Другой Мир

Будущее. Человечество открыло проход в другой мир. Но что это за мир? Главного героя отправляют в этот мир, чтобы узнать его.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Дворец мирного царя

Жизнь в Эквестрии после отгремевшей двести лет назад войны, входит в нормальную колею. Скорей для того, чтобы уверить окружающих в этом, а не из какой-то реальной нужды, Мейнхеттенский университет отправляет в Южное полушарие экспедицию, чтоб исследовать тысячелетия назад заброшенный город зебр.

ОС - пони Старлайт Глиммер

Fallout: A Post Nuclear Equestrian Story

Цветущие зелёные поля Эквестрии уступили место бесплодной пустыне, таящей в себе множество загадок и опасностей. Кто-то из выживших пони пытается пробиться в самые верха пост-ядерного общества, а кто-то просто старается выжить – всё идёт своим чередом. Но однажды в жизнь радиоактивных пустошей приходит хорошо скрытая, но от того не менее серьёзная угроза, способная изменить к худшему этот и без того настрадавшийся мир…

Флаттершай Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Октавия

Наведение мостов [Building bridges]

Рейнбоу Дэш разрывается между исполнением своей мечты и чувствами, которые она испытывает к Твайлайт Спаркл. Разве Твайлайт не испытывает то же самое, или она просто не замечает чувств своей подруги?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Серьёзное задание

Хорошо иметь таких крутых наставников, каких ни у кого больше нет! Плохо то, что таким наставникам не очень-то просто угодить. Скуталу, Свити Белль и Эппл Блум могут подтвердить по собственному опыту…

Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия ОС - пони Кризалис Старлайт Глиммер

Райский Ад

Когда-то давным-давно Твайлайт попала в Ад. Всё было не так уж и плохо. Если уж по честному, то всё было даже здорово. Там была библиотека! Большая. Типа, больше-чем-Вселенная, вот какая большая. Но потом Твайлайт выгнали из Ада, и теперь она в депрессии. Есть только одно логическое решение: Твайлайт, взяв с собой не сильно жаждущую помочь Старлайт, собирается вломиться в Ад и добраться до библиотеки. О, это будет непросто — найти одно конкретное место среди бесконечного количества измерений, как правило, достаточно сложно, но бесконечные знания, которые там находятся, слишком привлекательны, чтобы отказаться. Твайлайт найдет эту библиотеку, даже если это будет стоить ей жизни (особенно учитывая, что Ад далеко не самое худшее место). Ну что здесь могло бы пойти не так?

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Правильный выбор

Когда предстоит принять решение, от которого зависит очень многое, главное не оступиться и сделать правильный выбор.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Сестра Верности

Если судьба не даёт вам чего-то, возьмите это сами. О самой верности здесь речь не пойдёт. Она пойдёт о сестре той пегаски, которую мы все вправе называть "Мисс Верность". Читайте рассказ о пони, которая всегда добивается своей цели!

Рэйнбоу Дэш Другие пони ОС - пони

Попаданец и магия. Часть II

В этом рассказе нет какой-то принципиальной новизны, он набит шаблонами чуть менее чем полностью. Герой не спасает Эквестрию от эпичного злодея, с верным дробовиком наперевес. Здесь вообще нет отрицательных персонажей. Герой просто живёт, но неприятностей у него всё равно хватает, он как-то сам умудрятся находить их. В общем, я просто постарался написать тёплый ламповый рассказ.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Дитя

Очень краткий рассказик, которому уже около 4 лет. Выкладываю т.к. случайно наткнулся на него в Гегл Диске и удалять было жалко.

Кризалис Чейнджлинги

Автор рисунка: Siansaar
Глава 2: Цвета возвращаются

Глава 1: Свет дня

Даймонд Тиара Ингред открыла глаза.

Холодный белый свет на мгновение ослепил ее, и пони попыталась отвернуться. Тело не слушалось, так что оставалось лишь зажмуриться и понадеяться, что привыкшие к годам полумрака глаза вскоре привыкнут к яркому свету.

В рай и ад бывшая гладиатор не верила. Да и о каком загробном мире могла идти речь, если до этого она видела мелкую пони, практически жеребенка, в полицейской форме. Ну какой, к Дискорду, ангел или тем паче бес будет так одеваться? Разве что у Создателя должно быть крайне извращенное чувство юмора…

…Розовая земнопони повторно открыла глаза. Свет уже не столь слепил глаза, позволяя осмотреться. Ну да – белый потолок, белые стены, люди и синтеты сидят или лежат на постелях. А сама она… была подключена к аппарату жизнеобеспечения, трубки которого подавали целебную жидкость, или что там они еще подают.

«Ну да, кто бы сомневался…»

Вскоре, вместе со зрением, начала возвращаться чувствительность всего тела, а с ней и слабость. Это тоже было знакомо. И даже не по работе в «Пони-Плее», где после некоторых боев на гладиаторе не оставалось живого места. Да и дышалось с трудом, как это было после последнего столкновения с радужной сучкой, казалось бы, вечность назад.

Подобная система жизнеобеспечения была знакома розовой земнопони по «Незабудке». А точнее, «благодаря» одному клиенту, у которого между ног болтался огрызок, вызывающий смех даже среди самых мелких синтетов. О чем Тиара и сказала сквозь гомерический хохот.

Человек пришел в ярость и попытался отыграться на беззащитной, как ему казалось, земнопони, с ошейником на шее. К несчастью для него, охрана пришла лишь минут через пять, и его рожа к тому времени сильно напоминала его же член.

Тогда Даймонд Тиару отходили сапогами до такого состояния, что она пошевелиться не могла. И местный «импресарио», которому было велено во что бы то ни стало оставлять розовую пони в живых как можно дольше, был вынужден вести ее в какой-то занюханный и грязный подвал с таким же автодоком.

Подробности Тиара не особо то и помнила. Ее больше заботило, как бы прямо там не подохнуть. Но в одном она смогла убедиться – легкая смерть ей не светит. Хотя это тоже полезно было узнать.

