Автор рисунка: Noben
Глава 8: Оплот Глава 10: Новая команда

Глава 9: Кровавые Ястребы

Каких-то несколько секунд Шайнинг, оторопев, пялился в небо, а затем обернулся ко мне и быстро заговорил:

— Значит, так. Мне придется тебя им представить, а потому ты должен уяснить несколько вещей. Первое: грифоны не утруждают себя соблюдением этикета, и если ты захочешь их красиво поприветствовать или о чем-то вежливо попросить, то сразу отбрось эту идею – тебя не станут даже слушать. Говори кратко, ясно и по делу. Второе: грифоны уважают только тех, кто не боится показать свою силу. Даже если это выражается в наглом обращении и задранном носу... то есть клюве. Иначе говоря, если ты никому не хамишь – ты слабак, либо вынужден будешь доказывать обратное своими действиями.

— Короче говоря, их отношения строятся на кидании понтов? – Хмыкнул я.

— Именно так. Но к разумным аргументам они, как правило, прислушиваются. – В этот момент силуэты грифонов на фоне ночного неба стали гораздо ближе, и первые их обладатели уже начали, пикируя, спускаться под полог леса. Мгновенно формируясь в крылья и звенья, грифоны грациозно наворачивали в воздухе широкие круги, спускаясь к плацу, а новые все продолжали прибывать. Я насчитал шесть звеньев по три крыла в каждом, то есть пятьдесят четыре грифона. Если верить всему, что мне говорили про их боевые навыки, то это был очень крупный отряд.

Приземляясь на плацу, грифоны ломали летное построение и собирались в обычную шеренгу, в то время как трое, спустившиеся сквозь прогалину в кронах последними, спланировали на землю на некотором расстоянии от своих сородичей. Летевший в центре грифон был явно несколько крупнее остальных.

Пока мы с Шайнинг Армором шли вдоль края площадки, все грифоны успели выстроиться в три ряда по семнадцать пернатых в каждом, а по периметру плаца уже собралась толпа любопытных пони, которая все увеличивалась. Знаком попросив меня следовать за ним, Шайнинг свернул к центру поля, где, гордо выпрямившись, стоял тот рослый грифон и что-то вдохновенно втолковывал своим подчиненным – несложно было догадаться по его тону, что это именно его подчиненные. Впрочем, заметив приближающегося Армора, он поспешил закончить свои наставления и гаркнул «Вольно!». Грифоны тут же перестали стоять так ровно, словно проглотили по швабре, и сбились в группки, оживленно беседуя, а их командир повернулся к нам.

В глаза сразу бросался его рост: он был на полторы головы выше любого пони, доставая макушкой мне почти до ключиц, в то время как самые высокие жеребцы достигали максимум нижних ребер. Да и остальные грифоны были ненамного его ниже. Крылья у этих полульвов-полуорлов были намного больше и крепче, чем пегасьи, а под львиной шкурой перекатывались тугие мускулы – прирожденные охотники и летуны! Пальцы орлиных лап заканчивались грозными двухдюймовыми когтями, а мощные клювы были у кого-то изящно изогнутые, а у кого-то горбатые, но у всех одинаково крепкие и острые. У каждого грифона на спине был чехол с компактным арбалетом, под одним крылом крепился колчан с болтами, а под другим висели ножны с кортиком, длиной около локтя. Кроме того, у каждого на основании шеи был повязан ярко-красный платок, видимо, означавший их принадлежность к отряду.

Как только мы приблизились к грифоньему командиру на расстояние нескольких шагов, тот гаркнул:

— Шайнинг, ну наконец-то! Пока от тебя дождешься хорошего приема, все перья повыпадают!

— Скирт, ты? – Изумленно и обрадованно спросил Армор. – Вот так встреча! Я думал, тебя больше уж ни в одну вылазку не отпустят после того случая.

Скирт хохотнул и по-свойски хлопнул жеребца по спине, постаравшись, однако, не зацепить его когтями.

— Ну уж нет, никуда ты от меня не денешься, Белоснежка! Тут намечается знатная заварушка, а где заварушка, там мои парни. Король это знает и не стал запрещать нам лететь сюда. Кто, если не мы, защитим вас, слабых и немощных?

— Вот уж не поверю, что ты по собственной инициативе сюда притащился, — в тон ему съязвил Шайнинг. – Это же надо задницу от койки оторвать! Небось, голова кружилась, когда в воздух-то поднялся!

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что эти двое давние друзья. По собственным словам Шайнинга, ни один грифон не потерпел бы в свой адрес такие оскорбления. Да и остальные пернатые, слушая эту перебранку, довольно гоготали, явно привычные к таким «представлениям». Тут Скирт заметил меня и насмешливо поинтересовался у Армора:

— Что это за дылду ты с собой притащил? Он у вас тут фонари по веткам развешивает, что ли?

