Дерпи нашла поваренную книгу

Дерпи задумалась над тем, что её рацион несколько однообразен и отправляется в библиотеку за новыми рецептами.

Дерпи Хувз

Колебания маятника

Что мы знаем о возможных допустимых вероятностях? Лишь то, что они случаются внезапно, спонтанно и имеют множество неразгаданных тайн. Человек, отчаявшийся найти в мире справедливость, способен на многое, но именно с ним играет Его Величество Случай. Что сулит попадание чужака в другой мир, где даже еда несъедобна? Как можно выжить в чужом окружении? Возможно ли вернуться назад и так ли хочется это делать? Как остаться в мире, если от этого будет зависеть чужая и своя жизни?

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони Шайнинг Армор

Жеребята отбирают дом у человека

Мог ли ты предположить, что в волшебной стране милых пони знаменитая неразлучная троица просто так возьмёт и отберёт у тебя дом? Нет? Ну что ж, теперь будешь знать.

Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Другие пони Человеки

Post Cordis

Историй всего четыре. Одна, самая старая – об укрепленном городе, который штурмуют и обороняют герои. Вторая, связанная с первой, – о возвращении. Третья история – о поиске. С исчезновением Кристального Сердца лишь одна пони способна переломить ход грядущей битвы с Королём Сомброй. Эта пони – Рэдиэнт Хоуп, и ей пришло время вернуться домой. Домой, в осаждённый Город.

Другие пони Король Сомбра

Лучшие подруги

История дружбы Флаттершай и РейнБоу Дэш (Хуманизация)

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Космические шашки

Молодая кобылка Гринлэнд - единственная преграда на пути корабля, способного уничтожить целую планету. Но как маленький звёздный скаут "Серое облачко" может сражаться с грозным "Паладином"?

ОС - пони

Месть за прошедшую любовь.

Далеко не каждый пони в Эквестрии может похвастаться тем, что влюбился в вампира ... Но, как говориться, влюблённых не судят!

ОС - пони

Хуффингтон возродится

Давным-давно в волшебной стране Эквестрии…

Слепая удача

Мир Гигаполисов. Можно сколько угодно бежать от взрослой жизни, теша себя надеждами, что кто-то другой будет принимать решения и сталкиваться с последствиями, но однажды мрачная реальность нагонит беглеца и разрушит с таким трудом выстроенную сказку. А уж если жизнь решила выдать тебе «черную метку», то остается уповать разве что на удачу…

Диамонд Тиара Лира Другие пони ОС - пони Человеки

Лошажья гонка

Спорт в Эквестрии

Биг Макинтош

Автор рисунка: MurDareik
Глава 24. Ломаный рассвет Глава 26. Пересмешник

Глава 25. Сети интриг

Google Docs

Райз проснулся, но чувство беспокойства не исчезло.

Он не стал ни вскакивать, ни творить тут же всплывшее в сознании плетение. Вместо этого открыл глаза и медленно поднялся.

— Кто ты? — спокойно произнёс он в пустоту.

Пространство дрогнуло, и посреди выделенной ему комнаты возник тёмно-фиолетовый единорог.

Нет, единорожка. Совершенно однотонная — шерсть, грива, хвост, рог: всё единого оттенка. Даже цвет глаз. Только их белок и обнажившиеся в улыбке зубы выделялись.

— И ты туда же. Что, как и твой братик, даже спишь со следилками? — звонким и каким-то болезненно острым голосом откликнулась она.

Райз не стал говорить, что ему просто показалось, будто бы кто-то дышит и фразу он бросил на удачу. Как и о том, сколько приложил усилий, чтобы сохранить невозмутимость, когда некто действительно появился.

Подтверждать братские отношения с Лейтом он тоже не стал.

Вместо этого позволил себе пару секунд на то, чтобы успокоить сердце и всё также безэмоционально сказал:

— Ты не ответила. Кто ты и зачем наблюдала за мной?

