Ящик

Её мир был маленьким, тесным и неизменным.

ASCENSIO

Вот, наткнулся на вой старый рассказ пятимесячной давности. когда только начал смотреть MLP, и именно тогда у меня возникла идея написать фанфик на тему Звездные врата: Эквестрия. Но потом я его как-то забросил, после чего начал писать Tannis. Я позабыл о рассказе, но пару недель назад наткнулся на него когда просматривал старые папки на компе. Немного подумав решил выложить сюда.Особо никаких технологий там не будет, если только в начале, так же как людей и других существ из мира StarGate. Рассказ задумывался как полу-романтический (если можно так выразиться). Не знаю, буду ли я его продолжать, так как у меня на "Tannis" планы просто галактического масштаба. Оставляйте свои комменты. Если вам понравится, то может быть продолжу (если буду продолжать, то писать начну только осенью, когда мой фик, который я пишу сейчас подойдёт к финальным титрам).Наверняка есть много грамматических ошибок, так что заранее извиняюсь.

Луна и Селестия охотятся на Дерпи

Луна с Селестией охотятся на Дерпи. И всё выходит из-под контроля.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дерпи Хувз

Сорок к одному

Могут ли семь сотен пони противостоять тридцати тысячам чейнджлингов?

ОС - пони Чейнджлинги

Five Nights at Pinkie's 2

Они новые, они безопасные, они милые, они счастливые... Они старые, Они сломанные, Они забытые, Они несчастные... Она добрая, она умная, она пугливая, она красивая... Он древний, Он слабый, Он коварный, Он расчетливый, Он беспощадный... Казалось, что может случится во второй раз ?

Твайлайт Спаркл Пинки Пай ОС - пони Флим

Вознесение падшего

Продолжение рассказа "Тень падших".

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун Человеки Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Как молодая кобылка с ума сходила

Пинкамина Диана Пай. Или, для друзей и близких, просто Пинки. Имя, за которым стоит целая вселенная. Вселенная смеха и грусти. Вселенная радости и печали. Как в этом розовом комочке счастья уживается необъятная грусть, и в этой бездне печали находится место веселью? И кто же из этих двух антиподов — её настоящая личность? Этот фанфик — попытка той самой пони найти свою новую личность в условиях, когда мир вокруг неё сузился до размеров палаты в клинике неврозов.

Пинки Пай Другие пони

Хроники Спайкеров

Сборник небольших рассказов о гильдии выдающихся пони

Другие пони

Сказка про долгий путь домой

Продолжение рассказа "Сказка об изгнанном Принце". Многое из этого - записи из дневника Принца Земли. Решение уже принято, но выбранный путь весьма извилист.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спайк Зекора ОС - пони

My little crysis

Алькатрас пытается остановить цефов, уничтожив ихнее копьё в парящем центральном парке. В последние секунды перед взрывом открывается неизвестный портал и Ал попадает в новый и неизвестный ему мир.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Человеки Стража Дворца

