Плохой день Спайка

Твайлайт занимается экспериментами, Спайк делает работу по дому. Всё совершенно нормально и обыденно в Библиотеке Золотой Дуб… пока с визитом не заглядывает Кризалис.

Твайлайт Спаркл Спайк Кризалис

Короче говоря, все пошло не очень

Когда Кэррот Топ обнаруживает, что ее кольтфренд ей изменяет, ее первая реакция — пнуть его так, чтоб он улетел аж в следующую неделю. Тот факт, что сейчас он находится на вечеринке по случаю дня рождения Блюблада, похоже, не повод передумать. Хорошая новость: все ее друзья готовы вытащить ее из беды. Плохая новость: все ее друзья — кучка социопатов.

Дерпи Хувз Лира Бон-Бон DJ PON-3 Доктор Хувз Октавия Кэррот Топ

Doctor Whooves

Попав в очередную передрягу, Доктор обнаруживает себя в неизвестном ему мире, регенерировавшим в пони...

DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Доктор Хувз Октавия

Гроза

Бывали ли в Вашей жизни случаи, когда всего несколько сказанных Вами самых важных слов могли в корне изменить отношения с тем/той, кому они предназначены? Может случиться так, что адресат по самым разным причинам не услышит Вас с первого раза. Хватит ли Вам сил, чтобы повторить сказанное ранее?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спайк Лира Бон-Бон Другие пони

После похорон

Твайлайт, как известно, аликорн. А аликорны живут вечно... в отличие от прочих пони. Сразу даю примечание: если кто видел часть этого рассказа на forum.everypony.ru и уже пылает гневом, не спешите, Donnel - это я и есть.

Сёстры

Две небольшие истории о Луне, Селестии, моде и теории права. “Зарисовки из жизни, если, конечно, ваша жизнь — безумный королевский торт с корицей”.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Битва за Филлидельфию

Город Филлидельфия подвергается настоящему нашествию роя странных существ. Поначалу это никем не воспринимается всерьёз, но очень скоро становится ясно: это грозит обернуться катастрофой.

ОС - пони Лайтнин Даст

Зубная боль в сердце

Помимо эпических сражений за настоящее и будущее Эквестрии... а в случае с Твайлайт - ещё и за прошлое... пони живут вполне рутинной жизнью. Но жизнь эта бросает порой нешуточные вызовы. Пусть преодоление их не сопровождается разрывом светового спектра на семь цветов, в чьей-то жизни это - самые главные победы. Берри Панч и Колгейт учатся терпению и доверию в борьбе со всё усугубляющимся пьянством Берри. Единорог-стоматолог пытается докопаться до его причин. Но сможет ли она принять эти причины?

Бэрри Пунш Колгейт

Я буду здесь

Возвращаясь из поездки, целью которой был отчаянный порыв найти себя, Сомбра возвращается в Кристальную Империю, но вместо любимой кобылки его встречает кристальное надгробие.

Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца

Темная и Белая жизнь - Поход Эпплов.

Это история повествует об элементе Честности. Оранжевая кобылка ещё в юном возрасте потеряла своих родителей. Ей предстоит путешествие, которое поменяет её духовно и морально. Она взглянет на мир под другим углом. Преодолеет все трудности, повстречает незнакомцев. И наконец-то дойдет до свой цели, где начнет жизнь с чистого листа.

Эплджек Эплблум Биг Макинтош

Автор рисунка: MurDareik
Глава 2. Предвестники бури Глава 4. Последнее затишье

Глава 3. Посиделки без чая

Начальник разведки прошёл через очередную жидкую стену. Честно говоря, изначально стена не была жидкой и только единороги, владеющие специальным заклинание и точно знающие, где его применить, могли попасть в этот проход. Таких можно было по копытам одного пони пересчитать. В коридоре царила абсолютная темнота: не было ни окон, ни привычных для разведки светящихся шариков. Делалось это из соображений секретности, ведь почти любой разведчик мог почувствовать заклинание (а некоторые даже обыкновенные светильники) сквозь несколько метров камня. В конце короткого коридора располагался лифт. Разумеется, никакой механики или магии в нём не было. Стил Рейн коротким заклинанием заставил лифт поехать. В конце достаточно длинного пути его ждала одна из наиболее секретных лабораторий разведки. Обширное, ярко освещённое помещение, заставленной тоннами разнообразных предметов, оборудования и просто хлама. В центре, вокруг прямоугольного железного стола возился красный единорог. На самом деле он был белым, но за много часов работы с трупами псов перемазался кровью.
— Как работа, Буч? Узнал что-нибудь интересное?
— Привет Стил, — жизнерадостно отозвался пони, — я уж думал ты не придёшь! И да, я узнал мноооого интересных вещей, на которые тебе будет плевать. Нужно что-то конкретное?
— Самое важное, пожалуй, это тот же случай, что и Дилон?
— Ну как тебе сказать, — замялся единорог, — они чем-то похожи. Словно кто-то упорно старался скопировать нашего зубастика. Но замечу: именно скопировать. Над ними явно поработал кто-то другой.
Единорог отошёл от стола, вытащил из кучи какого-то хлама полотенце и начал отирать морду от крови.
— И скопировал очень неумело. Нет, работа достойна мастера, не спорю, но до Сиваса определённо не дотягивает. Вот смотри…
Единорог подскочил к столу, схватил телекинезом два лежащих у самого края предмета. Первый — длинный чёрный коготь, а второй — маленький белый клык.
— Самая прочная часть тела псов — когти. У Дилона зубы. Конкретно этот зуб, как ты видишь, молочный и его характеристики несколько ниже текущих. И зуб и коготь имеют примерно одинаковый набором особых свойств. Например, повышенная прочность и твёрдость. Буч выхватил откуда-то испещрённую царапинами металлическую пластину и резко черканул по ней и зубом и клыком одновременно.
— Вот, — сказал он, показывая две свежие и весьма глубокие царапины, — круто, правда? Однако замечу, зуб оставил более глубокую царапину! И, поверь, меньшие размеры тут ни при чём. Я несколько раз всё проверил, зуб действительно режет лучше.
Договорив, он тут же чиркнул клыком по когтю и сразу же когтем по клыку.
— Видел, как искрануло? — восторгался единорог и тут же сунул Рейну под нос абсолютно целый зуб. А вот на когте была небольшая царапина.
— Дефект структуры, — пояснил учёный, — эти когти, всего лишь когти, пусть и изменённые. А вот зубки нашего охотничка штука сложная, к зубам рядовых хищников отношения не имеющая. И заметь: никакой магии. А зубы наших пёсиков и вовсе могут поломаться. Идём дальше!
Единорог телепортировался вглубь лаборатории и Рейн последовал за ним.
— Вот, смотри!Он поместил коготь в зажим аппарата, остриём вниз. Тыкнул копытом в кнопку и под когтем возникла туманная сфера щита. Небольшая, сантиметров десять в диаметре. Коготь стал плавно опускаться на сферу и когда они соприкоснулись над зажимом вспыхнула небольшая единица. Через пару мгновений она сменилась двойкой. Когда над зажимом вспыхнуло пятнадцать сфера лопнула. Единорог не мешкая заменил коготь на зуб и в этот раз сфера лопнула на десяти. Буч заменил клык обыкновенным ножом. И в этот раз кнопку тыкнул дважды. Цифры начали меняться быстрее чем в прошлые разы. На пятидесяти нож начал сминаться, к семидесяти его раскатало в блин и учёный отключил аппарат.
— А ведь это заклинание должно выдерживать не меньше ста пятидесяти единиц! — пожаловался единорог и уже серьёзней сказал, — передай своим, чтобы были максимально осторожны. Ваши щиты, конечно, выдерживают намного больше моей сферки, но пара-другая ударов этих существ к Дискорду их разорвут.
Рейн кивнул.
— И так во всём! — продолжил учёный, — Они даже не могут поглощать жизнь просто переваривают пищу, как обычные пони! А вот наш зубастик способен просто трансформировать пищу в жизнь. Целиком. Только малая часть еды усваивается организмом. Поэтому-то он такой тощий, хоть и жрёт мясо килограммами. К слову, он может захарчить мясца на три собственных веса и попросить добавки. В теории его потребление пищи ограниченно лишь количеством жизни, которое он способен хранить. А оно, как и у любого существа, практически бесконечно. Хотя интересно, во что он превратиться с достаточным её количеством...
— Не отвлекайся, — одёрнул Стил Рейн замечтавшегося единорога.
— Ладно, ладно, не буду. Ну и должен заметить, что никого быстрого лечения и прочих ништяков у неих нет. Зато все эти ништяки они получат, если их накачать той самой силой, что так их изуродовала. Ещё замечу, что у них пять пальцев, а не четыре, как у обычных алмазных псов. Сильно ускорен метаболизм, но регенерация, тем не менее, находится на подозрительно низком уровне. Однако в связи с определёнными особенностями организма они могут продолжать сражаться, даже несмотря на полученные раны. Например, сильно подавлена активность той части нервной системы, что отвечает за боль. Пожалуй, только сломав им сразу десяток-другой костей можно вывести их из строя. Мозг вообще сильно переделан. Из эмоций оставили только ярость и голод, сильно урезана высшая нервная деятельность, то есть наши друзья почти неразумны.

