Дуэт Одиночества

В один дождливый день в мелодии жизни одинокой бэтпони встречается новая, доселе невиданная линия. Или может быть просто давно забытая?

Улыбка ценой в целую жизнь

Когда окружающая действительность начинает давить, а все цвета превращаются в оттенки серого, начинаешь задумываться о смысле жизни. Но что делать, если его нет?

Другие пони ОС - пони

Сияние ночи

Великая и могучая Трикси значительно усложнила себе жизнь тем злом, семена которого бездумно сеяла вокруг себя. Одиночество - то, что она получила, но даже оно стало давить настолько сильно, что отвергнутая фокусница больше не смогла его выносить...

Трикси, Великая и Могучая

Bubbles/Пузырьки [Альтернативная концовка]

Некое дополнение к фанфику "Пузырьки" by bowtar. Не всех устраивала оригинальная концовка. (Не буду споилерить)

Дерпи Хувз ОС - пони

Школа Оненного водопада

Маленькая ночная единорожка убегает из дома вместе с лучшей подругой. Они не умея пользоваться картой отправляются на север. Туда, где раньше находилась Кристальная империя. Отважные жеребята чудом перебрались через Кристальные горы и оказались в новом, незнакомом им мире...

ОС - пони

Вознесение падшего

Продолжение рассказа "Тень падших".

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун Человеки Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Больше, чем крылья

Юная пегаска устала от одинокой, замкнутой жизни. Она тянулась к другим пони, но как только попадала в их общество, начинала чувствовать себя крайне неуютно. Отчаявшись на борьбу с самой собой, тем самым стараясь подавить в себе обилие комплексов, она даже не подозревала, что наткнётся на свой маленький, удивительный секрет, про который забыла очень и очень давно.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Спайк

Угрозы нет.

Истерзанное войной человечество. Маленький городок. И неведомое существо, каждый месяц появляющееся на рассвете. [Кроссовер с Fallout 2. Не вселенная FoE.]

Человеки

Бриллиант в серебряной оправе

Настоящие друзья нужны даже тем, кто на первый взгляд их совершенно не достоин.

Эплблум Скуталу Свити Белл Диамонд Тиара Сильвер Спун

Подарок на День Сердец и Копыт

Некоторым может показаться, что отношения между Мод Пай и Майдбрайером навряд ли можно назвать романтичными… Как же они ошибаются.

Другие пони Мод Пай

Автор рисунка: MurDareik
Глава 26. Пересмешник Глава 28. Преддверие хаоса

Глава 27. Отражённый свет

Google Docs

Дворцовые темницы не были ни тёмными, ни холодными. Удобно, даже с излишествами обставленные камеры на двоих, светлые коридоры, будто бы освещённые Солнцем, отличная — очевидно, магическая — вентиляция. Не приглядываясь, можно было бы предположить, что это не тюрьма, а неплохой отель, просто сильно пекущийся о безопасности.

— Они не увидят нас и не услышат речь, так что не беспокойся, что могут лицо или голос запомнить, — говорил Лейт.

Он вёл неспешный монолог весь путь сюда, Райз же просто шагал рядом, слушал и размышлял.

После разговора о Тамбриле у обоих было не слишком хорошее настроение, но друг около друга это быстро сглаживалось. Сейчас особенно сильно чувствовалось, насколько смехотворна была попытка чейнджлинга посеять между ними зёрна раздора — или что он там пытался сделать. Не доверять Лейту для Райза было всё равно что не доверять себе. И он знал, что это работает в обе стороны.

— Под дворцом есть и другие темницы, но все, кто тебя интересует, в этой. Я тут редко бываю, в конце концов, предполагается, что это не наша тюрьма, но гарантирую, обращаются с ними хорошо.

— Я верю.

— Я знаю, что ты веришь.

Они синхронно усмехнулись.

— Ладно, мы пришли, — сказал Лейт. — Фенси здесь, Флаттершай и Трикси в конце коридора. Приступай.

Райз кивнул.

Чары на двери и стене позволяли ему смотреть прямо сквозь них, так что он без труда увидел Фенси, сидящего за столом и читающего книгу. Рядом дымилась чашка чая. Он не выглядел ни голодным, ни избитым, ни каким-то ещё образом страдающим, хотя и весёлым его назвать было нельзя. Его сокамерник — или сокамерница — спал.

