Автор рисунка: BonesWolbach

Будь мы королевами, этого бы не произошло

Тартар. Самое ужасное место во всей Эквестрии. Ну, может быть, не самое, ибо Кантерлотские общественные бани заслужили это звание на деле, но точно в верхней пятерке. Это была одновременно и тюрьма, и... что-то еще.

Хорошо, подумала Селестия, это была просто тюрьма. У неё никогда не получалось придумывать устрашающие описания, этим обычно занималась Луна. К тому же, сложно думать о зловещих вещах, когда тебя несут по воздуху как маленькую игрушку. Магия Тирека вызывала зуд и её концентрированная злобность кидала Селестию в дрожь. Они плыли над одним из многих пиков Тартара...

И затем, магия Тирека пропала.

Чуть дольше секунды, три аликорна просто недвижно висели в воздухе. Гравитация порой ленилась в Тартаре.

Селестия посмотрела на Луну. Луна посмотрела на Селестию. Кеденс посмотрела на них обоих и фыркнула, потому что была проигнорирована.

И потом все трое посмотрели вниз.

Молчание.

Луна облизнула губы.

– Я так понимаю... Пятнадцать метров, кажется?

– Я бы сказала восемнадцать. – ответила Селестия. – Плюс-минус.

– Хмм. Да, думаю, ты права. – кивнула Луна. – Восемнадцать метров до земли.

– Так... – Кеденс погрустнела. – Мы отдали Твайлайт нашу магию. Включая способность к полету?

– Да.

– Именно.

– Ой.

А потом, гравитация вспомнила про них.

Знаете, обладание крыльями сильно помогает со страхом высоты. Когда у тебя годы, даже века, практики с пернатыми отростками, полет воспринимается как что-то само собой разумеющееся. Что-то пустяковое, типа временной неспособности использовать крылья, на это не влияет. Принцессы были созданиями ветра и пламени и не знали страха, когда находились высоко в небе.

– AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA!

С другой стороны, восемнадцатиметровое свободное падение — это страшновато, даже для бессмертного существа..

– AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA – Бац! – Ууух!

Первой коснулась земли Луна. Она грациозно приземлилась на копыта, как кошка. Падение ошеломило её на пару секунд, но она ни капли не пострадала.

– ВАААААААА – Пуф! – Мммммн!

Второй была Селестия, чуточку позже Луны. Она тоже смогла приземлиться на копыта, но из-за того, что висела немного выше, при приземлении она упала на колени, скривившись от боли.

– О НЕТ О НЕТ О НЕТ НЕТ НЕТ НЕТ НЕТ МАМОЧКИ! — Бдыщ!

…Последней была Кеденс.

Ну, если судить по чести, она прожила достаточно короткую жизнь в сравнении с Царственными Сестрами, подумала Селестия, глядя на племянницу. У неё было меньше опыта. У неё даже возможности полетать почти не было, если память ей не изменяла. Никто бы её не за это не осудил.

Короче говоря, Кеденс упала лицом в землю и всеми ногами в разные стороны.

Не самое изящное приземление в истории, подумала Селестия.

А потом, молчание. Никто из аликорнов не двинулся с места.

– Кеденс? Ты... Ты в порядке? – наконец спросила Селестия. – Кеденс?

– Грблбхххг.

– О нет.

– Мне кажется, она говорит «да». – сказала Луна, выгнув бровь. – Кеденс, это ведь значило «да», верно?

– Грблблххххххф.

– Здорово.

– О нет. – повторила Селестия, прикусив губу и сделав шаг к племяннице, которая всё еще не двигалась. – О, нет. Мне кажется, она что-то сломала. Что будем делать?

– Не преувеличивай, сестра. – Луна махнула копытом. – Она в порядке!

– Грблфхххфс.

– Вот видишь? Она согласна со мной. – Луна пожала плечами и стала искать что-то в своей гриве. – Оставь её, она поправится. В конце концов, у нас есть более срочные проблемы.

