Автор рисунка: MurDareik
Глава 11 — Голос Пустоши Глава 13 — Цена свободы

Глава 12 — Город рабов

Город, где ценность чужой жизни измеряется в бутылочных крышках, распахнул свои врата для обитателей Пустоши. Двум бывшим разведчикам Анклава предстоит войти вовнутрь и найти закованных в невольничьи цепи сородичей. Помимо работорговцев и наемников, на их пути встанут таинственные и опасные создания, способные одним взглядом изменить судьбу. Хватит ли диверсантам смелости и удачи?

Плейнхув определенно производил впечатление. Восточный бастион цитадели Мастеров словно насмехался над всеми, купаясь в солнечных лучах. Облачный покров заключил город в идеальный круг, заставляя жителей и рабов плавать в удушающем зное. Отголоски ужасающей вони доносились даже до холма на границе света и тени, где застыл небольшой караван роботов под предводительством двух пегасов.

Вот уже битый час Грей рассматривал простиравшийся внизу город, запоминая расположение улиц и бреши в обороне. Несмотря на грозный вид, слабых мест у Плейнхува было хоть отбавляй. Пулеметный расчет у ворот хоть и внушал уважение, но он не мог защитить всю стену. Грею сразу же отчетливо представилась картина прошиваемых длинными очередями бегущих рабов.

Розу же гораздо больше интересовала очередь у единственных ворот. Толпа внизу собралась весьма разношерстная и состояла не только из пони. Внимательная пегаска отметила небольшие отряды грифонов, одетых в разнообразную броню и одежду. Косвенно их объединяло лишь одно – символика. Она насчитала по крайней мере три различных отряда наемников, пришедших на Аукцион в поиске нанимателей. Существовали и одиночки – мрачные пони и грифоны, стоявшие поодаль друг от друга и бросавшие подозрительные взгляды на окружающих.

Сильно выделялся огромный караван из десятка телег, влекомых крупными безоружными земнопони. Они совсем не выглядели рабами, так же как и охранявшие их собратья, все как один вооруженные охотничьими винтовками.

«Где-то три десятка стволов. В принципе, для обороны за телегами сойдет, но против серьезного обстрела не устоят. Сразу видно ополченцев».

Хватало и самих работорговцев. Чаще всего это были два-три пони, везущие телеги с решетками. Фигурки внутри клеток казались совсем крохотными, изломанными, беззащитными.

«Принцессы, почему вы допускаете такое?»

— Смотреть дальше бессмысленно. Стену они охраняют плохо, мы вполне сможем уйти по ней в Режиме Тени, — наконец произнес Грей, отключив разведывательный интерфейс. — Ты готова, дорогая?

— Да, конечно, — медленно кивнула Роза, внимательно наблюдавшая за перебранкой нескольких наемников. Один пони достал оружие и размахивал им из стороны в сторону, щедро раздавая угрозы. — Напомнишь легенду?

— Конечно. Мы наемники, пришли за рабами для своего хозяина. Имен и мест не называем, если запахнет жареным, действуем по обстановке. Я заметил по крайней мере три пути отхода, так что не пропадем. — Заметив состояние кобылки, пегас нежно обнял ее крылом и привлек к себе. — Не бойся, мы вместе.

— Я не только об этом беспокоюсь. Просто я смотрю на все это и понимаю... Мы ведь должны помочь этим несчастным. Понимаешь?

— Мы сделаем все, что в наших силах. — Грей вздохнул и покачал головой. — Вот только они далеко не безграничны.

***

Спустившийся с холмов небольшой караван не привлек к себе особого внимания. Лишь парочка наемников скользнула заинтересованным взглядом по притороченным к грузовым роботам ящикам, но, оценив калибр встроенных пулеметов, предпочла не связываться с новичками.

Грей и Роза заняли место в конце очереди, встав за небольшой группой единорогов в необычных костяных ошейниках. По сторонам от них стояли несколько вооруженных земнопони с пустыми глазами да полностью закутанная в плащ ослепляющего белого цвета странная фигура. Из-под глубокого капюшона на секунду вспыхнули зловещие огоньки.

Не пользуйся пегасы воздушными фильтрами, они бы, несомненно, ощутили идущий от охранников очередной группы пригнанных на продажу рабов терпкий запашок. Он исходил от передвижных повозок с решетками, немытых тел стражников на входе, чья броня была покрыта пятнами крови и чего-то гораздо хуже, от огромной выгребной ямы неподалеку от ворот, в которую сбросили какое-то тело. Оставалось лишь благодарить неизвестных техников, оборудовавших шлемы Анклава воздушными талисманами.

Несмотря на огромное количество желающих попасть в Плейнхув, очередь двигалась довольно быстро. Большинство пони проходило безо всяких проволочек, лишь некоторые платили мзду за право попасть в город. Так, лидер большого «северного» каравана минут десять препирался с грязным охранником, после чего сплюнул на землю и протянул ему туго набитый мешочек, моментально исчезнувший с его копыта. Страж что-то сказал своим собратьям, и они дружно заржали, пропуская слуг хозяев шахт драгоценных камней.

Следующим проходил отряд, состоящий из семи тяжеловооруженных грифонов с метками скрещенных белых клинков на черной броне. Им хватило одного тяжелого, презрительного взгляда, чтобы некогда массивный охранник вдруг нервно сглотнул, съежился и моментально убрался с их пути. Находясь под впечатлением, он пропустил еще пятерых, пока не опомнился и не вцепился в следующих жертв. Ими как раз оказались погонщики рабов перед караваном разведчиков Стойла. Несмотря на стоящий вокруг шум, Грей слышал их разговор достаточно отчетливо.

— А, Зекранта, давно не виделись. Очередные единороги для наших хозяев? — Голос у охранника оказался довольно сиплым, будто в его горле проделали сквозную дыру.

— Они твои хозяева, не мои. Пропус-с-с-ти, у меня ес-с-с-ть дела внутри.

От ледяного голоса Зекранты по телу разведчика пробежала нервная дрожь. Несмотря на удушающую жару, царящую в кольце солнечного света, он отчетливо почувствовал капельку холодного пота, бегущую по спине.

— Э-э-э, не так быстро! — Земнопони несколько стушевался, но быстро сумел взять себя в копыта и сейчас пытался отыграться за свой страх перед грифонами. — У тебя торговый караван, плати пошлину!

— Ты с-с-с-леп? Мы пришли покупать. Вход бес-с-с-платный.

— Не дури меня! Я видел тебя множество раз! И каждый из них ты продавала единорогов и на вырученные крышки покупала земнопони! Эти рабы не более чем товар. А значит, ты должна мне за вход в город!

— Жалкая ш-ш-ш-авка, тявкающая по приказу своего хозяина. Хорош-ш-ш-о, у меня прос-с-с-то нет времени. Можешь забрать себе одну из кобыл.

— Что? — Жеребец уставился на загадочную фигуру тупым взглядом.

— С-с-с-ам с-с-с-казал – они товар. По закону этих мест, я отдаю тебе его часть. Бери кобылу и делай с ней все, что захочеш-ш-ш-ь.

— О, понятно. — В глазах жеребца вспыхнул похотливый огонек. — Отлично. Меня устраивает. Я возьму вон ту, белую. Круп у нее по виду отлично выдержит несколько часов с такими жеребцами, как мы! — Охранника радостно и шумно поддержали его соратники, предвкушающие скорое развлечение.

Зекранта молча повернулась к указанной жертве. В темноте капюшона вновь вспыхнул мертвенно-белый свет. Выбранная пони медленно покинула товарищей по несчастью и встала рядом с немытым стражем.

— Ты выбрал. Но учти – она предназначалас-с-с-ь Грали-с-с-с-у. И я с-с-с-с огромным удовольс-с-с-ствием расскажу ему об этом. Тебе прекрас-с-с-сно извес-с-с-стны пос-с-с-следствия.

Грей стоял за крупом Зекранты и не видел ее лица, но он отчетливо представил победную улыбку под белым капюшоном. Услышав имя загадочного Гралисса, охранники отшатнулись от своей жертвы с гримасой ужаса на мордах. Их заводила же, судя по виду, готовился провалиться прямо сквозь землю. Провожая проходящих мимо него рабов с открытым ртом и безумным взглядом, он выглядел донельзя жалким. Но Грей, видевший немало таких личностей среди младшего офицерского состава Анклава, прекрасно знал, что он вновь попробует вернуть себе чувство уверенности, жестоко отыгравшись на других. И следующими были они с Розой.