Возможно, стоило бы избрать для выяснения подробностей менее болезненный способ, но уж как получилось…

– Привет, – раздался откуда-то сбоку незнакомый голос. – А ты…

– Пока, – бросила Тиара и прикрыла глаза.

Разговаривать с кем-либо и уж тем более пытаться «подружиться» Даймонд Тиара не собиралась. Какой смысл? Мимолетная встреча в больнице, о которой никто из участников даже не вспомнит, когда покинет стены этого заведения.

Раздался разочарованный вздох и отдаляющиеся шаги. Видимо, в палате кому-то нечего было делать, и он подходил познакомиться.

«Да, поприставай к кому-нибудь другому», – сварливо подумала пони.

Впрочем, побыть одной Даймонд Тиаре не дали. Через пару минут в палату заявилась то ли врач, то ли медсестра, то ли еще какой медработник, а может просто придурочная в белом халате и начала расспрашивать розовую земнопони о ее самочувствии.

Вскоре Даймонд Тиара не выдержала и огрызнулась:

– Глянь на меня! Я чувствую себя точно также как выгляжу, а выгляжу я прекрасно! Теперь можно меня оставить в покое?

Девушка не изменилась в лице. Очевидно, привыкла к грубости со стороны пациентов.

– Конечно. Вам нужен покой и только покой. И через пару недель мы поставим вас на ноги.

Даймонд Тиара воззрилась на девушку в белом халате удивленными глазами:

– Пара недель? С какой это радости? Обычно таких, как я, держат не больше пары дней, и то только по доброте душевной, а потом выписывают. Не сказать даже «выбрасывают».

– Многое изменилось, – ответила девушка, что-то подкручивая в медроботе.

– Хех, ну да, конечно. Еще скажи, что синтеты стали полноценными членами общества.

Даймонд Тиара хрипло рассмеялась, но вскоре ее смех перешел в кашель.

Девушка взглянула на собеседницу как-то сочувствующе, но ничего не сказала и пошла к следующему пациенту.

Пони облегчено вздохнула.

Несмотря на то, что она провела несколько лет в тесной каморке, где к ней раз за разом приходили люди, синтеты и иные сумасшедшие в расчете на плотские утехи, и что бывшая гладиатор все это время света белого не видела, она не скучала по обществу. Лживые, мелочные и злые существа, как люди, так и синтеты. Кому они, спрашивается, нужны? Уж точно не Даймонд Тиаре Ингред.

Меж тем медработник обошла почти всех пациентов, после чего подошла к постели отгороженной ширмой.

– Ну, как мы сегодня, – поинтересовалась девушка, скрываясь за тонкой перегородкой.

– Было хорошо, пока ты не появилась! – раздался приглушенный голос, как будто исходящий из-за толстой стены.

«Может, кислородная маска? – мелькнула мысль у Тиары. – А, да насрать!»

Меж тем женщина-врач не отступила и, кажется, в ее голосе прибавилось веселых ноток:

– Ну, все не так уж плохо: пара прививок, пара таблеток и живительный супчик.

– Этот супчик можешь себе в качестве клизмы прописать, – огрызнулась пациентка. – А эти ваши лекарства вот у меня где! Сыта по горло.

Даймонд Тиара после этого высказывания лишь хмыкнула. Ей самой не нравилось зависеть от кого бы то ни было, а в больнице именно так и получается.

Она снова вздохнула. Ну ничего, через пару дней она отсюда выйдет, чтобы там ни говорила эта странная девка. А потом… а что потом?

Тиара задумалась. Денег у нее не было. Не было и жилья. Милостыню просить она считала ниже своего достоинства, а для арены была, мягко говоря, не в форме.

Вариант о продолжении торговли собственным телом даже не рассматривался.

Следовательно, надо будет пойти и искать работу.

Вот только куда? Все что она умела, так это бить чужие морды на арене, да быть подстилкой для разного рода фриков.

«Более чем обширное резюме, — саркастически подумала бывший гладиатор. – Такая сотрудница везде нарасхват…»

– Что же делать? – тихо прошептала она, лежа с закрытыми глазами, но, как оказалось, недостаточно тихо, так как проходящая мимо постели девушка ответила:

– Набираться сил и не забивать свою голову ненужными мыслями, – она одарила розовую земнопони улыбкой, но Даймонд Тиара этого не видела.

Она не слышала и как девушка вышла из палаты, так как к этому времени уже крепко спала…


…Дни в больнице походили один на другой. Если не брать в расчет посещения врача и столовой, то большую часть времени пациенты были предоставлены сами себе.

Почти все «сокамерники» Даймонд днем уходили куда-то и не возвращались до ужина. Где их носило, Тиаре было наплевать, даже несмотря на то, что некоторые из них проявляли наигранное дружелюбие. А один, самый храбрый или самый глупый, попытался погладить «милую поняшку», за что чуть не лишился нескольких пальцев.

После этого остальные пациенты старались обходить пони стороной, что ее более чем устраивало.

Большую часть времени бывшая пленница «Незабудки» проводила возле окна, глядя в небо и размышляя как о прошлом, так и о будущем. Ну а также о том, что она услышала от других пациентов. О да, последние обожали чесать языками и обсуждали не только свою работу, сексуального партнера, мечты, которые они никогда не смогут реализовать, потому что глупы и ленивы, но и то, что за последние годы произошло в мире.

А произошло немало.

Во-первых, синтеты с какой-то радости получили права. Окружающие не особо вдавались в подробности произошедшего, но по всему выходило, что там была замешана какая-то баба, двое каких-то синтетов, не иначе любовники или собственность этой девки, а может, и то и другое вместе. А еще полеты на луну.

Последнее вообще сбивало Тиару с толку и разрушало любую логическую цепочку, которую она пыталась построить. Но это, в любом случае, было не главное.

Главное было, что на бумаге синтетов, может, и уравняли с людьми, а вот как дела обстояли на деле, был совсем другой вопрос.

