — весьма здраво высказалась аликорна. Подхватив телекинезом, меня доставили в гостиную. Именно тут стояла моя кровать (я ещё не успел перетащить её в спальню), диван находился прямо напротив кровати, где-то в углу затерялось кресло, заставленное коробками. Меня бережно уложили на кровать. Твайлайт, Рэрити и Пинки сели на диван, Флаттершай спряталась за диваном и только её мордочка торчала где-то сбоку. Эпплджек отправили вскрывать коробки и осматривать мои вещи. Ну ничего подозрительного там нет, все странные вещи по большей части лежат в секретном отделении внутри дивана. А вот Рейнбоу Дэш отправилась осматривать дом и это уже тревожило. Надеюсь, она не успеет добраться до кухни или хотя бы не станет залезать в холодильник.
— Я слушаю, — максимально презрительным тоном сказал я.
— Лес, — тихо пискнула Флаттершай, — я видела тебя ночью в лесу, ты…
Голос пегаски дрогнул, а я воспользовался возникшей паузой:
— Чушь! Я уже говорил, что приехал только утром и не проезжал по пути лес!
Флаттершай, испуганно пискнув, окончательно спряталась за диваном.
— Не знаю, что ты там видела и какие грехи хочешь на меня повесить, но отправиться в лес я бы не успел чисто физически, тем более ночью! Я как приехал и сложил тут вещи, — кивок в сторону коробок, — сразу отправился гулять по Понивилю! Ну и еду заодно решил взять. Вон Эпплджек может подтвердить, ведь так?
— Ну да… — начала неуверенно фермерша, но вот её заявления о том, что она не видела, как я приехал мне не нужны, поэтому я торжествующе её перебил:
— Вот видишь?
— Эй, погоди сахарок, я не видела как ты приехал! — таки высказалась фермерша. Блин. Ну вот кто её за язык тянул?
— Приедь раньше, я бы хоть кровать в спальню перетащил, — закатываю глаза и вообще как можно старательнее изображаю оскорбленную невинность. Пинки с явным подозрением смотрит на меня:
— Но ты всё равно вёл себя очень странно, ведь ты даже, — драматическая пауза, а потом Пинки, ткнув в меня копытом, громогласно обвинила, — не съел ни одного кекса! Даже не попробовал! Что ты на это скажешь?
— Понятия не имею, как связанны кексы и лес, но я их ел. Между прочим, очень вкусные. Ну, кроме тех, что со сливами, — я показательно скривился. Я не настолько туп, чтобы не обратить внимание на реакцию пони на еду.
— Да, это и впрямь не самый удачный рецепт Пинки, — заметила Рэрити, — но ты всё равно немного странный. Ты ведь прекрасно разбираешься в моде, но почему тогда ходишь в таком невзрачном наряде?
— И ты слишком много знаешь о магии, для земного пони. Да не всякий единорог столько знает! А ведь ты говорил, что до Понивиля жил в маленьком селении, где даже библиотеки не было!
Ох, не будь я связан разбил бы себе лицо фейсхуфом.
— Я говорил, что когда-то жил в маленьком селении. И это было довольно давно. С тех пор я обычно обитаю в крупных городах. И я уже рассказывал об этом Пинки Пай, — розовая пони нехотя кивнула, подтверждая мои слова, — и большую часть времени провожу в библиотеках и на светских мероприятиях. В библиотеках я читаю о магии, а на светских мероприятиях кобылки постоянно болтают о моде. Её я, кстати, не люблю и обсуждал с тобой исключительно из вежливости. Честно говоря, меня впервые обвиняют в образованности и хороших манерах. И вновь я не понимаю, как все это связано с лесом!
Рэрити и Твайлайт растерянно переглянулись. Кажется, они поняли насколько тупо выглядят их обвинения. А ещё им было стыдно. Но Пинки все ещё корчила из себя крутого детектива:
— Меня не обманешь, я знаю, ты ни разу за всю вечеринку искренне не улыбнулся!
Откуда она узнала? А неважно. Вновь дружелюбно улыбаюсь (как обычно, не показывая зубов) и все так же дружелюбно требую:
— Докажи.
Все складывалось как нельзя лучше, но растерянный и испуганный вопль Рейнбоу Дэш донёсшийся с кухни все испортил. «Девочки, вы должны это увидеть!» — дрожащим голосом пегаска позвала своих подруг. А у меня сердце рухнуло куда-то в задние копыта. Все очень плохо. Кажется, на кухне кого-то стошнило.
