Автор рисунка: BonesWolbach

Глава, в которой мир оказывается больше, чем предполагалось

— Принцесса Селестия! — приветственный окрик ворвался под светлые своды вперёд гостьи.

 — Здравствуй, Твайлайт Спаркл, — улыбнулась царственная кобылица, ступая навстречу. — Дай мне попробовать догадаться — ты хочешь поговорить о том, что угрожает Эквестрии, и о том, как бороться с этими угрозами.

 — Вы правы, Ваше Высочество. После всего случившегося я искала способы устранить эти угрозы навсегда, но не нашла нужной информации в библиотеке Понивилля. Всё перечисленное может только остановить зло на какое-то время, и всегда остаётся вероятность, что оно будет освобождено кем-то случайно или умышленно. И я хотела спросить у вас совета — до того, как предпринять поиски в Королевской библиотеке.

 — Что ж, избыть зло — похвальное стремление. И, пожалуй, — Селестия развернулась, увлекая Твайлайт вглубь замка, — я смогу кое-что рассказать тебе. Ты знаешь, что решение проблемы начинается с её понимания, а чтобы понять целое, нужно начать с его основ. В нашем случае это небольшая экскурсия в историю.

   Галерея, идущая вдоль внешней стены замка, плавно закруглялась; здесь пони свернули на лестницу, которая, как с трепетом осознала Спаркл, ведёт к личным покоям царствующих сестёр. Сложно было представить себе пони, исключая свиту, могущих похвастать знакомством с этой частью дворца; и вот теперь Твайлайт в понятном волнении следовала за своей наставницей.

 — Пони всегда сталкивались с теми или иными проявлениями зла, — говорила принцесса. — Тем не менее, за всю нашу историю до этой самой секунды нам удаётся избежать жертв. Само зло стремится не убивать, но порабощать уязвимых, не однократно, а постоянно питая ими свою силу. Это даёт ему большее могущество, но и порабощённым существам даёт надежду на освобождение; мёртвых не вернёшь, — взгляд Селестии устремился вдаль на этих словах, — но живые рано или поздно будут освобождены — такова вся наша история. Посмотри вокруг!

   Лестница привела их в большую круглую комнату, стены которой состояли из высоких витражных окон, разделённых колоннами. Твайлайт увидела зелёный холм, усаженный прекрасными яблонями; под лучами солнца жили разнообразные существа… узнаваемые почти все. На деревьях и в небе было полно птиц, в зарослях и рощах сновали зверушки, в воде плескались свои малые и большие обитатели. Но в следующих витражах картина менялась, сначала неуловимо, но чем дальше, тем отчётливей становилось ощущение. Жизнь делалась уже не такой беззаботной. В дальних уголках залегла Тень, и она росла, захватывая всё новые территории и… поглощая существ, которые становились её частью, её слугами и орудием. Последний витраж был полон тьмой, которую рассекал единственный сноп света, и в нём поднимались все свободные существа; прекрасный сад был разорён, а вокруг, внизу…

 — Ваше высочество! — Твайлайт упала в почтительном поклоне.

 — Мы рады видеть тебя, Твайлайт Спаркл! — строгим голосом возгласила принцесса Луна, лукаво подмигнув сестре поверх распростёртой пони (и та подмигнула в ответ). — Ты можешь подняться.

 — Ты вовремя, Луна. Мы с моей ученицей собираемся ненадолго в познавательное путешествие, составишь нам компанию?

   Принцесса Ночи кивнула; несложно было догадаться, о каком путешествии говорят в Зале Источника, пусть он и не был известен многим.

 — Пожалуйста, скажи несколько слов для вступления, мне нужно отправить письмо, — попросила Селестия, сотворив пергамент и банку с пером.

 — Хорошо. Твайлайт, мир, доступный пони, велик. Можно закапываться вглубь, лететь к звёздам; можно шагнуть с крыльца, побывать в каждой точке, нанесённой на карту, и вернуться домой с другой стороны. Но на этой карте не хватает кусочка, — Луна перехватила взгляд сестры и вздохнула. — Большого кусочка.

 — В этом мире можно пройти в любую дверь, если у тебя есть ключ, — Селестия, заставив свиток исчезнуть в небольшой вспышке, шагнула к двум пони. — Но сейчас мы побываем у двери, от которой ни у кого нет ключа.