Даймонд Тиара Ингред слишком хорошо знала этот мир, а потому не питала особых иллюзий на тему своих прав. Если не попытаются пнуть или прирезать поздно вечером – уже хорошо.

Во-вторых, поговаривали, что у концерна «Синтезис» появился новый президент.

Это вообще походило на дешевый слушок, пущенный какой-нибудь акулой пера, чтобы его жалкая газетенка лучше продавалась. Да и окружающие говорили об этом так, будто находились в кабинете мистера М и держали свечку, когда он покидал свой пост.

В это Тиара попросту не верила. Чтобы главный крысюк Гигаполиса добровольно ушел в отставку? Три ха-ха!

Хотя одна вещь заставляла даже скептически настроенную Даймонд Тиару верить этим слухам, а именно – она сама. За ней приехали копы и вытащили из той чертовой камеры, хотя Маус обещал ее там сгноить. Но даже тут, немного подумав, пони находила контраргумент: мистер М был существом начитанным и обожающим трагедии, в противном случае не управлял бы такими местами, как «Пони-Плей» и «Незабудка». А коли так, он вполне мог читать греческие мифы, которые и Даймонд Тиаре были довольно хорошо знакомы.

Мог ли Маус возомнить себя богом и разыграть с ней ту же партию, которую Зевс устроил для Прометея? Легко! Конечно же чертовы сережки – это никак не Священный огонь, но и Маус молниями стрелять не может, разве что из жопы. Так что впору ждать от этого мира подвоха. И потому еще больше причин свалить отсюда как можно скорее и затеряться в глубинах Серого города. Да, один раз не вышло, но теперь земнопони ученая и второй раз так глупо не попадется.

Тиара, как и раньше, размышляла о том, где ей взять денег для дальнейшего существования. Жизнь в Гигаполисах – штука не из дешевых, а уж сейчас и подавно.

Но тут все размышления розовой земнопони упирались в одну элементарную вещь: нужно увидеть всё своими глазами, дабы оценить насколько город изменился и изменился ли вообще, а уже потом делать какие-то выводы. На пустой желудок и без крыши над головой, но что ж поделать.

Аромат свободы разит нечистотами.

Не самые радужные мысли, конечно, но когда ты проводишь годы в камере, где тебя каждый день навещают озабоченные психи, то волей-неволей будешь смотреть на жизнь исключительно в мрачном стиле.

Вот только предаваться меланхолии не давала девушка, которую Тиара увидела в первый день своего пребывания здесь. Та оказалась врачом по имени Оливия как-ее-там.

Даймонд было плевать.

И эта самая врач докучала розовой земнопони разговорами и пыталась ее подбодрить. Справедливости ради, Оливия так себя вела со всеми пациентами, в том числе с существом за ширмой, которое периодически посылало докуку туда, где солнце не светит, но пони от этого было не легче.

Ну неужели так сложно оставить ее в покое? Но нет. В основном говорила доктор, в то время как земнопони либо молчала, либо огрызалась.

К сожалению, ни то, ни другое не производило должного впечатления на несносную женщину, а потому приходилось отвечать. Лишь затем, чтобы врач как можно скорей оставила своего пациента в покое.

Говорила Оливия преимущественно о себе. Но вот намедни речь зашла о Даймонд Тиаре.

Дело было в столовой. Земнопони, дождавшись пока все рассосутся по палатам, пришла последней и, получив недовольное бурчание со стороны повара, а также сравнение себя со всеми медленными животными в мире, уселась у дальнего столика.

Есть не хотелось, а потому она в задумчивости лишь размешивала ложкой ту бурду, которая звалась тут кашей.

Вскоре же появилась она, Оливия. Заметив Тиару, девушка приветливо помахала рукой. После чего подошла к поварихе и обменявшись парой фраз получила точно такую же порцию каши. И, естественно, уселась рядом с пони, улыбнувшись последней.

Вместо аналогичного приветствия Даймонд Тиара вопросительно посмотрела на кашу, а затем на девушку.

Та, перехватив взгляд, лишь махнула рукой:

– Не подумай, я тебя не преследую, — будто бы читая мысли земнопони произнесла Оливия. – Просто работенка та еще и не всегда успеваешь вовремя поесть. Если хочешь, то могу поделиться и своей порцией, уж больно бледно ты выглядишь.

– Нет, спасибо, – мрачно пробурчала Тиара. – Суп сегодня особенно вкусный.

Оливия хихикнула в кулак:

– Поговаривают, что когда-то давно это была каша.

– Ага. Я тоже слышала об этом легенду, – все так же мрачно отозвалась Тиара и все-таки проглотила первую ложку от порции. Вкус был отвратительный, но выбирать не приходилось.

«Зато бесплатно», – в очередной раз подумала она.

К тому же, это было значительно лучше тех помоев, которыми кормили в «Незабудке».

Оливия же с серьезным лицом произнесла:

– Прости, если лезу не в свое дело…

– Не прощу, – тут же отозвалась Тиара.

Но собеседница проигнорировала реплику и продолжила:

– …Но почему ты одна?

– Я не одна, я со своей новой подругой Оливией, – с сарказмом отозвалась Тиара, отправляя содержимое ложки себе в рот.

– Да я не об этом. Ты здесь уже неделю, и тебя никто не навестил.

– Неделю? – недоверчиво спросила Даймонд. – Я здесь всего три дня.

– Неделю. В первые дни ты не приходила в себя. А если и приходила, то кричала и пыталась ударить окружающих.

– На меня это похоже.

Наступила неловкая пауза, во время которой Даймонд заставила себя есть, понадеявшись, что девушка уйдет, как это бывало ранее, но та лишь смотрела на пациентку с грустью.

– Почему к тебе никто не приходит?

Даймонд Тиара не знала, работает ли эта самая Оливия на Мауса, который прощупывал бывшую пленницу «Незабудки» или это было типичным человеческим любопытством, но сейчас ей было все равно.