— Ты этого не любишь? Если не нравится, когда на тебя смотрят, в следующий раз я могу подслушивать.

Меньше всего толком не проснувшемуся Райзу хотелось общаться с очередной странной личностью. Однако, судя по всему, эта пони была из группы его новых соратников — не следовало сразу портить отношения.

— Любишь следить?

— Просто любопытная, — она отклонила голову и теперь смотрела на него искоса из-под ресниц.

— Я тоже.

Без всякой паузы единорожка хихикнула.

— Я поняла! Меня зовут Гласси Войд. Гласси. А ты Райз, я знаю. Мистер Лейт просил отвести тебя к нему, когда проснёшься. Ты проснулся?

«Мистер» она проговорила очень протяжно, растягивая каждый звук. Совсем не так, как остальные слова — будто бы за самим этим произношением скрывался какой-то дополнительный смысл.

— Я проснулся, — Райз был близок к уверенности в этом. — Так что веди.

Он ещё только заканчивал реплику, а Гласси уже выскользнула за дверь.

Быстрая.

В коридоре, куда без особой спешки высунулся единорог, её не было.

Незаметная.

— Гласси.

— Налево, потом опять налево, — донеслось из-за поворота.

Райз едва заметно покачал головой и изобразил улыбку — лёгкую, чуть подрагивающую, словно бы эта выходка ему понравилась.

Дважды свернув и приняв новые указания, он спросил:

— Почему здесь так тихо?

Вокруг и правда царила почти полная тишина, будто во всём сооружении они были одни.

Голос единорожки в этот раз раздался сзади:

— Это наша часть дворца. Официально тут главное управление ОМК, или что-то вроде того. Лишних не пускают, но ничего интересного. Если ты, конечно, не ищущий древних тайн маг. Но в таком случае ты уже завербован нами, скорее всего, — она хихикнула.

Потребовались секунды, чтобы вспомнить, что «ОМК» — это одна из недавно созданных организаций, те магические археологи, исследователи заклинаний, артефактов прошлого и всяческих колдовских аномалий.

Гласси продолжала, уже слева от него:

— Учётчиков из западных комнат перевели, так что там всё вообще заброшенным стоит. Ну а почти все наши сейчас уехали к границе.

— Значит, целое крыло дворца оказалось никому не нужным? — Райз намерено задал не тот вопрос, который от него, очевидно, ждали.

Тем не менее, единорожка не замедлила с ответом:

— Ага! Я слышала, как аристократы говорили о нём. Не престижно. Они сами настояли, чтобы выделить ОМК это место. После того, как им такую идейку подкинули, — она как-то резко, остро засмеялась. — Они даже Лунарий поближе к залу министров перенесли, лично принц Блюблад потребовал. Там, правда, ещё и комнаты просторнее.

Иномирец хмыкнул и кивнул.

Без Рэрити он слишком мало знал о местной подковёрной борьбе, чтобы такая информация интересовала его сама по себе, но тут была другая польза.

К тому же, никогда не знаешь, какие знания пригодятся.

— Лунарий?

— Ага. Ну, там родовые грамоты хранятся и есть штуковина, с помощью которой можно истории родов посмотреть со всякими их пересечениями. Раньше-то это всех куда меньше интересовало, — непродолжительная пауза. — А действительно, любопытно, почему он так называется?

Тем временем, очередной коридор закончился.

— Тут, — голос Гласси прозвучал совсем рядом с ухом, и Райз шагнул в сторону — чтобы через мгновение увидеть, как она смотрит на него из-за уже открытой двери. — Ты идёшь?

Подловила. Пользуется каким-нибудь заклинанием чревовещания? Или иллюзии?

Единорожка посторонилась, и он вошёл.

Быстро скользнувший взгляд обнаружил просторную комнату без окон, но с двумя выходами. К отделанным деревянными панелями стенам прижимались несколько книжных шкафов, рядом замер стол с парой низких скамеек, на одной из которых и сидел Лейт.