— Так, заканчивай со своими объяснениями и переходи к сути.
Буч несколько злобно уставился на начальника. Ему явно хотелось поделиться результатами своих исследований.
— Они пушечное мясо. К ремонту непригодно, при серьёзных повреждениях "утилизируется". Послушное. И самое интересное: все эти четыре пса имеют абсолютно идентичную ДНК.
— Копии?
— Клоны. Есть небольшие различия в структуре тела, копиям несвойственные. При наличии той самой силы, что исковеркала их оригинал, полностью взрослеют за несколько дней. Не могу утверждать наверняка, но, скорее всего, их много. Очень много. Думаю только эти, — кивок в сторону стола с распотрошёнными псами, — видели около сотни сородичей. Хочешь узнать, как я это выяснил?
С надеждой спросил учёный.
— Твоё объяснение затянется минимум на час, поэтому нет.
— Моё объяснение затянется минимум на сутки, — с тоской сказал Буч.
— Я знаю, что тебе хочется поговорить, но поверь, у меня правда нет на это времени.
— Ладно. Из важного только то, что никак заблокировать работу наших свитков они не могут.
— А как бойцы они хороши?
— Восприятие обычное. Рефлексы и сила от природы высоки, но тренировок ноль, сражаются на инстинктах. Как бойцы они говно, но королевской гвардии без проблем надерут крупы. И сожрут.
— Один к одному? — спросил Рейн о численном соотношении дерущихся.
— Три к четырём, может даже к пяти с перевесом гвардии. Дерутся собачки яростно.— А если против наших?
— Мне-то откуда знать? — возмутился Буч, — я учёный, а не стратег. Но один на один любой разведчик собачку порешит, гарантирую.
— Вот только собачка будет не одна, — пробормотал Рейн.
— В точку.

Наша телепортация в Понивиль сопровождалась громогласным восторженным воплем: "ТВАЙЛАЙТ!!!" и свалившейся из ниоткуда Пинки. Разумеется, пони тут же завалила нас вопросами, заобнимала обоих и тут же протараторила о каких-то местных событиях.
— Тихо! — рявкнул я на розовую, вмиг сбив её с толку. — Теперь чётко, внятно и главное медленно! М-е-д-л-е-н-н-о!
Разумеется, она тут же принялась вновь тараторить. Даже привычная к её болтовне Твайли ни слова не разобрала. Осмотревшись, я увидел Флаттершай. Одним копытом заткнул рот Пинки, а другим поманил пегаску.
— Вот ты нам расскажи, что случилось! — потребовал я, достав из сумки верёвку и завязав ей Пинки рот. А то она бы точно заглушила тихую пегаску.
— Рейнбоу Деш сама не своя, — начала растерянная пегаска. Мне показалась, что она сейчас расплачется. Спаркл вмиг обняла свою подругу и ободряюще ей улыбнулась.
— Она почти не спала ночью, а сейчас заперлась в своём доме и не хочет никого пускать.
— Как я её понимаю, — тихо пробормотала Твайлайт. Пожалуй, не посети она мозгоправа, сейчас бы сама с радостью заперлась в своей комнате и рыдала в подушку.
— И, мне кажется, Дискорд пропал
.— Пропал? — спросила Твайлайт.
— Да. Он ещё вчера должен был прийти на чай, но он так и не появился! А он никогда не пропускал наши чаепития! А сегодня я нигде не могу его найти! Хотя обычно, стоит мне пожелать его встретить и он сам меня находит!
Пегаска была не на шутку взволнована. Твайлайт хотела что-то сказать, но пегаска перебила её, вновь талдыча про чай.
— Ну если сам Флатти подала голос, то дело серьёзное, — абсолютно серьёзно сказал я, — попробую обратиться к Рейну.
Достал свиток, коротко написал: "Где Дискорд?" и отправил. Свиток вернулся через пару мгновений и под моей была ещё одна надпись: "Нигде". Почерк явно Стила. Я сел прям там, где стоял. Протянул бумагу Твайлайт и Флаттершай.
— Как это "нигде"? — у Флаттершай глаза были на мокром месте, пару крупных слёз скатились по щеке, она была готова вот-вот разреветься. Пинки Пай прекратила попытки снять верёвку и встревоженно переводила взгляд то на Флаттершай, то на меня.
— Будь он в Эквестрии или в своих карманных пространствах, Стил Рейн точно бы знал, где он находится, но он не знает.
Цепочка выстроилась мгновенно.
— Как и о расположении того, кто переделал алмазных псов. Скорее всего, Дискорда похитили или же он сам наведался к нашему врагу. Но он определённо жив, уж это можно отследить.
Флаттершай встревожилась ещё больше, начала меня убеждать, что Дискорд никогда бы не встал на сторону такого плохого пони (с чего она вообще взяла, что наш противник пони?), а значит его похитили и мы должны срочно отправиться его спасать. Мне почему-то казалось, что она влюблена в духа хаоса. Забавно. Я объяснял, почему мы не можем прямо сейчас кинуться на поиски Дискорда. Флатти не слушала. Я, конечно, боюсь эту пони, но уже почти сутки нормально не ел. Даже почти всё, что получил из ворвани израсходовал. И вот желание разорвать её было сильнее страха.
— Молчать, — яростно рявкаю, чем до дрожи пугаю пегаску, — я сказал нет и точка!Флатти разревелась. Чувствую себя чудовищем. Весьма злобным чудовищем. Довольно пиятное чувство. Твайлайт осуждающе на меня посмотрела. Взгляд Пинки можно было расшифровать как: "исправь свой косяк или я сделаю из тебя пиньяту". Мастер взглядов.
— Флатти, — я постарался, чтобы мой голос звучал как можно нежнее, — прости, что накричал на тебя. Просто мы и вправду не можем прямо сейчас отправиться искать Дискорда. Я понимаю, что он тебе дорог, но мы ведь даже приблизительно не знаем, где он. И где бы он ни был, пешком туда точно не дойти, иначе Стил Рейн знал бы, где он находится. Прости.
Я подошёл к Флаттершай и осторожно погладил её по плечу. Она медленно повернулась ко мне и улыбнулась сквозь слезы. Улыбаюсь ей в ответ. Получается весьма натянуто — улыбка всё норовила перерасти в плотоядный оскал. Неимоверно хочется есть. Ворвань хоть и содержит огромное количество жизни, но нормальная пищей она не является и голод ей не заглушишь.
— Ну а теперь мне пора, а то от голода прямо тут копыта откину. Твайлайт, зайди ко мне примерно через час, ладно? Будем приводить Дэш в норму.