Отложив ложку, пони посмотрела в глаза собеседнице и тихим, размеренным голосом произнесла:

– Одна? Ну давай подумаем. Семьи – нет. Хозяина – нет. Друзей – нет. И никогда не было! – с каждым отрицанием Тиара ударяла копытом по столу, а под конец сорвалась на крик. – Так и передай мистеру М или на кого ты работаешь! У меня не было никого, а все благодаря ему!

Оливия вздрогнула.

– Я не знаю, кто такой мистер М… – начала было девушка.

– Очень жаль, – мрачно ответила Тиара вставая. – Потому что он знает кто ты такая. Разговор окончен.

Она поспешно покинула кухню, а когда стала подниматься по лестнице, то из глаз у нее выступили слезы. Перехватив взгляд проходившего мимо пациента, что передвигался с помощью трости Тиара рявкнула:

– Чего уставился?!

Человек отвел взгляд и засеменил по лестнице.

Тиара же, зло утеревшись копытом, ускорила шаг. Она-то думала, что слезы остались в прошлом, но нет. Надо было этой сучке напомнить, что она осталась одна. Что ни Сансет Шиммер, ни Рейнбоу Дэш нет уже в мире живых. Ищейки Мауса до них скорей всего добрались за эти три года.

А больше в жизни Тиары не было тех, кого она могла бы назвать друзьями. Во всяком случае из тех кто был бы жив.

«Надо валить. Завтра. Вместе с праздношатающимися дурачками-пациентами. Авось не сразу хватятся», – подвела она черту.

…Когда вокруг Даймонд Тиары оказались привычные стены собственной палаты, она успокоилась. И все, что ей хотелось, так это лечь и проспать до завтрашнего утра. Чтобы не видеть всех этих снующих «зомби», врачей, лезущих в душу, и все ту же клетку, как в «Незабудке». Да, стены изменили цвет и стало просторней, но тюрьма остается тюрьмой. Разве что там было физическое насилие, а здесь духовное.

«Может в этом и заключается план Мауса?» – нервная дрожь прошла по телу розовой пони. С него ведь станется устроить шизанутую игру на нервах, чтобы в конце только насмешливо поглумиться.

Даймонд уже подошла к постели и собралась было лечь, как ее внимание привлек голос за ширмой:

– Хей, копытное!

Земнопони повернула голову в сторону источника шума.

До этого обладательница «номера люкс» не обращалась к ней напрямую. Она вообще ни с кем не общалась, предпочитая вести монолог сама с собой. Вслух. Разве что с Оливией и другими врачами, что подобно коршунам вились над ней, пациентке приходилось общаться и слать их столь витиевато, что даже Даймонд, которая навидалась всякого, некоторые слова слышала впервые в жизни.

– Чего тебе? – в тон пациентки отозвалась Тиара.

– Мне? Ничего.

Бывшая гладиатор готова была побиться об заклад, что пациентка за ширмой пожала плечами.

– А вот тебя тут искали.

Собираясь было лечь в постель, пони застыла как вкопанная.

«Нашли… Проклятье! Надо было уходить еще вчера!» – взгляд голубых глаз панически заметался по палате, но вроде незнакомцев тут не было. Все те же изможденные рожи людей и синтетов, будто бы после долгой попойки.

Меж тем собеседница продолжила:

– А может и не тебя, как знать.

Даймонд Тиара медленно развернулась и подошла к постели с ширмой, после чего прорычала:

– Это как понимать?!

– Да как хочешь так и понимай, – отозвался голос за занавеской. – Тут искали некую розовую земнопони со шрамом, ну а единственная пони, о которой я знаю, и то, с чужих слов – это грубиянка по соседству. Может, тут есть и еще кто-то из разноцветных лошадей, да вот только, – собеседница прицокнула языком, – других я не видела. Да я и тебя не видела, если так подумать…

Собеседница говорила еще что-то, но Даймонд Тиара не слушала. Она вместо этого рванулась к выходу.

Кто бы ее ни искал, это было явно не к добру.

И пока этот кто-то рыскал по всей больнице в поисках еще оставалось время удрать. Ну да, в одной сорочке и пижамных штанах, но тут уж выбирать не приходилось. Особенно когда вещей у тебя вообще нет.

Не замечая ничего вокруг, Даймонд налетела в дверях на какое-то препятствие и, ощутимо ударившись, отступила на пару шагов.

Когда взгляд смог наконец сосредоточиться на внезапно появившемся объекте, Тиара увидела сидящую на крупе маленькую земнопони каурой масти в потертых джинсах, синей кофте и зеленой бейсболке, повернутой козырьком назад. На спине у нее был рюкзак, а по росту она больше напоминала бойскаута-подростка. Разве что значков на груди не было.

Кобылка потирала лоб копытом.

Не тратя времени на извинения, Тиара уже собралась бежать дальше, как сидящая на полу произнесла:

– Я тебя искала, – после чего улыбнулась.

Легкой, располагающей улыбкой. Да и выглядела она смутно знакомой. Вот только где Даймонд Тиара могла ее видеть? Точно не в «Незабудке», но где? Неужели в «Пони-Плее»?

Пока бывший гладиатор размышляла, остаться или бежать, незнакомка поднялась на ноги. Подойдя к розовой земнопони, она протянула переднее, в отличии от масти, белое копыто:

– Привет. Меня зовут Эврика Тандерстрайк.

Перехватив вопросительный взгляд, собеседница хихикнула и добавила:

– Да-да, знаю: очень витиевато. Но если хочешь, то можешь звать меня Рикой, Таней, Эври или как душе угодно, – после чего странная земнопони вновь протянула переднее копыто и, с улыбкой глядя в глаза собеседнице, повторила. – При-ве-ет.

Даймонд Тиара посмотрела на протянутое копыто, а затем и на собеседницу, тщетно пытаясь вспомнить, где же она ее видела, но сейчас память отказывалась служить ей.

