Автор рисунка: Siansaar
Глава 12 — Город рабов Глава 14 — После битвы

Глава 13 — Цена свободы

Сколько может стоить свобода? Сотня крышек? Ящик еды? Боевой робот? А может, цена заключается всего в одном вовремя сказанном слове или правильном поступке?

Недолгий разговор с хозяином гостиницы, большой мешок крышек – и в распоряжение отряда предоставили половину первого этажа, отделенную от общего зала массивной стеной. Оставшиеся AJ-21 послушно замерли у входа, отпугивая любопытных пони.

Пара разведчиков, нахохленный грифон и выкупленные пегасы собрались в просторном помещении, которое когда-то было гостиным залом, о чем красноречиво говорило наличие крупного камина с порталом из пусть облупившегося и потрескавшегося, но все же фигурного камня.

Теперь же посередине комнаты свалили несколько десятков матрасов, явственно указывающих на современное предназначение помещения – большую общую спальню. Они оказались весьма кстати, чтобы с удобством устроиться друг перед другом.

Расположившись на мягком сидении, Грей невольно вспомнил недавно покинутое Стойло с его подушками в обеденном зале. Неожиданно пришло чувство покоя, будто он вернулся домой. Его тут же сменило удивление.

«Неужели несколько дней спокойной жизни успели привязать меня к найденному Стойлу? Я в самом деле считаю его своим домом?»

Выкупленные пегасы окружили Грея и Розу почетным полукругом, радостно улыбаясь своим спасителям. Лишь в глазах фиолетовой кобылки с кьютимаркой в виде снайперского прицела таилось подозрение. И оно лишь усилилось, когда они покинули площадь. Рабыня для утех устроилась рядом с Розой, не привлекая к себе особого внимания. Странная единорожка с татуировками встала у окна, совершенно безразличная к окружавшим ее пони и грифону. Она смотрела на улицу ничего не выражавшими пустыми глазами. Арчер устроился у самого камина, скрестив на груди передние лапы, и насмешливо разглядывал собравшихся кобылок, уделяя особое внимание их крупам.

Роза тем временем сняла шлем и тряхнула головой, позволяя гриве слегка подняться и принять свою прежнюю форму.

— Приветствую все-по... кхм... всех. Думаю, у вас есть к нам вопросы. — Пегаска покосилась на Грея.

— У меня есть, — кивнула кобыла с холодным взгядом. — Где остальное Крыло? Почему Анклав решил спасти нас таким странным образом? Я ожидала ночного налета.

— Верно подмечено. И на него есть очень простой ответ: мы не Анклав. — Роза послала пегаске свою самую радужную улыбку. — Ты ведь прекрасно знаешь, что им нет дела до тех, кто не смог уйти с земли самостоятельно в течение установленного времени.

Воцарившуюся после заявления разведчицы тишину, казалось, можно было потрогать копытом. Лицо фиолетовой кобылки перекосило, словно она тщательно прожевала незрелый лимон, у остальных же от изумления непроизвольно раскрылись рты. Даже грифон на своем насесте у камина заинтересованно посмотрел в глаза Розы, отвлекшись от созерцания прочих кобыльих прелестей. И расхохотался.

— Вот оно как! А-кха-кха. — Смех наемника постепенно перешел в кашель, растормошивший остальных.

— Но тогда кто вы такие? — непонимающе спросил массивный серый жеребец.

— Мы изгои, как и вы, — ответил Грей, переводя внимание на себя. — Или дезертиры, если следовать официальной терминологии Анклава. По возвращению вас в лучшем случае ждет клеймение дашитоми и изгнание назад. В худшем – расстрел.

— А я тебя знаю, — подал голос пони с забинтованными крыльями. В потухших глазах вспыхнула искра. — Ты – Грей Стиллнесс, один из самых молодых офицеров Анклава. Разведка, специализация отряда – ловля монстров. Я хотел служить под твоим началом, но у вас всегда был полный комплект.

— Да, мне крупно повезло. — Роза тихо фыркнула. — Туда могли проскочить только отличники.

— Раз уж вы меня «рассекретили», — улыбнулся пегас, — давайте познакомимся. Каждый сейчас назовет свое имя и специализацию. Заодно подберете себе подходящее оружие. Мы выкупали вас вслепую и не знали, кого ожидать.

Освобожденные пегасы переглянулись. Фиолетовая кобылка заметно нахмурилась, закусив нижнюю губу. Судя по всему, ей совершенно не нравилось такое положение дел. Она словно готовилась к чему-то неприятному. Зато белая пегаска, при рождении наделенная красивой синей гривой, напротив, заговорила.

— Ну, раз так, меня зовут...

— Кьюр, попридержи поней. — Фиолетовая кобылка посмотрела на Грея. — Зачем вам это? Тем более если вы не Анклав.

— Просто мы единственные, кому не плевать на вас, — спокойно ответил разведчик, взяв на заметку фиолетовую пони. — Наше прежнее Крыло погибло, и мы хотим его восстановить. Скажу сразу, чтобы не было слухов – их убил я.

Еще одна поразившая кадетов новость. Желтые глаза белой кобылки заволокло слезами, и она тихонько всхлипнула, едва удержав себя от истерики.

— Но... но... но зачем вы это сделали? — неверяще спросила Кьюр.

— Да, пегасик, мне тоже интересно, зачем ты завалил своих. — Арчер с любопытством подался вперед.

— Их послали за мной, когда я бежал. — Спокойствию Грея оставалось лишь позавидовать. — Я защищал пони, которая мне доверилась. Роза не подняла на меня оружие, и теперь мы вместе. — Разведчик сделал короткую паузу, давая курсантам время на осмысление его слов. — Нас с вами многое объединяет. Мы принадлежим к одному виду, прошли одну школу, и нас всех объявили вне закона. Хотите вы этого или нет, но теперь Пустошь наш новый дом. Чтобы выжить, нам нужно держаться вместе. Как отряд. Как новое Крыло.

— То есть вы приглашаете нас к себе. — Фиолетовая пегаска наклонила голову. — И как я понимаю, у нас нет другого выбора.

— Фемида, хватит, — вмешалась Кьюр.

— Нас может убить этот проклятый грязный мир под облаками. — Пони с холодным глазами не обратила внимания на свою подругу. — Или же вы можете решить, что мы сообщим своим при первом удобном случае.

— О чем же? — иронично поинтересовался Грей. — Ну вышлют они еще одно Крыло. Оно погибнет точно так же, как и предыдущее. Мы нашли хорошо защищенное место, а Анклав очень не любит нести потери. Именно поэтому они и списали вас в расход – это место охраняет множество тяжеловооруженных грифонов.

— Да уж, мы заметили, — мрачно буркнул жеребец с подрезанными крыльями. — Они убили нашего инструктора за секунду. Еще пять им понадобилось на то, чтобы разоружить нас. — Пегас встал на дрожащие ноги и попытался вскинуть голову с горящими восторгом глазами. — Меня зовут Харпер, и я прошу принять меня в Крыло!

— Отлично, Харпер. — Роза удовлетворенно кивнула. — А теперь давай зададим пример. Каково твое предназначение?

— Я хакер! — Пегас с радостной улыбкой подтвердил худшие опасения Розы. — Специалист по программному обеспечению. Моя специализация – перенастройка систем наших костюмов. Там на стандарте очень много багов и ограничений стоит. Компьютеры ломать тоже умею, но похуже. Еще могу интегрировать в систему ПипБак, появится З.П.С. Знаете, их ведь нельзя использовать без специальной подготовки Стойл-Тек, которую не проводят в Академии. А вот с их перенастройкой дела обстоят хуже, там превосходная защита.

— Хм, так мы коллеги… — Роза слабо улыбнулась. — К счастью, я абсолютно противоположна в предпочтениях. Кто следующий?

— Я... Я... Меня... зовут Кьюр Винд. — Зашевелилась уже говорившая ранее белая пегаска. — Я медик в нашем отряде. Была... Ну... С этим все понятно. Я предпочитаю использовать энергомагическое лучевое оружие. — Кобылка запнулась и отчаянно покраснела. — Вроде неплохо умею лечить...

— Меня зовут Смоук Бласт, сапер. Мины, гранаты, бомбы – это все ко мне, — довольно четко подал голос темно-серый пегас, до этого не проронивший ни единого слова. — Разбираюсь в химии, могу сделать дымовую шашку или получить слезоточивый газ, была бы нормальная лаборатория. Там же у меня отлично получается дурь. Из чего палить – глубоко плевать. Для меня главное, чтобы был бабах получше! — Он весело улыбнулся. — Кстати, братишка, у тебя не будет немного дури? А то тут такое было, душа не на месте.

— Нету, и советую отвыкать. — Грей нахмурился. — Боевые наркотики нужно применять лишь в крайних случаях. Об их использовании вне боя даже речи не идет. Тем более для «поднятия души». Все наркопони заканчивают одинаково хреново.

— Я говорила ему то же самое! — внезапно вмешалась Кьюр, одарившая Смоука испепеляющим взглядом. — Наркотики лишь сжигают изнутри, не принося блага.

Сапер только презрительно фыркнул и отвернулся от остальных, явно не согласный со словами кобылки.

— Я Стоун Винг, господин Грей, — вступил в разговор массивный пегас. — Тяжелое оружие, лучше всего, если гранатометы. — Он робко улыбнулся. — Нас готовили для защиты какого-то секретного наземного объекта, поэтому я обучался уничтожать большие группы местных обитателей. С пулеметом тоже управлюсь, но гранатометы лучше. Они честнее.

— Какого объекта? — удивленно спросил Грей. О наземных объектах Анклава он слышал впервые.

— Заткнись, Стоун, — прошипела фиолетовая кобыла. — Это секретная информация.

— Когда ты наконец поймешь? — раздраженно нахмурилась Роза. — Вы больше не часть Анклава. От вас отреклись. И хранить их секреты нет никакого смысла.

— И все равно мы не можем тут же взять и начать трепаться обо всем подряд. — Фемида звучно фыркнула. — Тем более раз вы не знали об этом раньше, то вам и не положено.

— Они могут охотиться за всеми нами. — Роза закатила глаза от упрямства собеседницы. — Хорошо бы знать, откуда стоит держаться подальше.

Кьюр подняла переднюю ногу.

— Ну, держаться нам стоит просто подальше от границы ле...

— Винд, хватит!

— Но, Фемид, они хотя бы нормальные пони, — вмешался Смоук. — В то время как остальные наземные совсем свихнулись! Торгуют друг другом, убивают, насилуют, издеваются. По-твоему, мы должны остаться сами по себе, ничего не зная об этих местах? В конце концов, у них есть убежище!

Фемида сжала губы в узкую полоску, прижав уши, но промолчала. Зато вскинулся Харпер.

— Фемида, прекращай балаган. Они ведь пришли за нами! Хотят помочь! А ты хранишь верность тем, кто от тебя отвернулся!

Фиолетовая кобылка смерила жеребца ледяным взглядом. Лицо ее сделалось непроницаемым. Спустя несколько минут тягостного молчания она наконец разлепила губы.

— Меня зовут Фемида Темис, по специализации снайпер. Огнестрельное оружие. Прошу... — Она запнулась и нерешительно обвела взглядом группу. — Прошу принять в Крыло.

— Отлично, — с облегчением кивнул Грей. — К сожалению, у нас нет гранатометов, но в остальном мы подберем вам стволы.

— Эй, птенчик, никого не забыл? — насмешливо вклинился Арчер.

— О чем ты? — недовольно спросил Грей.

