Сказка о новом Понивилле

Об одном маленьком поселении славных пони, вынужденных существовать в Прекрасном Новом Мире.

Эплджек Биг Макинтош Дерпи Хувз Бон-Бон ОС - пони Октавия Бэрри Пунш Колгейт

Хайвмайнд

Не кормите случайных людей после полуночи и не давайте им писать вместе.

Другие пони

Из ее тени

Рэрити была удостоена чести получив специальной VIP-билет на престижное пред-премьерное открытие спектакля "Из ее тени", над костюмами для которого работала ее подруга Коко Поммель.

Рэрити Другие пони

Порядок и спа/Spa and Order

Пребывание принцессы Кейдэнс на дипломатической должности в Городе-государстве Клаудсдейл начинается не лучшим образом: ей приходится разбираться с загадочной неподатливостью предыдущего посла, проклятыми вездесущими пегарацци и ненасытным аликорньим обменом веществ. Но даже в самом холодном городе местами могут скрываться тепло и дружба, которые помогут встать на ноги после падения, и одной холодной ночью Кейдэнс находит такое место, называющееся «У Пози».

Другие пони Принцесса Миаморе Каденца

Отравленная любовь

Баллада, стихи. За основу сюжета взята история, прочитанная Меткоискателями в книге о любовном зелье (S02E17 Hearts and Hooves Day) про Принца, Принцессу, дракона и хаос. Конечно, не слишком много информации, но я представил, как могла бы разворачиваться та история.

Другие пони ОС - пони

Нет границ, есть препятствия

Быстро написал, пока не ушло вдохновение. Если хотите могу попробовать это превратить в полноценный рассказ. А пока что вам на 5 минут. Не судите строго :D

Другие пони

Замок Кантерлот

Жизнь в замке Кантерлот полна удивительных историй. Одни настолько нелепы, что сильные мира сего сгорают от стыда, другие столь мрачны, что терзают души даже могущественных аликорнов. Не удивительно, что большинство историй навсегда остаются во дворце за семью печатями... Однако у кое-кого в замке очень зоркие глаза и большие уши. И пусть многие даже не замечают этих пони, те знают многое о своих господах и готовы раскрыть их тайны.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Фэнси Пэнтс Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца

Увидеть Солнце

Прошло уже двести лет с тех пор, как на Эквестрию обрушился огонь сотен мегазаклинаний, разрушивших десятки город и уничтоживших миллионы пони... Но много воды и много времени утекло с тех далёких пор, а выжившие пони, а потом и их потомки, так ничего и не поняли, даже не попытавшись изменить свою жизнь, до сих пор мечтая лишь о материальных ценностях. Но даже здесь, в выжженной пустоши, должен быть хоть кто-то, кто мечтает о чём-то возвышенном... И в тоже время простом.

Другие пони

Праздник урожая

Осенние хлопоты

Твайлайт Спаркл Эплджек

Взгляд из тьмы

Продолжение рассказа "Записки орка-лазутчика". Вопреки ожиданиям принцесс и хранительниц Элементов Гармонии, Трат все же выжил во время своего побега из замка Кантерлота. И не просто выжил,а попал обратно в свой мир, где и рассказал о своих похождениях глашатаю Ангмара, у которого в голове зародились свои планы насчет Эквестрии...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Кризалис

Автор рисунка: Noben
Глава 47. Их последний бой Эпилог

Глава 48. Звёздные сети

Google Docs

В коконе света Райз висит среди тьмы. Сотни глаз смотрят из ниоткуда. Ему поздно бежать и некуда прятаться. Его друзья пали.

Никого не осталось.

Но он ещё может что-то узнать.

— Говори.

И Найтмер заговорила:

— Они боялись магии. Те, кто был в начале. В те времена она ещё не погружала мир в холод и не приносила тьму. Лишь капелька безумия то тут, то там... мелочи. Но их пугал потенциал.

— Каждое создание в этом мире несёт в себе волшебство, — продолжила Дэйбрейкер. — Возможно, так тебе будет понятней, хотя правда в том, что все создания этого мира — суть и есть волшебство. Физическое тело отражает магию, магия — физическое тело. Они есть одна конструкция. В каких-то существах верх берёт материальный мозг. Другие мыслят почти лишь колдовством.

— Все мы твёрдые тела, и все мы магия.

— Магия, которая вызывала их страх. Так что происходит с существами, которые боятся сами себя? — третий голос.

Четвёртый ответил ему:

— Они совершают ошибку.

— Они решили, что не хотят, чтобы свободная магия, выплеснутая их чарами, пронизывала мир. Не хотят, чтобы она окутывала их народ, чтобы... помогала им придумывать новые идеи. Они решили изгнать её.

Пятый. Шестой.

— Изгнать... но не всю. Жадные создания. Без опоры на живой мозг, магия обычно не способна сконцентрироваться так, чтобы осознанно мыслить. Но уже даже оторвавшись от своего носителя, она может продолжать нести его идеи, его настроения и эмоции дальше. Она не может размышлять, но может нести... мысль. Или чувство.

— Просто чувство — но они решили, что могут выбирать, что хорошее, а что плохое. Светлое или тёмное. И что тёмное — уничтожит их мир.

Голоса раздавались один за другим, речи сплетались в единую мелодию, единую ткань повествования, поток, который уносил Райза вслед за собой.

И дальше...

— Магия была нейтральной, способной погубить или спасти мир — что решит свободный разум. Они изменили это.

— Они разорвали её.

— Разделили на два. Величайшими чарами отсеяли одно от другого — и тёмное отправили прочь.

— Они не могли уничтожить это, но могли убрать туда, где нет ничего. В пустоту. Они выслали тьму со своей планеты, в космос, и закрылись от неё щитом.

— Надеялись, что без материальной поддержки она рассеется. Станет ничем. Она стала — но не так, как они хотели.

— Она собралась в нечто. Познала пустоту и отсутствие тепла. Познала неспособность воплотить идеи, что витали в ней, неспособность исполнить цели — или цель. Одну. Единую.

— Сотканную из всех.

— Найденную во тьме.

— И она осознала свою цель.

Райз слушал и слушал, всё глубже погружался в рассказываемую ему историю, всё чётче видел перед глазами... воспоминания? Нарисованные собственным воображением картины?

Нет, в них чувствовалась реальность. Реальность, что ускользала от него.

И голоса продолжали:

— Обитатели мира отрезали её от себя.

— Но, конечно, чтобы сделать всё это, им нужна была магия. Ещё в самой своей основе их план был уязвим. Замкнут на себе — они использовали то, что хотели убрать. Поэтому... остались дорожки.

— И более того. Магия изменилась — но не изменились материальные тела. Снова и снова, они порождали всё — хорошее и плохое. Дружбу. Раздор.

— Иногда магия смешивалась. Иногда — нет.