Он читал что-то с висящего в телекинетической хватке листа.

— Привет, — сказал он не прерываясь. — Спасибо, Гласси. Райз, садись.

Райз не стал заставлять просить дважды и уселся за стол.

Только теперь он наконец выпустил из сознания плетение щита.

— Он совсем как ты, и спит тоже со следилками, — то ли пожаловалась, то ли просто сообщила Гласси, прежде чем выйти.

Закрывшаяся дверь на секунду окуталась плотной сиреневой дымкой.

— От лишних ушей, — ответил на невысказанный вопрос Лейт.

Он уже отложил бумагу и теперь задумчиво подпирал голову.

— Любопытная, — сказал Райз.

— Во всех смыслах. Я так понял, она пришла под маскировкой, а ты заметил?

Кивок:

— Услышал дыхание.

— Услышал дыхание пони, которая специализируется на том, чтобы её не слышали? — Лейт скептически поднял бровь.

Это казалось справедливым замечанием.

— Действительно. Но как-то же я о ней узнал. Может, она расслабилась или вообще особо не скрывалась. Или есть что-то ещё?

Ответ последовал не сразу.

— Возможно. Ты ведь уже разобрался с основными принципами магии?

— Личные поля, плетения, дополнительная сила от эмоций, самоорганизация заклинаний при достаточном вложении магии — это я знаю. Ну, понятно, много всяких частностей видел, вроде этих ваших пространственных карманов. Интересная штука.

— Ага. Да, думаю, уловил уровень. Какие заклинания знаешь, что умеешь?

— Телекинез, удар, отбрасывание, модифицированное мной в магический локатор, щит, даже улучшенный, световые плетения, усиление звука, из которого я сделал акустическую пушку, слабенькое огненное заклинание, — Райз начал перечисление почти без задержки. — Ещё умею разделять предмет на части телекинезом, прилепляться с помощью личного поля и увеличивать помехи в нём для сбрасывания чужих заклинаний. Более-менее знаю технику Старлайт Глиммер по контролю чужих полей, но ни разу ещё не пробовал на практике. Ну и... и очищение. Не уверен, считать ли его теперь.

Лейт коснулся груди и кивнул, показывая, что оценил жест доверия.

— Понятно. Да, мне будет о чём тебя поспрашивать. Наслышан о твоей звуковой атаке, пришлось даже корректировать свои щиты. Весьма и весьма неплохо для того времени, что ты тут пробыл. Но меньшего я и не ждал, — его глаза довольно блеснули. — Так, значит твоих знаний должно быть достаточно, чтобы уловить, как ты заметил Гласси. Ну или, по крайней мере, как ты мог бы её заметить. Подумай пока, глянем, как далеко ты продвинешься. Поймёшь — отлично, нет — помучайся любопытством в наказание.

Замечательная попытка переключить внимание. Не то, чтобы помогло, но от чувствующейся за ней заботы стало легче.

— Отлично. Принимаю. Если соображу — научишь меня телепортации.

— Ха, а у тебя губа не дура! Замётано. Хотя я бы и так тебя ей научил.

— Любопытная идиома. Да, я знаю, но нужно же мне было что-то попросить.

Лейт засмеялся:

— Разумеется.

Райз слабо улыбнулся.

Лейт мгновенно прервал смех.

— Как ты? — спросил он.

— Справлюсь, — пауза. — Хочу быстрее начать разбираться со всем.

— Тогда начнём прямо сегодня. И ещё завтра познакомлю тебя с остальной командой. Мне где-то через полторы-две недели придётся уехать, там они тебе помогать будут.

— Сказал им, что мы братья?

— Прямо не говорил, но не препятствовал тому, чтобы они пришли к этому выводу, — он подмигнул. — Не стесняйся расспрашивать. Я сказал им ничего не скрывать от тебя.