— Думаю тебе не стоит туда ходить — Рейнбоу Дэш не дала Флаттершай зайти на кухню.
— Там…? — задрожала жёлтая пегаска. Радужная просто кивнула и одарила меня взглядом полным отвращения. Следом вышли оставшиеся пони. О, как хорошо знакомы мне их взгляды — дивная смесь отвращения, презрения, страха, граничащего с ужасом и все тем же отвращением. Ну и самая капелька ненависти куда уж без неё.
— Да, да, вы правы. Это я был ночью в лесу. — начал я, не дожидаясь вопросов. Уж лучше так, чем до утра слушать их гневные тирады.
- Да, я жарил мясо. И да, я его съел. Я ем животных, довольны? — Флаттершай едва не упала в обморок, но её поддержала Рейнбоу.
— Вы все выяснили. Молодцы, хвалю. Особенно тебя Пинкамина Диана Пай. Не сомневалась до самого конца.
Мой голос полон сарказма и жёлчи, а я иронично улыбаюсь. Теперь главная часть моей речи:
— И что вы собираетесь со мной делать? — озадачил я шестёрку, — Твайлайт, ты же знаешь боевые заклинания? Ну так может убьёшь меня? Или нет, к Дискорду боевые заклинания, ты ведь не хочешь замарать свои милые копытца? Просто накладывай сонное заклинание пока у меня не остановится сердце! Чистая и безболезненная смерть, — эмоции, отразившиеся на лице Твайлайт были бесподобны — ужас пополам с отвращением. Да, наша милая принцесса совершенно не способна вот так взять и убить живое существо.
— Эй, а может ты лучше прямо сейчас разбудишь весь Понивиль, расскажешь всю правду и посмотрим, что дальше случится? Уже не раз пони устраивали самосуд и пытались убить меня, но с твоей помощью у них точно получится это сделать! — в моём голосе как-то сами собой появились истеричные нотки. Вот сейчас не время устраивать истерику! Кое-как собравшись с мыслями, я совершенно спокойно задаю Твайлайт самый волнующий меня вопрос:
— Так что ты будешь делать, принцесса? — и почти десяток секунд жду ответа. Надеюсь, все мои намёки не прошли даром и она примет верное решение.
Пегаска вопросительно глядит на Твайлайт и принцесса утвердительно кивает. Размытая радужная полоса исчезает где-то за дверью. Почти минуту мы проводим в полном молчании, а потом возвращается радужногривая с заспанным дракончиком в руках. Появляется ещё одна проблема — писать не на чём. Пришлось объяснять где у меня лежит бумага и чернила.

В яркой вспышке света появилась принцесса Селестия. Как всегда прекрасная и величественная. Склоняются в поклоне подруги Твайлайт, а она сама радостно приветствует диарха и тут же, торопясь и сбиваясь, пытается что-то рассказать, но Селестия прерывает её:
 — Мне ведома причина, по которой вы вызвали меня.
И она смотрит на меня. Ласково так, сочувствующе.
 — Поздравляю, Тия, — я невольно усмехаюсь, — ты выиграла наш спор, меня действительно раскрыли в первый же день.
 — Поверь, эта победа не принесла мне радости, — принцесса грустно покачала головой.
 — Это из-за того, что тебя за полночь выдернули из постели? — нельзя так взять и упустить возможность поехидничать. На лица шестёрки (и Спайка, которого уже ввели в курс дела) было любо-дорого смотреть! Такого удивления, даже шока я давно не видел. Разрыв шаблона во всей его красе.
 — В-вы знает друг друга? — пропищала Твайли. Хотелось бы вставить пару едких комментариев, но сейчас этого делать точно не стоит.
 — Знаем ли мы друг друга? — смотря в пол, тихо шепчет принцесса и усмехается каким-то своим мыслям. Селестия ложится на кровать рядом со мной. Кровать жалобно скрипит под её весом. Глубоко вздохнув, диарх твёрдо говорит:
 — Дилон мой приёмный сын.
Немая сцена. Шесть поражённых пони и один сбитый с толку дракончик. Кстати, жизни в этом крохотном ящере на двух пони хватит.
 — Что? — смогла выговорить одна из поняшек. Я был так занят разглядыванием Спайка, что не понял, кто конкретно это сказал.