* * *

 — Внимание, дамы! — прокашлявшись, выкрикнул Спайк. — У нас чрезвычайная миссия от Их Высочеств Принцессы Селестии и Принцессы Луны! — дракончик с важным видом прошёлся вдоль шеренги пони. Пинки Пай, Рэйнбоу Дэш, Эпплджек, Рэрити и Флаттершай собрались на втором этаже «Сахарного Дворца».

 — Нашей подруге и соратнице, Твайлайт Спаркл, сегодня предстоит важное испытание. Конечная задача, — Спайк остановился после второго дефиле и многозначительно оглядел команду. — Помочь Твайлайт расслабиться и набраться сил для дальнейшего обучения — и, конечно же, для прочих повседневных занятий.

   Подруги улыбнулись, выражая готовность; Пинки несколько раз подпрыгнула на месте в своей неподражаемой манере.

 — Пинки Пай! — Спайк любил иногда поважничать. — Организуешь десерт и необоримое веселье!

 — Да, да, да!

 — Рэйнбоу! Вторая половина дня должна быть кристально прозрачной и солнечной!

 — Да, сэр! — ухмыльнувшись, отсалютовала Дэш.

 — Принцесса Луна обещала проверить лично.

   Пони поперхнулась, но тут же натянула улыбку в попытке скрыть смятение.

 — Эпплджек! Основное блюдо!

 — Флаттершай! Место для пикника!

 — Рэрити! Посуда-подстилки-тенты!

 — Приступить к выполнению!

 — Есть, сэр!

   Пони едва сделали первый шаг, когда Рэйнбоу молниеносно скользнула за спину дракончика и, на секунду прервав движение, обернулась к нему через плечо с прежней озорной улыбкой на мордочке:

 — А что делаешь ты, Спайк? — и, хохотнув, вынеслась в окно.

* * *

   Над снежной пустыней дул пронизывающий ветер, закручивая то здесь, то там белёсые волчки. Не было видно ни солнца, ни луны, ни звёзд, но и совсем чёрным небо не оставалось, светясь каким-то мертвенным, призрачно-бирюзовым светом.

   Посреди бескрайнего простора можно было заметить ещё один его источник, на земле.

   Окутанные защитным магическим покрывалом, над снегом стояли три пони.

 — Это — Северный полюс, Твайлайт, — сказала Селестия. — Именно отсюда давным-давно пришли виндиго, следуя за чёрными чувствами в сердцах враждующих пони. Многие помнят этот урок только благодаря спектаклям в Канун Дня Согревающего Очага, но здесь… Здесь можно слышать их голос.

   Принцесса сделала магическое движение, и вместе с лёгким касанием холодка Твайлайт услышала…

   Может, это всего лишь ветер шумит над безжизненными снегами? Но кажется, что…

   И это страшно…

 — Много столетий назад мир был другим, — продолжала принцесса. — Когда на зелёных холмах цвели далёкие предки яблонь Эпплов, проявления жизни были намного более разнообразны, чем ты можешь увидеть сегодня. И эта жизнь была пронизана согласием — тем, что ты знаешь как Магию дружбы.

   Мир был добрый, честный

   В сердце сад чудесный

   Все тогда дружили

   И не знали ссор

   Но двулики души

   Был баланс нарушен

   В сердце черноту скопили

   И возник раздор

   Зло вначале изгоняли

   На край света, прочь

   Но враги всё прибывали

   Некому помочь

   Словно холод вытесняет

   У земли тепло

   Мир под солнцем и луною

   Затопило зло

   И реальность разделилась

   Эту тяжесть не стерпела

   Искры света возносились

   В небо, что над Тьмой кипело

   Бусами на нити

   Стал тот мир разбитый

   Мы в конце, они в начале

   По сей день с тех пор

 — Ты ведь помнишь, Твайлайт, что сделал Дискорд с твоими подругами — и даже с тобой.

   Твайлайт судорожно сглотнула, потупив взгляд. Она помнила, как поддалась на лживые речи драконикуса и уже отказалась от всего, что когда-то было ей дорого, когда её наставница нашла способ воодушевить свою ученицу. Если бы не эти письма… Задание, придуманное Селестией… Если бы она не догадалась напомнить о замечательных моментах дружбы… Всё бы…

   Твайлайт почувствовала нежное объятие и сделала шаг навстречу теплу, посмотрев в глаза наставницы.

 — Ты не проиграла, моя ученица. Не случилось ничего непоправимого, и поэтому неважно, сколько ты отступала, пока не нашла опору для решающего броска. И ты обрела новый опыт, который поможет тебе принимать верные решения в будущем.

   Принцесса мягко улыбалась, и Твайлайт улыбнулась в ответ.