Райз закусил губу. Смотреть было больше особо не на что. Фенси жив и здоров, как и ожидалось. Обращаются с ним нормально. Общаться им рискованно и нет смысла. Всё это можно было понять и не приходя сюда, слова Лейта — достаточное свидетельство.

Так к чему был этот поход? Тамбрил всё-таки раскрутил его на бессмысленное действие?

Просто так уходить казалось глупо, так что Райз двинулся вглубь коридора и остановился у камеры Флаттершай.

Она лежала на кровати и бессмысленно пялилась в стену, медленно покачивая головой туда-сюда. Другая пони — очевидно, Трикси — что-то выводила на листе бумаги. Они тоже выглядели целыми, по крайней мере, физически.

— Не смотри ей в глаза. Я не уверен, как её способность взаимодействует с маскирующим заклинанием, — произнёс Лейт под ухом.

Иномирец повернул голову к нему и приподнял бровь:

— Способность?

— Мне не удалось узнать досконально, но она умеет заставлять слушаться себя. Возможно, внушает приказы. Или чувства... скажем так, склоняющие к сотрудничеству. Страх, например.

Секунду спустя Райз уже стоял на несколько метров дальше.

— Чёрт! Ещё один телепат, — он нервно хмыкнул. — И ты держишь её так? Ладно, ладно... Она может внушить чейнджлингу любовь? А, ты не знаешь.

— Ага. Понятия не имею. Но идея интересная. Да, если она работает через чувства, это открывает интересные перспективы, — Лейт посмотрел на собеседника и качнул головой. — Не бойся ты так, она пока ещё никого тут не подчинила. Тем более, она вообще не знает, что мы рядом.

— Это ты так думаешь, — сказал Райз уже спокойней. — Просто мне ужасно надоело, что тут все кому не лень лезут в мой разум.

— А, Старлайт, ты рассказывал. Понимаю.

— И не только она.

Райза уже пугало, насколько в этом мире распространены разные формы телепатии. В конце концов, даже он сам кое-чему научился.

— Да... да! Знаешь, у меня появилась идея. Точно! Надёжной защиты от телепатии нет, или я о такой не знаю, но можно же зайти и с другой стороны. И почему я раньше не подумал? Твоя эта фишка, когда ты помехи в своём поле усиливаешь. Она, конечно, сумасшедшая и никогда больше так не делай, но кое-что на основе этого мы соорудить сможем! Идём! — Лейт прекратил вышагивать туда-сюда и глянул на Райза. — Э-э-э, если ты тут закончил. Или хочешь ещё посмотреть?

— Нет, я закончил. Что у тебя за мысль?

— О, сейчас ты увидишь! Идём к размышлялке!

Размышлялкой они называли одну из первых придумок Лейта, давшую возможность создать большую часть остальных. Очень простая идея, если задуматься — магия может вычислять, почему бы не дать ей это делать? Он взял артефакт, что-то вроде амулета аликорна, и снабдил его защитой. По сути, всё. Оператор — обычно, сам Лейт — подключается к размышлялке и концентрируется на создании плетения под какую-нибудь надобность, магия вычисляет и даёт результат. Потом полученную схему редактируют сознательно. Защита же держит тело оператора в состоянии паралича и не даёт ему творить заклинания на самом деле. Сложная в управлении система — всё-таки в процессе ты сходишь с ума. И несколько опасная, хотя пока сбоев не было. Но жутко полезная.

— Да, что касается остального, — продолжал Лейт, — я не хотел тратить твоё время, но если что, заклинания на дверях моего кабинета пропустят тебя, и защита на документах тоже. Я покажу, где что лежит, сможешь ознакомиться со всеми планами подробно, пока меня не будет. Только не забывай, тренировки магии — всё ещё главное. С мелочами вроде политики мы и так справимся. Ну да и забудь об этом сейчас, смотри, что я выдумал! Ты пропускал энергию из рога обратно в своё «поле». На самом деле, сложный трюк, мало кто вообще бы справился, я горд, что у тебя так просто получилось. Но, в любом случае, я всевозможные опасности от такого надругательства над собой даже перечислять устану, так что повторять такое — не вариант. Но что, если мы сделаем немного иначе? Пустим магию не прямо внутри рога, а по плетению на нём? Это всё ещё в твоём внутреннем диапазоне, так что помехи пойдут, но ты уже не будешь рвать себя изнутри... по крайней мере так сильно. Да, всё равно опасно, и уже совсем не так эффективно... хм...