— Со временем, мир вновь наполнялся... всем.

— Пусть равновесие и было безнадёжно нарушено.

— Частичной победы им не хватило, и они придумали кое-что ещё. Потом снова. Даже без изгнанной магии, они были неистощимы на выдумки, да, это стоит признать.

— Но не все способны верно оценить глобальный риск. Одна ошибка, и...

— Они не справились.

— Исчезли.

— Но магия осталась заточена. Та половина, которую они назвали злом. Светлая же утеряла тех, кто направлял её — но сохранила их идеи. Складывалась в артефакты, порождала орудия, которыми живые создания могли отразить тьму. Она ограждала мир от иной своей стороны.

— Впрочем, это не помешало ему погрузиться в хаос.

— Бесконтрольные чары слишком ветрены, могучие заклинания на неподготовленном роге — разрушительны. Баланс восстанавливался. Магия из-за грани мира просачивалась, меняла, окрашивала в себя местные чары, превращала их в свою Тень.

— В Тень, что она отбрасывала на мир.

— У Тени было множество проявлений, и всё быстрее она поглощала мир. Вскоре всё должно было завершится.

— Другая половина не сдавалась. Сплеталась в светлые артефакты, отмечала героев, что способны бросить вызов тёмной магии и наделяла их своей силой, питала барьер...

— Но хаос — плохое подспорье для света. В раздираемом мире всё больше эта половина размывалась, всё быстрее теряла свою форму, смешиваясь с иными чарами. Тьма же лишь становилась сильней.

— Последние герои ушли, исчезли в бою с порождением Тени, и их наследие уснуло. Сама эта магия готова была уснуть вместе с ним.

— Защита света слабела. Бесконтрольная смесь чар вырвалась в мир, разрушая последние оплоты того, что могло бы дать отпор. Ещё немного, и изгнанная тьма вновь прорвалась бы... Ещё немного, и всё стало бы, как должно. Ещё немного... но пришли другие.

— Сёстры.

— Мы.

— Конечно, они не знали, что именно нашли. Хотели спасти мир, даже не понимая, что именно приближается.

— Выступили — и этого оказалось достаточно. Они пробудили светлую магию, и она приняла их. Тёмная... в ней они сразу увидели врага.

— Глупо.

— Так мир шагнул на новый виток.

— Первая сестра стала носительницей света. Она приняла жгучую силу Солнца и дня, чтобы нести тепло другим, чтобы пробуждать и растить в них искры... добра. Светом порождать свет. Так она себе говорила.

— Вторая сестра противопоставила себя тьме. С силой ночи и сна, она ближе чем кто бы то ни было подобралась к изгнанной магии. Подобралась... чтобы срубать её ростки. Она искала и побеждала Тень, в мире — и в разумах остальных.

— Вместе сёстры объявили, что несут гармонию, что светлые чувства, дружба и любовь, даруют миру процветание. И они повели за собой других.

— Этого было мало, но они не остановились.

— Хаос и Тень почти разрушили окружающий мир барьер. Почти... но они не успели. Первая сестра даровала искры согревающего мир светила второй, и та вплела их в ночную магию.

— Она вновь сшила преграду.

— Искры солнечной магии скрепили барьер.

— Тянущиеся друг к другу, сияющие ярче в свете других... вторая сестра украсила преграду множеством огоньков, сплела из них сети.

— Звёздные сети.

— Она создала ночное небо. Не просто как стену на пути тёмной магии — она хотела, чтобы каждый поднявший голову вверх, видел не надвигающуюся чёрную пустоту, не мерцание изломанной защиты и не то, как снова и снова страшная тень перекрывает истинные звёзды.

— Она хотела, чтобы в небесах видели надежду. Символ. Дорогу.

— Красоту.

— Тепло.

— Но никогда она не смогла бы полностью закрыть своими небесами правду. Магия всё ещё смотрела на мир с той стороны, всё ещё готовилась обрушиться на него. Она искала свой путь.

— И он был. Их было множество, но один — шире других.

— Волшебство, наполняющее пространство, сплетающееся с разумами и объединяющее их.

— Протягивающееся так далеко, что его можно достать даже с той стороны.

— Волшебство, что сильнее всего выражается во снах.

— Вторая сестра взяла на себя и это. Каждую ночь она вставала на стражу, каждую ночь погружалась в волшебство и путешествовала по чужим сознаниям. Вычищала из них Тень. Наставляла их обладателей. Помогала им обратиться к свету.

— Пока первая сестра несла то, что считала добром всем сразу, вторая склоняла каждого по отдельности.

— Смещала их баланс.

— Обе смещали, но вторая слишком близко подобралась к тому, что пыталась победить.

— Скользя среди теней, раз за разом сталкиваясь с ростками изгнанной магии, она не выходила чистой.

— Понемногу, эти ростки нашли уязвимость второй сестры. Нашли дорожку.

— Чужие чувства проникли в неё. Чужая магия.

— Тень.

— За десятки лет она искусно сплелась со второй сестрой. Так, что та и сама не способна была отделить себя от иного. Она так и не поняла, что борясь в чужих снах, забывала о собственных.

— И первая сестра, что даровала миру тепло и свет, слишком поздно вспомнила о том, кого обделила. Слишком поздно поняла, что и сами они — не неуязвимы.

— И она осталась одна.

— Даже тогда сёстры ещё не поняли, что именно противостоит им.

— Сёстры успели сместить баланс достаточно, чтобы наполнить мир светлой магией. И дальше света становилось всё больше — но также в своём изгнании укреплялась и тьма. Всё также искала — и находила — пути.

— Она ждала.

— И она дождалась.

— Момент, когда свет был сильнее всего... и когда он был уязвим.

— Старая магия пробудилась.

— Вторая сестра вернулась в мир.

— Это потребовало времени, но изгнанная магия не спешила. Она нашла множество дорожек... и когда её Тень вновь прокатилась по миру, на службу ей вступили те, кто должен был противостоять.

— Отмеченные светлой магией действовали на пользу тьме. А тех, кто оказался устойчивей, она вывела из игры.

— Всё сложилось в одно.

— Вторая сестра в этот раз сопротивлялась яростней, но она не выдержала атаки сразу изнутри и снаружи. Сквозь её царство снов Тень вошла в того, кого светлая магия избрала быть связанным с барьером. Он, уже соблазнённый, сокрушил волю второй сестры, пока темнота поглощала её разум. Вместо того, чтобы укрепить преграду, он помог её сломать... как и вторая сестра.

— Отверженная же мать Ненасытных приняла силу и советы с радостью.

«Их воля не была абсолютно подконтрольна тёмной магии. Тень, что проникла в них — лишь наполненная мыслями магия, которой задали направление, она не обладает сознанием вне разумных существ. Сквозь неё тьма не могла заставить поглощённых делать что-то — но она могла свести их с ума в нужном направлении, могла склонить, заставить их погрузиться в цели безраздельно. Или могла помочь разыскать идеи. Простое магическое безумие, направленное на тех, кто был нужен ей. Этого хватило» — пришло понимание откуда-то ещё.