Последнее и так было ясно по словоохотливости Гласси.

Как и кое-что ещё.

— Подталкиваешь местную верхушку списать аликорнов со счетов? — Райз склонил голову на бок.

— О, поверь, толкать их не нужно. Немного направить — и они сами покатятся.

— Главное, чтобы слишком далеко не укатились. По тому, что я слышал, для страны они облечённые властью страшнее вторжения драконов.

Лейт хмыкнул:

— Только те, кто остался в игре.

— Значит, это часть плана? Не рискованно?

— Не бойся. Когда понадобится, они чихать по щелчку будут. Кантерлот сейчас наш.

— Значит, прикроешься ими, повесишь все проблемы, а потом выкинешь? Коварно.

— Ну, я не заставляю их ничего делать, только даю возможность. А они и рады воспользоваться, — смешок. — Ваши вояжи по руинам внесли хаоса, но, по моим подсчётам, Тень всё равно сойдёт примерно через полтора месяца. Где-то за неделю до этого лорд Леденглосс, прикрываясь Блюбладом, попытается официально захватить власть. За них несколько аристократических родов, и этот заговор созрел даже без моей помощи. Пришлось, правда, немного помочь им, чтобы успели вовремя. Блюблада провозгласят императором, оставшихся влиятельных несогласных схватят, аликорнов объявят вне закона. Последнего пункта в их плане нет, но я исправлю данную оплошность. Ну а после такого гвардия и маги ОМК откажутся признавать их власть и схватят с обвинением в заговоре. К сожалению, выяснится, что Селестию и Луну те уже успели устранить. Окажется, что и за старыми нападениями стоит аристократия, и что неурожай спровоцирован их магией. Дескать, провоцировали ситуацию. ОМК найдёт способ обратить эффект. Думаю, даже устроим представление с групповым плетением, подгадав к моменту схождения Тени. Верхушку заговора изгонят, остальных лишат привилегий и титула, тех же, кто им противостоял, выпустят и пригласят в формируемое правительство. Фенси Пентса, например, у меня уже есть для него должность. Надеюсь, Рэрити и Эпплджек. Они бы пригодились. А что насчёт Твайлайт... с Твайлайт зависит от того, будет ли она у нас.

Рэрити и Эпплджек... Райз сомневался, что на это можно будет рассчитывать.

Печально.

Лейт продолжал:

— А потом ОМК найдёт способ сделать некоторых пони бессмертными. Конечно, только особо отмеченных магией — нам не нужны лишние недовольства.

— Хорошо... А другие страны не обидятся, что из-за внутренних разборок Эквестрии у них столько проблем? И как будем удерживать мир эти полтора месяца и ещё потом, до нормализации ситуации?

— О драконах можно не беспокоиться, у их правительницы сейчас своих проблем хватает. К тому же, их Тень затронула меньше. Бизоны бузят, но сил что-то действительно сделать у них нет. Их вполне сдерживают местные, а в случае необходимости пошлём подкрепление. За несколько месяцев они в худшем случае подпортят немного и так плохих деревьев и сломают пару складов. Не страшно. Альянс аравийцев с мэртонцами не сложится, гарантирую. С этим мы уже разобрались. Да и если бы сложился, они не рискнули бы напасть без грифонов. А грифоны... вот они нападут. Они расколоты. Гильда весьма любезно удерживает основные кланы, но есть и неприсоединившиеся. Эти не слушают своих и злы на нас. Их вторжение нельзя будет назвать полноценной войной, скорее получится грабительская вылазка. Что весьма удачно для нас — отличная возможность напомнить о силе магов Эквестрии. И без аликорнов мы спеленаем их как котят, а потом пошлём обратно. Это остудит горячие головы. Всё уже готово, их планы у меня на столе, бояться нечего.

Райз медленно кивнул.

— А что с чейнджлингами? И Торакса, и теми, которые Кризалис?

