Fallout Equestria: Ледяной занавес

Давным-давно война закончилась обоюдными ударами мегазаклинаний пони и зебр. Но для этих пони - она всё ещё идёт. Просто перешла в "холодную" стадию. Каково это - жить под куполом, за которым идёт бесконечная снежная метель, отрезавшая их от света и остального мира год? А десять? Сталлионград живёт так уже десятки лет. Но живёт ли или выживает? И что будет, если найдётся тот, кто искренне верит в то, что там, за завесой, есть невраждебная жизнь и надо лишь протянуть к ней копыто?

ОС - пони

Дело принципа

Директор Селестия терпеть не может возню с бумагами, принцесс и собственное прошлое. К сожалению, первый пункт из этого списка составляет её работу… и она отчаянно нуждается во втором, чтобы разобраться с третьим.

Принцесса Селестия

Третий лишний

У Твайлайт и Шайнинг Армора есть сестрёнка - Лайт Стэп. Все только и говорят Лайт, как ей повезло иметь таких великих героев в родне. Лайт Стэп же желает придушить их обоих.

Твайлайт Спаркл ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Изумрудные глаза

Любовь Спайка к Рэрити не угасла даже за пять лет. Пять лет, которые дракончик потратил на безответные признания. Однако, может теперь ему улыбнется удача и он будет наконец счастлив со своей возлюбленной?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк

Идеология

Спустя столетия воцарения Принцессы Солнцеликой в небесах, Наступит Эпоха Возрождения идей и мыслей в наших головах. То, что забыто было в тьме веков, и царило в те далекие года. Настанет время вечных холодов, ведь их приносят новые идеи нам всегда. И движимые ими толпы ворвутся чтоб царить и изменять, Но прежние владыки горды, не захотят они им уступать. Это будет Эпоха Возрождения, растущей смуты и вражды, Опасных, сладостных видений о добром счастье, без беды.

Другие пони ОС - пони

Fallout Equestria: Наука и Боль

Действия фанфика происходят за пять лет до событий оригинала, во времена когда северную часть эквестрийских пустошей заполонили рейдеры. Ведомые жаждой наживы, они объединились и напали на недавно открывшееся Стойло 23. Никогда не державшим оружия пони пришлось защищать свой дом, но исход был очевиден. Большая часть жителей была убита, некоторых забрали в рабство и лишь горстке удалось спастись. Один из выживших не смог смириться с произошедшим и отправился в самоубийственное путешествие...

Другие пони ОС - пони

Грань миров: Эволюция

Рассказ о пони... Или нет. В общем,о той, чьей жизни не должно было быть. Она не такая как все... Она полумантикора.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Fiery demon / Огненный демон

Что может произойти, если безумец сядет за перо и начнёт писать? Вопрос странный, но в данном случае, он вполне уместен. Главный герой, первая личность в истории Эквестрии, не брезгующий использовать методы выходящие за пределы понимания миролюбивых пони. Убийца и герой - разве могут эти понятия быть совместимыми? Оказалось, что могут. Нашему необузданному демону придётся пройти через знаменитые города великой страны, посетить самые неожиданные места и встретиться со множествами разных героев, дабы выполнить беспрецедентное задание: найти и привезти. Казалось бы, всё просто, но так ли это? В случае провала, ему грозит нечто страшное чем смерть - это вечные скитания по миру, в поиске успокоения своей души. Ставки слишком высоки, чтобы отказаться от лакомого кусочка - стать полноценным гражданином Эквестрии и наконец, избавиться от преследователей и мстителей. Но что он получит вместо этого?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Между сном и реальностью

Жизнь – это лишь череда событий, происходящих с нами. События, которые происходят в следствии нашего выбора. Но что делать если ты лишен этого выбора? Какова будет твоя жизнь, сможешь ли ты обрести счастье? Что делать, если ты находишься на перепутье, между сном и реальность, жизнью и смертью?

Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Триггер

Преступления, хоть редкие и не слишком серьезные, в Эквестрии случались и раньше, но ряд недавних происшествий в столице поставил стражей порядка в тупик. Почему пони, на первый взгляд не имеющие никаких мотивов, стали совершать поступки, угрожающие жизни и здоровью других, да еще и проявляя при этом владение совершенно несвойственными им навыками? Ограничится ли география подобных случаев Кантерлотом? Не связано ли происходящее с таинственным врагом Принцесс, преследующим непонятные цели? И главное – кому довериться, когда каждый может оказаться врагом?

