Прощание

Данный рассказ я планировал написать сразу после прочтения этого замечательного рассказа «Устами жеребёнка» Но написал только сейчас. Мне очень было сложно писать этот рассказ так как жанр для меня был незнаком и я пойму если кто-то забросает мой рассказ гнилыми фруктами. Но это мой первый рассказ в который я вложил всю свою душу.Хотя довольно слов.

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Пять лет спустя.

Не стоит ждать от Понивилля больших изменений, даже если тебя не было там целых пять лет. Дома ветшают, пони рождаются и умирают, верные ученицы сами становятся принцессами и передают знания своим ученикам. Возвращение одного единорога домой должно было остаться незамеченным. Нужно очень хорошо постараться, чтобы одна мысль о его появлении приводила в дрожь половину города. И не стоит сомневаться, что за этой половиной подтянутся все остальные.

Другие пони

История о сгоревшем человеке

Хотя смерть от огня – самая страшная и болезненная из всех, самые дикие муки когда-нибудь заканчиваются. Но что делать, если ты горишь почти всю жизнь? Эта история похожа на дурной сон в душный летний полдень. Если вы не боитесь дневных кошмаров, то перелистните страницу, чтобы узнать каково это – гореть заживо восемнадцать лет подряд, и при этом продолжать смеяться. Гореть, и сжигать тех, кто находится рядом…

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Дерпи Хувз Человеки

Пробник

Повесть о чуде, о помощи, о понимании. О том, что может сделать неосторожное и поспешное обращение с ними. И о пони, который получил второй шанс, чтобы исправить старую ошибку. Который ещё может помогать, радоваться чуду и понимать.

ОС - пони

Награда за предательство

Каждый получает только то, что он заслужил.

ОС - пони Найтмэр Мун

Плач тьмы

Так сразу и сказал.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Энджел Совелий Другие пони Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца

Симуляция

Твайлайт Спаркл сожалеет о своем ужасном признании. Рарити в шутку предлагает простое и элегантное решение - расстаться и попробовать еще раз. Она не ожидала, что Твайлайт согласится.

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони

Дружба — это не формальность

Замок принцессы Дружбы состоит из пустых комнат и бесконечных коридоров. Где-то в них заплутала ее нежданная ученица, Старлайт Глиммер, пытаясь понять, в чем же состоит эта самая дружба... и заодно — почему ее так сложно найти в том месте, где она, казалось бы, должна сочиться из каждой хрустальной грани. Ученик. Учитель. Комнаты. Коридоры. И, конечно, поиск — то ли жизненного пути, то ли просто капельки тепла.

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Bel canto

"Тем хуже для куска дерева, если он поймет, что он - скрипка." (Артюр Рембо)

Другие пони Октавия

Длинною в вечность

Жизнь, длинною в вечность. Это дар или проклятье? Мельершер не знает ответа на этот вопрос, пусть и живёт дольше чем все, а это значит, что и знает то, что было погребено под прахом времени

Другие пони

Автор рисунка: Noben
6. Пустышка, новые знакомые и радужный свет 8. Странный сон, двое из магической школы и... цитраны?

7. Назад в Академию, облака и смертельный вираж

Диксди снова в Академии, откуда она сбежала, не дав объясниться Спитфайер. Что же ждёт её теперь, в стенах заведения, где обучаются лучшие летуны Эквестрии? Останется ли она с ними, или…

— Значит, ты говорила, что Академия оказалась не тем, что ожидала. — Ухмыляясь, произнесла Дэш, накручивая круги вокруг плавно и размеренно летящей Диксди. — А что ты ожидала? Сразу вступить в команду Вандерболтов? Хаха, этого многие хотят, даже я. Честно. Это же так великолепно — оказаться одной из них и надеть такую великолепную форму…

— Ум-м… я даже не знаю, о ком ты говоришь, если честно. — Ветер и ощущение полета слегка успокоили ее, и теперь она наслаждалась привычными ощущениями. — Мне просто прислали письмо, и я, немного подумав, решила слетать. Но все оказалось другим, чем в книгах и свитках. Это было так непривычно… даже не знаю, почему тебе об этом рассказываю…

Пегаска фыркнула. Эта пони даже не знает о Вандерболтах, а все-таки полетела в Академию. Однако, она неплохо держалась в полете, этого не признать Рэйнбоу никак не могла. Да, полет был немного прямолинейным, легкие фигуры, требующие маневренности, перепончатокрылой не давались, но что касается скорости и планирования для экономии сил, это было вполне нормально. Для среднего пегаса, конечно.