— Раз Торакс помогает Твайлайт, он нам враг. Но сомневаюсь, что он нападёт. Ни он, ни Твайлайт не хотят войны. Наоборот. Думаю, даже не принимая нас, они тоже будут пытаться удержать мир. Да и сил у него маловато. Я прав?

— Насчёт сил — не могу сказать точно, но по поводу мира — полагаю, да. А Кризалис? О ней было много разговоров.

— Кризалис не может удержать даже тех чейнджлингов, что ушли с ней от Торакса. С таким-то примером, они почуяли свободу. Многие разбрелись, некоторых я нанял. Преображаться они не хотят, но и королеву больше ни во что не ставят. По их рассказам, рой Кризалис сейчас совершенно небоеспособен и ничего из себя не представляет. Всё, на что они годятся — быть страшилкой для Торакса. Их нападение на улей было последним, что они смогли сделать до полного разлада.

— Понятно. А что за нападение? Я об этом не слышал.

— А, они пытались выбить Торакса из старого улья. Безнадёжно — даже тогда у них было слишком мало сил.

— Ага. И на всех важных местах стоит та сигнализация от них, — Райз хмыкунл.

— Именно. Я, например, чувствую каждого чейнджлинга-наёмника, что сейчас находится во дворце.

— И много их тут?

Лейт на секунду замер, потом чему-то усмехнулся и сказал:

— Сейчас — четыре. Кстати, твой знакомый тоже здесь.

— Замечательно, — Райз хмуро посмотрел в потолок. — Что насчёт Кристальной Империи? Когда Тень исчезнет, она вернётся в игру.

— Они могут стать проблемой. Возможно даже, это самый серьёзный наш противник. Но пока разберутся что к чему, у нас будет время. Даже в обычной ситуации Империя сильно изолирована от мира, а железнодорожное сообщение мы контролируем. Это наше преимущество, как и то, что они не знают, кто их враг.

— Твайлайт знает, а у неё есть Спайк.

— Да, этот маленький дракон. Поэтому лучше с группой Твайлайт Спаркл разобраться до схождения Тени.

Эти слова резанули.

— Может быть поздно. Мы были в Кристальной империи, Сансет преодолела твои заслоны телепортацией.

Лейт дёрнулся:

— Проклятье! Это проблема. У неё же есть это заклинание от Тени, она может пройти. Да... ладно, я что-нибудь придумаю. Для начала, прикажу развернуть там сигнальную сеть, как во дворце, чтобы по крайней мере обнаружить телепортацию. Думаешь, они пойдут туда?

— Не знаю. Скорее, нет, побоятся терять столько времени. Но страховаться надо.

— Ладно, разберёмся.

Разберёмся...

Если они пройдут через Тень, за ними теперь не последовать.

Проклятье.

— Это, конечно, сильно в общих чертах всё, — продолжал Лейт. — Потом глянешь подробные планы, когда с главным разберёмся. С магией, то есть, остальное в любом случае уже второстепенно. Да?

— Разумеется, — спокойно произнёс Райз. — Да, с Эквестрией понятно. А как остальной мир захватывать будем?

Лейт непонимающе посмотрел на него, а потом рассмеялся:

— Язва ты!

Улыбка.

— Знаю, знаю. Просто не мог удержаться.

— Конечно. Почему бы нам и правда не захватить мир? Жаль, что это действительно похоже...

Веселье прошло. На лицо Лейта опустилась тень задумчивости.

— Обещаю, — тихо продолжил он. — Обещаю, что отдам власть и отступлю, когда мы закончим с нашим делом. Неважно, что... Если решат, что я виноват, я сдамся. После того, как мы закончим, сдамся...

Райз кивнул и аккуратно приобнял его.

— Я знаю. Прости. Эй, в конце концов, кого-кого, а нас власть уж точно не прельщает — нам бы книги и возможность работать. Так ведь?