Страж долго смотрел на них тяжелым, слегка расфокусированным взглядом, словно пытаясь понять, кто же перед ним находится. С одной стороны, они походили на очередной торговый караван от какого-нибудь «темного» Стойла, решившего пополнить число рабов. Вот только ни одному из известных ему Стойл не служили пегасы, облаченные в черную броню и непроницаемые шлемы, да еще и увешанные энергомагическим оружием. От них веяло угрозой. Не так явно, как от грифонов или загадочной работорговки, но он чуял ее. И решил не рисковать, подавив в себе желание заглянуть в ящики со странной символикой. Обычно охранникам караванов очень не нравились подобные жесты. И если деревенщины из Кольт Спрингс могли стерпеть такое обращение, то Зекранта и ей подобные спокойно разорвут его на куски. И никто не вступится за бедного стража. Эта парочка явно относилась ко второму типу покупателей.

— Кто такие? С какой целью прибыли в Плейнхув? — Страж говорил с непонятным акцентом, коверкая название города.

— Сам не видишь? Мы пришли на объявленный Аукцион, купить свежих кобылок и жеребцов, — иронично ответила Роза, выходя вперед. Грей лишь грозно смотрел на охрану сквозь забрало шлема, предоставив ведение переговоров более обаятельной кобылке.

— А крышки-то есть? Или тоже привезли сюда кучу хлама на обмен? — ехидно поинтересовался другой охранник, подходя к одному из грузовых роботов. AJ-21 моментально развернул к нему свои тяжелые пулеметы, отчего тот побледнел и поспешно сделал несколько шагов назад.

— Конечно есть! — ухмыльнулась пегаска, приподнимая шлем. Картинный щелчок хвостом – и один из роботов продемонстрировал им большой ящик, доверху набитый крышками. — Если не хватит, то у нас с собой много еды, медикаментов и оружия для обмена. Неужели наши товары считаются хламом? — В голосе кобылки послышались обиженные нотки.

— Нет, определенно нет, — неохотно согласился страж, уступая дорогу. — Проходите. Добро пожаловать в Плейнхув. Правила поведения найдете на площади Беглых Рабов.

— Спасибо. Вот вам за труды, — проворковала пегаска, сунувшая драгоценный рубин прямо в зубы опешившего жеребца.

Когда они миновали ворота и двинулись по узкой улочке, Грей с недоумением уставился на Розу.

— Не слишком ли расточительно разбрасываться драгоценными камнями? Да и вообще, откуда они у нас?

— Не волнуйся, — улыбнулась разведчица. — Я нашла его в Стойле среди останков одного из уничтоженных роботов. Один рубин не сделал бы нам погоды, а так от него хоть какая-то польза.

***

В Плейнхуве было... шумно. Из-за зданий впереди доносилась устрашающая брань, чей-то плач и стоны причудливо смешивались с пьяными песнями и цокотом сотен копыт. По улицам бродили стражники, отличавшиеся от обычных бандитов лишь однотипной униформой. Мимо Розы с Греем то и дело проходили пестрые группы спешивших на рынок пони и грифонов. Один из них любезно сообщил, что до основных торгов еще целые сутки, а пока рабы выставлены на обозрение в открытых клетках, чтобы потенциальные покупатели могли ознакомиться с товаром. Также всего за десять крышек он поделился с ними программкой будущих торгов, после чего бросился догонять свой собственный караван, пришедший из пользовавшегося покровительством Стальных Рейнджеров Стойла. Немногим позже они наткнулись на будку глашатая, где эти программки раздавались совершенно бесплатно.

— Какой прохвост. — Роза восхищенно цокнула языком и за две секунды перенесла всю информацию с мятого листочка в базу данных своего костюма. По желтому экрану тут же побежали зеленые строчки. — Хм, они планируют выставить больше сотни лотов. Сегодня продадут наименее ценных рабов, а вот кобылки из Стойла начнутся завтра. Так сказать, самое сладкое напоследок. Они разделены на сорок лотов от двух до пяти пони в каждом. Цена каждого начинается от сотни крышек и до бесконечности. Грей, боюсь, мы не сможем выкупить всех.

— Этого следовало ожидать. — Разведчик сердито топнул копытом и немного ускорил шаг. — Как насчет пегасов?

— Значатся под тридцатым лотом. Продаются разом, идет наценка за «тренировку» и «особое обучение». Как-то странно это звучит. Похоже на какой-то метод подавления психики. Гребаный Дискорд! — возмущенно воскликнула хакер, замерев на месте. Жеребец тут же оказался рядом, настороженно выискивая опасность. Обтекающая пегасов толпа не обращала на них никакого внимания. Не обнаружив угрозы, разведчик вопросительно посмотрел на свою любимую.

— З-з-з-десь на-написано, — неожиданно всхлипнула кобылка, прижимаясь к жеребцу. — Они... они подрезали ему крылья!

Грей открыл рот да так и замер, не в силах найти слов. Для пегасов крылья являлись одной из самых драгоценных вещей. Их могли трогать лишь самые близкие и родные пони, кому можно было безоговорочно доверять. Ведь сломать их навсегда проще простого. Одно неверное движение – и летающий пони больше никогда не встретится с небом. Самому Грею очень повезло вновь вернуть себе способность летать.

Тот день, когда он не отдернул свои крылья из-под ее копыт, был днем, когда между ними возникло полное доверие.

— Плохо, — наконец сказал разведчик, осторожно размыкая объятия. — Но не смертельно. В Стойле есть хорошее медицинское оборудование. Может, мы сможем восстановить их, главное – оказаться в безопасности. Когда начало торгов?

— Да, ты прав. — Роза медленно кивнула, возвращаясь в грязный мир Плейнхува. — Аукцион начинается сегодня... Вот Дискорд! Их как раз записали во второстепенные лоты, которые будут продаваться на торговой площади в центре города через несколько часов. Мы едва не опоздали!

— Значит, нужно поспешить. — Разведчик в очередной раз вздохнул и шагнул вперед. — Идем.

Названия улиц и площадей Плейнхува нельзя было назвать красочными или берущими за душу. Зато они оказались донельзя лаконичны и заранее подготавливали новичков к встрече с городскими «достопримечательностями».

Так, Загоны оказались ничем иным, как длинными рядами клеток и бараков, где содержали недавно пойманных рабов. Здесь покупатели могли посмотреть на товар вблизи и перекинуться с несчастными парочкой слов. Пробираясь вдоль длинных рядов по широкой тропе, Грей невольно смотрел на всех этих пони, чаще всего забившихся в угол и дрожащих от страха или же бессильно лежащих на полу. Грязные, со следами побоев на шкуре, все, как один, сломанные и бесполезные.

«О чем я думал, собираясь устроить бунт? Они просто не пойдут на сопротивление. Испугаются. Все, кто мог, остались позади, в том ужасном месте».

Парочке пегасов поневоле пришлось миновать площадь Беглых Рабов, от вида которой их едва не вырвало. В центре высоко вздымались многочисленные виселицы, на которых болтались распухшие от жары тела в окружении жирных мух. Табличка на груди каждого лаконично сообщала об одном-единственном преступлении – попытке побега. Мастера неоднократно переживали бунты рабов и прекрасно овладели способами устрашения и подчинения.

Впрочем, среди оставшихся в живых рабов были и другие особи. В одной из клеток невесть как оказался грифон, смотрящий на проходящую толпу как на добычу. Заметив проходящих мимо пегасов, он неожиданно хрипло рассмеялся.

— Кха-кха, ну надо же, Анклав! Разведывательное Крыло! Вот уж не думал встретить вас здесь!

Грей словно врезался в невидимую стену прямо напротив темницы пернатого.

— Откуда ты нас знаешь? — удивленно спросила Роза, с интересом рассматривающая грифона.

— Ну как же, цыпа, — пленник рассмеялся собственной шутке. — Я ведь сражался с вами. Двадцать седьмой королевский пограничный полк. Много славных стычек, в которых я кромсал тела твоих сородичей.

— Ты забрался слишком далеко от своих гор, егерь. — Вмешательство Грея вызвало новую волну смеха-кашля.

— Как и ты, разведчик. Хотя Эквестрийская Пустошь для вас как раз рабочее поле. Пришли выкупать своих желторотиков? Похвально, похвально. Особенно если учесть вашу милую привычку изгонять сородичей за малейшие провинности.

— Хочешь сказать, что тебя бросили за крупное преступление? — От ехидного замечания жеребца улыбка грифона стала еще шире, превратившись в угрожающий оскал. — Не вижу особой разницы.

— А-ха-ха! А ты забавный! И зришь в корень. Может, мы встретимся на поле брани после того, как отряд выкупит меня. А пока иди, маленький пони, мне надоела наша милая беседа.

Потеряв всякий интерес к парочке удивленных пони, грифон начал картинно чистить свои перья. Пожав крыльями, Грей и Роза двинулись дальше.

Следующее препятствие встретилось им в виде огромной горы металла, застывшей около одной из клеток. Сканирующий элемент шлема не смог идентифицировать цель, автоматически присвоив ей высокий уровень опасности.

«Кем бы он ни был, мы не можем из-за него пройти».