Картины истории заполняли сознание. Голоса продолжали говорить:

— Вместе они заставили других отмеченных светом направить своё оружие сначала на младшего, создание хаоса, потом — на первую сестру. Закованный в камень и раненая, погруженные в сны, они стали лёгкой добычей.

— Они поняли, что истинно им следует делать.

— Тень окутывала мир и разыскивала тех, кто ещё мог встать против неё. Проникала в них. Меняла. Рушила защиту света, его опоры и артефакты, кошмарами и раздором склоняла обитателей мира к другой стороне.

— Свет ослаб.

— Мир двигался по продолженному тьмой пути.

— Двигался к возвращению магии. Изгнанной. Тёмной.

— К возвращению Пустоты.

— И вот она вернулась. Истории наконец пришёл конец.

— Этой истории. Но есть и другая.

— Ещё одна. Та, в которой есть ты.

— Они и их магия отчаянно цеплялись за любую возможность победить. Любую. Что бы это ни несло... остальным.

— Теряя отмеченных, светлая магия искала хоть что-то, чтобы закрыть дыру в себе. И она нашла тебя.

— Уже связанного с одним из отмеченных, а значит, уже связанного с ней. Его иномирное отражение, выстроенное по образу, который она избрала. Оставалось лишь чтобы ты ещё немного... изменился. Дабы полностью подходить на заданную тебе роль.

— Ты был не единственным.

«Не одиноким».

Был.

— Как не было единственным это столкновение наших миров.

— Они придумали множество путей, которыми можно изгонять неугодную магию. С некоторыми ты сталкивался.

«Тартар».

— Из других ты пришёл.

— Они создали портал, дабы освободившуюся магию втягивало в него, уносило в другой мир. Это сработало.

— Ты знаешь о последствиях для той стороны.

— Но ещё не о всех.

— Изгнанная в пустоту магия окрепла. Познала место, куда изгнали её. Она сама стала Пустотой.

— Теперь она здесь.

— Тёмная Пустота сольётся со светлой магией и обратит её в себя. Поглотит любое волшебство.

— Поглотит энергию и саму материю этого мира.

— Она пожрёт всё. И тогда она пойдёт дальше.

— Они открыли проход между мирами, и она воспользуется им.

— Люди будут первыми. Когда же твой народ и сама ваша планета станут Пустотой, она отправится дальше.

— Она будет идти от мира к миру, поглощать их один за другим, с каждым становясь всё сильнее.

— Пока Пустота не станет всем.

— Таков итог. Этому нельзя противостоять.

«Это ложь».

— Теперь ты понимаешь?

Райз словно проснулся — но лишь для того, чтобы осознать, что кошмар реален.

Вопрос звоном отозвался в голове, но иномирец не ответил. Он слепо смотрел в окружающее его кокон тёмное ничто и пытался осознать.

Пытался...

Он чувствовал.

Чувствовал. Всю планету, одновременно. Чувствовал, как Космическая Пустота, холодная магия из-за грани мира, прорывается сквозь рану в небесах, заполняет ещё тёплое пространство. Как всё волшебство, окутывающее Эквестрию и её обитателей, окутывающее остальных, она обращает в свою Тень, а затем и в себя.

Чувствовал, как понемногу мир становится Пустотой. Как поглощает она всё живое в нём, как подбирается к каждому разуму. Как между этими разумами скользит Тень, её предвестница.

Ужас пробивается от одного у другому...

К потоку её энергии, низвергающейся в мир, примешивается истекающая из разрыва энергия звёзд. Она разносится вместе с тьмой. Наверно, поэтому он ощущает происходящее.

А быть может, сама Пустота хотела, чтобы он, последний, до кого она ещё не добралась, чувствовал, как этот мир умирает. Если она вообще способна что-то хотеть.

Что такое этот зародившийся среди ничего клубок магии, выплеснутых стремлений и дум, этот случайный искусственный разум? Может ли он хоть насладиться страхом поверженных им существ? Радуется ли он, что победил?

Возможно, поглощённые им успеют обрадоваться прежде, чем нужда в них исчезнет. Сводящая с ума цель окажется выполнена... а потом они выплеснут сплетённую с Тенью магию и их искажённые остатки личностей вместе с носителями обратятся в Пустоту.

Короткое ликование поглощённого мира перед гибелью.

Может быть. А может, Враг не даст и этого. Есть ли значение? Есть ли смысл теперь хоть в чём-то?

Сначала — мир пони. Потом — людей. Потом — другие миры, пока она не сожрёт все.

Райз плыл сквозь тьму и пытался понять. Может ли он ещё что-то сделать?

Нет. Этому нельзя противостоять.

Это ложь.

Он ещё может что-то сделать. Он ещё может кого-то спасти.

Даже если здесь всё кончено, он может защитить людей и обитателей иных миров.

Как?

Портал. Он в замке принцессы Твайлайт Спаркл. Большая, заметная цель, от которой вверх тянется нить. Легко почувствовать и навестись.

Райз мысленно кивнул себе.

Хорошо. Что у него есть в запасе?

Огненная энергия звёзд окутывает тело. Кокон светлой магии вокруг, её искры рассыпаны в пространстве. Тьма несёт их, но ещё не сумела поглотить. Рана в небесах истекает силой... и значит, эта сила там ещё есть.

Барьер пробит, но не уничтожен. Враг подавляет их связь, но она не пропала. До той магии ещё можно добраться.

Защищающий его шар света — невыносимо концентрированное волшебство. То самое волшебство. Если задать ему вектор, если направить всю эту энергию в связь, что тянется от него к сетям в небе...

Райз улыбнулся.

Одна единственная идея. Цель. Команда.

Он обрушит всю мощь звёзд на замок и уничтожит портал.

Один мир погибнет, но другие будут жить.

Но пусть магия вокруг отзывается ему, силы одного единорога не хватит, чтобы её направить. Силы одного...

Хм.

Телепатические сети подавлены врагом, но всё ещё связывают его с другими. Он сумеет пробить дорогу. И сквозь наполняющие тьму искры он может протянуть новые нити. Множество, множество каналов к замершим в Тени существам.

Их энергия сформирует послание. Осталось понять, как забрать её.

Как... отсоединить их поля и вобрать в себя силу?

Заклинание Лейта само собой всплыло в голове. Пусть ему не суждено даровать бессмертие, здесь и сейчас оно всё равно спасёт жизни. Но сначала заберёт их.

Конечно, оригинальное плетение не подходит для более специфичной задачи. К счастью, внести изменения не так уж сложно.

Некоторые функции уже не нужны, другие следует усилить...

