Межпланарные Странники. Эквестрия

Пятерка классических приключенцев решили сбежать из тюрьмы путем путешествия по планам... Кто же знал, что ключ ведет в Эквестрию?

Вычитка клопфиков — отстой

Твайлайт предложили вычитать фанфики её друзей. Если бы она только знала, на что соглашается.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Синтетические сны

Одна фармацевтическая компания произвела препарат, который насыщает сны, делая их чуть ли не реальными.А последствия?

Рэйнбоу Дэш Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Большая Проблема Макинтоша

История о том как Макинтош осознал кто он на самом деле и пытался с этим справиться

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Эплблум Биг Макинтош Лира Бон-Бон Другие пони Карамель

Мир Мечты (сборник стихов)

Сборник стихов о мире, в котором мечтает побывать почти каждый брони - Эквестрии и её обитателях, маленьких разноцветных пони.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Скуталу Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Бон-Бон ОС - пони Октавия Дискорд Найтмэр Мун

Встряска времени

Твайлайт любознательна, не секрет. Но до чего может довести любопытство, если не проявить должной осторожности? Волшебница решила одним глазком посмотреть на события прошлого. Как известно, иногда, одного наблюдения бывает мало.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая

Впервые увидев её/The First Time You See Her

Часть четвёртая цикла «Кейдэнс Клаудсдейлская», в которой Шайнинг Армор получает повышение, принцесса Кейдэнс встречается со старой подругой и повествование наконец перемещается на облака.

Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Ужас Понивилля

Бывало у вас так, что вы полностью забыли кого-то? Одноклассник, одногрупник, коллега по работе - вы совершенно не помните когда видите кого-то из них. Ваша память о них пуста и это может заставить вас чувствовать вину. Успокойтесь, ведь, возможно, что на это есть причины.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай ОС - пони

Фанбой

Любопытствующий Скутарол натыкается на место, где Рэйнбоу Блитц проводит свои закрытые тренировки. Решив немного развлечься, он отходит в тень, надеясь, что там его не увидят...

Рэйнбоу Дэш Скуталу

Один в поле... Истребитель!

Будущее. Космическое объединение Эквистрайн растёт и развивается, вот и появляются конфликты - некоторые планеты хотят независимости от власти Тетрархии Аликорнов. Но ведь мало добиться независимости, её надо удержать - и некоторые ради этого готовы пойти на подлость! И напугать население маленькой мирной планетки, неспособной защитить себя самостоятельно. Но в планы негодяев закралась неизвестная величина "Х".

ОС - пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 7. Время историй. Глава 9. Мандраж, смотрины и предложение.

Глава 8. Ночь, улица, Старлайт.

Автор извиняется за задержку вызванную неспособностью писать во время отдыха, а также заранее благодарит (и просит прощения) за все найденные косяки.

И обещаю — в следующих главах диалогов будет поменьше... Надеюсь.

Пронзительный электронный писк разорвал ночную тишину, и дверь одного из подъездов многоквартирного дома приоткрылась. Из-за этой двери высунулась человеческая голова, лица которой нельзя было разглядеть благодаря местному хулиганью, разбившему лампочку у подъезда. Голова огляделась, тщательно вглядываясь в линию леса, отделяющую дорогу перед домом от реки. Когда какого-либо присутствия людей обнаружено не было, человек кивнул и открыл дверь, шепнув в глубь подъезда:

 — Чисто.

Из темного дверного проема вышли Киниш со Старлайт и спешно перебежали дорогу, оглядываясь по сторонам. Только пройдя до середины полосы леса, парочка перестала озираться в поисках людей. Теперь Иван озирался, чтобы вспомнить, в какой стороне парк, а Старлайт вертела головой, с любопытством разглядывая пейзаж. Из двух окон квартиры особо ничего не разглядеть — с одной стороны был детский сад, за которым стоял громадный дом, а с другой была уже упомянутая полоса леса, за которой и реку было не разглядеть. Сейчас же единорожка могла лицезреть обычный человеческий город. Фоном для знакомых, но, по меркам Эквестрии, диких деревьев и кажущейся черной реки были бескрайние, тусклые и одинаковые дома, не шедшие ни в какое сравнение с высотками Мэйнхэттена, кирпичными домами Филлидэльфии или особняками Кантерлота. Старлайт сразу пришли на ум Сталлионоградские бараки, только намного более крупные.

 — Да, архитектурного вкуса у ваших строителей нет, — заявила волшебница, вызвав удивленный взгляд парня.

 — Почему это? Нам туда, — сказал он, двинувшись в сторону парка. По левую руку была дорога, а по правую река. Волшебница подтянула носочки, думая о том, что ошиблась с размером и побежала за парнем.

 — Сам посуди, — начала она, догнав человека, — все здания серые и одинаковые…

 — Я бы мог не спорить, но делать так конечно не буду… это для тебя они все серые и одинаковые, но для человеческого взгляда…

 — Ой, только не надо про взгляд и точку зрения. Я уже немного познакомилась с вашей культурой и вижу — вы люди любите стильные дома с наворотами. А с этим городом, что не так?

