Баллада о Сомбре

Баллада о Короле Сомбре

Король Сомбра

Неискупимая

Принцесса Найтмер Мун пыталась скрывать себя в тайне. Подавляла свои силы, изображала наивность, притворялась старомодной дурочкой при любой возможности. Но всё тайное рано или поздно становится явным. Стрела легла на тетиву. Тирек — крупная мишень... но куда труднее будет объясниться перед Селестией.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Найтмэр Мун Принцесса Миаморе Каденца

Повесть о жизни пони.

Повесть о жизни пони - это не простой рассказ о том, как и чем живет пони. В данном рассказе задействованы несколько лиц, имеющих равное значение для рассказа. В повести будет 3 сказания (планируется), которые будут окрашивать и переносить читателей в мир пони и смотреть на него глазами маленького пони Матиса, который будет преодолевать трудности вместе со своей любовью и верным другом. Чем же закончатся его приключения?

Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна Дерпи Хувз DJ PON-3 ОС - пони Октавия Найтмэр Мун Принцесса Миаморе Каденца Стража Дворца

Стэйблриджские хроники

Независимое продолжение фанфика "Отложенный урок". Сборник историй о том, как учёные пони регулярно спасают Эквестрию от глобальных и не очень катастроф. Правда, в 90% случаев они же эти катастрофы и вызывают. Но это детали...

ОС - пони

Одно из воссоединений семьи

Близится Ночь кошмаров. Самый таинственный и пугающий день в году. Говорят, именно в этот день из тени выходят ужасные чудовища. И истории не лгут. Ужасные чудовища куда ближе, чем многие полагают.

Рэрити Свити Белл ОС - пони Доктор Хувз

Честный обман

Кобылка-чейнчлинг встречает жеребца, влюбившегося в аристократку, но вместо того, чтобы просто обмануть его, честно предлагает стать заменой его любимой. Понимая, что заслужить любовь оригинала у него никогда не получится, жеребец соглашается. Сможет ли та, кто привыкла жить обманом, действительно стать той единственной пони, о которой он мечтал? Действие происходит в сеттинге "Мир Солнечной Пони". 9-я часть цикла.

Другие пони ОС - пони

Читально-вокальная катастрофа

Твайлайт решает устроить в Понивилле грандиозный библиотечный праздник. Понификация рассказа М. Булгакова "Музыкально-вокальная катастрофа".

Твайлайт Спаркл

FallOut Equestria: Pawns

Когда упали первые мегазаклинания, стирая с лица Эквестрии многомиллионные города, превращая их в прах, когда горизонт засиял освещаемый светом сотен солнц, когда земля сотряслась от колоссальных взрывов… можно было решить, что это конец. Конец Эквестрии, конец расы пони, конец войны… но это было отнюдь не так. Тысячи пони успели укрыться в гигантских стойлах-убежищах. Укрытые от пламени жар-бомб, чтобы возродить утраченную цивилизацию. Лишь десятки лет спустя открылись первые убежища, их жители столкнулись с ужасающими последствиями тотальной аннигиляции. В этих тяжелых условиях им пришлось строить новый мир, по новым законам. По законам войны, которая так и не закончилась, она лишь впала в анабиоз в сердцах и умах пони, выжидая момент, чтобы разгореться вновь с новой силой. Воюющие из страха… таковых война не отпустит никогда. Но было стойло, особенное стойло, в котором война шла с самого его заселения. Невозможно понять какому плану следовали его конструкторы. Возможно, они рассчитывали, что война виток за витком, преобразуется в нечто иное, изменится… Однако они не учли один важный фактор. Война. Война никогда не меняется... Так-так-так, глядите-ка, к нам присоединился новенький. И, наверное, ты задаёшься вопросом в чём смысл рассказывать давно пришедшую к логическому концу легенду. Не задаёшься? Что ж… я всё равно отвечу. Мне больше нравится думать, что эта давно известная история, для некоторых является не концом, а началом. Я объясню. Легенды живы, пока есть те, кто помнит их, чтобы рассказывать и молоды пока есть те, кто с ними ещё не знаком и готов послушать.

ОС - пони

Бесполезный

Повествование о жизни простого бесполезного пони. Ведь особый талант не всегда хорош, верно?

ОС - пони

Альтернатива бессонницы

На первый взгляд жизнь в Эквестрии добра, красочна и полна разнообразных чудес. Но все мы знаем, что под великолепной оболочкой может храниться нечто действительно драматичное. И данный рассказ познакомит именно с этой обратной стороной.