– Ну не знаю. Её нужно хотя бы передвинуть. – Селестия приблизилась к голове Кеденс. – Я не уверена, что она сейчас может хотя бы, э-э, дышать. – Она прищурилась. – Её лицо полностью впечаталось в землю.

– Да, да, конечно. – Луна облизнула губы, её копыто всё еще искало что-то в её гриве. – Только не... аха! – Уголки её рта разошлись в широкой ухмылке. – Нашла!

– А? – Селестия обернулась, оставив Кеденс наедине с землей. – Что ты нашла?

– Это! – торжественно взмахнув своей гривой, Луна показала кое-что на её копыте: маленькую деревянную коробочку без замка. – Мой личный набор заключенного!

– Что?! – Глаза Селестии расширились, когда Луна положила сундучок на землю. – Ты была готова к этому?! – она улыбнулась, обнимая сестру, в её голосе была радость. – О, Луна!

— Грбллллфз.

– Даже Кеденс считает, что ты великолепна. Что бы я без тебя делала?

– Ты бы, вероятно, мирно правила еще тысячу лет и затем позволила бы нашим подданным либо забыть меня, либо запомнить как ужасное чудище, пожиравшее плоть их детей. – ответила Луна, похлопывая Селестию по спине. – Но помимо этого, ты бы бесповоротно пропала.

Молчание.

– … Хех. – Селестия отошла от Луны, немного смущаясь. – На-наверное. И всё-таки, как ты узнала, что Тирек заключит нас в Тартаре?

– Я и не знала. – Луна показала на деревянный сундук. – Я просто ношу его всё время.

– Ты... носишь набор заключенного всё время? – спросила Селестия обеспокоенно. – Зачем?

– Потому что я была изгнана на тысячу лет и в то время легко бы убила за набор заключенного. – сказала Луна. – Можно вытащить кобылу с Луны, но ты ни за что не вытащишь луну из кобылы.

– … Оу. – Селестия облизнула губы. – Что ж, я очень рада, что ты так делаешь, Луна! Теперь мы можем сбежать и помочь!..

– Подожди, подожди. – прервала Луна, подняв копыто. – Ты хочешь сбежать?

Селестия моргнула.

– Конечно, для этого ведь и нужен набор заключенного?

– Что? Нет! – Луна закатила глаза. – Пфф. Сбежать из Тартара? Без магии? Невозможно, сестра. – Она задумалась. – Ну, то есть, Тирек сбежал, но нам придется ходить пешком несколько месяцев, а это того не стоит.

– Тогда... тогда что в сундуке?

– В основном, туалетная бумага.

Молчание.

Селестия помассировала переносицу и вздохнула. – Туалетная бумага. У тебя была прорва времени, чтобы подготовиться ко второму заключению, и ты додумалась до туалетной бумаги.

– Слушай, нам может понадобиться сидеть здесь много дней, а нас трое. – сказала Луна. – Поверь, ты будешь благодарить меня за туалетную бумагу.

– Просто... – Селестия снова вздохнула. – Луна, просто мне кажется, что ты могла взять что-то более, знаешь, полезное, чем туалетная бумага.

– Посмотрела бы я, как ты будешь тысячу лет мучаться в отсутствие туалетной бумаги. Тогда бы ты поняла, полезна она или нет.

– Ладно, неважно. – Селестия посмотрела на сундук. – Ты сказала, что там «в основном» туалетная бумага. Значит, там есть что-то еще?

Луна кивнула.

– Разумеется. Еще я взяла надувной мячик. О, и гармонику.

Молчание.

– Гармонику.

– Гармонику. – повторила Луна. – Чтобы играть блюз.

– Луна, ты не умеешь играть ни на одном инструменте.