S03E05
Глава 1. Мой милый Понивиль Глава 3. Посиделки без чая

Глава 2. Предвестники бури

Сюжет кошмара был довольно обычным: невнятная темнота вокруг и бегущий по пятам монстр. Он не настигнет свою жертву, ведь сама погоня страшнее чем даже самый плохой итог. Даже удивительно что протеже Селестии видит такой банальный кошмар. Хотелось проучить этого развратника и оставить его наедине с кошмаром, но титул принцессы ночи возлагает определённые обязанности. И спасение пони от кошмаров одна из них. Пылающий синий луч вырывается из моего рога и сбивает чудовище с ног. Приземлившись между жеребёнком и монстром, кантерлотским голосом требую: «Не смей обижать жеребят, чудовище!». Оборачиваюсь к жеребёнку, но заготовленные слова утешения так и остаются не произнесёнными. Маленький пони продолжал бежать. На месте.
— Между прочим, больно, — проворчал монстр, с трудом поднимаясь на лапы, — но всё равно спасибо, что вмешались, принцесса.
О, этот сон определённо не был обычным. Не так часто хозяин сна не беззащитная жертва, но чудовище.
— У тебя любопытные кошмары, Дилон Сивас, — говорю я, поглядывая чудовище. Очень детализированный, для сна, монстр. Огромный — вдвое выше меня, с широкой и массивной челюстью, полной острых зубов. Очень длинных, окровавленных зубов. Губ не было совсем. Лицо в целом напоминало оригинал, но не было столь истощённым и поэтому выглядело значительно мужественное. Целиком покрыт чёрной, явно металлической, шерстью. Тело принадлежало пони, но лапы то ли собаке, то ли кошке. Хвост напоминал о ящерицах, но был покрыт шерстью и шипами.
— Так зачем вы пришли, принцесса? — почесав лапой за ухом, спросил Дилон. — Уж точно не ради моего кошмара, уверен.
— Я принцесса Ночи и мой долг защищать всех своих подданных от кошмаров, — гордо расправив крылья, отвечаю я.
— Да? Уж не вы ли направили на меня воплощение ужаса, принцесса? — Монстр нагло усмехнулся.
— Ты заслужил, — говорю, не пытаясь оправдываться. — В старые времена за свой поступок остаток жизни твой прошёл бы в темнице.
— А в ещё более старые на виселице, — перебивает меня монстр.
— Ты осознаёшь тяжесть своего проступка, это радует. Но наказание не было полным, моя сестра быстро избавила тебя от воплощения ужаса.
— Нет, не избавила, — с нескрываемым самодовольством сообщает Дилон. — Я его съел в первую же ночь. С тех пор во снах я выгляжу так, а Тия не нашла даже следа ужастика. Довольно комфортное тело и, в отличие от настоящего, довольно послушное. Хотя я резко разучился управлять снами, но думаю со временем этот навык восстановится. Ненавижу кошмары.
Монстр раздражённо фыркает и, недоуменно оглянувшись, «смахивает» лапой окружение, словно перелистывает страницу. Темнота сменяется прекрасным ночным лесом. Обилие запахов кружит голову, но лёгкий прохладный ветерок проясняет мысли. Только цвета выглядят странно. Вокруг были самые разные цветы и растения, а полная луна позволяла легко их рассмотреть, так что я в полной мере смогла оценить цветовые отличия. Некоторых цветов не хватало, знакомые казались немного иными, а некоторые и вовсе были новыми, невиданными мной ранее. Но все они казались серыми, словно выцветшими. Этому сну явно не хватало красок, а серебряный свет луны ещё сильнее усугублял всеобщую серость.
— Ты специально так искажаешь цвета?
— Искажаю? — монстр хмурится, явно не понимая о чём речь. Потом до него доходит и он говорит:
— Я всегда так вижу. Не думал что во сне можно смотреть чужими глазами. Покажешь, как видишь ты?
Проигнорировав излишне фамильярное обращение, я все же исполняю его просьбу. В лесу становится гораздо светлее и все вокруг буквально расцветает, наполнившись привычными мне яркими красками и едва заметными потоками магии. Монстр долго молчал, окидывая взором изменившийся лес.
— Обычные пони видят так же? — тихо спросил Дилон.
— Пони хуже видят ночью, а магию не видят...
Договорить я не успела, Дилон нагло меня прервал:
— Цвета. Цвета они видят так же? — раздражённо спросил он.
— Днём да.
— Везучие, — печально усмехнувшись, посетовал монстр и грустно покачал головой. Молчание длилось довольно долго, только лёгкий шелест знаменовал очередную перемену декораций. Кантерлот, вид издалека. Оживлённая улица Эквестрийской столицы. Замок. Покои Селестии. Узрев мою сестру, монстр удивлённо присвистнул. Я вернула его зрение и сама едва сдержала удивление. Грива Селестии виделась ему одноцветной, серой. Довольно странно, ведь многие цвета, что встречались в гриве моей сёстры, он видел. Покои то же выглядели довольно невзрачно. Вернула свои цвета.
— Я, конечно, читал что у Селестии шикарная грива, но не думал что настолько... — пробормотал Дилон.
— Запах у неё тоже довольно необычный, — замечаю я. Запах сестры был тёплым, ласковым, домашним, словно материнским.
— Ты очень интересно воспринимаешь запахи, Дилон Сивас. Стоит обратить на них внимание и они перестают быть привычными мне, меняют форму, наполняются смыслом.
Чудовище усмехнулось в ответ и шумно принюхалось. Теперь я ощутила свой собственный запах. Древние инстинкты потребовали: «Беги! Прячься!», но их глас не имел никакой власти надо мной. Для этого пони я была едой. Безумно вкусной, невыносимо желанной и дразняще близкой. Только протяни лапу и лучший деликатес на свете в твоих когтях
— Для тебе все пони так пахнут?
— Нет, только аликорны. Кроме Тии. Она единственная не пахнет едой. А у простых пони гораздо более сдержанный запах.
И Дилон вновь сменил декорации. В этот раз мы оказались в Понивиле и монстр не смог сдержать потока восхищенной брани.

Дилон носился городку и разглядывая все подряд: дома, цветы, пони, камни и даже собственные лапы. Когда ему надоело мы остановились в уютном маленьком ресторанчике. Он явно не принадлежал Понивилю, но для сна это не проблема. Я села в мягкое старинное кресло, а чудовище просто легко возле стола. Официант, не дожидаясь приказа, принёс мне чай и сладости. Дилона едой обделили.
— Не хочешь попробовать? — спросила я, помахав шоколадкой у него перед носом.
— Даже во сне я не могу есть нормальную пищу, — отказался монстр.— Так зачем вы явились в мой сон, принцесса? Никогда не поверю, что только из-за кошмара.
— Ты почти прав, кошмар лишь повод, — отхлебнув чая, ответила я, — на самом деле хотела спросить, как жизнь, Сивас?
Разумеется, если принцесса задаёт такой вопрос, любой пони должен дать подробный ответ. Монстр вздохнул и некоторое время помолчал, собираясь с мыслями. Затем лёг на спину, подставив живот тёплому солнечному свету. Крыши, разумеется, уже не было.
— Это был тяжёлый день. Понивиль необычный город. Яркий, живой, приветливый. Обычно мне приходится прикладывать не малые усилия что бы найти друзей. Или кого-то, кто будет считать меня своим другом. А в этом городе все сами стремятся подружиться. Искренне и честно. Твайлайт и её подруги согласились мне дать шанс, даже узнав, чем я на самом деле питаюсь.
— Не упусти этот шанс, — величественно говорю я.
— Не упущу, — исполненным серьёзности голосом ответил Дилон. На некоторое время воцарилась тишина.
— Знаете, принцесса, — разорвал тишину монстр, — несмотря на всё Понивиль кажется мне весьма тёмным местом.
— Тёмным? — вопросительно подняв бровь, уточняю я.
— Да, тёмным. Он таит слишком много секретов. Всего сутки я провёл в этой обители дружелюбия, но уже сомневаюсь, что там живёт хотя бы один нормальный пони. Я даже узнал нескольких пони. Некоторых помню ещё по тем временам, когда учился в разведке, а других знаю заочно — читал их досье. И, представьте себе, чисто случайно вынюхал пару очень интересных секретов. У меня складывается впечатление, что весь этот город — попытка собрать самых необычных пони и посмотреть, что будет.
Монстр тяжко вздохнул, свернулся калачиком и накрыл голову лапой.
— Слишком много впечатлений, — донеслось откуда-то из этой горы меха, — слишком резкие контрасты. Чувствую себя так, словно схожу с ума.
— Тебе просто нужно поспать, — уверенно говорю я и отправляю маленького монстра в крепкий сон без сновидений. Именно то, что ему сейчас нужно. Поблизости есть одна пони, которой тоже снится кошмар. Эта пони — принцесса дружбы, Твайлайт Спаркл. Потерять подруг она боялась гораздо больше, чем умереть самой. Поэтому монстр, носившийся в её сне, терзал её подруг, вырывая огромные куски мяса из их тел и тут же их съедая. Но страшным это выглядело только для самой Твайлайт Спаркл. Поддавшись кошмару, она не замечала, что вместо ран остаётся лишь багровый туман, а куски плоти больше походят на куски торта. В роли монстра был Дилон. У него была несуразно большая голова, состоявшая, казалось, из одной только челюсти.
— Он на такое неспособен, — громко фыркнув, заявляю я и движением копыта отправляю монстра в пустое пространство сна (кроме самих участников тут ничего не было). Как обычно, сознание пони достроило декорации и монстрик врезался в стену. Комната вокруг постепенно наполнялась деталями, приобретая всё больше сходства с Сахарным Уголком.
— Что? — недоуменно переспрашивает принцесса дружбы.
— Дилон на такое неспособен. Он скорее собственные копыта съест, чем причинит вред пони.
— Очень двусмысленно звучит. — пробормотала Твайлайт. — А это и правда вы, принцесса Луна? Или это всего лишь сон и вы мне снитесь?
— Это всего лишь сон, в котором тебе снится принцесса Луна, — улыбнувшись, отвечаю я и лёгким взмахом рога меняю декорации сна на ресторанчик из сна Дилона. Крыши нет, но вместо солнца над головой огромная фиолетовая звезда, а вокруг неё кружатся пять маленьких звёздочек.
— Это и правда вы. — Твайлайт улыбается, — Спасибо что убрали тот кошмар
.— Пожалуйста. Но тебе не стоит беспокоиться. Этот развратник совершенно безобиден.
— Вы думаете, я приняла верное решение? — с надеждой спросила Твайлайт.
— Да, — тепло улыбнувшись, ответила я, — единственно верное. Но не забывай, что Дилон — монстр.
— Монстр? — непонимающе переспросила Твайлайт Спаркл, — Но ведь вы сказали…
— Я знаю, что я сказала, — перебиваю фиолетовую, — Сивасу можно доверять. Но он монстр и об этом ни на секунду не стоит забывать. Ты поймёшь, когда подольше с ним пообщаешься.
— Вы меня запутали, — грустно вздыхает Твайлайт.
— Так бывает. Будь осторожна, Спаркл.
Юная принцесса недоуменно смотрит на меня.
— Просто дурное предчувствие. Будь бдительна. А теперь тебе пора спать.