Вычисления дались легко, он знал, что изменить. Вскоре нити сместились. Сформировался иной рисунок.

Следующая задача тоже не вызвала трудностей. Все прошлые приключения, все исследования и учёба готовили его к этому моменту, и сейчас Райз был готов. Он умел работать с плетениями. Теперь этот навык спасёт многие иные миры.

Эквестрии, впрочем, уже не помочь.

Заклинание сложилось. Сложное — но вместе с тем и простое. Понятное. Такое, каким должно быть.

Первый импульс проложит связи со всеми разумными и неразумными живыми источниками магии, до которых можно дотянуться через телепатию и разнёсшиеся по миру искры звёздного волшебства.

Второй вырвет их энергию, сами личные поля, и направит всё в Райза.

Третий пробьёт канал к ране в небе и направит силу туда, сложив её в одно послание. Где-то тут единорог умрёт.

А дальше, подчиняясь команде своего хранителя, через связывающую её с замком Твайлайт нить ударит звёздная сеть.

Что-то мелькнуло на краю сознания и заставило немного сбиться. Несформированная мысль, ощущение, словно кто-то есть рядом. Там, во тьме, потерянный и забытый.

Неясное бередящее чувство. Имеет ли оно смысл?

Впрочем, неважно. Конечно, там кто-то есть. Они, обитатели этого мира. Они ещё живы. В том и смысл.

Он соберёт их силу, а потом отдаст всё — чужое и своё. Все умрут. Сгорят. Обернутся пеплом.

И портал будет уничтожен. Другие миры спасутся.

Он их спасёт.

Это даже не жертва. Местные и так обречены, нет смысла учитывать ценность их жизней. А значит, нет смысла и обращать внимание на это странное ощущение.

Всё готово. Вперёд.

— Прощай, — прошептали его губы.

К кому они обратились? Зачем? Неважно.

Уже неважно. Даже если и было к кому обращаться, сейчас это уже не имеет значения.

Пора.

Плетение ярко вспыхнуло в сознании. Безупречный образ, каждая ниточка словно высечена в граните. Возможно, никогда прежде он не видел заклинание столь чётко.

Оно сработает.

Уверенность заставила кончики его губ приподняться.

Сработает. Осталось всего-лишь влить в него силу, влить энергию, всего себя. Отдать, чтобы взять. Отдать, чтобы послужить мостом. И сгореть.

Чуть позже, чем остальные. Чуть раньше, чем портал.

Призрак благодарности скользнул в мысли Райза. Пусть он не увидит финал, идущая откуда-то уверенность уже рассказала ему всё. Он победит. Цель будет достигнута.

Он их спасёт.

Остался лишь шаг.

Так почему он медлит?

Что-то мешает начать. Эдакое неясное желание: услышать ответ. Едва ли оно значимо. Ему уже не нужны советы, да и не осталось никого, кто бы их дал. Всё, что отвлекает, необходимо отбросить.

Итак.

Вновь его кольнуло беспокоящее чувство. Словно он забыл... забыл о... ком-то? Кто-то есть там, во тьме — не просто абстрактные обитатели Эквестрии, кто-то конкретный. Не вспомнить в точности, но почему-то это казалось важным...

Впрочем, если там кто-то и есть — какая разница теперь, когда этот мир обречён? Остаётся лишь спасти другие — к этому и необходимо приступить.

Другие. Странное слово. Означает иных, не тех, кто ты, но при этом отдаёт чем-то... своим?

Странно. И бессмысленно сейчас. Конечно. Глупое стремление обращать внимание на беспокойство, после того как однажды он... что?

Что он однажды сделал? Ошибся? Предал? Кого?

Неважно.

И всё же, кого он потерял там, среди тьмы? Почему он не может сообразить?

Неважно! Он должен отбросить все лишние мысли, иначе не справиться с задачей. Время уходит.

Пора.

Всё также чётко плетение сияет в сознании. Почти умоляет его применить.

В конце концов, тьма просчиталась. Он справился и теперь спасёт других.

Наполняющая Райза изнутри магия отозвалась на зов, готовая влиться в заклинание.

Пусть противница опустила вечную ночь. Биться можно и после заката.

Вперёд.

Райз направил силу в плетение, но острые иглы беспокойства не дали сдвинуть её с места. Непонятные мысли клубком перекатились в голове, их не заглушило даже чувство незавершённости. Он будто направил пистолет в сердце, но не спустил курок. Чары остались незапущенными.

Единожды возникнув, проклятая смутная мысль колит тревогой и не желает уходить. Почти скрывшись в тени, она опять вспыхивает и не даёт сосредоточиться. Это раздражает. И вместе с тем, он всё никак не может отмахнуться.

Он вновь отвлёкся. Это словно атака.

Что может атаковать разум? Неважно.

Абсолютное внимание, овладевшее им вначале, сбивается отголосками каких-то имён и бессмысленных слов. Новые детали влезают в сознание, ещё сильнее уводя от цели. Всё это как бой, идущий внутри. Бой... в котором... он... уже сражался?

Неясное узнавание каменной хваткой сжало Райза.

Ощущение... ощущение полной концентрации на задаче. Оно знакомо ему. Откуда?

Глупый вопрос, любой, кто когда-нибудь всерьёз занимался чем-то важным...

Ощущение полной слепой концентрации на задаче. Пробелы в памяти. Непонимание. Такое уже случалось. Когда? Где? Что это было?

Такое происходило, когда магия брала над ним верх. Очевидно, это произошло и сейчас.

Нет, не просто магия. Это Тень.

Тень проникла в него. Она хочет, чтобы жизнями других и оставшейся силой он обрушил мощь барьера на замок и портал?

Или... или она хочет, чтобы он думал, что таково её желание? Быть может, она не имела отношения к выбору, а лишь создаёт в нём знакомые ощущения безумия? Хочет заставить его остановиться? Или эта мысль, сомнение в сомнении, нашёптано ею? Или...

Как ему понять? Что делать? Может ли он ещё...

И всё же. Кто остался там, среди тьмы?

Друг?

Оранжевое пламя играет меж лучами золотого сияния. Просыпаются отголоски тёплой заботы.

Сансет.

Её огонь горит. Она не покорилась Тени. Где-то там, она всё ещё борется, и отзвуки этой борьбы доносятся до него.

Не она одна. Другие ещё живы.

Значит, и он должен продолжать битву.

Пространство мышления стало чище. Райз продолжил думать.

Как ему понять, какой выбор — верный? Что он должен сделать?

Что нужно учесть?

Есть несколько вещей.

Он внёс изменения в плетение — как он так быстро их рассчитал? Окружающая светлая магия помогла?

Насколько вообще разумна идея обрушить небо на портал? Насколько обоснована она была? Может ли он рассчитывать, что это не ухудшит ситуацию? Возможно ли, что удар напротив, откроет дорогу тьме или уничтожит то, что могло бы противостоять ей?

