Автор рисунка: aJVL
Глава 5: Знакомьтесь, Гвардия Глава 7: Эквестрийская Стража

Глава 6: Интеграция

Глава 6: Интеграция

Спустившись вниз, мы с Эпплджек первым делом увидели бардак, оставленный гвардейцами, которые, не особо заморачиваясь, просто переворачивали вверх дном все, что могло спрятать в себе или под собой пони, включая сюда кресла, диван, напольные кухонные шкафчики и тому подобное. Посреди этого разгрома столпились все обитатели дома, ведя какую-то жаркую дискуссию. В сторонке Свити Белл хлопотала над лицом Брейберна, который стоически терпел ее прикосновения к разбитому носу. Под копытом Эпплджек хрустнул осколок стекла, принадлежащий маленькому ночнику, что стоял на тумбочке возле дивана. Тумбочка теперь была отодвинута от стены и опрокинута. Все присутствующие обернулись на звук.

— Эпплджек! – Вышла вперед Эппл Сайдер. – Надо что-то с этим делать! Сколько еще раз эти сволочи будут переворачивать здесь все вверх дном?

ЭйДжей собралась было ответить, но Фриттер перебила ее:

— Сайди, ты с ума сошла! Это был обычный обыск, но если мы начнем сопротивляться, они просто сравняют дом с землей!

— Но нельзя же просто делать вид, будто нас все устраивает!

Эпплджек приподняла копыто, прося тишины, но никто не обратил на нее внимания, снова принявшись спорить друг с другом.

— Фриттер в чем-то права, — нахмурился Делишес. – Но и терпеть подобное я больше не намерен. Мы можем, по крайней мере, попытаться изменить что-нибудь.

— Мы только и говорим, что попытаемся, а на деле...

— Да ладно тебе, пора в самом деле что-то...

— Это плохая идея, помяните мое...

— ХВАТИТ! – Крикнула Эпплджек, да так, что я подскочил, а все уставились на нее, забыв закрыть рты.

— Я поддерживаю Сайдер и Делишеса, — прямо заявила ковбойша. – Остальные правы лишь в том, что в одиночку нам не стоит и пытаться серьезно насолить Архитеону.

— Но ведь это и есть главная проблема! – воскликнула Эппл Фриттер.

— Агась, — подумав, изрек Макинтош.

Эпплджек обвела свое семейство взглядом, в котором вновь зажегся огонек. Только на этот раз это был огонек задора и надежды.

— Думаю, пора бы уже рассказать вам, что я узнала в лагере Стражи. Завтра сюда прилетает несколько десятков грифонов.

Я вытаращился на нее.

— Кого?!

— Ах да... ну... я тебе потом расскажу, — смутилась Эпплджек. – Дай договорю. Так вот, с этого момента у нас есть подмога в виде шести звеньев солдат-грифонов. Вместе с ними прилетает какая-то важная шишка, вроде командира полка, я не поняла толком. К чему я это веду – таким образом эти пернатые задницы покажут Архитеону, что их Царство на нашей стороне.

Все замолчали, переваривая эту новость, кроме Делишеса, который откровенно присвистнул. Я тоже молчал, но потому, что ничего не понял.

— Это... все меняет, — донесся из угла голос Брейберна, слегка гнусавый из-за носа, который Свити пока не сумела привести в порядок. – Грифоны – это серьезно.

— Агась, — подтвердил Биг Мак. – Они отличные бойцы.

Хм... несмотря на все те неприятные вещи, что я успел увидеть и услышать о положении жителей Эквестрии, все выглядит не так уж плохо. Во всяком случае, если против Архитеона поднимется еще и соседняя страна, это огромный прогресс, а если у нее есть боеспособная армия – у самопровозглашенного короля нет шансов.

— Вы еще успеете переварить это, — прервала тишину Эпплджек. – А покамест надо привести тут все в порядок, а то словно в свинарнике стоим.

Все что-то утвердительно пробормотали и принялись за уборку, разбившись на пары и принявшись оживленно обсуждать между собой такие важные новости. Опрокинутые стулья поднимали и сдвигали к столу, диван и пару кресел расставили по обычным местам, пушистый ковер вытряхнули и вновь расправили посреди гостиной. Я помогал ЭйДжей ставить ровно и придвигать к стенам тяжеленные кухонные шкафчики. Кирпичами они усилены, что ли... Тумбочка для посуды и столовых приборов не должна столько весить!