Воздействовать на себя снаружи?

Идея пришла Райзу почти мгновенно:

— Хм... А если мы используем наработки Старлайт по гашению помех? Рассинхронизируем, чтобы плетение давало обратный эффект, поставим защиты, пустим поток прямо по нему, чтобы лишние сложности не городить, да, ты уже улавливаешь мысль?

— Точно! Ты гений! Хотя это мы и так знали. Да, отличная идея. Правда, тогда мы всё равно манипулируем только энергией внешней части, её не так много даже с накачкой от рога... Зато мы можем устроить там ту ещё бурю! И да, ещё мы можем сплести дополнительную накачку из нижних слоёв. Тогда у нас будет вполне достаточно магии. Конечно, рассчитать такое плетение во вменяемые сроки, чтобы оно нас ещё и не убило, почти непосильная задача... если бы мы не были нами. К завтрашнему дню закончим, как думаешь?

— Сейчас и увидим, коллега, — Райз подмигнул.

Лейт шутливо ткнул его копытом в плечо.

— Коллега.

Они рассмеялись.

Их ждала работа.


— Завтра ты уезжаешь?

— Да. Надеюсь, это не займёт много времени.

— Надеюсь, всё пройдёт как надо.

Они сидели у камина, любовались пламенем и отдыхали. Почти восемнадцать часов без перерыва разрабатывали плетение — и, кажется, справились. По крайней мере, внешне всё работало, а для проверки на деле нужен был ещё какой-нибудь маг. Но никого подходящего уровня рядом не было.

Конечно, они могли бы попробовать защищаться друг от друга, вот только их чары и без всяких дополнительных помех сходили с ума при взаимодействии. Этот любопытный эффект они заметили почти сразу — и только необыкновенная крепость тел пони спасла их в тот раз от переломов.

Автономные заклинания действовали у них как на себя, благодаря чему защита Лейта спокойно пропускала Райза везде. А вот в активных плетениях, тех, что подпитываются напрямую от единорогов, начинались просто дикие бури. Магически отражения были абсолютно несовместимы.

Это могло пригодиться, если когда-нибудь одному из них придётся освобождать второго от враждебного колдовства, но в остальном весьма мешало. Как сейчас.

В любом случае, даже выносливость пони сдавала после такой работёнки, так что сейчас они просто расслаблялись.

— Знаешь, я всё-таки думаю, что после того, как закончим с делами, надо будет найти какого-нибудь человека, у которого нет версии в нашем мире, и провести его через портал. Вас во много раз больше, но у портала, ты говоришь, большая концентрация отражений, так что можно будет отправиться куда-нибудь далеко от него. Это увеличит шансы.

— Признайся, ты просто хочешь поглазеть на мой мир.

— Ха, ты меня раскусил. И как тебе только это удалось?

— Магия, — Райз многозначительно подмигнул и присоединился к смеющемуся другу.

Потом вздохнул:

— Но экспериментировать с этим придётся начать раньше.

Лейт посмотрел на него. Через несколько секунд его улыбка увяла:

— Принцессы?

— Да. Нам придётся проверить, кем они будут в вашем мире. Меня, честно говоря, смущает их возраст. Это обычные человеческие женщины. Выглядит, будто бы они стареют. Не могу гарантировать, конечно, но не думаю, что им тысячи лет. Обладают ли они бессмертием? И если в наших мирах появляются одинаковые личности, как вообще так вышло, что отражения принцесс на сотни лет моложе их?

— Хороший вопрос. Может, что-то изменилось в отношениях наших миров совсем недавно? Весьма странным совпадением было бы, что просто так отражения принцесс живут именно сейчас. Хотя, совпадение тоже возможно. Или... ну, насколько сильно ты уверен, что твоим человеческим женщинам не тысячи лет?