Рэйнбоу Дэш Рэрити Спайк Принцесса Селестия ОС - пони Стража Дворца

Автор рисунка: Devinian
Глава 25. Сети интриг Глава 27. Отражённый свет

Глава 26. Пересмешник

Googlr Docs

За прошедшие две недели Райз успел сдружиться с пустынными коридорами и тишиной дворца.

Он шёл неспешно, чуть улыбался. Не от веселья, скорее наслаждаясь кратким моментом покоя. Спокойная прогулка приятно оттеняла всё остальное.

Эти четырнадцать дней были очень, очень познавательны, хоть и в довольно узком смысле.

В смысле магии.

Каждый день, с утра до вечера, с редкими перерывами, он учился волшебству — страсти Лейта, которую тот передавал не менее увлечённому Райзу. Целенаправленно, интенсивно и крайне интересно.

К сожалению, от пункта «последовательно» пришлось отказаться. Оба понимали, что у них слишком мало времени.

Когда-нибудь такой подход выйдет боком, но пока...

Простые лечебные заклинания, разнообразные «сканеры», мощные огненные и электрические заклинания, даже натуральные молнии, куча бытовых мелочей и куча действительно здоровских штук — он едва успевал радоваться каждому новому изученному заклинанию.

Он научился телепортироваться. Почти болезненно, но всё равно просто великолепно.

Как выяснилось, у этого заклинания есть необычное свойство. Как и с большинством плетений, переносить неживое в целом легче, чем живое. Но телепортация оказалась в некоторой степени индивидуальным процессом, очень сильно завязанным на мышление мага. У некоторых легче выходило с предметами, у других — только с самим собой. У третьих не получалось вовсе, как бы они ни пытались. Зато благодаря конструкции этого плетения, оно начисто игнорировало проблему воздействия на себя.

У Райза лучше всего вышел самоперенос. Просто направить себя в точку выхода, сдвинуть восприятие...

В первый день он «прыгал» пока не свалился от магического перегруза.

Настоящий восторг.

Более того, Райз взялся и за более сложный приём. Создание. Сила с помощью чар создавать полноценные материальные объекты. Запутанное плетение, умственный труд — в голове приходилось чётко удерживать и образ того, что планировалось создать. И главная проблема: из-за необходимости в сильном фокусе на цели, стоило чуть приотпустить контроль, и магия начинала действовать сама. Это заклинание было будто бы специально сделано для того, чтобы выходить из под контроля. Конечно, полезно, что часть работы волшебство снимает, вот только задействовано в таком колдовстве его много, настолько много, что оно может начать подходить к выполнению задачи не так, как предполагаешь. У магии есть собственные вычислительные мощности, в момент сплетения они связаны с разумом единорога — и заполнены идеей сотворения. И, как пример, магия может углубить концентрацию на этой идее, заставляя единорога воссоздавать предметы до полного изнеможения. А уж если мелькнула какая-то сторонняя мысль... Волшебство с удовольствием додумает и перековеркает твой образ.

Выходило, что если у тебя достаточно силы, то создать что-нибудь не так уж трудно, но без достаточной дисциплины ума ты можешь сделать что-то не то или просто свихнуться. С этим проще разбираться, если использовать какой-нибудь стабильный образ, который можно частично рассчитать в плетение, но такое за пять минут не воплотишь. Это серьёзная работа, упрощающая задачу «не сойти с ума» и позволяющая создавать более сложные объекты, но отбирающая многофункциональность. Впрочем, сложные объекты всё равно были интереснее.

Ещё можно что-нибудь изменять. Сил так уходит значительно меньше, но и ограничения серьёзнее.

Райз надеялся, что со временем заклинание создания станет его главным преимуществом, но пока выходило породить только несколько видов мелкой пыли. Почему-то преимущественно горючей. Недостаток опыта сказывался.

Зато магические барьеры у него уже получались великолепно. Лейт научил его собственным разработкам, годами отточенным и оптимизированным специально под них двоих плетениям, в том числе просто отличным щитам и универсальному боевому заклинанию.