 — Он попал ко мне когда был ещё совсем крохотным жеребёнком, буквально через сутки после рождения. Обычный с виду жеребёнок... пока держал рот закрытым.
Я улыбнулся (скорее даже оскалился). Не как обычно, в этот раз я показал зубы. Даже рот приоткрыл для эффектности. Вместо нормальных понячьих зубов у меня была полная пасть клыков. Длинные тонкие клыки располагались через раз и в пустое место одной челюсти ровно вставал зуб другой. И было их больше чем у простых пони. Кобылки отреагировали на удивление спокойно. Сомневаюсь, что их можно было удивить ещё сильнее. К этому моменту поняши уже уселись на диван, который стоял прямо напротив кровати, буквально в паре метров от неё. Только Флаттершай спряталась за диваном и сейчас я видел только её мордочку (и то, наполовину).
 — С такими зубами он родился, — мрачно продолжила Селестия, — и, разумеется, отказывался от любой еды. Моя магия была бессильна, даже лучшие целители Кантерлота ничего не смогли сделать. Все наши заклинания просто... проходили сквозь него.
 — Я в этом плане феноменально неудачлив — почти любая заклинания, действующие непосредственно на тело, на мне не работают. Увы, такая магия используется по большей части только в медицине.
Принцесса кивает и продолжает говорить:
 — Сейчас кажется очевидным, что Дилон должен питаться мясом, но тогда я и подумать о таком не могла. Плотоядный пони! — принцесса насмешливо фыркает, — звучит как полный бред.
 — И поэтому я чуть не умер! — теперь моя очередь фыркать.
 — Да, с его рождения прошла почти неделя, а он так ничего и не съел. Удивительно, как Дилон продержался всё это время. И я, и целители уже считали, что он непременно умрёт, слишком уж слаб был жеребёнок. Простой пони (без вмешательства магии) непременно бы погиб, даже начни его нормально кормить.
Принцесса тяжко вздыхает. Пора переходить к самой неприятной части.
 — Все птицы во дворце боялись подлетать к Дилону, но одна пожалел малыша и решила ему спеть. Села бедолаге прямо на нос и тогда...
И в этот момент я громко клацаю зубами. Вся шестёрка испуганно вздрогнула, а Флаттершай, только-только целиком показавшая свою мордочку из-за дивана, спряталась обратно.
— Он мгновенно съел бедную птицу. Проглотил почти не жуя.
— Эй, я не могу жевать, у меня нет нужных для этого зубов! — возмутился я.
— Разумеется, — кивнула принцесса и продолжила рассказ, — к моему удивлению, жеребёнку практически мгновенно стало лучше, словно он не умирал всего минуту назад.
— Но он ведь не мог питаться случайно залетевшими птицами до тех пор, пока не смог… сам добывать себе пищу? — каким-то тихим голосом спросила Твайлайт Спаркл. Вид у неё был немного… потерянный. Думаю, она просто не хотела признавать очевидного.
— Твайлайт, — ласкова начала Селестия, — я принцесса Эквестрии и мой долг заботиться о своих подданных. Я не могу позволить погибнуть жеребёнку из-за своего нежелания обеспечить его едой. Но и заставить кого-нибудь переступить свои принципы я тоже не могу. Поэтому еду для него я добывала сама. А позже, когда узнала, что готовка увеличивает… эффективность пищи, ещё и готовила её.
— Эффективность? — тихо переспросила Твайлайт. Наверно такое слово показалось ей слишком чёрствым.
— Агась, — а это уже я решил внести свою лепту, — видишь ли, если мясо, к примеру, пожарить его потребуется несколько меньше чем сырого. Таким надругательством над трупами Селестия сохранила немало жизней.
 — Я никогда не скрывала от Дилона что он ест, но тем не менее хотела, чтобы он рос как нормальный пони, — тихо продолжила принцесса.
 — И это желание чуть не стоило жизни нескольким невинным жеребятам, — сказал я и фыркнул, подчёркивая своё отношение к этой затее. — Я родился необычным пони, если меня вообще можно считать пони, и остаётся лишь смириться с этим.