Странно, солнце уже взошло, но Понивиль всё ещё тих и пуст. Не играют жеребята, пусты торговые ряды, лавки открыты, но посетителей в них нет. Сейчас, конечно, ещё совсем раннее утро, будь это любой другой город я бы и не обратил внимания. Однако Понивиль всегда оживает с восходом солнца. Похоже, жители оказались слишком напуганы произошедшим и раньше полудня никто и нос из дома не покажет. И это в лучшем случае. Так, с Рейном мы говорили глубокой ночью, но до восхода. Значит уже скоро приедет мозгоправ. В разведке началом нового дня считается именно восход. Это более конкретный ориентир, чем какие-то там "двенадцать ночи". Холодильник оказался необычайно полон. Да, в связи с экстренной ситуацией неприкосновенный запас, хранящийся где-то в разведке, вытащили из стазиса и доставили мне. Не зря Тия таки заставила заготовить целую кучу мяса про запас. Холодильник, кстати, перетащили в подвал и тут же устроили нормальную кухню. Порывшись по ящикам, я даже нашёл соль. Да, соль мне можно, это минерал. Теоретически я и специи могу использовать, но в очень небольших количествах. Настолько небольших, что даже используя самый острый перец еда не получится хоть сколько-нибудь острой. В общем, специи для меня бессмысленны. В этот раз я решил съесть больше чем обычно — вчера мне едва хватило сил, чтобы справиться с четырьмя псами. Я, конечно, расходовал жизнь чудовищно не экономно, но и было гораздо больше чем обычно. Подготовив всё, я приступил к готовке. Ничего сложно, просто нарезать мясо маленькими кубиками и посолить. Всё, можно жарить. К приходу Твайлайт я успел поесть, помыть посуду и даже принять душ. Раны уже зажили (спасибо ворвани за это), оставив шрамы на память.

— У нас небольшая проблема, — задумчиво сказал я, глядя на парящий дом Рейнбоу Дэш, — земнопони не могут ходить по облакам.
— Я знаю заклинание, с помощью которого ты сможешь это делать, — заметила Твайлайт.
— Ну давай, — хмыкнул я. Исход был предсказуем: заклинание просто прошло сквозь меня.
— Ничего не понимаю, — растерялась волшебница, — почему заклинания подчинение на тебя сработало, пусть и неправильно, а хождение по облакам даже не заметило тебя?
— Всем заклинаниям разума нужен разум. Логично, правда? И разум они находят. А вот мою тушку заклинания в упор не видят — слишком мало во мне магии. И поэтому мои раны нельзя просто заживить исцелением.
Твайлайт явно задумалась. К моему удивлению, через пару мгновений в меня полетело ещё одно заклинание. И в этот раз оно сработало. Волшебница телекинезом притащила небольшое облако. Я осторожно поставил копыто на облако и, о чудо, оно не провалилось! Через пару мгновений я уже прыгал на облачке. Мягкое.
— Как?
— Просто чуть-чуть изменила заклинание. Теперь его можно использовать на чём угодно, — смущённо призналась Твайлайт.
— Сделать заклинание для неживых объектов и использовать на мне. Гениально. А лечение так переделать сможешь?
Волшебница задумалась.
— Нет, не смогу. Там сама суть заклинания в взаимодействии с живым организмом. И использовать на тебе заклинание ремонта тоже не получится. Оно восстанавливает изначальную структуру предмета, а следовательно, годиться только для неизменных объектов. Для него ты слишком изменчив.
— И буду испытывать чудовищную боль, вздумай кто применить на меня такую магию, — усмехаюсь я и драматичным, театральным тоном продолжаю:
— Ибо кровь потечёт вспять, — а потом резко перехожу на нормальный голос, — а метаболизм вообще к чертям полетит.
— Именно, — кивает Твайлайт и, подхватив меня телекинезом, взлетает к облачному дому. Дверь оказалась запертой, а на стук и крики пегаска не стала отзываться. Принцесса явно растерялась.
— Как нам попасть внутрь?
— Твай, тут дверь из облаков. И всё из облаков, — саркастично сказал я. Кобылка явно не поняла моих намёков и тягостно вдохнув, я вмазал задним копытом по двери. Дверь не вылетела. В ней просто осталась дыра. К своему счастью ударил я прямиком в замок, так что больше ничего не мешало нам войти.
— Прошу, — театрально поклонившись, открываю дверь. Кажется такой способ решения проблем для Твайлайт в новинку.

Рейнбоу Дэш мы нашли в её же спальне. Тут было много плакатов с Вондерболтами и лично с ней. И тех, где она с Вондерболтами. И целая куча кубков и медалей. Хозяйка спальни просто лежала на кровати и смотрела в потолок. Выглядела она паршиво. Похоже, ночью вместо сна она с упоением предавалась душевным терзанием. Твайлайт осторожно потрясла подругу за плечо.
— Оставь меня, — вяло пробубнила та и отвернулась от нас. Ну, раз она не молчит, то всё не так уж плохо. Подав принцессе сигнал молчать, тихо подкрадываюсь к ничего не подозревающей Дэш и во всё горло, командным голосом, ору прямо в ухо:
— ПОДЪЕМ, СОЛДАТ!!!
Результат превосходит все мои ожидания: пегаска вскакивает, тут же встаёт в стойку и одновременно отдаёт честь. А её хорошо тренировали!
— НЕМЕДЛЕННО ПОДОБРАТЬ СОПЛИ И СОБРАТЬСЯ, РЯДОВОЙ!!!
Рейнбоу вздрагивает, напрягается и собирается уже заорать ответ, но словно "спотыкается" и недоуменно смотри на меня.
— Ты мне не командир, — раздражённо говорит пегаска. Я же, придавая своему голосу максимум суровости, отвечаю:
— С этого дня Понивиль на военном положении и до его отмены руковожу я. Личный приказ Селестии. А значит, ты переходишь под моё командование. Я ТВОЙ КОМАНДИР! ЯСНО?!
Договорив (или скорее докричав), я швыряю ей свиток прямо в лицо. Очень растерянная пегаска разворачивает его и с каждой прочитанной строчкой удивление всё яснее проступает на её лице. Дочитав, она несколько секунд смотрит на меня. Я стою весь такой строгий и грозный командир
— ЕСТЬ, СЭР! — голосит пегаска и отдаёт честь. Свиток, правда, роняет и его подбирает Твайлайт.
— Расслабься, — уже спокойно и даже расслабленно говорю я, — никто тут не собирается корчить из себя крутого начальника. Просто надо было как вытащить тебя из прострации. Как самочувствие?
— Плохо, — грудой перьев повалившись на кровать, тихо отвечает пегаска, — всю ночь не могла уснуть. Жеребята всё никак не выходят из головы, ещё и копыто это…
— Ну, главное все живы, — философски отвечаю я, — и, заметь, в том числе благодаря тебе.
— Живы?! — настроение пегаски как-то резко меняется от меланхолии до крайнего удивления, — но ведь…
— Живы. — с напором повторяю я.
— Да, но пришлось постраться, — улыбается Твайлайт, — двенадцать часов держала сразу три, три заклинания! Никогда бы не подумала, что так смогу.
Рейнбоу явно расслабляется, на её лице даже появляется слабая улыбка. Всем ещё вечером (как только пропала угроза смерти) сообщили, что жеребята живы и даже здоровы. Но, думаю, в это время пегаска уже заперлась и ничего не желала слушать.
— Ты генерал королевской стражи?! — удивляется Твайлайт. Кажется она дочитала свиток.
— Разведка — организация секретная и звания там совсем другие. Поэтому, в случае надобности, разведчика приписывают гвардии. Звание, разумеется, выбирается из практических соображений.
— Из разведки? — вот теперь удивляется Рейнбоу, — никогда о ней не слышала.
— Говорю же, секретная! Позже всё объясню. С минуты на минуты из Кантерлота должен прибыть доктор. Зовут Инерман. Он будет с семьёй. Твоя задача встретить их и оказать посильную помощь. Как закончите с обустройством пройди курс лечения. Это приказ, возражения не принимаются. Если что, ссылайся на меня. Задача ясна?
— Есть, сэр! — радостно рявкает Рейнбоу. Думаю, ей самой надоело сидеть в четырёх стенах.
— Всё, лети.
Пегаска свалила ещё до того, как я договорил.полномочиям
— Одной проблемой меньше, да, Твайли? Теперь потопали в мэрию, подтверждать мои полномочия.
Понивиль постепенно оживал. Появились первые, пока ещё робкие, прохожие. Шарились по кустам меткоискатели, стараясь никому не попадаться на глаза. И получалось у них прекрасно. Беспокойная Флаттершай шаталась по площади, явно не зная, чем заняться. Пинки занималась пространственными скачками, временами выглядывая из самых неожиданных мест. Понятия не имею, что она задумала. Встретили встревоженную Эпплджек. Она рыскала в поисках своей сестры. Рассудив, что не фиг жеребятам сейчас на улице делать мы с Твайлайт решили помочь ей найти всю троицу. Они старательно пытались от нас свалить, но разведчик я или погулять вышел?