— Больше, чем ты уверен в том же относительно случайного пони. Больше, но сравнимо. Думаю, мир, в котором им была бы тысяча лет, отличался бы. И что насчёт человеческой Твайлайт? Распространяется ли аликорнизация вашей Твайлайт на неё? С одной стороны, не вижу причин, и тогда остальные принцессы не обязаны быть аликорнами, с другой — я вообще не вижу причин для того, чтобы такие отражения появлялись, но они появляются. Я знаю явно недостаточно. Необходима проверка.

— Верно. А для этого нам нужен работающий портал.

— Точно... Знаешь, я не могу поверить, что мы до сих пор не вывезли портал из замка Твайлайт. Чёрт, серьёзно, как мы могли забыть?

— Ну, ты, может, и забыл со всеми этими уроками, а я уже давно отправил портал Грейпс. Она в таких штуках мастер, разберётся, — Лейт самодовольно улыбнулся. — Кто молодец? Правильно. А в замке я оставил ловушку, лишней не будет. Я же спрашивал тебя, не опасно ли вывозить зеркало оттуда.

— Значит, проблемы с памятью тут только у меня. Это радует.

— По тому, как ты учишься, память у тебя, что стальной капкан.

— Когда ты объясняешь, почти все эти магические трюки очень легко понять. Будто бы я всегда их знал. Думаю, у нас талант учителя, — Райз с усмешкой посмотрел вверх. — Ну или дело в нашей схожести, тоже вариант. Но первое предположение мне нравится больше.

— Сойдёмся, что и то, и другое. А по поводу забывчивости — не беспокойся. Твоя задача учиться, остальное пока предоставь мне. То есть, знакомься с чем хочешь, но ответственность на мне, не загружай себя слишком сильно.

— Да-да. Так и делаю.

Лейт приподнял бровь:

— Ага, я помню, — вздох. — Ты и так плохо спишь. Будешь распыляться — сорвёшься.

Смех.

— Конечно, я плохо сплю. Навёл тут справки об армии Эквестрии. Или, скорее, об армии Кантерлота. Знаешь, с такими защитниками покой может разве что присниться.

— Ха, точно. Не бери в голову, все эти пони-копейщики и пегасы для ближнего боя — реликт прошлого тысячелетия. Понятия не имею, зачем их ещё держат на содержании. Ядром новой военной силы Эквестрии будут наши с тобой единороги. Сильные маги, плюс прикрытие — что ещё нужно для спокойствия? И уж поверь, в сильных магах я разбираюсь.

Они синхронно ухмыльнулись.

— Вот уж не сомневаюсь. Кстати, между прочим, о том, для чего нужны эти твои организации, я догадывался ещё до того, как вообще о тебе узнал. Не слишком явно всё?

Лейт фыркнул:

— Никто больше и ухом не повёл. Конечно, наши силы до поры рассредоточены, но они могли бы и побеспокоиться. Я, вообще-то, ждал, что набирание моими организациями мощи будут сдерживать и хотел приглядеться к тем, кто лучше всего с этим справится. Наивный.

Райз несколько раз медленно кивнул и спросил:

— А что Фенси и Рэрити?

— О, они нас поддерживали, до поры, — ответил Лейт. — Но у них-то были причины. Не то что... Ха. В любом случае, единственный противник, который действительно может нам сейчас помешать — это Твайлайт с Рэрити и остальной компанией.

— Точно. Они могут.

— Но мы же им не позволим, верно?

— Верно.

— Мы справимся. Мы... Райз. Райз, ты справишься?

Райз ответил на это коротким смешком. Ни слова больше он не произнёс.

Лейт обнял его.

Минуту они сидели так.

— Ладно, ты можешь меня отпустить, — сказал наконец иномирец. — Спасибо.

— Не-а. С твоими приступами меланхолии, тебе явно нужен запас на время, пока меня не будет.

— Не бойся. Я всегда могу посмотреть в зеркало и представить, что это ты.

— Зеркало жестковато для объятий, — в голосе Лейта звучала улыбка. — Продолжая разговор, помимо вопроса ваших технологий и принцесс, что ещё может указать на то, какой мир первичен, если они не равноправны?