Дальше я говорил меланхолично и монотонно. Словно мне было неприятно вспоминать произошедшее:
- А я в те времена я ещё не понимал — не все что съедобно пахнет можно есть. Обоняние у меня устроено не так, как у пони. К примеру, запах мяса кажется мне аппетитным, а вот вся растительность съедобной не пахнет. И пони пахнут как еда. Так вот, отправили меня в детский сад. Обеда для хищников там предусмотрено не было, а кушать-то хотелось. Был тихий час, кроватки стояли совсем рядом и я чуял запах кобылки по соседству. Очень вкусный запах. Я сорвал с поняши одеяло, придавил копытами к кровати и вырвал кусок мяса из её бока. А потом ещё и ещё. Она кричала, но недолго. Все вокруг паниковали, но никто даже не думал оторвать меня от несчастной пони. А я никак не мог понять, что же их так напугало? Думал, может игра такая. Когда я наелся от кобылки осталась едва ли половина. Селестия появилась практически сразу как я закончил.
И уже обращаясь к принцессе:
— Никогда не видел тебя такой напуганной, как в той день. Да и вообще, я больше никогда не видел тебя испуганной.
Селестия грустно улыбнулась:
— Да, я тогда думала, что обзаведусь прекрасной седой гривой, — а потом её улыбка стала довольной и уже шестёрке она сказала, — но кобылку я смогла спасти. Пришлось использовать очень могущественную магию.
— Однако ты всё равно попыталась сделать из меня нормального пони и вновь отправила в садик. Уже в другом городе. Ты довольно мило маскировалась под простую единорожку. Этот сад то же пришлось покинуть, но обошлось без жертв. Просто кто-то заметил мои зубы. Нормально их скрывать я научился только к школе, но до этого сменил шесть садиков. Понятия не имею, как у тебя получалось всё скрывать. В школе я задержался подольше, но все испортил один хулиган. Я уже в те времена ел меньше чем следовало и поэтому был весьма мелким. Никто не верил, что мелочь вроде меня уже не первый год ходит в школу и это было поводом для постоянных насмешек и приставаний. Был там один очень талантливый в магии единорог. И знал он самое примитивное заклинание контроля разума — подавление воли. Для незнающих поясняю — оно просто выключает волю и делает пони послушным. И он наложил его на меня. Оно сработало как надо, но за отсутствием воли нечему стало бороться с голодом. Ему повезло что заклинание быстро рассеялось и он отделался только парочкой укусов. Школу пришлось поменять. С тех пор как-то так получалось что нигде я не задерживался надолго. Достаточно скоро Селестия стала выделять мне собственное жильё. Это проще чем отправляться в Кантерлот из какой-нибудь подворотни, да и вообще расширяет возможности социального взаимодействия. У меня, кстати, есть личный телепорт, который ведёт прямиком в покои королевского фаворита. Они всегда пустуют и напрямую соединены с покоями принцессы, так что во дворце я бываю чаще чем у себя дома. Так и живу — постоянные переезды, скрытность, вечные попытки завоевать чьё-то доверие и неминуемые разоблачения. Понятия не имею как, но пони чувствуют, что со мной что-то не так. И боятся. Всегда. Какими бы храбрыми они ни были, как искренне ни считали меня своим другом, страх оставался всегда. Даже вы прямо сейчас чувствуете его, ведь так?
 — Мы не... — попыталась возразить Рейнбоу Дэш, но я просто щёлкнул зубами. Подруги синхронно вздрогнули, а Флаттершай опять спряталась за диваном.
 — Ну, может чуть-чуть, — передумала Рейнбоу Дэш. Кобылка изрядно смутилась и сейчас пыталась улыбаться. Получалось дико фальшиво.
 — Ага. Чуть-чуть. Настолько чуть-чуть, что разок меня даже сжечь пытались.
- Сжечь?! — на моё удивление, полный ужаса возглас принадлежал Флаттершай.
- Агась, — ответил я весьма жизнерадостно, — и, как видишь, ничего у них не получилось. Хотя пару шрамов на память мне всё же досталось. Это, кстати, одна из причин, по которой я постоянно ношу одежду.
За свою не слишком длинную жизнь я успел заработать целую кучу шрамов. Остаётся только благодарить фортуну за то, что хотя бы на мордочке не появлялось хирургически неисправимых шрамов. Ну и мастерство самих хирургов, которые как-то умудрялись без помощи магии не дать этим шрамам появиться, даже при крупных ранениях.
- Поэтому близких друзей я страюсь не заводить. Если часто общаться с каким-то пони, то риск быть раскрытым сильно возрастает. Ну хотя бы с Селестией можно спокойно поговорить.