 — А… можно сказать, что эти дома — памятник нашей истории. Как ты думаешь, сколько им лет?

 — Если смотреть по налету времени… — задумалась единорожка, но была прервана человеком.

 — Помни, у нас нет магии, да и не так часто устраивают косметические ремонты домов…

 — Тогда, если судить по Сталлионоградскому опыту, — начала единорожка, вызвав очередной удивленный взгляд парня, на подтвержденный хедканон, — не больше пяти лет.

 — С чего это?

 — Сталлионоград это довольно крупный город, где живут преимущественно земные пони. Еще он знаменит суровой и дикой природой, усугубляющейся отсутствием какого-либо контроля погоды… Традиции, как они говорят… Хуже только Понивиль с их уборкой зимы… — волшебница нахмурила мордочку и пнула банку, попавшуюся под ногу.

 — А что не так с уборкой зимы?

 — Почему они не могут сделать это с помощью магии? Это же эффективнее? Представляешь, я даже попыталась помочь им без магии… а когда ничего не вышло… а я ведь все-таки специалист по магии… я решила помочь им магией.

 — И как? — с улыбкой спросил парень, вспоминая схожий случай с Твайлайт.

 — Как-как… неважно как, но в итоге Флаттершай строго-настрого запретила колдовать вблизи от, — волшебница приняла позу, идеально показывающую Флаттершай-зоозащитника, — «бедных, несчастных лесных зверюшек»… Мэ-э-эх… — высунув язык и сильно ссутулившись, выдохнула Старлайт.

 — Хе-хе…

 — Что смешного?

 — Да нет… Просто напомнило мне первую уборку зимы Твайлайт… На субботник! На субботник! — пропел парень, проскакав под ритм. Единорожка задумалась и прыснула в копытце.

 — Действительно… интересно, почему Твайлайт тогда не сказала об этом случае? Почему, чтобы узнать о схожем косяке моей учительницы, мне пришлось преодолеть границу миров и оказаться в мире, где про ее приключения сняли сериал?

 — Меня не спрашивай, я до сих пор порой считаю, что просто поехал кукушечкой… А с чего мы заговорили про зимнюю уборку? — спросил человек, остановившись и взглянув на волшебницу. Та тоже встала и, некоторое время почесав копытом подбородок, вспомнила:

 — А! Сталлионоградские бараки. Так вот, у Сталлионограда суровые природные условия: потопы, землетрясения и ураганы. Порой некоторые дома рушатся, и приходится куда-то расселять пони. Вот они и приноровились строить быстрые типовые бараки на тридцать шесть квартир. Как правило, через несколько лет все уже расселяются в постоянные дома, но ваши выглядят довольно побитыми…

 — Ха… Я тебя расстрою, но это наши постоянные дома.

 — Я уже догадалась. Столько бараков могло бы появится, только при какой-нибудь лютой катастрофе вроде нашествия инопланетных параспрайтов… — волшебница передернулась, вспомнив что-то жуткое. — А почему памятник истории?

 — Большинство из этих домов старше нас обоих…

 — Многим домам в Кантерлоте века… да даже мой дом, за тысячу лет переживший лишь пару косметических ремонтов, не считается памятником истории…

 — Ну, про памятник я сказал для красного словца… но давай не будем сравнивать волшебную страну Эквестрию с коммунистическим СССР. Кантерлот строили сразу как столицу, после изгнания Найтмэр Мун. Причем сразу строился для придирчивых единорогов-аристократов, как жемчужина Эквестрии. Поэтому Кантерлот такой красивый и знатный город…

 — Это прозвучало как рогизм, — с обидой произнесла Старлайт, и, задрав голову, пошла дальше.

 — Что? — недоуменно спросил Киниш, побежав следом.

 — Предвзятость по отношению к единорогам. Думаешь, раз у нас есть рог, мы сразу изнеженные, повернутые на красоте, смотрящие на всех свысока зазнайки?

 — Пф-ф-ф… Конечно нет, Стар. Я так не считаю, но будем честны — в Кантерлоте живет много аристократов, а большинство из них такие. И большинство — единороги.

 — Я, если ты забыл, тоже единорог, и тоже оттуда! — еще сильнее обиделась единорожка и накинула на голову капюшон, пытаясь скрыть свой рог, но он высунулся из дырки в капюшоне, и волшебница с раздраженным стоном остановилась и опустила голову.

 — Не дуйся, рогатка, — улыбнулся парень и стянул с головы волшебницы капюшон. — Слушай, ты ведь совсем не такая. Я даже догадаться не мог, что ты из Кантерлота… В хорошем смысле, конечно… Ты очень хорошая пони, и уверен, что твои родители тоже не типичные аристократы, раз воспитали такую славную дочь, — успокоил волшебницу Иван, оставив внутри замечание: «Так хорошо воспитали, что их дочурка принудила город к равенству, а потом чуть не угробила Эквестрию, влезая в прошлое»…

 — Ладно… — успокоилась пони и продолжила разговор, который все никак не мог закончиться: — Итак, про красоту Кантерлота я и сама знаю. А с вами, что не так?