Проснулся незадолго до рассвета. Бодрый и отдохнувший. Было ли причиной вмешательство Луны в мой сон или хороший ужин? А может, все сразу? Неважно. Наблюдать за восходом солнца я люблю. Но не так, как обычные пони. Внимание покидает обычные чувства и магия заполняет мир. Потом я плавно переношу освободившееся внимание на это новое чувство магии. Сфера моей концентрации накрывает Понивиль. И, к своему удивлению, я обнаруживаю ещё три сферы! Они меньше моей, но все же весьма крупные. Отправляю всем трём своеобразный «привет» — смесь дружелюбия, радости и «то самое чувство, когда встречаешь нового пони». Получаю в ответ такой же «привет». Эмоции не слишком подходят для разговоров, поэтому на этом общение заканчивается. Понивиль довольно маленький город и поэтому еды... пони тут мало. Голод прорывается даже в это, лишённое ощущений тела, состояние. Чем больше так нужной мне жизни я могу получить с существа, тем больше я желаю его съесть. И пони тут вне конкуренции. С голодом тяжело бороться. Поэтому ближе чем на шаг к пони не подходить и всегда есть с утра. Иначе есть риск сорваться. А тем временем восходит солнце и его лучи плавно касаются моей сферы и невесомые потоки магии наполняют воздух. А затем огромная сфера внимания Селестии накрывает всю Эквестрию и уходит далеко за её пределы. Радость нового дня, посланная принцессой, приветствует всех живущих. В такие моменты понимаешь, что принцессы — гораздо больше чем просто пони. Пожалуй, слово «бог» лучше описывает этих существ. Погодите-ка, что-то странное чувствуется в Понивиле. Словно какое-то едва заметное беспокойство разлито в воздухе. Вытягиваю свою сферу в нить и касаюсь пылающего в Кантерлоте солнца и передаю ему чувство, а оно отвечает мне теплом и заботой. Обещание разобраться в ситуации, как я понимаю. Ещё какое-то время я пытаюсь найти источник беспокойства, сжав внимание до небольшого шарика и тщательно обшаривая весь Понивиль. Увы, всё бесполезно. Селестия тем временем возвращается в обычное состояние. Я, устав искать непонятно что, тоже.

— Привет, Рэрити! — здороваюсь я с белой единорожкой. В этот ранний час она уже не спит и открыла дверь почти сразу, как я постучался.
— Привет Дилон, — неожиданно радостно отвечает Рэрити, — проходи. Я тут как раз думала о наряде для тебя.Рэрити показала мне десяток листов с набросками. Все как один с целой кучей украшений. А потом разом порвала все на мелкие кусочки.
— И все не то, — модельерша горестно вздохнула, — но буквально только что мне пришла отличная идея. Рэрити немного зловеще улыбнулась.
— Раздевайся, мне нужно снять мерки.
— Может не надо? — жалобно спросил я. — Моя одежда вполне целая и прослужит ещё много времени.
За такие речи я удостоился сочувствующего взгляда.
— Надо, Дилон, надо. — сказала Рэрити, положив копыто мне на плечо.Кажется, откосить не получиться. Тяжко вздохнув, я соглашаюсь с кобылой и таки стягиваю свой наряд. Не думал, что буду чувствовать такой дискомфорт без своей одежды. Взгляды кобылы усугубляли ситуацию. У меня целая куча шрамов разных форм и размеров. Особенно выделяются четыре широких полосы вдоль спины и большой ожог слева на крупе, как раз там, где должна быть кьютимарка. Полосы мне достались от грифона, а ожог я получил от одной милой старушки, заехавшей мне факелом.
— Кажется, наряд должен быть немного более закрытым, чем я думала, — тихо бормочет Рэрити. И уже громче, нарочито равнодушно добавляет:
— Дилон, мне кажется тебе стоит есть побольше.
Впрочем, Рэрити была профессионалом и даже в такой ситуации быстро собралась и таки сняла мерки. А потом выгнала меня из бутика, начав работу ещё до того, как дверь за мной закрылась.