— Похоже, я твой единственный настоящий друг, — насмешливо прищурившись, сказала Селестия.
— Не борзей, солнцекрупая, — смущённо ответил я.
— Пустобоким слова не давали, — Селестия насмешливо фыркнула.
— Это вызов? — зловеще усмехнувшись, спросил я.
— Эй, вы про нас не забыли? — а это уже Эпплджек. Твайлайт и остальные её подруги были слишком шокированы нашей шуточной перепалкой, чтобы хоть что-то сказать.
— Простите, мы и впрямь немного увлеклись, — своим обычным, дружелюбным тоном сказала Селестия.
— Ну, думаю с моей историей вам все понятно и Твайлайт сейчас засыплет нас вопросами… Как только подберёт челюсть с пола. Давай я лучше сам все расскажу, а потом уже обсудим все, что останется непонятным, хорошо?
Твайлайт Спаркл смогла лишь кивнуть. Селестия называющая кого-то пустобоким — для неё это слишком. Я не выдержал и рассмеялся.
— Прости Твайли, но ты действительно очень забавно выглядишь.
Рэрити глянула на свою подружку и хихикнула:
— Он прав.
— Ничего подобного, — обиженно задрав носик, произнесла Твайлайт. Шестёрка дружно рассмеялась. Умеют эти кобылы разрядить обстановку.
— Ну начнём с главного, — после этих слов кобылы вновь стали серьёзными, а Флаттершай наконец-то села на диван, — я не ем пони! И особенно я не ем жеребят! А вот с другими разумными дела обстоят немного хуже. Должен заметить, что все разумные гораздо более желанная еда для меня, чем животные. Селестия каким-то чудным образом научила меня сдерживать голод, но только пока дело касается пони и животных. Оставьте меня наедине с, к примеру, зеброй или грифоном и я попробую их съесть. Простите, ничего не могу с собой поделать. Я не могу отказаться от мяса, оно мне жизненно необходимо. Ем ровно столько сколько мне необходимо. Охочусь только на крупных животных. По возможности на хищных. Как я уже говорил обоняние у меня отличается от вашего и запах мяса кажется мне приятным. С чувством вкуса то же самое и любая нормальная еда, даже твои кексики, уж прости Пинки, кажется мне отвратительной. Так что воздержитесь от вопросов вроде: «Как ты это ешь?». С этим понятно? Тогда идём дальше. Я не могу есть нормальную еду. Совсем не могу. И у меня будет серьёзное отравление даже от маленького кусочка. С напитками та же история. Но я могу пить воду. Кстати, дайте попить, а? Пожалуйста.
Флаттершай тут же умчалась на кухню и вернулась с полной кружкой. Подойти ко мне она побоялась, поэтому поила меня Селестия. Поблагодарив обоих, я продолжил:
- Кьютимарки у меня, как вы уже догадались, нет. И сомневаюсь, что смогу её получить. Пожалуй, на этом закончим. Не вижу смысла нагружать вас лишними деталями.
Селестия согласно кивнула и, оглядев шестёрку ласковым взглядом, заговорила:
- Я знаю, что Дилон кажется вам чудовищем, но поверьте, он хороший пони. Но готовы ли вы дать ему шанс? Позволите ли остаться в Понивиле?
Что? Она всерьёз хочет оставить меня тут? Неужели она всерьёз считает этих пони настолько добрыми?
— Значит, если мы скажем да, то он останется здесь? — возмутилась Твайлайт Спаркл, — продолжит убивать животных в Вечносвободном и притворятся обычным пони?
Принцесса Дружбы хоть и была возмущена таким предложением Селестии, но в её голосе отчётливо сквозила растерянность. Честно сказать я разочарован и даже не вижу смысла этого скрывать.
— Мы никогда… — Твайли вдруг замолкает. Почему она так странно на меня смотрит? Неужели ей… стыдно? Она сомневается?
— Мы… мы должны обсудить это. — Весьма смущённо договаривает Твайлайт.
— Весь второй этаж в вашем распоряжении, — небрежно говорю я. Подруги поднимаются наверх.
— Откажут, — уверенно говорю я Селестии.
— На что спорим? — усмехнулась она в ответ.
— На желание, как обычно. Если выиграю я…, — несколько секунд раздумий и у меня появилась идея, — ты скажешь Твайлайт Спаркл и её подругам что очень сильно в них всех разочарована, а потом прогонишь отсюда. Идёт?