Гладиатор вообще не могла припомнить, чтобы в «Пони-Плее» была такая пони. Хоть одна.

Меж тем Эврика опустила копыто, но, вопреки ожиданиям, на ее мордочке не промелькнула обида, а все так же играла теплая улыбка:

– Ты права. К чему копытожатия при такой исторической встрече.

– Кто ты? – все же не выдержала и поинтересовалась Тиара.

Кажется, этот вопрос поставил каурую пони в тупик, она даже почесала затылок прежде, чем ответить:

– Да много кто, если честно. Курьер, бизнесмен, ценитель искусства, офисный планктон, паркурщик, коллекционер фантиков от конфет, кофейный наркоман, ну и по мелочам. Но самое главное – я рада тебя видеть! – с этими словами Эврика Тандерстрайк подалась вперед.

Копыто Даймонд Тиары было дернулось, дабы остановить незваную гостью, что бы та ни планировала. Но в голове вдруг пронесся образ из прошлого, не такого отдаленного, в котором нашлось место этой странной пони.

Даймонд Тиара Ингред лежит на постели в низкопробном синтетском борделе «Незабудка». В камере смертников, если быть совсем точным.

Пони не знает, сколько провела дней тут. Раньше, подобно героям разного рода кинофильмов, она делала засечки на стене, которые свидетельствовали о том, сколько дней прошло.

Но после четырехсотой Тиара плюнула на это дело. Какая разница, как давно она бывала на улицах Гигаполисов?

Там, за стеной, огромный город людей, а она здесь. И если представится возможность убежать, то розовая земнопони ею непременно воспользуется. Но такой возможности не было, и, судя по всему, уже не будет.

Потому что вот уже третий день из крана прекратила течь вода, а еду перестали приносить еще раньше. Сегодня еще что-то покапывало, но затем кончилась и эта малость.

Очевидно, ублюдки решили перекрыть ее на «радость» земнопони.

Очередная ли игра Мауса, рассчитанная на то, чтобы сломить свою пленницу, или же люди, у которых она находилась, решили уморить ее с голоду, и списать все на несчастный случай, Тиара не берется сказать.

Но если верен второй вариант, то ждать уже недолго. Смерть от обезвоживания наступает достаточно скоро, и по этому поводу Даймонд не испытывает особых иллюзий. И пусть розовая земнопони привыкла держать удар, в какой бы ситуации ни оказалась, тут она вынуждена была признать, что проиграла.

Проиграла безоговорочно.

Единственный звук, который слышит Даймонд Тиара на протяжении этих нескольких дней, – это капающая вода из-за стены, которая будто издевается над розовой пони, делая жажду нестерпимой.

Не слышно ни шагов, ни криков, ни уж тем более голосов или плача. Ничего. Лишь капающая вода, голод, жажда, а также подступающий сон, от которого были все шансы не проснуться.

Даймонд Тиара кусает себя за копыто, после чего тихо рычит от боли.

Да, ситуация патовая, но даже если ей суждено умереть, то она заставит мрачного жнеца ждать. Так просто в мир иной она отправляться не собирается. Но проклятье, как же больно!

Побаюкав укушенную ногу и немного успокоившись, Тиара начинает размышлять о жизни вне этих стен. Не о своей. Розовая поняша давно разучилась грезить о несбыточном, да и не особо тут помечтаешь.

Даймонд Тиара размышляла о тех, кого она так или иначе знала там, за стенами.

На тему Рейнбоу Дэш Вендар земнопони не питает особых иллюзий: бешеная сучка все также дерется на Арене, купаясь в чужой крови и наслаждаясь этим.

Рассчитывать на то, что найдется кто-то сильнее или удачливее голубой бестии не приходится. По крайней мере, ещё лет десять, пока она молода и не забывает держать себя в форме. Единственное, что имело все шансы доконать радужную стерву – это пьянство, чего Даймонд ей от всей души желала все эти годы.

В других обстоятельствах у других пони попросту не было шансов против чемпионки Арены… Ах, как хочется с ней встретиться один на один еще хоть раз! Встретиться и хорошенько врезать по ее самоуверенной морде. Пусть это даже будет последнее, что в своей жизни сделает Даймонд Тиара Ингред.

Гладиатор отгоняет сладостные видения о том, как она буквально вбивает в землю пегаску, и пытается думать о другом…

…В коридоре раздается звук открывающейся двери, прервав поток мыслей. Этот звук Даймонд Тиара ни с чем бы не спутала.

Дверь на несмазанных петлях открывается с таким звуком, будто зевает какое-то чудовище. Слышатся торопливые шаги множества ног, звуки открывающихся дверей в камеры.

Все это постепенно приближается.

Даймонд Тиара предполагает, что Маус все же вспомнил о ней и послал своих ребят, чтобы те увидели ее: голодную, уставшую, сломленную…

«Ну уж нет, самовлюбленная крыса! – мысленно отвечает она мистеру М. – Такой возможности я тебе не предоставлю…»

Она с трудом, но все-таки поднимается на ноги, которые так и норовят разъехаться в разные стороны. Но розовая пони держится. Кто бы не открыл ее камеру, он увидит не забитую испуганную узницу, а бойца.

Пусть и стоящего одной, а то и всеми ногами в могиле, но стоящего!

Вскоре дверь открывается, и на пороге возникает тот, кого Даймонд Тиара никак не ожидала увидеть.

Это оказывается пони. Небольшого роста, скорей подросток, нежели взрослая кобыла. В полицейской форме и с фуражкой на голове, что обычно свидетельствует об офицерском звании. Если, конечно, верить фильмам, которые Даймонд Тиара смотрела, казалось бы, вечность назад.

Пони в форме кричит:

– Живо сюда! Тут живая!

Потом смотрит на Даймонд Тиару и успокаивающим голосом произносит:

– Все хорошо. Я пришла помочь.

«Помочь! – иронично думает пленница. – Ну да, как же! Этот мир способен лишь брать, а не давать!»