Я нерешительно замер перед дверьми замка. Полагается стучаться или можно входить просто так? На всякий случай постучался. Дверь мне открыл ручной дракон Твайлайт. Но стоило ему увидеть меня и дверь он закрыл. На засов. Через пару минут дверь опять распахнулась. Открыла её Твайлайт. Спайк стоял где-то за ней.
— Привет Дилон, — немного смущённо сказала Твайлайт Спаркл, — прости за Спайка.
— Пустяки, — отмахнулся я. — Скажи лучше, ты не чувствуешь чего-нибудь… странного?
Спрашивая это, я чувствовал себя тем ещё психом.
— Странного? Нет, — ответила Твайли, глядя на меня как на полоумного, — а что?
— Ничего, — я помотал головой, — просто дурное предчувствие. Ну тогда пока.
— Стой! — окликнула меня Твайлайт, когда я уже достаточно далеко ушёл от замка.— У принцессы Луны тоже дурное предчувствие. Она мне во сне сказала.
Кобылка выглядела немного смущённо. Думаю её немного смущало, что источник информации — сон.
— Любопытно, — пробормотал я. Вот теперь я не на шутку встревожен!
— Давай обойдём Понивиль? — предложила Твайли.
— Отличная идея.
Принцесса хотела что-то сказать, но я заткнул её рот копытом.
— Слышала? — тихо спросил я. По её округлившимся от удивления глазам понял, что нет.
— За мной, быстро! — и я рванул на звук. Через несколько секунд он повторился, но теперь громче и даже Твайлайт его услышала.
— Там кричит жеребёнок! — полным ужаса голосом прошептала она. И рванула вперёд, вмиг обогнав меня.
— Крылья! — рявкнул я. А через мгновение меня подхватили телекинезом и мы оба взмыли над домами. То, что мы увидели не понравилось обоим. Четвёрка алмазных псов находилась около школы и в когтях одного извивался жеребёнок, а вокруг царила паника. Вспышка и вот мы уже в паре метров от собак. Сильно пахло кровью. Пёс не просто держал жеребёнка — его когти глубоко погрузились в тело маленького пони. Другой пёс тоже держал жеребёнка и прямо у нас на глазах он откусил от него кусок. И вокруг было очень много крови. Мельком я глянул на остолбеневшую Твайлайт — прямо перед ней лежало чьё-то маленькое копытце. Гнев. Густой, чёрный, горячий. Он волной накрыл сознание и без моего желания тело начало быстрее расходовать жизнь. Прыжок и зубы сомкнулись на горле ближайшего пса. Рывок и кусок его шеи остаётся у меня в зубах, а агонизирующее тело отлетело в сторону. Я, впрочем, тоже. Его дружки злобно скалятся и плавно окружают меня, пока я доедаю кусок их товарища.
— Тебе не справится с псами, — рычит самый крупный, — псы порвут тебя, псы сожрут тебя.
— Двоих я заберу с собой! — оскалившись, рычу в ответ. Вдох-выдох. Ярость теряет контроль и я чувствую жизнь во мне. И вся она разом наполняет тело, а ярость вновь подчиняет мой разум. Прыжок и я лечу словно снаряд. С приятным хрустом все четыре копыта впечатываются в грудь их вожака. Мы вместе падаем и я рву его горло. Чьи-то когти смыкаются на моём крупе, но пёс подошёл слишком близко и мои задние копыта отправляют его в полёт, а треск ломающихся рёбер тешит слух. Приземлился пёс уже мёртвым — обломки рёбер пробили лёгкие и, судя по всему, сердце. Всё. Я пустой. Жизнь почти на нуле, сражаться больше не получится. Третий пёс, припав к земле, подбирается ко мне. Даже копыта от земли оторвать не могу. Оскалившись, он прыгает. Фиолетовое свечение окутывает пса и роняет на землю. Очень сильно роняет. Я слышу хруст костей, а пёс заходится воем. Едва перебирая копытами, подхожу к этому отродью. Из-за боли он слишком поздно замечает меня и ничего не успевает сделать, когда мои зубы смыкаются на его горле. Пара глотков крови даёт мне достаточно сил, чтобы сильнее сжать зубы и вырвать кусок его шеи. Глотаю не жуя. У меня по пять огромных рваных ран на каждой стороне крупа и я истекаю кровью, но боли почти нет. Оглядываюсь. Паники уже нет — почти все свалили куда подальше, но рядом стоит сиреневая пони с тремя улыбающимися цветками на метке. Наткнувшись на мой взгляд, она выходит из ступора и бросается помогать жеребятам. А вот и Рэйнбоу Дэш прилетела. Хватаю кусок копыта, лежащий около Твайлайт Спаркл и кидаю пегаске. Та рефлекторно его ловит.
— Отнеси Спайку, пускай отправит Селестии! — кричу радужной. Та оправдывает мои надежды и размытое радужное пятно уносится в сторону замка Твайлайт. Больше всего я боялся, что перепугавшись, пегаска свалит или начнёт истерить. Кружится голова и тяжело стоять. Неудивительно, я ж потерял целую кучу крови. Через десяток секунд вспышке света на поляне появляется Селестия. И ни следа паники или испуга на её лице. Деловито оглядевшись она разом телепортирует всех в госпиталь при Кантерлотском дворце, а ещё через секунду сюда же десятка два целителей. Одного телепортировало вместе с кроватью. «Твайлайт, помоги Дилону» — рявкает солнцекрупая швырнув упаковку бинтов в принцессу дружбы. Как в тумане вижу суету в госпитале, перепуганную Твайлайт, старательно забинтовывающую мои раны. Весь замок содрогается от мощнейших целительных заклинаний и каждое в разы усиленно Селестией и Луной. Да, Луна тоже тут. Потом к ним присоединяется Твайлайт, а чуть позже Каденс. Сколько всего жеребят пострадало? Я как-то не посмотрел, пока сражался. «Спи» — командует Луна и я окончательно отключаюсь.