— Вы купили еще троих рабов. И по крайней мере один из них умеет обращаться с пушками. — Грифон гордо раскрыл крылья. — Мое имя Арчер. Легкое оружие, лучше всего пистолеты-пулеметы. С клинками тоже очень неплох. Дайте мне пушки, и вашим врагам не поздоровится.

— Почему мы должны тебе верить? — недоверчиво поинтересовалась Роза.

— А почему нет? — ощерился грифон. — Я такой же изгой, как и вы. Вообще некуда идти. А у вас есть безопасное укрытие, и вы собираетесь воевать с Мастерами. Да-да, я вижу, не считай меня идиотом. Отличная компания, почему бы не примкнуть? — Он сделал театральную паузу, после чего перешел на нормальный тон. — К тому же за мной должок. Не волнуйся, Арчер никогда не стрелял в спину своему нанимателю.

— У нас есть десятимиллиметровые пистолеты-пулеметы как раз для тебя. — Грей пожал плечами. — Добро пожаловать.

— Благодарю, — важно кивнул грифон. — Кстати, я знаю, как можно решить вашу проблему с оружием.

— И как же? — недоверчиво поинтересовалась Роза.

— Выкупить собственность ваших лотов! Шестьсот крышек – и вам принесут их вещи вне зависимости от цены. Таковы правила Большого Аукциона. Некоторые берут пленных именно поэтому – вдруг среди их вещей найдется что-то ценное?

— Нам об этом никто ничего не говорил. — Разведчик недоверчиво посмотрел на грифона. — Ты, часом, не заливаешь?

— Ну, они ведь не полные идиоты, чтобы кричать об этом на каждом углу! — рассмеялся наемник. — Об этой фишке знают постоянные покупатели, а вот залетным обычно никто не спешит сообщать. Ведь если ты не потребуешь выкупа имущества своей новой вещи, оно останется у них!

— Это и вправду решение, — неохотно признал Грей. — Я схожу к распорядителю, а вы лечитесь и отдыхайте. Ночь у нас будет долгой.

— Почему? — тут же поинтересовался Харпер. — Разве мы не уйдем отсюда завтра на рассвете?

— Уйдем. — Грей хищно улыбнулся. — Вот только сначала устроим переполох и выведем отсюда где-то сотню гражданских пони.

В который раз наступила тишина, на этот раз изумленная. Первым опомнился Арчер, вновь состроивший насмешливую мину.

— А ты не размениваешься на мелочи, птенчик. Хочешь забрать рабынь из нового Стойла?

— Да. — Ответ разведчика оказался донельзя краток, а сам он уже стоял у выхода.

— Нам понадобится как можно больше патронов. — Во взгляде грифона смешались изумление, восхищение и презрение к столь самоубийственной затее. — И удачи. Помолись своим Принцессам, пегас.

Грей вышел из комнаты, оставив Розу наедине с выкупленными рабами.

***

Лайт задержалась на небольшом холме, который возвышался над аккуратно обходившей его дорогой. Она вела к городу с чистым небом над разрушенными крышами. Единорожка долго не могла отвести взгляда от вечернего свода. Глаза жадно впитывали и запоминали вид темнеющей синевы. В то же время разум волшебницы ехидно напомнил, что эта красота находится точно над логовом торгующих жизнями пони монстров.

Единорожка с трудом заставила себя отвести взгляд и медленно развернулась, посмотрев на аккуратную вереницу из решительных пони и перегруженные сверх всякой меры телеги.

«Они идут, поскольку мы их попросили. И обещали свою помощь взамен. Ощущая такую грозную силу за своей спиной, уже перестает казаться, будто позвать их было ошибкой».

Взгляд единорожки зацепился за небольшую группу рейнджеров в стороне от процессии. Среди них она тут же узнала необычную конструкцию шлема Уайт, которая единственная сохранила свою броню, не считая командующего операцией. Она представляла очередной доклад паладину, который, по сути, и предводительствовал всей этой небольшой армией.

И Лайт знала, о чем – всю дорогу от базы стальных пони они с Уайт не сидели без дела. Им двоим поручили самое ответственное задание: проводить разведку, выявлять возможные засады и при необходимости проводить зачистки местности. Паладин Дасти Тэйл, узнав о весьма посредственных боевых навыках волшебницы, со вздохом послал ее вместе с рыцарем – пони налегке вряд ли будет сильно выдавать присутствие тяжелобронированного, но опытного рейнджера-разведчика.

Как оказалось, он жестоко ошибался. После того, как Лайт с пронзительным визгом скатилась в единственный на несколько миль вокруг овраг, Уайт самолично отстранила ее от разведки.

На подходе к командирам Лайт услышала обрывки их разговора. Пони явно спорили друг с другом.

— Нужно попробовать, мы ведь ничего не теряем.

— Наш сигнал могут перехватить. Да и не было такого приказа.

— О чем речь? — дружелюбно поинтересовалась волшебница, непосредственно вклинившись между бронированными пони. Окинув ее недовольным взглядом, командовавший операцией паладин все же соизволил ответить:

— Рыцарь Уайт предлагает выйти на связь с какими-то загадочными разведчиками внутри города.

— Грей и Роза! Как я могла забыть о них! — воскликнула единорожка. — Они ведь отправились на аукцион!

— Почему-то рыцарь Уайт категорически отказывается говорить, кем они являются. Все это кажется слишком подозрительным.

Лайт с удивлением посмотрела на подругу, которая явно смутилась и опустила голову. Она тут же вспомнила, как на ночном привале кобылка тихо предупредила волшебницу, чтобы та никому говорила о расе их друзей. Мол, могут возникнуть проблемы.

— Чего вы боитесь, господин Тэйл? — уточнила волшебница.

— Это может оказаться ловушкой. Они отследят наш сигнал и натравят на нас грифонов.

— Я думала, Стальные Рейнджеры способны справиться с грифонами, — подколола паладина Лайт. — Иначе как вы собирались штурмовать город?

— Перебить внешнюю охрану из гранатометов и снести ворота одним ударом. У нас будет время, чтобы вывести рабов. Элемент неожиданности – слишком большое преимущество, чтобы его упускать.

— И все же мы сделаем это, — холодно произнесла Уайт. В ее глазах пылала решимость.

— Под вашу ответственность перед Старейшиной, рыцарь, — холодно кивнул лидер отряда.

— Да будет так. — Уайт тяжело вздохнула и постучала копытом по массивной переносной радиостанции, переданной им одним из союзных Стойл. Серебристая аура окутала устройство, и Лайт услышала треск помех. Покрутив ручку настроек, она что-то быстро ввела, и по небольшому экрану побежали зеленые цифры. Внезапно треск помех сменился звуком шагов. Из внушительного динамика донеслось тяжелое дыхание.

— Конечно, спасибо за предупреждение, но...

— Я не хочу, чтобы ты пошел кормить червей раньше времени. Просто будь внимателен и торопись. А теперь расходимся, не стоит нам задерживаться надолго вместе.

— Хорошо. — В голосе говорившего жеребца явно слышалось сомнение. Выждав еще минуту, рыцарь наконец активировала передатчик.

— Грей, прием, это Уайт.

Пегас почти не удивился, когда из динамика в его шлеме послышался голос Стального Рейнджера. Пережитое совсем недавно на время лишило его этой возможности. Зайдя в какую-то подворотню, он поднес копыто к морде, лишь в последний момент удержавшись от фейсхува.

— Уайт? Какого Дискорда?!

— Времени не так много, я подключилась к твоему костюму для согласования наших действий.

— Неужели вам удалось задуманное? — Вот теперь разведчик по-настоящему удивился. — Стальные Рейнджеры дали согласие?

— Да, мы...

— Привет, Грей! — Тут в разговор вклинилась Лайт, прижавшись к щеке единорожки-рейнджера. — Представляешь, у нас получилось!

Несколько растерянная Уайт продолжила, постаравшись отстраниться от волшебницы.

— С нами пришло четыре десятка тяжеловооруженных рыцарей и послушников. Мы можем захватить ворота и штурмовать город, но нам нужно знать, куда идти.

— Никуда, — решительно ответил жеребец. — Если вы захватите и удержите ворота, то это будет лучшим вариантом.

— Почему? — теперь настала очередь Уайт удивляться.

— Мы тоже не сидели сложа копыта. У меня восемь стволов и огромный сюрприз для Мастеров. Если вы отвлечете их своей атакой и удержите ворота, мы сможем вывести рабов.

— Грей, а если бы мы не пришли? — в голосе Уайт послышалась тревога. И пегас не имел ни малейшего понятия, откуда она взялась.

— Тогда нам бы пришлось уходить без них. — В голосе разведчика послышалось нечто странное. — Мне понадобится час или два, вас хватит на столько?

— Конечно! Мы Стальные Рейнджеры, а не жалкая кучка рейдеров!

— Мы сделаем все необходимое! — Лайт, не отрываясь от щеки Уайт, активно кивнула. Ее голос стал тише, а уши чуть прижались к макушке. — Пожалуйста, сберегите их, они хорошие пони...

— Вот и договорились. Не беспокойся, Лайт. Ждем вас ровно в полночь. Отбой.

— Грей, постой... — Небольшой холм вновь огласил треск помех. Уайт пораженно уставилась на радиостанцию, не веря в подобную наглость. Этот несносный пегас даже не стал ее слушать! Дасти Тэйл лишь иронично поднял бровь.

— Значит, вы хотите послушать этого Грея и ударить в полночь? Довериться непонятно кому?

— Именно так, паладин, — спокойно ответила рыцарь, беря себя в копыта. — Именно так. Все согласно приказу Старейшины и под мою ответственность.

— Хорошо, — не стал спорить лидер. — У нас есть еще несколько часов. Советую потратить их на подготовку. Я вернусь к остальным.

Грифон-патрульный, пролетавший час назад, не придал никакого значения очередному каравану пони, идущих на Аукцион. Туповатому гибриду было совсем невдомек, что в телегах находятся не товары или крышки, а комплекты силовой брони и тяжелое вооружение. Несмотря на свою кажущуюся неуязвимость, Стальные Рейнджеры совсем не брезговали применять хитрость. Их атака на Плейнхув должна была стать настоящим сюрпризом.

***

Грей на мгновение прикрыл глаза, параллельно отдавая еще несколько команд интерфейсу шлема – с этого момента его ничего не должно отвлекать от предстоящих событий, ведь любая ошибка может стоить кому-то жизни, если не им всем.

Он как раз отключил прием внешних сообщений дальней связи, когда на него упала чья-то тень.

Подняв глаза, пегас увидел прямо перед собой огромную гору металла. Очень недобро улыбающуюся гору. Тихие шаги позади указали на отсутствие пути к отступлению. Из-за спины Молота вышло еще два пони – единорог, правое копыто лидера банды, и симпатичная кобылка в изящном ошейнике. Удивительно, но рабыня сжимала во рту пистолет-пулемет в идеальном состоянии и совсем не спешила применять его против своих владельцев.

Выдержав театральную паузу, Молот усмехнулся еще шире.

— Попался, птенчик. Без своей подружки, без роботов, такой беззащитный.

— Ошибаешься. — Разведчик старался оставаться хладнокровным, но ситуация, в которой он очутился, попахивала могилой. — Вам лучше убраться с моего пути, пока еще живы.

— Неужели? — деланно удивился Молот. — Один против пятерых. Улететь не сможешь – мы тебе не дадим. А начнешь сопротивляться – я найду твою подружку и разорву пополам. Но прежде, — ухмылка стала сальной, — она познает в себе настоящего самца.

На анализ ситуации хватило нескольких секунд и одного поворота головы.