– Ты шутишь? Я провела тысячу лет в небесном аналоге тюрьмы. Все заключенные знают, как играть на этой штуке. Это приходит с камерным воздухом. – Луна открыла коробку, выронив несколько рулонов туалетной бумаги и достала из неё серебряную гармонику.

– Только послушай! – сказала она, перед тем как прикоснуться к ней губами и начать дуть.

Тфвиииирп.

— Аха! Слышала? – усмехнулась Луна Селестии. – Блюз!

– Это и близко не похоже как блюз.

– Конечно похоже! – сказала Луна. – Послушай еще!

Тфвиииирп.

– Ну?!

– Это звучало, как будто лягушка просит о помощи, Луна.

– Ты не разбираешься в музыке, сестра.

– Грблфхххфс.

– Кеденс думает также!

Селестия вздохнула.

– Луна...

– Ладно, теперь у нас есть всё, что нам может понадобиться. – прервала Луна. – Я думаю, что в этом месте нужно навести порядок. Раз уже вы двое — желторотики, то я буду главной.

– Ты... что? – моргнула Селестия. – Желто- кто?

– Желторотики. – Луна выгнула бровь. – Новички.

– Я вообще не понимаю, о чем ты, Луна. – Селестия нахмурилась и посмотрела на фиолетовое небо Тартара. – Кажется, это место играет в игры с нашим разумом.

– Нет, я лишь снова становлюсь такой, какой я была в заключении. – пожала плечами Луна. – Ты привыкнешь. Короче, эта сторона горы. – сказала она, указывая справа от себя. – моя. Моя территория. Никто не заходит сюда без моего разрешения.

– Грблфхххфс.

Луна кивнула.

– Рада, что до тебя доходит так быстро, Кеденс.

Селестия снова начала массировать переносицу.

– Луна, зачем тебе вообще присваивать правую сторону горы?!

– Потому что так мы поступаем в тюрьме, сестра. – ответила Луна. – Я пахан. Пахана нужно уважать. Пахан получает лучшую сторону горы.

– Нет вообще никакой разницы между этой стороной горы и каким-либо еще местом в Тартаре!

– Конечно, есть. – Луна снова указала справа от себя. – Эта часть моя.

– Грмбтфлфффф.

– Крайне ценное замечание, Кеденс.

– Луна, клянусь звездами над головой, я... агх. – Селестия вздохнула. – Я предположу, что ты сейчас переживаешь одно из своих лунных воспоминаний и поэтому ведешь себя как ребенок!

– Думай, что хочешь. Только не заходи на мою территорию. – Луна прищурила глаза. – Ты не хочешь кончить как Роки и Стоуни МакМинерал.

– Кто, забери меня Тартар, такие Роки и...?

– Мои воображаемые друзья на Луне. – объяснила Луна. – Тысяча лет — это много.

Селестия нахмурилась.

– У тебя есть воображаемые друзья?

– Больше нет. – Глаза Луны стали еще уже. – Они перешли мне дорогу.

– Ладно, ладно. – Селестия закрыла лицо правым копытом. – Тогда я просто...

Бац.

Луна так и не узнала, что собиралась делать Селестия. Их прервал звук, который издала Кеденс. Упала она не элегантно, скорее с изяществом мешка с картошкой,но хотя бы её лицо бы больше не было прижато к земле.

И Луна, и Селестия прикрыли рты и подошли к Кеденс, увидев её глаза. Не было видно ни зрачков, ни радужек — только белки.

– Хм. – Луна постучала по подбородку. – Не знаю уж, хорошо это или плохо.

– Плохо. – сказала Селестия. – Определенно плохо.

Луна пожала плечами.

– Как скажешь. Кеденс? Ты нас слышишь?

Когда Кеденс ответила, она смогла лишь прошептать тише, чем ветер в цветочном саду.

Всё, что я и вижу и ощущаю — это боль в моем лице. – сказала она.

Луна повернулась к Селестии.

– Всё нормально!

В этом мире нет ничего, кроме боли.