— Подожди здесь, я разберусь. — Грей подошел к горе металла и постучал по ней копытом. Вышло довольно звонко. Туша неизвестного существа повернулась к нему с пугающей скоростью, и на пегаса уставились два налитых кровью глаза.

— Чего-о-о?! — пророкотало существо.

— Ты мешаешь нам пройти, — спокойно ответил жеребец, стоящий без движения. Подняв голову, монстр увидел боевых дроидов и еще одного пегаса в странной броне. Видимо, оценив калибр их орудий, он лишь громко фыркнул, обдав Грея облаком пара, после чего медленно кивнул.

— Хорошо. Сейчас уйду. — Затем он столь же стремительно повернулся к прутьям. — А ты, мокрощелка, готовься. Ночь нашего знакомства станет для тебя незабываемой, не будь я сам Молот! Пойду поищу тебе подружку, а то одной всегда мало. Слишком быстро рветесь...

Последние слова он громко бурчал себе под нос, постепенно удаляясь в какие-то закоулки. Заглянув в клетку, Грей увидел довольно симпатичную земнопони, взмокшую и дрожащую от страха. При виде незнакомого пегаса она неожиданно бросилась к прутьям и яростно зашептала.

— Пожалуйста, господин, выкупите меня! Это чудовище разорвет меня на куски! Умоляю, спасите! Я умею делать очень приятно, меня обучали! Я буду полностью покорна и верна, умею очень многое, сношу все, только, пожалуйста, не дайте мне умереть под этим монстром! Умоляю!!!

Ничего не ответив, пегас медленно отошел от клетки, как бы невзначай посмотрев на ее номер.

«Двадцать седьмой лот».

— Кто там, Грей? — опасливо спросила Роза, отдавая роботам команду продолжать движение.

— Очередная жертва Пустоши, которой мы можем помочь, — неопределенно ответил разведчик.

Роза задумчиво посмотрела в сторону клетки, от которой отошел жеребец. От нее не скрылся полный надежды взгляд сидящей внутри кобылки.

— Грей, эта пони не из Стойла. И не пегас.

— Да, я заметил. — Идущий и смотрящий перед собой разведчик лишь коротко кивнул.

— Грей, наши средства очень ограничены. — Кобылка встала перед жеребцом. — У нас может не хватить даже на часть пони, которых мы желаем выкупить.

— Да, ты абсолютно права. Вот только... — Он запнулся, подбирая правильные слова. — Только мы должны, понимаешь? Мы не способны помочь всем, но хоть кому-то просто обязаны.

Роза закусила губу под забралом своего шлема. Она была рада тому, что бродящие вокруг изверги не могли видеть выражения ее мордочки.

— Думаю, ты прав. Я только одного не понимаю – почему она?

— Мы не знаем судьбы остальных. Только вот этой пони. — Жеребец кивнул в сторону медленно удаляющейся горы железа. — И если ей не помочь, то этот монстр разорвет ее пополам. — Немного помолчав, жеребец внезапно улыбнулся и шутливо толкнул кобылку в бок. — К тому же, по ее словам, она готова на все, а ты как раз хотела поиграть втроем.

Пегаска весело фыркнула и пихнула жеребца в ответ. На душе немного посветлело.

***

Торговая площадь встретила парочку пегасов нескончаемым потоком бессвязного шума, в который сливались голоса и брань всех находящихся на ней существ. Среди множества крупов пони то и дело мелькали увешанные тяжелым вооружением грифоны. Роза разглядела в собравшейся толпе недавнего знакомца, обвешанного сталью. Держась особняком, неизвестный монстр стоял на площадь в компании двух единорогов и одного пегаса, мрачно разглядывая пустующую сцену. Большинство пони собрались в недружную толпу, но виднелись и островки, которые остальные предпочитали обходить стороной. Одним из них являлась одинокая фигура в белом плаще, стоявшая без единого движения.

«Зекранта. Похоже, ее здорово боятся».

Другим таким островком был давешний караван из жеребцов с двустволками, отгоняющих толпу гневными окликами и легкими тычками прикладов. Не то чтобы их особо боялись, но связываться сразу с четырьмя десятками склочных северян желающих не находилось.

От дальнейшего разглядывания Торговой площади Грея отвлек пони в форме охраны. Окинув их неприветливым взглядом, он все же выдал дежурную улыбку.

— Впервые на торгах, господа?

— Да, — односложно ответил пегас.

— В таком случае я должен объяснить вам правила. — Охранник скорчил кислую мину и принялся бубнить заученные фразы. — В случае, если у вас есть какие-либо товары, вы должны проследовать к оценщику, который укажет их точную стоимость в крышках. После этого вы получите свой уникальный торговый номер, который даст вам возможность участвовать в самом аукционе. Для того чтобы сделать ставку, достаточно просто поднять табличку или высказать пожелание вслух. Для начала вам туда. — Земнопони указал на внушительную деревянную постройку, после чего порысил к следующему покупателю.

— Звучит не так уж сложно, пойдем. — Грей устремился в указанном направлении.

Оценщик, старый дряхлый единорог, на вид ни капли не удивился их странному набору товаров: примитивное огнестрельное оружие, разнообразные патроны, несколько ящиков Спаркл-Колы, три ящика консервов с логотипом Стойл-Тек. Держа на весу очередную банку, он лишь слабо улыбнулся и неожиданно подмигнул пегаске.

— Вижу, у вас был удачный рейд. — Оценщик явно принял их за продвинутых рейдеров. — Поздравляю.

— Спасибо! — Роза тепло улыбнулась в ответ, словно не замечая сарказма в словах старика.

— В принципе, у вас тут много, качественно, хорошо. Думаю, это четырнадцать тысяч двести восемьдесят три крышки. Отличная сумма, чтобы купить целый табун рабов. На неоперившихся пегасов вам хватит наверняка.

— Пегасов? — деланно удивилась хакер.

— Именно. Я ведь далеко не первый год живу. И несмотря на слабое зрение, вполне способен узнать броню, похожую на ту, что на новых рабах. Не волнуйтесь, меня не интересует политика, моя работа лишь оценивать. Но вот вам почему-то хочется пожелать удачи.

— Спасибо, — искренне поблагодарил Грей. — У меня к вам есть небольшая просьба...

Получив табличку с номером у молчаливого земнопони, их караван занял указанное место, вокруг которого тут же образовалось свободное пространство. Обитатели и гости города по достоинству оценили боевые модели роботов производства Министерства Военных Технологий. Впрочем, их одиночество длилось ненадолго. К Грею подбежал пони-подросток и радостно загомонил.

— Продам информацию, десять крышек за один вопрос, знаю многое о многих.

— А не впариваешь? — иронично поинтересовалась Роза, отодвинув пегаса легким движением крыла.

— Обижаете, миледи! — В глазах пони и впрямь промелькнула обида. — Я лучший информатор Плейнхува!

— Тогда расскажи нам, откуда здесь взялось солнце? — спросила кобылка, протягивая крышки.

— Отличный вопрос, миледи! Дабы показать свою силу, наши высокочтимые хозяева наняли три дополнительных отряда воинов-грифонов, которые расчистили небо и охраняют наши воздушные границы. Поговаривают, будто вдали видели несколько отрядов пегасов, но они так и не рискнули приблизиться к нашему городу!

«Забавно. Анклаву вполне по силам победить этих грифонов, но это неизбежные потери. По сути, Плейнхув находится далеко от границ воздушных городов и важных маршрутов, поэтому на него просто махнули копытом».

— А как насчет вот этих? — Роза, не стесняясь, указала копытом в сторону огромного каравана с винтовками.

— Это делегация из Даймонд Шафта. Им постоянно нужны новые сильные рабы, способные работать в глубине шахт и добывать драгоценные камни. Купят штук двадцать жеребцов и поведут их под конвоем назад. Бунта они не боятся, но конкурирующие банды вполне могут устроить налет.

«Грызня за власть, контроль над точками влияния. Прямо и не покидал облака».

— Хм. Расскажи нам про эту гору железа, — кобылка кивнула в сторону недавно встреченного монстра.

— О, это же сам Молот! — восторженно загомонил подросток. — Его наемный отряд считается одним из самых опасных в округе! Они могут выследить и уничтожить любую цель выбранным заказчиком способом. Обычно покупатели настаивают на том, чтобы он напрыгивал на связанную жертву всем своим весом. Говорят, хруст костей прекрасно сочетается с предсмертным криком, но за доставку к нанимателю и последующую казнь он берет дополнительную плату. Также в его копытах часто бывает ценная информация или артефакт, а вот с ловлей рабов на продажу у них не задалось.

— Почему это? — Роза внутренне скривилась, но старалась не подавать вида.