— Хм, — Райз на секунду прикрыл глаза. — Мы весьма неплохо можем проследить историю появления нашего вида, сразу несколькими способами. Там особо без вариантов, предшественники современного человека развивались естественно, говорить о вмешательстве вашего мира в появление у нас разума — размножать сущности. Вы же, насколько я понял, дальше нескольких тысяч лет в своё прошлое заглянуть не можете?

— Не совсем так. У нас тоже есть археология, если ты об этом. За исключением пары крупных пробелов, мы знаем историю развития нашей цивилизации ещё с протогосударств восьмитысячелетней давности. Ну, в общих чертах.

— Будет очень интересно ознакомиться... Но вообще, я не об этом. Я об истории происхождения вашего вида. Как эволюционировали пони?

Лейт наконец разжал объятия и с иронией произнёс:

— Ты опять ведёшь к тому, что нас создали по вашему образу и подобию?

— Не так категорично, конечно, — Райз развёл копытами. — Но при настолько разном происхождении и устройстве наши виды просто не могли случайно развиться с настолько похожим мышлением. Один мир должен был воздействовать на другой.

— Или на нас обоих воздействовал кто-то третий.

— Тоже вариант. Но, как я и сказал, мы историю возникновения нашего мозга и разума знаем, его устройство вполне хорошо ложится в эволюционные условия. Слишком много в нём косяков, из этих условий пошедших.

— Но исследовали вы его изначально предполагая, что он появился в вашей эволюции. Это могло повлиять?

— Твоё сердце разбилось бы, если бы ты увидел количество чёртовых... — Райз оборвал себя. — Короче, не совсем. Впрочем, если говорить не о сознательном конструировании, а просто о случайном воздействии, которое не обязательно улучшило бы организацию мозга... Ладно, ваше воздействие на нас тоже нельзя исключать. Или воздействие третьей стороны, да.

— Может разум просто развивается вот так, независимо от того, в каких обстоятельствах это происходит.

— Ага. И в любом разумном виде неизбежно появляется свой Лейт Санрайз, мыслящий точно так же, как мы.

Они усмехнулись, а потом Райз продолжил:

— Какая-то особая связь между мирами, создавшая двойников, точно есть. Чтобы не размножать сущности, можно предположить, что схожесть в разуме и культуре наших видов — тоже следствие этой связи.

— Справедливо, — сказал Лейт и улыбнулся. — Тогда поработаем над конкретными выкладками и вернёмся к этому разговору более предметно. Сходу мы всё явно не решим. Что ещё можно наметить? Культура?

— Культура. Явно было соприкосновение — некоторые вещи в вашем мире напоминают наши легенды. При этом я видел немало предметов у вас, спроектированных скорее под людей с пальцами, чем под пони с магией. Это особенно интересно, учитывая, что у вас есть магия, а наши технологии более продвинуты...

— Эй, не забывай, что у нас не один разумный вид. Если ты о ручках, то у нас тут тоже немало обладателей этих ваших пальцев. Вон, даже мои любимые булочки печёт семья минотавров.

Райз кивнул:

— Справедливо. Кроме того, ваши принцессы всё же старше. И мне показалось, что некоторые другие обладатели отражений у нас младше своих пони-версий. Я бы даже предположил разницу в течении времени, но с тобой мы одного возраста — насколько вообще о таком можно судить. И людей явно больше, чем пони, значит, не все люди сцеплены. К чему всё это нас ведёт?

— Не знаю.

— Я тоже.

— Будем надеяться, Грейпс что-нибудь накопает. Впрочем, это не самый приоритетный сейчас вопрос. Только держи в голове, что наши принцессы постарше ваших будут, чтобы не разочароваться потом, — в глазах Лейта появилась подначка.

— Обязательно. А ты помни, что мы лучше вас свою эволюционную историю прослеживаем. И у нас нет вашей невменяемой схемы размножения!

— Эй, вы тоже двуполый вид!

— Это не то же самое.

— Неужели? Интересно. А вот мне кажется...

Райз схватился за голову:

— Это не то же самое! Два пола не равноценны вашему делению на простых пони, пегасов и единорогов, тоже, кстати, двуполых! Как бы вообще, чёрт возьми, естественным образом мог появиться вид, с тремя настолько разными фенотипами, спокойно скрещивающимися и при этом сохраняющими свои обособленные свойства, без всякого смешивания? Это противоречит всей эволюционной логике полового размножения! Вы, мелкие магичные аномалии!