– Ей точно нехорошо, Луна.

И вся эта боль в моем лице.

Луна нахмурилась.

– Хм. Может быть, она немного расстроена...

Абсолютно вся. Ну, в моей спине тоже немного боли, но в основном — в лице.

Селестия вздохнула.

– О Провидение, Шайнинг Армор меня убьет...

– Что?! – Луна повернулась к сестре, широко открыв глаза. – Он посмеет поднять на тебя копыто?!

– Ну, не буквально, но...

– Не волнуйся, сестра. – Луна сложила копыта вместе у подбородка. – Я сделаю с ним то же самое, что и с МакМинералом, если он хотя бы попытается.

Молчание.

– Да. Я не буду удостаивать это ответом. – сказала Селестия. Затем, она нахмурилась. – Нам нужно выбираться отсюда, и быстро. Это место сводит нас с ума. – Она встала и пошла в направлении к лестнице, ведущей к выходу с пика.

– Может быть, Тирек не поднял барьер Цербера, когда закинул на сюда...

Она попыталась сделать шаг вперед, что её остановилась сама по себе, когда достигла порога.

– Хм. Поднял. Мы не сможем выйти, пока Цербер здесь... Может, у нас получиться его убедить?

Мое лицо болит очень сильно.

– Да, Кеденс, мы поняли. – Селестия вздохнула, всё еще смотря на лестницу. – Луна? Мысли?

Тфвиииирп.

Молчание.

– Только не говори мне, что ты снова играешь на гармонике

Молчание.

Тфвиииирп.

– Луна! – Селестия обернулась с недовольным выражением на лице. – Сейчас не время дурачиться!

– Мне просто хочется подбодрить Кеденс!

Это звучало, как будто лягушка просит о помощи. И мое лицо еще болит.

– Погоди. – Селестия посмотрела на Луну. – Подбодрить её... Ты сказала, что у тебя есть надувной мяч, да, Луна?!

– Мм? Да, точно. – сказала Луна и кивнула. – Он поможет убить время, пока Твайлайт Спаркл нас не спасет.

– Ну, Твайлайт нас не спасет, зато мы, надеюсь, сможем с помощью этой игрушки укротить Цербера!

– Селестия подбежала к ящику и, действительно, среди бесчисленного количества рулонов туалетной бумаги, был и кусок ярко-красной резины. Без раздумий, Селестия взяла его, нашла клапан, вцепилась в него зубами и начала дуть.

Пфффф! Пффф! Пффф!

– Полегче. – сказала Луна. – Ты еще слаба. Голова закружится.

Боль в моем лице не знает границ.

– Ты сегодня частенько повторяешься, Кеденс.

Пффф! Пффф! Пффф!

Мое лицо словно пылает.

– Да поняла я. – Луна постучала по подбородку. – Что ж... Как поживает Кристальная Империя?

Очень неплохо. Мое лицо никогда не болит, когда я там.

Луна закатила глаза.

Пффф! Пффф! Пффф! Селестия перестала дуть и отдышалась.

– О, звезды. – сказала она. – Почему эта штуковина такая большая?!

Я скучаю по дому. И по моментам, когда мое лицо не болит.

– Как я тебя понимаю. Сестра? – Луна повернулась к Селестии. – Ты закончила?

Пффф! Пффф! – Почти! – Пффф! Пффф!

– Что ты вообще собираешься с ним делать?

Селестия перестала дуть и посмотрела на Луну.

– Ты меня не слушала? Мы можем укротить им Цербера! Нужно только, чтобы он за ним пошел, а затем...

– Ты ведь понимаешь, что он в километрах отсюда? – Луна покачала головой. – И вряд ли мы хотя бы спустимся по этой лестнице, если Цербера не отвлечь, даже если он нас и не увидит.

– Для этого и нужен мяч! – Пфф! Пфф! – Уф. – Селестия снова начала глотать воздух. – Отлично, я закончила.