— Ну так... грифоны? – Напомнил я своей рыжей подруге, когда кухня была приведена в порядок, а мы с ней уселись на диванчик отдохнуть. Вдруг под ботинком что-то задергалось; я приподнял ступню, и в воздух взлетел один из осколков настольной лампы, присоединившись к кучке уже паривших неподалеку частей несчастного светильника. Затем в яркой вспышке осколки снова стали единым целым, и Свити аккуратно поставила ночник на столик рядом со мной. Как новенький! – Что еще я должен узнать о твоем мире, чтоб перестать удивляться?

Эпплджек сделала странное движение, которое я истолковал как пожатие плечами.

— Ну да, соседняя с нами страна – Грифонье Царство. Я там никогда не бывала, но фотографии видела – сплошные горы. На тех, которые не очень крутые, у них стоят города. Навыки полета у них на высоте, за грифоном ни одному пегасу не под силу угнаться... – Тут она почему-то опустила глаза и тихо добавила: — Теперь уж точно.

— Теперь?

— Рейнбоу Дэш могла. Самая быстрая пони от Бэдленда до Северной Гряды... – Я смутился, увидев, как на вечно дерзких и искрящих энергией глазах ковбойши навернулись слезы, но она тут же смахнула их копытом и пояснила: — Теперь ее нет. Она тоже была со мной в тот день.

— Прости, — пробормотал я.

— Да ничего... ну так вот, грифоны – великолепные воздушные бойцы. У них страшенные когти, мощные крылья, кошачья реакция... В общем, в качестве союзников они нам очень пригодятся. Когда все это началось, они открыто заявили, что если Архитеон покажет нос возле их границы – ему его отрежут. И держали слово, кстати: пару раз патрули гвардейцев все-таки отправлялись на разведку. Они надолго пропадали, а потом их находили всех до единого с перерезанным горлом. Мне лично кажется, они напыщенные хвастуны, предпочитающие сначала бить, потом спрашивать, — тут она скривилась, — но время нынче такое, что это идет им в плюс.

Я откинулся на мягкую спинку дивана и задумался, барабаня пальцами по подлокотнику. Итак, что мы имеем? Я сижу в доме пони, на которую охотится злобный и могущественный говнюк, ненавидимый своей страной и соседней впридачу, и вот-вот разразится какой-нибудь... понец. В течение которого я предположительно и с большой долей вероятности сдохну, потому что не смогу сидеть в подвале и дрожать, как, кстати, Свити во время обыска. Потому-то ее и не нашли – она залезла в бочку с яблоками... Так вот, я не смогу прятаться, зная, что где-то неподалеку погибают невинные. А они будут гибнуть, потому что не бывает войн без жертв. Мда...

Кстати, а с чего я вообще взял, что Архитеон плохой парень? Я ведь ровным счетом ни-че-го-шень-ки не знаю – только то, что мне рассказала Эпплджек. Все ведь может быть с точностью до наоборот! Вдруг ЭйДжей действительно государственная преступница, коей ее кличут Архитеон и его гвардия?

Поздновато задумался, хмыкнете вы, и будете правы. И дело не во времени. Даже реши я вдруг прояснить для себя ситуацию получше и узнай я, что ее преследуют вполне заслуженно, я уже сделал для Эпплджек то, что просто так не уходит в забытье: убил ради нее. Как бы я чувствовал себя, узнав, что отнял жизнь пусть и не очень умного, но все же мыслящего существа ради преступницы?

Ответить тут можно всем известной поговоркой «лучше сделать и жалеть, чем жалеть, что не сделал». Никогда не любил эту фразу, считая ее мотиватором для неудачников, но в моем случае она верна. Я уже выбрал свою сторону. Да и не столько в этом дело, сколько в... Ну, посмотрите на этих пони. Дружная, крепкая семья, на долю которой выпадают всевозможные неприятности и гонения лишь из-за того, что сам факт существования одной из них не устраивает короля. Да, они могут прикидываться деревенскими дурачками, чтобы сбить меня с толку и получить нехилую такую поддержку в виде моих прибамбасов. Но я отвожу на это где-то одну тысячную процента, и знаете почему? Потому что это не люди. Если мы настолько испорчены, что ждем от всех и каждого подставы, что печемся только о собственных интересах, что многие из нас могут продать своего соседа за толстую пачку зеленых бумажек, это не значит, что это применительно к пони. Поэтому будь, что будет, а я... я буду и дальше помогать доброй оранжевой ковбойше, которая нашла меня в лесу, привела домой и накормила супом просто потому, что любой другой поступил бы точно так же на ее месте. Говорят, солдатам свойственна предвзятость.

Ну, я ведь уже говорил, что плохой из меня солдат, верно?

* * *

— Эй?