 — А… Наша страна некоторое время назад пережила несколько революций… Сначала у нас была монархия, потом социализм, а теперь… — парень задумался, пытаясь сообразить какой сейчас политический строй в его стране, но, не справившись, окинул окружающий пейзаж рукой, ляпнув: — Это…

 — Это как?

 — Точно, у вас ведь тысячи лет правят принцессы… Ну, начнем с того, что наши монархи правят по праву наследования…

 — Я знаю, что такое монархия. У Грифонов смена правителя происходит именно так.

 — Тогда ты могла догадаться, что не все из потомков будут хорошими правителями? — спросил Киниш и неспешно продолжил идти.

 — Благодаря последнему плохому правителю я и родилась, — ответила, двинувшись за человеком, Старлайт и, после немого вопроса Киниша, пояснила, — мятежники.

 — Отлично. Так вот, наши последние мятежники свергли монархов и «отдали власть в руки народа». Сменилась сама идеология государства — его основами стало всеобщее равенство, обязательный труд и отсутствие частной собственности. Только стоит напомнить, что люди в большинстве своем не очень хорошие — представь, что девяносто процентов пони это Флим с Флэмом, Трикси, — человек выдержал суровый взгляд волшебницы и поправил себя, — с поправкой на амулет аликорна естественно… еще есть та пони, имени которой я не помню… Та, что своровала ткань у Рэрити…

 — Я поняла, к чему ты клонишь, хватит уже принижать свой вид, — остановила человека пони. — И причем здесь, вообще, это? Как раз таки труд и равенство во всем помогло бы вам с такими людьми.

 — Дело как раз в том, что такие люди оказались выше остальных. Все принадлежит государству, вы пользуйтесь, но мы будем иметь больше выгоды с вашей работы, которая обязательна. Все должны были быть равными — и отличались только дачи высоких чиновников, а остальные ютились в таких домах. Причем большинство жили коммуналками, на три-четыре семьи…

 — Но можно же было все сделать красиво!

 — А зачем? «Вода — есть, еда — есть, одежда — есть, где спать — есть. Что еще нужно народу? Пусть радуются и благодарят за то, что обеспечены работой!» — сказал парень, выдав свой лучший голос чиновника. — Я, возможно, чуточку перегибаю, но по большей части так и было. Сопротивляться бесполезно — пропаганда, государство лезло в частную жизнь и сплошное доносительство. Вот так и оказалось что дома одинаковые и серые…

 — По-моему ты действительно перегибаешь палку. Сейчас все не так мрачно как ты описал… — засомневалась пони, но была перебита человеком:

 — У нас же недавно еще одна революция была. Новостройки выглядят уже более красиво. Да и честно говоря, у нас все-таки есть памятники архитектуры, но они не относятся к жилым домам.

 — Так бы и сказал: «это здесь дома одинаковые, у нас есть и лучше», а то ударился в полемику… «Равенство и обязательный труд, это плохо», — передразнила волшебница.

 — Я такое не говорил. Если руководят плохие или глупые люди — то цель неважна. Все равно все кончится плохо. Даже Сноуфол Фрост со своим «Пони работают усерднее, учатся и используют все свои способности на благо Эквестрии» в итоге перебрала и чуть не вернула вендиго. Да и ты… Впрочем, не будем об этом, — прекратил разговор парень, когда заметил, как дернулась от упоминания себя единорожка.

Несколько минут они шли в тишине. Расслабленная волшебница наслаждалась свежим ночным воздухом, иногда поправляя носочки, и думала о не сказанном. Парень теперь вслушивался в окружающую тишину и на всякий случай, смотрел по сторонам. Он уже жалел о своем согласии на прогулку, но если он теперь передумает, то обидит Старлайт. Наконец они уперлись в ограду парка.

 — Тупик. Нам что теперь домой возвращаться? — возмущенно спросила единорожка, на что Киниш подошел к ограде и, отодвинув один из прутьев, ответил:

 — Нет, Стар, прогулка только начинается.

Когда пони с человеком пролезли в парк, волшебница приятно удивилась. Казалось бы — обычный забор из прутьев, а разделял, будто два мира. Все было более ухоженным, чистым, и только тропинка от дыры в ограде да мощеная дорожка, к которой вела та тропа — вот и все человеческие следы.

 — Я так полагаю, об этом пруте знаешь не только ты.

 — Да, но заделывать его оказалось бесполезно. Вход в парк расположен с противоположной стороны, а люди всегда рационализируют свой путь, — завуалировал человеческую лень Иван. — А ворота здесь поставить гордость не позволяет.