– И как ты намереваешься показать мяч Церберу?

– Ну, я заставлю его плыть прямо перед ним, разумеется. – Селестия снова подошла к выходу. Цербер был не возле их пика, но она видела гигантскую собаку там, где до недавнего времени был заточен Тирек. – Он пойдет за ним.

– Сестра.

– Да что?

– У нас нет магии.

Молчание.

Селестия облизнула губы.

– Точно. Я... я и забыла.

– Короче, мы не сможем выбраться. – сказала Луна. – Выхода отсюда нет, а Цербер не знает, что мы здесь и мы не можем попросить его о помощи. – она снова достала гармонику. – Я за то, чтобы дождаться, пока на не вытащит Твайлайт Спаркл.

Тфвиииирп.

Я уверена, что Твайлайт скоро нас вызволит.

Снова молчание.

И Селестия, и Луна искоса посмотрели на Кеденс.

Кеденс моргнула.

О, и мое лицо всё еще болит.

– Фух. – Луна посмотрела на Селестию с ухмылкой. – Я уже начала беспокоиться.

Простите.

– Тебе обязательно так говорить?

Мое лицо болит слишком сильно, чтобы повышать голос.

– А спина?

Ну так. Терпимо.

– Приятно слышать, наверное.

Селестия не слушала этот разговор, на благо её вменяемости. Её внимание было на выходе перед ней и на цербере, стоящем в километре от них.

Если бы только гигантская псина увидела мяч... Цербер знал их и узнал был запах на мяче. Он начал бы их искать и барьер бы пропал...

Селестия выпрямилась. Она была бессмертным аликорном. Она контролировала солнце и звезды, жизнь и смерть. Она была ближе всех в Эквестрии к тому, чтобы считаться богом. Она ступала по бесчисленным полям сражений, билась в бесчисленных войнах и отдавала бесчисленные приказы.

Она была сильной пони и, во имя всего святого, она не собиралась позволить всего-лишь недоступности заклинания левитации нарушить её планы.

– Была не была! – крикнула она, подняв копыто и бросив мяч как можно сильнее в направлении к Церберу. В этом копыте была мощь тысячи солнц, воля тысячи армий и весь гнев божества. Это был, без всякого сомнения, лучший бросок Селестии за всю её жизнь.

Мяч на невероятной скорости пролетел меньше двух метров.

И упал вниз, в бездну.

С щелчком, цепи появились на правой передней ноге каждой из них.

Молчание.

– Пляжные мячи плохо кидаются. – сказала Луна. – Поэтому их не используют в хуфболе. Поинтересуйся спортом.

Тфвиииирп.

Губа Селестии задрожала, но она прикусила её и сохранила самообладание.

– Что же – сказала она. – Если мы не придумаем план побега, включающий использование туалетной бумаги, то мы в ловушке.Выхода нет. – Она посмотрела на цепь на её ноге. – И теперь на нас это, потому что, очевидно, Тартару не понравилось, что мы играем в мяч.

– Говорила же. – Луна убрала гармонику. – Пытаться сбежать бессмысленно. Просто подождем, пока Твайлайт Спаркл всё не исправит. – Она облизнула губы. – Эта стратегия сработала неплохо последние три раза, разве не так?

Я тоже доверюсь Твайлайт. – сказала Кеденс. – Я знаю, что вскоре она сразит Тирека.

– Конечно, сразит. – сказала Селестия. – Но это займет время! Она прячется и не сможет нанести ответный удар в ближайшие годы. Ей придется создать подпольное сопротивление и...

– Чего? – прервала Луна скривив лицо. – О чем ты говоришь? Она здесь объявится через пару часов.

Я согласна с Луной.

– Часов? С ума сошли? – Селестия покачала головой. – Она забрала нашу магию, чтобы спрятать от Тирека, забыли? Чтобы Тирек не мог повредить стране. Она будет скрываться.