DJ PON-3 Октавия

Автор рисунка: MurDareik
Глава первая

Пролог

Блэк Вельвет, угольно-черная единорожка с медовыми прядями в темной гриве, торопливо собирала седельные сумки. Профессор Троттинхейм ждал ее в научной лаборатории Академии к шести часам, и она совершенно не успевала, как и всегда. Дело было даже не в безалаберности молодой студентки, а, скорее, в каком-то фатальном невезении. Сколько бы она не пыталась контролировать свое время, оно всегда ускользало от нее. Только единорожка сядет за написание доклада, как часы начинают бесконтрольный бег, и, взглянув на них в определенный момент, она обнаруживает, что прошло гораздо больше времени, чем ей могло казаться, и она снова опаздывает.

Закинув в сумки последние свитки с конспектами, Вельвет выскочила за дверь своей комнаты в общежитии и поспешила к Академии. Бодрой рысью можно было добраться за десять минут, еще пять потратить на блуждания по коридорам старинного здания... Взглянув на свои карманные часы, студентка поняла, что вполне успевает. Правда, для этого пришлось торопиться, забыть про ужин и освежающий душ. Она просто не может опоздать еще раз — профессор оказался лягать какой пунктуальный и грозился не зачесть экзамен, будто даже не слушая попытки ассистентки оправдаться.

— Вельвет! Куда ты так спешишь? — рядом, все той же торопливой рысью, бежала, знакомая по занятиям в академии, серая единорожка. — Снова проспала что-то важное?

— Отработку у Троттинхейма. Еще не «проспала», как ты видишь. И, если ты не попытаешься задержать меня для обмена сплетнями, я успею. — слегка запыхавшаяся Вельвет недовольно взглянула на знакомую.

— Пф, тоже мне. Ты все время пропадаешь в библиотеке и на отработках, какие от тебя новости можно узнать? Что у девятой стойки в тринадцатом ряду кто-то нацарапал непристойное слово? — знакомая хихикнула. — Неужели тебе не надоело целыми днями читать пыльные свитки?

— Мне надо учиться куда больше, чем вам. Твой талант напрямую связан с магией, и то, что для магически одаренных единорогов дается легко, мне приходится наверстывать долгой зубрежкой и практикой. И все равно я не успеваю. — Вельвет с тоской посмотрела на магические искры, украшавшие бок ее собеседницы, и припустила еще быстрее.

— Но почему тогда ты поступила в Академию? Разве не проще было бы заняться чем-то, предначертанным тебе самой судьбой? — едва поспевающая за подругой единорожка взглянула на ее бок, где был изображен блестящий шарик медового, в тон прядям в гриве, цвета со слегка дрожащей поверхностью. — Никогда не спрашивала, но, что это?

— Виски. У меня получается гнать замечательный виски. Но родители решили — молодой кобылке не пристало заниматься подобным, да и сами они закончили Академию Волшебства, так что мне ничего не оставалось, кроме как поступить сюда. — в этот момент они достигли пункта назначения, и Вельвет, кивнув на прощание серой единорожке, скрылась за дверями.


Профессор вяло поприветствовал ворвавшуюся в лабораторию Вельвет, не отрываясь от чтения особо пыльного свитка. Единорожка положила седельные сумки на пол рядом с вешалкой для одежды и вздохнула. Очередной вечер среди полок, уставленных старыми книгами, магических рун и символов, а также какого-то нового агрегата. Ассистентка обежала его вокруг, внимательно осматривая и пытаясь понять, для чего же он предназначен. Аппарат представлял собой слепленную из подручных материалов платформу, с несколькими бронзовыми кольцами, истыканными драгоценными камнями, возвышающимися над ней. Всюду вились провода, соединяющие кристаллы между собой, на которых висели пергаменты с рунами.

— Профессор? Что это? — единорожка аккуратно ткнула в самодельную конструкцию, чем вызвала недовольный возглас Троттинхейма.

— Полегче! Это новое слово в магической науке. Это устройство позволит всем остальным пони пользоваться чудом мгновенного перемещения! — престарелый единорог гордо поправил очки. — Вы только вдумайтесь, какую пользу это может принести! Конечно, от поездов пока рано будет отказываться, ведь нужно как-то транспортировать грузы, но зато пассажирские станут историей! Вместо нескольких дней в купе — всего секунда в кабинке!

Было видно, что идея полностью захватила профессора. Вельвет осторожно отошла от хрупкой конструкции и плюхнулась на стул, слушая разглагольствования седого жеребца. Тот, мечтательно закатив глаза, расписывал ей перспективы, периодически сбиваясь на те моменты, когда его будут чествовать и награждать. Единорожка улыбнулась таким наивным мечтам уважаемого ученого, но продолжала слушать молча.

— Правда, сейчас я застопорился. Нужно проводить испытания, а для этого нужны добровольцы. Но пока получишь разрешение комиссии, пока они подберут кого-то... Я не могу столько ждать! Наука не терпит отлагательств! — профессор закончил свою пламенную речь и хитро посмотрел на Вельвет.