— Точно. Точно...

— Вот. Уж в ком, а в себе я не сомневаюсь.

— Райз, — Лейт посмотрел прямо ему в глаза. — Скажи. Почему ты настолько уверен? Почему переметнулся на мою сторону?

— А почему ты уверен и не счёл меня шпионом?

— Может я считаю тебя шпионом и именно потому приблизил к себе? Я ведь знаю, что ты точно также вёл бы себя, если бы просто хотел втереться в доверие. Даже Рэрити ты мог бы сдать просто для того, чтобы я больше тебе верил.

Они смотрели друг на друга.

Лейт грустно улыбался.

Райз чувствовал, что на его лице застыло точно такое же выражение.

— Твоя правда. Именно так бы я и действовал. И я всё ещё могу. Это тоже было мотивом — даже если я ошибусь, я всё ещё в неплохой позиции, чтобы сыграть против тебя.

— Знаю, — Лейт вдруг ухмыльнулся. — Я знаю, что ты на моей стороне. У нас одна цель. Даже если вдруг наши методы разойдутся, даже если я что-то сделаю не так, ты просто постараешься это исправить. Меня устраивает. Кому доверять, в конце концов, как не себе?

— Верно.

— Мне рассказала о вашем мире Луна. Не так много, как хотелось бы, но главное я понял. Потом читал посланные Селестии отчёты от Твайлайт. Это было... крайне занимательно. Ваш мир кажется очень необычным, хотя, конечно, наверняка ты чувствуешь то же к нашему. Жду не дождусь твоих рассказов, — он приложил копыто к виску. — Да, а потом я ещё со встречавшимся с тобой чейнджлингом говорил. Своеобразный опыт, а? Скажи, а ты много видел... копий?

Райз покачал головой:

— Не слишком, на самом деле. Мне показалось, что эти сходства — локальное явление, не распространяющееся на весь наш мир. Ну или... в любом случае, тут какая-то сложная схема. Поэтому я не ждал встретить тут тебя. Повезло. В любом случае, я неделями был рядом с наиболее опытной путешественницей между мирами, наслушался. И рассказы Твайлайт до меня тоже дошли.

— Сложная схема... Значит, ждёшь знакомств?

— Да. Хотя понятно, что мы не лучший объект для эксперимента.

— Это точно, — вздох. — Что же, посмотрим, что выйдет. А твои...

— Те или другие?

— Понятно.

Они замолчали. В тишине каждый думал о чём-то своём — а может быть, на самом деле, об одном и том же.

Громкий стук нагло вырвал их из мыслей.

Лейт секунду помедлил, потом его рог кратко полыхнул магией.

— Заходи, Лайтнинг.

Дверь открылась.

Вошедшая пони — пегаска — настороженно глянула на Райза, но двинулась к столу.

— Сообщение, — сказала она и выложила свиток.

Лаконично.

Бирюзовый цвет её шерсти навевал уже немного печальные ассоциации.

— Спасибо. Что там, вкратце?

— Они задерживаются. Никак не могут договориться о старшинстве, нашёлся один выскочка, который ломает схему. Но ничего слишком важного.

— Понятно, понятно. Спасибо, Лайтнинг. Вечером у меня будет тебе поручение, а пока отдыхай.

Пегаска кивнула.

Вышла.

Дверь вновь осветилась магией.

— Ты прибыл не очень вовремя, — изучая свиток, проговорил Лейт. — Мы всё ждём нападение грифонов. Впрочем, судя по этому, расчётные две недели у нас точно есть, может даже чуть больше. Всё остальное крутится уже почти само, так что это время я могу посвятить тебе. Да и на границе без меня справились бы, но лучше подстраховаться. В конце концов, я лучший маг в мире. И из тебя сделаем такого же.

Райз чуть усмехнулся:

— Лучший?