— Пони говорят, — информатор понизил голос, — будто Молот плохо себя контролирует. Как поймает какую-нибудь кобылку, тут же наседает на нее. Рвет бедняжку пополам, поскольку слишком большой. После нескольких удачных рейдов он и его компашка приходят в Плейнхув и покупают несколько обученных рабынь. Стараются их беречь, чтобы те по полной отработали выплаченные крышки, но все равно конец у них близкий и грустный. Правда, всегда бывает исключение... — Подросток замолк, многозначительно поглядывая на пегаску. Та протянула ему еще десяток крышек, и он продолжил в прежнем темпе.

— Один из единорогов Молота часто покупает себе рабыню. Всегда одну, когда исчезает другая. Он заботится о них, даже копытом не трогает и другим не позволяет. Молот его уважает, поэтому живется ей хорошо, пока отряд в очередную заварушку не встрянет, где валят всех подряд. По слухам, все эти рабыни как одна преданы своему хозяину, спасшему их и давшему альтернативу долгой и мучительной смерти. Зачем они ему нужны, никто не знает. Скорее всего, он псих, понимаете, не все пони на месте в его голове. Больше ничего сказать не могу.

— А вот она? — Кобылка указала копытом на фигуру в белом плаще. — Грозная личность.

— Ну у вас и вопросы, леди. — Информатор поежился. — Это Зекранта, она из «темного» Стойла в южной пустыне. Каждый раз приводит единорогов-рабов, после чего скупает симпатичных земных кобылок и изредка пегасов. Никто не знает, зачем они ей. Сейчас-то ей раздолье будет, когда выставят рабынь с нежной шерсткой. — В голосе подростка послышались сальные нотки. Похоже, он мог жалеть лишь о том, что ему не по карману попробовать их лично.

— Их, кстати, трогали? — как бы невзначай поинтересовался Грей. — Не хотелось бы купить порченый товар.

— Нет, что вы, это против правил! Взяли лишь самых непокорных, чтобы остальные на их примере поняли, каково это – идти против воли хозяев. О них хорошо заботятся и ухаживают, поэтому будут продавать по завышенной цене. Не меньше пяти сотен крышек за красивую кобылку!

— Спасибо за информацию. Свободен. — Роза моментально отсчитала плату и потеряла к информатору всяческий интерес. Грей заметил, что ее колотила едва заметная дрожь. Когда сплетник оказался вне их поля зрения, разведчик наклонился к уху кобылки.

— Успокойся. Действуем по плану. Программы готовы?

— Да. — Пегаска подобралась, вскидывая голову. — Уверена, их не найдет даже продвинутый хакер. Давай возьмем чего-нибудь выпить.

— Конечно. — Достав из небольшого ящика две банки Спаркл-Колы, он протянул одну из них Розе. — Когда все это закончится, отпразднуем чем-то покрепче сидра!

— Определенно! — Кобылка благодарно улыбнулась и на секунду прижалась к жеребцу. — Кажется, где-то в Стойле был спирт.

***

«Йи-иха! Мои маленькие пони! Вот и в эфире ваш любимый DJ Pon3! И конечно же, я пришел к вам не с порожними сумами. Хотя как пришел, ведь я всегда с вами, ха-ха! И плевать, дети мои, заслуживаете вы того или нет. Кому положено, все получат под хвост! И неважно, заткнут ли они при этом свои маленькие ушки, или нет. Ну а теперь мне нужно оправдать прерывание столь прекрасной музыки, которую мы все с наслаждением слушаем вот уже немногим больше века!

Хотя настоящие ценители всегда могут переключиться на вспомогательный канал, где проигрываются записи выступлений знаменитой Октавии и ее виолончели. Вдруг им промоет мозги так, что они станут еще одними Стальными Рейнджерами? Не в обиду вам, угрюмые ребятки!

Итак, начнем с самого главного – с так называемой столицы Западного Сектора! Если вы не страдаете ранней формой склероза, то, безусловно, должны помнить мои слова о бесконечных реках крови, льющихся в Даймонд Шафте! Брат пошел на брата, Стальной Рейнджер на банды, а говно на говнюка! К чему я это вспомнил, спросите вы? Неужели они наконец-то перебили друг друга? А вот хрен!

Просто наши дорогие Стальные Рейнджеры… и когда я говорю дорогие, я вовсе не подразумеваю их как обладающих какими-то выдающимися личными качествами, а припоминаю заломленную за охрану моих ретрансляторов цену. Кхм, так вот, наши дорогие Стальные Рейнджеры внезапно заперлись в своих крепостях! Сидят, понимаешь ли, за высокими стенами и пулеметами и носа не кажут из укрытий. Местные здорово обрадовались свободным от патрулей дорогам, и резня вышла на новый уровень жестокости!

«Это какой-то тактический ход, – скажете вы. — Они ждут, пока эти твари перебьют друг друга, и плевать на постоянные пополнения с окраин!» Но вот в чем прикол, дети мои – несколько очевидцев видели огромный отряд рыцарей и паладинов, увешанных оружием даже больше обычного. И где! На выходе из Даймонд Шафта! Неужели они решили бросить свою базу и перебраться к своим дружкам из Союза Стойл? Или им надоела бесконечная резня и они отправили отряд на переговоры со своими восточными собратьями с просьбой забрать их отсюда?

Ну а пока я не нашел ответа на эти животрепещущие вопросы, ловите свежую новость – у нас появился новый герой! Ну, или же это был отряд героев, информация из третьих копыт никогда не отличалась надежностью.

Я уже чувствую, как вы хотите сказать мне: «Пон, дорогой, но что же в этом такого? Каждую неделю то тут, то там появляется очередной герой, который месяц спасает всех подряд. Это уже давно устарело и вышло из моды!»

Вы правы, дети мои, герои уже давно стали банальностью. Но здесь на первый план выходит то, чего никогда не хватало всем тем идиотам, которые уже после второй недели становились рейдерами или мародерами. Я скажу вам всего два слова – оригинальный подход!

Одну крохотную деревушку мусорщиков, чье название я уже и не вспомню, донимала не такая уж крупная банда из пяти рейдеров. Видимо, им не под силу было урвать куш побольше, поэтому они просто кормились еженедельной данью с этого жалкого народа. И вот в один прекрасный день они просто исчезли!

Ошарашенные жители деревни неделю не могли поверить в свое счастье, а потом еще два дня бурно отмечали освобождение. Но все же они собрались с духом и послали разведчика к логову рейдеров. Именно он и отправил мне письмо. И да, парень, в следующий раз найди нормальную бумагу, от этой до сих пор несет блевотиной!

Кхм, так вот, я вновь отвлекся. Он нашел пропавших рейдеров в небольшой пещере около заброшенной метеостанции. Всех пятерых жестоко убили и, судя по следам, заживо распотрошили, после чего бросили умирать. Из лома, который они по какому-то недоразумению называли оружием, ничего не пропало. Также на месте остались крышки и патроны, что уже переходит самые разумные границы и фактически отметает атаку более удачливой банды. И вот тут-то, дети мои, и начинается стиль, о котором я говорю!

На теле бывшего главаря банды обнаружили записку на белой подарочной бумаге, которую также переправили мне. Некий художник сделал маркером весьма детальный набросок чего-то, похожего на вымершую птицу, а ниже приписал «Уточка не прощает». Ха! Я так и представляю, как эта самая уточка заходит в лежбище рейдеров и потрошит всех пятерых. Парень, ты определенно выбрал не тот символ! Тебе больше подойдет разъяренная мантикора или свихнувшийся гуль. В общем-то, наш выпуск новостей подходит к концу, поэтому ценители нашей вечной музыки могут вздохнуть с облегчением.

Оставайтесь на нашей волне!»

***

Из динамиков вновь полилась бодрая музыка. Не успел Грей обдумать последние новости и начать гадать, куда он вообще попал, как Роза недовольно щелкнула хвостом.

— Выключи уже радио, они вот-вот начнут!

Грей коротко кивнул и отдал команду интерфейсу на переход в базовый режим. Взгляд его невольно вернулся к странному отряду, возглавляемого Молотом. К стоящей кучке пони прибавилась еще одна кобылка. От других ее отличал изящный золотой ошейник с тянущейся к копыту одного из единорогов тонкой цепочкой. При взгляде на него на экране появились помехи.

«Ошибка. Идентификация невозможна. Ошибка. Для успешной идентификации необходимо приблизиться к объекту».

— Видимо, та самая особая рабыня. Ну и бред, — прошептал жеребец, удержавшись от желания постучать по шлему.

Всеобщее внимание привлек внезапно появившийся на сцене единорог в яркой разноцветной одежде. Золотое свечение окутало его рог, постепенно переходя на горло. По всей Торговой площади разнесся громовой голос.

— Приветствую вас на семьдесят четвертом всеобщем Аукционе! В этот день мы продаем второстепенные лоты, но они таковы лишь по названию! Высокое качество товара и полная покорность гарантированы! И не откладывая в долгий ящик – наш первый лот!