Селестия казалась спокойной. С абсолютно каменным лицом она кругами ходила по своим покоям. Но воздух вокруг неё горел, её копыта заставляли камень течь и светиться ярко-белым, а всё, на что падал её взгляд плавилось или мгновенно обращалось в пепел. За долгие годы учёбы я никогда не видела Селестию в гневе и даже подумать не могла, что она может так злиться. Её взгляд наткнулся на меня, заставив съёжиться, как нашкодившего жеребёнка. На мгновение я удивилась, что не вспыхнула как спичка, но разве может Селестия навредить своей ученице? В её взгляде не было гнева, но стена за моей спиной начала плавиться.
— Твайлайт Спаркл, — задумчиво произнесла принцесса. Я съёжилась ещё сильнее, желая лишь исчезнуть отсюда, оказаться где угодно, лишь бы там не было этого равнодушного взгляда. А потом Селестия повторила, но тише и ещё более задумчиво:
— Твайлайт Спаркл...
Огонь, пылавший вокруг Селестии, вдруг погас, а её взгляд перестал плавить стены.
— Твайли, моя лучшая ученица! — радостно воскликнула принцесса, засияв, как жеребёнок, получивший кьютимарку. Меня вдруг заключили в объятия и погладили по гриве. Я застыла в её объятиях, боясь пошевелиться. Разрываясь между желаниями обнять принцессу в ответ и телепортироваться подальше отсюда.
— Ты поможешь мне защитить моих маленьких пони. — довольно промурлыкала Селестия. — Вот тебе карта, скажешь стражниками, что тебе нужно к Стил Рэйну, они поймут. Всё, иди.
И меня вытолкнули за дверь.