Раздался новый взрыв смеха со стороны отряда грифонов, а я, памятуя наставления Шайнинга, нагло заявил:

— Да ты просто ростом не вышел, вот тебе и кажется дылдой любой, кто выше табуретки!

Грифоны захохотали еще громче, к ним присоединились также Шайнинг Армор и несколько Стражей, которые наблюдали за нами, стоя неподалеку. Скирт нахмурился, наверное, решая, не дать ли мне в морду, но потом расплылся в ухмылке.

— А ты за словом под крыло не лезешь, а, парень? Как тебя зовут?

— Скирт, знакомься, это Дрейк, один из моих новых бойцов, — вмешался отсмеявшийся Армор. – Дрейк, это Скирт, мой старый знакомый и глава отряда Кровавых Ястребов.

— Так точно! – Грифон гордо окинул орлиным взором свою пернатую ораву. – Самые быстрые крылья и самые острые когти королевства!

Я склонил голову, как бы отдавая дань уважения его воинам, за что удостоился одобрительного взгляда от Скирта. Затем он повернулся к единорогу:

— Так что, дружище Армор, ты выделишь нам несколько палаток, или нам придется вить себе гнезда на деревьях?

— Разумеется. Я уже об этом позаботился. – Шайнинг махнул копытом в сторону одной из дорог, соединявших центр лагеря с воротами. – Вот по этой улице второй справа сектор палаток весь в вашем распоряжении. Я также приказал оборудовать там отдельную походную кухню.

— Отлично! Значит, не придется поститься из-за вас, травоядные неженки!

— Вот встанет тебе однажды кость поперек горла, пожалеешь, что не был вегетарианцем, — хмыкнул в ответ Армор.
— Мы же грифоны, дубина. Где ты видел орла, который жрет мясо вместе с костями?

— Ничего с ним не случится, Шайнинг, — обнадежил я капитана. – Я лично буду съедать половину его порции, чтобы у него стало вдвое меньше шансов подавиться.

Кровавые Ястребы снова разразились хохотом, а Скирт заинтересованно глянул на меня:

— Мясоед, а? Вот и правильно, нечего пихать в желудок траву, когда можно наградить его вырезкой!

Что ж, подумал я, по крайней мере, Винд Арчер оказался прав – то, что я ем мясо, однозначно прибавило мне в глазах грифонов еще один плюсик.

— Дрейк, ты можешь быть свободен, — обратился ко мне Армор, в то время как Скирт снова согнал своих грифонов в шеренги и хрипло орал им какие-то приказы. – Завтра у нас будет нелегкий день, и тебе лучше быть отдохнувшим. – Я кивнул, и он добавил: — Ты отлично сумел настроиться на его волну! Можешь быть уверен, это нам не раз пригодится.

— И в чем же?

— О, я скажу тебе. – Шайнинг бросил взгляд вслед удалявшимся грифонам. – Понимаешь, Скирт – опытный командир, и он уверен, что всегда знает, как лучше всего распорядиться своим отрядом. Но в самом скором времени мне понадобится, чтобы его бойцы исполняли МОИ приказы. Как ты можешь догадаться, этого будет не очень легко добиться.

* * *

На завтрашний день, примерно через три часа после рассвета в командном шатре за столом собралась разношерстная компания: Шайнинг Армор, который, несмотря на проведенную на ногах ночь, выглядел бодро; взъерошенная Эпплджек, не бросавшая попыток поправить сползшую резинку на хвосте; Скирт, со скучающим видом что-то выковыривавший из зазубрины на клюве; и, конечно, ваш покорный слуга, который был сыт, чист, не заспан и вообще, всем доволен, а потому сидел смирно. Кроме нас, в палатке также присутствовали четверо солдат – по двое пони и грифонов. Если пернатые и испытывали к своим травоядным коллегам какое-то презрение, касавшееся их боевых навыков, то виду не подавали, так как были отлично вышколены.

— Я не буду расшаркиваться и сразу перейду к делу, — начал Шайнинг. – Я собрал вас здесь, чтобы принять решение относительно того, когда мы вступим в первую нашу битву против воинства Архитеона.

Скирт мгновенно бросил ковыряться в клюве и выпрямился, а Эпплджек осторожно поинтересовалась:

— Но что я-то тут делаю? Я же ничего не смыслю в военном деле.

— Возможно, — согласился единорог, — но я решил тебя уважить и позволить тебе высказать свои соображения, потому что эта битва будет иметь к тебе самое непосредственное отношение. Видишь ли, мы собираемся штурмовать Понивилль.