По тропинке парочка дошла до дороги, свернула по ней направо и теперь просто свободно гуляла. Ради экономии, руководство парка выключало большинство фонарей ночью, а вот на клумбах и лавках они не экономили. Звонко цокая передними копытами, волшебница подошла к клумбе и понюхала фиолетовые цветы.

 — Мр-р-м-м-мр… какой запах… никогда не видела таких цветов, — млея, промурчала Старлайт, а Киниш пригляделся к цветам и отошел от клумбы на два шага.

 — Гиацинты — многолетняя луковичная трава, — вспомнил парень, глаза которого некоторое время смотрели вверх.

 — Да? Такие красивые, — протянула Старлайт, сорвала несколько цветочков и прожевала их. — М-м-м… и на вкус замечательные…

 — Их вообще для красоты выращивают, — заметил парень. Он, конечно, знал, что пони едят цветы, но не думал, что волшебница поест прямо с клумбы.

 — О, я знаю, для чего растут цветы в клумбах, но не смогла удержаться… Когда я путешествовала, порой приходилось щипать травку и есть всякий подножный корм, а эти цветы так заманчиво пахли. Голод не тетка, вы, я уверена, тоже сырое мясо есть начнете с голодухи… — ответила на замечание единорожка и прошла к следующей клумбе. Она снова принюхалась и попробовала цветок, вновь издавая нечленораздельные звуки.

 — Фиалка трехцветная, они же анютины глазки. Народное название Иван-да-марья, — снова блеснул знанием Иван, опять же, не подходя близко к клумбе.

 — Да? А это что за цветок? — спросила волшебница, начавшая что-то подозревать, подошла к следующей клумбе и, не глядя, ткнула в нее копытом.

 — А это — Глассес-Хмелюм-Ботлус. По-народному — бутылка пивная, которой тут явно не место, — ответил парень, прошел мимо ошеломленной волшебницы и достал из потрепанной клумбы воткнутую горлышком бутылку, после чего продолжил: — И кому так не угодили крокусы… А… А… А… Апчхи! Гребаная аллергия…

 — Откуда ты знаешь столько цветов? — спросила волшебница у человека, когда тот выкинул бутылку и вытер нос платком.

 — В капусте меня нашли… — пошутил Киниш, но волшебница шутку не поняла.

 — Что? Как?.. Почему? — в недоумении спрашивала она.

 — Потому что гладиолус… — снова пошутил парень, но, осознав, что Старлайт и эту шутку не поняла, принялся объяснять. — Помнишь, я рассказывал, где вырос? Садоводческое товарищество. Моя родня полностью оправдывала это название. Мы торговали цветами, молодыми хвойными деревьями, сами выращивали кое-что. Конечно же, меня решили обучить выращивать цветы и забили мне в голову некоторые знания — как правильно разводить картошку, как устраивать выгонку гиацинтов, как ухаживать за хвойными…

 — Но, у тебя же аллергия? Как ты…

 — Это уже, можно сказать, семейное… Она проявилась только со временем, когда организм охренел от всей этой пыльцы и решил что надо сходить с ума при нахождении рядом с цветами, — парень еще раз вытер платком нос и продолжил. — Так вот, мне вбили в голову знания о цветах, но применить их в семейном деле я не смог.

 — Аллергия.

 — Нет. Все гораздо веселее. Мы зарабатывали столько, что аллергию можно было и потерпеть. Но вот кое-кто, кто тоже торговал цветами, захотел торговать один. И у этого кое-кого были связи с властями этого города. Прошел где-то месяц и в ходе агрессивной политики, переборов и всего такого заниматься цветами мы могли только в убыток. А тем временем этот кто-то получал поддержку и послабления, за счет чего подмял под себя все.

 — Но, можно же было попытаться…

 — Стар, попытки тоже стоят денег. А в моей семье все стали аллергиками и решили уйти на покой. Может это не безбедная жизнь, в которой можно ни в чем себе не отказывать — но моя мать не работает, а живет лучше среднего, — объяснил Киниш и, под офигевший взгляд единорожки, подошел к следующей клумбе и понюхал цветок…

 — Ты… что?! — с явным скрежетом шестеренок в голове спросила Старлайт.

 — Тюльпаны… одни из немногих цветов которые не вызывают у меня аллергию. Сам не знаю почему… Еще точно знаю про розы, больше ничего не замечал… — парень сорвал ярко-оранжевый цветок, присел около волшебницы и, положив тюльпан за правое ушко Старлайт, принялся вплетать стебель в ее гриву.

 — Эй? Киниш! Ты… Чего? — возмутилась, фыркая и вертя головой единорожка. Пони даже несколько раз пнула его под колено, но человек все равно закончил свое дело и с улыбкой встал.

 — Сразу понял, что тебе пойдет, — с доброжелательной улыбкой ответил парень, похромал до ближайшей лавки, в урну рядом с которой, минуту назад, выбросил бутылку, и принялся растирать колено. Покрасневшая волшебница коснулась цветка кончиком копыта, слегка поникла и, сильно натянув капюшон, запрыгнула на лавку рядом с парнем.