— Вы намекаете, что хотите видеть меня в роли испытателя?

— Ни на что я не намекаю, как вам могло такое в голову прийти? Нам строго-настрого запрещено склонять студентов к подобному. Разве что только они сами вызовутся. И уж наверняка этот смелый и отважный пони, готовый помочь прогрессу, будет освобожден от всех отработок и получит зачет.

Перспектива получить хотя бы пару свободных вечеров в неделю была вдохновляющей. Конечно, это никак не поспособствует ее образованию, но, будем откровенны, у профессора она больше занималась всякой бумажной работой, помогая ему заполнять отчеты и различные формуляры, чем училась магии.

— А вы уверены, что это безопасно?

— Совершенно! Нет ни малейшего повода волноваться. Я уже испытывал его на неодушевленных предметах и моем коте. Это не опаснее, чем использовать обычное заклинание перемещения. Просто это устройство делает это за вас и задает конечные координаты. — жеребец разгребал пергаментные завалы на рабочем столе, в поисках своих записей для презентации изобретений. — Ага, вот оно!

Ученый сунул под нос ассистентке исписанный формулами свиток, слишком близко, чтобы можно было прочитать, и убрал его слишком быстро, чтобы что-то вообще можно было понять. Единорожка решила, что звучит это вполне разумно и безопасно и дала свое согласие. Профессор довольно улыбнулся и принялся рассказывать, что должно случиться, и что должна будет сделать Вельвет. К сожалению, из-за несовершенства конструкции, у кабины пока нет двери. Но ведь это только прототип, так что ничего страшного. В серийных образцах все недостатки будут устранены, а сейчас единорожке нужно просто переместиться внутрь устройства, постаравшись (очень постаравшись!) его не сломать. После чего профессор нажмет на кнопку, и будет произведено перемещение черной поняши в приемное устройство, располагающееся в другой комнате.

Вельвет вздохнула, сосредоточилась на нужных образах рун, и свечение рога окутало ее, мгновенно перенося внутрь бронзовых колец. Профессор удостоверился, что ассистентка ничего не испортила при телепортации, и начал предстартовый отсчет. Единорожка испытывала сильное волнение — тестировать новое магическое устройство ей приходилось впервые. И хотя профессор Троттинхейм был глубоко уважаемым ученым и волшебником с огромнейшим опытом, все же он был уже довольно старым жеребцом... За время, проведенное с ним вечерами, она не раз замечала признаки его рассеянности и забывчивости. То заклинание произнесет не совсем верно, превращая уголь в слизь вместо драгоценного камня, то просто собьется с хода мыслей, увлекшись чем-то другим. Как бы он чего не забыл и в этот раз. Хотя что может случиться при обычной телепортации?

— Три... Два... Один... Поехали! — ученый ткнул копытом в кнопку активации, и между камнями на кольцах стали проскакивать магические разряды. С каждым разом они становились все мощнее, гул от них нарастал и сливался в единый фон. Испуганная Вельвет присела, стараясь убрать мордочку от скачущих фиолетовых молний. Внезапно единорожка ощутила, как одна из них весьма чувствительно впилась в ее ногу. Вскрикнув, она постаралась сжаться, чтобы оказаться подальше от колец, но разряды начали бить в нее все чаще, и становились все болезненнее.

— Профессор! Я на такое не подписывалась! Остановите эксперимент немедленно!

— Ох, мне так жаль, дорогая. Я не учел, что вторичная энергия будет притягиваться к магическим существам. До этого я проводил эксперименты только с непроводящими предметами... — жеребец задумчиво почесал седую бородку копытом, и взволнованно взглянул на единорожку. — Надо будет сделать изоляцию. Но прошу вас, потерпите. Цикл уже почти завершен, да и остановить я его все равно не могу.

Вельвет стиснула зубы и зарычала. Боль становилась все сильнее, а разряды, попадая в мышцы, вызывали судороги и сокращения, что грозило поломкой драгоценной машины с непредсказуемыми последствиями. Плюс, она явно начала ощущать запах паленой шкурки.

— Нет уж! Я больше не могу терпеть! Лучше уж на отработки буду ходить! — с этими словами Вельвет попыталась использовать заклинание перемещения. Ее рог засветился, но боль, вспышками пронизывающая все тело, мешала сосредоточиться.

— Не вздумай, глупая! Если заклинания наложатся друг на друга, то возникнет интерференция! Это может привести к необратимым последствиям! — голос старого жеребца был почти неразличим за гулом разрядов. Вельвет, почти теряющая сознание от боли, успела только подумать, что готова на такой риск, после чего, наконец, смогла создать заклинание перемещения. Прямо в тот самый момент, как агрегат профессора завершил свой цикл и создал свое заклинание.