– Да. В течение... я бы сказала двух часов. – Луна повернулась к Кеденс. – Двух часов?

Скорее, трёх. Тирек сперва нападет на её друзей.

– А, точно. – кивнула Луна. – Её друзья.

– Что?! – Селестия нахмурилась. – Как он это сделает? Он даже не знает про её существование.

– Да, но Дискорд знает. – Луна пожала плечами. – Я думала, в этом и заключался твой план. Мы дадим Твайлайт столько магии, сколько сможем, Тирек погонится за ней, она найдет способ победить Тирека, пока мы улыбаемся и машем.

Да. Это и есть её роль. Она — защитник Эквестрии.

Молчание.

Селестия прикусила губу.

– Я... Я не подумала о Дискорде, если честно.

Луна закатила глаза.

– Пусть так. – продолжила Селестия. – Мы сказали Твайлайт спрятаться. Я полагаю, что она послушается нашего приказа. Я знаю, что она не ввяжется в лобовое противостояние с Тиреком, пусть даже она и в силах это сделать.

Эм... тетушка? Я сомневаюсь, что так и будет.

Селестия уставилась на Кеденс.

– Я тоже так считаю, сестра. – сказала Луна. – Скрытность — это не лучшая способность Твайлайт Спракл.

Она чудесная пони, но она немного... неуравновешенная.

– Она, наверное, набросится на Тирека как только он как-то навредит лично ей.

Она войдет в полное неистовство.

– И станет шмалять лазерными лучами.

Или огнем. Или, и тем, и другим. Честно говоря, за всю историю Эквестрии она наиболее близка к тому, чтобы быть королевой воинов.

– Хватит! – сказала Селестия, достаточно громко ударив по земле копытом, чтобы их прервать. – Твайлайт Спаркл не такая! Я знаю свою протеже, и она не воин и не тупоголовый драчун!

– Тогда почему мы не даем ей участвовать в государственных делах? – спросила Луна.

– Потому что это не её судьба!

– Правда? Я думала, что мы боялись, что она сразу кого-нибудь захватит.

Она хороший лидер, но как командир, а не принцесса. – сказала Кеденс. – Почти как её брат. Она, вероятно, прямо сейчас сражается с Тиреком.

– Твайлайт Спаркл не будет сражаться! Она не...

– Она сразилась с буквально каждым врагом, нападавшим на Эквестрию в последние пару лет. – прервала Луна.

Она даже не добралась до Элементов против Кризалис. Она вышла с голыми копытами.

– Она пришла в Эквестрию ради двух вещей, и жвачка у неё закончилась давным давно.

Молчание.

Селестия прищурилась.

– Я планировала что-то вроде постепенного восстания против Тирека. Я уверена, мы будем играть против него долгую партию.

– Да, мы тоже не считаем, что Твайлайт Спаркл сразу же попробует размазать его по земле. – сказала Луна.

Именно. Мы дали ей три часа.

– Нет! Ничего такого не будет! Вы не знаете Твайлайт также хорошо, как и я. Тирек не будет побежден таким образом! Мы сказали Твайлайт спрятаться, а это значит, что нас спасут еще не скоро! – Она скрестила передние ноги на груди. – И это мое последнее слово.

Молчание. Луна и Кеденс пожали плечами.

Тридцать секунд прошли без слов.

А затем, цепи исчезли, и их магия вернулась вместе с кьютимарками.

Луна ухмыльнулась. Кеденс ухмыльнулась.

Селестия прищурилась.

– Ладно, но это не значит, что она размазала Тирека по земле. Вообще не значит.


– О, мы только что размазали Тирека по земле, Принцесса! – сказала Твайлайт с сияющей улыбкой.

– Говорила же. – пробормотала Луна.

Cелестия угрюмо посмотрела на сестру.

– Луна. Прекрати.

Тфвиииирп.

Селестия закатила глаза.