 — Извини, — прошептала она, когда парень в очередной раз прошипел во время растирания.

 — Да ладно, откуда ты могла знать, что у меня болит именно это колено. — Человек еще раз улыбнулся, глядя на пони, но, не разглядев под капюшоном мордочки, вернулся к растиранию. Спустя полминуты тишины Старлайт подняла взгляд и, в просвете между деревьев, увидела ночное небо.

 — На вашем небе звезд нет…

 — Они есть, но их просто не видно. В городе очень много освещения, из-за чего происходит световое загрязнение. Свет рассеивается в нижних слоях атмосферы, затмевая звезды… — объяснил человек и с грустью посмотрел на небо.

 — Дома всегда видно звезды… Зачем вам столько освещения, ведь звезды и так дают много света? — полюбопытствовала волшебница, на что парень пояснил:

 — Смотри, Стар, у вас есть две богини контролирующие небосвод. И одна из них занимается ночным небом — ваше небо прекрасно, покрыто мириадами звезд, созвездиями и прочим. Ваша луна яркая настолько, что отсутствие солнца вам не сильно помешало бы. Наше же небо… Как вечнодикий лес, — предположил Иван, вызвав заинтересованный взгляд волшебницы. — Абсолютная чернота, на которой веками, находящиеся на своих местах звезды: яркие как солнце, но находящиеся очень далеко, и не дающие тепло. Наша луна светит лишь потому, что отражает солнечный свет — и то это происходит не всегда.

 — У нас тоже существуют циклы луны… они, правда, не зависят от солнца…

 — Все равно ваша луна ярче, — перебил парень, а потом, печально выдохнув, взглянул на небо и прикрыл глаза, — как сейчас помню. Я на даче, пока еще меленький — смотрю на небо и вижу множество огоньков… они завораживающе светятся… а на улице темнота, даже луна решила не показываться, чтобы не нарушить это зрелище… — парень снова выдохнул и открыв глаза погладил волшебницу. — Я порой, возвращаюсь к этим воспоминаниям, чтобы продержаться еще пару дней.

 — И как так жить… — сказа Старлайт, потираясь о гладящую ее руку.

 — В смысле? — не понял Киниш.

 — Дикая погода, дикое небо, дикие люди… когда все многолетние труды могут пойти насмарку из-за чьей-то жадности или зависти… — пояснила пони, вспоминая все несправедливости упомянутые в прогулке.

 — Мечты, Стар… Мечты…

 — И о чем ты мечтаешь?

 — Ну…

 — Не нукай. Отвечай четко и по существу, ведь у тебя есть мечта? — командным тоном спросила единорожка

 — Хочу покинуть город. Жить в тишине и покое, в отдельном домике на свежем воздухе. Хочу заниматься тем, что мне любо. Завести парник для овощей, несколько яблонь или груш. И, конечно же, много-много времени для чтения…

 — Звучит так, будто ты хочешь поселиться в Эквестрии…

 — Почему? — без особого удивления осведомился парень.

 — Все пони делают то, к чему у них талант. Спокойные места со свежим воздухом, возможность завести садик, без всякой химии и на плодородной земле…

 — Да… вроде я уже говорил — когда-то я мечтал побывать у вас... но сейчас нет. Блин, да пару лет назад я убил бы за такой шанс… — Киниш почувствовал, как от его слов напряглась Старлайт, и погладил ее по спине, — пару лет назад — да. А сейчас… зачем я там нужен? Да и догадываюсь, что меня будет ждать: попаданец, как камень, брошенный в воду, создаст волнение и притянет к Эквестрии новые беды…

 — Пф-ф-ф… Да какие там беды… максимум что будет — поучаствуешь в паре приключений со всеми, подерешься с Дэш, напугаешь Флаттершай, напьешься с Эйджей, Рэрити сошьет тебе одежду, а Пинки закатит огромную вечеринку в твою честь, — на одном дыхании выдала единорожка, после чего парочка не смогла сдержать смех.

 — Ты когда успела столько фанфиков прочитать, раз стала знатоком штампов?

 — Сам виноват — рассказал про штампы в фанфиках, я и решила глянуть их список. Особенно порадовал табун из все-е-ей шестерки… и половины Понивиля, — с ехидной улыбкой ответила парню Старлайт, после чего стала приближаться к его лицу, часто моргая, но Киниш поймал пони в почесывающий шейку захват, отчего та разомлела и растеклась по лавке.

 — Это еще одна причина, по которой я останусь жить здесь — мне все-таки нравятся человеческие девушки.

 — А, если бы у тебя была возможность свободно шастать между нашими мирами? — промурчала волшебница на коленях парня. Тот ненадолго задумался и ответил:

 — Если я смогу посещать Эквестрию без шансов «И в Эквестрию люди на танках за ресурсами ломанулись», то я был бы рад.

 — Вот и договорились, — сказала волшебница, кое-как подняв из своего положения копыто в одобрительном жесте. — Но смотри, если откажешься, я найду тебя и пущу на кексы.