Она рычит, во всяком случае пытается, так как из горла вырывается лишь хрип.

Меж тем незнакомая земнопони делает шаг в камеру. Тиара пытается отступить, но ноги, проклятые ноги, подводят, и она начинает падать. Но полицейская бросается вперед и подхватывает, не дает упасть.

Скорей всего это выглядит забавно: мелкая пони пытается поддержать взрослую, пусть и изрядно исхудавшую.

И будь Даймонд Тиара сторонним наблюдателем, то она непременно бы посмеялась над нелепостью ситуации. Проблема была в том, что смеяться не хотелось. Не хотелось вообще ничего.

Лишь спать.

Прежде же чем веки розовой пони опускаются, она чувствует, как ее гладят по гриве. И голос, явно принадлежащий земнопони произносит:

– Т-с-с-с, все будет хорошо. Все позади… Да-да, я отхожу! Вас только за смертью посылать! Ну что так долго?..

После этого на Тиару наваливается блаженное небытие, и она уже не видит, как ей прямо там делают несколько уколов и подносят воды. Как несут до машины скорой помощи. Как в больнице ее осматривают врачи и кладут под капельницу…

Этого она не помнит. Лишь слова: «Все позади».

– Все позади… – произнесла Даймонд и тут же оказалась в объятиях каурой земнопони.

– Так и есть, – с улыбкой произнесла Эврика.

Тиара лишь удивленно посмотрела на маленькую земнопони, что сейчас обнимала ее:

– Это была ты?

– Да-да, все я! – та не стала спорить. – О чем бы ты ни подумала – это все я.

– Полицейская? – с сомнением в голосе произнесла земнопони.

– Т-с-с-с, – прошептала Эврика, заговорщицки прижав копыто к губам. – Не так громко. Я играю в шпионку. Ну или как говорит моя подруга – я тут под прикрытием, ага! – она подмигнула. – Впрочем, если хочешь, я тебе обо всем расскажу, только в менее оживленном месте?

– Для начала ты меня должна отпустить, ага, – в тон каурой пони отозвалась Даймонд Тиара.

Объятия разомкнулись, и Эврика Тандерстрайк даже отступила, будто смутившись:

– Извини. Я просто рада, что с тобой все в порядке.

– Рада? – переспросила бывшая гладиатор.

– Угу.

– Почему?

– А почему нет? По сравнению с первой нашей встречей ты выглядишь куда лучше, и это хорошо.

Столь простой ответ сбил с толку. Тиара ожидала каких-то пустопорожних разговоров, но эта мелкая земнопони ведет себя как жеребенок. Искренний…

«Так! Стоп! Если бы я была на месте Мауса, то именно такую пони и послала бы, чтобы разговорить непокорного гладиатора. Это все трюк, уловка!»

Даймонд Тиара, глядя на земную пони, нахмурилась. Последняя же не придала этому значение, и ответила:

– Ну а теперь самое время размяться, как считаешь? – развернувшись, Эврика побежала в сторону лестницы.

– Что… какого… стой! – только и смогла вымолвить Тиара, после чего направилась следом.

«Это все неправильно. Так это не работает. Если им что-то нужно от меня, то она должна держаться рядом, а не надеяться на… да какого Дискорда! Окажемся на улице, вдали от посторонних глаз, и я все выясню. Так или иначе».

С этими мыслями розовая пони впервые вышла из стен больницы. И первое, что ее встретило – слепящие лучи солнца и обдувающий мордочку легкий ветерок.

Была уже середина лета, июль месяц, если принимать за правду слова болтушки Оливии. Хотя врать о подобных вещах было бы попросту глупо, ведь всегда можно уточнить дату у других пациентов. Но Даймонд Тиара попросту не доверяла улыбчивой докторше. Как, впрочем, и этой Эврике.

Жизнь научила земнопони тому, что чем дружелюбней пытается казаться собеседник, тем чернее его помыслы.

Исключений не было.

Самый дружелюбный с виду клиент в «Незабудке» развлекался тем, что прижег Тиару сигаретой несколько раз, при этом не переставая с улыбкой болтать о дружбе и доверии.

– Эй, что такая кислая? – раздался впереди голос Эврики. – Классный денек же выдался.

– Угу, – отозвалась Тиара и ускорила шаг, дабы догнать эту странную коротышку.

Какое-то время две земнопони шли молча.

Эврика довольно щурилась, подставляя мордочку под лучи солнца, и полной грудью вдыхая свежий, ну, относительно свежий, воздух, в то время как Даймонд Тиара пыталась продумать, как она будет вести диалог. Как будет пытаться вывести эту поняшу на чистую воду, а если понадобится, то и какие угрозы лучше всего использовать.

Розовая пони покосилась на свою спутницу, которая шла с закрытыми глазами и блаженной улыбкой на мордочке и уже хотела была задать наводящие вопросы, как та будничным тоном произнесла:

– Мистер М – в тюрьме.

От такого заявления Тиара сбилась с шага и чуть не упала, если бы не каурая пони. В очередной раз та подхватила гладиатора, не дав ей пропахать носом землю.

Не без труда вернув себе равновесие, она отошла от Эврики на пару шагов, а последняя же хихикнула в копытце:

– Это начинает входить в привычку.

Тиара не обратила внимания на беззаботное подтрунивание и лишь переспросила:

– Что ты только что сказала?!

Возможно, переспросила чуть громче, чем следовало, но все умозаключения и вопросы вмиг вылетели из ее головы. Да, она слышала от иных пациентов, что директор «Синтезис» сменился, но одно дело слышать сплетни да слухи, а совсем другое, когда тебе в мордочку заявляют: «Знаешь, а твой ночной кошмар в тюрьме, каково?»