По его команде несколько земнопони вывели на сцену трех понурых жеребят.

— Дети с одной из близлежащих ферм, единственные выжившие в семье! Два жеребчика и одна кобылка! Подумайте, вы можете обучить их чему угодно, ведь дети все схватывают на лету! Из кобылки обещает вырасти отличная постельная пони, а жеребчики станут отличными трудовыми рабами. Могут продаваться как вместе, так и по отдельности! Стартовая цена – сто крышек за жеребчика и двести крышек за кобылку! Да начнутся торги!

Роза, обратившая все свое внимание на помост, мелко дрожала. Ее дрожь была заметна, даже несмотря на броню, скрадывающую движения кобылки.

Долго она не выдержала, быстро повернувшись к жеребцу.

— Грей, мы должны их спасти!

Он лишь молчаливо посмотрел на нее в ответ, словно напоминая пегаске ее же слова о стесненности в средствах.

— Теперь я понимаю... — Роза закусила губу, вновь повернув голову к сцене. В ней пробудился скрытый доселе инстинкт сохранения рода. — Но это же жеребята! Они не заслужили!

Два жеребенка ушли всего за двести крышек какой-то парочке грифонов, стоявших обособленно от остальных. А вот за симпатичную кобылку серого окраса развернулась настоящая баталия. И чем дольше покупатели перекрикивали друг друга, тем шире становилась улыбка у торговца живым товаром. В конце концов, право на жеребенка получил тучный земнопони, которого четверо рабов принесли на вычурных носилках с крышей. Его сальный взгляд и мерзкая ухмылочка не оставляли каких-либо сомнений в дальнейшей судьбе рабыни, тем более что рядом к паланкину уже было привязано несколько кобылок, отличавшихся своей молодостью.

«Да этот урод любит маленьких жеребят!»

Роза низко опустила голову, кусая губы. Вид у нее был очень несчастный.

— Мы должны будем постараться их найти, — тихо прошептала хакер. — Может, после... Иначе они будут являться мне во снах.

Она подняла взгляд на следующие лоты. Не успели жеребята скрыться из виду, как на сцену вывели обыкновенного, покрытого шрамами земнопони. Даже под коркой грязи и запекшихся ран можно было разглядеть бугры ходящих под шерстью мускулов. При его виде заметно оживились кобылки, похотливо разглядывающие мощную стать жеребца.

— А это Андерс – оказавший сопротивление сборщикам податей фермер! Его семья теперь ублажает наших хозяев, а сам он выставлен на аукцион в качестве тяглового раба! Стартовая цена – сто пятьдесят крышек!

— Сто пятьдесят! — Крикнул предводитель пони из Даймонд Шафта. Он по достоинству оценил физическую силу раба, отлично подходившую для темных сырых шахт столицы сектора.

— Двести! — тонко воскликнула миниатюрная кобылка, похотливо смотрящая на живой товар. Роза рассмотрела наконечник плетки, торчащий из ее седельных сумок.

— Двести пятьдесят! — в игру вступила кобылка-рейдер, чья броня состояла из множества кожаных лент, покрытых шипами.

— Триста! — лидер каравана не сдавался.

— Три пятьдесят!

— Четыреста!

— Пятьсот!

— Семьсот пятьдесят. — От нового голоса повеяло могильным холодом. Торги моментально застыли. Все пони дружно повернулись к одинокой фигуре в ослепляющем белом плаще. Кобылка-рейдер хотела было перебить ставку, но ее подруга едва ли не засунула той копыто в рот, что-то возбужденно шепча. В конце концов та кивнула и потеряла к товару всяческий интерес. Связываться с Зекрантой не хотелось никому.

— Почему они перестали торговаться? — Роза нахмурилась и провела копытом по земле. — Я чувствовала, они ведь хотели продолжать! А если она заинтересуется нужными нам пони?

— Не волнуйся, я ее не боюсь. — Несмотря на противное липкое чувство в глубине души, пегас говорил правду. Офицеров Анклава учили преодолевать страх довольно жестоким способом.

Рабы шли один за другим. Основную их массу составляли фермеры, на чьи земли совершили налеты подконтрольные Мастерам банды. Избитые, сломленные, с потухшими взорами, они представляли лишь жалкие тени прежних себя, сдавшись и прекратив борьбу. Их покупали как живую силу, охрану, объекты издевательства или игрушки для секса. Молот долго сражался с парочкой грифонов и рейдершей за двух симпатичных близняшек, дочерей очередного погибшего фермера, пока конец их спорам не положил ледяной голос Зекранты, обещавшей по тысяче крышек за каждую. Выдав в воздух трехэтажную конструкцию, монстр отвернулся от сцены и потопал к лоткам с едой.

«Даже он не хочет с ней связываться»

На пятнадцатом лоте (очередной тягловой пони, ушедший в Даймонд Шафт за пятьсот крышек) продавец объявил перерыв. Большинство пони и грифонов направилось к лавкам, где торговали едой, лишь караваны остались на месте, охраняя товар. Пегасы рассматривали юную кобылку в новехоньком ошейнике, которая понуро брела за паланкином своего нового хозяина, когда к ним кто-то подошел. Несмотря на зной и духоту, которые проникали даже сквозь фильтры и тепловую защиту костюмов, по их спинам пробежал предательский холодок. Грей тут же понял, кого увидит за своим хвостом. И не ошибся. В зеркальном экране шлема отразилась фигура в ослепляющем белом плаще.

Роза, обернувшаяся второй, не сдержала предательской реакции. Пегаска вздрогнула мелко, скрыто, больше похоже на краткую судорогу, но не сильно подобающе для разведчицы Анклава, пусть и бывшей.

— Что вам надо посреди нашего каравана? — Розе явно не нравилось видеть столь активную покупательницу рабов.

— У меня есть предложение, — совершенно нормальным голосом произнесла загадочная погонщица.

— И с чего вы взяли, будто оно нам интересно? — Крылатая пригнула голову к земле, расставив передние копыта:

— Уж поверь мне, маленькая пони. — Хоть лица говорившей и не было видно, пегасы буквально почувствовали ее улыбку. — У меня очень хороший слух. Я знаю ваши планы. И они меня полностью устраивают.

Роза распахнула крылья, хищно изогнув хвост. Роботы явно отреагировали на это движение, повернувшись к гостье.

— И как же наши некие «планы» могут соответствовать интересам пони, которую боится каждый из присутствующих на этой площади? Мне кажется, между нами слишком много различий.

— То, что кажется черным, не обязательно им является. Ты далеко не первая, кто совершает ошибку и судит по первому впечатлению. — Загадочная фигура покачала головой. — Вы хотите купить своих товарищей, после чего устроить ночную диверсию и сбежать из города, прихватив нескольких рабынь из нового Стойла. Хороший план, но неидеален и пахнет самоубийством. Я могу помочь. Ликвидировать наиболее опасных охранников, способных вам помешать. Взамен на услугу.

— Какие интересные сведения. — Роза отвернула голову в сторону. В ее голосе сквозило пренебрежение. — Мне даже стало интересно, что может запросить такая пони, как ты.

— Вы купите двадцать девятый лот. Мы встретимся за стенами, и вы передадите ее мне.

«Еще одна пони жаждет получить особо интересного ей раба. Куда же все они на земле скатились за этот век!»

— Не считаю это возможным.

— Маленькая глупая пони. Если будем дружить, шансы на успех повысятся и у меня, и у вас. — Очередная невидимая улыбка из-под капюшона.

— Я давно вышла из возраста маленьких и глупеньких. Ты даже не представляешь, как рано это все выбивают у кадетов Анклава! — Роза не сдержалась и топнула копытом. — Если ты хочешь, чтобы мы передали ее тебе, то потрудись объяснить зачем. Для чего тебе еще один раб?

Зекранта помолчала минуту, принимая какое-то решение.

— Я хочу сблизиться с ней. Скоро произойдет множество событий, которые изменят абсолютно все. Вы должны знать лишь одно – я не причиню ей вреда. А даже если и захочу, то просто не смогу. Ведь она гораздо сильнее. — В ее голосе отчетливо послышалось уважение, смешанное со страхом. — Лучше я помогу ей сейчас, чем буду сметена потом.

Роза повернула голову к Грею в явном недоумении. Она явно ждала другого ответа. Более того, он казался честным.

— Мы...

— Почему ты не купишь ее сама? — наконец вступил в разговор жеребец.

— У меня есть враги. Они точно не знают, кто мне нужен, но будут мешать. Я помогу вам ночью. Ликвидирую грифонов. Может, прикрою от кого еще. Собью погоню со следа. Расскажу, как надо действовать. И приведу жеребят, на которых ты смотрела так, будто они твои.

Роза отступила назад, опустив голову. Это был нечестный ход.