— Ну и что вы тут делаете? — спросил я, появившись перед жеребятами. Они смотрели куда угодно, только не вперёд, поэтому буквально врезались в меня. Думаю, получилось эффектно.
— Мы ищем псов! — храбро заявила Скуталу.
— Мне кажется, вы сейчас должны дома сидеть.
— Ну Дилон, мы просто хотим помочь! — сказала Свити Бель. — Если они появятся, мы первые их заметим и всем расскажем! Вдруг они прямо сейчас крадутся где-нибудь рядом?
Все три жеребёнка опасливо заозирались.
— Не сдавай нас, пожалуйста! — Свити сделала жалобный-жалобный взгляд.
— Сама знаешь, что не сработает, — ухмыляясь ответил я на эту нелепую попытку манипуляции.
— Знаю, — недовольно пробормотала Бель, — наш зубастик как всегда непреклонен!
Эпплблум и Скуталу недоуменно переглянулись.
— Именно, — я широко улыбаюсь, показывая зубы. Реакция жеребят была довольно неоднозначной. Про мои зубы они уже знали. Весь Понивиль уже знал, понятия не имею откуда. Всех свидетелей вроде телепортировали в Кантерлот вместе с нами. Кроме Рейнбоу Дэш, но она не пылала желанием с кем-нибудь поболтать. Тем не менее слухи уже разнеслись и отбрёхиваться от них я не собирался. Жеребята про зубы знали, но видеть собственными глазами — дело другое. Смесь любопытства и опасения. Я ожидал, что они испугаются, но ничего подобного! Скуталу и вовсе чуть не залезла мне в пасть! Хорошо хоть подруги её остановили. Тем временем до нас добрались Эпплджек и Твайлайт. Обе стали отчитывать жеребят. Я решил помочь неудавшимся сыщикам.
— Заканчивайте нравоучения и потопали. У нас график между прочим.
— Куда это, сахарок? — спросила Эпплджек. Кстати, у неё классный акцент. Почему я раньше не обращал на него внимания?
— Мы вроде как собирались в мэрию, но Рэрити наверняка волнуется за этот комок глупости, — я тыкнул копытом в Свити, она презрительно фыркнула в ответ, Твайли умилилась сходству сестёр, а Эпплджек и Эпплблум совершенно одинаково закатили глаза. Скуталу отличалась оригинальностью и просто с удовольствием наблюдала за этим шоу.
— О чём это… — засмотревшись на представление, я забыл, что хотел сказать, — зайдём к нашей модельерше, успокоим и уже вместе с ней пойдём в мэрию. За остальными отправим Флаттершай, нечего ей без дела шляться.
Скуталу заявила, что я смешно говорю и всю дорогу до бутика вся эта шайка (включая Эпплджек и Твайлайт) обсуждала особенности моей речи. Большего всего внимания пало на использование забавных словечек и уменьшительно-ласкательных форм (Твайлайт использовала умное слово "диминутив"). Ну и ещё они разок упоминули некий акцент, в действительности несуществующий.

У всех разные способы бороться со стрессом, для Рэрити это была работа и отвлечь её было проблемно. Погрузившись в создание очередного шедевра, она даже не заметила отсутствия своей сестры и теперь переживала "задним числом". Высказав Свити Бель (а заодно и остальным искателям) всё, что она думала о жеребятах, которые сбегают искать смертельно опасных, кровожадных хищников она таки заметила меня. И "обрадовала" известием о том, что закончила костюм для меня и тут же его вручила. А затем, запихнув меня за ширму, потребовала примерить. Прямо сейчас. Деваться было некуда и я таки переоделся.
— Ну как? — немного стесняясь, спросил я, показавшись публике. Костюм как-то особенно хорошо сидел, почти не ощущался. "Словно вторая кожа" — именно про такие вещи так говорят. В нём я чувствовал себя немного голым. Рэрити выглядела довольно, остальные стояли, распахнув рты.
— Круто, — восхищённо выдохнула Скуталу.
— Никогда бы не подумала, что ты сделаешь что-то подобное, — подобрав челюсть с пола, сказала Эпплджек модельерше. — Чёрный и совсем без украшений.
— Индивидуальный подход, — улыбаясь ответила Рэрити. — А тебе идёт, Дилон.
Так, я срочно должен это увидеть. Где тут зеркала? Назвать костюм простым не поворачивался язык, но в голове всплывало другое слово — лаконичный. В целом он напоминал не гражданскую одежду, но военную форму. Придирчиво осматриваю себя и понимаю, что кое-чего не хватает.
— Рэр, маленькая просьба, нашей вот это.
Я подсунул ей герб разведки.

Рисунок был готов и у меня на груди расположился скелет аликорна, костяными крыльями закрывающий шарик Эквуса, парящий перед ним. Вот теперь мой костюм можно было назвать настоящей военной формой. Рэрити тем временем начала рассказывать про достоинства костюма. Оказывается, для его изготовления она использовала особо прочные, не пачкающиеся ткани, а также технологии шитья и обработки, призванные сделать одежду почти вечной. Представляю, во сколько ей обошёлся этот костюмчик. От платы модельерша твёрдо отказалась. Перекинул вещи в новые сумки, они комплектом шли с костюмом, Рэрити даже об этом подумала. Я твёрдо решил пойти в мэрию именно в этом.

В мэрии кипела жизнь. Мэр носилась туда-сюда с какими-то бумагами, нещадно гоняла своих подчинённых и едва не заставила работать всю нашу компанию. Странно, эта кобыла старалась казаться старой, но от неё так веяло жизнью, что даже молодые кобылы бы позавидовали.
— А вы тот самый пони? Это вы… спасли жеребят? Думаю, она хотела упомянуть убийство псов, но сдержалась. Улыбаюсь, во всей красе показывая свои зубы.
— Да, это я! — отвечаю максимально добродушно, но мэр всё-таки смотрит немного настороженно.
А вот страха в ней нет. А затем она весьма многословно меня благодарит, временами отвлекаясь на своих подчинённых.
— Простите, так много работы! Ещё нам обещали прислать генерала из Кантерлота! — она качает головой. — Представьте себе, объявили военное положение и поставили командовать какого-то старика! Боюсь, он тут такого наворотит!Мэр немного нервно рассмеялась.
— Ну вы же знаете этих военных, сидят целую жизнь в своих кабинетах, но самомнения на весь наш Понивиль хватит. Надо всё подготовить к его приезду, а то сам он устроит тут полный бедлам.
Кобыла вновь грустно покачала головой.
— К слову об этом, — протягиваю ей свиток, — именно я тот генерал.
Тщательно изучив документ, она смутилась и начала было извиняться, но я её прервал:
— Ничего, я понимаю. Большинство генералов и впрямь сбрендившие старики. Получи они в свои копыта целый город и такого натворят!
— А что планируете делать вы? — настороженно спросила кобыла.
— Займусь организацией обороны. Силами королевской гвардии, разумеется. Ну и подготовкой пони. Никакой военщины, но все ведь должны знать, куда бежать в случае чего.
Мои слова изрядно её успокоили.
— Думаю вам стоит выступить перед Понивильцами, — заявила кобыла, — для поднятия духа. Бедные пони так напуганы.
— Да, вы правы, — я повернулся к своим спутницам. — Ребят, соберите всех. Вообще всех.
— Да, а мы пока обсудим детали. В моём кабинете.

Кабинет мэра был совершенно обычным. Крупный деревянный стол, заваленный документами, сувениры, пару стульев для посетителей. Ничего особенного.
— И не надоело ещё гриву красить? — ехидно спрашиваю я. [примечание автора: согласно канону мэр действительно красит волосы, это показано в серии "Секреты и тайны Понивиля"]
— Так я выгляжу старше, разведчик. И с каких это пор у нашей конторы появилась форма?
— Да ни с каких. Рэрити сделала. А нашивка моя личная инициатива.
— Ох уж эта молодость, — покачала головой мэр. — Так зачем тебя сюда направили?
— Затем что в свитке и направили. Сама знаешь, королевская гвардия хреново умеет сражаться насмерть, а кто-то должен защищать пони.
Прыжок в сторону и там, где я только что был, просвистела ручка. И воткнулась в стену.
— А если бы не увернулся?
— Глазом больше, глазом меньше, какая разница? — философски заметила мэр. — Рэйн не собирается вытащить свой круп из кресла?
— Если вытащит, можно будет стирать Понивиль с карт, ты его знаешь.
— Сколько лет прошло, а он не изменился, — улыбается мэр. — Так ты просто поговорить пришёл или будут какие-то приказы?
— Честно говоря, шёл я с Понивильцами пообщаться.
— Через час после твоей речи, в комнате отдыха, — кивает мэр. — Гражданский резерв то же подтягивать?
Я кивнул.