— Ну, наверное, потому, что ты мой новый летающий друг. — Пожала плечами пегаска в воздухе. — А какой ты хотела увидеть Академию?

Пони молча покопалась в сумке телекинезом и развернула перед пегаской один из свитков, изображение на котором заставило ту присвистнуть от удивления.

— Что это такое бесподобно-супер-крутое изображено? Это пегас? Ох, этого не может быть, как красиво изображено, такие перья, такая стойка! А эти доспехи… это же пегас королевской стражи! — Голубая пегаска вцепилась в листик копытами и рассматривала его на лету, крутя в разные стороны. — О да, после такого изображения сложно не разочароваться, признаю. Откуда у тебя такое? Когда это было нарисовано? Я не помню таких статных пегасов в Академии или даже в самом Кантерлоте!

Пони удрученно качнула головой.

— Я не знаю. Это было дома, и я взяла с собой, чтобы ориентироваться. Академия должна была выглядеть так, и в ней должны были быть именно такие пегасы. Это все, что я знаю. Честно. — Янтарные глаза уставились на пегаску, и той, желающей пошутить по этому поводу, шутить расхотелось. Слишком уж серьезный взгляд был у этой парящей рядом пони.

— И все-таки, почему ты сбежала? Можно же было просто сказать, что тебе не понравилось, и… я не знаю. — Пегаска замялась, не сумев подобрать нужные слова. Это было сложно, все пегасы любили академию, за исключением некоторых, одну из которых она знает лично еще по летной школе.

— Я не сбежала.

— Что?! — На мордочке голубой пони отразилось удивление. — Но… Спитфайер сказала, что ты убежала, когда тебе крикнули оставаться на месте, чтобы тебя могли вынуть из расщелины…

Фиолетовогривая пони удивленно моргнула. Она не слышала голос командира пегасов. Когда цепь затянулась вокруг копыта, и браслет стал сжимать его сильнее, она думала лишь о том, как избавиться от оков, со слезами распиливая рогом то, что всегда было с нею, сколько она себя помнила. Браслет, размер которого она потом не раз подгоняла по длине обрывка цепи, служил какой-то ниточкой к её детству. Очень важной и дорогой. В тот миг, когда он зацепился обрывком цепи и остановил падение, ей было больно. И одновременно, еще больнее оттого, что она сама разрывает его на части, избавляясь от его объятий.

— Я не слышала… Я стала падать и зацепилась за уступ. Когда освободилась, единственным мягким для посадки местом, куда можно было спланировать, был лес внизу. Вот и все. — В голосе пони сквозила грусть, словно она что-то не договаривала, но это не так волновало Дэш, как то, что на деле её знакомая вовсе не сбегала из Академии, и многочасовые поиски пегасов были просто напрасными.

— Но почему ты не вернулась? — Пегаска теперь летела рядом, то и дело заглядываясь на чуть вытянутую синюю мордочку.

— Мне было неловко, я наговорила грубостей… мэм Спитфайер. Мне показалось, что она не захочет меня больше видеть. — Сожаление было искренним, но от сказанного пегаска с трудом не рассмеялась. Эта диковинная пони успела, нагрубить самой Спитфайер, даже не зная, кем та является, помимо главной в Академии. — А потом я повредила крыло, и если бы не замечательные зелья Зекоры, я еще несколько дней бы ходила по земле.