Я очнулся от своих мыслей, перестав просверливать бессмысленным взглядом дырку в стене напротив, и увидел перед собой Эпплджек, которая за это время успела куда-то отлучиться и теперь стояла передо мной, с легким беспокойством разглядывая меня.

— У тебя такое лицо, словно тебе на голову упал один из шкафчиков с кухни, едва слюни не пускаешь.

— Ты очаровательна... – зевнул я, потянувшись. – По какому поводу комплименты?

Она усмехнулась.

— Свити заварила на всех чай. Присоединишься или так и будешь дальше диван продавливать?

— Должен же кто-то это делать, — отмахнулся я. – Вы-то, трудоголики проклятые, небось толком и не умеете использовать его по прямому назначению. Но чай – это другое дело...

Пони уже расселись вокруг обеденного стола. На оном уже были расставлены блюда и корзинки с разнообразным печеньем, пряниками, крохотными булочками с повидлом и прочими вкусностями, которые принято подавать к чаю. Сам чай был разлит по кружкам из просто-таки циклопического чайника, который Свити Белл удерживала в воздухе левитацией. Я занял место между Делишесом и Эппл Фриттер и тоже получил свою кружку, на которой был нарисован плотоядно ухмыляющийся цветок. Ну, может, по задумке художника он должен был улыбаться весело и мило, но получилось, что растение скалилось обладателю кружки в лицо так, что тому становилось не по себе.

Разговоры, конечно же, велись на насущные темы, которых было всего две: Архитеон и новоприбывшие грифоны. Я не мог в них толком поучаствовать и ощущал себя слегка не в своей тарелке, а потому, спустя полчаса или около того, налил себе еще чаю, распихал по карманам несколько булочек и отправился с этим богатством на крыльцо.

Солнце клонилось к закату, окрашивая небеса в нежные оттенки оранжевого и заставляя редкие облака сиять золотом. Двор Эпплов в это время приобретал очень приветливый вид, украшенный тянущимися от хозяйственных построек причудливыми тенями. Тут и там бродили куры, подбирая с земли оброненные кем-то зернышки; в воздухе стоял запах прогретой солнцем пыли и едва уловимые ароматы каких-то трав, а листья великолепных яблонь благодарно шелестели под редкими налетами прохладного ветерка. Я улыбнулся, прищурившись на солнце, и отхлебнул чаю, в который насыпал аж пять ложек сахара. Эх... хорошо тут. Спокойно. Даже с учетом обстоятельств... Жить здесь такому лентяю, как я, было бы, наверное, скучновато. Но о чем тут говорить, когда в округе идет чуть ли не полноценная партизанская война, а как сам я тут оказался, я не имею малейшего понятия?! Не соскучишься! Но сейчас, посреди уютного двора, залитого приятным золотистым светом заходящего солнца, можно было и расслабиться. Я вытащил из кармана честно стянутую булочку, и, откусив от нее половину, запил чаем. М-м, абрикосовая начинка! Я люблю это место все больше и больше, ха-ха!

Сзади заскрипела, отворяясь, дверь, и рядом со мной на ступеньке крыльца уселась Эпплджек, с любопытством разглядывая меня своими дерзкими зелеными глазами.

— Что, на свежем воздухе легче брюхо набивать, обжора?

— Не без этого, — ответил я слегка невнятно из-за булочки, которую не успел проглотить. – А вообще, просто вышел полюбоваться твоим хозяйством, раньше только мельком видел... Очень миленько.

Эпплджек приосанилась, польщенная.

— Не даром свой хлеб едим! Яблоки с нашей фермы расходятся по всем городам Эквестрии! То есть... расходились. Сейчас моей семье запрещено торговать где-либо кроме Понивилля. Чтобы «не распространять опасные настроения», как заявил архитеоновский офицер, который два года назад сообщил эту приятную новость. – Она скрипнула зубами. – Сам понимаешь, как это отображается на нашем благополучии...

— Ничего. – Я забросил в рот вторую половину булочки. – Будем надеяться, скоро все поменяется. Когда в радиусе километра рыскает полдюжины патрулей, сложно найти кого-нибудь, кто смог бы разобраться с моей проблемой. Тут у тебя, конечно, замечательно, но, как говорится, в гостях хорошо...

— Ну-у? – протянула Эпплджек, пока я дожевывал несчастный пирожок. – А дальше?

Я проглотил булочку и недоуменно воззрился на нее.

— В смысле?

— Ну ты начал какую-то поговорку. А как она заканчивается? – нетерпеливо переспросила ковбойша.

— В гостях хорошо, а дома лучше.