Речь… Это я умею. Во время учёбы в разведке этому даже был посвящён отдельный предмет. Сейчас я решил работать по шаблону "Спаситель". Сначала мэр рассказала всем, какой я доблестный и хороший пони. О моём вкладе в спасение жеребят и о былых заслугах (половину она придумала на ходу). Ну и разумеется о том, что Селестия лично (это важно!) выбрала меня. О моих зубах тоже пришлось упомянуть, но про плотоядность ни слова. Теперь к делу подключился я. Очень эмоционально рассказал о наших противниках: "они — кровожадные чудовища! Им не нужен мир, им не нужна наша дружба! Единственное, чего они хотят — это сожрать нас!". Честно говоря, я то же сейчас хотел их всех сожрать. Слишком много вкусных пони в одном месте. Речь продолжалась. Посоветовал не покидать домов, до того, как королевская стража начнёт патрулировать город. Приказал, в случае повторного нападения, эвакуироваться в замок Твайлайт. Долго объяснял, почему именно туда. Все эти объяснения нужны были лишь для того, чтобы каждый запомнил, куда именно надо бежать. Потом были пять минут вдохновляющей речи. Разумеется, на протяжении всего выступления делался упор на то, что именно я могу всех спасти, поэтому меня надо беспрекословно слушаться, а если нарушишь приказ — тебя обязательно сожрут. Думаю инструктор оценил бы мою речь на пять с плюсом.
— Убийца! — раздлся в толпе чей-то выкрик. Кричала какая-то кобыла. Она прижимала к себе маленького жеребёнка и явно была очень напугана. Похоже, один из её жеребят уже пострадал от собачьих когтей и теперь она боялась отпускать второго.
— Ты мерзкий убийца и трупоед! — а вот это уже было серьёзно. — Я видела как ты съел кусок той собаки! Ты такой же монстр, как они!
Затем она обратилась уже к Понивильцам:
— Как мы можем довериться этому чудовищу?! Может, ему тоже нужны лишь наши жеребята!
Толпа встревоженно заропотала и вкусный запах страха заполнил воздух. Вздох. Жизнь течёт по мышцам и я взмываю в прыжке, невозможном для простого пони и приземляюсь прямо напротив этой дерзкой кобылы. Безумно хочется просто сожрать её. Как говорится, нет пони — нет проблем.
— Чудовище, да? — я говорю тихо, но мой голос разносится над толпой. Искажённый, рычащий это голос не пони, но монстра.
— ИМЕННО! — мой рёв разносится на весь Понивиль. Я собираюсь, нагнетая в лёгкие и связки больше жизни.
— Но я не такой, как те жалкие псы, — мой голос окончательно утратил всякое подобие понячьего и легко разносился над толпой, хотя я шептал, — я гораздо, гораздо хуже.
Пара секунд молчания. До пони должны дойти мои слова. А теперь уже громче и почти нормальным голосом, но сейчас он даётся мне тяжелее рыка.
— Но я чудовище Селестии. И она приказала спасти всех вас, а её приказ для меня — закон. Думайте что хотите, говорите что пожелаете, но я спасу всех, до единого. Чего бы мне это ни стоило.
И плавно ухожу в закат. Точнее в мэрию.
— Эпично, — медленно хлопая, говорит мэр. — Особенно твоё баловство с голосом. Теперь все тебя до жути боятся, но прятаться будут именно за твоей спиной.
Киваю ей. Дальше она сама. Так, а вот и то, что я искал. Захожу в туалет запираю двери. И лютый оскал искажает моё лицо, а слюни текут ручьем. Рвёт и мечет Голод и в глазах нет ни капли разума. Зачем они вешают зеркала в туалетах? Гнев кипит под шкурой, выедает внутренности и умножает голод. Я медленно теряю контроль и глубокий утробный рык вырывается из груди. Открываю кран, едва не отломав его, и жадно пью невкусную, бесполезную воду. Забить желудок хоть чем-нибудь, заглушить голод, но всё напрасно. Вода словно исчезает, даже не достигнув горла. В голове плещется безумие, внимание вырывается из-под контроля, расползается по ратуше и за её пределы. Найти, найти вкусных пони, найти и сожрать! Шаг к двери. Нет! Стой, Дилон, стой! Ещё шаг. Я вспоминаю ледяной взгляд Селестии и её слова: "Чудовища не заслуживают жалости". Да, если я преступлю ту грань, что в её глазах отделяет меня от чудовища — стану пеплом. Держись, если хочешь жить! Пускай все эти идиоты считают тебя хорошим, добрым пони, которому просто не повезло с телом. Медленно затухает ярость и возвращается разум. Мне нельзя срываться, только не сейчас. Продержись ещё чуть-чуть…

"Просто тяжело даются речи" — смеясь скажу мэру. И она кивнёт, скажет что-то про глупость молодости, словно ничего не знает о моих терзаниях. И правильно сделает.