«Не поддаваться ярости. Пятеро: два единорога, пегас, земнопони и какая-то металлическая гора. Трое спереди, двое сзади. Дробовики и пистолеты. Молот вроде безоружный, но наверняка самый опасный. Нужно ускориться при помощи наркотиков, уйти в Режим Тени и проскочить между ними. Надо как-то отвлечь их...»

— Ну дафайте узэ отфывать эму кфылья! — капризно выкрикнула рабыня.

— Она права, начинаем. — В голосе единорога около Молота сквозила скука.

Как только бандиты шагнули вперед, подворотню накрыло волной холода, из-за которой они застыли на месте. Пораженный Грей сделал непростительную ошибку – повернулся спиной к Молоту. К счастью, всем оказалось не до него. Позади единорога и пегаса стояла скрытая плащом фигура. И под капюшоном сиял мертвенно-белый свет.

Единорог, который был ближе всего к новой стороне конфликта, вдруг замер, подобно истукану. Магия вокруг его рога плавно сменила свой цвет с грязно-зеленого на такой же бледный, как и у Зекранты.

— Скорч?

В следующий момент грохнул выстрел. Изумленный пегас-наемник посмотрел на огромную кровавую дыру в своей груди и медленно осел наземь, заваливаясь вбок.

Миг полного оцепенения – и дальнейшее превратилось в яркий калейдоскоп хаоса, где за долю секунды одно событие сменялось другим.

Яростно взревев: «Предатель!», Молот одним рывком оказался около Скорча и мощным ударом головы вбил того в стену ближайшего дома. Вековые развалины не выдержали такого обращения, и гигант наполовину влетел вовнутрь. На бронированную спину обрушился поток кирпичей.

Крик Грея утонул в грохоте обломков, но это ни капли не помешало интерфейсу костюма. Пегас слился с тенями, растворившись в вечерних сумерках. Земнопони-рабыня искала его растерянным взглядом до момента, пока скорпионье жало не пробило ее горло. Грей заученным движением вздернул тело в воздух и закрылся им от второго единорога. Впрочем, тот и не думал стрелять. Он смотрел на Зекранту испуганными глазами, загадочная пони же ответила удивленным взглядом.

— Ты не подчиняешься моей магии? — В голосе колдуньи сквозило неподдельное изумление. Крик (а скорее хрип) умирающей рабыни вывел жеребца из оцепенения.

Повернувшись на звук, он увидел, как его нынешняя любимица висит в воздухе, скорчившись от боли. Внутри у него что-то оборвалось, как происходило всегда, когда умирала очередная «рабыня для любви». Утробно зашипев, он ловко вскинул дробовик и нажал на спуск. Сгущающуюся тьму разорвала вспышка света. Заряд раскаленной дроби не долетел до пегаса в черной броне, врезавшись в вовремя подставленное тело земной кобылки. Дернувшись в последний раз, она замерла навсегда.

— С-с-с-с-с-с-ука!!! — Несмотря на стиснутое в зубах оружие, единорог умудрялся произносить слова.

Грей не разменивался на дешевые оскорбления. Приняв на импровизированный щит еще два заряда дроби (прошивших бока кобылки насквозь и разорвавших ухоженную шерсть), он метнул тело в странного единорога, тут же уходя в другую сторону. Приняв команду, костюм вновь растворил его среди теней.

— Где ты, тварь?!

Единорог по имени Даггер затравленно озирался по сторонам, выискивая врага. Нервы его были на пределе. Не выдержав, он сделал еще два выстрела в пустоту и едва не завыл от бессилия. Внезапно из-за ящиков у уцелевшей стены вспыхнул зеленый свет, и Даггер лишь каким-то непостижимым чудом увернулся от энергомагических зарядов. Ответный выстрел результата не принес – стрельба по шустрому, едва заметному пегасу среди кучи мусора оказалась весьма непродуктивным занятием. А значит, следовало менять тактику. Единорог обзавелся парой прозрачных изорванных крыльев какого-то странного насекомого, лишь на долю секунды разминувшись с новым плазменным сгустком. Тщательно прицелившись, Даггер нажал на спуск, выпустив последний заряд дроби.

Брызг искр от брони и довольно чувствительный толчок заставил Грея сделать шаг назад. На экране высветилось тревожное сообщение, тут же вытесненное показаниями сканера. У его противника не осталось патронов.

Не успел Даггер порадоваться своему первому попаданию, как со спины раздалось несколько выстрелов. Одна пуля попала аккурат по копыту взлетевшего единорога, развернув его и неслабо приложив о стену уцелевшего дома. Глазам изумленного жеребца предстала его рабыня, всего минуту назад лежавшая на земле в луже собственной крови. Раны земнопони никуда не исчезли, но, тем не менее, она твердо стояла на ногах, зажав пистолет-пулемет во рту. Ее глаза горели холодным белым светом. Он увидел в них саму Смерть. И это стало последней каплей. Выронив оружие, Даггер с диким воем бросился наутек, бешено работая своими странными крыльями. Грей хотел было погнаться за ним, но тут напомнил о себе Молот. Яростно взревев, он выскочил из созданного пролома. Весь в обломках и пыли, он казался еще больше прежнего. В налитых кровью глазах читалось желание убивать.

В следующее мгновение с двух сторон на железного монстра обрушился шквал выстрелов. Пули скрежетали, рикошетили от толстой брони, но стрелявшие явно не жалели патронов.

К сожалению, такое не могло продолжаться вечно. Стрельба слева от Грея прекратилась, сменившись холостыми щелчками.

Пегас с огромной дырой в груди и холодным пламенем в глазах не успокоился. С глухим рычанием он взмыл в воздух и врезался прямо в голову Молота. Выброшенный пистолет беззвучно приземлился рядом с изумленно наблюдавшим со стороны Греем. Мертвый пегас молотил по врагу передними копытами, а затем и вовсе ухватился всеми четырьмя конечностями за шею и рога монстра, яростно махая крыльями в явном намерении если не оторвать голову великану, то хотя бы попытаться это сделать.

В свою очередь Молот был просто изумлен такой наглостью своего бывшего товарища. Жалкие потуги крылатого не могли причинить и толики желаемого вреда, но его брюхо перед глазами, да еще и капающая с края шлема кровь изрядно мешали ориентации в пространстве. Монстр яростно затрубил и с размаху впечатал наглеца в остатки ближайшей стены. Такой удар стряхнул бы любого идиота, желающего подержаться за рогатую голову монстра, но этого просто вдавило в нос Молота, причем сам обидчик даже не думал сползать наземь, игнорируя перелом позвоночника.

Разведчик смотрел на это со стороны, пребывая в состоянии глубокого шока. Вот Молот взревел пуще прежнего, выскочив на середину подворотни и изо всех сил мотая головой в попытке стряхнуть насадившегося на рога пегаса, в глазах которого до сих пор пылало белое пламя. У мертвой рабыни наконец закончились патроны. Отбросив в сторону бесполезное оружие, она поползла к монстру, оставляя за собой кровавый след.

Внезапно горе железа улыбнулась удача. Очередная попытка сбросить врага увенчалась успехом. Мертвый пегас на бешеной скорости влетел в дыру, где покоился убивший его единорог. Насадившись телом на торчащий металлический прут, он наконец обрел покой. Глаза мертвеца потухли навсегда. Развернувшись к рабыне, Молот злобно оскалился, но повторять ошибки не стал. Моментально оказавшись около нее, он одним ударом довольно тонкого копыта проломил ей череп. Когда она рухнула на землю, в ее глазах уже не горел белый свет.

— Мне что, все делать за тебя?! — выкрикнула Зекранта неожиданно нормальным голосом. — Магия контроля разума на него не действует! Атакуй!

«И впрямь. Бой еще не закончен, и я должен разобраться с тварью, угрожавшей Розе».

Тем временем Молот повернулся к пегасу. Если бы взглядом можно было бы убить, то Грея бы разорвало более чем тысячью самых жестоких способов, известных на Эквестрийской Пустоши. Из порванных ноздрей монстра валил пар.

— Активировать боевой режим.

Перед Молотом стоял внешне спокойный пегас в черной броне. На острых крыльевых клинках играли алые блики заходящего солнца. Раскрытое хвостовое жало мерцало ядовитым зеленым светом. Оно словно подрагивало от нетерпения вонзиться в плоть врага и растворить ее потоком плазмы.

— Ты уже труп, — глухо пророкотал монстр.

— Посмотрим.

Они атаковали одновременно. Яростно затрубив, Молот бросился в лобовую атаку, одним прыжком преодолев половину разделявшего их расстояния. Поддеть на рога, растоптать, уничтожить, разорвать! Насладиться хрустом костей и запахом брызнувшей крови! Ни одна броня не способна выдержать его атаки!

Пегас ответил стремительным движением хвоста. Металлический лязг – и пущенная ранее импульсная граната раскрывается, пройдясь по броне наёмника цепью разрядов-молний. Послышался резкий треск. В воздухе появился запах озона, который на несколько секунд забил царившую в переулке вонь. Ничуть не потеряв скорости, Молот практически добрался до разведчика, но тот распахнул крылья и в последний момент взмыл в воздух, уходя из-под удара.

«Вот Дискорд! Это нереально! У него не силовая броня! Как можно нести такую гору железа без сервоприводов?!»

Сделав неуклюжее сальто, пегас развернулся к своему противнику и обрушил на того град плазменных зарядов. Сгустки зеленой энергии вгрызались в броню, прожигая путь к податливой плоти. Но они оказались бессильны против стольких слоев металла, оставляя после себя лишь выжженные кратеры. Молот же ответил убийственно точным пинком обломка кирпича в зазевавшегося пегаса. Импровизированный снаряд вышиб из жеребца дух да вдобавок приложил о многострадальную стену. Потеряв ориентацию, Грей грохнулся на землю под истеричный писк тактического компьютера.

Торжествующе взревев, Молот понесся на сбитого врага, низко наклонив голову. В этот раз Грей ушел от атаки перекатом, оказавшись носом к бронированному заду. Не рассчитав силы, монстр пробил последнюю уцелевшую стену и вновь оказался под грудой обломков, из которой тут же начал выбираться. Стремительные движения скорпионьего хвоста – и в гору копошащегося металла полетели плазменные гранаты. Тройной всплеск зеленоватой энергии полностью поглотил гиганта. Затем сияние погасло и наступила тишина. Пегас настороженно смотрел на застывшую тушу, поигрывая очередной гранатой. Ничего не произошло. По спине внезапно пробежал холодок. Повернувшись, Грей встретился взглядом с Зекрантой. И у него не было слов.

— Теперь мое условие изменилось – ночью я иду с вами. А иначе пропадете, вы слишком глупые пони. Встретимся через два часа. Я приду к вам сама. — Грею даже показалось, будто колдунья устало улыбнулась. Увы, из-за капюшона разведчику оставалось лишь доверять своим инстинктам. Наблюдая за удаляющейся фигурой, пегас вот уже в третий раз слился с тенями.

«Она права. Нужно идти. И желательно, без новых встреч».

***

Роза наворачивала круги посередине занятой ими комнаты в гостинице. Они с Харпером со всем тщанием осмотрели это и прилегающие помещения на предмет наличия приборов слежения. Обнаружилось сразу несколько расположенных по разным углам жучков. Правда, выглядели они откровенно неважно. Судя по виду, миниатюрные микрофоны сохранились еще с тех древних счастливых времен, когда мир не рухнул в пучину созданного зебринскими жар-бомбами ада, а значит, принадлежали почившему Министерству Морали и их последний оператор умер более века назад. Никто не мог услышать переговоры новообразованного Крыла. В пользу этой версии говорила неработоспособность двух третей маленьких талисманов. Остальные приборы тут же реквизировал жеребец, который пообещал сделать из них классные жучки для подсматривания за кобылками. Внезапно порозовевшая Кьюр и возмущенный взгляд Розы его совершенно не смутили.