— У тебя будет время извиниться. Спитфайер резковата, но справедлива. — Успокаивающе сказала Дэш, коснувшись кончиком крыла спины фиолетовогривой пони. Только сейчас, положив крыло параллельно крылу Диксди, она заметила, насколько длиннее перепончатое крыло той. — А у тебя довольно большие крылья…

— Спасибо. — Откликнулась перепончатокрылая, посчитав это за комплимент.

У самой Акаддемии Вандерболтов к ним присоединились еще несколько пегасов, в том числе уже уставший накручивать круги Сноуфлейк, который, оказавшись рядом, резко погрустнел, завистливо взирая на медленно поднимающиеся и опускающиеся крылья синей пони.

— Это она? — Раздался голос розовой пегаски, которая летела чуть поодаль, немного опасаясь спутницы Рэйнбоу Дэш. — Она отличается от пегаса. Крупнее и с рогом… Может быть, она…

Пегасочка что-то шепнула Дэш на ухо и та удивленно оглянулась на свою спутницу.

— Да нет что ты, такого быть не может! — Мотнула она гривой, словно отгоняя представленную картинку, и уже намного тише добавила. — Она и аликорн? Аликорн в Академии? Да что ей делать в академии, они же магией – пшик, и уже впереди всех… это что, проверка такая от Селестии?

Розовая пегаска покачала головой из стороны в сторону, мол, всякое, может быть, и стала набирать скорость. Остальные тоже полетели вперед, оставив Дэш и Диксди лететь в несколько затянувшемся молчании.

— Эмм… прежде чем мы прилетим… Диксди, скажи честно: ты — аликорн из Кантерлота? — Дэш смотрела в глаза необычной пони и не знала, какой из ответов её пугает сильнее.

Однако та лишь непонимающе смотрела янтарными глазами, в которых отчетливо читалось удивление.

— Аликорны — светлые существа, с белыми крыльями и светом, исходящим от их гривы и рога, спиралью красиво завитого. — Чуть певуче ответила она. — Какая я Аликорн…

— Да, действительно. — Пегаска задумалась. Сказанное точно описывало принцессу Селестию, какой она её запомнила в те короткие встречи. Но сказано было так, словно эта перепончатокрылая лишь читала про аликорнов, никогда не встречавшись с ними вживую. — Значит, ты не из Кантерлота?

— Нет, я с Северных Гор. Мой дом там. — На синей мордочке расползлась улыбка приятного воспоминания.

— Но там же нет погодной магии пегасов! — Воскликнула Дэш, схватившись за голову. — Там же зима наступает — когда хочет, облака летят — как хотят, дождь льется с неба — когда ему вздумается. Ветер! Ветер дует, как пожелает!

— Ну да… это так плохо? — Диксди огляделась. — Наоборот, это так приятно, никогда не знаешь, каким будет следующий день.

— Плохо? Это просто ужасно… — Уверенно заключила пегаска, заставив свою спутницу усомниться, действительно ли сказанное ею о погоде в горах так хорошо, если эта голубая пегаска считает иначе. Но, так и не решив, какую сторону выбрать, просто пони продолжила полет, взмахивая время от времени крыльями. Прекрасная погода, отсутствие порывов ветра и ледяного дождя, казалось, расслабляли её и, ей казалось, что в этом прекрасном месте она лишь теряет свою форму.

В отличие от остальных пегасов, приземляющихся куда попало, Диксди выбирала место, которое бы состояло из скал, а не из облаков. Лишь найдя такое, она резко замерла над землей и спрыгнула на все четыре копыта, ощутив под ними приятную травку и твердую, надежную землю. Там её и встретила Спитфайер в сопровождении еще двух пегасов серебристого цвета.

— Ну, теперь ты надеюсь, дослушаешь меня до конца? — Начала та, не дав пони даже рта открыть. — В начале, признаю, я не думала, что это тебя так зацепит. Велика важность — назвали «недоразумением» — так сразу обижаться. Потом, я же крикнула тебе, чтобы ты ждала помощи! куда ты с ра… хм, крыло уже в порядке. Ну да ладно, зачем улетать-то было? И последнее — ты как умудрилась сквозь облако провалиться?!