До собрания ещё три четверти часа, но я решил заранее отправиться в комнату отдыха. Однако, по пути одна обнаглевшая пегаска перехватила меня. Сиба буквально врезалась в меня. В полёте, на неплохой такой скорости. Мы несколько раз перевернулись и этот пример борзости придавил меня к полу.
— Привет, красавчик.
— И тебе не хворать, крылатая.
— Знаешь, мне показалось, что сегодня ты какой-то нервный, — Сиба хихикнула. — А у нас полно времени и я как раз нашла место, где можно уединится.
Пегаска таки слезла с меня и развратно покачивая бёдрами пошла… куда-то. Я смотрел на её круп, а не на пункт назначения. Похоть тоже очень сильное чувство, но, в отличие от голода, его можно назвать положительным. Разумеется, я рванул за этой кобылой.На собрание я хоть и не пришёл первым, но всё же успел. И, спасибо Сибе, пришёл совершенно спокойным, даже расслабленным. У банды Твайлайт Спаркл случался разрыв шаблона, когда я, довольно насвистывая незамысловатую мелодию, зашёл в комнату отдыха весь такой счастливый. А мэр молодец, догадалась и их сюда притащить.
— А ты, похоже, любишь выступать на публике, — усмехнулась Рэйнбоу Дэш.
— Нет, просто мне до дрожи нравится проводить время с одной милой пегасочкой. Я вас позже познакомлю.
Твайли немного потупила, но потом до неё дошло и она чуть-чуть покраснела. А потом сильно покраснела.
— Вы что, средь бела дня...?! Да ещё и в мэрии?! — пропищала она, прям как Флаттершай.
— Да и да! Прямо среди дня и прямо в мэрии! — радостно заявил я. И принцесса покраснела ещё сильнее. Флаттершай тоже, наверное за компанию.
— О чём это вы? — в унисон спросили Эпплджек и Рэрити.
— Может быть, о кексиках? — предположила Пинки, свесившись откуда-то с потолка. — Никто кексик не хочет?
В копытах пони появился поднос со сладостями.
— Кстати, твоему костюму кое-чего не хватает, — хитро прищурившись, заявила Рейнбоу. Рэрити возразила, но пегаска не слушая её подлетела ко мне и торжественно надела на меня… солнцезащитные очки.
— Да, детка, я крут! — я радостно оскалился. Рейнбоу нацепила такие же очки и встала рядом.
— Смотрите и восхищайтесь! Самые улётные пони этого континента перед вами! — заявила она. Очень круто заявила. Все замерли на пару секунд, поражённые нашей восхитительностью. А потом дружно заржали.
— Ну, выглядите вы и впрямь круто, — отсмеявшись, утешила нас Эпплджек. В окно постучалась Дитзи Ду. Ой, да кого я обманываю, Дерпи влетела через окно (благо оно не было запертым на щеколду) и на полной скорости протаранила Твайлайт.
— Почта? — вращая глазами в разные стороны, спросила аликорночка.
— Мэр сказала прийти, — ответила Дерпи и виновато добавила, — простите.
— Тебе? Она же сказала, что тут собирается разведка, при чём тут ты? — удивилась Рэрити. Я подкрался к пегаске сзади и громогласно рыкнул на ухо. Она, не глядя, отправила меня в полёт. Хорошо хоть в стену, а не в окно.
— Вот поэтому и отправила! — многозначительно показав копытом вверх сказал я. Потом понял, что верх немножко не там, куда я показываю и скорректировал направления. Дитзи испугалась и начала извиняться. Она сама не знала, что так может. Амнезия — это хреново. Успокоил её. Следом зашла сама мэр.
— Уже развлекаетесь? — с улыбкой спросила она.
— И без меня?! — откуда-то из-за окна донёсся голос Сибы. — Так нечестно!
— Не волнуйтесь, мы только начали! — заверил я гостей.
— ВЕЧЕРИНКА!!! — завопила Пинки.
— О да, у нас целых пятнадцать минут, полно времени повеселиться, — с энтузиазмом заметил я.
— Может, лучше потратишь их на то, что бы объяснить нам, что такое эта ваша разведка? — Эпплджек веселиться не хотела.
— Ой, да тут всё просто, — опередила меня Сиба, — разведка занимается разведкой. Внезапно, правда? Ну а ещё мы разгребаем всякое дерьмо. Самые пакостные злодеи всегда на нас!
— Что-то вы не слишком хорошо работаете, — заметила Рэрити, — по большей части мы выполняем вашу работу.
Но Сибу было не сломить таким аргументом:
— Слышала что-нибудь о Болотном Демоне, который дыханием разлагает плоть? Нет! Потому что мы его порешили! Дышал этот гад, кстати, всем телом.
— Сиба хочет сказать, — а это уже я, — что разведка занимается не всеми монстрами. Только особо пакостными.
— Разведка действительно работает очень хорошо, — обратилась к поняшам мэр. — Просто если с проблемой может справиться кто-то другой, то они предпочитают не вмешиваться.
— Ага, — поддакнул я, — методы у нас немного… радикальные.
— Оторвать голову, что может быть радикальней? — философски заметил Сиба.
— Да вы грозные ребята, — хмыкнула Рейнбоу Дэш, — так чего вы тогда не справились с Тиреком?
— В нашей причине сейчас живёт Твайлайт, — Сиба скопировала ухмылку Дэши.
— Значит, вы заранее всё знали? — поразилась принцесса.
— Не-а, но ларец должен был быть открыт, это и идиоту понятно. А тут такой хороший случай. Принцесса Селестия знала, что вы сможете справиться и разведка не вмешивалась.
— Тебя связывать пришлось, чтобы ты в драку не полезла, мне всё рассказали! — заржал я.
— Я люблю, когда меня связывают, — сладострастно заявила Сиба.
— А у меня как раз есть с собой верёвка… — многозначительно сказал я.
— Так, давайте вы потом этим займётесь! Сейчас у нас есть более важные дела! — твёрдо заявила красная от смущения Твайлайт.
— Вы что, пара? — спросила Рэрити.
— Мы любовники! — хором ответили мы. А потом ещё и пришлось объяснять, кто такие любовники. Флаттершай молчала, только от неё немного шёл пар и покраснела она настолько, что прямо светилась. Время встречи настало, а в комнате отдыха собралось уже семнадцать пони. Двух не хватало. Я даже знал, кого.— Вечно этот гражданский резерв опаздывает, — проворчала мэр.
— Ничего, подождём, — заявил кто-то из этой толпы. Честно говоря, тут уже стало довольно тесно. Дверь приоткрылась и в комнату стеснительно заглянул огромный красный жеребец. Его приветствие заглушил удивлённый вопль Эпплджек:— Биг Мак?! Какого сена ты тут делаешь?
— Гражданский резерв, — ответил этот гигант. Эпплджек начала что-то о том, что он должен был ей всё сказать, но кто-то из толпы заявил:
— Нет, всё что касается разведки секретно. Он просто не мог ничего тебе рассказать.
Дверь открылась ещё раз и внутрь зашли меткоискатели.
— Простите за опоздание, — очень смущённо сказала белая единорожка.
— Свити, что вы тут делаете? Здесь не место для жеребят! — возмутилась Рэрити и собралась уже выгонять их, но я её остановил. И отодвинул в сторону.
— Почему с посторонними? — строго спросил я у единорожки.
— Я не смогла от них отвязаться, — смущённо призналась Бель.
— Мы её друзья и никуда без неё не пойдём! — хором сказали Эпплблум и Скуталу. Вот что мне с ними делать? Не отвяжутся ведь и точно что-нибудь разнюхают!
— Ладно, оставайтесь, — разрешил я. Вот теперь все в сборе, можно приступать. Официальным тоном я продекламировал:
— Совет разведки Понивиля объявляю открытым. С этого момента всё, что случиться в этих стенах, а ровно и всё, что будет произнесено — строжайшая тайна Эквестрии и разглашению не подлежит, за исключением случаев, оговорённых уставом разведки и решением совета. Всех присутствующих объявляю временно мобилизованными на военную службу.
— А надбавки будут? — с надеждой спросила Сиба.
— Разумеется, — важно кивнул я. — Разведчикам надбавки, резерву полное жалование, жеребятам конфеты.
— Я лучше деньгами возьму, — без энтузиазма высказалась Свити Бэль.
— Жеребята из резерва получат и деньги и конфеты.
— Вот на это я согласна!
— Мне кажется или кого-то не хватает? — оглядев толпу, сказал я.
— Нет, присутствуют все, — возразила мэр.
— Говорю же, не хватает! Твайли, почему в такой важный момент твоя ученица отсутствует? Даю минуту.
Принцесса кивнула и телепортировалась. Сиба ехидно потирала копыта и мерзко хихикала. Старлайт, как обычно, проводила время за книгами и уговорить её куда-то пойти было достаточно проблемно. Особенно за минуту. Я не знаю, серьёзно ли Сивас говорил про эту минуту, но проверять не хотелось. Почему-то не хочется, чтобы пони, ростом едва достающий мне до подбородка, отчитывал меня за неторопливость. погодите-ка, у него ведь зубы как раз на уровне моей шеи… Просто не думай об этом, Твайлайт. В минуту я уложилась, но когда мы с Старлайт телепортировались… Комната отдыха разительно изменилась и теперь была целиком погружена во тьму, только одинокий светящийся шарик висел над столом. Откуда тут стол? Раньше его не было! На границе света молчаливыми статуями стояли пони. И их действительно можно было перепутать со статуями. За столом, прямо напротив нас сидел Дилон. В своём чёрном наряде он выглядел весьма эффектно, особенно грозно смотрелись чёрные солнцезащитные очки. Зачем они ему в такой-то темноте? В зубах он держал тлеющую сигару.
— Приветствую тебя, Старлайт Глиммер, — произнёс он глубоким, немного рычащим басом растягивая слова и если обычно его зубы совершенно незаметны, то сейчас он словно специально старался их показать.
— Мы — тайное общество Повелителей Солнечных Теней и ты была избрана, дабы вступить в наши ряды! — торжественно сообщил Дилон всё тем же голосом. Что тут вообще происходит?!
— Но сначала ты должна будешь пройти два испытания… — таинственно сказал Сивас, сделав свой голос ещё более непохожим на голос пони. А потом неожиданно нормально заявил:
— Покрась луну в зелёный и побрей Селестию.
У Старлайт дёрнулось веко. У меня, кажется, тоже.
— Побрить Селестию?! — ахнула моя ученица. Дилон широко улыбнулся.
— Я так и знал, что с первым заданием вопросов не возникнет! — и с этими словами он…