Судя по всему, вопрос, тембр голоса, а возможно выражение мордочки Даймонд Тиары напугали собеседницу, и ушки последней прижались к голове. Но она все же ответила, и чем дольше говорила, тем уверенней звучал ее голос:

– Ну, я не совсем верно выразилась... Он под домашним арестом в своем волшебном замке и под надзором мегадесантников. Разве что Плуто пришлось увести в питомник… ну или куда там увозят полуразумных синтетов-социопатов, склонных к необдуманным действиям и причинению тяжких телесных всем встречным-поперечным? – под конец речи Эврика улыбнулась.

Впрочем, Тиара не особо сильно этому поверила. Поэтому и сказала первое, что пришло в голову, о чем сразу же пожалела:

– Бред.

Эврика склонила голову на бок:

– Трудно поверить, да? Не волнуйся. Не ты одна такой скептик. Одна треть города отказывается в это верить. Другая треть размахивает вилами да факелами призывая набить тушку Мауса камнями и сбросить его в реку, ну а остальные предлагают взять штурмом усадьбу, дабы освободить своего «мессию». Я и сама в это поверить не могу, хоть и присутствовала при его аресте… О, лавочка! Давай присядем, а?

Вопрос прозвучал так, будто ребенок просит у взрослого мороженного.

Даймонд же, переваривая сказанное, лишь безвольно кивнула, в то время как Эврика с улыбкой до ушей побежала к лавке. Усевшись на нее, пони положила переднее копыто рядом, будто бы занимая место для розовой земнопони.

Впрочем, Тиара это подмечала как бы походя, и сейчас она была погружена в себя. В голове билась лишь одна мысль: «Маус в тюрьме».

Усевшись на скамейку, бывший гладиатор произнесла голосом, лишенным всяческих эмоций:

– У тебя есть доказательства?

– До-ко-за… – начала было Эврика, а потом шутливо ударила себя копытом по голове. – А. Я поняла. Сказать можно все что угодно, а нужны факты?

Тиара лишь кивнула.

– Без проблем, – мелкая поняша начала копаться в рюкзаке, приговаривая: «Где же он? А! Вот! Нет, стоп… это юбка. Странно. О! Наш… Книга? Как она здесь вообще оказалась? Ща-ща, я найду, правда!»

Поиски заняли минут пять, за которые Даймонд Тиара сумела привести мысли в порядок и успокоиться. В голове крутилась сотня вопросов. Большинство из них были связаны с таинственной спутницей, которая раз за разом приносила благую весть. И если сказанное ей окажется правдой, ну хотя бы гипотетически, то это будет значить что она, Даймонд Тиара Ингред – свободна.

Свободна от всего.

Даже не верилось. Столько боролась – и все без толку. А когда, наконец, сдалась, неожиданно все получила на тарелочке.

Отложив рюкзак, Эврика начала прощупывать свою кофту, после чего вынула из кармана брюк коммуникатор со словами «Вот же он!» После чего посмотрела на розовую пони и протянула чудо техники с виноватой улыбкой на мордочке:

– Я же сказала, что найду.

Тиара же нетерпеливо взяла у каурой земнопони коммуникатор, зашла в сеть и торопливо стала просматривать последние новости, связанные с концерном «Синтезис». А особенно, с его главой.

По всему выходило, что пони-полицейская права. Против Микки Мауса была выдвинута целая гора обвинений, главным из которых был геноцид.

Даймонд Тиара хмыкнула.

Крысюк в белом костюме занимался геноцидом всю свою жизнь, а общественность углядела это лишь сейчас, когда Маус продал ядерное оружие каким-то экстремистам, называющими себя «Паучья сеть». Вот уж точно толпа слепа, наивна и глупа.

У земнопони был соблазн посмотреть и другие новости о происходящем в мире, но она сдержалась. Незачем было демонстрировать излишнее любопытство. Во всяком случае, не сейчас.

Отдав Эврике комм, она спросила:

– Почему?

Та, убрав устройство в карман брюк, вопросительно уставилась на Даймонд Тиару и даже почесала затылок передним копытом.

Розовая пони ожидала наводящих вопросов, но собеседница ответила просто:

– Потому.

Пришел черед Даймонд Тиары удивленно вытаращиться на Эврику Тандерстрайк.

Каурая земнопони казалась простой и в то же самое время сложной личностью, что вызывало лишь повышенный интерес. А подобное чувство посещало Тиару несколько раз в жизни, и все они были связаны с пони… которых уже нет в мире живых.

Отмахнувшись от грустных мыслей, Даймонд Тиара пояснила:

– Почему ты сказала мне об Маусе, а не… о погоде, например?

– А нафига? – вопросом на вопрос ответила Эврика. – Ну, спрошу я незнакомую пони об очевидно хорошей погоде, о ее не менее очевидно плохом самочувствии и о местной еде, отвратительной на вкус, и что дальше?

Тиара не стала спорить и лишь кивнула, чем вызвала на устах каурой очередную мимолетную улыбку.

– Подобные вопросы не только не позволяют нормально общаться, но и вовсе ставят на общении крест. Я знаю. Проходила. Поэтому решила начать с главного.

– Но откуда ты… – Даймонд Тиара оборвала себя на полуслове. – Читала мое досье, да?

Эврика кивнула:

– Честно говоря, его сложно было найти. Пока мы не догадались глянуть в архиве. По всему выходило, что ты была убита неизвестными двадцать четвертого октября около трех лет назад. Мы даже не знали, что или кого найдем в «Незабудке», так как никаких имен сотрудниц у нас не было. Лишь цифры, сколько синтетов там работает… работало раньше, то есть. Помимо тебя, мы нашли там еще нескольких. Но только тебя – живой.

Все это было сказано серьезным тоном, но при этом интонация говорила о том, что голос Эврики вот-вот надломится от подступивших чувств.

– Спасибо, – отозвалась Тиара, дабы заполнить возникшую паузу, после чего тут же была заключена в объятия. – Так. Хватит. Отпусти меня. Обычного «пожалуйста» было бы вполне достаточно.

– Не-а, – последовал закономерный ответ.