— Крылья мне уже все равно не оторвут, поэтому смогу в полной мере насладиться зрелищем. — Харпер хихикнул под яростным взглядом вздыбившей шерстку Фемиды. — Не кипятись, Фем, за тобой я не буду подглядывать. Скорее всего.

Со стороны фиолетовой пегаски донеслось настоящее рычание, от которого даже Арчер встрепенулся и обеспокоенно посмотрел по сторонам.

— Только попробуй, похотливый монстр! У тебя есть еще четыре ноги, которые можно вырвать!

Роза медленно вышла из комнаты, позволив освобожденным пегасам самостоятельно выяснять отношения, и обеспокоенно всмотрелась в унылый пейзаж за окном.

«Грей задерживается. Надеюсь, ничего не случилось».

К счастью, ей не пришлось долго волноваться. Для своего поселения отряд выбрал один из самых приличных и безопасных районов города – на улице даже горели фонари. И вот, в их равнодушном свете разведчица увидела фигуру в очень знакомой ей броне.

Грей шел медленно, аккуратно переставляя копыта. Огромный мешок на его спине тянул пегаса к земле, но он упорно продвигался вперед. Роза хотела было вылететь и помочь любимому, но тут к жеребцу подскочили сразу два раба в униформе гостиницы и подхватили его вещи. Выпрямившись, Грей поспешил ко входу летящей походкой.

Тем временем страсти за крупом пегаски разгорались, грозя перейти к копытоприкладству. Слегка улыбнувшись, Роза поспешила в комнату собраний, дабы успокоить кадетов до момента прихода жеребца.

Уши пегаски вновь стали улавливать разборчивую речь.

— Ты ведь дашь мне посмотреть за тем, как моется беленькая? — В голосе Арчера чувствовался едва сдерживаемый смех. — Всегда нравились такие недотроги, как она.

Его прервал жалобный вскрик порозовевшей Кьюр.

— Хва-атит! Вы все, жеребцы, пошляки! Я не делаю этого в ванной! О… особенно теперь, когда вы везде понатыкаете эти штуки. Выкиньте, выкиньте их! Немедленно!

— О, неужели ты сможешь терпеть? — хихикнул Смоук. — Может, попросишь о помощи кого-то из нас?

— Уж вас-то, самцов, я точно не попрошу! — вскинулась Кьюр.

В ответ тут же донесся разноголосый смех.

— Самцов. Ну ничего, посмотреть за парой кобылок тоже неплохо!

Тут уже сдерживающая улыбку Роза звучно прокашлялась, привлекая к себе внимание.

— Кхм-кхм! Кобылки и джентлькольты... Пфр!.. — Роза с трудом подавила смешок, звучно фыркнув. — В общем, прошу настроиться на серьезный лад. Сейчас придет Грей с обещанными подарками, и мы сможем заняться вторым пунктом нашего плана.

Вскоре в зал вошел и сам разведчик в сопровождении несущих снаряжение рабов. Отпустив их легким кивком головы, разведчик обратился к собравшимся.

— Это была... довольно долгая прогулка. И закончилась она не так хорошо.

— Почему? — встревоженно спросила Роза. Остальные пони, а также грифон, окружили пегаса полукругом, опасливо поглядывая на мешок, словно он притащил с собой чей-то труп.

— Эти гребаные аукционщики растащили все снаряжение! — Разведчик едва ли не зарычал от бешенства, вспоминая недавний разговор. — Мол, они сдались без оружия! Вооружен был только самый крупный, мы можем предложить вам этот гребаный гранатомет, который весит пятнадцать килограмм! И не забудьте о пяти комплектах брони по шесть кило каждая! Понятия не имею, как я это донес.

— Мог бы и не напрягаться, — сердито фыркнула Фемида. — Мы ведь кадеты, никто не стал бы давать нам нормальную защиту. Остановит малокалиберные пули или осколки, но не более. Никакого функционала.

— Это все же лучше, чем ничего, — возразил пегас. — Наше Крыло не несло потерь, поскольку мы никогда не пренебрегали осторожностью. Стоун, принеси сюда вон тот ящик в углу.

Опасливо посмотрев на фиолетовую кобылку, массивный пегас все же выполнил указание и без особых проблем притащил на себе контейнер с символикой Анклава. Спустя какое-то время на грязном дощатом полу появилось довольно разнообразное оружие: две пары лазерных винтовок, антимех-винтовка, лазерный миниган, реактивный многозарядный гранатомет, два пистолета-пулемета и охотничья винтовка. Тот же Стоун довольно быстро облачился в невзрачную броню кадета-разведчика безо всякой символики и с довольным кряхтением водрузил на себя боевое седло с гранатометом. Его примеру последовали остальные.

Малютка Кьюр неожиданно приватизировала миниган покойного Саммера. Все еще слегка покрасневшая, она считала такую чудесную вещичку подходящей как раз для нее.

Харпер и Смоук разделили между собой стандартные лазерные винтовки, не выказав особого удивления.

— О, как раз для меня, — прохрипел Арчер, вцепившись в рукоятки пистолетов-пулеметов. Нацелив дуло прямо на голову Грея, он насмешливо произнес:

— Тра-та-та-та! — Но почти тут же он замолк, пораженно скосив глаза на раскрытое жало в сантиметре от клюва.

— Сделаешь так еще раз – лишишься глаза, — насмешливо фыркнул Грей. Затем он повернулся к Фемиде, напряженно рассматривающей антимех-винтовку.

— Проблемы? — На этот раз голос у пегаса звучал озабоченно. — У тебя ведь специализация в огнестрельном оружии.

— Верно, вот только я всегда стреляла из более миниатюрного и легкого оружия, а эта бандура... — В голосе кобылки впервые прорезались эмоции, помимо гнева или презрения. — Она просто собьет меня отдачей! Какого Дискорда в вашем Крыле была нужна такая?! Вы валили диких роботов?!

— И не только их! — вклинилась в диалог Роза. — Как мы уже говорили, нашей специализацией являлась ловля образцов для умников из лабораторий. Адские гончие, кровокрылы, мутанты. Иногда живые, но гораздо чаще мертвые. Также приходилось заниматься уничтожением техники, в основном роботов и турелей. И, как всегда говорил наш командир, лучше завалить всю эту поебень с первого выстрела, чем вступить в длительный бой и понести неизбежные потери.

— Но почему вы не пользовались нормальным тяжелым оружием? — удивилась Фемида. — В чем смысл доверять ликвидацию снайперу?

— По нашей тактике, он должен успеть сделать несколько выстрелов прежде, чем нас настигнет враг. Потом два хвостопашника удерживали врагов, а остальные поливали настоящим дождем из лазерных лучей. Это сильно деморализует и сбивает. Противник легче открывается для точного удара жалом. К сожалению, у нас все равно нет чего-то получше, прости. Сможешь попасть из нее?

— Конечно! — презрительно фыркнула кобыла. — В Академии у меня было третье место среди снайперов. Вот только не гарантирую больше одного выстрела в минуту.

— Возможно, нам хватит и его, — согласился Грей. — А теперь встать в строй.

Секундное замешательство – и перед разведчиком образовалась ровная шеренга из пятерых неуловимо похожих друг на друга солдат. Теперь их объединяла не только невзрачная броня или военная выправка, но и искры надежды в глазах. Вернув себе оружие и снаряжение, кадеты наконец поверили в еще один шанс для самих себя. И они были готовы вцепиться в него всеми копытами.

— Арчер, к тебе это тоже относится.

Грифон удивлено поднял бровь, но, тем не менее, встал в конце шеренги, ехидно улыбнувшись вздрогнувшему Смоуку.

— Итак, — тихо произнес Грей, тем самым заставив всех умолкнуть. Когда прилагаешь усилия, чтобы услышать голос командира, поневоле перестаешь шуметь. — Со мной вышли на связь наши союзники. Они ударят по Восточным воротам ровно в полночь, перебьют охрану и будут держать для нас точку выхода.

— Думаете, им это удастся? — несмело поинтересовалась Кьюр.

— О да, уж поверь, — кивнул разведчик. — Им это вполне по копытам. Еще вопросы есть?

— Кто они? — перед вопросом Фемида подняла крыло. — Им можно верить?

— Кто они – не слишком важно. А доверие... — Жеребец задумался, прикидывая шансы. — Думаю, можно. Правда, мне даже страшно представить, что могла пообещать одна несносная кобылка в обмен на их помощь. Но лучше я продолжу. Возражения есть? — Пегас сделал небольшую паузу. — Отлично. Мы выдвигаемся к Загонам за час до атаки и занимаем позиции. Когда кругом начнутся выстрелы, взрывы и крики, очень быстро уничтожаем охрану, ломаем замки и выводим рабов к точке выхода, по дороге уничтожая каждого встречного. Отступать нельзя.

— Вам не кажется это самоубийством? — поинтересовался Харпер. — В смысле, пройти через набитый вооруженными работорговцами город.

— Нам на копыто будет играть элемент неожиданности. Большинству будет просто не до нас – основным приоритетом станет защита стен или своего имущества от мародеров. Для оставшихся вполне хватит огневой мощи. — Грей запнулся, но все же продолжил. — К тому же на нашей стороне будет еще один могущественный союзник внутри городских стен.

— Это, часом, не кобылка в белом плаще, которая нагнала страху на весь город? — осклабился Арчер.

— Да, именно она, — слегка удивленно подтвердил жеребец.

— В таком случае я даже поверю в успех, — рассмеялся грифон.

— Все свободны, готовьтесь. — Разведчик стукнул копытом, словно поставив точку, и развернулся к окну.

Пока все занимались проверкой своего оружия, а заодно и разбирали боеприпасы, Роза подбежала к Грею и заглянула тому в глаза, слегка подтолкнув его в бок.

— Кстати, ты ведь спросил про обещание? Лайт – хорошая пони, но я не уверена в ее способности торговаться, когда дело касается чьих-то жизней. Особенно если это ее «подданные».

— Не спросил, — понуро повинился жеребец. — В любом случае мы уже здесь и нам следует воспользоваться подвернувшимся шансом. А с платой мы разберемся позже.

— Уже темнеет. — Роза потерлась носом о шею своего пегаса. — Ждать осталось недолго. И мы сможем вернуться домой.

Кобылка отстранилась от жеребца и, полуобернувшись, улыбнулась.

— Я пока тоже вооружусь. И по пути ты мне подробно расскажешь, откуда взялись новые царапины и вмятины на твоей броне.

— Роза, постой, — прошептал разведчик. Кобылка остановилась и с удивлением посмотрела на пегаса. Открыла было рот, чтобы задать вопрос, да так и замерла. Грей подошел к любимой и запечатал ее губы долгим нежным поцелуем. Когда они наконец оторвались друг от друга, он робко улыбнулся и порысил к залу.

Через несколько минут отряд пегасов, а также единорожка, земнопони и грифон вышли из здания отеля в сопровождении оставшихся роботов.

Они старались двигаться незаметно, благо этому весьма способствовало отсутствие уличных фонарей в части города, куда они направлялись. Для освещения работорговцы жгли костры в больших металлических бочках. Неверный свет дрожащего пламени выхватывал лишь грозные силуэты, с которыми большинство просто не хотело связываться. Ночная жизнь бурлила лишь в одном районе Плейнхува – Увеселительном квартале. Там располагались всевозможные развлекательные заведения для решивших потратить награбленные крышки богатых подонков. Казино, бары, рестораны, бордели заливали улицы неоновым светом и принимали у себя все новых и новых посетителей. Но вот остальная часть города оказалась погружена в относительную тьму. И им вполне хватило ее, чтобы дойти до загонов, где содержали рабов.