— Хорошо, — тихо рассмеялась Селестия, — эту маленькую месть я тебе гарантирую.
Пошевелив ушами, она добавила:
— Интересно, а наши кобылки знают, что мы их прекрасно слышим?
— Даже не подозревают о такой возможности. Обычный слух и все такое. Сама виновата.
— Я-то тут при чём? — нарочито фальшиво удивилась Селестия, — это они не готовы к таким возможностям, это не моя вина. Вот когда-нибудь, через много лет…
Принцесса задумчива улыбнулась и выпалила:
- Я бы устроила с ними оргию.
Я аж поперхнулся.
- Не ожидал, да? — съехидничала Селестия, улыбаясь от уха до уха.
— Юмор у тебя что надо. Как всегда впрочем. Знаешь, наши поняши весьма бы удивились, увидев тебя такой.
— Я всегда такая, — Селестия ласково улыбнулась, — просто образ принцессы слишком глубоко въелся в мировоззрение пони.
— Так глубоко, что Твайлайт всерьёз опасалась наказания за испорченное Гала.
Селестия усмехнулась и фыркнула:
— Я едва удержалась от вручения ей медали за это! Лучшее Гала за целую вечность!
— Эй, я кажется говорил, что не ем пони! — кричу во весь голос, в ответ на донёсшееся сверху: «А вдруг он кого-нибудь съест?!».
— Полностью подтверждаю: Дилон не ест пони! — вторит мне Селестия. Переглядываемся и вместе тихонько смеёмся. Подруги переходят на шёпот и я их уже не слышу.
— А я слышу, — довольно говорит принцесса. Читать мои мысли она не может (или просто не признаётся), а значит:
— Я настолько банально мыслю? Ну ладно. А почему я все ещё слышу эту жуткую пегаску? Она вроде шепчет тише остальных, но я всё равно слышу её очень чётко. Словно она сейчас мне на ухо это все шепчет.
— Потому что ты животное, — абсолютно серьёзно говорит Селестия. — Животные слышат Флаттершай даже в самом жутком гвалте. Такая вот индивидуальная магия. И кстати, — принцесса довольно усмехается, — я победила.
Через пару секунд подруги спускаются вниз.
— Ты вроде неплохой, — Эпплджек первой решила высказать своё мнение, — и точно не такое чудовище, как мне сначала показалось. Так что я не против.
— Принцесса Селестия верит тебе, а я верю ей, — просто и понятно сказала Твайлайт Спаркл, а Спайк согласно кивнул. Рэрити заявила, что изгонять кого-то только из-за особенностей питания — недостойно разумных пони, так могут поступить только неотёсанные варвары. И ещё она намекнула, что все ещё ждёт меня в своём бутике. Флаттершай пробормотала что-то вроде: «Такова твоя природа», а потом, уже гораздо более уверенно взяла с меня клятву, что я не мучаю животных. Пинки Пай, выпучив глаза, заявила, что будет внимательно за мной следить, а Рейнбоу Дэш пообещала надрать мне круп если вдруг я что-нибудь натворю. И она все ещё не против как-нибудь со мной затусить. Последнее, впрочем, получилось несколько вымучено.
— Вы все серьёзно? — я просто не мог поверить в происходящее, — мне действительно можно остаться?
— Да Дилон, они серьёзно, — ласково улыбнулась Селестия. Я просто улыбнулся. И впервые за день моя улыбка была искренней.
— Я знала, что вы примите верное решение, — счастливо улыбнулась принцесса и склонилась в лёгком поклоне, — для меня честь знать пони вроде вас.
На мой взгляд, она перестаралась, но кобылки оценили такой жест. А теперь самое неприятное:
— И пока вы не ушли мне надо сказать кое-что важное. Я тебя боюсь Флатти. Можно сказать, ты приводишь меня в ужас. Может вам всем и будет трудно поверить в такое, но я действительно не вру. И ещё, не используй на мне свой Взгляд, пожалуйста!
Мне действительно страшно! Когда мы просто находимся в одной комнате и она молчит всё более-менее в порядке. Но говорить с ней… для меня это тяжело.
— Просто больше пары секунд этого твоего Взгляда и у меня остановится сердце. От страха.
— Прости, — почти неслышно пропищала Флатти.
— Ничего.
Ой, да ладно, она же совершенно не опасна! Хватит трястись, Дилон. Соберись! Впрочем, никаких действий от меня не потребовалось, так как Селестия взяла на себя всю инициативу.