— Это предложение… Я не могу отказаться. — Роза с трудом сдерживала чувства. — Грей?

— Хороший аргумент. Действенный, — равнодушно проговорил пегас, рассматривая не затянутое облаками небо. — Договорились. Мы купим и приведем тебе ту пони. Но если обманываешь...

— Не бойся, крылатый, — теперь в голосе колдуньи звучала насмешка. — Можешь спросить кого угодно. Зекранта всегда держит свое слово.

— И почему мне в это не верится? — тихо пробормотала Роза.

— Мне нет резона ссориться с вами. — Зекранта громко фыркнула. — Ваше Стойло находится слишком далеко от моего. Не смотри на меня так, маленькая пони. Я знаю, откуда вы. Вам следует получше прятать свои мысли.

«Ну и бред! Жалкая лгунья! Не может ведь она на самом деле читать наши мысли!»

— Тогда встретимся позже, аукцион вот-вот продолжится. — Пегаске хотелось поскорее прервать беседу.

Загадочная пони кивнула на прощание и растворилась в толпе. Постепенно все вернулись на свои места, и на помосте вновь появился распорядитель торгов.

— Итак, мы продолжаем! Шестнадцатый лот, три жеребца и одна кобыла, продаются вместе, начальная ставка...

Лот номер двадцать семь оказался очень знаком двум крылатым разведчикам. Это была как раз та кобылка, которая просила помощи у Грея. Роза повернула к нему голову, слегка наклонив ее набок.

— О чем ты думаешь?

— Надо ведь с чего-то начинать, а то стоим здесь уже больше часа и никого не купили. — Разведчик тяжело вздохнул. — Тем более если все будет хорошо, то твои жеребята будут спасены от рабства. А эта пони обречена, если мы ее не выкупим.

Пегаска посмотрела на выставленную под всеобщее обозрение изящную кобылку. Перед торгом ее внешность явно привели в порядок. Шерстка лоснилась, а сама она старалась занять как можно более неподобающую позу, пусть и без слишком излишней откровенности. Этого хватило, чтобы привлечь жадные взгляды жеребцов. Впрочем, можно было заметить и некоторых представительниц слабого пола, похотливо взирающих на пленную кобылку. Таким образом она старалась понравиться публике и не угодить в копыта Молота.

— Отлично обученная рабыня для утех! Попала к нам после смерти лидера «Драконов» и фактического уничтожения банды. Была личной игрушкой главаря. Пони, призванная дарить наслаждение своему господину. Стоит отметить прекрасную физическую форму, к тому же ее давно не касалось копыто посторонних. Стартовая цена триста крышек!

— Четыреста! — закричал грифон в броне наемника.

— Пятьсот! — донеслось из паланкина жеребца-педофила. Видимо, он счел выставленную рабыню достаточно молодой для себя.

— Шестьсот! — донеслось от парочки грифонов.

— Восемьсот! — яростно взревел Молот, грозно выйдя вперед. Все пони и грифоны вокруг опасливо покосились на него, но противостоять не рискнули. Распорядителю это не слишком понравилось, но делать было нечего.

— Восемьсот раз, восемьсот два, восемь...

— Тысяча. — Спокойный голос, доселе не участвовавший в торгах, моментально привлек к себе всеобщее внимание. Фигура в черной броне с продвинутыми винтовками по бокам казалась достойным соперником закованному в сталь монстру. Молот остолбенело смотрел на Грея, не в силах поверить такой наглости. Опомнился он лишь на слове «два».

— Тысяча сто!

— Тысяча двести.

— Тысяча триста!

— Четыреста.

— Пятьсот!!!

— Тысяча семьсот. — Спокойствию Грея оставалось лишь позавидовать. К Молоту подошел пони в броне с похожей символикой и что-то прошептал тому на ухо. Тот фыркнул и неожиданно взревел.

— Ни за что! Я ему не уступлю! Тысяча восемьсот.

Все затаили дыхание. Цена за подобных рабынь редко выходила за пределы тысячи, а тут соперники практически дошли до двух. К тому же нашелся кто-то, посмевший бросить вызов самому Молоту – лидеру наемного отряда, отличавшегося особой жестокостью к своим врагам. Грей задумчиво смерил своего оппонента оценивающим взглядом, после чего насмешливо произнес.

— Две тысячи.

Неизвестный единорог опять что-то настойчиво прошептал монстру, показывая на двух купленных ранее рабынь, боязливо вжимающихся в землю. Молот послушал несколько секунд, после чего проревел.

— Нет! Две тысячи двести!

— Две тысячи триста, — тут же парировал пегас.

— Две четыреста!!! — пуще прежнего взревел Молот.

— Грей, закругляйся уже, — капризно произнесла Роза. Слова пегаски разнеслись по всей площади, вызвав многочисленные смешки.

— Конечно, дорогая. Мне и самому уже надоело. — Недовольно ответил жеребец. Все подумали, будто он сдался. Распорядитель уже хотел объявить победителя, как все тот же спокойный голос разведчика прервал его.

— Три тысячи крышек.

— Продано господину Грею! — радостно воскликнул распорядитель торгов.

— Что?!! — взревел Молот. — Я готов дать четыре!!!

— Да хоть пять, — пожал плечами единорог. — У меня тут доклад от оценщика о располагаемой вами сумме плюс вычет от предыдущих покупок. Вы исчерпали свой лимит, господин Молот, поэтому попрошу вас заткнуться.

Раздался новый взрыв смеха. Поставленный на место залетным новичком, Молот стремительно терял уважение, переходящее к пегасу в угрожающей броне.

Тем временем охранники приделали к ошейнику рабыни серебряную цепочку и подвели ее к покупателю.

— Поздравляю с покупкой, — радостно улыбнулся один из них, демонстрируя пожелтевшие зубы.

— Спасибо, парни, — ответил пегас, принимая цепь. Брань Молота красноречиво говорила о том, что у них с Розой теперь большие проблемы, но ему было плевать. Щемящее чувство восторга от победы, смешанное с азартом, однозначно того стоило, даже несмотря на убийственный взгляд пегаски. Разведчику понравилось участвовать в торгах. Он определенно хотел попробовать еще. Тем временем на помост вывели следующий лот...

Пока выдался небольшой перерыв перед загадочным двадцать девятым номером, Роза подошла к новоприобретенной пони вплотную, критически разглядывая ее, слегка заводя голову то справа, то слева.

— Ну... добро пожаловать к нам, симпатяжка. — Пегаска вздохнула, прикрыв глаза копытом. — Надеюсь, мы не пожалеем, что помогли тебе. Ведь наш «план покупок» даже толком и не открылся.

— Госпожа, спасибо. — Кобылка нервно дрожала, готовая вот-вот расплакаться. Стоило пегаске подойти к земнопони, как та бросилась целовать ей копыта. — Обещаю, вы не пожалеете. Меня обучили ублажать кобылок, и я буду очень стараться. Я готова на все, только умоляю, защитите меня.

Роза поперхнулась, слегка отступив. Такой ответ явно был совершенно неожиданным для нее.

— О... М... Да... Мы постараемся.

Она поспешила повернуться в сторону распорядителя, как раз объявляющего новый лот. Желтые щеки кобылки стремительно меняли окрас на алый.

Грей здорово повеселился от такой реакции своей особенной пони. Приказав своей новой рабыне никуда не отходить от боевых роботов, он наклонился к пегаске.

— Смотрю, она тебе понравилась.

Устроители аукциона разделили лоты по категориям. Сначала шли захваченные фермеры и рейдеры, впавшие в немилость Мастеров или проигравшие другим бандам. Затем настала очередь кобылок и жеребцов, специально обученных для ублажения своих хозяев, после чего следовали солдаты. Рабынь из Стойла, являющихся элитным товаром, отложили на десерт.

Двадцать восьмым лотом оказалась еще одна молоденькая кобылка, не такая симпатичная, как предыдущая, но все же вполне возбуждающая. За нее развернулась нешуточная борьба между пони в паланкине, двумя грифонами и единорогом из отряда Молота. Сам же предводитель сверлил Грея яростным взглядом, мысленно призывая на его голову всевозможные кары. Остановившись на тысяче крышек и сотне сверху, единорог победил. Он принял серебряную цепочку в зубы, чем немало удивил охранников. Впрочем, они привыкли не задавать вопросов.

Тем временем на помост вывели очередную попавшую в копыта Мастеров жертву – довольно крупную и вместе с тем элегантную единорожку темного цвета с красивой синей гривой и странными татуировками на шкуре. При взгляде на ее кьютимарку на ум почему-то приходило выражение «звездный взрыв».

— Грей, — прошептала Роза. — Это ее мы обещали купить Зекранте.

— Точно, спасибо, — рассеяно кивнул жеребец, все еще посматривающий на круп своего нового приобретения.