 — Души, склонённые к злу, тяжелеют, оставшиеся же чистыми — по-прежнему легки; силы тяжести и лёгкости растягивали первоначальный мир, и он разделился — даже не пополам, на многие слои. Самый первый из них, давший начало всему, стал источником зла, но даже там можно встретить свет. Если прислушаться, ты услышишь голос тех, кто противостоит виндиго. Не бойся, мы в безопасности.

   Селестия снова изменила заклинание. Холод дохнул ощутимее, вой ветра ещё больше напомнил рёв ледяных демонов, и поначалу Твайлайт ещё сильнее прижалась к боку наставницы; потом, накопив решимость, немного подалась вперёд.

   Ветер тянул унылые, несущие отзвук злобы ноты; промёрзлые потоки текли над землёй, вязко перемешиваясь и перемещаясь; но где-то на самом пределе слуха… едва слышно, но это не вызывало сомнений: Твайлайт расслышала тонкий ручеёк музыки. Она была чистой и светлой, вся масса холода не могла нарушить её течение; и рядом с музыкой размеренным речитативом звучал спокойный добрый голос, с ним ещё один, и ещё…

   Пони стояли рядом, вслушиваясь в это послание из других миров, потом Селестия вновь уплотнила

защиту.

 — Мы не потеряны друг для друга, через Полюс проходит Ось, соединяющая все миры. И там смотрящий вверх, если чист духом, может увидеть звёзды Эквестрии. Мало кто способен подняться по Оси, и чаще так в наш мир приходит новое зло. Но если мы сможем изменить суть того, в ком оно воплотилось, сделать его менее злым, научить жить в гармонии с другими — зло, вложенное в него, исчезнет, а там, внизу, станет немножко легче.

 — Именно поэтому мы не уничтожаем зло, — сказала Луна, и в голосе остро слышалась хрипотца. — В крайнем случае — изгоняем. Лишение бытия — для нижнего мира. Если мы не можем победить — мы сковываем, замораживаем, останавливаем во времени. Пока не будем готовы предпринять новую попытку. Только так мы не потеряем шанс увидеть мир таким, каков он был… — принцесса запнулась, смотря в никуда.

 — Чистым, и… единым, — добавила Селестия, развернув крылья и обнимая сестру тоже. Набравшись храбрости, Твайлайт присоединилась, ведь Луна — её друг, и Твайлайт любит её не меньше других. В тесном защитном пузыре на дне морозного океана тепло этого чувства ощущалось особенно ярко. Пони стояли, замерев, впитывая и запоминая.

 — Неплохой момент, чтобы остановить время, — нарушила молчание темногривая принцесса. Селестия с грустной усмешкой обвела взглядом снежную пустыню.

 — Идёмте лучше домой.

   Они повернулись спиной к Полюсу и двинулись, увлекая за собой колышущийся щит. С каждым шагом унылый пейзаж бледнел, уступая место другому, постепенно проявляющемуся сквозь него; становилось светлее, цвет собирался в пятна узнаваемых очертаний, а потом словно лопнула мыльная плёнка, и пони ступили под сень деревьев у знакомого озера в окрестностях Понивилля. На открытом пространстве расположились на отдых пять кобылок и маленький дракон. Твайлайт, сияя, обернулась.

 — Беги, — улыбнулась ей Селестия, — мы немного поважничаем по дороге.

   Подруги поднялись, встречая единорожку плотным полукругом. Спайк вышел вперёд, поприветствовав её первым.

 — Ну как, всё удачно?

 — Всё замечательно! Я так рада вас видеть! — Твайлайт втиснулась в середину, и все ощутили расходящиеся от неё мягкие волны магии; и знать, что они имеют к зарождению этой силы самое непосредственное отношение, было… чудесно.

   Рэйнбоу неожиданным быстрым движением положила копыта ей на плечи, заглянув в глаза:

 — Ты должна это увидеть! — возбуждённо выпалила она и с места рванула вдоль земли к озеру, круто изогнув траекторию на подлёте к его середине и перейдя к скоростному набору высоты.

 — О нет, она всё-таки хочет сделать это! — восхитилась Эпплджек. — Флаттершай, ты эвакуировала гражданских?

 — А-а, д-да…

 — Что! Что! Что! — попрыгав, Пинки вытянулась струной, не сводя взгляда с Дэш, которая, театрально позволив притяжению остановить себя в верхней точке подъёма, ринулась вниз.

 — Э-э, девочки, я кое-что вспомнила, — нервно пробормотала Рэрити, ненавязчиво разворачиваясь в сторону рощи.