— В последнее время у меня было много открытий. Очень необычных. По крайней мере, в бою, думаю, я бы справился даже с Твайлайт Спаркл или со Старлайт.

— Только в реальности они будут нападать на тебя вместе. И не одни.

— Ну, я тоже буду не один, так ведь?

Местный единорог подмигнул, а иномирец медленно и демонстративно серьёзно кивнул на это:

— Тогда я буду очень стараться, чтобы всему научиться.

— Будто бы ты в ином случае не старался бы, — голос Лейта прозвучал смешливо. — Кстати, может, я с ними и двумя сразу справлюсь, у меня есть интересные задумки. А вот насчёт Сансет...

— Сансет — моя.

Райз и сам не понял, что выражал его резкий тон.

Злость?

На кого?

Может, что-то другое?

— В каком именно смысле «твоя»? — Лейт произнёс это медленно, чуть прищурив глаза и выделив голосом «именно».

Справедливый вопрос, вполне понятный невербальный посыл.

«Сможешь ли ты встать против неё, если понадобится?»

Он сможет?

Он ведь всё уже решил?

Райз знал, что его собеседник примет и поймёт любой ответ — и знал, что сам такого себе не простит.

Он не станет прятаться от своих решений.

К тому же...

— Если мы столкнёмся, я возьму её на себя.

— Хорошо. Разумеется. Сансет — твоя. И ещё... наверно, она меня ненавидит, но я буду относиться к ней как к другу. Пусть мы и по разные стороны. Обещаю.

Двое кивнули друг другу — с приязнью, по свойски.

— Спасибо. Спасибо... брат?

— Брат. Думаю, это подходящее слово.

Брат.

Плохо только, что чтобы его получить, пришлось идти на предательство.

Ложная мысль. Он сделал это не ради брата, а потому что считает правильным.

Множество жизней...

Ни о чём таком Райз говорить не стал, а вместо этого спросил:

— Что значит наша кьютимарка?

— Магию. Это схематичный образ магического плетения, по крайней мере, мне всегда так казалось. Мы можем создавать сложнейшие чары, и у нас вдосталь силы, чтобы их наполнить. Но главное — это наша тяга к их изучению. Я называл это меткой магического исследователя, — Лейт светло улыбнулся, но потом погрустнел: — Впрочем... знаешь, у меня неплохо получается окутывать Эквестрию своими сетями. Теперь я думаю, может быть, дело ещё и в этом. Таков наш талант.

Значит, магия или... интриги.

Похоже на истину, похоже... Даже очень. Но почему у него перед глазами совсем иные образы?

— Мне кажется, с таким ответом что-то не так. Не могу толком уловить, но эти звёздочки в узлах сети... они какие-то не такие, за ними будто бы что-то ещё кроется.

Ответ Лейта прозвучал весело и немного удивлённо:

— Думаешь? Что же... надо попробовать разобраться с твоим впечатлением. Возможно, я слишком зациклился на очевидном сходстве? Звёздочки в узлах и правда большеваты... Ладно, попробуй уловить своё впечатление. Тут у тебя преимущество — я-то с этой меткой полжизни.

— Хорошо. Сомневаюсь, что ты упустил тут что-то серьёзное, но всё же... Да, расскажешь после, как получил её.

— Ага. Ха, не думал, что когда-нибудь окажусь в роли клиента Свити Бель с подругами. Жаль, что они тоже теперь на той стороне.

— Жаль.

Райз закинул голову, посмотрел в потолок. Потом спросил про КМК.

Лейт рассказал про то, как они помогали сдерживать грифонов. Про то, как они изменили жизнь многих пони, как помогли обрести себя.

Хорошие.

Они тоже теперь враги. Наверняка.

Печально, когда даже не сомневаешься, что добрые выступят против тебя.

Но добрые — не значит умные.

Иногда добрых намерений недостаточно, иногда нужен разум, чтобы понять, что именно хорошо.

Их путь верный. Они спасают жизни.