Последнее было сказано уже вплотную, отчего дыхание Спитфайер щекотало мордочку синей пони и невольно заставило ту попятиться назад.

— Я… не могу ходить по облакам. Без солнца я всего десять минут могу стоять на них. — Пролепетала она, проигнорировав предыдущие вопросы.

— Что? — Спитфайер приспустила очки и теперь рассматривала пони более внимательно. — Это еще почему?

— Ходить по облакам позволяют они. — Пони кивнула на жутковатого вида поножи. — Я хотела соответствовать… пегасам. Но у них очень маленький запас силы, и поэтому я старалась избегать мест, где были облака. А там… и я… в общем, провалилась.

Спитфайер хмыкнула и недоверчиво рассматривала крылатую пони, переминающуюся на травке перед нею. Конечно, с таким фактом ей нечего было и делать в Академии, и уже тем более в Клаудсдэйле, который был целиком из туч. И, все-таки, испытать эту перепончатокрылую кадетку очень хотелось.

— Ты говорила, что поднялась сюда с северного склона. — Ухмыльнувшись, сказала капитан пегасов, отчего остальные стали перешептываться, с удивлением смотря на гостью Академии. Даже у Рэйнбоу Дэш появилось что-то, похожее на одобрение, но, возможно, Диксди это лишь показалось. — Хочешь пройти проверку на летуна? Понравится, сможешь остаться, хотя это, конечно, не будет слишком удобно для тебя, раз без этих штук ты не ходишь по облакам. Согласна?

Любопытство Диксди взяло над ней верх и, немного подумав, она согласно кивнула головой, последовав за капитаном пегасов, еще не зная, какое испытание будет ей уготовано.

Оставшиеся пегасы стали расходиться.

— Слышали, Флифут вернулась в академию из отпуска? — Послышался голосок одной из пегасок. — Вот бы посмотреть её скоростной полет. Это так захватывающе…

— О да, у неё есть, чему поучиться любому из Вандерболтов, не то, что нам — Ответила ей другая. — Интересно, что она покажет в этот раз. Неужели тот самый высокий взлет с крутой петлей? Это было бы великолепно!...


— Она определенно не из этих мест. — Послышался голос Твайлайт. — Зекора права: это не аликорн, и даже не ночной пегас, хотя крылья похожи, она куда массивнее любого из них и выше.

— Может она… заколдованная принцесса! — Воскликнула Пинки и, заметив осуждающие взгляды остальных, добавила. — Что? Я это в сказках читала. Там всегда жуткий вид был у самых прекрасных принцесс! Нет? Ну ладно…

— Пинки, это не сказки. Это настоящая живая пони, но почему-то и с рогом, и с крыльями, но рогом она не пользуется. Это непривычно! Зачем надевать такие неудобные штуки для телекинеза? Мне нужно непременно в библиотеку. — В глазах лиловой единорожки читалась задумчивость, которая всегда посещала её, едва той приходилось сталкиваться с неразрешимой сразу загадкой.

— А я на ферму, успокою сестру, что никакого монстра нет. И твою тоже успокою, Рэри, а то я знаю, как вы там ладите: начнете успокаивать друг друга, и разрыдаетесь обе. — Эпплджек подколола белую единорожку, заставив ту недовольно фыркнуть.

— В ней есть что-то от дракона… это так страшно, ведь я боюсь драконов. — Тихо прошептала Флаттершай, поравнявшись со Спаркл. — Не знаю, сможем ли мы поладить. Может, разве что, если она не будет открывать крылья. Твайлайт. Думаешь, будет удобно попросить её не открывать крылья, или это обидит её?

Но та лишь пожала плечами, на этот вопрос у неё точно не было ответа.