Они были в новеньком кристальном замке Твайлайт в Понивилле. Здание было больше, чем выглядело снаружи, и там быстро нашлась комната, в которой можно было поговорить без помех.

– И всё же... как ты сделала это, Твайлайт? – спросила Селестия. – У тебя не было Элементов Гармонии, а одной нашей магии не хватило бы, чтобы победить Тирека.

– Я знаю. – Улыбка Твайлайт превратилась в нечто более мягкое и неуловимое. – И я бы не смогла справиться в одиночку. Сила дружбы помогала мне в той битве.

Молчание.

Селестия снова помассировала переносицу.

– Ты ведь понимаешь, что можно иметь друзей и не использовать их, чтобы разносить всё в пух и прах? В смысле, ты хотя бы в курсе, что это возможно?

– Конечно в курсе! – сказала Твайлайт. – Дружба — великолепная вещь, объединяющая пони и делающая жизнь такой прекрасной.

– Фух. – улыбнулась Селестия. – Я уж начала волноваться

– А также лучшее оружие, чтобы разносить всё в пух и прах. Было бы глупо его не использовать, но выбор всегда за нами. – прервала Твайлайт. – Мы смогли открыть сундук Древа Гармонии, и в нем была некая Радужная Сила. – она поцокала копытами. – С этой силой, мы сможем отбить любого недруга, который посмеет напасть на Эквестрию! Мы можем разнести всё! И вся! Ничто не устоит перед нами!

Молчание.

– Знаешь, оглядываясь назад, я не могу не подчеркнуть, насколько мудро мы поступали, не пуская тебя на дипломатические встречи. – сказала Луна. – Хотя, несомненно, они бы были гораздо занимательнее.

– Что вы имеете в виду? – спросила Твайлайт, поворачиваясь к Луне. – Под дипломатическими встречами?

– Хм. Обычно мы не разносим наши проблемы. – ответила Луна.

– Ха. – Твалайт выгнула бровь. – Действительно?

– Да.

– Ну, это глупо.

О звезды, моя протеже — милитарист. – Селестия развернулась и ударилась головой о стену. – Почему моя протеже — милитарист?!

– Не вижу проблемы! – сказала Луна. Это может оказаться полезным, в некоторых обстоятельствах. Если кто-то посмеет на тебя напасть, то с её помощью, он закончит также, как и МакМинерал.

Селестия снова ударилась головой о стену.

– Эм, принцесса? – спросила Твайлайт, приближаясь к наставнику. – Я... я что-то сделала неправильно?

– Ты сделала то, чего мы от тебя и хотели, Твайлат. – сказала Кеденс, улыбаясь. – Не волнуйся. Селестии просто, ну, нужно пересмотреть взгляды на жизнь.

– Самое время. – сказала Луна. – Эй, я знаю, что поднимет ей настроение! Селестия, послушай!

Тфвиииирп.Тфвииииииииииииирп.

– Вы знаете, как играть на гармонике, принцесса?! – Твайлайт посмотрела на Луну с восхищением. – Я и не знала!

Тфвиииииииииирп.

– Это как дышать, Твайлайт Спаркл. И я рада, что тебе нравится мой блюз.

Тфвиииирп.

– Вообще, не так всё и плохо. – сказала Кеденс, подойдя к Селестии и похлопав её по плечу. – То есть, в конце концов, всё утряслось!

Лицо Селестии всё еще было прижато к стене.

– Я только что поняла, что пони, которую я вырастила и отправила в Понивилль изучать дружбу — амазонка, Кеденс. Я не уверена, что это считается за «утряслось».

– Хм. – Кеденс почесала за шеей. – Да. Честно говоря, после этого и после того, как Луна захотела обречь нас всех на истребление тысячу лет назад, я уже не уверена, что ты такая уж хорошая наставница. Но с другой стороны, хотя бы я не стала психопаткой.

– Да уж, Кеденс, утешила.