Поёжившись Твайлайт оглядела выданный Селестией листочек. Карта замка, с отмеченным красным маршрутом. Странным было то, что маршрут прерывался где-то в коридорах замка и не вёл никуда. Но юная аликорна верила принцессе и следовала за красной линией. Закончилась она в центре обычного коридора. Ни дверей, ни окон, только стоял одинокий стражник. Твайлайт подошла к нему и, немного смущённо, сказала: «Мне нужно к Стил Рэйну.» Стражник внимательно оглядел её и коротко скомандовал: «За мной.» А затем развернулся, отстучал копытом затейливый ритм и ушёл в стену. Твайли неверяще уставилась на кусок камня, в котором только что пропал стражник. Коснулась его копытом и оно погрузилось в стену. Стена не была иллюзией, просто она была жидкой. Глубоко вдохнув, принцесса нырнула в камень. И едва не сшибла стражника, благо тот успел вовремя отойти. Стена оказалась толще чем она думала (вместо ожидаемой тонкой преграды было почти полтора метра вязкой жидкости) и кобылка запаниковала. Стражник одобрительно кивнул и пошёл вперёд. Коридор, в котором они оказались, изрядно отличался от обычных для замка: был узок (два пони едва ли смогли бы разминуться), вместо белоснежных стен здесь был серый, грубо отёсанный камень, словно проход просто прорубили в скале, а роль светильников играли парящие под потолком крохотные магические светлячки. Временами тут попадались двери — узкие, невысокие, но массивные. «Вам сюда» — остановившись возле очередной двери, сказал стражник. И не глядя на принцессу пошёл обратно. «Ну ладно» — подумала Твайлайт и осторожно постучалась.
— Открыто! — донеслось из-за двери подозрительно знакомым голосом. За дверью был кабинет. Всю его правую часть занимал огромный стол из тёмного дерева и пара неменее огромных шкафов с одинаковыми серыми брусочками книг. Они если и отличались чем, то только размером (и то не слишком значительно). Даже надписей на корешках не было! За столом сидел вполне обычный коричневый единорог, задумчиво просматривающий какие-то документы. В центре кабинета находился круглый каменный стол испещереный рунами, а над ним парила модель солнечной системы: довольно крупный шар Эквуса в центре, рядом с ним висел маленьких шар Луны, а в отдалении, почти за краем стола, парило Солнце. Оно было вдвое больше и находилось вдвое дальше, чем должно. Левая часть кабинета больше напоминала музей древней истории и дальних стран. Даже кушетку, с развалившимся на ней серым пони Твайлайт сначала приняла за очередной экспонат.
— О, привет, Твайли! — поприветствовал кобылку радостный Дилон. Отхлебнул из небольшой фляжки и довольно зажмурился.
— Ворвань, — пояснил он, — восхитительная вещь!
— Привет, — немного растерянно ответила принцесса, — ты в порядке?
— Абсоютно! — оскалился Дилон. — Уже почти восстановил кровопотерю, да и раны подзатянулись. Знатный останется шрам.
Дилон довольно усмехнулся, словно был этому рад.
— Ты сама то как?
— Я, — голос Твайлайт дрогнул. Кобылка не знала, как относится к тревоге и страху, тугим узлом завязавшимся где-то в груди. Эти чувства приносили вполне физический дискомфорт, мешали дышать и слово вытягивали из воздуха так нужный пони кислород и от этого у неё кружилась голова.
— Я впорядке, — все же сказала пони.
— Твайлайт, — ласково начал единорог, отвлёкшись от документов, — ни один неподготовленый пони не будет в порядке после произошедшего. У нас есть прекрасный психолог, обязательно сходи к нему. Причём сегодня, Дилон тебя проводит. Уже завтра его переведут в Понивиль, оказывать помощь всем пострадавшим в инциденте и я желаю видеть тебя в списке его пациентов.
Единорог кивнул каким-то своим мыслям и став вдруг абсолютно серьёзным продолжил:
— Под видом его семьи в Понивиль отправится четыре наших агента. Больше выделить не могу. — Стил Рэйн явно говорил это Дилону, словно забыв, что Твайлайт вообще присутствует.
— Отряд королевской стражи, разумеется, то же будет, но не расчитывай на них. Против наших противников они могут разве что красиво умереть.
— Ну хоть эвакуацию гражданских на них спихнуть можно? — недовольно пробурчал Сивас.
— Можно, — разрешил единорог.
— А кто сражаться будет?— В Понивиле есть трое наших, ещё четверо прибудут с доктором, шесть пони гражданского резерва и компания Твайлайт Спаркл. Можешь привлечь всех. Учи их чему хочешь, принцесса одобрила.
— Ребят, а что тут происходит? — спросила ничего не понимающая Твайлайт. Дилон закатил глаза и недовольно пробормотал:
— Ну вечно тебе приходиться всё объяснять! — и уже нормальным тоном продолжил, — сейчас ты находишься на территории эквестрийской разведки. Вот за тем пафосным столом развалился Стил Рэйн, он тут самый крутой и самый главный. Может вырезать пол-Кантерлота и узнать самые грязные всего его населения не отрывая круп от кресла.
— Преувеличиваешь, — холодно заметил единорог.
— А ещё говорят, что ему перевалило за тысячу, — доверительно прошептал зубастый.
— И это тоже не правда.
— Не верь ему, — заговорщически подмигнув, сказал Дилон, — так, о чём это я… Точно, у нас есть опасение, что нападение на Понивиль может повториться. И в этот раз немного более серьёзное. Наша главная проблема в том, что средства оповещения разведки почему-то не сработали во время прошлого нападения.
Единорог поднял со стола обычный с виду свиток. В углу свитка был нарисован серый кружочек и именно в него единорог ткнул копытом. Свиток вспыхнул и исчез, а через мгновение возник почти на том же самом месте.
— Этот свиток сработал, — пояснил Дилон, — просто точка назначения как раз этот кабинет. А тогда, в Понивиле, свитки просто не стали отправляться. И мы понятия не имеем, на каком расстояния творится такая фигня.
— Когда умер последний пёс свитки заработали вновь, — закончил за Дилона единорг.
— А что это были за существа? Они похожи на алмазных псов, но они ведь не едят пони! — робко спросила Твайлайт.