***

Одинокий жеребец коричневой масти с изрядным запашком прикуривал очередную сигарету. Ночные смены на юго-западных воротах всегда были самыми спокойными – из свободных по этой дороге не ходил никто, кроме Хозяев, а свежих рабов им отправляли, как правило, днем. Никаких разборок на улицах или пьяных драк в кабаках – поэтому охрану и сделали минимальной, оставив лишь пару часовых. Стой себе на вершине стены и кури. Правда, у медали спокойной смены была и обратная сторона – скука. Спать нельзя – живо сдерут шкуру. Резаться в кости не с кем – этому мудаку Кроду он даже кусок дерьма зажмет. Послали же Хозяева напарничка. Хорошо, хоть общение входило в его обязанности лишь при экстренных обстоятельствах.

Маленький огонек сжег сигарету до конца, опалив губы. Поморщившись, жеребец потянулся за новой.

Сюда бы кобылку, да лучше не одну. Но опять же, нельзя. Зато как смена кончится, так он обязательно наведается в бордель. Сутенеры уже вовсю торговали очередью на новых рабынь из Стойла, которыми они собирались обзавестись на Аукционе. Он даже сходит туда лично – поглазеть. У обычного охранника никогда не будет достаточно крышек, чтобы позволить себе подобную игрушку. А хотелось бы, Дискорд подери! Ничего, он не привередливый, вполне можно взять кого-то из них после недели использования денежными мешками. К тому же, если он все же согласится на предложение своего кузена, в его карманах наконец-то появятся серьезные деньги...

Приятные размышления прервал звук шагов. Лениво обернувшись, пони с догорающей сигаретой недовольно поморщился. Перед ним стоял его ненавистный напарник с непривычно серьезной мордой.

— Снитч, снаружи кто-то ходит. — Вонь второго охранника с легкостью перебила запашок первого.

— Не пизди, — лениво ответил Снитч. — Нет никого. Иначе на кой хрен нам столько внешних патрулей?

— Зуб даю, я видел движение. Нужно спуститься и проверить. — Крод выглядел достаточно озабоченным. В груди охранника неожиданно родилось дурное предчувствие.

— Я туда не пойду. Если хочешь, то спускайся. — Снитч презрительно фыркнул, словно делал великое одолжение. — Так и быть, прикрою.

Пони недоверчиво посмотрел на своего напарника, но все же кивнул и направился вниз по незаметной в ночной тьме лесенке. Выплюнув сигарету, Снитч пролевитировал винтовку и высунулся из-за куска металла, некогда бывшим рекламным щитом. Несмотря на отсутствие облаков, звезды почему-то не спешили показываться и освещать Эквестрийскую Пустошь. Как жеребец не старался, он не мог ничего разглядеть. Тишина вокруг угнетала.

«Этот мудак Крод специально играет у меня на нервах. Хочет запугать. Одно слово – мудак!»

— Эй, отзовись! — гаркнул охранник, пытаясь развеять зарождавшийся страх. Выходило у него не слишком хорошо. Тишина стала практически осязаемой, а от пропавшего во тьме пони не было слышно ни единого звука.

— Крод, кому говорю, отзовись! Не то лично вырву тебе язык и засуну в круп! — Снитч не на шутку встревожился, тем более что он по-прежнему не слышал ответа. Опасливо вглядываясь в ночную тьму, жеребец отступил на несколько шагов и достал потрепанную рацию.

— Второй пост, отзовитесь! У нас пропал охранник! Прием! — Треск помех не слишком воодушевил пони. Жеребец почувствовал, как по шерсти пробежал очень неприятный холодок.

Внезапно возникло ощущение чужого присутствия прямо у него за спиной. Досчитав до пяти, Снитч медленно обернулся, левитируя за собой винтовку. Он встретился с равнодушным взглядом пони-в-звездном-плаще, которого весь Плейнхув предпочитал обходить стороной. По задней ноге побежала теплая вонючая струя.

— Они не ответят, — сказал незнакомец будничным тоном, будто сообщал время. Его глаза внезапно засияли синим огнем, и свет для Снитча померк навсегда. Равнодушно переступив через мертвое тело, пони-в-звездном-плаще спустился вниз по незаметным ступеням и едва не споткнулся об еще один труп. Крод лежал на холодной земле, уставившись в небо изумленными глазами. Кто-то от уха до уха перерезал горло неудачливому охраннику. Из тьмы выступил покрытый татуировками пони. Он превратил свою гриву в огромный ирокез, а в его глазах плясали безумные искры.

— Владыка, мы пришли!

— Разумеется. Все пони готовы?

— Да! Мы все пришли! Приказывай!

Жеребец кивнул и отвернулся от своего собеседника. Юго-западные ворота Плейнхува, которые служат для связи города и Цитадели Мастеров. Сваренные из многочисленных металлических обломков и фрагментов, они могли выдержать залп нескольких гранатометов. Дать защитникам время до прихода подкрепления. Не самое плохое сооружение, но оно ничто перед ним. Глаза мага вспыхнули ослепительным звездным светом, плащ затрепетал на невидимом ветру. У сиреневого тела родилось ревущее пламя. Огромная сфера звездного огня закружилась вокруг мага, то поднимаясь до небес, то сжимаясь до крохотных размеров. Подобрав идеальное сочетание, он улыбнулся. Заряд ревущего магического пламени врезался точно в середину юго-западных врат Плейнхува и проплавил их в долю секунды. Перед двумя пони зиял огромный черный проем с краями из обугленного металла, за которым лежал полный их будущих жертв город.

— Привести ее целой и невредимой. Убивать всех, кто будет сопротивляться. Когда найдете ее, можете убить остальных. Или не трогать. Мне, в общем-то, все равно.

— Да, владыка! — в экстазе выкрикнул пони с ирокезом. Затем он обернулся ко тьме за своей спиной. — Вы все слышали! В атаку!

— Ар-р-р-р-р-ар-р-р-р-р!!! — в едином порыве выкрикнули таящиеся во тьме. Они бросились вперед. Десятки самых разных пони: молодые и старые, кобылки и жеребцы, всех рас и размеров, с копьями в зубах и пулеметами в боевых седлах. Объединяло их лишь одно – пылающее в глазах безумие.

— Убить всех!!! — Их клич разнесся по всему юго-западному району Плейнхува. Совсем скоро на землю польются реки крови и упадут первые трупы врагов их повелителя. Дождавшись, пока последний воин не войдет в город, пони с ирокезом почтительно поклонился Владыке, после чего подхватил штурмовую винтовку Крода и с диким кличем бросился нагонять свое воинство.

***

В это же время в самом центре города в больших казино и цветастых борделях кипела жизнь. Громкая музыка, многоголосые крики, в том числе и чей-то зов о помощи. Единичные отдаленные выстрелы и, естественно, непередаваемый букет ароматов грязных улиц распутного города, жители и гости которого предавались своим любимым развлечениям. На улице друг напротив друга стояли боевые роботы, которых привели прямо с Торговой площади, лишь стерев прежние эмблемы. Они оказались в превосходном состоянии, а корпуса блестели от свежей краски цветов лучших в городе казино и борделя.

AJ-21 ждали сигнала от своих новых хозяев, который указал бы им цель, но пока они были не нужны. Никого даже не смущало, что в окулярах одной из боевых машин отражается процесс изнасилования отбившейся от своих спутников молодой земной кобылки. Ее настигла целая группа жеребцов, которые вовсю наслаждались юным сопротивляющимся телом, невзирая на ее вопли о том, что она свободная пони.

Наверное, это была бы самая обычная ночь для этого района города работорговцев, но в какой-то момент в воздухе прошел зашифрованный сигнал. Поймай его кто-то на свой ПипБак, он увидел бы на экране лишь фрагмент странного кода. Но для машин он нес особое значение.

Внезапно орудия боевых роботов выдвинулись из корпусов, выискивая первых жертв. Благодаря зашифрованному сигналу с костюма Розы каждый вооруженный пони по умолчанию становился для них красной меткой.

Обычную какофонию звуков разорвала громогласная очередь из тяжелого пулемета. Жеребец-насильник упал прямо на свою жертву, заодно лишившись головы. Тела его друзей прошила очередь из орудий другого дроида. Вскоре все пони, имевшие несчастье оказаться около казино, лежали на потрескавшемся асфальте, заливая его своей кровью. Недавняя жертва насилия тихонько всхлипывала, не смея пошевелиться. Высокоточные дроиды пощадили ее, не сочтя достаточной угрозой.

Удостоверившись в отсутствии целей, они на секунду замерли, сканируя окружающее пространство. Прямо за их металлическими крупами находятся доверху набитые врагами здания. Они нарушили директивы Стойла. Их следовало ликвидировать.

Роботы плавно развернулись ко входам и одновременно двинулись внутрь. Никто из находящихся внутри не обратил внимание на стрельбу снаружи. И это стало их последней ошибкой. Заляпанные грязью стекла осветились желтым огнем работающих орудий.

***

Восточные ворота, в отличие от юго-западных, охранялись на совесть. У их подножия расположился полноценный блокпост с двойным пулеметным расчетом, выполнявший роль пропускного пункта. На стенах торчал как минимум десяток стрелков, а ночная тьма разгонялась множеством горящих факелов и несколькими прожекторами на вышках.

Немного поодаль встал большой караван из тех неудачников, кто не успел зайти в город до наступления темноты. Странников не пустили внутрь, относительно вежливо объяснив, мол, это для их же безопасности, ведь не дай Богини их прирежут на темных и опасных улицах прежде, чем они потратят все крышки. Но эти караванщики совсем не расстроились и вполне благодушно согласились переночевать за стенами города, разбив лагерь чуть поодаль. Видно, жадные торгаши в кои-то веки наняли хорошую охрану, раз не боялись монстров снаружи.

В один момент пони из каравана, вроде бы до сего момента мирно спавшие в своих палатках, резко возникли из темноты прямо перед воротами. При этом силуэты совсем не походили на каких-то голодранцев или даже на удачливых наемников. Потрясенные охранники видели строгие, грозные обводы доспехов, принадлежавших проклинаемой всеми «темными» и частью «светлых» фракции – Стальным Рейнджерам.

Засевшая чуть в стороне от ворот Лайт послушалась совета Уайт и поспешно зажала ушки.

Короткие вспышки среди нескольких рядов бронированных пони. Некоторые вырвали из темноты черные дымные шлейфы. Вытянутые огненные яйца по дуге устремились к воротам.

Стены города содрогнулись от множества взрывов. Оттуда донеслись крики раненых, началась беспорядочная стрельба, не приносящая никакого урона бронированным пони. В одной из башен ворот обнаружился настоящий станковый пулемет, который тут же начал поливать Стальных Рейнджеров внизу градом раскаленного свинца. Уайт моментально прицелилась в нужное место и одним выстрелом прикончила оператора. А бронированные стрелки все продолжали свое дело вплоть до момента, пока огромные створки с жутким скрежетом не обрушились вовнутрь, открывая путь к беззащитному городу.

Стальная волна устремилась в город, переключив внимание своих гранатометов и пулеметов на засевших на стенах бойцов.

Лайт робко убрала копыта от ушей и посмотрела на Уайт, которая поднималась из укрытия.

— Неужели все пройдет так просто?

— Нет, это только стерегущий ворота дозор. — Единорожка-рейнджер покачала головой. — По идее, их функция просто передать сигнал тревоги в штаб да стараться удержать позиции до прихода подкреплений. Только никто не рассчитывал на нашу атаку! — Рыцарь гордо вскинула винтовку.

