Автор рисунка: Noben

Раннее известие

Доктор Хувз проснулся в своей душной лаборатории: кругом царил несоизмеримый хаос и разруха, именуемые творческим беспорядком. Длинный, металлический стол, вплотную придвинутый к дальней стене комнаты, был заставлен разнообразными приборами, коробками с инструментами и баночками с гайками, болтами и гвоздями. Так же в этой куче хоть и нужного, но все же барахла нашли свое место стопки исписанных ходом или результатами экспериментов бумаг и многочисленные огрызки от карандашей. Но это была только меньшая часть беды: вся лаборатория неизвестным образом вмещала в себя огромные и не очень машины, паровые установки и только одному Доктору известные для какой цели разнообразные механизмы, больше всего смахивающие на часовые. Единственным источником освещения лаборатории было небольшое оконце, расположенное почти под самым потолком, сквозь запыленное стекло которого едва пробивались первые лучи утреннего солнца. А в самой середине комнаты стоял огромный, больше похожий на продолговатую коробку механизм, над которым собственно и работал последние годы Доктор Хувз. И эта махина должна была стать, по задумке Дока, самой что ни на есть настоящей машиной времени и суток. Это был проект, который Хувз разрабатывал чуть ли не всю свою жизнь, и он вот-вот должен воплотиться в реальность, оставалось лишь закончить последние штрихи.

Внезапно глубокий сон Доктора после нескольких бессонных ночей, проведенных в лаборатории за довершением своего детища, был беспардонно прерван громким стуком во входную дверь.

Хувз не просто с трудом, а с неимоверными усилиями разлепил тяжелые веки, которые так и норовили вновь закрыться и погрузить сонное сознание в приятную темноту и неведение, полностью отдать его в объятия Морфея. Но этот навязчивый непрекращающийся стук путал все карты, все планы хорошенько выспаться и вновь приступить к работе.

Хувз поднялся и на пошатывающихся копытах направился прямиком к двери. Выйдя из полумрака своей лаборатории жеребец зажмурился от лучей уже набравшего полную силу солнца; прикрыв мордашку одним копытом Док, быстро семеня через коридор и ворча что-то про "кто ходит в гости по утрам, тот поступает далеко не мудро" умудрился задеть хвостом стоящий в углу зонтик и повалить его на пол. Зонт, в свою очередь, задел плохо стоящую на неровном полу вешалку для шляп и пальто и та, последовав примеру гадливого аксессуара от дождя, чуть не обрушилась на несчастного Хувза, но благо Док успел отскочить в сторону.

— Да чтоб тебя! — в сердцах выплюнул физик-инженер, обращаясь не то к собственным вещам, не то к незваному гостю за дверью.

Гость же прекратил барабанить и уже собрался уходить, как вдруг послышался щелчок открываемого замка и дверь резко распахнулась. Заспанному взору Доктора предстал тот, кто заставил проделать его весь этот нелегкий путь только ради... письма?

Определенно, перед изобретателем стоял почтальон, нервно переминавшийся с ноги на ногу. Левитацией единорог-почтальон, скорей всего новенький в этой области работы, держал перед собой конверт, адресованный Доктору Хувзу. Док облегченно выдохнул — он уж было подумал, что кто-то пришел к нему с визитом. Нет, он любит гостей, но не тогда, когда ему так необходимо выспаться и довести до ума наконец проект всей своей жизни.

— Кхм, здравствуйте. Это дом Доктора Хувза? Ему адресовано письмо из Кантерлота и...

— Да, это мой дом. А теперь дайте мне письмо и уходите отсюда.

— Ох, простите, я вас не узнал. Пожалуйста, держите, — единорог положил конверт на протянутое доктором копыто, — Удачного вам дня...

— Извинения приняты, — буркнул в ответ Хувз и резко захлопнул дверь.

Так, так, кто же мог написать ему из столицы Эквестрии? У Хувза, конечно, было много коллег и знакомых, но их основное количество сосредоточено в таких городах как Мейнхеттен, Филадельфия и Пегасополис. С кантерлотской знатью(а все, кто проживал там являлись именно знатными личностями(кроме их слуг и королевской стражи)) он никогда не сталкивался, соответственно и с кантерлотскими пони-учеными он вряд ли мог повстречаться. Разве что на каких-нибудь очень важных и крупных научных мероприятиях, на коих Хувз за всю свою карьеру физика-изобретателя побывал только единожды. И родственников у Доктора в столице никогда не водилось. Слишком уж это большой и чопорный город, каждая улица которого так и дышит стариной и старинными же нравами и укладами. Нет, этот город был не для изобретателей семейства Хувз, к сожалению, там не особо приветствуется новаторство и изобретательство, хоть Кантерлот и считается столицей всех наук.

И все таки Док знал одного пони, способного перебраться жить даже в столицу невежества и педанства, только ради того, что бы добыть необходимое для дела всей его жизни. Этот энергичный, невероятно сообразительный и способный химик готов пойти на все, лишь бы его эксперименты завершились удачей. Хувз всегда поражался упорству и оптимизму этого жеребца, даже в случае полного провала он не унывал и продолжал работать над задуманной идеей, всеми силами пытаясь воплотить ее в жизнь. Да, Генри Джекилл был почти полной противоположностью флегматичного Хувза, хотя и было у них кое-что общее, что делало их лучшими друзьями на протяжении всей молодости, и это что-то являлось ничем иным, как тяга к созданиям и открытиям.

Уж кого-кого, а неугомонного Джекилла Хувз не забудет до самой старости. И даже несмотря на то, что с момента их расставания по случаю окончания Академии Высших Наук, в которую они оба поступили из одной школы, прошло больше десяти лет, Доктор все еще имел в глубине своей души надежду на встречу со своим лучшим другом всей юности, с чуть ли не единственным пони, который не просто поддерживал Хувза, но и действительно понимал его. Понимал как изобретателя, понимал как друга.

И неужели такое возможно? Свершилось чудо или это просто насмешка судьбы? Доктор не знал этого, но в его копытах был конверт, адресованный ему(а ему ли?) из самого Кантерлота, где у Хувза не было друзей или знакомых, но, возможно, что и был один, один очень значимый, хотя почти забытый друг.

Хувз прислонился к двери и судорожно начал раскрывать конверт, на котором не было указано ни обратного адреса(кроме города), ни имени отправителя, только адрес, по которому должны были доставить письмо и выведенная на обратной стороне конверта аккуратным, ровным, с небольшим наклоном влево почерком подпись:"Передать лично в копыта Доктору Хувзу и никому иному". Наконец, с конвертом было покончено. Хувз извлек сложенное напополам письмо. Бумага была немного измята. Док развернул письмо и приготовился читать... Неожиданно в дверь снова начали тарабанить.

Хувз вздрогнул и резко обернулся.

— Ну что еще...

— Доктор Хувз, откройте пожалуйста! Вам письмо!

Док нервно сглотнул и поднялся. Начало дня было больше, чем странным.

Продолжение следует...

Комментарии (1)

0

— Извинения приняты. — буркнул в ответ Хувз и резко захлопнул дверь.

А надо:

— Извинения приняты, — буркнул в ответ Хувз и резко захлопнул дверь.

или

— Извинения приняты. — Буркнул в ответ Хувз и резко захлопнул дверь.

Will_O_The_Wisp #1
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...