— Это и были алмазные псы, — вздохнув, сказал Стил Рэйн, — но что то… исказило их. И это «что-то» очень могущественно. Потому-то мы ждём повторения нападения. Теперь к делу. Дилон Сивас, если до тебя ещё не дошло, то уточняю: ты мобилизован из гражданского резерва. Теперь ты разведчик. Поздравляю.
Единорог швырнул удивлённому Дилону цепочку с жетом.
— Вы серьёзно не нашли никого получше?
— Ты прекрасно себя проявил во время кризиса третьего дня. Причём, если не помнишь, ресурсов тогда было меньше чем сейчас.
— Просто повезло, — покачал головой зубатый. — Ладно, но как быть с жителями Понивиля?
— Никак. — твёрдо сказал Стил. — Поставим их перед фактов, что ты главный и в Тартар недовольных.
Оглянувшись на Твайлайт единорг уточнил:
— Про Тартар я образно. Дилон свободен, Твайлайт останься.
Земнопони с любопытством оглядел Рэйна и принцессу и, не задавая вопросов, покинул кабинет.
— Ну как тебе маленькое представление принцессы Селестии? — сразу перешёл к делу начальник разведки.
— Представление? — осторожно переспросила Твайлайт.
— Принцессе несколько тысяч лет, — тоном пони, объясняющего очевидные вещи, начал начальник разведки, — думаю за это время она научилась сдерживать гнев, каким бы сильным он не был. Да и не просто так она привела тебя к себе в покои. Так как?
— Страшно, — честно призналась Твайлай, — но как-то... успокаивающе?
Рэйн кивнул каким-то свои мыслям.
— Ну теперь к делу. Я хотел поговорит о Дилоне. Как думаешь, почему Селестия решила лично его воспитывать?
- Ей стало жалко жеребёнка?
Рейн ответил ироничным взглядом.
- Нет, просто она всегда лично воспитывает особо опасных пони. Вроде тебя. Вот не делай такие глаза! Напомнить, что произошло в день, когда ты получила кьютимарку? А про твою способность превращаться в пирогрива? Но мы отвлеклись. Селестия перевернула моё представление о воспитании. Сотни расчётов, диаграмм, многие часы, проведённые за выстраиванием схем. Она буквально спроектировала его личность. Учла всё, хоть я и считал это невозможным. Воистину грандиозная работа. Тут стоит отвлечься и вспомнить про душу. Знаешь, что это такое?
Твайлайт кивает. Она чувствовала себя ещё более растерянной чем до этого. Рэйн ободряюще ей улыбнулся и продолжил:
— Есть заклинания, позволяющие заглянуть в душу. Они опасны для тех, кто их использует, поэтому секретны, но я знаю одно. И, пользуясь им, я всегда вижу одно и то же, на кого бы ни обратил свою магию: пони, минотавры, грифоны, даже животные. Их души — яркий свет.
— У Дилона не так? — тихо спросила Твайлайт.
— Нет. В его душе лишь жадная пустота, без разбора пожирающая всё, до чего может дотянуться. Ни капли добра, милосердия, сострадания, лишь воплощение абсолютного голода.
Начальник разведки замер, рассеянно уставившись в потолок.
 — Душа черна как ночное небо, лишённое звёзд, а плоть жаждет плоти, — задумчиво пробормотал Стил. У Твайлайт пробежались муршке по шкуре от этих слов. Единорог встряхнулся и добродушно улыбнулся кобылке.
 — Не обращай внимая, меня иногда заносит. Ну, как я уже сказал, и душа и тело нашего зубастика требуют есть всё, что движется. Особенно если оно разумно. Пока он как-то с этим справляется, но я сомневаюсь, что это надолго. Селестия считает, что примерно через год Сивас сорвётся. Вместо нашего милого зубатика мы получим полудикое животное, одержимое голодом. И тогда уже ничто не заставит его вернуться в прежнее состояние.
 — Вы так спокойно об этом говорите... — растерянно пробормотала Твайлайт.
 — Работа у меня такая, — горестно вздохнул Рейн, — нужно быть хладнокровным и беспристрастным. Как бы мне было неприятно принимать такое решение, но когда такое случится Дилона придётся убить.
 — Что?! — ужаснулась принцесса, — как можно убить живое существо?!
Стил Рейн с ироничной усмешкой посмотрел на Твайлайт.
- Тебе сказать, сколько существ нужно для поддержания жизни этого маленького монстра?
- Нет, — Твайлайт пристыженно упёрла взгляд в пол, но вдруг встрепенулась, — может, как-нибудь получиться спасти его? Я знаю, Селестия уже всё перепробовала, но может у меня что-нибудь получится? Может, можно искусственно создавать еду для Дилона?
Глаза аликорночки загорелись, она прокручивала идею за идеей, а решение казалось ей таким близким...
 — Нет, — полным сочувствия голосом Стил прервал кобылку, — нельзя. Слышала что-нибудь про энергию жизни? Ну, обычно её называют просто жизнью.
Твайлайт недоуменно пошевелила ушами. Ни о чём подобном она никогда не читала в серьёзной литературе.
 — Выделять жизнь в отдельную энергию... это ненаучно! Такое возможно только в каких-нибудь глупых историях.
 — Ты почти права — мы так и не смогли найти каких-то объективных доказательств. Никаких, кроме Сиваса. Он, представь себе, поглощает её из пищи. И более того: научился прекрасно управлять потоками жизни в своём теле и чувствовать её на довольно большом расстоянии.
Стил Рейн задумчиво посмотрел на парящий в центре комнаты шарик Эквуса.
 — Собственной жизни у него совсем нет, поэтому ему нужна чужая. И самое грустное — почти всё что он ест превращается в жизнь. Его телу достаётся около одной двадцатой, может даже меньше. Поэтому наш зубастик такой тощий.
 — Если он съедает столько же, сколько и обычный пони...
Твайлайт охнула.
 — Целая прорва энергии, если ты об этом, — усмехнулся Рейн. — Ну а как ты думала он так лихо раскидал псов? Сама видела, мышц у него маловато. Честно говоря, ему не должно хватить сил, даже чтобы встать.
Стил Рейн вновь замер, рассеяно смотря куда вглубь кабинета и давая кобылке время всё обдумать. И Твайлайт старательно размышляла над услышанным.
 — Выводы, — сухо потребовал единорог. Аликорночка почувствовала себя словно на экзамене, к которому плохо подготовилась. На ОЧЕНЬ важном экзамене, к которому она ОЧЕНЬ плохо подготовилась. Но это чувство продлилось лишь пару мгновений, слишком уж мрачно всё получалось, чтобы беспокоится за какие-то там экзамены.
 — Если на Понивиль нападут Дилон сорвётся.