Обе пони уже подбежали к городу, когда волшебница задумчиво проговорила.

— Если так, давайте займем стены и притворимся охраной.

— Идея хорошая, нам придется туго, если сюда заявятся грифоны. — Паладин, неведомо как оказавшийся за их спинами, согласно кивнул. — Ты вроде маг иллюзий? Сможешь замаскировать наших рыцарей под охрану?

— Я попробую. — Единорожка серьезно кивнула. Она пролевитировала себе изящную золотую диадему.

— Зачем она тебе? — озабоченно поинтересовалась Уайт.

— С ней мне проще накладывать иллюзии, — робко улыбнулась пони.

Драгоценный камень в центре сиял все ярче, и вскоре волна солнечного света окутала всех стальных рыцарей, обратив их в едва заметные силуэты. Никто бы не понял, кто стоит перед ним, особенно если смотреть издали. И это было их преимущество.

***

Большой черный грифон застыл на крыше одного из бараков, смотря в небеса. Он, родившийся в суровых горах, прошедший через множество стычек над и под облаками, чувствовал себя неуютно. Всю жизнь Блод Фейтшера сопровождал свет звезд и луны. Для своих врагов он всегда был едва уловимой тенью, которую видишь лишь в момент перед смертью. А сейчас чернильные небеса казались огромной зияющей дырой. Ни одного светящегося уголька. Ни одного намека на серебряный диск луны. Лишь непроглядная тьма.

«Не к добру это».

За его спиной послышалось хлопанье крыльев. Блод Фейтшер остался на месте. Он и так знал, кто к нему пожаловал – его лучший друг и надежный напарник, Кровоклюв, с идиотским прозвищем «Стриж».

— Чего застыл здесь, как статуя? — со смехом спросил грифон с перьями красноватого отлива.

— У меня нехорошее предчувствие, друг.

— Друг?! А-ха-ха-ха! — Стриж залился каркающим смехом. — Ты не называл меня другом с тех пор, как мы угодили в засаду тех стальных недоумков. Погоди. — Он нахмурился. — Думаешь, этой ночью что-то произойдет?

— Практически уверен, друг. Посмотри на небо. Нет ни одной звезды. Это плохой знак.

— А-ха-ха! — вновь расхохотался его собеседник. — Я уж думал, произошло что-то действительно серьезное.

— Ты зря не веришь знакам. Наши предки обладали огромной мудростью.

— Которая их не уберегла, — покачал головой кровавый грифон. — Ну не верю я в эти сказки! Вот скажи, какой идиот решит атаковать город, когда нас здесь четыре Звена?!

Земля вздрогнула. Со стороны юго-западных ворот донесся оглушающий грохот, вслед за которым пришла ударная волна. Немногие уцелевшие после вандалов стекла задрожали в своих рамах, готовые вот-вот выскочить из них и просыпаться на землю мелкими осколками. Стоило видеть отражавшую истинное изумление физиономию Кровоклюва. На их глазах по всему западному и центральному району вспыхивали пожары. Доносились звуки отчаянного сражения и крик идущих в атаку безумцев.

— Друг, — необыкновенно серьезно начал Кровоклюв, — какие будут приказы?

— Думаю, нам стоит... — Грифона прервал новый грохот, не такой мощный, как предыдущий, но все же весьма внушительный. И длился он много дольше. Повернувшись к восточным вратам, они увидели десятки вспышек от реактивных гранат и отчаянную пальбу из настенного станкового пулемета, которая практически тут же смолкла. Их защитникам явно приходилось туго. Из барака выскочил охранник в приличной металлической броне. Когда-то такую использовала полиция погибшего королевства.

— На нас напали! Юго-западные врата молчат, восточные под обстрелом!

— Привет, Айпатс, — весело прокричал Кровоклюв. — Тебе срочно пора собирать всех выживших!

— Он прав, — кивнул Фейтшер. — Мы соберем свое Звено и выйдем навстречу западной волне. Ты должен собрать всех, до кого достанет копыто, и отправиться на восток. Нам нужно продержаться до прихода подкрепления из Цитадели. Встретимся утром, если погибшие боги услышат наши молитвы.

Единорог согласно кивнул. У грифонов боевого опыта было гораздо больше, а сбежать они не могли из-за условий контракта – охранять Плейнхув в течение всего Аукциона. Хорошо хоть, он еще не закончился.

Черные тени взмыли в небо и понеслись навстречу безумной толпе. Их выстрелы разорвали ночную тьму. Волна атаки не захлебнулась, но приостановилась. Грифонам ответил настоящий шквал, заставивший их спуститься на землю. Кровоклюв лихо спикировал за груду проржавевших бочек, одним ударом снеся голову какому-то идиоту с копьем в зубах. Глядя на приближающихся врагов, он злобно ощерился.

— Ну, кто на новенького?! Смелей! Меня хватит на всех!

Полтора десятка пони в форме охраны бодрой рысью приближались к осаждаемым вратам. Каждый из них имел хорошую броню, штурмовую винтовку в идеальном состоянии и несколько гранат. Кто-то в шутку назвал их гвардией Плейнхува, лучшими из лучших, и прозвище прижилось. И сейчас им следовало это доказать.

— Вот и ворота! Глядите, наши еще на стенах! — крикнул один из пони, указывая на силуэт у пулемета. Но не успели они обрадоваться, как неизвестный вскинул оружие и сделал выстрел. Снайперская винтовка гулко рыкнула, пробив голову впереди идущего. Остальные тут же бросились к укрытиям. Контратака захлебнулась, не успев даже начаться. Уайт кровожадно улыбнулась и перевела свое верное оружие на следующую цель.

***

Отряд пони затаился в темном проулке, выходившем почти как раз на загоны. До сетчатой стены оставалось довольно много открытого пространства, но уже с такого расстояния выглядывающие пегасы могли разглядеть поднявшийся на территории переполох. Охранники почти не задерживались на месте. Из казарм выбегали целые отряды пони с зажатым в зубах оружием. В большинстве своем ничего серьезного, но мелькали и вполне приличные образцы штурмовых винтовок и дробовиков.

«Мы недооценили количество солдат».

— Они сняли даже часть наружной охраны при входах! — Грей прошептал на ухо Розе. — Даже не часть. Они собирают почти всех!

— Малышка Лайт смогла организовать впечатляющее нападение. Местные не просто мобилизуются, но еще и паникуют. — Роза улыбнулась, рассматривая солдат Мастеров. — Более того, они начали выводить охрану со своих самых ценных объектов.

Тем временем организованные группы стражи выбегали из раздвинутых ворот, рысью устремляясь кто на запад, а кто и на восток.

— Насколько я поняла структуру города, им такими путями никого не окружить. — Роза нахмурилась, повернув голову в другую сторону. — Неужели она набрала такую армию Стальных Рейнджеров, что их хватило сразу на двое ворот?!

— Не уверен. Не думаю. — Грей покачал головой. — Нам нужно взять кого-то живым, причем из первых.

— Тайные операции, захваты. Это все по твоей части. Ты и делай.

— Эй-эй! Слышите меня? — Их разговор прервало вмешательство Харпера. — Я перехватил радиопереговоры местных!

— Докладывай! — Кобылка пшеничного цвета заметно оживилась. Информация всегда была самым ценным оружием разведчика.

Морда взломщика выглядела удивленной, пока он прислушивался к разговорам, наклонив голову к земле.

— Говорят, юго-западные ворота пали, вся соответствующая часть города уже захвачена какими-то психами. Они всех режут и жгут все подряд. Паника из-за них все нарастает! И восточные ворота... Передают, будто их защитники разбиты и отступают. Стальные Рейнджеры оккупировали всю прилегающую территорию и засели в зданиях.

Фемида поочередно посмотрела на парочку пегасов с самым мрачным выражением лица.

— Две армии психов. И те, и другие крушат свою часть города. Кто из них на «нашей стороне»?

— Те, которые с востока, — в тон ей ответил Грей, совершенно не понимающий, откуда здесь взялась еще одна армия. — Выглядит так, будто у нас появились конкуренты. Нужно спешить. Приступаем к операции.

Услышав знакомую команду, Фемида быстро кивнула и вскинула громоздкую винтовку, нацелившись на ближайшего охранника. В ее задачу входило прикрытие Грея. Сам же разведчик активировал Режим Тени и взмыл в воздух, стараясь не слишком хлопать крыльями. Бесшумному полету их обучали еще в Академии, но именно в этой дисциплине пегас никогда не мог похвастаться особенными успехами.

Раздраженный довольно грубым поднятием с теплой постели, пони-охранник непрерывно костерил свое начальство и в особенности объявившего всеобщую тревогу Айпатса. С самого детства в его голову вбивали одну непреложную истину: Цитадель Мастеров неприступна. А раз хозяева неуязвимы, то и их верным слугам нечего опасаться. Впрочем, где-то в глубине своей потемневшей души он радовался. Остаться сторожить рабынь из Стойла самый безопасный вариант из всех – эти безмозглые курицы способны только на слезы и мольбы. Хотя к чему здесь вообще нужна охрана? На каждой из них висит особый ошейник с шокером. Чтобы удержать их в загоне хватит одного калеки.

Ход мыслей охранника оказался прерван довольно необычной причиной – его горло прошил клинок из хвостового жала Грея. За секунду лезвие раскрылось в форме металлического цветка, подавив крик. Довольно хмыкнув, пегас бросился к следующей жертве.

Они обнаружили его лишь на четвертом охраннике, и то помешал не слишком точный удар. В последний момент земнопони зачем-то наклонился к земле, и вместо того, чтобы тихонько перерезать жеребцу горло, крыльевой клинок всего лишь отрезал ему ухо. Разумеется, охранник истошно закричал. Добивающий удар не помог – оказалось слишком поздно. Выжившие охранники подняли тревогу. На сторожевой вышке зажегся прожектор, и его луч практически тут же выхватил фигуру в черной броне. К нему уже спешило сразу трое, когда в игру вступило Крыло.

Фемиде не пришлось испытывать свои конечности на прочность выстрелом из антимех-винтовки. К счастью, на ней нашлись небольшие сошки, позволившие утвердить ее на земле и сделать вполне комфортный выстрел. Бронебойная пуля пролетела сквозь прожектор, застряв в груди часового. Послышался свист реактивных гранат. Стоун щедро поделился с троицей охранников сразу шестью огненными зарядами. Их тела скрылись под вспышками пламени, а крик утонул в грохоте взрывов. Последнего, попытавшегося сбежать, снял Арчер. Он спикировал на потерявшего голову от страха единорога и одним ударом когтистой лапы разорвал тому горло. Довольно облизнув окровавленный коготь, грифон радостно ощерился и поделился со стоявшей рядом Розой.

— Всегда мечтал сделать это, пока меня держали в клетке.

— Только не увлекайся, — кашлянула пегаска, отводя глаза.

— Не беспокойся, малышка. — Арчер кровожадно ухмыльнулся и одним взмахом крыльев поднялся в воздух. — Уж вас-то я с ними не перепутаю.

— Очень надеюсь, — тихо прошептала кобылка, заходя в казарму вместе с Кьюр и Смоуком.

Жеребец удивленно обернулся на пони, но та махнула крылом.

— Нет-нет. Ничего. Давайте найдем здешний терминал и отключим тревогу.

— О! Я его превосходно бамкну! — Подрывник сразу оживился.

— Смоук, чтобы отключить тревогу таким образом, нужно «бамкать» главный терминал! — Роза поспешно замахала передними копытами. — А это наверняка второстепенный! Он нам нужнее целым.

Зап! З-зап-па-па-пап!