Пока немного. Когда-нибудь больше.

Когда-нибудь всех.

А спасённые будут менять общество.

Они поступают правильно. Как бы это ни было больно, правильно.

Устраивая заговоры, подставляя, убивая невинных.

Но важен же итог?

Альтернатива — убить ещё больше. Не прямо, не сразу, да только какая разница? Не спасти того, кого можешь — всё равно что убить его.

Если так, то лучше уж пусть будет меньше жертв.

Надо поступать правильно. Даже если свет будет больше не доступен тебе.

Заклинание очищения так и не сработало.

Райз и Лейт продолжили говорить. Просто болтали на разные темы, серьёзные и не очень.

Обсудили ту загадку, что «через пять дней рассвет над гнездом будет слишком поздним». Оказалось, что Лейт сначала придумал формулировку, а потом целых двенадцать решений к ней. И во все положил записки. А ещё в семь случайных мест, для чистоты.

Башни были четвёртой отгадкой.

Не складывай все яйца в одну корзину. Кто знает, какие внешние обстоятельства повлияют на мышление, лучше перебрать все варианты. Райз сделал бы точно также.

Ещё Лейт рассказал о том, почему маги предпочитают использовать при обучении яблоки, посетовал на редкость специалистов по шпионажу и тайным операциям.

Потом они рассуждали о чейнджлингах и о сходстве да разнице двух миров.

Немножко поговорили о магии. Совсем чуть-чуть.

Чем дальше, тем больше Райз убеждался — он всё понял верно. Он узнавал себя и видел узнавание в глазах собеседника.

Лейт действительно был таким же. Был им.

Это становилось всё заметнее.

Нет, они не стали постоянно заканчивать фразы друг друга — не было нужды. Но смысл сказанного доходил так легко. Даже книжные знания улавливались чуть ли не интуитивно, словно бы они каким-то образом обменивались информацией напрямую.

Очень необычное ощущение.

Лишь изредка встречались моменты непонимания, пятна какого-то расхождения. На фоне остального это даже не выглядело естественными. В любом случае, ни по одному действительно важному вопросу они не спорили.

Даже там, где могли бы, общий язык находился удивительно легко.

Они общались, и это меняло их. С каждой минутой они всё больше входили в гармонию.

Это чувствовалось, резко и сильно.

Волнующе, но не страшно.

Казалось, что их встреча — логичный итог сольного развития каждого, будто бы именно сейчас они становятся теми, кем должны быть.

Потом наваждение проходило.

Рано.

Путь ещё не расчищен.

Райз вернулся в свою комнату поздно вечером. Весь день они говорили, лишь дважды устроив по непродолжительному перерыву.

Много, много чего они обсудили. Райз рассказал о своём мире и о людях. Лейт поделился деталями своей жизни до начала всей этой истории — в основном, это касалось всевозможных исследований. Он работал почти в одиночку, редко связываясь с коллегами, изучал в основном плетения и способы их модификации, да ещё артефакты, когда получалось. В большей степени был самоучкой, но основы получил в школе для одарённых единорогов.

Учился там у принцессы Селестии. С почти спокойным лицом упомянул, что любил её больше, чем кого бы то ни было.

Потом, конечно же, разговор перешёл на магию. Затем они...

Они говорили весь день, и ни разу Райз не почувствовал сидящего рядом собеседника чужим.

Иномирец вернулся в свою комнату, надкусил принесённое с ужина яблоко и аккуратно положил его на тумбочку, рядом с полной воды чашкой.

Яблочный запах навевает хороший сон, а хороший сон понадобится. Завтра предстоит наконец-то взяться за серьёзное изучение магии.

Наконец-то. Великолепный день.

Райз с оттяжкой ударил тумбочку, и она с грохотом опрокинулась. Чашка разбилась, оставив после себя лужу и осколки, яблоко отлетело в угол.

Потом он лёг спать.