— Да что с этим не так-то? — Лейт уже откровенно смеялся.

— А-а-а-а! Что не так?! Тебе перечислить весь список? Я перечислю! И только попробуй заявить, что всё это чудесным образом самозародившаяся наследуемая магическая мутация! Для начала, строение пегасов с двумя лишними конечностями обладает такой дополнительной сложностью, что...


Бесконечный чёрный провал над головой. Усыпанное огоньками звёзд небо всё также враждебно к нему. Солнце уже закатилось, но Луна — то, что казалось местным спутником, луной, хотя наверняка им не являлось — пока была скрыта.

Магия, тяжёлая и обволакивающая, наполняла воздух настолько густо, что казалось, в ней можно плыть. Быть может, попытайся он, у него бы вышло.

Дрожь. Его колотило — от чар, или от примешивающегося к ним холода. Холода, продирающего до самого нутра, холода того же рода, что приходит со страхом.

Волшебство не было статично. Оно волновалось, как тёмные воды океана, тянулось вверх, стремилось к звёздам. И Райз знал — оно способно их достичь.

Мороз почти сковал разум. Сердце пропустило удар.

Последнее мгновение...

Из-за горизонта показалась ночное светило.

Вскоре оно уже заняло своё место в вышине.

— Это... каждый раз так?

— Величественно?

— Страшно.

Лейт рассмеялся. Замершая рядом с ним принцесса Луна была всё также неподвижна.

— Неужели мой брат испугался магии?

— Нет, — Райз тоже улыбнулся. — Наверное, нет. Но ваше небо меня не любит.

Брат приобнял его. Стало теплее — но всё равно не отпустило.

Впрочем, при Луне иномирцу всегда было не по себе.

— Не нравятся наши созвездия? Претензии вон к ней.

— Точно...

Райз на секунду задумался, но настроения болтать не было.

Да и время...

— Отправляешься? — спросил он.

— Да. Тянуть дальше будет уже просто глупо. Ты ведь тут справишься?

— У меня есть выбор?

— Нет! — Лейт шутливо ткнул его в плечо. — Ты справишься. И я справлюсь. Всё будет хорошо.

— Точно.

Луна, словно ледяная скульптура с пустыми глазами, всё так же стояла на прежнем месте. Райз чувствовал это, но всё равно покосился в ту сторону. Сказал:

— Мы закончили. Может, отправишь её отсюда?

— Она тебе не нравится?

— Рядом с ней у меня ощущение, что пришла старуха с косой и взвешивает мои грехи.

Словно бы он вновь тонет в Тени, но в этот раз рядом нет никого.

Лейт устремил взгляд куда-то в пустоту, потом тихо ответил:

— Мы должны помнить о том, что мы делаем, Райз. Мы должны помнить.

Никого нет рядом... но ведь это не правда?

Или это не его чувства?

— Ты прав. Но... Нет. Прости. Тебе, должно быть, тяжелее.

— Знаешь, заклинание подчинения — очень полезная штука. Очень... Но я даже немного рад, что мне не хватит силы наложить его ещё на кого-нибудь. Нет... Ну, знаешь...

— Тебе не придётся ради эффективности превращать в зомби ещё кого-то. А я...

— Ты ещё не продвинулся так далеко.

Глупо и нелогично радоваться, что чего-то не умеешь. В конце концов, он ведь мог бы просто не использовать это заклинание, если бы не хотел. Вот только... он бы его использовал. Если бы это увеличило их шансы — использовал бы.

И это было бы к лучшему. Следовало бы стремиться к тому, чтобы научиться. И он будет.

Но...

Хорошо, что сейчас он не умеет. Это нечестно, нечестно по отношению к взявшему на себя и этот груз Лейту, но Райз надеялся, что ему не придётся делать такое. Что он просто не успеет.

— Прости.

— Ничего.

Какое он вообще имел право злиться тогда на Старлайт?

На Сансет?

Холодно...

Райз посмотрел на друга, открыл рот, но спросил совсем не то, что собирался:

— Чем была Найтмер Мун?