И с этими словами я достал из-под стола банку краски и кисточку.
— Иди крась.
А потом комнату сотряс дружный смех. Темнота тут же развеялась. Я, наконец, снял надоевшие очки.
— Видели бы вы свои лица! — ржала Сиба. — Шедевр, ну просто шедевр!
— А если бы я спросила про луну? — спросила всё ещё растерянная Старлайт. Я молча достал из-под стола бритву.
— Умеете вы обыгрывать старые анекдоты, — заметила Твайлайт. — Ещё и в сжатые сроки.
— Традиция, — улыбнулся я. Пока все успокаивались мы с принцессой объяснили Старлайт, что тут вообще происходит и куда она попала. Правда, она решила, что вся наша компания — беглецы из дома душевнобольных. Мэр и Спаркл долго её убеждали в обратном, но в итоге она всё же им поверила и шутку оценила. Вот теперь можно переходить к составлению планов.
— Начнём с основ. Что мы знаем о наших врагах? — деловито спросила мэр.
— Недостаточно, — отвечаю я. — Они сильны, выносливы и крепки на рану, но не обучены. Для королевской стражи эти ребята станут большой проблемой, но для нас же угроза лишь в их количестве. А их будет дохрена и больше. Только те красавчики, которых выпотрошил наш мясник, видели около сотни сородичей.
— А про ТТХ можно послушать? — невинно спросила Свити.
— Что такое Тэ-тэ-ха? — спросила Пинки.
— Тактико-технические характеристики, — как обычно, всё объяснял я. — Быстры, сильны, ловки, будут царапаться и кусаться. Осторожнее с когтями, они без особых проблем рвут металл и магию.
— Как когти могут рвать металл? Да ещё и магию?! — поразилась Старлайт. Я молча вытащил из сумки металлический прут и перекусил напополам. Вот как знал, что он пригодится. Попросил Глиммер создать маленький сферический щит. Постаралась она от души, но всё же это было гражданское заклинание и перекусилось оно довольно легко.
— Вот так вот, — хмыкнул я. — Их когти, конечно, похуже, но [ЦЕНЗУРА] вашим щитам.
— Не ругайся при жеребятах, — Сиба легонько стукнула меня крылом по затылку.
— Ладненько. А ещё, забыл сказать, наши противники — хищники.
— Да ладно?! А мы-то не заметили! — саркастично удивилась Сиба.
— Не поняла, да? Они непросто заурядные пожиратели плоти. Они настоящие хищники. Как я. Без жалости и страха, но с отменным чутьём. Наш мясник этого не выведал, но я точно знаю — они способны чувствовать живых подобно мне. Прятаться бесполезно, можете в задницу засунуть свои навыки скрытности. Они не пощадят вас, какие бы заклинания вы ни использовали. От них бесполезно бежать, эти твари не знают усталости. Они не будут сражаться, они будут убивать. И драться с ними бесполезно, их можно только убивать.
Я внимательно оглядел Твайлайт и её компанию.
— Усекли? Сколько бы вы их ни били, они не сдадутся и не отступят. Избивайте их, раньте их, калечьте их, они всё равно встанут и вновь бросятся на вас. Только смерть может их остановить. Это понятно?
Я специально сгущал краски, но получить парочку трупов просто потому, что кто-то пожалел собачку мне не хотелось.
— Наша главная проблема — оборона гражданских. Но она состоится только при втором сценарии. Наша задача не допустить его развития и реализовать первый. Главная его цель — доставка сообщения в Кантерлот.
Я достал из сумок небольшой свёрток и положил его на стол.
— Здесь почти три десятка тревожных талисманов.
Я достал один и продемонстрировал его публике. Талисманом был простой серый кружок, с высеченным рисунком заклинания.
— Для активации — сломать. Рекомендую копытами, а не магией. Заклинание новое, плохо опробовано. Удачное срабатывание сопровождается световой иллюминацией. Эта деревяшка раза в три мощнее свитка и содержит улучшенную формулу, передающую сигнал сразу в нескольких диапазонах. Если это поможет, вся наша работа сведётся к запуску талисманов. Как только в Кантерлоте получат сигнал, сюда тут же прибудет Селестия с парочкой надёжных ребят и наваляет всем и вся. Если не сработает, нужен кто-то, что бы отлететь на достаточное расстояние и таки запустить талисман или лично доставить вести Селестии. Причём не привлекая лишнего внимания. Нет Рейнбоу, ты не подойдёшь.
— Почему? — оскорбилась пегаска.
— Слишком вкусная, — плотоядно оскалился я, — тебя они за километр почувствуют. Нужен кто-то менее заметный. Полетишь ты, Винтер Винд. В комплект добавлю… — я оглядел толпу и показал копытом на единорога, — тебя. Забыл, как зовут. Используй телепортацию и вообще всё, что захочешь. Получите по три талисманы и пару свитков. Остальные занимаются защитой гражданских и эвакуацией. Подробности позже. Кроме того, все единороги запускают сигналку. Кто не может, воспользуйтесь простым фейерверком. Если кто умеет ставить маяк — ставьте. В Кантерлоте постоянно дежурит наблюдающий, если заметит иллюминацию над Понивилем — доложит принцессе. А теперь про второй сценарий. Честно говоря, его вероятность очень мала и строится он на предположении, что по каким-то причинам мы не сможем сообщить принцессе или она не сможет прибыть. Мне в голову не приходит, как можно реализовать такое, но один раз они уже совершили невозможное — заблокировали наши свитки. Если что-такое всё же случиться, то отбиваться нам придётся самим. Гражданских запрём в замке Твайлайт. Если на нашу голову не свалиться каких-нибудь летающих тварей, то поднимем всех на крышу. Если свалятся — в подвал. В любом случае простор для битвы у нас будет. При наличии свободного пространства, единороги вжарят всем что есть. Если врагов будет не особенно много, то мы дружно их встретим и всех порешим. Несколько пони, разумеется, останутся с гражданскими, на всякий случай. В том числе группа Твайлайт целиком и Старлайт с ними. Теперь о неприятном. Состав наших врагов может сильно поменяться. И их может попросту быть совсем много. Если возникнет вероятность, даже не слишком большая, что мы проиграем, придётся менять тактику. Как я уже говорил, наши противники — хищники. И они с радостью предпочтут более и вкусную и менее опасную цель. И такую цель мы им организуем. Наша невероятная шестёрка вполне подходит.
Я ненадолго остановился, выпил воды и продолжил:
— С вами будем я и Сиба. Я как специалист по противнику, а Сиба...
— Как портативная мясорубка, — гордо вскинув голову, перебила меня пегаска.— В точку. По ней хоть и не скажешь, но боец она отличный. Один из лучших, если честно. Брать с собой больше пони не будем, можем отпугнуть пёсиков. Наша цель — увести как можно больше псов, как можно дальше от замка. В бой лучше не вступать, возможны короткие быстрые стычки с минимумом противника. Будем водить их кругами, иногда сбрасывая часть на основную группу.
— Звучит красиво, но я сомневаюсь, что вы сможете такое организовать, — высказалась мэр.
— Не сможем, — оскалился я, — псы не настолько тупы. Поэтому основная группа должна быстро справиться с противником, зализать раны и путём диверсий выкосить противника. В идеале маги просто сотрут всех пепел.
— Ох, беда будет если нам магию заблокируют.
— Беда, — подтвердил я, — поэтому в моём плане нет ни единого пункта, который нельзя провернуть без магии. Теперь по поводу наших гражданских. Меткоискатели — ваша задача оказывать посильную поддержку Свити Бель. Моральную, по большей части, но не жалуйтесь, раз уж припёрлись. Не высовываться, в бой не лезть.
Я достал из сумок четыре серых брошюрки и швырнул их Твайлайт и Глиммер, по две каждой.
— В одной защитные, в другой боевые заклинания. Разумеется, ничего из доступных гражданским. Ваша задача — освоить их в кратчайшие сроки. Используйте по необходимости. Старлайт Глиммер ты будешь охранять гражданских. Всё время. Щит не снимать вообще. Твайлайт, если не потребуется отвлекающий манёвр, работаешь с Старлайт.
Оглядываю комнату. Все пони напряжённо и внимательно слушают. Некоторые используют не только уши.
— К тому же придётся кое-чему вас научить. Я займусь шестёркой. Сиба, возьмёшь на себя Старлайт.
Как же я задолбался говорить. И опять хочется есть. Ладно, пора приходить к неприятной части.
— Для резерва и гражданских напоминаю: я попадаю под протокол о смертельно опасных монстрах. В случае срыва — убить.
— Убить?! Тебя?! — ужаснулась Флаттершай.
— Чудовища не заслуживают жалости, — на моём лице невольно появляется улыбка. — Хочу напомнить, я — хищник. Как наши враги, даже хуже их. Если сорвусь, если начну есть пони… Вернуться уже не смогу. Поэтому, при любых попытках атаковать или съесть пони — убейте. Даже если пони, которого я попробую съесть, мёртв. И самое главное: ни при каких обстоятельствах нельзя позволить мне съесть Твайлайт. Пойдите на любые жертвы, но не допустите этого.
— Её жизнь настолько ценна? — удивилась Сиба. Её слова меня искренне насмешили. Вот только остальных мой смех немного напугал.
— В точку! У аликорнов до жути ценная жизнь! А главное, её прямо до хрена! Настолько до хрена, что ты и представить не можешь. Если по моей персоне всем всё понятно, то мы продолжаем.
Дальше были долгие уточнения плана, обсуждения эвакуации и роли королевской стражи, распределение пони и прочее, что требуется для успешного осуществления миссии. Во второй сценарий никто не верил, но именно его мы обсуждали больше всего. Закончили мы только к вечеру.