Строго говоря, «универсальное боевое заклинание», названное «всполох», не было абсолютно универсально. Нельзя охватить сразу все возможные случаи. Но, тем не менее, оно способно помочь очень часто.

«Всполох» воздействует на личное поле жертвы, не гасится им и порождает своеобразный всплеск, надёжно и надолго вырубающий, но при этом никак не способный убить. Снять эффект лечебным заклинанием очень трудно. К тому же, это заклинание хорошо разрушает щиты.

Да и сам факт, что можно не перебирать, что сейчас будет более полезно, а без раздумий ударить вот этим, радовал.

Как и многое другое. На самом деле, если что и отравляло Райзу удовольствие от процесса, так это необходимость учиться урывками. Это, ну и кое-что ещё...

Лейт вообще серьёзно подошёл к боевой подготовке. На одни заклинания он не рассчитывал — да и зачем, если есть ещё и магические предметы?

Среди них оказались и перья. Те самые стальные перья, или скорее ножи, что Райз собрал с птиц, атаковавших их в южном лесу, а потом использовал против затенённой Пинки. Увидев их, Лейт просто загорелся идеей сделать из них дополнительное оружие для нового друга.

Сама форма этих ножей, как оказалось, весьма оптимальна для пробивания почти всех видов щитов. Конечно, это не значит, что удастся прошить целый барьер умелого мага, на подобное можно и не надеяться, но вот если барьер истрепать... Перья-ножи могли дать небольшое преимущество в финале боя, которое и определит исход. Особенно если их хорошенько зачаровать.

Единственное, о чём жалел Райз — что у него не было всего этого в начале путешествия. Об этом, ну и ещё кое о чём.

Время двигалось...

Были и неудачи — например, Райз не смог сам решить загаданную ему загадку. Лейту пришлось объяснять.

«Магическая интуиция» — так можно было назвать ответ и одновременно весьма интересную способность.

Тут они вступали на путь предположений, эта тема почему-то не была особенно исследована, но Лейт рассказал так:

Личное поле чутко реагирует на прикосновение чужих чар, даже если носитель и не может распознать сигнал. Но помимо сознательного мышления у единорога есть подсознание — и магия, обладающая собственными вычислительными мощностями. В союзе, они могли сами обрабатывать информацию. То есть, фактически, мозг пони мог заимствовать ресурсы у волшебства. Возможно.

И результат такого обдумывания мог возвращаться единорогу в ощущениях, импульсах, идеях или ещё как-то.

Райз не был уверен, как к этому относиться. Дополнительные подсказки не помешают, но насколько им можно верить? Как распознать? Магия своевольна — как вообще это может искажать мышление?

Есть ли эта интуиция вообще в его случае на самом деле?

Не шажок ли это в сторону того самого «магического мышления», которое так напрашивалось у местных животных?

Может, все существа в этом мире мыслят так?

Сомнительно, но что-то в этом есть — как минимум, есть о чём подумать. Райз наметил эту тему как одну из приоритетных в своих будущих исследованиях. Всё, что касается мышления — важно. Особенно что-то связанное с магией, что всегда оставалась себе на уме.

Всё, что касается мышления — важно. В потенциале. Но, разумеется, сейчас и это, и остальное, оставалось побочным. В первую очередь, они с Лейтом изучали магические поля.

Начал Райз с подарка Старлайт, тех плетений, что показала ему она, но быстро понял, что ему больше подходят придумки его отражения, пусть заклинания обоих и похожи. Схожесть не удивительна — Лейт говорил, что начинал работу совсем не с нуля.

Продавливание, контроль «аур» — всё выходило уже неплохо. Можно было бы радоваться, если бы не одно «но».

Райз всё ещё не мог до конца понять самое важное заклинание. То, которое должно будет вырывать куски поля аликорнов, и то, которое должно будет вплетать их в ауры пони. Дело даже не в сложности — хотя она была ещё какой. В остальных плетениях были закономерности, увидев достаточно, Райз начал их замечать, но тут... будто бы всё построено по каким-то иным правилам. Словно изучая один язык, он наткнулся на абзац другого — пусть и с таким же алфавитом.