— Найденная посреди пустыни! — тем временем начал распорядитель. — Эта кобылка не говорит ни слова, но вы только посмотрите на ее тело! Упругое, сильное, молодое! Она долго прослужит своему новому хозяину! Начальная цена двести крышек!

Отовсюду тут же послышались выкрики.

— Триста!

— Четыреста!

— Пятьсот! — Похоже, работорговцы по достоинству оценили тело новой жертвы.

— Тысяча, — спокойно произнес Грей. И его услышали. Восстановилась тишина, все явно прикидывали, стоило ли связываться с богатым новичком.

— Полторы!!! — взревел Молот, выходя вперед. Грей лишь насмешливо улыбнулся.

— Мы это уже проходили. Две.

Молот недовольно фыркнул, но смолчал, напоследок одарив жеребца испепеляющим взглядом. Торговец уже собирался объявить победителя, как тишину разорвал еще один спокойный голос.

— Три тысячи.

Головы собравшихся тут же повернулись к небольшой одинокой фигуре, укрытой плащом с затейливой вязью, состоящей из никому не знакомых символов.

«А вот и проблемы, — промелькнуло в голове пегаса. — Нужно ли связываться?» Но прежде чем эта умная мысль успела достигнуть нужного отдела в мозге жеребца, с его губ уже сорвалось.

— Четыре тысячи.

Тишина на площади стала воистину могильной. Даже упавшая у кого-то крышка издала оглушительный звон. Лица пони вновь повернулись к незнакомцу. Лишь Грей внимательно смотрел на оценщика. Пони украдкой повел плечами и аккуратно начертил в воздухе символ «Х», внезапно подмигнув пегасу.

— Пять. Тысяч. — Фигура в звездном плаще и не думала сдаваться.

«У нас всего десять тысяч. Весело будет, если мы потратим все до последней крышки, не дойдя до пегасов».

Впрочем, отступать он не собирался. Слишком уж захватил азарт торгов, отодвинув на второй план кричащий инстинкт самосохранения.

— Шесть тысяч крышек.

Вновь воцарившаяся тишина затянулась. Торговец стоял с широко открытым ртом, не в силах произнести ни слова. Он даже не начал отсчитывать последнюю ставку.

Наконец неизвестный скрытый пони повернул лицо в капюшоне к парочке пегасов с их новой рабыней. Его глаза сияли холодным синим светом, пробирающим до самых внутренностей. Они смотрели прямо в душу. Но через мгновение в мерцающих огоньках промелькнуло удивление. Он опустил голову. И промолчал.

— Победителем объявляется господин Грей! — воскликнул потрясенный распорядитель. Площадь тут же накрыло волной шума и гама – всем не терпелось обсудить столь высокую цену за посредственную рабыню, пусть и покрытую вязью татуировок, а Грей подсчитывал количество оставшихся крышек. Даже по самым оптимистичным прогнозам на пегасов им не хватало, а значит, все шло по плану.

Продавец рабов, успевший побывать за кулисами и, судя по лицу, пропустивший кружечку (а то и не одну) рома для успокоения нервов, выкрикнул в толпу.

— Лот номер тридцать! Отряд пегасов-нарушителей, сцепившихся с нашими пограничниками! Обученные солдаты, сильные, здоровые, с различными специализациями и умениями! Продаются вместе! Стартовая цена полторы тысячи!

Из толпы тут же донесся какой-то усталый, уже знакомый всем голос Молота.

— Две.

Естественно, его ставка вызвала новую волну смешков. Ее перебил пони из каравана Даймонд Шафта.

— Две и сто крышек сверху!

— Три тысячи крышек. — Тут же среди торгующихся обнаружился грифон в обмундировании наемников.

Караванщик сразу скуксился. Зато в торг вступил пони, присевший в своем паланкине. Можно было слышать, как он, лишь слегка снизив голос, заявил сухонькому жеребцу внизу.

— Я хочу прекрасных пегасок-охранниц. Жеребцы тоже подойдут. Они, конечно, староваты, но чего не сделаешь ради приносящей удовольствие безопасности. Четыре тысячи!

— Четыре тысячи двести! — Грифон не унимался.

— Извини, милый, но на безопасности не экономят. Четыре пятьсот. — В ответ послышался смешок.

Роза тем временем тихо скрипела зубами, поглядывая на их с Греем «покупки».

— Жизнь пони. Судьба. Все это решается какими-то крышками от бутылок с напитком. До чего же мы докатились. Свободные пегасы, всю жизнь прожившие на облаках, оказались в рабском ошейнике. Неужели так можно жить? Смогла бы я выжить?

Она с большим трудом представляла себя в такой роли. Впрочем, как и любого пони из встреченных ей в Стойле Сто Семьдесят Четыре.

Тем временем торги продолжались.

Цена пегасов поднялась до шести с половиной тысяч.

— Может ты права, мы и вправду жили довольно свободно. Вот только... — Грей пожевал губу, следя за торгами. Время вмешиваться еще не наступило, хотя покупатели смотрели на него все чаще и чаще. — Вот только заслуживаем ли мы этой свободы? Отделившись от некогда единого королевства, чего можно ждать от брошенных на произвол судьбы пони? Каждый выживает, как может. А насчет выживаемости, — жеребец посмотрел на кобылку, — не знаю. Мне очень сложно представить тебя принявшей рабство. Мы с тобой из тех пегасов, которые дерутся до конца.

— Семь тысяч! — закричал пони из паланкина.

— Семь двести! — возразили ему грифоны. Страсти накалялись, а кучку понурых пони с крыльями совсем не интересовала их собственная цена. Некогда такие разные пегасы казались копиями друг друга – в одинаковых ошейниках, с одинаково обреченным выражением лица. Лишь фиолетовая кобылка гордо смотрела на жаждущих ее тела покупателей ледяным взглядом. Подчеркнуто высокомерная и хладнокровная, она казалась настоящей королевой среди рабов. Ровно до момента, когда ее лазурные глаза не наткнулись на сородича в броне Анклава. Кобылка едва заметно вздрогнула, до крови закусив нижнюю губу. В ледяных глазах промелькнула надежда. Она что-то прошептала крупному, безразлично уткнувшемуся мордой в пол серому пегасу. Секунда – и надежда запылала уже в четырех глазах. А еще через минуту на Грея и Розу смотрели все они.

— Девять тысяч двести! — выкрикнул грифон в рыжей броне. Пони из паланкина с ненавистью посмотрел на него, но ничего не сказал. Похоже, его перебили.

— Девять двести раз, девять двести два, — начал отсчет торговец, радостно подсчитывающий прибыль.

— Десять тысяч крышек! — выкрикнул Грей, выходя вперед. По толпе прокатился восхищенный вздох. Вот уже в третий раз этот неизвестный пегас лез на рожон.

— Прошу прощения, господин Грей, — ответил работорговец. — Но боюсь, ваши средства не позволяют сделать такую ставку.

— Разве? — ехидно поинтересовался пегас. — В будке оценщика мне назвали цену боевой модели AJ-21 в прекрасном состоянии, а именно – пять тысяч крышек за каждую.

— То есть вы хотите расплатиться роботами?! — пораженно воскликнул аукционщик. И было от чего удивляться, ведь кто в здравом уме променяет верные и надежные боевые машины с тяжелыми пулеметами и гранатометами на кучку сломанных рабов, которых еще надо вылечить, накормить и дать им оружие?

— Именно, — спокойно ответил разведчик. — Вы принимаете такую ставку?

— Да, конечно принимаем! — радостно воскликнул продавец. — Десять тысяч раз...

— Двенадцать тысяч! — насмешливо выкрикнул грифон в рыжей броне. — Я так просто не сдамся, цыпленок.

— Крутой, значит? — весело ответила на выпад Роза. — А пятнадцать тысяч потянешь?

— Да хоть семнадцать, — в тон ей ответил наемник.

— Тогда я ставлю двадцать, — спокойно заключил пегас, указывая на четыре боевые модели позади себя.

Грифон хотел было открыть клюв, но подскочивший напарник отвесил ему звонкий подзатыльник и отвел в сторону, напоследок покачав пернатой головой. Распорядитель произнес свою считалку, перекрикивая возбужденный гомон. И ведь было от чего – таких ставок здесь еще не делали. Они только что стали легендой Плейнхува.

— Продано господину Грею за двадцать тысяч крышек!!!

Роза глубоко вздохнула, глядя на подходящих к ним пегасов в сопровождении нескольких новых пони. Главной неизвестной в их плане оставались Мастера, а точнее их программисты. Ведь если среди них найдется специалист, который сможет раскусить спрятанную команду...