— А теперь, юные леди, я должен поговорить с вами на одну важную тему, — лекторским тоном заявил я. В комнате отдыха остались только меткоискатели, Твайлайт с подругами, её ученица и Дерпи. У окна скучала Сиба, но её наш разговор не касался.
— Откуда берутся жеребята? — съехидничала Свити Бель, — ну так мы уже все всё знаем!
— Свити! — ахнула Рэрити. Слушать её нравоучения на тему хороших манер мне совсем не хотелось, поэтому я нагло её перебил:
— Да? — я ехидничаю лучше чем Свити. — Все? Уверенна?
— Пфф, — фыркнула кобылка и тыкнула копытом в старших (называть их взрослыми, даже мысленно, у меня не поворачивался язык) кобыл, — ну уж они-то точно знаю!
— Рейнбоу, ну-ка скажи нам, откуда берутся жеребята? — мой голос был настолько ехидным, что пегаска немного занервничала. Даже Сиба обернулась и окинула её заинтересованным взглядом.
— Ну-у-у-у, когда родители хотят завести жеребёнка, они..., — пегаска замялась, -... пишут письмо принцессе Селестии?
Закончила она очень, очень неуверенно. Сиба смачно впечатала копыто себе в лицо.
— Нет. На самом деле...
Договорить она не успела. Фиолетовое свечение обхватило её пасть, не давая выговорить ни слова.
— Не при жеребятах, — холодно сказала Твайлайт. Кажется, она слишком устала, чтобы смущаться. "Уставшие пони — лёгкая добыча" проскользнула гадостная мысль, но я тут же её отогнал. Буквально десяток минут назад зашло солнце, а я всё ещё ничего не ел.
— Ладно, не буду, — рот Сибы всё ещё был сжат фиолетовым свечением, но это никак не мешало ей говорить. И даже не особо повлияло на голос. Чревовещатель хренов, мне прям завидно стало. Вся толпа дружно наградила её удивлённым взглядом.
— Как ты...? — нахмурилась Твайли.
— Не удивляйся, она даже с кляпом во рту болтает без умолку, — рассмеялся я, а потом таки вернулся к серьёзному, лекторскому тону, — ну а теперь продолжим наш серьёзный разговор. А хотел бы я поговорить о тайнах. Понимаю, вас всех сейчас гложет любопытство, вы растеряны и не знаете, что и думать. Тем не менее вы должны проявить уважение к чужим тайнам. Помните, что не каждый секрет можно рассказать. Даже самым близким пони. Особенно это касается тебя, Рэрити и вас, меткоискатели. Не надо выпытывать у Свити, какое отношение она имеет к разведке, откуда знает меня и так далее. Просто не делайте этого, хорошо?Поняши вразнобой кивнули.
— Это касается и остальных. Не пытайтесь выуживать чужие секреты. В конце концов, — тут я плотоядно усмехаюсь, — у всех вас есть вещи, которые вы не готовы раскрыть другим пони. Постыдные вещи. И, представьте себе, я знаю кое-что интересное о каждом. Но я молчу про ваши тайны, а вы не лезете в чужие, договорились?
— А что ты знаешь про меня? — с энтузиазмом накинулась на меня Сиба, — Ну что-нибудь прям стыдное-стыдное?
— Уверена, что не против доверить свои тайны им, — я киваю в сторону кобыл, а Сиба в ответ активно качает головой. Я знаю много её тайн, но большинство секретны и совершенно не допустимо рассказывать их при нашей волшебной шестёрке. А другие её тайны нельзя рассказывать при жеребятах. Тем не менее есть кое-что... Я хищно оскалился.
— Ты пишешь слезливые мелодрамы.
— Пфф, а чего получше придумать не мог? — хмыкает Сиба, типа я всё выдумал, но в её глазах появляется едва заметная тревога.
— Синяя тетрадка с неумелым рисунком серого котёнка. Лежит в третьем потайном ящике стола, вместе с плюшевой игрушкой. Пчёлкой, да? Последний рассказ происходит во времена принцессы Платины. Он о трогательной любви между богатой аристократкой единорогом и нищем земнопони.
Зрачки Сибы расширились, дыхание стало глубоким, мышцы опасно напряглись.
— Откуда, — хрипло спросила она.
— Ну, ты достаточно громко скрипишь пером по бумаге. Остальное — вопрос техники, — хмыкаю я. Не стоит рассказывать о том, что разбудил меня отнюдь не скрип пера — его я научился игнорировать ещё со времён, когда спал в комнате Селестии (меня по ночам часто мучили кошмары и я приплетался к Селестии, а она работала допоздна). Меня разбудил её плач. Сиба, ехидная, насмешливая Сиба, которая не проронит и слезинки, как бы больно ей не было (даже когда очередной монстр вырвал ей половину рёбер она не заплакала — только ругалась так, что смутила даже многоопытных врачей), плакала над собственной историей. Про это я не сказал и только поэтому у меня ещё целы все кости.— Ты гад, — спокойно сказала она.
— Ура, я буду жить! — искренне воскликнул я. И уже к кобылкам обратился:
— На этом всё, можем расходиться. Твайлайт с компанией — встретимся завтра у дома Эпплджек через два часа после восхода.
Кобылки, тихо переговариваясь, вышли.
— Ну как тебе? — смотря куда в стену, спросила Сиба. Мне оставалось только быть абсолютно честным:
— Я рыдал.
Сиба, счастливо взвизгнув, заключила меня в объятия и чуть не сломала позвоночник. Хорошо хоть вовремя одумалась и отпустила.
— Спасибо! — выпалила кобыла и неожиданно смутилась. Кажется ей были очень важны её истории.
— Спасибо в карман не положишь, — задумчиво сказал я, — ты лучше меня до дома подкинь.
Кобыла радостно кивнула и, подхватив меня, взмыла в воздух. Как мы втиснулись в окно и не разломали его — для меня загадка. Вот так болтаясь в копытах Сибы я ощутил себя совсем маленьким. Блин, да я даже меньше Сибы, а уж она то размерами не отличается! Долетели мы быстро. Я пригласил пегаску в дом, а сам ринулся обшаривать ящики. Найдя то, что искал я торжественно вручил Сибе небольшой прямоугольный свёрточек. Она с любопытством развернула его и застыла, вперив взгляд в обложку книги. Её книги.
— С днём рождения! С этими нападениями мы едва не пропустили твой праздник, — улыбаюсь я от уха до уха. Сиба молчит, но в уголках её глаз скапливаются слезы.
— Издатель, сказал, что с радостью пустит книгу в печать, осталось только получить твоё разрешение.
— Правда? — тихо спросила Сиба. Сейчас она была совсем непохожа на ту кобылу, что знали остальные пони. Такой она была очень редко и то, только с хорошими друзьями. И, кстати, для неё друг и любовник — одно и то же. С кобылами она тоже иногда дружила.
— Правда, правда, — киваю я. А вот сейчас мои рёбра опасно затрещали, да и вообще, я чуть не задохнулся.
— Ну я прям не ожидала такого подарка. С чего это ты так расщедрился, — буквально промурлыкала кобыла, таки выпустив меня из объятий. Отдышавшись, я ответил, насмешливо подняв бровь:
- А ты думала я только в постели могу сделать тебе приятно? Нет, своего единственного друга я просто обязан как следует порадовать! Тем более сто лет — дата круглая, красивая.
— Единственного? А как же Твайлайт и вся её шайка?
— Сожрать их я хочу больше, чем дружить, — рассержено фыркаю, — особенно Твайлайт. Они, конечно, считаю меня своим другом, но я не умею дружить с едой. Есть ещё Селестия, но она мне скорее мать, а это немного другое.
Сиба понимающе кивает.
— Ясненько. А теперь иди поешь, — она с вожделением смотрит на меня и необычно мягким, бархатистым голосом говорит, — я жду тебя наверху.