Даже то, что создатель заклинания сидит рядом и всё терпеливо объясняет, не помогало.

Лейт не улавливал, в чём проблема. По его словам, у Райза уже было достаточно знаний, чтобы понять это плетение.

Но нет. Смысл ускользал.

Может, разум иномирца просто стал менее цепким от еженощных кошмаров.

Оставалось только учиться.

И он учился.

Только это его занимало.

Он должен понять. Должен разобраться, должен сам убедиться, что их план сработает. Он доверяет Лейту абсолютно, доверяет, но всё равно, он должен сам понять, что они могут сделать это. Должен найти ответ на вопрос, который задала бы Сансет.

Даже если на самом деле она больше ничего у него не спросит.

И он погружался в магию.

Нет, конечно, это не составляло совсем уж всё его существование. Происходило всякое. Например, Райз познакомился с пятью членами команды — пони, знавшими о заговоре и о его цели.

Пегаски Лайтнинг Даст и Файбер, Эмпл Скай, белесая единорожка, мастер маскировки Гласси Войд и Рэд Флешинг — глава ОМК.

Ещё было четыре чейнджлинга-наёмника, один из которых, Тамбрил, изображал тогда Флаттершай. Они, конечно, были в курсе не всего, но многое им пришлось сообщить — и следовало думать, что сами они сумели разузнать ещё больше.

Немало личностей. Правда, из всей этой группы сколько-нибудь общался Райз только с Гласси. Чейнджлингов и Эмпл Скай он с момента знакомства больше не видел, Лайтнинг почему-то относилась к нему настороженно, да и занята постоянно была, как и Рэд, а Файбер — та носительница зелёной гривы и глазастой кьютимарки — просто оказалась неразговорчивой.

Остальные находящиеся во дворце замешанные, вроде немногочисленных оставшихся тут магов ОМК, о подоплёке ситуации не знали. Для них Лейт являлся независимым консультантом, а Райз — его братом и помощником.

Время шло.

Со стороны Преображённых Торакса ничего не было слышно. Для остальных сторон всё развивалось по плану. Ничего нового, ничего беспокоящего.

Кроме, конечно, самого важного.

Сансет с командой так и не нашли.

Как и никаких признаков их действий.

Оставалось готовиться.

Сегодня Лейт обещал показать кое-что интересное, и Райз направлялся к нему.

За очередным поворотом его ждала встреча.


Высокий и стройный пегас со шкурой кремового оттенка. Незнакомый, но, судя по взгляду, это не взаимно.

Он или шёл в противоположном направлении, или специально поджидал Райза. В любом случае, сейчас он стоял прямо в середине коридора, явно намекая, что дорогу уступать не намеревается.

— Привет, Райз, — высоким голосом сказал он.

Райз вежливо кивнул:

— Чем обязан?

В его голове уже сияли защитные плетения. Просто на всякий случай.

— Всего лишь хотел с тобой поздороваться, Райз. Пойдём со мной, Райз, туда, — пегас указал на располагающуюся рядом дверь, — чтобы я мог это сделать.

Эта личность с первого взгляда казалась слишком подозрительной.

— Вы уже поздоровались со мной. Не вижу причин теперь уединяться с незнакомцем.

— О, неужели ты меня забыл, Райз?

Пахнуло озоном, и по пегасу пробежала зелёная волна магии, обнажая чёрное насекомоподобное тело.

Чейнджлинг. И, почти наверняка, тот самый.

Тамбрил.

Райз зашипел, едва сдерживая крик:

— Не думаю, что было разумно перевоплощаться прямо посреди коридора!

— О, ну ты же не захотел со мной «уединиться», Райз.

Его голос звучал искажённо, речь — неприятно, но подобное уже не вызывало чувств. А вот издевательское выражение на чёрной морде раздражало.

— Что тебе нужно?

— Может, всё же отойдём, Райз?

Сканирующее заклинание не засекло угрозы, и, после некоторого колебания, Райз направился к двери.

В любой момент он был готов драться или телепортироваться.

— Вот молодец, Райз! — сказал чейнджлинг, закрывая за ними дверь.

— Что тебе нужно?

Комната, в которой они оказались, ничего из себя не представляла. Вообще. Пустой кабинет, с покрытым пылью столом в углу и мелким окошком. Даже скамеек нет.