Беспокойство и страх, поселившиеся в груди нарастали с каждой мыслью. Я знала что права, но упорно надеялась, что Стил Рейн рассмеётся и скажет, что я ошибаюсь. Говорить было тяжело, каждое слово добавляло капельку боли в запутавшийся комок нервов в груди.
 — Он ведь будет убивать. И есть. Много смертей, много еды, много силы. Это сведёт его с ума, ведь так?
Убийство? Это слово казалось мне новым, как и все его производные. Сомневаюсь, что когда-нибудь использовала его, да и встретить что-то подобное можно было лишь в книгах по очень-очень далёкой истории. И то, употреблялось она как-то вскользь, с опаской. Само понятие насильственной смерти было тщательно вымарано из мировоззрения пони. Удивительно, что все мои подруги знают что это такое.
 — Справилась на отлично, — ободряюще улыбнувшись, кивнул Стил Рейн, — и да, это был экзамен.
Но настроение этого единорога опять поменялось — он разом стал сосредоточенным, его взгляд неприятно пронзительным, а голос волевым, твёрдым, даже командным... и немного грозным.
- А теперь, Твайлайт Спаркл, запомни самое главное: если Дилон Сивас сорвётся и атакует пони — не пытайся его спасти. Это бесполезно, а за попытку тебе придётся расплатиться собственной жизнью и, возможно, жизнями своих друзей. Да и множество непричастных пони могут пострадать от его зубов. Лучшее, что ты можешь сделать в такой ситуации — убить Дилона.
Убить?! Комок в груди стал тяжелее раза в два, теперь мне даже стоять было тяжело и кружилась голова от нехватки воздуха. Против воли дыхание стало очень частным и поверхностным, я пыталась вдохнуть поглубже, но ничего не получалось, тело просто отказывалось дышать нормально.
 — Не сможешь, да? — единорог смотрит сочувствующие, а от былой грозности не осталось и следа. — Тогда усыпи его. Заклинание потребуется повторить не один раз, чтобы оно подействовало, но в конце концов он уснёт. Просто не давай ему проснуться и жди кого-нибудь из взрослых, ладно?
 — Д-да.
Дыхание всё же стало успокаиваться, но мне всё ещё даже стоять было тяжело, так сильна была тревога. Взлететь я сейчас точно не смогу. Стил Рейн вновь ободряюще улыбнулся.
 — Ты хорошо справляешься. Думаю на этом можно закончить, а теперь иди к мозгоправу. Тебе действительно нужна его помощь. Ну и, разумеется, обо всём, что ты услышала в этом кабинете никому не говори. Даже собственному отражению.
Стил Рейн подмигнул мне. Не знаю, что он хотел этим сказать, но если бы этот единорог опять начал строить из себя строгого начальника я бы точно разревелась. Кажется такое состояние называется депрессией? Я читала про неё, но не думала, что мне придётся столкнуться с этим и уж тем более испытать на собственной шкуре. Чтобы хоть как-то бороться с этим я перекидывала своё внимание на любую мелочь, за которую цеплялся взгляд. К своему удивлению, когда я попробовала открыть дверь телекинезом у меня ничего не получилось. Рог даже не зажёгся! Я раздражённо выдохнула, пробормотав что-то вроде: "Замечательно!" и открыла дверь копытами. Это было непросто.
Почему-то я думала, что увижу Дилона грустным и потерянным. Довольно эгоистичное ожидание, ведь единственная причина так считать — собственное ужасное настроение. Разумеется, Дилон не выглядел хоть сколь-нибудь грустно и это почему-то меня раздражало. Он флиртовал с жёлтой пегаской (грива и глаза тоже была жёлтыми). На кьютимарке у неё был леденец. В целом она напоминала Флаттершай, только была более насыщенного оттенка, чуть-чуть меньше и старше лет на десять. Как раз того возраста, когда светские старушки Кантерлота перестают называть кобылку "милочкой" или "юной леди" и переходят на "мадам". А ведь Дилон её ровесник! Странно, раньше я как-то не задумывалась о его возрасте. Сколько ему лет на самом деле? Не факт ведь, что его продолжительность жизни такая же, как и у простых пони. Может он гораздо старше меня или наоборот младше. О и ещё одна деталь, на которую я долго не обращала внимания — Дилон был меньше даже этой жёлтой пегаски. Он ненормально маленький для жеребца, я даже приняла его за кобылку, когда впервые встретила.
— Приветствую вас, принцесса, — поклонилась пегаска, как бы невзначай показывая другой бок. Кьютимаркой был цветок. Что? Я ведь точно помню, что это леденец!
— Она балуется переводными кьютимарками, — объяснил Дилон, видя моё удивление. Пегаска дружелюбно улыбнулась.
— Люблю удивлять пони. Меня зовут Сиба — представилась она. Я представилась в ответ, хотя в этом не было необходимости.
— Рада познакомится! Ну а теперь мне пора, всем пока! — лучась дружелюбием попрощалась пегаска, но, пройдя несколько шагов, обернулась:
— Забыла сказать, меня тут переводят в Понивиль с нашим мозгоправом, так что я к тебе загляну вечерком.
Она произнесла это таким голосом, что я бы покраснела, не будь мне настолько плохо.
— Буду ждать с нетерпением, — довольно улыбнувшись, ответил Дилон.
— Она проститутка? — спросила я, когда пегаска скрылась за поворотом. Она шла какой-то странной походкой, виляя бёдрами явно больше, чем необходимо, но у неё получалось очень красиво и женственно. Дилон издал такой звук, словно подавился, а потом пронзительно посмотрел на меня
— Ты хоть знаешь, что значит это слово?
 — Нет, — честно ответила я, — просто однажды, когда я была совсем маленькой и поздно вечером возвращалась с родителями домой, после театра, мы встретили пони, которая ходила так же как Сиба и носила очень странную одежду. Мама назвала её проституткой. Я спрашивала у них, что значит это слово, но они так и не сказали. А Селестия просто запретила даже пытаться узнать его значение.
Дилон не засмеялся, хотя, уверена, ему хотелось. И вообще никак не выразил своих эмоций.
 — Тебе встречалось что-нибудь про любовь за деньги? Любовь в плане секса, если тебе знакомо это слово. Это и есть проституция. Ну и проституткой называют кобылу, которая дарит, — Сивас иронично усмехнулся, — любовь всем, кто готов за неё платить.
Я невольно покраснела. Теперь понятно, почему ни родители, ни принцесса не решились рассказывать мне такое! Слишком уж мала я тогда была. Вопрос лишь в том, почему я до сих пор не знала этого слова? И зачем заниматься подобным?
 — И не вздумай так называть Сибу, она такими вещами не занимается.
Мы немного помолчали.
 — Она твоя особенная пони?
 — Нет, она моя любовница.
 — Что? — переспрашиваю я от неожиданности прозвучавшей фразы. Слово, которое использовал Дилон я знала, но никогда не думала, что такое существует на самом деле.
— Любовница. Пони, с которой можно провести ночь без всяких обязательств, — и, усмехнувшись, издевательски сказал, — только секс, никакой любви.
— Я не понимаю, — мой голос прозвучал жалобно и растерянно, — как можно заниматься... этим с пони которого не любишь? И чем тогда это отличается от проституции?
Я не смогла заставить себя использовать то же слово, что и Дилон. Оно казалось мне слишком неприличным.
— Ещё как можно. Хотя я сомневаюсь, что ты поймёшь. Не то воспитание. А от проституции отличается тем, что мы с ней не из-за денег, а потому, что нам это нравится. Ну и если ты плохо слушала, то повторяю — проститутка спит со всеми подряд.
Спит? Ох, это слово больше никогда не будет прежним.
— Ладно, давай отведу тебя к мозгоправу, — встряхнувшись, сказал Дилон. — Если что, ему можно рассказать всё. Даже если сам Стил говорил держать язык за зубами.
Доктор оказался приятным седым единорогом с глубоким, завораживающим голосом. Его звали Инерманом, но мне почему то казалась, что это имя не настоящее. Его кьютимаркой был маленький огонёк, вроде огня свечи, но у него не было источника. И мы просто разговаривали. Почти час болтали ни о чём. Удивительно, но самого разговора я не запомнила — только его глаза. В их бездонной глубине было столько добра и спокойствия, что всякое беспокойство было невозможно под их мудрым взглядом. За прошедший час комок тревоги и страха в моей груди полностью рассеялся и вновь вернулась привычная лёгкость. Теперь мне было понятно, почему весь путь Дилон так восторженно рассказывал про этого пони. Вот сейчас я точно была в порядке.