Роза замерла, удивленно уставившись на Кьюр, которая выпустила свой миниган. Бросив взгляд вперед, хакер увидела две горстки пепла с валяющимися возле них винтовками.

— Это было быстро, — только и смогла произнести ошарашенная пегаска.

— Они не мучились. — Белая пони грустно улыбнулась.

Роза покосилась на Смоука, который сейчас больше был раздосадован своей невнимательностью.

— Вот сено! Спасибо, Кьюр! — Он поймал взгляд кобылки-хакера и выбросил вверх переднюю ногу. — Да-да, это наша Кьюр!

Грей внимательно осмотрел периметр. Ни один из многочисленных детекторов не уловил присутствия врага, и пегас позволил себе вздохнуть с облегчением. Пока Роза в сопровождении кадетов отключала тревогу, он направился к загонам, в честь которых эти бараки и получили свое название. Разбив замок метким ударом копыта, жеребец оттянул массивные створки и заглянул вовнутрь. Вместо ожидаемого запаха разложения и смерти он почувствовал аромат духов. Перед удивленным пегасом предстало несколько десятков ухоженных кобылок в вызывающих нарядах, каждая из которых невольно притягивала взгляд к своему крупу. Между задних ног почувствовалось определенное напряжение, и Грей поспешил отвести глаза. Как раз настолько, чтобы встретиться взглядом с расчесывающим гриву одной из кобыл старым земнопони. Увидев перед собой пегаса в броне Анклава, стилист от удивления выронил расческу изо рта.

— Ты кто такой? — поражено спросил он.

— Твоя смерть, — спокойно ответил разведчик, в один момент оказавшись перед ним и ударив крылом. Полюбовавшись на перерезанное горло, жеребец поднял забрало и вновь посмотрел на собравшихся рабынь, постаравшись дружелюбно улыбнуться.

— Мы пришли спасти вас.

Ответом ему стал оглушительный визг. Ошеломленный и растерянный пегас выставил перед собой окровавленные копыта.

— Нет, серьезно, пожалуйста, не кричите! Я не причиню вам вреда! — Визг стал немного тише. Привлекательная единорожка в стальном ошейнике всхлипнула, вытирая глаз копытцем.

— С чего мы должны верить тебе, маньяк?

— Я перся в этот поганый город, участвовал в аукционе для сбора информации, собрал отряд для вашего спасения, перебил всю охрану, и вы мне не верите?! — возмутился Грей.

— Тем более нет. — Кобылка посмотрела в глаза жеребцу.

— Почему? — опешил пегас.

Его собеседница прижала ушки и затем медленно поднялась на ноги, после чего немного неуклюже направилась к плачущей маленькой кобылке, еще почти жеребенку.

— Последние события научили нас одному – никому нельзя доверять! Более того, они наглядно показали, что с нами сделают в случае попытки побега. И даже если мы сможем уйти, вряд ли вы окажетесь такими благородными и тут же отпустите нас.

— Мне кажется, он просто сам хочет стать хозяином для нас всех. — В разговор вмешалась лежавшая на согнутых ногах земнопони. — Тут нам хотя бы обещали безопасность!

— Которая будет длиться до момента, пока вас не купят, — раздраженно фыркнул Грей. Разведчик задумался. Кобылки явно не верили в его благородство, а значит, следовало сыграть на других чувствах. — Меня наняла ваша Смотрительница. Она ждет у восточных ворот.

Пони только фыркнули на заявление о конце безопасности, хотя на их лицах и была видна некоторая неуверенность. Но вот услышав про Смотрительницу, они заметно оживились. А судя по брошенным друг на друга сердитым взглядам, среди них тлел и какой-то внутренний конфликт.

— Хорошая попытка, крылатый, — сердито заговорила единорожка. — Только нашей Смотрительнице повезло избежать пленения. Она просто сбежала от нас! И наверняка сейчас где-то лежит в этой ужасной пустыне или сама стала такой же рабыней, как и мы. — Она зажала ушки молоденькой кобылке. — Для утех в постели.

— Правильно, сбежала, — ехидно ответил жеребец. — От ваших вил. Вы хоть понимаете, что оказались здесь из-за своей тупости? Если бы вы ее не изгнали, то сидели бы за своей бронедверью и не знали ничего этого! — Он картинно повел ногой вокруг себя. — А она вместо того, чтобы навсегда выкинуть вас из своего сердца, привела под стены этого долбаного города целую армию!

Шепоток среди кобылок стал громче и отчетливее. Похоже, многие из них скучали по своей Смотрительнице, всегда оберегающей их глупые крупы. Даже собеседница Грея замолкла, не находя слов. Она лишь как-то странно посмотрела на жеребца и ушла помогать другим кобылкам. Зато встала другая. По-видимому, она являлась лидером противоборствующей с первой фракции. Посмотрев на разведчика полным надежды взглядом, она все же ответила твердо:

— Мы не пойдем с тобой. Мастера не зря получили такое прозвище – они мастерски наказывают непокорных. — Не успел Грей как следует отругать этих наивных кобылок, как его новая собеседница продолжила. — Но если сюда придет наша Смотрительница и скажет нам идти, мы пойдем за тобой.

— Не желают? — Когда удивленный Грей отступил назад, к нему вплотную подошла Роза.

— Я даже не знаю, чего здесь больше – глупости, страха или упертости. — Жеребец сердито фыркнул. — Они хотят сюда Лайт!

Подошедший поближе Смоук спросил с веселым фырком.

— А она симпатичная, ваша Лайт? А то... — Он как-то скис под сердитым взглядом Розы, но быстро опомнился. — Так может их того... дымовой шашкой? Сами выбегут!

— И разбегутся по городу. — Грей скептически посмотрел на шутника.

— У любого блестящего плана есть недостатки. — Кадет, сев на круп, смущенно потер передними согнутыми ногам друг о друга.

— Просто позовем Лайт. — Роза, в свою очередь, закатила глаза. — Пусть возьмет с собой пару рейнджеров – так сразу успокоим и тех, и других, будто мы свои. Кажется неплохой идеей.

— Не успели начать операцию, как тут же начались проблемы, — недовольно фыркнул Грей. Но все же он вернул забрало на место и погрузился в привычный компьютерный интерфейс. Отдать команду на установку соединения с ПипБаком Лайт оказалось делом двух секунд.

— Лайт, твои тупые подданные отказываются идти куда-либо, пока к ним не придет их Принцесса и не прикажет прямым текстом. Знаю, в городе опасно, но другие варианты еще хуже. В общем, жду тебя по указанным в сообщении координатам.

Укрывшаяся на месте уничтоженного пулеметного расчета Лайт удивленно поднесла переднюю ногу к лицу, глядя на ПипБак.

— То есть вы уже нашли их? Они в порядке? Ох, по нему же нельзя говорить. — Единорожка встрепенулась и быстро посмотрела на Уайт, которая тоже прислушивалась к разговору. — Ладно, я немедленно направляюсь к ним! Кажется, это недалеко.

В голосе волшебницы слышалось сомнение. И его тут же подтвердила Уайт.

— Хоть ты и можешь передвигаться достаточно незаметно, но все кварталы в той стороне контролируются врагами. Они сейчас рассеяны, но тебе опасно идти туда одной.

— Кроме того, вы все станете отлично видны здесь. — Лайт прижала уши.

— Верно, малышка. — Уайт важно кивнула, но затем улыбнулась под шлемом. — С другой стороны, мы пришли за этими пони. С тобой пойдет пара рыцарей. Они смогут защитить тебя и помогут в обеспечении прикрытия гражданским пони. Я все организую.

Лайт обняла Уайт, прижавшись грудью к гладким металлическим пластинам брони единорожки-рейнджера.

— Спасибо!

— Не нужно никаких рыцарей, мисс Клирсайт. — Дасти Тэйл, как всегда, подкрался незаметно. — Нас двоих вполне хватит для сопровождения госпожи Санрайз к объекту операции.

— Вы уверены, паладин? — В голосе рыцаря слышалось явное сомнение. — Оставлять отряд без командования...

— Мой заместитель вполне справится с удержанием этой точки. Идем же, не будем терять времени.

Лайт быстро кивнула. Глаза единорожки буквально сияли. Предвкушение скорой встречи с самыми близкими существами, пусть даже слегка оступившимися когда-то, а также радость от поддержки Стальных Рейнджеров в общем и Уайт в частности образовали внутри волшебницы настоящее море восторга. Она едва ли не парила над землей от счастья.

— Да, вы правы! Вперед!

Волшебница подняла переднюю ногу, сверившись с ПипБаком, который указывал на здание за углом. После этого она аккуратно попятилась назад и лишь затем подошла к двум внимательно следившим за окрестностями Стальным Рейнджерам. Как оказалось, тут было относительно спокойно. Внутренних сил охраны Плейнхува не хватало даже на то, чтобы сдерживать нападающих по периметру, о защите более спокойных частей города в центре даже речи не шло.

— Мы почти пришли. — В ответ на вопросительные взгляды волшебница быстро кивнула. — Там и вправду какая-то тюрьма. Как их рисовали в некоторых книжках.

— Тебя что-то смущает? — Уайт заметила замешательство белой пони.

— Да. — Кобылка еще раз кивнула. — Точнее, это может смутить вас.

— А. — Уайт на мгновение нахмурилась, но затем в ее глазах появилось понимание. — Ну, мы не будем стрелять, обещаем!

— О чем ты говоришь? — Паладин удивленно воззрился на подчиненную.

— Я на вас надеюсь! — Слабо улыбнувшись, бывшая Смотрительница отошла немного в сторону, прикрывая глаза.

Она глубоко вздохнула, вновь направляя силу на диадему и формируя необходимый образ. Магия привычно и ласково текла через тело единорожки, позволяя почувствовать себя чистой и настоящей.

Дасти Тэйл невольно взвел свой реактивный гранатомет, рассматривая на приобретающий очертания какого-то крупного существа комок золотого света.

— Уайт, объяснись!

— О чем ты? Это все та же Лайт, просто слегка подросшая. — Единорожка-рейнджер весело фыркнула. — Совсем чуть-чуть, до звания Принцессы всея Эквестрии!

— Идемте, мои маленькие пони. — Лайт заговорила более звучным, глубоким мягким голосом. — Нас ждут!

Одарив изумленного паладина теплым взглядом, белоснежная аликорн открыто направилась в сторону распахнутых ворот.

Уайт тут же направилась следом, вновь вернувшись к поиску врагов. А вот паладин слегка задержался, тихо пробормотав себе под нос.

— Это просто очередная иллюзия.

Тем временем кадеты расположились по периметру. Харпер осматривал комнаты, попутно загребая все, что могло показаться ему интересным в плане электроники, в то время как Грей привычно находил кучки крышек в выдвижных ящиках столов или под подушками кроватей. Смоук засел в какой-то небольшой лаборатории, с интересом изучая реактивы. Некоторые из них тут же отправились в седельные сумки пегаса.

Снаружи Стоун приглядывал за входом, а Кьюр укрылась возле сторожки. Белая мед-пони вывалила перед собой содержимое своих сумок, сосредоточенно сортируя препараты. Фемида расположилась прямо на крыше сторожки, укрепив антимех-винтовку и оглядывая окрестности.

Она первой заметила яркую троицу странных пони. Снайпер тут же прильнула к окуляру, с удивлением переводя внимание с солнечной принцессы на двоих бронированных пони с тяжелым вооружением по бокам.

Сильно обеспокоившись, она тут же связалась со Стоуном и Кьюр.

— Внимание. К нам идут трое. Не могу идентифицировать. На вид крайне опасны!

— Сейчас проверим! — прорычал в ответ массивный жеребец.