Опасностей тоже не видно.

— Это звучит немного грубо, Райз. Мы же друзья теперь, разве нет? — лицо чейнджлинга выражало насквозь лживую грусть. — О, не смотри на меня так. Я всего-навсего хотел выразить удивление тем, что ты до сих пор не встретился с нашими пленниками. Мне казалось, вас интересует судьба Флаттершай и этой милой Трикси.

Весьма прозрачный намёк.

— Нет больше никаких «нас». Я разорвал союз с той группой, теперь я на этой стороне.

— О, да, да, припоминаю, Райз. Ты же «брат» Лейта, как я мог забыть. Семья оказалась дороже друзей? Как жаль, вы же были так близки с этой рыжей милашкой. О, зато теперь она свободна. Я вполне могу попытать счастья! Как думаешь, Райз, когда мы её поймаем, как много любви я смогу от неё получить?

Райз промолчал. Этот урод явно провоцировал его. Зачем?

— Чего ты злишься, Райз? Ты же теперь мой друг, а не её. Или... О, неужели ты всё это время нам врал? Это было бы так печально. Райз, ты предатель?

Эмоции. Тамбрил питается чувствами, а значит, наверняка способен чувствовать эмоциональный фон. По крайней мере, это возможно. И тогда бессмысленно держать с ним лицо. Если хочешь что-то скрыть, придётся контролировать себя глубже.

Проклятье.

— О, прости, Райз, я глуплю, — продолжил чейнджлинг. — Да, глупый я, ты же в любом случае предатель! Как же тебе отвечать?

— К чему вся эта болтовня, Тамбрил?

— Я просто пытаюсь понять тебя, Райз. То ты пускаешь слюни на эту рыжую девку, то вдруг на нашей стороне. Ты её любишь, но жить хочется больше, да?

Одними губами Райз улыбнулся.

Что всё-таки нужно Тамбрилу?

— Какой ты неразговорчивый, Райз. А я ведь всего-навсего хочу тебе помочь. Смотри!

Ещё одна зелёная волна, чёрное сменилось оранжевым, буйная грива осыпалась с плеч...

Посреди комнаты стояла Сансет Шиммер.

Внешне неотличимая от настоящей.

— Тебе нравится? — тот же голос, даже произношение.

Чейнджлинг в облике оранжевой единорожки крутанулся на месте.

Похож. Да, сильно похож.

Но мимика не та. Сансет никогда так не смотрела.

Даже смешно, насколько жалко выглядит подделка без того огня в глазах.

— Видишь? Тебе не нужна она, есть мы, если так хочешь, — смех, — любоваться на это безвкусное сочетание цветов.

— Ты жалок.

— Ты обиделся? О, тебе не нравится. Как жаль. Неужели тебе стыдно смотреть ей в глаза?

— Твоё притворство смехотворно. Не знаю, к чему был весь этот спектакль, но мне он надоел. Я ухожу.

Райз повернулся к двери.

— Ты всё ещё уязвим, да? Ты всё ещё не можешь побороть эту слабость?

Сделал несколько шагов.

— Знаешь, Сансет ищем в первую очередь мы.

Остановился.

Эта фраза прозвучала плохо.

Чейнджлинг продолжал:

— О, нет. Ты ничего не знаешь. А казался по-началу таким наблюдательным. Похоже, даже мы знаем больше о планах твоего братика.

— Тогда посвяти меня, раз уж тебя так тянет поболтать, — с этими словами Райз вновь обернулся к Тамбрилу.

— Тебе вдруг стало интересно? Ты ведь даже не пытался узнать, как именно действует Лейт, да?

— И как же он действует?

— Ты же знаешь, что он приготовил грифонам?

— Что?

— Ну хватит, Райзи. Я не смогу тебе помочь, если ты будешь так себя вести.

Голос чейнджлинга был так похож на принадлежащий Сансет... и не похож совершенно.

Неестественная подделка с неестественными разговорами.

— Ладно. Тогда я пойду.

Тамбрил рассмеялся, но быстро угас.

— Не хочешь идти на поводу, да? Тогда давай прямо. Ты мне не нравишься, но сейчас только мы с тобой можем помочь друг другу. Остальные не видят, но... меня пугает всё происходящее. Всё не так, как должно быть. Скажи, Лейт пытается захватить мир?