— Не знаю точно, — Лейт заговорил сразу, будто бы по какой-то странной причине ждал этот вопрос. — Да и никто, наверно, не знает. Даже сама Луна не дала мне внятный ответ, когда я её спросил. Она говорила, что это её обида и злость, взявшие верх. Она помнит свои действия, считает, что сама принимала те решения — под действием обретших форму чувств. С такой точки зрения, всё очевидно — Найтмер просто форма магического безумия. Но Луна та, кто каждую ночь защищала остальных от подобного. И при этом не сумела защитить себя? Вполне возможно, но до конца я не уверен. Может, там было что-то ещё.

— Луна защищала пони от магического безумия?

— Она помогала нам во снах. Находила тех, кто приближается к грани. Истребляла кошмары. Она... честно говоря, она однажды приходила и ко мне.

Вздохнув, Лейт рассеяно провёл копытом по своей гриве, а потом продолжил:

— Это не какая-то критичная часть нашего существования. Мы тысячу лет без неё жили, да и сейчас живём. Но всё равно жаль... И да, ещё, когда будет возможность, надо будет что-нибудь сделать со случаями магического искажения мышления. Например, увеличить количество практикующих психологов, или что-то ещё. Большинство проблем от этого мелкие, конечно, но лучше не оставлять... — он замолчал, явно что-то прикидывая в голове.

— Добавим это в список дел, — кивнул Райз.

Лейт вдруг пристально посмотрел на него и сказал:

— Я пытался договориться с ней. Перед тем, как использовать заклинание. Пытался.

— Я знаю.

— Это ведь она... она вдохновила меня на исследования ментальной магии. Ещё до всего этого. Я слышал о Тантибусе, сотворённом ей кошмаре, пытавшемся вырваться в реальность, слышал о её заклинании совместного сна, с помощью которого этот клочок быть может даже разумной магии был побеждён... Я не видел того плетения, но именно мысль о нём натолкнула меня на модификацию заклинания для синхронизации совместных чар. Я даже думал этими телепатическими сетями снять с неё часть работы, они ведь не только для связи, по ним бы даже волшебство можно было бы слать, только подбери подходящее... А когда созрел план, из этого я и создал подчинение... И использовал на ней... — слова Лейта становились всё неразборчивее, он будто бы забыл, что разговаривает с кем-то.

Райз обнял его.

Какие-то мысли вертелись на грани сознания, но ни они, ни пришедшая с ними головная боль не казались важными на фоне сидящего рядом пони.

Какое-то время они провели так. Потом разжали объятья.

— Спасибо.

Звёзды в небе стали ярче.

Ночь продолжалась. Фигура за спиной осталась неподвижна.

Лёгкие магические помехи пробежали по коже, и в воздухе появился свиток. Лейт поймал его телекинезом и развернул.

— Троим из нашего списка стало хуже, — сказал он через полминуты.

Лист подплыл к носу Райза. Тот пробежался глазами по тексту: «...состояние ухудшилось... прогнозы остаются в установленных рамках... Сильвер Райм, Мод Пай, Тибуш...».

Вздох.

— По прогнозам, мы всё ещё успеваем их спасти.

— Если что-то не пойдёт не так, — ответил Лейт.

Его голос прозвучал устало.

— Верно. Думаешь, нам стоит ускориться?

— Мы и так торопимся.

Райз прикрыл глаза:

— Да... это точно. Ладно, сдвинем их на первые позиции. Нам придётся успеть.

Ещё одна проблема. Они организовали перевод нескольких неизлечимых выдающихся пони в больницу Кантерлота и пытались поддержать в них жизнь до момента, когда наконец смогут дать им бессмертие и вместе с тем исцелить. Теперь трём из этих пони стало хуже. По прогнозам, если проект задержится, они умрут. И столько ещё препятствий на пути...

Он услышал шёпот Лейта:

— Даю слово, мы справимся.

Они ещё немного поговорили. Потом время пришло.

— Эй. Возвращайся целым.

— Для тебя — что угодно.

Лейт исчез. Телепортировался прямо с того места, где сидел. Отправился исполнять очередной пункт плана, разбираться с грифонами.

Райз остался.

Мерцающие звёзды в небе пронзали его ледяными взглядами. Холод забирался глубже.

Луна стояла за его спиной.