Эпплджек окинула взглядом свой двор, потом оглянулась на дом, в некоторых окнах которого уже горел свет. Видно, чаепитие недолго длилось после того, как я ушел, и пони уже разбрелись по комнатам.

— Хех... – улыбнулась Джеки. – Надо будет запомнить.

Ха, а я уж решил, что это я тут один такой уникум – ничего не знаю, ни о чем не слышал! А здорово все-таки сидеть на этом крыльце. Чем ниже солнце склоняется к горизонту, тем крепче становится ветерок, что дует со стороны северных гор, и воздух наполняется новыми запахами и свежестью. Пожалуй, можно посидеть тут еще немного и потешить ЭйДжей человеческими поговорками...

В результате наши посиделки затянулись до полуночи. Эпплджек отвела меня в дальний угол двора, где был разбит небольшой садик, посреди которого стояла миленькая беседка, увитая лозами какого-то вьющегося растения. В ней обнаружилась скамейка-качель под тентовой крышей, знаете, на них еще кладут специальные складывающиеся подушки, небольшой круглый стол и несколько обычных скамеек, сейчас сдвинутых к одной из стенок. Я тут же сбегал в дом за парой пледов, также захватив по пути наполненный заварочный чайник, две кружки и блюдо со всей выпечкой, которую не успели съесть. Часов в десять вечера ночь вступила в полную силу, и небо засверкало мириадами звезд...

Две вещи открыл я для себя. Первая – когда ты живешь в городе, особенно большом, то ночью видно от силы процентов пять звезд из-за зарева, что стоит над освещенным ночной иллюминацией мегаполисом. Вторая – Млечный Путь на этой планете виден совершенно с другого ракурса. Это породило множество новых вопросов относительно моего невольного путешествия, однако тогда, под великолепным звездным небом, в беседке в саду Эпплов, это не имело для меня значения. Мы с Эпплджек все болтали и болтали, и никак не могли остановиться, многое узнали о мирах друг друга в ту ночь...

И, судя по всему, я поставил новый мировой рекорд по поеданию булочек.

* * *

Мое пробуждение на следующее утро было совсем не таким романтичным. Чье-то копыто безапелляционно вторглось в мой мир сновидений, тыча в бок и вырывая меня из объятий сладкой дремы... Ну что за свинство! Человек впервые в жизни получил возможность спать до одиннадцати утра вместо шести, а его так грубо будят. Нет справедливости в этом мире... Да и не только в этом.

Я кое-как принял сидячее положение, не разлепляя глаз, выдал молодецкий зевок, едва не вывихнув себе челюсть, и сонно пробормотал:

— Если дом не горит, у тебя есть ровно минута, чтобы убедить меня не заснуть снова...

— Глаза-то открой хоть, — фыркнула Эпплджек. Кажется, нескольких часов сна ей хватило сполна, и ее голос был все таким же бодрым, как обычно. – На первом этаже тебя ждут важные новости.

— А что мешает тебе сообщить их мне прямо здесь? – поинтересовался я, сумев-таки разлепить веки и щурясь на окно, заливавшее комнату потоками света.

— Ничего не мешает. Но узнаешь ты их только в гостиной, а иначе тебя из кровати будет не вытащить до обеда, — хихикнула ЭйДжей. – Давай, одевайся, а я посмотрю, осталась ли у нас каша, чтобы ее для тебя разогреть.

Пришлось мне, бурча и ворча, вылезать из теплой постели, одеваться, умываться и делать прочие портящие утро вещи. Но выучка есть выучка, и через пять минут я уже спускался по лестнице в гостиную.

«Новости» в обличье Эпплблум сидели на диванчике и гладили Вайнону, требующую, чтобы с ней поиграли. Заметив меня, сестра Эпплджек аккуратно ссадила собаку на пол и встала сама.

— Доброе утро, Дрейк. Нам нужно кое-что обсудить.

— Я слушаю, — сказал я, удивленный ее серьезным тоном.

— Эпплджек сказала мне, что ты предложил свою помощь в нашей борьбе с Архитеоном, — понизив голос, проинформировала меня Эпплблум. Ее южный акцент и специфический говор вообще были гораздо менее заметны, чем у ее старшей сестры. Не в обиду Эпплджек, это... добавляло в ее речь серьезности. – Я знаю, говорить об этом напрямую не принято, но факт остается фактом: это война. И на нашей стороне тоже есть силы, чтобы ее вести. И если ЭйДжей сказала мне правду, а не верить ей у меня нет причин...

— То?

— То тебя хочет видеть Шайнинг Армор.