— Конечно. Вот сейчас он наверняка тренирует свой злодейский смех.

— Что ему нужно? Власть, деньги, знания, сила? Для чего он пытается всё разрушить, устроить войну, хаос? Хочет стать самым великим магом? Бессмертным аликорном? Править вечно?

Райз склонил голову набок и нейтрально произнёс:

— Хочешь спасти от него мир?

— Да плевать мне на ваш мир! Наш всегда был разрушен! Если эта карамельная Эквестрия сгорит, я только порадуюсь. Я готов идти за ним, если всё кончится только этим. Но мне нужны живые пони, чтобы питаться. Если его война убьёт вас всех...

Единорог не ответил. Чейнджлинг продолжил:

— Что он тебе обещал? Силу, знания? Жизнь? Он обещал сделать тебя аликорном? Ты думаешь, он знает, что делает? Он играет с огнём, и порви меня Королева, если он знает, как с этим огнём справиться. Даже если тебе плевать на остальных, в том безумии, что он устраивает, и ты сдохнуть можешь. А если и нет — будешь вечно шляться по руинам? Знаешь, мне страшно от мысли, что даже руин может не остаться!

Его взгляд начал беспорядочно метаться по комнате.

— А что ты мне хочешь предложить?

— Не устраивать бойню. Не становиться причиной смерти твоих друзей. Не подставляться под смерть, — Тамбрил говорил всё быстрее, почти тараторил. — Слушай, ты ведь что-то успел узнать? Лейт собирается стравить драконов с мэртонцами? После грифонов, он ударит по Тораксу?

— Что, ты беспокоишься о нём?

— Да пусть Лейт хоть сожрёт его на обед! Я не этого боюсь. Я хочу выжить! Скорее всего, это значит остановить Лейта. Но для этого мне нужно знать, что он готовит. Кроме остального... там ведь какое-то заклинание, да? Что-то серьёзное... это связанно с аликорнами? Ладно, ладно, не говори. Главное, ты сам знаешь. И я расскажу тебе всё, что знаю. Подумай, хоть немного подумай. Я не знаю, кто тут ещё нормальный. Представь, каково мне! — его губы дрожали, копыто нервно поглаживало щёку. — Приходится общаться с... тобой. Но я даже на это готов. Давай станем союзниками и вместе с этим разберёмся. Давай?

Райз бросил на дверь заклинание от подслушивания.

Улыбнулся.

— Хорошо. Я согласен.

— Вот так просто? — Тамбрил замер.

— Вот так просто. Послушай... Тамбрил, я не слепой. Думаешь, я не вижу все эти манипуляции, рушащуюся страну, грифонов, игры с Тенью? Как ты любезно заметил, я наблюдателен. Всё катится к чёрту. А мне есть, кого защищать. Всё время в этом мире я пытался бороться с последствиями. Теперь же... я пришёл к источнику проблем. Но... Ладно. Не трепи языком — если Лейт об этом узнает, скажу, что просто втирался тебе в доверие. Он поверит мне, а не тебе. Ты действительно хочешь союз? Докажи, что тебе можно верить.

Чейнджлинг приблизился, украденное у Сансет лицо почти соприкоснулось с лицом Райза.

— Как?

— Сансет ждёт от меня сообщение. Не уверен, заметят ли чары Лейта, если я попытаюсь связаться отсюда. Нельзя рисковать. А уйти я не могу. Но тебя не хватятся. Доставь ей письмо и можешь считать нас союзниками. Попробуешь сдать — что же, Лейт не станет сомневаться в своём брате. Согласен?

Тамбрил несколько секунд стоял неподвижно, потом отступил на шаг, улыбнулся и рассмеялся:

— Ты мой маленький лжец. На мгновение я даже поверил. Неплохо.

Не повёлся. Райз не слишком этому расстроился — едва ли хоть слово Тамбрила было искренне. Разве что, фраза про неприязнь. Скорее всего, тут нет никакого заговора. Что-то другое. Вопрос — что? Действительно ли чейнджлинг пытался именно вызвать недоверие Лейту, или его цель была иной?