Утро следующего дня в Академии. Приятное тепло от солнца, светящего в окно, и удобная постель, которая была немного маленькой для проснувшейся на ней пони. Назойливый стук в дверь…

— Сейчас, сейчас… — Синяя пони открыла дверь, уставившись чуть заспанными янтарными глазами сверху вниз на небольшого ярко-фиолетового пегаса, который тихонько ойкнул и стал пятиться назад. — Сейчас только шесть утра…

— Д-д-даааа… Уже шесть, вас ждет командир Спитфайер на тренировочной полосе. — Заикаясь, проговорил пегас, отодвигаясь еще дальше, едва пони в дверях распахнула, потягиваясь, крылья, с легким щелчком распрямляя суставы. Когти на сгибах царапнули косяки, и от этого зрелища посыльный совсем побледнел, из фиолетового став бледно-розовым. — А-а-э… я-я… пойду, пожалуй… Обязательно приходите на полосу через пятнадцать минут.

Выпалив последнюю фразу, он стремительно скрылся в глубине коридора.

— Хоть бы сказал, где это. — Буркнула она, зевнув и став собираться. Утро было не самым любимым её временем суток. Ей нравилось тепло солнца на мордочке, но просыпаться и куда-то идти — это было противоестественно. Сполоснув мордашку в раковине и немного освежившись, она пошла в сторону, куда скрылся пегас, снова засматриваясь на награды и плакаты на стенах. Видимо, они должны были вдохновлять кадетов Академии, так как везде были изображены пегасы в синей форме, рассекающие просторы неба. Так, незаметно для самой себя, она оказалась снаружи, жмурясь от слепящего солнца и только теперь понимая всю предусмотрительность в ношении этих занятных очков. Темные очки сейчас бы ей не помешали. Вздохнув, она лишь набросила на глаза челку и пошла в сторону, где, как ей показалось, виднелась фигурка Спитфайер и кого-то еще.

«Кем-то еще» была статная поджарая пегаска в обтягивающей изящные контуры тела форме Вандерболта, лётном комбинизоне сине-жёлтого цвета. Белоснежная грива красиво сочеталась с голубой шкуркой на мордочке, придавая ей немного холодный вид.

— Ага, вот и она, наша перепончатокрылая соня. — Спитфайер кивнула в сторону подходящей к ним Диксди. — Твой напарник на сегодня — Флитфут.

 — Мне лететь с нею? — Фыркнула та, оценивающе взглянув на перепончатокрылую. — Да с её комплекцией земнопони в небе нечего делать. Ты, действительно, хочешь устроить ей такой тест? Хочешь, чтобы она забыла о небе?

Спитфайер и Соарин переглянулись.

— Флитфут, ты снова судишь по внешности! Эта земнопони, как ты ее называешь, взлетела сюда с земли по северному склону без остановок. Дай ей шанс. Возможно, она и так не хочет тут оставаться, но раз уж от нашей Академии к ней пришло письмо… — Тут командир задумалась и снова вернулась к мысли о письме. Как так получилось, что письмо отправлено было год назад, но дошло только сейчас? И откуда в академии вообще знали об этой Диксди? И что казалось совсем подозрительным — она не помнила, что ставила на письме свою подпись. Хотя это, возможно, была просто одна из заготовок, пустой лист и подпись, которых было много в её столе — на случай, когда нужно было срочно выслать приглашение или, напротив, отказ.

— Как знаешь, Спит. Я не даю поблажек новичкам. — Фыркнула белогривая пегаска, нетерпеливо цокнув копытом землю.

— А мне и не нужны поблажки. — Раздался чуть заспанный голос. Диксди, тяжело ступающая по земле, уже была достаточно близко, чтобы расслышать разговор. — Я люблю и умею летать.

— Это мы еще посмотрим… — Немного неуверенно произнесла белогривая пегаска, с удивлением заметив, что её напарница оказалась не только на треть головы выше неё, но еще и с внушительным рогом, загнутым назад и поблескивающим рваным лезвием. — Ты кто вообще?

 — Её зовут Диксди Дуо. — Ответила за синюю пони Спитфайер. — Она прибыла по приглашению, а, значит, в ней что-то было такое, что могло пригодиться в академии летунов. Какую проверку предлагаешь?

— Ха, конечно же, полет на высоту. — Усмехнулась Флитфут, взглянув на комплекцию Диксди. — Если она, конечно, осилит скоростной подъем. Поддаваться не буду, кем бы ты ни была, учти это.