   Падающая точка, став за эти секунды стремительным росчерком, вонзилась в водную гладь.

   «Очевидно, она достигла звукового барьера в этот миг,» — промелькнуло у Спайка.

   Слабый шелест ветра и другие привычные уху звуки природы показались ватной тишиной, потому что мигом спустя раздался оглушительный хлопок, а из центра озера обманчиво медленно рванул к небу радужный фонтан. Пронёсся вихрь, и ещё несколько секунд подруги с восторгом наблюдали беззвучное величественное движение, а потом радуга, закрывшая полнеба, обрушилась на них под взвизг Флаттершай.

 — Эй, я пью радугу! — воскликнула опрокинувшаяся Пинки, облизываясь.

 — Так держать, подруга! — хохочущая Эпплджек стукнулась копытом с подлетевшей пегаской; та тоже издала несколько смешков, постепенно выравнивая дыхание и ещё раз прочистив горло — немного воды всё-таки попало внутрь. Довольная Дэш зависла перед Твайлайт, скрестив на груди копыта.

 — Я ещё никому не показывала Звуковой Всплеск.

 — Вернуться из-за звукового барьера за доли секунды, ты снова рисковала… — пегаска чуть хмурится от такой реакции. — Но в этом вся ты! — и улыбка подруги заставляет польщённую Рэйнбоу выпятить грудь.

   Общее внимание привлёк тихий жалостливый стон — не от Флаттершай. От Рэрити. Все осознали, насколько её промокшие грива и хвост отличаются от идеально уложенного состояния. «А-а-а, моя причёска-а!» ещё не поколебало воздух, но уже прозвучало в ушах знающих пони.

   Но прежде чем подруги успели предложить «Радужную сушку» или полотенца, кобылку окутало светлое магическое сияние, осторожно поднимая её на ноги, прогоняя влагу из шёрстки и даже восстанавливая изначальную завивку локонов.

   Конечно, это вышла из тени принцесса Селестия; когда появилась и Луна, Дэш от неожиданности приземлилась на пятую точку, тотчас растянув экстремально-дружелюбную гримасу и приветственно замахав копытом. Впрочем, младшая сестра, кажется, не сердилась.

 — Без формальностей, леди, мы здесь неофициально, — предвосхитила церемонии Селестия, обходя собравшихся справа.

 — Просто подбросили нашу общую подругу, — добавила сестричка, обходя слева и переходя на трусцу.

 — Не забудьте рассказать нам, как отдыхают друзья, можно устно…

 — Если не хотите просидеть следующую неделю над лабораторными по Магии дружбы…

 — Вы этого не видели! — хором крикнули принцессы и, хихикая, с разбега махнули прямо в середину озера, исчезнув без всплеска. Впрочем, возник другой эффект: мгновенно поднявшийся над всем водоёмом тёмный туман заслонил день, и изумлённые пони увидели над собой ночное небо и знакомый узор созвездий, в воде же по-прежнему отражалось яркое солнце на голубом небосводе. Через минуту иллюзия исчезла.

 — Твайлайт, — Рэйнбоу Дэш подобрала челюсть. — Вы же накоротке… Их Высочества не могли бы принять со мной участие в новой лётной программе?

   « Дорогая Принцесса Селестия, отдых удался! Мы учили Флаттершай летать под водой, Эпплджек и Рэрити провели очень интересную дискуссию о дизайне пирогов, а Рэйнбоу Дэш очень ждёт возможности предложить воздушную постановку для Гранд Галопин Гала. Пинки Пай шлёт вам с сестрой немного тортика — Спайк сказал, что сможет отправить его обычным способом. Передайте также наш сердечный привет принцессе Луне!Горячо любящие — ваша верная ученица и друзья »

Комментарии (5)

+1

Идея не нова, но в сущности неплохой рассказик получился.

DarkKnight #1
0

Что не говори, а читать было приятно! Автор, так держать!

LIZARMEN #2
+1

DarkKnight: Идея досягаемой Эквестрии, конечно, не нова, но верить в неё приятно; собственно, переживание мысли, что "пони где-то рядом", и побудило написать этот фик )
LIZARMEN: Ещё два текста ждут копирования на Эврипони, ну и дальше надеюсь не уронить:)

Kody Wiremane #3
0

Тема "параллельных слоев" не раскрыта, сразу перешли к пикнику на обочине.

fornit #4
0

fornit, первый фанфик, в конце концов х) А что подразумевается под "раскрытием темы слоёв"?

Kody Wiremane #5
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...