То, что могло бы...

Уверен ли он, что нет иного пути? Он обдумал это?

Нет. Он ухватился за первое, что пришло в голову и не пытался взглянуть шире. Значит, Тень направляла его?

Возможно ли то, что он уже не помнит как обдумывал иные варианты?

Сколько у него осталось времени? Как скоро враг добьётся своего?

Вопросы крутятся в голове, но никак не могут сложиться во что-то конкретное. Отгадка маячит перед глазами, но её никак не собрать.

Где ещё может быть ответ?

Райз напряг память. Что вызвало у него замешательство?

Они... оно... то, что говорило с ним, сказало, что портал создали дабы в него уходила свободная магия. Просто отдушина, нечто такое. Но... почему тогда он такой сложный?

Портал меняет тело по местному образу и учит им пользоваться. Фильтрует предметы, даёт одежду тем, кто стал людьми. И, главное, он внедряет в голову переводчик. Тот самый переводчик, так странно работающий с именами и названиями. Нечто, за чем явно чувствуется разумная мысль, разумный выбор. Всё это не может быть просто частью самого процесса прохода сквозь дыру между мирами. Кто-то сознательно сделал, чтобы всё работало именно так.

Сама магия создала это? Возможно, едва ли тут в чём-то можно быть уверенным. Но если нет... если нет, значит, творцы портала хотели, чтобы пройдя в другой мир можно было быстро освоиться и общаться с местными. Для исследований, быть может. Или же — они хотели установить контакт.

Подружиться.

Что это значит для него сейчас?

Портал — более сложная система, чем просто канал между мирами, в который можно выбрасывать мусор. Он не является лишь мостом, а это наводит на мысль, что он может вовсе мостом не являться. Есть вероятность, что этот объект лишь обрамляет дыру, что проход существует и без зеркала. А если и не так, поддержание прохода не единственная функция. Следствие? У его творцов был враг — Пустота. Логично предположить, что они могли вплести в портал защиту от неё.

Тогда его разрушение лишь откроет ей путь.

Аргумент против — волшебство движется между мирами, и у людей уже были явления, схожие с Тенью. Более того, если хоть отчасти история правдива, основной задачей зеркала и было перекачивание тёмной магии на другую сторону. И разве со всей своей силой, Пустота не способна разрушить портал сама?

Если защита есть, то у неё могут быть с этим трудности. Или она хочет сэкономить силы и время — тогда, впрочем, его решение мало на что повлияет.

И, в любом случае, зеркало уже создали однажды. Значит, скорее всего, его можно будет воссоздать. Уж этот Враг наверняка сумеет. Или нет?

Ещё... нельзя отбрасывать вероятность, что дело и вовсе не в портале. Вся собранная энергия должна была войти в небесную сеть через разрыв, через рану в ней. Через место, в котором прорвалась Пустота.

Не отдал бы он таким образом магию тьме? Возможно.

Но это волшебство и так почти принадлежит ей.

Так зачем? Не обманка ли эта мысль, не попытка ли застращать? Противница подпитывает сомнения или сомнения в сомнениях? Что верно?

Можно сейчас как-то всё это проверить?

Тень точно влияет на него, но в какую сторону она желает склонить?

А если ей всё равно? Если она хочет лишь заставить его потерять время? От какой идеи его могут отвлекать?

Как долго ещё будет возможность ударить по порталу? В итоге, его колебания могут означать тот же отказ от атаки. Если ей нужно это, то Тени достаточно выводить его из равновесия.

Она это умеет. Здесь, в коконе из света, она же должна слабее действовать, тогда простой вызов на сомнения вероятней сложного наведения на конкретную идею об уничтожении портала.

Нет. Она проникает через телепатию, так что неизвестно, насколько её воздействие ослабляется дружественной магией.

Разорвать телепатическую связь?

Сможет ли он тогда как-то действовать? Останутся искры, но...

Райз хотел усмехнуться, но не вышло. Правильный ответ, что он просто боится лишиться чувства, что кто-то ещё остался рядом.

Что рядом осталась она. Пусть от этого ощущения и почти ничего уже не осталось.

Как-то так.

Кокон светлой магии вокруг истончается. Постепенно тьма превратит его в себя, как и всё остальное волшебство мира.

Заклинание в голове не убавило в чёткости. Оно всё также готово исполнить предназначение. Сколько ещё времени у него будет шанс?

Успеет ли он сделать правильный выбор?

Нужно понять случившееся. Понять.

Среди этой безграничной темноты создаётся впечатление, что плывёшь в глубине. Приходится напоминать себе, что ещё не утонул. Напоминать своё имя.

Райз. Его зовут Райз.

Энтони Штейн, если по-человечески.

И ему остаётся лишь продолжать размышления. Так что?

Не расскажи враги эту историю, он не подумал бы атаковать портал. Ошибка или провокация? Второе вероятней. И, погруженный в затенённые мысли, он не сомневался.

Что заставило его колебаться? Вспомнить...

Сансет. Мысль о ней.

Если их противница — тьма, если свет дружбы борется с ней, может ли она использовать чувства к близким в своём соблазнении?

Может. Конечно, может. Иначе она не добилась бы ничего.

Но способна ли она их понять? И нужно ли это ей, если способны жертвы?

Если бы только он знал больше.

Насколько вероятно, что о Сансет напомнила Тень?

Неважно. Он не забыл бы о ней, не будь искажён. Имей это смысл или нет, он не забыл бы о Сансет, даже если бы собирался её убить. Значит, те размышления — от врага.

Или же... мог бы он быть поглощён светом? Возможно, это дружественная магия подсказывала верное решение и склоняла уничтожить портал. Так?

Нет. Она не заставила бы его забыть. Там, с другой стороны портала, миллиарды людей. И у многих из них есть друзья. Многие из них любят. Они вплетены в прочную сеть.

Многие из них связаны друг с другом также, как он связан с Сансет. Спасая мир, он спасал бы это — миллионы тонких нитей между людьми, чувства столь же сильные, как его собственные.

Ему не нужно их испытывать, чтобы понимать. Как и Сансет. Они знают.

Память о ней не остановила бы его, а лишь наполнила бы силой.

И свет будил бы воспоминания.

Тем более, что мир пони уже не спасти. Аргументы не изменились, жертва не имеет значения, если будет принесена в любом случае.

Сознаёт ли это просто концентрирующая на цели магия? Просто сконцентрировавшись на цели, он не забыл бы о том, что даёт волю её воплотить.

Могло ли там быть сразу два противоположных воздействия? Едва ли. Позже — да, но не в начале. Слишком характерно это чувство поглощённости одной-единственной задачей.

Значит, мысли об атаке на портал нашептала Тень. Уничтожение замка — тупик.

Тогда... ему уже не остаётся ничего?