Фиолетовогривая пони кивнула. Сняв сумку и оставив её в копытах Соарина, она встала рядом с белогривой.

— Итак, я веду отсчет. Как скажу «пошли», взлетаете как можно выше, делаете петлю и спускаетесь на землю. Ты… — Спитфайер ткнула копытом в грудь перепончатокрылой. — Без излишнего геройства. Не сможешь угнаться — не важно. Понятно? Лети, как сможешь…

Та согласно кивнула снова, хотя что-то в янтарных глазках этой пони командиру пегасов не понравилось. Знакомый огонек, который где-то она уже видела не так давно. Огонек, который почему-то отливал фиолетовыми искорками…

Флитфут уже набирала высоту, когда Дикси только оттолкнулась от скалы, оставив два углубления в форме копыт. Вскоре обе точки стали пропадать в синеве небосклона. Небольшая светло-синяя и чуть более крупная — темного синего цвета.

— Странная манера взлетать. — Заметил Соарин, рассматривая повреждения на скале. Следы от задних копыт едва не дымились. Лёгкий бриз вымывал из двух вмятин тонкие струйки пыли. — Задать скорость, с такой силой оттолкнувшись от земли… это что-то новенькое.

— Судя по её весу, это единственный способ взлететь на ту высоту, где будет достаточно воздуха для крыльев. Весьма мудро, чувствуется школа. Правда, не думаю, что пегасья. — Отозвалась Спитфайер, не отрывая взгляда от растворяющихся в небе точек. Вскоре одна из них дернулась из стороны в сторону и стала снижаться. И это была вовсе не тёмный силуэт странной гостьи Академии.

Запыхавшаяся Флитфут рухнула рядом с пегасами, едва переводя дух.

— Да кто она такая? Поначалу мне казалось, что она не наберет и половины высоты, но потом она стала подниматься все выше! Да там уже воздуха нет почти! Она что — ненормальная? — Флитфут махнула копытом вверх, где уже не было видно перепончатокрылой. — Там же дышать нечем! Совсем!

 — Еще одна Лайтнинг Даст… — Угрюмо сказала огненногривая пегаска, посмотрев в пустое и голубое небо. — Медиков пегасов к полю, страховочные сети в воздух. Если она будет падать, попробуем поймать. Скорее всего, она уже без сознания или еще что хуже.

Диксди поднималась все выше. Высота освежала её, а редкие тучки позволяли насладиться теплым душем из дождевой воды. Она пронизывала их, словно темное веретено, складывая крылья и вращаясь вокруг своей оси. Полет был тем, что всегда давало ей ощущение свободы и радости, отчего она редко отказывала себе в таком удовольствии. Разряженный воздух напоминал ей о горах, в которых она появилась и росла, читала книги, изучала тропы и туннели. Она прикрыла глаза и плавно отталкивалась большими крыльями от истончающегося под ними неба, ощущая приближение границы, за которой крылья покроются корочкой льда. В этот момент она вообще забыла об испытании и о том, что летит одна, а её белогривая спутница давно и безнадежно отстала.

— Ах, это чувство… — Прошептала она, ощущая снежинки замерзшей дождевой воды на мордочке. — Но, пожалуй, мне пора возвращаться.

Она оглянулась, но не увидела пегаску. Видимо, та повернула назад. Конечно, откуда было ей, обладающей крыльями из кожи с мелкими и прочными чешуйками на внешней стороне, знать, что на этой высоте ни один пегас не рисковал летать, боясь заморозить оперение и потерять крылья. Диксди лишь удивилась, что тут, откуда все внизу выглядело таким крошечным, где можно было даже рассмотреть хребты гор и подступающее к берегам море, она оказалась в одиночестве.

— Она падает! — Вскрикнул пегас-медик, у которого тотчас отобрала бинокль Спитфайр, вглядываясь в небо. Действительно, Диксди летела к земле, сложив вокруг себя крылья, словно темное веретено, вращаясь и выставив вперед когти.