 — Да-да, мечтай. Все знают, что кексы лучше выходят из понины, — ответил парень, обрадованный тем, что Старлайт очень быстро привыкает к человеческому идиотизму.

 — Молодые люди? — вмешался в их идиллию пьяный голос.

Волшебница резко поднялась с колен парня, чуть не лишив того глаза, и оглянулась на голос. Из непроходимых кустов, на обозрение парочки вышло тело в приподнятом настроении. Это был типичнейший фольклорный персонаж современных мифов и легенд — запойный алкоголик. Отличным от остальных фольклорных персонажей, его делала необычная внешность: золотистые волосы, часть которых собрана в хвост; густая, не очень длинная, прямая борода; не слишком старое лицо, тем не менее, покрытое морщинами; очень сильные серые глаза под густыми бровями. Мужчина был на голову выше Киниша и в пропорциях шире него. На нем была серая футболка, с узором, явно нанесенным обычными красками, и свободные штаны, замеченные в родстве с шароварами. На ногах были сандалии, а за спиной был объемный рюкзак.

 — Молодые люди? — дойдя до лавки, повторил вопрос мужчина. Он заглянул в урну и, со словами «Оп, еще немного стеклотары», убрал стеклянную бутылку в сумку. — Молодые лю… мадам, — уже более ровно сказал мужчина, увидев Старлайт, и поклонился кобылке. Та в ужасе затянула капюшон, оставив открытыми только глаза, и постаралась спрятаться за парнем. Тот успел несколько побледнеть, но уже успокоился, осознав, насколько сильно и долго мужчина пьян.

 — Да? — вежливо спросил парень, готовый, если будет надо, рвануть подальше вместе с волшебницей. Мысль сваливать прямо сейчас в его голову почему-то не пришла.

 — Мадам, Мсье… Прошу извинить меня за прерванную романтику, но… Ик!.., но не найдется немного рублей, на нужды… помощи бродячему живописцу?

Волшебница уже целиком скрылась за спиной парня и теперь пыталась соорудить из его волос небольшое укрытие. Парень, уже целиком отойдя от первичной паники, порылся по карманам джинсов, выудил горсть мелочи и отдал их мужчине.

 — Мерси баку, — поблагодарил он и на ладони пересчитал мелочь. — Рубь… два… семь… семнадцать… восемнадцать… двадц… Ик! три… сорок… писят… боже благослови десятирублевые монеты! Спасибо молодой человек, — вновь поблагодарил мужчина и обоими руками, пожал Кинишу руку.

 — Да… не за что… — ответил парень и спросил в спину уже уходящему художнику: — а разве сейчас торгуют?

 — Спрос рождает… Ик!.. продают…

Когда мужчина скрылся за первыми деревьями, волшебница высунулась из-за парня и в недоумении посмотрела на него.

 — Ты дал алкоголику на выпивку?

 — Да… Нам очень повезло, что он не понял, что ты… АЙ! — вскрикнул он, когда волшебницу ударила парня копытом.

 — Ты идиот. Теперь понятно, почему ты называешь всех вокруг идиотами, ты ведь не лучше!

 — Что? — не понял парень потирая плечо. — Между прочим это больно. Ой! — вновь воскликнул он, когда пони стянула капюшон и ткнула в плечо рогом.

 — Ты. Дал. Денег. На выпивку. Алкоголику… — отчеканила Старлайт, сопровождая каждое слово очередным тычком рога. — Это все равно что… Не знаю… Например, пустить к ребенку перевертыша!

 — Ну…

 — Не нукай тут! А ну бегом за ним, нужно оказать ему помощь…

 — В смысле? Чего? Да он не просыхает неделями небось! — в недоумении отпирался парень.

 — Тем более, надо помочь ему!

 — Стар, это тебе не Эквестрия, тут такие вторжения не приветствуются! — объяснил Иван.

 — Да, но я — Эквестрийка. Мне помогли встать на правильный путь. И ты меня не бросил, хотя мог выгнать или сдать на опыты, — высказала все что думала волшебница. Сняв капюшон, она с мольбой посмотрела парню в глаза.

 — Но… Эх, ну ладно. Но говорить с ним будешь ты… И что ты будешь делать, когда он поймет что ты не человек?

 — Он пока еще пьян, а если и поймет — ему все равно никто не поверит.

 — Узнаю бывшего мэра Равнограда… — с улыбкой произнес парень, поднявшись с лавки и дергая левой ногой до хруста суставов.

 — Ой, да заткнись ты, драконище кожаный, — парировала волшебница соскакивая с лавки.

Как правило, пони и трезвый человек бегут куда быстрее, чем идет рядовой пьяница, но сегодня, темпоральнопространственные искажения решили играть не по правилам, из-за чего парочка догнала медленно бредущего художника практически у ворот. Старлайт посмотрела на своего человека, тяжело дышавшего из-за спокойного образа жизни, не терпящего внезапных забегов, чуть разочарованно фыркнула, и позвала мужчину:

 — Сэр!