Земнопони могла бы накричать на нее или угрожать, но после всего сказанного это казалось неуместным, а потому пришлось пойти более хитрым путем:

– Я пациент больницы и мне необходим покой, а не обжималки. Еще сексом предложи заняться.

Объятия были тут же разомкнуты, а сама Эврика с пунцовой мордочкой немного отодвинулась и тихо произнесла:

– Прости.

Тиара улыбнулась, пожалуй, впервые за все время пребывания в больнице.

«Да она ведь еще совсем жеребенок. Жеребенок-полицейский…» – розовая пони лишь покачала головой.

– Нет? – тут же спросила Эврика. – А если я встану на колени и буду умолять?

Даймонд Тиара даже не сразу поняла, о чем речь, но через пару секунд до нее дошел смысл сказанного:

– А. Нет. Все хорошо. Ты прощена.

– Уи-и-и! – тут же отозвалась поняша, чуть не подпрыгнув от радости.

– Кхем, да, «уи-и-и», – задумчиво начала Тиара. – Лучше скажи, я до сих пор числюсь трупом или?..

– Ох, сено, – отозвалась Эврика. – Как только голову не забыла. Нет, то есть да. Это второе, о чем я хотела рассказать.

Каурая пони достала пачку документов из рюкзака и протянула их Тиаре.

Последняя недоуменно уставилась на бумаги, а затем на собеседницу, после чего перевернула страницу и увидела фотографию… себя. Ну как себя? Все пони штамповались по шаблону, и одну Даймонд Тиару от другой можно было отличить разве что по одежде и всяким разным украшениям.

Но пони на фотографии имела такой же характерный шрам, что и Ингред. Бывший гладиатор даже провела копытом по правой половине мордочки, после чего отдернула копыто, будто бы обожглась. Эврика дипломатично решила это не комментировать. Под фотографией красовалась надпись: Даймонд Тиара Шпиц.

– Это что, какая-то шутка? – хмуро поинтересовалась Ингред.

Эврика подалась вперед и посмотрела на фотографию, а затем и надпись под ней:

– А, по-моему, звучит очень даже мило.

– Угу, как собака.

– Ну, всегда можно взять себе другую прим-фамилию. Это, правда, много бюрократической мороки, но все возможно.

– «Великая Хартия Синтетов?» – с иронией в голосе поинтересовалась розовая пони, – Или как там официально называют эту человеческую писульку?

Эврика лишь покосилась на собеседницу с улыбкой, но ничего говорить не стала.

– Ну хорошо, допустим… я Даймонд Тиара Шпиц. Ох, сено, вслух это звучит более нелепо, чем читается. Кто это вообще придумал?

– Ну-у-у… – протянула было Эврика.

– Это была ты?!

– Может быть, – та с легкостью согласилась, но прежде чем Даймонд Тиара обрушила на нее водопад иронии и цинизма, пони-полицейская продолжила. – Впрочем, у тебя есть и другой вариант.

Тиара нахмурилась. Она ничего не говорила о побеге из больницы, даже виду не подала. Как эта пигалица догадалась?

– Даймонд Тиара Ингред числится мертвой, но это можно легко исправить, – серьезным тоном произнесла Эврика. – Дело пары телефонных звонков. Разве что в этом случае тебе предстоит предстать перед Микки Маусом в зале суда и дать показания, – маленькая пони подняла взгляд в небо и прошептала. – Как красиво…

Даймонд Тиара последовала примеру каурой пони, но, в отличие от последней, ничего красивого не увидела. Небо как небо. Такое же серое, как и сам Европейский Гигаполис, а вон флаеры пролетают… Пони поспешно отвела взгляд.

– Ну, мне пора, – Эврика вдруг спрыгнула со скамейки.

– То есть как?! – тут же выпалила Тиара.

Она ожидала долгой и нудной беседы и, чем Дискорд не шутит, попытки этой мелкой пони расспросить о прошлой жизни. Обычно всякие «доброжелатели» именно так и поступают.

Но Эврика Тандерстрайк просто собиралась уйти?

– Мне еще нужно забежать в пару мест… кроме того, я лейтенант полиции, – Эврика хихикнула. – Как причудливо тасуется колода…

– И не будет никаких душещипательных бесед? – с сомнением поинтересовалась розовая земнопони.

Эврика лишь грустно улыбнулась:

– Но ведь ты этого не хочешь, верно?

Тиара удивленно уставилась на мелкую земнопони:

– Нет… – только и вымолвила она.

– Ну и зачем мне, едва знакомой пони, тебе докучать со всем этим? – вопрос был явно риторическим. – Самое важное, что я хотела тебе сказать – было сказано. А остальное… – Эврика задумалась, после чего на пару шагов вернулась назад и в очередной раз обняла Даймонд Тиару, произнеся, – ох, ты бы только знала, как я рада, что ты жива и здорова.

– Да-да, я тоже, – буркнула та.

От всех этих объятий она чувствовала себя донельзя неловко, но если шмакодявке от этого легче, то пусть ее.

Объятия разомкнулись, и Эврика с улыбкой встретилась взглядами с собеседницей:

– Ты – удивительная пони.

Розовая земнопони после этих слов ощутимо вздрогнула. Эврика же протянула ей стащенный со спины рюкзак. Тиара машинально взяла его, чем вызвала очередную улыбку на устах маленькой пони.

– Ну, пока? – поинтересовалась та.

– Угу, – только и ответила Даймонд Тиара.

Пони-полицейская пошла по мощеной дорожке, ведущей, судя по всему, к выходу с территории больницы.

Даймонд какое-то время смотрела вслед странной посетительнице. Когда же она отвернулась и направилась было в больницу, до нее донесся выкрик:

– Чуть не забыла! – Тиара резко обернулась в сторону каурой. – Тебя выпишут через два дня! – земнопони помахала на прощание, после чего развернулась и порысила прочь, уже не оглядываясь.

«Пара дней? Ну почему бы и нет» – решила про себя Даймонд, заходя обратно в больницу…