Мелькнула мысль, что Тамбрил просто хотел его для чего-то задержать.

Или...

Чёрт возьми. Если он всё же эмпат... он пытается добывать информацию?

Лейт, конечно, не мог держать чейнджлингов совсем в неведении, но и не доверял им достаточно, чтобы выкладывать хоть что-то сверх минимума. В конце-концов, это просто наёмники. И их, казалось, устраивало подобное положение дел.

С другой стороны, с подобными существами никогда нельзя было быть уверенным, что они раскопали, а что — нет. Лейт это учитывал, как и их способность к трансформации.

Но, похоже, кое-что он упустил.

Как понял Райз, чейнджлинги подпитывались той магией, что идёт от чувств. Любовь — сильнейший её источник, но неизвестно, единственный ли для них. И если нет, если чейнджлинги хотя бы ощущают другие эмоции или могут этому научиться...

Многие умеют контролировать лицо, но у многих ли есть опыт обмана эмпатов?

Может ли Тамбрил пытаться выяснить что-то по реакциям Райза на его слова? Для этого его провокации, чтобы раскрутить на более выраженные чувства? Скольких он так прочитал до этого?

Что именно ему нужно и зачем?

Или же его цель не узнать, а подбить на что-то?

Для чего он подставляется такими шуточками?

Размышления прервали слова:

— Не бойся. Я найду твою подружку.

— Что?

На морде, притворяющейся лицом Сансет, застыла ухмылка.

— Мы ведь друзья теперь, помнишь? Ты тут столько наговорил... Лейт может и верит тебе, но пока она есть, всегда будет червячок сомнения. А вдруг ты решишь вернуться к ней? С ней к тебе не может быть полного доверия. Но не беспокойся. Я поступлю как друг. Я избавлю тебя от неё.

Он снова меняет тактику?

Надоело.

— Избавишь?

— Да. Думаю, другие мои друзья согласятся помочь.

Может быть, с ним бесполезно скрывать эмоции. Не такая и большая уязвимость — всегда можно притвориться для себя тем, кто не стал бы эти эмоции испытывать.

— И как вы это сделаете?

— Ты знаешь. Когда мы поймаем ту компанию, их поместят под нашу охрану. Даже если ничего не случится в дороге. Мы...

Луч магии ударил Тамбрила в челюсть.

Чейнджлинг упал на бок, и на милом лице Сансет выступила кровь.

Сейчас Райз притворяться не видел смысла.

— Очень любопытно. Знаешь, мне даже интересно, чего ты пытаешься добиться.

Тамбрил усмехнулся.

— О, действую на благо нашему общему делу. Думаю, мы начнём с высасывания из неё любви. Уверен, это будет...

Вместо продолжения чейнджлинг вскрикнул от боли. Выверенное плетение позволило телекинезу пройти сквозь его магическое поле без сопротивления.

Заклинание медленно сжимало хватку.

— Неужели?

— Это будет сладко! Не бойся, я тебе потом расскажу, что она будет шептать напоследок!

Заклинание подчинялось безукоризненно.

Если Тамбрил надеется, что эти слова заставят его потерять контроль над силой — зря.

Райз усиливал давление. С холодным любопытством он наблюдал, как охваченное магией тело оранжевой единорожки — тело чейнджлинга — выгибается и трещит.

Красно-жёлтые волосы разметались по полу.

— Ты всё-таки... предатель! Я это... Я... Я с ней...

Дальше только хрип.

На искривлённых губах кровь. Тиски чар зарываются всё глубже.

Глаза — её глаза — широко распахнуты.

И в этих глазах появился страх.

— Не играй со мной. Ты или кто-то ещё не прикоснётесь и к её волоску. Или я по кусочку сдеру твой панцирь и раздавлю тебя как жука.

— Вижу... ты... мог бы... сам...

— Может, мне стоит прямо сейчас с тобой разобраться? Уверен, Лейт простит мне одного чейнджлинга. У него вас много. Тем более, если ты столь...

Дверь скрипнула, и одновременно разрушилось заклинание от подслушивания. Одним движением Райз сместился так, чтобы видеть и Тамбрила, и новое действующее лицо.

На пороге стояла белесая единорожка — Эмпл Скай. Первая помощница Лейта.