Мужчина остановился и развернулся на голос. Сперва он вопросительно уставился на парня, но когда шестеренки в его голове сопоставили голос Старлайт с голосом Киниша, он принялся вертеть головой, ища его источник.

 — Сэр? — вновь обратила на себя внимание волшебница, и мужчина, наконец, посмотрел вниз. Увидев рядом с собой единорожку, мужчина попятился, потерял равновесие и упал на пятую точку. Рассмотрев мордочку единорожки, он схватился за голову и простонал:

 — У-у-у… цветастые белочки…

 — Сэр? — вновь в недоумении переспросила Старлай, после чего шикнула на Киниша, который не смог удержаться от смеха…

 — Ха-ха… Нет, я, конечно, поначалу, считал, что у меня проблемы с головой… но нет, просто моя подруга хочет поговорить с вами… ну… — тут у парня в глазах появилась пустота, свойственная ему в моменты когда его поест мыслей сходил с рельс из-за отсутствия оных, так что кобылка подменила его:

 — Сэр, я хотела поговорить с вами о вреде алкоголя, — оба присутствующих человека опомнились и посмотрели на единорожку.

 — Что? — спросил мужчина, рефлекторно нахмурившись… Да, может это белочка, но эту реплику он прекрасно понимал.

 — Алкоголь, в малых количествах, может действовать раскрепощающе. Он даже может оказать положительное влияние на здоровье. Да и, чего уж греха таить, помогает забыться… — Волшебница на некоторое время уставилась в свои ноги, вызвав недоуменно поднятую бровь у Киниша, а потом топнула копытом и продолжила. — Но это не выход. Разве у вас нет друзей или семьи, которая могла бы вам по…

В этот момент единорожка замолчала, ведь мужчина встал и смотрел прямо на нее. Он подошел к кобылке и протянул к ней руку. Старлайт зажмурилась, но мужчина просто положил руку на ее голову и потрепал ей прическу. Когда она открыла глаза и посмотрела на него, она увидела в его глазах грусть, а на лице улыбку.

 — Цветная рогатая белочка, — с веселым недоумением в голосе сказал мужчина и, повернувшись на одной ноге, быстро пошел к воротам. Пони посмотрела ему вслед, резко развернулась и поскакала мимо Киниша. Тот догнал ее только у лавки, где они сидели, и принялся ее успокаивать:

 — Ты хотя бы пыталась…

 — Ты не понимаешь… попытки ничего не значат — я ничего не смогла ему доказать…

 — Нет, попытки очень много значат. Вдруг он задумается над своей жизнью? А даже если ты не повлияла на него, то повлияла на меня — в следующий раз я не буду так отпираться подобной ситуации.

 — Зачем вообще люди пьют? В смысле много и долго?

 — Это абсурдно, но некоторые пьют, потому что им совестно…

 — За что же им совестно? — со сквозящим скептицизмом спросила Старлайт.

 — За то, что они пьют… — уныло ответил парень… Волшебница промолчала на это заявление, а потом нахмурившись посмотрела на начавшего смеяться парня.

 — Что тут смешного?

 — Да, просто совместив тему про «Одинаковые серые дома» и вред алкоголя, мне вспоминается одна новогодняя история…

 — Новогодняя?

 — Да, может сейчас не тот сезон, но ее смотрят каждый новый год… — парень на мгновение задумался и начал пересказ Иронии Судьбы с цитаты: — До какой нелепости доходили наши предки. Они мучились над каждым архитектурным проектом. А теперь во всех городах возводят типовой кинотеатр…

Спустя полчаса после окончания истории, парочка уже была рядом с домом. Не наблюдая сквозь ряд деревьев чьего либо присутствия у подъезда, они быстро промчалась до двери, и под громкий электронный писк замка Киниш пропустил Старлайт вперед. Зайдя следом за ней, парень столкнулся с замершей в ужасе волшебницей и оглядел помещение.

 — Ой, ма-а-ам! — на весь подъезд прокричала соседская девочка, ожидающая свою мать, неспешно спускающуюся по лестнице. — Ма-а-ам, а можно я поняшу поглажу?

Парочка сравнялась в степени бледности с серыми стенами подъезда, что было особенно странно в отношении сиреневой Старлайт. Женщина прищурилась и посмотрела на человека с пони, которая мгновением ранее накинула капюшон и ссутулилась.

 — Какая поняша? Ты что, с ума сошла? — скрипучим голосом возмутилась мать и, подойдя к почтовым ящикам, подтянула девочку к себе.

 — Ма-а-ам, ну можно? — девочка подбежала к матери, которая схватила ее за руку и повела к почтовым ящикам.

 — Нет! — ответила она, открывая ящик. — Сначала купят собаку, а потом мучают ее, одевая во всякое…

 — Ма-а-ам, ну это же не собака, это пони!

Парочка уже отошла и решила воспользоваться ситуацией, чтобы сбежать. Они прошли к лестнице и стали подниматься.