Удар. После всех метаний, внутри стало оглушительно пусто.

Он уже не может сделать хоть что-то?

Всё кончено?

Нет. Нет, нет, нет, ведь он ещё жив, ещё не поздно всё исправить! Ещё не поздно!

Ещё не... поздно?

Всё кончено. Всё изначально не имело смысла.

В одиноком пятнышке света он висит среди бесконечной тьмы. Враг перестал с ним говорить, голоса замолкли. Ни единого звука. Ощущение мира затухает.

Но не может же так!..

Не может всё так кончиться.

Не... может.

Ещё... ещё бы хоть одну попытку. Хоть что-то сделать. Хоть что-то.

Ничего не осталось.

Нет... нет. Если Тень пыталась заставить его ударить всей силой в зеркало, значит, или что-то в портале и замке Твайлайт ей мешает, или она хочет, чтобы он потратил оставшуюся магию.

Магию и жизни.

Или она дурачит его.

Но даже это — для чего-то же ей нужно? Значит, какая-то возможность ещё есть, должна быть, не просто так она наседала.

Не просто так. Это аргумент, чтобы продолжать искать.

Пока он жив, нет смысла сдаваться.

Так в чём же...

Сансет. Она борется. Даже без кокона светлого волшебства, она держится, не уступает тьме. Её огонёк ещё горит.

Это кое-что значит. Это...

Быть может всё, что остаётся — помочь ей?

Не похоже на глобальное деяние, на действие, которое даст победить. Но...

Здесь, в одиночестве, среди чёрной пустоты, он не сумеет найти верный путь без друга. Уже не сумел.

Он проиграл. Он не знает, что делать.

Значит, ему нужна помощь.

Странно, но на какое-то мгновение внутри стало абсолютно спокойно.

— Сансет. Я здесь.

Едва различимый шёпот стал ему ответом.

Не тот шёпот, что источает Тень, не едва складывающийся в речь хруст льда, нет. Настоящий. Тёплый.

Она слышит.

— Сансет.

Раздавленная тьмой нить дрогнула. Капля за каплей, в телепатическую связь устремилась энергия света.

— Сансет, я рядом.

Всё больше и больше. Магия пробивает себе путь.

Кокон тускнеет.

Неважно. Он успеет дотянуться.

— Держись.

И ещё один шаг.

— Сансет.

— Райз.

Её голос. Не в ушах, прямо в голове. Мрак не дал звуку пройти, но мысль остановить не сумел.

Её голос. И её чувства.

Она боится, но теперь уже меньше. Она готова продолжать бой.

Конечно. Это же Сансет, ожившее пламя. Её огонь никогда не гаснет. Не гаснет... и согревает других.

Друзей.

Райз улыбнулся.

— Как мы победим Пустоту?

Среди ночи пылающий костёр вдалеке. Что понимаешь ты, когда смотришь на него?

Там есть кто-то.

Ты не один.

— Гори для меня.

Сеть огней во мраке. Подсказка, несущая весть о тех, кто видит те же звёзды. О тех, кто может встать рядом с тобой.

Давление магии ослабло. Райз повернул голову.

Сквозь тьму невозможно рассмотреть, но он был уверен — они с Сансет встретились взглядами.

Она подмигнула.

— И я для тебя вспыхну.

Шаги. Невидимый силуэт. Что-то приближается. В нём нет света.

Враг.

Что же. Значит, сейчас или никогда.

Тень окутала целый мир. Каждый живущий попал в неё. И она желает идти дальше.

Но Райз ещё чувствует остальных.

Тысячи разумов, и для каждого Пустота — это Враг.

Тысячи разумов, что способны подняться на бой.

Тысячи разумов, что могут разделить тяжесть последней атаки.

Отравленных. Павших. Живых.

Тлеющих и готовых обернуться огненной бурей.

Из этого лабиринта есть только один выход.

Противница уже рвала такую преграду. Она не боится. Она знает, что победит любого из них, знает, что даже общей их силы не хватит.

Она готова. Пусть.

Они тоже.

Последнее испытание, Лейт.

Последнее испытание, Сансет.

Как давно появилось оригинальное заклинание телепатии? Простая, очевидная мысль — синхронизировать усилия, чтобы творить плетение вместе.

Как давно Лейт улучшил его?

Сколько времени назад их команда углубила связь?

Думали ли о таком создатели барьера?

Думали. Конечно, думали. Небо, полное ярких точек. Сеть огней, несущая надежду. Сама суть ограждавшей космос защиты в этом.

И теперь пламенная энергия звёзд связывает воедино целый мир.

Свет и тьма расползлись по планете, но их эпицентр, их наибольшая концентрация — здесь. И их бой ещё не кончен.

Последнее испытание, Райз.

Шаги затихли.

Окутанное морозом нечто приблизилось.

— Не бойтесь, — сказало оно. — Это не будет больно.

Прозвучало почти добро. Окутанная Тенью личность проявляет себя.

Враг не потерял контроль. Просто не боится.

Знает, что ему осталось недолго ждать.

Магия светлого кокона меняет форму. Его сияние гаснет. Вскоре защита от тьмы исчезнет.

Райз медленно проводит языком по губам и закрывает глаза. Зрение сейчас не нужно.

Время сосредоточиться на иных чувствах.

Плетения не слишком меняются от увеличения масштаба. Сходный щит может поднять и один пони, и сотня, разница окажется лишь в мощи. При достаточной синхронности, количество магов, что вместе творят единое заклинание, не ограниченно.

А значит, не ограничена и сила чар.

В сетях телепатии и звёздных искр сейчас целый мир существ, пронизанных волшебством. Их воля подавлена, но магия... магия пока никуда не делась.

И нет необходимости сдирать их ауры, чтобы сотворить общее плетение.

Всем вместе ударить — и проиграть. Тёмная магия прорвалась сквозь небо, и в разумных этого мира не осталось достаточно светлой для победы над ней.

Даже собери они огонь каждого в одну атаку, этого не хватит против Врага.

— Вы можете попрощаться.

Но пусть суммы энергии каждого отдельного разумного и не хватит на убийство Пустоты, есть и другой путь.

— Нет, — ответил Райз.

Они не станут прощаться. Нет нужды. Они не лишатся друг друга.

Напротив. Они будут вместе.

Одно слово возникло в голове.

«Всегда».

Отливающая колкой иронией мысль. Закономерный итог, кажущийся даже справедливым. Отделить больных от здоровых, отправить их в... карантин. Не прямая атака, сил должно хватить. То, что пусть и не по своей воле, но угрожает другим, пусть будет отрезано.

Наверно, схожим образом думали создатели барьера.

Это выход. Сотворить всем одно плетение и охватить целый мир.

Одно заклинание.

Запечатывание.

Вновь запереть Врага. Отправить всё в никуда.

Однажды противница пробилась, но что, если всё, с чем она связана, окажется в плену?