Рыжая ковбойша так и застыла с открытым ртом, а я принялся усиленно соображать. Следовало сразу отбросить предположение, что битва планируется в связи с появлением у Стражи козыря в виде меня: стратегическую доктрину, в отличие от тактической, нужно вырабатывать очень тщательно и неторопливо, следовательно, эту идею Шайнинг вынашивал уже не один месяц и успел все как следует продумать. С другой стороны, то, что он намерен выбрать дату атаки уже сегодня, показывает, насколько удачно для него сложились обстоятельства – одновременное появление грифоньего отряда и меня поспособствовало тому, чтобы штурм не был отложен еще на пару-тройку недель. В лагерь прибыли свежие силы, дающие преимущество над противником, и надо ими воспользоваться, пока враг про них не узнал и не подготовился соответственно. Но помощь грифонов была запрошена совсем недавно, что означало: у Шайнинга есть веские причины провести эту битву как можно скорее.

— Ты сначала ставишь вопрос о времени, и только потом планируешь заняться тактикой, — озвучил я свои мысли. – В чем причина спешки?

Шайнинг нахмурился.

— В том, что этот узурпатор Архитеон решил, что ему дозволено все! Его невыносимо раздражает, что одна из Хранительниц не только сумела от него ускользнуть, но еще и свой Элемент с собой прихватила. И он отыгрывается на ее родной деревне. Вдобавок к комендантскому часу, который установлен по всей стране, он ввел в Понивилле пайки. Жителям ежедневно выдают суточную порцию еды, и это дает Архитеону еще одно преимущество: если кто-то ведет себя неугодно королю, его имя отмечают и выдают ему урезанную порцию, а то и вообще не выдают несколько дней. Единороги все до единого посажены под замок, за пегасами ведется надзор, а земных заставляют выполнять тяжелую работу. – В этот момент я явственно услышал скрип зубов Эпплджек. – И с каждым днем становится все хуже и хуже. Я больше не намерен давать этому самозванцу издеваться над простыми пони! Теперь у нас есть подкрепление, и я не собираюсь терять ни минуты зря.

Я кивнул и принялся переваривать услышанное, а Скирт призывно постучал когтем по столешнице, оставляя на той заметные выбоины, и изрек:

— Всем понятно, что штурм – дело решенное. Вопрос же времени состоит только в том, за сколько наши подчиненные сумеют собраться и быть в полной готовности для похода. Для своих птенчиков я отвожу на это сутки – проверить снарягу, провести несколько тренировок воздушного и наземного боя, а затем немного отдохнуть. А как обстоят дела у тебя, Армор?

— Около двух суток, — подумав, ответил тот. – Сутки на то же самое, что перечислил ты, еще сутки – на сворачивание лагеря и снаряжение обоза.

— Обоза? – переспросил я. – Ты рассчитываешь разбить новый лагерь уже в Понивилле? Это рискованный ход, ведь можно и проиграть битву.

— Если мы ее проиграем, — медленно произнесла Эпплджек, — то не будет иметь значения, где будет лагерь. Архитеон наверняка пришлет еще одну ораву своих головорезов и уничтожит Стражу, всех до единого.
Шайнинг утвердительно кивнул.
— Так что варианта у нас всего два: победить или быть побежденными. Я предпочту оптимистичный взгляд на вещи и стратегию нашу буду строить исходя из того, что мы победим в этом сражении. Поэтому лагерь будет свернут. Кстати, а как насчет тебя? – внезапно спросил он, глянув мне в глаза. – Сколько времени тебе нужно на подготовку?

Я усмехнулся:

— В армии, где я служил, в условиях боевых действий принято, поднявшись по тревоге среди ночи, суметь полностью экипироваться и проверить оружие за полторы минуты, так что не волнуйся об этом. Но есть одна загвоздка.

Загвоздка моя состояла в том, что накануне я раскинул мозгами и путем нехитрых расчетов пришел к выводу, что две-три жаркие стычки приведут к полному исчезновению у меня боеприпасов. Конечно, можно было бы тогда примотать скотчем к стволу винтовки нож и использовать ее как копье и дубинку, но мне очень хотелось бы избежать подобного применения своего оружия. И я, как мне показалось, нашел выход, хотя расчет был на «авось обойдется». Но на другие варианты в мире, где самым продвинутым оружием был арбалет, не приходилось.

— Мне нужен единорог, в совершенстве владеющий заклинанием дублирования или вроде того. Я зависим от своего боекомплекта, и мне не хотелось бы, чтобы он кончился в разгар драки.

— Боекомплекта? – каркнул Скирт. – Следует ли это понимать так, что у тебя есть дальнобойное оружие?

— Следует, — сказал Шайнинг. Потом, вновь повернувшись ко мне: — Хорошо, я пущу по лагерю весточку... Эй, солдат! – Махнул он копытом одному из стражников-жеребцов. – Ты слышал, что нужно нашему другу. Найди моего связного, и пусть он найдет подходящего мага.