— Дилон действительно говорит правду, учитывайте это. А теперь всем нам стоит хорошенько обдумать произошедшее, разобраться в своих мыслях и просто отдохнуть, — принцесса вновь дружелюбно улыбнулась. Шестёрка сбивчиво с нами попрощалась (даже Флаттершай, хотя я думал, что она будет слишком смущена для этого) и все дружно покинули мой дом.
— Ты как? — сочувствующе спросила Селестия.
— Я? Странно. Это все как-то слишком для меня, — я развалился на кровати и уставился в потолок, чувствуя только привычную пустоту и голод, — я счастлив, напуган и волнуюсь. Понятия не имею что делать дальше.
— Жить, — улыбнулась Селестия всем своим видом показывая значение слова «жизнерадостность», — у тебя появилась возможность завести настоящих друзей среди простых пони. Хороших, понимающих друзей, перед которыми можно открыться и которые готовы принять тебя. Думаю, тебе стоит просто расслабиться и не думать о будущем.
— Ты как всегда права, Тия, — сказал я всё шире улыбаясь, — теперь можно просто жить. Если, конечно, ты сбегаешь до кухни и принесёшь мне поесть. Сомневаюсь, что смогу встать сам.
Принцесса беззаботно кивнула.
— И это, — я смущённо окликнул Селестию, когда она уже стояла на пороге кухни. Она обернулась и вопросительно глянула на меня.
— Спасибо, мам.
Глаза принцессы вспыхули от радости. Я очень редко называл её так, только по особым случаям, но она всегда радовалась этому. Пожалуй, в душе я действительно считаю её своей матерью. И это одна из причин, почему я до сих пор не попытался её сожрать.













Ночной Понивиль действительно прекрасен. Все пони спят (даже шестёрка уже забылась крепким сном) и только луна освещает улочки этого города. Тем не менее он ничуть не кажется зловещим. И это совершенно усыпляет бдительность маленькой кобылки, которая сейчас плачет в одном из переулков.
- Что случилось? — ласково спрашиваю я. Жеребёнок даже не вздрагивает от звука моего голоса.
- Я п-поссорилась с р-родителями, — сквозь слёзы говорит поняша. А вот её кошка (которую я почему-то сразу не заметил) весьма подозрительно смотрит на меня.
- Может расскажешь мне, что случилось? — делаю шаг вперёд. Кошка злобно скалится.
- Мы поссорились, — логично отвечает кобылка, — и я… я накричала на своих родителей. Наговорила им гадостей. А мама… мама сказала, что зря родила меня.
Слёзы льются ручьём.
- Я плохая, плохая пони. — тихо шепчет кобылка. О, как это типично для жеребят! Они всегда винят себя.
- Ничего, ты не виновата, — я говорю так ласково, как только могу, — твоя мама вовсе так не считает. Уверен, когда ты извинишься она простит тебя и всё будет как раньше!
Кобылка перестаёт плакать и неуверенно смотрит на меня.
- Правда?
- Конечно! — ободряюще улыбаюсь я. Ещё шаг вперёд. Кошка вырывается из объятий жеребёнка и встаёт между нами. Выгибается дугой, грозно шипит.
- Ну что ты, Кити, это хороший пони! — растерянно говорит кобылка. А у её питомца очень оригинальное имя. Ещё шаг. Кошка прыгает на меня. Удар копыта разбивает ей голову и сминает о камни мостовой. Кобылка растерянно смотрит на своего мёртвого питомца.
- Кити? — она подходит к кошке, осторожно касается её копытом. И с ужасом видит кровь на своей ноге. Её страдания радуют меня. Кобылка медленно поднимает взгляд. Я скалюсь во все свои шестьдесят зубов. Жеребёнок так и не успевает закричать.

Вот за что я люблю свой костюм, так это за полную гидрофобность ткани. Любые жидкости просто стекают с нею, так что чистить костюм не придётся. В приступе безумия я даже вылизал мостовую. Не слишком гигиенично, зато никаких следов. Оттираю мордочку и копыта от крови специально захваченной для этого тряпочкой, которую, разумеется, сжигаю. В неясном свете горящего клочка ткани ещё раз оглядываю переулок. От кобылки и её кошки не осталось совсем ничего, только их жизнь течёт во мне. Но всё ещё хочется есть.