 — Пони не так выглядят, это собака.

 — Нет мам, у нее копыта, она разноцветная и очень красивая… — начала перечислять девочка, от чего Старлайт слегка покраснела и оглянулась на ребенка. Девочка заметила внимание пони и помахала ей рукой: — пока, поняша!

Волшебница отошла на шаг, смутилась, но тоже махнула копытом девочке. Парень в ужасе потянул единорожку за собой.

 — Мам, смотри, пони мне машет!

Парень уже подхватил пони обоими руками и понес с лестницы, как вдруг услышал шлепок.

 — А ну не выдумывай! И не перечь матери. А этот живодера еще бог проучит!

Вслед за подзатыльником и тирадой матери послышался тихий плач. Иван поставил волшебницу на пол и повернулся в сторону женщины. Он уже набрал воздуха в грудь, чтобы осудить поведение этой горе-мамаши, но волшебница его опередила. Она выглянула из-за угла, чтобы видеть женщину, осмотрела помещение и зажгла рог. Парень сперва испугался, увидев выражение мордочки кобылки, но та лишь опустила на голову женщины стопку газет, постоянно торчащую на почтовых ящиках. Причем опустила не с размаху, а тихо, чтобы было поучительно, но не так больно. Тем не менее, она согнулась, держась за голову, а девочка принялась ее успокаивать. Прошло немного времени, мать извинилась перед дочерью, они обнялись и с улыбкой вышли на улицу.

 — Молодец, — с улыбкой похвалил волшебницу парень, после чего сменился в лице, схватил ее подмышку и понес к двери.

 — Эй? Ты чего? Прекрати! — залепетала Старлайт, начав размахивать конечностями.

 — Я тебе прекращу! Нет, я, конечно, думал глянуть, пойдет ли мне белизна в волосах, но не таким же методом!

 — Но она вела себя плохо с девочкой! Что я должна была делать?

 — Я бы и сам мог высказать ей все… Нашлась тут, мстительница в носочках… — после этой реплики волшебница успокоилась, да и человек ее уже донес до двери. Поставив кобылку на пол, он принялся искать ключи… открывшаяся парой этажей выше дверь не то что напугала парня, но заколебала его, и со словами «ну, что еще может случиться сегодня?» парень нашел ключ и наконец вошел в квартиру, предварительно впихнув туда неторопливую единорожку.

 — Чего ты такой нервный? — с улыбкой спросила Старлайт у Киниша, который прошел в спальню, на ходу стягивая обувь.

 — Например, то, что за время ночной прогулки мы встретили трех человек, каждый из которых потенциально мог устроить нам проблемы? — предположил он, стягивая с себя носки. Волшебница задумалась, потом посмотрела на свои задние ноги и одной вспышкой рога очистила носочки от налипшей земли. Удовлетворенно улыбнувшись, она запрыгнула на диван, как кошка притоптала одеяло и, сняв кофточку, легла в свое импровизированное гнездо.

 — Спасибо… — сказала Старлайт, уткнувшись носиком в свой хвост.

 — Что? — спросил парень, замерев в процессе стягивания футболки.

 — Спасибо. За прогулку… за то, что пошел у меня на поводу с тем мужчиной… и за то, что остановился на лестнице… Я уже начала думать, что ты вообще не смотришь на окружающих…

 — Эм… Не за что? — смутился Киниш и, стянув с себя футболку, принялся за штаны. Посмотрев на кобылку, чей взгляд скользил по нему, он указал ей головой на дверь, подкрепив жест словами: — Ты не выйдешь?

 — Нет, — сказала она, повертев головой, а потом, когда осознала, зачем ее выгоняют, вскочила со своего места, смущенно ускакав на кухню, повторяя: — О! О! О!

После ухода кобылки парень быстро переоделся и проверил сумку. Посмотрев на часы, он понял, что можно посидеть на дорожку, и прошел на кухню. Предусмотрительная единорожка протянула парню чай.

 — Итак… Я тебя смущаю? — хитро прищурившись спросила она, вызвав фонтан брызг изо рта человека, из-за которого ей пришлось, ойкнув, откинуться на стуле.

 — Кхе-кхе… С чего ты взяла? — спросил парень, но ответом была лишь поднятая бровь вытершейся волшебницы. — Эм… Ну, ты в конце концов кобылка…

 — Кто-то говорил, что пони его в этом смысле не интересуют? — с улыбкой спросила она.

 — Не интересуют. Тут другое… Это… Сложно? — скривив лицо и запинаясь, попытался объяснить Киниш, после чего резко допил чай, вновь закашлявшись, и, воспользовавшись необходимостью идти на работу, сбежал от разговора. На улице он посмотрел в окно и увидел ехидно машущую ему Старлайт. Парень выдохнул, помахал ей и показал, чтобы она скрылась. Та наиграно обиделась, но отошла от окна.

 — Надо будет разобраться с этим… — сказал он сам для себя, двинувшись к остановке.