Когда стражник покинул шатер, Скирт спросил:

— Но почему тебе нужно обязательно магическое дублирование?

— Вряд ли вы за полсуток сумеете собрать станок, который будет производить такие заряды. – Я вытащил из кобуры МП-7, выщелкнул из магазина патрон и кинул грифону. Тот ловко сцапал его в воздухе и принялся рассматривать.

— Свинец, — пробормотал он, поскребя когтем по пуле, чем немало меня удивил. Это же надо, распознать металл, просто его пощупав! – Тяжелый, мягкий металл. Чтобы кого-то убить такой маленькой штучкой, нужен очень мощный метательный предмет, и при этом он настолько невелик, что ты носишь его на бедре... – Скирт катнул патрон по столу обратно ко мне. – Знаешь, если твое оружие действительно настолько... продвинутое, я готов поверить россказням Шайнинга, что ты, мол, сумеешь склонить чашу весов на нашу сторону во время боя.

Я был благодарен ему, что он не принялся подробно расспрашивать меня о моем оружии и не стал просить винтовку, чтобы разобрать ее на винтики. Ведь смог бы, зуб даю!

— Со сроками подготовки мы определились, — вернул нас к исходному разговору Шайнинг Армор. – Двое суток, начиная с сегодняшней полуночи. Остаток этого дня мы потратим на разработку тактики, а послезавтра ночью я хочу видеть готовую к выступлению армию. Вы пока можете заняться своими делами, а я соберу офицерский состав. Через час снова встретимся здесь.

* * *

Вечером, когда на небосклоне уже начали загораться звезды, я вышел из штабной палатки и опустился на землю, где трава росла погуще. Позади были долгие часы совещаний, дерзких предложений, стучания копытами и кулаками по столу, яростных протестов и всего прочего, что бывает на военных советах. Я не преминул подкинуть Шайнингу пару идей, основанных на принятых в американской армии тактических приемах. Если бы здесь был мой командир, он тут же потащил бы меня на трибунал за разглашение секретных сведений... Так или иначе, все присутствовавшие сочли мои советы весьма полезными и учли их при составлении плана действий. Теперь оставалось только ждать. Но для себя я решил, что нужно попросить Шайнинга создать небольшой отряд мне в сопровождение. Способности единорогов и пегасов открывали передо мной, снайпером, поистине широкие возможности: пегасы могли вести воздушную разведку, а колдуны были способны свести на нет грохот выстрелов и даже сделать меня полностью невидимым.

Но сейчас я решил отдохнуть от всех этих расчетов и просто глядел на темнеющее небо, позволяя мыслям свободно блуждать. Чертовски интересно, что произошло там, в той деревушке, после того, как я загадочным образом испарился из-под обломков башни? И как соотносится течение времени тут, на этой планете, и на Земле? Пришла ли уже похоронка моей семье или я все еще числюсь пропавшим без вести?

Сзади зашуршал полог шатра, выпустив наружу звуки оживленного спора, и на траву рядом со мной опустилась Эпплджек.

— Что там? – спросил я, продолжая смотреть на небо. Глаза искали привычные созвездия, но не находили, и от этого становилось почему-то даже более грустно, чем от самого факта, что я здесь находился.

— Взахлеб обсуждают возможное сопротивление. Ты их своими замечаниями удивил больше некуда – они ведь за эти три года успели почувствовать себя настоящими вояками, знающими, как и что, — ЭйДжей позволила себе легкую улыбку. – А тут заявляешься ты, обычный рядовой, и затыкаешь офицеров за пояс. Думаю, как ты себя в бою покажешь, тебя тут же в капитаны произведут.

— Вот уж чего не хватало, — фыркнул я. – Командование другими – это большая ответственность, пусть этим занимаются те, у кого есть к этому способности. А я просто делаю, что мне говорят.

— Да, ты прав, — вздохнула пони. – Я им то же самое твердила, когда они пытались дать мне какой-то чин просто потому, что я Хранительница Элемента гармонии. Еле убедила.

Некоторое время мы молчали, глядя, как одинокий метеорит пересекает южную полусферу нежно-фиолетовых небес, а потом я задал детский, но все же мучивший меня вопрос:

— Как думаешь, у нас получится?

Эпплджек с удивлением посмотрела на меня, а потом тепло усмехнулась и приобняла копытом за плечи, так как в сидячем положении была одной высоты со мной.

— Ты взрослее меня, а тревожишься куда больше. Я так думаю – мы будем стараться изо всех сил, а уж в остальном будь, что будет. Я обязательно постараюсь сделать так, чтобы ты вернулся домой.

И от ее слов на душе у меня посветлело.