– И всё-таки, – сказала Кеденс, повернувшись к Луне и Твайлайт, которые были заняты с гармоникой, – учитывая, как закончили эти двое, я удивлена, что Эквестрия давным давно не сгорела дотла под твоим правлением.

Селестия прижалась головой к стене еще сильнее.

– Грбллллфз.

А затем, дверь открылась с громким «бум!», и за ней показалась всего-лишь запыхавшаяся Флаттершай с обеспокоенным выражением на лице.

– Ой, мамочки! – сказала она, забежав в комнату. – Я услышала лягушку, которая просит о помощи где-то в этой комнате. Произошло что-то ужасное?!

Комментарии (22)

0

♚Я читал фик совместно прослушивая информацию о SCP-343,SCP-1000,SCP-087,SCP-106,SCP-714.Интересно через сколько секунд я буду биться головой о клавиатуру.♚

KpoLik #1
0

Блин, это шедевр =) Посмеялся от души =)
В избранное, ну и копытце вверх =)

GregoryMars #2
0

Очень мило и иронично. Однозначно — плюс!

Только маленькое замечание: "УхмЫльнулась", а не "ухмЕльнулась"

MagnusUnicorn #3
0

Прочел как "То еще вымечко". Как же я испорчен.

Razya #4
0

Прочел. Забавный рассказик, весьма.

Razya #5
0

ты могла взять что-то более, знаешь, полезное, чем туалетная бумага

У них есть рога. И туалетная бумага. И мячик. Был. Зачем им что-то еще?

gunslisher #6
0

будто их личность исказили

Ну, так и фанфик не блещет реализмом! Всё ради стёба!:) Но сам фанф не зацепил, всё как то не так, предсказуемо, что ли...

Dwarf Grakula #7
0

А ничего так, повеселило.

Muscat #8
0

Очень забавный рассказ, плюсанул)

TheFireStar #9
0

Смешная история ,Флаттершай всегда придет на помощь животным)

Пони Любитель #10
0

Эмм, я один в конце ожидал от Каденс что-то типо:"Спасибо, Твайлайт. Я так рада, что моё лицо больше не болит".

Да и вообще, хорошая история (не без налёта наркомании конешн). И неужто вы думали, что тысяча лет заключения никоим образом не отразится на Луне? Да и у Тии нервы не стальные, чтобы столько править Эквестрией без отпечатков на психике. Ну а Твай просто молодая ещё, что с неё взять? Только понять, ну и... надеюсь, прощать ни за что не нужно будет!

Montes #11
0

Проржался от души. Прекрасный фанфик, Кейденс жжОт

Marovag1 #12
0

Как связаться с Моровагом?

Маназмей #13
0

Не понравилось. Ставлю минус.

Лайри Гепард #14
0

Капееец!!!!ОТличный фанф, наркомания, идиоты, короче, все как я люблю.Но конец шикарен, конешно не как середина, но всеравно шикарно!

ehor2004 #15
0

:D весело. Копыто вверх!

Iron #16
0

Чуть не захлебнулся иронией..

D_Tkach #17
0

Забавно. Смех да и только. Спасибо автору и переводчику!

Dream Master #18
0

Восторг! Набор ЗК Луны сражает наповал, спасибо за перевод. :)

Лунный Жнец #19
0

Очень практично. Лопухи то, чай, в Тартаре не растут.

Artur #20
0

Селестия не права. Во-первых, её освободили быстро. Во-вторых, сколько пони погибло бы, если идти долгим путём сопротивления и партизанщины? А она ещё не довольна. Твайлайт — молодец, "дружбомагией и радужным ударом добьёшься большего, чем одной дружбомагией" :)
А вот сумасшедшая Луна не очень понравилась.

glass_man #21
0

Тысяча лет на луне... без туалетной бумаги... к вопросу об образовании на луне морей и кратеров.

Кайт Ши #22
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...