— Райз, пожалуйста, не убивай нашего друга, — сказала она. — Он и сам прекрасно справится с этим, когда нарвётся со своим языком на кого-нибудь менее... я бы хотела сказать «терпеливого», но, похоже, ты просто растягивал удовольствие.

Её взгляд даже не выражал осуждения.

Подозрительно своевременное явление. Она специально ждала? Или была слежка? Проверка? Разумеется, это не случайность, они же в ничем не примечательной комнате. Хотя, сначала глушилки не было... всё равно. Тут один план или два? Они враждебны? Для него есть угроза или нет?

Райз отпустил Тамбрила, и тот бессильно осел на полу, тут же приняв свою настоящую форму. Он чуть дёргался и явно старался отдышаться.

Лягушка, пытавшаяся выглядеть жабой.

Единорожка кивнула и сделала несколько шагов вперёд. Из-за её спины высунулась ещё одна — в этот раз цельнофиолетовая.

— Твои «исследования» когда-нибудь тебя убьют, Тамбрил, ты знаешь это? — почти пропела Гласси.

Чейнджлинг начал подниматься, запнулся, но со второй попытки всё же сумел нетвёрдо встать на ноги.

В этот раз его ухмылка выглядела блёкло.

— Зато... зато это отличная возможность понять, кто чего стоит. Вы, пони, такие забавные. С вами можно что угодно делать, подбери только подходящее слово.

Скай тихо фыркнула, а Гласси склонила голову набок и сказала:

— Как я слышала, Старлайт Глиммер несколькими словами убедила половину ваших перекраситься из чёрного в зелёный. Думаю, чейнджлинги не так уж и отличаются от пони в этом. Как ты считаешь?

— О, Гласси, эти предатели собственного вида ничем не лучше вас, тут ты права.

Райз молча наблюдал.

Очевидно, у Тамбрила конфликт не только с ним.

Гласси продолжила:

— Точно, кому как не мародёру, во время атаки на улей набивавшему сумки вместо того, чтобы помогать своей королеве, и сбежавшему потом, знать о предательстве.

— Пытаешься меня уязвить? О, Гласси, боюсь у тебя ничего не выйдет, ты...

— Хватит, — оборвала разговор Скай. — Оставьте свою энергию на дело. Райз, Лейт ждёт тебя у яшмовой комнаты. Гласси, будь добра, отведи его.

Она стояла на месте, в то время как Гласси как-то совершенно незаметно оказалась рядом с Райзом.

Тот посмотрел Тамбрилу в глаза, потом перевёл взгляд на Скай, краюшками губ улыбнулся и вышел в коридор.

Следом появилась Гласси.

— Идём.

В этот раз она не стала прятаться.

— Что он тебе наговорил? — спросила она спустя минуту пути.

— Мы много что успели обсудить. Как вы оказались там?

— Я хотела понаблюдать за тобой... неважно! — она как-то странно хихикнула, а потом вздохнула. — Он угрожал Сансет?

Она предполагала что-то подобное?

Они никогда не разговаривали конкретно о Сансет, но Райз не слишком удивился, что Гласси знает, кому чейнджлинг мог бы угрожать.

— Да.

— Идиот. Не беспокойся, у него язык что помело, и круп — любитель приключений, но он не пойдёт дальше болтовни. Хотя в этот раз он явно зарвался. На самом деле идиот, он и так недавно накосячил, когда амулет аликорна потерял, от вас убегая. Не будь он всё равно лучшим в своём деле чейнджлингом, что у нас есть...

Её речь была странно размеренной, не такой быстрой, как обычно. Она даже использовала почти нормальные паузы. Редкость для неё.

— Он не показался мне шутником.

Гласси остановилась. Коснулась плеча Райза. Тот повернулся к ней.

— Не бойся, — сказала она. — Обещаю, я не позволю навредить Сансет.

Через секунду она рассмеялась и добавила:

— Хотелось бы, чтобы она была того же мнения обо мне.

Райз улыбнулся и кивнул.

Они продолжили путь. Гласси начала вновь без пауз тараторить на другие темы.

Холод потихоньку отпускал. Они шли к Лейту.

Всё же, кое в чём Тамбрил был прав.

Пора кое-что узнать.