— Самодурка… я же говорила — не перебарщивать. Что всем этим новичкам так хочется повыделываться? — Хмуро заметила она и тотчас отдала приказ остальным пегасам. — Натяните сеть, поймайте её до того, как она достигнет земли. Медики, окажите ей помощь, если нужно — искусственное дыхание, что угодно.

Темное веретено приближалось. Полтора десятка пегасов уже держали сеть, готовясь смягчить удар, когда пони окажется в ней. Однако то, что случилось, не ожидал никто из них. Выставленные когти на крыльях разрезали сеть, словно она была бумажной и, вращающийся как сверло кокон полетел дальше к земле, разбрасывая вокруг себя спираль из ледяных осколков. Кто-то вскрикнул. Флитфут прикрыла глаза копытом и отвернулась, не в силах смотреть на это. Спитфайер поправила очки и молчаливо отдала честь, как это было принято в случае, когда товарищ покидал их навсегда. Раздался глухой удар, и над землёй раскрылась полусфера из осколков льда, разлетевшихся в разные стороны, тая и превращаясь в мелкие капельки чистой и прохладной воды. Над самой скалой, медленно взмахивая крыльями, зависла Диксди, радостно и довольно стряхивая остатки воды со своей гривы.

Упавшую челюсть командира мягко поднял Соарин, тоже не сильно верящий своим глазам.

— Но она… она же падала вся во льду! — Флитфут первой побежала на встречу опустившейся на все четыре копыта пони, опережая даже пегасов-медиков. — Это же невозможно! Ты в порядке?

— Умм… да, мокрая только. Тут слишком тепло, и лед превратился в воду слишком быстро… — Улыбнувшись, ответила синяя пони, отряхиваясь от воды, едва не задев брызгами подоспевших медиков. Те тотчас стали осматривать её, заставив смутиться и перебирать копытцами на месте, не особо понимая, что от неё, в итоге, хотят.

— Она в порядке, возбуждена, как любой пегас после полета, но никаких повреждений нет. — Покачал головой один из медиков. — Хотя могу предположить, это из-за строения её крыльев. Внутри они мягкие и теплые, а снаружи плотная кожа и редкие чешуйки. Они не могут промокнуть, а лед нарастает поверх них, не проникая внутрь. Чрезвычайно интересное строение крыльев.

Медик немного бесцеремонно потянул её за крыло, показывая Спитфайер то, о чем он говорил. Диксди смутилась еще сильнее и, плавно отобрав крыло обратно, сжалась. Ощущение, что на неё снова смотрят как на что-то забавное, вернулось, и это её не радовало.

— Что это вообще было? — Вставила слово огненногрвая пегаска почти одновременно с той, грива которой была снежно-белой.

— Эмм… «Грозовые Часы». — Ответила пони, смотря куда-то в сторону. Судя по тишине, сказанное ею не было понятно остальным, и, подняв голову, она в этом убедилась. — Ну. «Грозовые Часы», когда тучи вращаются смерчем на одном месте и вокруг него бьют колонны молний. Ты взлетаешь через их центр, уклоняясь от них, и пробиваешь тучи, увлекая с собою капли дождя. Они замерзают, окружая крылья коконом изо льда. Потом начинаешь падать… падаешь, и молнии бегут за тобой, стремясь поймать в свои искрящиеся когти, но лишь у самой земли ты разбиваешь крыльями кокон, и молнии ударяют в полусферу, созданную осколками льда. Это похоже на огромные песочные часы, только из молний, ветра и дождя. Каждый год в Северных Горах начинается их сезон длинной в неделю… И… А что вы так на меня смотрите?