Впрочем, им, похоже, повезло. Делегация работорговцев располагала лишь простыми ПипБаками. Их как раз хватало, чтобы загрузить код и передать на них управление. Роза со спокойной душой, но, сердито поглядывая на разведчика и постоянно бурча про нерациональное повышение ставки, выполнила свою работу. В то время как Грей провел краткий разговор с пегасами, попросив их пока вести себя спокойно и сдержанно, а потом им все объяснят.

Роза проводила взглядом довольных представителей Мастеров, сопровождаемых четырьмя роботами. Теперь у них оставалось лишь две боевые модели, и кто знает, хватит ли им этого? Недовольно фыркнув, она обернулась к Грею.

— Думаю, мы можем убираться с этой площади. Каждый пони, которого я вижу на помосте, заставляет меня чувствовать вину перед ним. А еще злость...

Кобыла прикрыла глаза, скрипнув зубами.

— Это все настолько неправильно, что наше участие в этом кажется тоже чем-то нереальным.

Жеребец молча покачал головой.

— Еще рано. У нас вполне хватает крышек, чтобы освободить еще кого-нибудь из этих несчастных. Неужели ты бы хотела, чтобы его купили настоящие торговцы рабами?

Роза посмотрела на молчаливую земнопони-для-развлечений в ошейнике, после чего на странную, покрытую татуировками единорожку. Та ответила пегаске безразличным взором, от которого веяло холодом пустоты. Крылатая вздрогнула и поспешно перевела взгляд на освобожденных сородичей, одновременно ощущая вздыбившуюся под броней шерстку.

— Все объяснения потом. Пока не отходите от оставшихся роботов и слушайте нас. — Разведчик обратился к купленным кадетам.

— Так точно, лейтенант! — Все та же фиолетовая пегаска вскинула крыло в приветствии, едва сдерживая улыбку. Грей только сейчас понял, что на его броне остались знаки различия Анклава.

Тем временем Роза переключила внимание на аукцион. Еще несколько пони потеряли свою свободу. Или, если быть точнее, сменили своих хозяев в неволе. Покрытые шрамами, облезлые, накачанные жеребцы с грубой шерстью не вызывали такого сочувствия, как жеребята или плененные семьи. Однако даже к таким наверняка не сильно приятным личностям она чувствовала жалость.

Но так или иначе, она все равно смотрела, пусть даже и не в роли торгующейся пони. Слушать выкрики приобретателей было по-своему любопытно, как и пытаться по их внешнему виду определить цель покупки. Пегаской неожиданно овладел интерес и даже азарт.

Настал момент, когда вывели следующий, тридцать третий лот, один из последних. На помост взошел тот самый грифон.

Роза оживилась и тут же толкнула Грея носом в бок, отвлекая от курсантов.

— Смотри, наш старый знакомый!

За недолгое время разлуки грифон неожиданно успел здорово сдать. Воин выглядел плохо, с низко опущенной головой и потухшим взором, явно разочарованный в жизни.

«Похоже, до него дошли печальные вести – друзья его не купят». — Промелькнула мысль в голове. И она оказалась правдивой.

— Знаменитый Арчер, лидер наемного отряда Черных Клювов! Несколько дней назад он и его группа совершила дерзкий налет на караван Левандерского Торгового Союза, и вот вы видите плачевный результат! Его продали нам как единственного выжившего грифона! Идеально подходит для сражений на арене, да и в постели очень неплох! Стартовая цена пятьсот крышек!

Несмотря на старания торговца, грифоном никто особо не заинтересовался. Сородичи презрительно скривились и потянулись к выходу, а пони предпочитали себе подобных кобылок или жеребцов. Впрочем, цена потихоньку росла, дойдя до восьмисот. Посмотрев в программку, Грей увидел, что грифон идет последним лотом на сегодняшних торгах. Пожав плечами, он крикнул.

— Тысяча!

Торговаться с сумасшедшим пони, выкладывающим двадцать тысяч крышек за пятерых пегасов, никому не захотелось, поэтому вскоре жеребец стал обладателем еще одной серебряной цепочки.

Роза удивленно воззрилась на любимого, тут же горячо зашептав ему на ухо.

— Грей, зачем? Он же убил, наверное, не один десяток пегасов! Неужели ты думаешь, что нам вообще безопасно находиться рядом с таким, как этот?

При этом кобылка кивнула на мрачно застывшего Арчера. Тот ухмыльнулся.

— Волнуешься, крылатенькая? Знаешь, я даже догадываюсь, о чем вы сейчас говорите. Можете прибавить к списку моих «достижений» пару диверсий на территории Анклава, а к ним и еще несколько пегасок. Знаешь, а без брони вы такие же, как и все – обычные, теплые, мягкие пони. От ваших крупов можно получить незабываемое удовольствие...

— Хватит! — возмущенно выдохнула кобылка. — Мы же выкупили тебя у тех, кто уж точно сделает тебя рабом!

— А ты, целка, хочешь сказать, что купили меня для другого?

— Мы выпустим тебя, когда покинем город. А пока будь добр – не создавай нам проблем, — вмешался Грей. — Иначе...

— Угрожаешь, крылатик? — Заявление пегаса явно удивило грифона, но он продолжал держаться вызывающе.

— Именно так. Не будешь вести себя смирно и слушаться нас – я прострелю тебе голову, — равнодушно ответил жеребец, успокаивая Розу поглаживанием крыла. Полюбовавшись физиономией Арчера, Грей повернулся к курсантам.

— Нам нужно найти какую-нибудь стоянку. Там мы дадим вам оружие и медикаменты.

— Грей, там стоит распорядитель, по-моему он ждет денег, — прошептала Роза, опасливо поглядывая на одинокого пони, стоявшего посреди пустующей площади.

— Хорошо, — кивнул пегас. — Подумай пока, куда нам идти.

— Если господа позволят, — боязливо вмешалась в разговор их новая рабыня. — Недостойная знает подходящее вам место. Через две улицы будет гостиница «У зеленого плуга», в которой можно будет снять целый этаж. Цены там сильно завышены, зато есть надежные стены и чистые постели.

— Подходит, — согласился разведчик. — Идите туда, крышек у нас хватит.

Отделившись от отряда, пегас подошел к распорядителю торгов. Большинство пони и грифонов уже ушли с площади, прихватив свои покупки. Остался лишь караван из Даймонд Шафта, их лидер что-то втолковывал купленным пони, активно жестикулируя передней ногой. Подойдя к ярко-раскрашенному единорогу, разведчик кивнул, ожидая начала разговора. И оно не замедлило последовать.

— Господин Грей, официально я уведомляю вас о том, что при выходе с площади вы должны рассчитаться за свои покупки. К счастью, это не доставит нам никаких проблем. На самом деле... — единорог запнулся.

— Да? — подбодрил пегас.

— На самом деле, я хочу вас предупредить. Молот и его приятели известны особой жестокостью по отношению к своим врагам, а также нерациональной жаждой мести. Они очень сильны, и, боюсь, вы стали их целью.

— Спасибо за предупреждение, — искренне поблагодарил пегас.

«Будто мало будет проблем с городом, набитым охраной».

— Это еще не все. Та пони, с которой вы торговались за рабыню с татуировками. О ней почти нет информации. Она просто приходит на наши торги и смотрит на рабов. Сегодня был первый раз, когда она сделала ставку. Помнится, одна банда хотела зажать ее в темном переулке и вытрясти лишние крышки... Была вспышка. От них остался лишь пепел. Будьте очень осторожны, господин Грей, вы покупаете опасных рабов.

— Может, и с Арчером что-то не так? — невесело пошутил пегас.

— Вы правы, — так же невесело улыбнулся единорог. — Ему объявлена вендетта среди грифонов. Он преступник, руководивший такими же изгоями, как он сам. Для остальных сородичей он мертв и абсолютно никому не нужен. И у него есть могущественные враги.

— Спасибо. А почему вы меня предупреждаете? Вряд ли это в интересах Мастеров, — подозрительно осведомился жеребец.

— Просто вы хороший покупатель, господин. Оставили нам много крышек. Наши хозяева всегда ценят богатых клиентов и желают им долгого процветания. Удачи вам, господин. — Кивнув удивленному пегасу, единорог развернулся и порысил к выходу.

Подойдя к нужному строению, пони смогли отметить в первую очередь то, что оно и вправду неплохо сохранилось. Крыша по-прежнему оставалась на месте, а не валялась где-то сбоку среди мусора. На вид это здание было гостиницей еще до войны, причем не из последних.

Откуда-то позади донесся шепот одного из освобожденных пегасов.

— Хорошая конструкция! Выдержала сотню лет в таких тяжелых условиях. Конечно, им далеко до генераторов защиты Башни Тенпони с главным офисом Министерства Тайных Наук, но уже что-то.

— Там было много талантливых единорогов. И то все эти генераторы больше не работают. — Роза фыркнула и почти сразу же вздохнула. — Но ты прав. При виде этого места у меня даже появилась надежда на приличную постель без клопов.