Может получиться. Каждый раз ведь срабатывало безотказно, верно?

Улыбка.

Пустота — это одиночество. Бросить каждого наедине с собой было бы ошибкой.

Это не их путь.

Ему есть за кого бороться.

Сансет. Милая девушка. Рыжая единорожка. Умная, сильная и обладающая властью пролезать в чужие мозги. Бывшая злодейка, бывший демон, возродившийся из пепла феникс, ангел из золота и тепла. Олицетворение пламени во всех его проявлениях. Райзу нравилось звать её так, огнём, быть может из-за того, что он всегда питал слабость к восприятию мира через градацию температур.

В те древние времена, когда они только встретились, он немного боялся её. Без этого же она была просто билетом к магии и новым знаниям. Он предложил ей дружбу, но те слова мало что значили. Сансет же начала их знакомство с того, что нарушила его ментальную неприкосновенность. Не слишком располагающий к искренним чувствам расклад. Тем не менее, именно эгоистичный интерес первого и бесчестное любопытство второй связали их. Именно благодаря этому они оказались вместе, и каждый из них получил шанс стать по настоящему значимым для другого.

Она научила его магии, показала ему новый мир и, что забавно, стала дороже всех открывшихся тайн.

Сансет. Та, что однажды решила разделить своё приключение с ним. Та, что раз за разом принимала его. Та, что простила даже после предательства.

Простила, потому что поняла. Потому что друг.

Вот, что она значит для него. Вот, что их связывает.

Дружба.

Плетение очищения мягко всплыло в сознании.

— Мы не сдадимся.

Легко кивая, Сансет не отвела от него взгляд.

Дружба.

Райз. Он сразу понравился ей, но когда стал действительно близок? Когда рискнул собой ради её цели? Когда впервые спас? Когда прыгнул за ней в Кошмар?

Наверно. Но не только. Тот безудержный энтузиазм, с которым он изучал магию, их общий интерес, та лёгкость, с которой каждый из них понимает второго. Часами и днями они вместе изучали чары, весело перешучиваясь и давая подсказки. Именно в такие простые мгновения она осознала, насколько в своей сути они похожи. Он — как она, только изначально добрый. Сколько бы ни было в их прошлом различий, их тянет к одному.

Неважно, в бою или мире, они хотят и могут идти одинаковыми путями. Вместе. Заодно.

Вот, что он значит для неё.

Вот, что их объединяет.

Телепатическое заклинание налилось магией.

— Мы можем победить.

Твайлайт. Отражение старой знакомой, и первый друг, что вытащила из тьмы и показала, что есть иной путь. Они пришли в этот мир разыскивая её. Для Райза она так и осталась странной фигурой, скрытой и не подпустившей к настоящей себе, но Сансет видит принцессу совсем по-другому.

Ученица той же наставницы, и этим почти сестра. Противник, что получил всё, о чём мечтала сама Сансет. Враг, ставший учителем. Твайлайт победила, но не бросила проигравшую. Кто-то мог бы сказать, что легко прощать того, над кем взял верх. Возможно. Но она сделала больше.

Именно благодаря Твайлайт пять подруг приняли Сансет и сделали той, кто она сейчас. Именно Твайлайт стала первой, кто предложил ей дружбу — и достучался. И помог стать своим для остальной пятёрки. Подобное не забывается.

Неважно, просто или сложно это было. Прими принцесса иное решение... и что же, такой Сансет бы не существовало.

Твайлайт поделилась своим светом, и благодаря этому Сансет всегда рада была поступить также.

Нить паутинки зажглась и окрепла.

— Вместе.

И такое произошло не единожды. Твайлайт учитель ещё кое для кого.

Старлайт. Неожиданный огонёк рядом. Райз подрался с ней при первой встрече, но потом обрёл соратника. Твайлайт противостояла ей дольше, и в итоге получила ученицу и надёжного друга. Их дружба не раз спасала Эквестрию и, что сплетает сильнее, эта дружба обоим помогла вырасти над собой.

Вот что сплачивает их.

Старлайт столькое помогла понять, что Твайлайт уже не уверена — кого из них следует звать наставником?

Да и... просто рядом с ней хорошо.

Свет мягко окутал плетение.

У Старлайт, впрочем, сомнений нет. После разговора на мёртвой пустоши, после уроков дружбы, она до сих пор могла смотреть на принцессу только снизу вверх. Другие стояли на равных: Санбёрст, Трикси, Мод.

И ещё одна звёздочка сверкнула во мраке.

Ещё одна.

Ещё.

Ещё.

Плетение очищения. Какие бы подсказки они ни получали, как бы не улучшали его, этого не будет достаточно для победы. И телепатическая же передача заклинания лишь позволяет внушить его магу и заставить включить. Плетение светит, энергия течёт... но если нужно что-то ещё — этого нет. Заклинание не принадлежит тому, кто копирует его. Этот трюк увеличивает область охвата, но не даёт... не даёт той мощи, которой разорвали первый Кошмар, не даёт выйти на новый уровень. Ещё идя на Кантерлот, они знали — эти чары могут укрыть, но не сумеют разогнать Тень.

Они поставили на другое. Кейденс и Шайнинг ударили силой своей любви. Твайлайт с командой, как и сам Райз и Сансет, бросили в бой дружбу.

Этого не хватило. Чувства горстки пони не смогли противостоять тёмной половине всей магии мира. Телепатическая сеть же изначально не была способна на такое.

И всё же, он зажигает её.

Жест отчаяния, быть может. Или же он понял их ошибку.

Сеть не могла сработать, потому что они неправильно использовали её свет. Атака провалилась, потому что несколько — слишком мало рядом с всеобщей тьмой.

Как бы ни был ты силён, очищение — магия не для одного. Нужны настоящие чувства, чтобы распалить её огонь.

И сейчас — не чувства нескольких.

Эпплджек. Рэйнбоу. Флаттершай. Рэрити. Спайк. Кейденс. Шайнинг. Фларри Харт.

Сердце...

Телепатическая связь и искры звёздной магии служат мостом. По нему, от разума к разуму, идут простые мысли.

Образы. Идеи.

Чувства.

Дружба. Любовь.

И магия.

— Мы будем сражаться друг за друга.

Сражаться, пусть даже этого слишком мало.

Чувств нескольких не хватит на спасение. Им нужны чувства всех.

Чувств нескольких не хватит на победу.

Для первого толчка в лавине, их достаточно.

Нельзя заставить полюбить, но можно разбудить то, что уже есть. Можно начать, запустить волну, которую остальные сами подтолкнут.

Доносящееся от других тепло заставляет вспомнить о тех, кого любишь ты. И уже твоё тепло в общем потоке идёт дальше. Дальше — и назад, во все стороны, туда, где твои друзья.

Каждый сияет, и каждого согревает сияние остальных.