Обступившие её пегасы смотрели с изумлением и испугом в глазах. Изумлением, от описанной ею красоты и буйства полета, которое всегда горит в сердце любого пегаса. Каждый хотел бы ощутить рассказанное наяву или, хотя бы, увидеть воочию. Однако это изумление в глазах смешивалось с испугом, ведь теперь эта странная пони с рогом и крыльями представала совсем в другом свете. Да, возможно, она не была пегасом и не могла спокойно ходить по облакам, однако она только что сама доказала, что способна превзойти высоту, которая лишь единицам из пегасов была доступна. И, даже более того, совершить вираж, который был просто смертельным…

— Да, ты действительно наслаждаешься этим. — Тихо и растерянно проговорила Спитфайер, когда к ней вернулся дар речи. — Это просто невозможно… теперь я понимаю, почему тебе было выслано это письмо-приглашение. Но право выбора за тобой. Не буду скрывать, ты странная для пегаса, и еще этот рог…

— Но ты всегда сможешь вернуться сюда, если захочешь. — Закончила Флитфут. Подойдя ближе и спустив летные очки, она посмотрела в янтарные и немного изумленные глазки синей пони. — Признаю, твой вираж меня напугал. Я уже решила, что это твой последний полет. В следующий раз предупреждай тех, кто рядом, о своих… навыках. Здесь не все бесчувственные, как ты могла подумать.

Она привстала и шепнула Диксди что-то на ушко, отчего её перепонки на ушках вздернулись, а щечки слегка порозовели.

— Эм… спасибо… — Смущенно ответила она, когда Флитфут встала рядом с Соарином. — Мне кажется…

Пегасы выжидающе замерли и разочарованно вздохнули, услышав её первые слова.

— Мне кажется, я тут лишняя. Правда. Простите меня, Спитфайер, мэм, за то, что я вам сказала раньше. — Диксди немного поджалась и стала казаться меньше, чем была на деле. — Это даже не потому, что я разочаровалась. Нет. Тут все по-другому, я… не знаю, о чем думала, когда летела сюда. Мне хотелось увидеть великолепие, показанное в книгах. Но я увидела другое и даже не знаю пока, как это описать. Это очень непривычно…

Она замялась и замолчала. Смотря по сторонам, она ковыряла скалу копытцем и поправляла уже одетую назад сумку, которую заботливо протянул назад Соарин, отметив изрядную тяжесть поклажи и ту легкость, с которой эта синяя пони таскала ее с собой.

— Ладно. Расходитесь. Представление окончено, все — по своим делам. Дэш, зайдешь ко мне позже. Флитфут, спасибо за участие, хотя я думала, что все будет иначе. — Белогривая кивнула и ушла. Оставшись наедине с Диксди, огненногривая пегаска сняла и сложила в карман жакета очки и, посмотрев пристально в янтарные глаза, тихо задала один короткий вопрос. Перепончатокрылая ответила. Поискав в сумке, она вытащила еще один свиток и отдала его Спитфайер. Та развернула его кончиками крыльев и изумленно уставилась на длинные строчки староэквестрийского языка, тонкой и изящной вязью покрывающие лист почти целиком. Кивнув на прощание, странная пони соскользнула со скалы и стала опускаться к земле.

— Стой… да погоди же ты… ах. — Огненногривая обреченно махнула копытом. — Святая Селестия, она, действительно, не знает, а я — бестолочь, раз не догадалась о таком… Но как я скажу ей? Это же будет для неё шоком… бедная…

В глазах всегда суровой при посторонних командира пегасов Спитфайер навернулись слезы, которые она стала стирать копытом, лишь когда они потекли по щекам, щекоча короткую шерстку на желтой мордочке. В копыте остался зажатым потрепанный свиток. В нем витиеватыми буквами было написано под изображением статного огненногривого пегаса, цвета которого уже потеряли свою яркость: «Если вы любите полеты и умеете летать быстрее молнии, мы ждем вас в лучшей академии летного искусства! Вступайте и пополняйте ряды королевских пегасов! Спиритфайер, основатель Академии Вандерболтов. Год семьсот сорок седьмой от восхождения на престол светлой принцессы Селестии».

Свиток колыхался на ветру, зажатый в копытцах. Спитфайер вздохнула и сложила его во внутренний карман. В этот момент она подумала, что солнечные очки – это, действительно, очень удобно. Потому что никто не увидит её заплаканные глаза. А их не должен был видеть никто…