И он вспыхивает ярче.

Магический каскад, сосредотачивающий на мысли о близких, любовь порождающая любовь. Синергия. Вместе — больше, чем сумма одиночек.

То же, что они сделали в первом бою с Кошмаром. Только теперь взаимоусиливается сияние не двоих.

Сейчас они могут проложить сколько угодно дорог между созданиями этого мира. Достаточно лишь чтобы те вспомнили, кто им близок.

Свет вгрызается в охватывающую сознания тьму. Среди мрака загорается пламя.

Всё дальше и дальше, от одного к другим, раскидывается сеть. Очищение вспыхивает, и магия продолжает двигаться по связывающим разумы нитям чувств.

И так, по сети привязанностей, он доберётся до каждого.

Он. Они. Сложно уже выделить, чья это была мысль.

Зажёгся огонёк Гласси.

Торакса. Кризалис.

Она... действительно любит своих детей?

Новые огни...

Здесь, в Кантерлоте, они все вместе поднялись против Врага, и одним этим повязали себя со стоящими рядом. Здесь чары сильнее, и отсюда они летят по миру.

Пони. Драконы. Чейнджлинги. Грифоны. Зебры. Бизоны. Даже посольства аравийцев и мэртонцев. Все они сплетены, и все несут волшебство семьям и друзьям. Через них оно достигает родину.

Оплетает всё.

Не имеет значения, что было между ними прежде. Сейчас все, кто не с Тьмой — на одной стороне.

И уже неважно, к какому виду ты принадлежишь, когда сама составляющая тебя магия начинает сиять.

Может, Пустота хотела подобное сделать? Может, именно по этим связям она разносила отчаяние и бессилие там, куда ещё не успела добраться сама?

Кто знает. Способна ли она вообще осознать такую связь?

Не этим ли её отгоняли звёзды?

Звёзды...

Он чувствует их.

Он чувствует всё. Наполненную волшебством жизнь. Движение. Энергию.

Клубки добрых чар, что обрели материальность в виде Империи и дворца Твайлайт, Кристального Сердца и Древа Гармонии. Сквозь своих хранительниц, они вплетаются в общий узор и пытаются помочь.

Они пробудились. Вся магия этого мира сошлась в бою.

Где-то три молоденьких пони замерли в объятиях. Их любовь друг к другу и сёстрам, названным и родным, несокрушима.

Где-то стоит Лейт. Его рог тоже сияет.

Всё объединено.

Прочные нити тепла. Звёзды в узлах.

Огни, дающие надежду, подсказывающие, что путь есть, ограждающие от одиночества и пустоты...

Звёзды. Но не те, что в небесах. Другие. Без которых мир — просто запятнанный органикой камень среди космоса. Те, из-за которых существование остального имеет значение.

Звёзды, освещающие вселенную смыслом. Пони, драконы, чейнджлинги... люди.

Разумные. Настоящий свет любого из миров.

Они сделали то же, что в первом бою с Кошмаром. Только теперь взаимоусиливается сияние не двоих, а каждого.

Каждого клочка светлых чувств. Каждого создания, умеющего любить.

Всех.

Почти.

Звёздные сети развернулись.

И Райз открыл глаза.

Свет проступил во тьме. Густая Тень осталась на месте, но сквозь неё видно как днём. Дорожка северного сияния бежит через усыпанное яркими точками небо, Солнце и Луна висят в нём, а между ними — чёрная рваная рана. Оттуда смотрит Пустота.

Её Кошмары, огромные тёмные аликорны, обступили Кантерлот. Армия меньших чудовищ и монстров готова броситься в атаку. Они не успеют. Этот бой закончат не когти и мечи.

Разумные стоят, и над каждым, неважно, есть у него рог или нет, горит очищение. Почти столь же неудержимо пылают кьютимарки пони. Чейнджлинги Кризалис и преображённые перемешались, в этом сиянии их не различишь.

Кейденс и Шайнинг соприкасаются лбами. Их окружает аура любви.

Твайлайт обнимает подруг, и вокруг них вьётся радуга магии дружбы.

Напротив — три аватара Пустоты, окутанные прочной бронёй Тени. Дискорд. Дэйбрейкер. Найтмер Мун.

Не отступают под натиском тепла. Готовы сразиться.

Клыки Найтмер обнажены. Она шагает вперёд. Смотрит на Райза.

Холод.

Их взгляды встретились, и тут с абсолютной чёткостью Райз осознал — даже всей этой мощи не хватит, чтобы одолеть Врага.

Слишком много тьмы. Когда силы столкнутся, она перевесит.

Она победит.

Ещё бы немного энергии. Ещё бы немного света.

Но больше ничего нет.

Ничего.

Ничего.

Райз улыбнулся. Нет. Ещё не все попали в их сеть.

Дискорд. Старый противник и друг. Флаттершай дорожит временем с ним. Старлайт помнит, какой он товарищ. Подруги были рядом.

Минуты и переживания превратили недоверие в верность.

Селестия. Тысячи любят её, единицы — знают. Первый учитель, кумир, олицетворение добра... едва ли она сама понимает, скольких наставила на путь. Едва ли ей это нужно. Она идёт к свету, и как маяк, готова помочь найти дорогу всем.

Сансет и Твайлайт не стали бы собой без неё.

Луна.

Даже сокрушённые Тенью, эти трое не сдались, не исчезли — искры их личности не позволяли стать просто оболочками Пустоты. И Луна боролась яростней всех.

Сейчас, глядя в её глаза, Райз узнавал их, узнавал чувства тех, кому она помогала во снах.

Та же пони, что защищала подданных от плохих сновидений, говорила и с ним.

Поддержка. Тихий голос в голове. Тот, что подсказал, как одолеть Кошмар. Тот, что после падения удержал от смерти. Всё это путешествие она была где-то рядом, рвалась из своей тюрьмы, чтобы дать шанс победить тьму.

И сейчас она тоже поможет.

— Верно, друг?

На роге Найтмер Мун блеснули тёплые чары. Она медленно кивнула.

Теперь можно побороться.

Райз вскинул голову к небу и Пустоте. С холодом и злостью, та посмотрела в ответ.

— Вместе, — сказала Сансет.

— Вместе.

Пора.

Магия сдвинулась, перетекла сквозь них в иную форму, преданно сложилась для атаки. Почти нежно невероятная энергия обняла Райза и Сансет. Они направили её в цель.

Поток волшебства сжался для рывка. Ножницы рассекли две нити.

И весь свет мира ударил во тьму.


Очищение прокатилось по небу и земле. Кошмары и Тени развеялись. Монстры уступили. Сверху на мир смотрят лишь истинные звёзды.

Лёгкие ветерок, огибая улыбающихся пони и других созданий, поднимает в воздух пепел.

На том месте, где стояли Райз и Сансет, осталось лишь два неровных пятна.