Он тут же вскочил с места, выходя прямо на центр прохода и вскидывая свой гранатомет; поспешные протесты Фемиды потонули в грохоте взрывов его гранат.

Аликорн, увидев показавшегося в воротах крупного жеребца в знакомой пегасьей броне, приветственно вскинула крыло. И каково же было ее изумление, когда с его стороны послышалось многократное глухое и уже ставшее очень знакомым после общения со Стальными Рейнджерами завывание реактивных гранат. Она успела лишь инстинктивно сотворить щит, после чего оказалась отброшена назад первым же взрывом. К счастью, от следующих выстрелов ее прикрыл стальной бок Уайт.

Перепуганная взрывами Кьюр буквально вывалилась из укрытия с пустыми седельными сумками, чудом не потеряв оружие. Увидев нарушителей прямо перед собой, она тут же вскинула миниган и пустила его в ход, беспорядочно поливая ярко-алыми росчерками прикрытую солнечным щитом троицу. По яркой сфере тут же пошла отчетливая рябь, а сама она приобрела алый оттенок. Фемида в своем укрытии грязно выругалась, сделав себе мысленную пометку потом помыть рот с мылом, после чего вновь прильнула к окуляру, целясь в белоснежное создание. Оно медленно поднималось с земли, с трудом удерживая щит.

В следующий момент реактивные гранаты отделились уже со стороны одного из бронированных пони, заглушив истошные крики с той стороны. Череда взрывов сотрясла сторожку, заставив ее стены обрушиться, а винтовку Фемиды опасно накрениться вниз. Кобылка поспешно схватила ее обоими копытами. Из-за сместившегося центра тяжести она не устояла на ногах и упала прямо на круп. Грянувший выстрел антимех-винтовки завалил пегаску на спину.

Уайт, увидев эффект от стрельбы Дасти, прислонилась к окуляру своего оружия, прицелившись в крупного жеребца, который сейчас не слишком-то хорошо и спрятался за открытой дверью.

«Через такую хлипкую преграду моя пуля его насквозь прошьет».

Но затем она заметила слегка приоткрытое крыло. Прицел в сторону сумасшедшей, палящей из лазерного минигана. Крылатая. Полюбуемся снайпером. Тоже! И одеты в похожую броню!

Увидев, как паладин приготовился сделать еще один залп, Уайт поспешно положила копыто ему на бок.

— Не стреляй, кажется это свои!

После чего она повернулась в сторону ворот и изо всех сил выкрикнула.

— Отставить стрельбу! Немедленно вызовите сюда Грея!!!

Она закашлялась, посмотрев на растерянную морду только-только утвердившейся на ногах аликорна.

«И вправду, как настоящая».

Кадеты удивленно замерли на своих местах. Кьюр даже выпустила свое оружие, поспешно отползая обратно в укрытие. Стоун же так и остался сидеть за своей дверью. Фемида, прижавшись к полу, удивленно выглянула из-за обломков стены.

— Наверное, нам и вправду стоит его вызвать, — неуверенно пробормотала кобылка.

— Какого сена вы тут устроили?! — Сверху раздался разгневанный голос.

Соломенного цвета пегаска зависла над полем боя, сложив передние копыта на груди и возмущенно глядя то на одну сторону конфликта, то на другую.

— Какой умник додумался начать здесь перестрелку?! Да еще и со своими?!

Уайт не замедлила указать копытом на приоткрытую дверь, жеребец за которой тут же сжался, поджав крылья к бокам.

— Сто-оун!

— Мы ждали одну маленькую белую кобылку с желтой гривой! — Стоун осторожно высунул голову из-за двери. — Ты говорила, что она очень симпатичная! И еще голая!

— Честно, я им этого не говорила.

Принцесса бросила убийственный взгляд на тихонько посмеивающуюся Розу.

— Но согласитесь, — Фемида встала во весь рост, — я вижу тут странное создание с крыльями и рогом в сопровождении двух увешанных оружием пони-танков! Думаю, Стоун вполне обоснованно ошибся.

— Но это не оправдывает стрельбу без приказа! — Перехватив благодарный взгляд жеребца, она тут же громко топнула копытом.

Роза тяжело вздохнула и подлетела к новоприбывшим, улыбнувшись медленно успокаивающемуся жеребцу.

— Здравствуйте. Меня зовут Роза. Как я понимаю, вы вызвались сопровождать нашу... — Она посмотрела на смущенную богиню. — Принцессу.

Паладин смог лишь удивленно кивнуть, в упор разглядывая странную пегасью броню.

— Ну а ты, Лайт, снова за свое? — Безмолвный истукан оказался не слишком интересным собеседником, и хакер повернулась к волшебнице.

— Так будет лучше. — В ответ «Селестия» приподняла одну бровь, поведя головой вбок. — По крайней мере, сейчас, когда им нужно видеть именно Смотрительницу. Их Принцессу!

— Эта шкура явно влияет на тебя не лучшим образом. — Роза тяжело вздохнула и махнула копытом. — Мы это еще обсудим. Ладно, пошли. Нужно торопиться. Судя по всему, у нас появились конкуренты. И у них тоже целая армия. Иначе мы бы просто засели внутри до вашего прихода.

За это время кобылки Стойла уже были условно выпущены из своих загонов и освобождены от ошейников, но все еще чего-то ждали, вводя пегаса в уныние своей твердолобостью.

— Если бы я не видел Лайт, то после общения с ними уверился бы, что Стойло как минимум заставляет мозги становится костью!

Услышав цокот копыт, он повернул голову в бок.

— Роза? Все в порядке?

— Ничего страшного, дорогой, просто жеребятки увидели аликорна. — Кобылка лишь весело фыркнула.

В следующий момент до ушей пегасов донесся шепот Лайт, который, по идее, предназначался лишь Уайт.

— «Дорогой».

В ответ рыцарь игриво толкнула Принцессу в бок, заставив ее густо покраснеть.

— Да-да, дорогая моя.

— Понятно. Ну, теперь я уже узнаю тебя, Лайт. — Разведчик прокашлялся и махнул копытом в сторону открытых дверей. — Они все там и ждут тебя.

— Не беспокойся. В конце концов, мы здесь за этим. — На морде аликорна появилась легкая гордость, но к ней примешивалось беспокойство.

— Да и не только мы. — Грей покосился на молча застывшую груду брони паладина, в упор смотревшего на пегаса. — И не просто так.

— Потом у меня будет к вам пара вопросов, крылатые. И рог в комплекте к перьям не исключает допроса. — Увидев прижатые уши аликорна, Дасти Тэйл тяжело вздохнул. — Иди к своим пони.

— Я сама должна решать, как мне поступить. — Лайт вздернула нос. — Но этим я и займусь.

Она быстрым шагом направилась в загон для рабынь. Ее встретило гробовое молчание. Десятки пар глаз смотрели на Смотрительницу. Лайт мысленно вздохнула, вспоминая это полузабытое чувство, которое бывает во время выступлений перед множеством пони.

— Здравствуйте, мои маленькие пони. Я пришла, чтобы забрать вас. — Губы начали говорить, словно на автомате. — Все мы оказались в ужасном месте. Жестоком и опасном. Но нам с друзьями... — Она посмотрела на выглядывающих из-за двери пегасов с Уайт и одарила их теплой улыбкой — Удалось найти новый дом. Новое Стойло.

Она расправила крылья, слегка взмахнув ими, и внимательно окинула взглядом пони в первых рядах. На их лицах читались радость и надежда, недоверие и безразличие. Но всем им было некуда податься. Особенно теперь.

— Мы направляемся туда, мои маленькие пони.

Вдруг она ощутила прикосновение к своей ноге. Опустив голову, она посмотрела на молоденькую кобылку.

— Принцесса, вы же не уйдете от нас больше?

Величественная аликорн медленно подняла взгляд на взрослых пони. Вопрос она оставила без ответа.

***

Хоть они и старались соблюдать боевой порядок при сопровождении гражданских пони, их шествие все равно было слишком похоже на прогон неорганизованного табуна. Хорошо хоть, по пути им не встретилось особых препятствий – несколько спешивших в западный район охранников и мародеров оказались не в счет. Новообразованное Крыло действовало весьма слаженно. Сказывались изнуряющие тренировки Анклава. Каждый просто делал то, что должен. Стена пожаров за их спинами расширялась. Всепоглощающее пламя уже перекинулось на соседние районы, постепенно приближаясь к Крылу. Дикие крики, стоны, звуки выстрелов и взрывов доносились до них все отчетливее. Кто бы ни пришел в город с запада – они приближались.

Защитникам города пришлось осаждать свои собственные укрепления, вот только получалось у них не очень. Подходы к восточным воротам уже украшал десяток трупов пони и две туши сбитых шквальным огнем Стальных Рейнджеров грифонов. Выжившие сменили тактику. Теперь они показывались из окон прилегающих домов, давали быструю суматошную очередь и тут же ныряли в спасительную темноту. Почти тут же в слепых оконных проемах расцветал взрыв реактивной гранаты. Потеряв таким образом шестерых, стражи города вновь задумались над сменой тактики. И тут пришло Крыло. Полтора десятка вооруженных пони в изумлении уставились на толпу появившихся из-за угла прекрасных кобылок. И совершенно не обратили внимания на десять вооруженных силуэтов. Залп из лазерных и плазменных зарядов, выстрел антимех-винтовки, а также восемнадцать реактивных гранат оставили от их тел лишь обугленные кости. Гранатометы Стальных Рейнджеров ничуть не уступали в мощности игрушке Стоуна, ведь когда-то их сделали на одном конвейере. Каким-то чудом уцелевший страж бросил свою винтовку и с диким криком побежал в сторону ворот, ослепленный страхом. Стоило ему выскочить на открытое пространство, как его тело разорвало огнем сразу трех пулеметов.

— Думаю, вам стоит попросить их не стрелять, — озабоченно проговорила Лайт.

Паладин кивнул и смело вышел на освещенную зону, вглядываясь в закованных в броню защитников.

— Отход! Обеспечить выход гражданских пони!

Стальные Рейнджеры запнулись всего на мгновение, после чего большинство покинуло стену и рассыпалось по окрестностям, блокируя подходы. Дождавшись разрешения Дасти Тэйла, Лайт повела своих подданных к оплавленному провалу в стене, где их ждала свобода.

Колонна уже изрядно испуганных, жмущихся друг к другу пони с надеждой смотрела на возвышающуюся впереди крылатую фигуру с длинным рогом и похожей на северное сияние гривой. Сейчас аликорн казалась единственным островком спокойствия среди творившегося вокруг хаоса. В первых рядах процессии шли недавно выкупленные Розой и Греем пара кобылок. И если земнопони явно беспокоилась, подобно окружающим, то странная единорожка была скорее просто заинтересована происходящим вокруг, но все так же не проронила ни единого слова.

И вот Принцесса-Смотрительница двинулась к воротам. Шагала она плавно, но благодаря ее длинным ногам пони с радостью переходили на легкую рысь, спеша покинуть это опасное, полное смерти и страданий место.

Но само оно не спешило отпускать своих жертв. В одном из боковых проулков послышались звуки стрельбы, быстро сменившиеся множеством взрывов. Все взгляды обратились именно в сторону этого узкого прохода, который защищала группа из трех Стальных Рейнджеров, продержавшись совсем недолго. Вспышка темной энергии прямо у них под ногами – и залп иссиня-черных молний поглотил бронированные фигуры. Когда все пони проморгались, они увидели лишь три кучки мерцающего пепла. Через мгновение из прохода показался жеребец в длинном, расшитом рисунками созвездий плаще. В этот раз капюшон оказался откинут, и теперь все могли видеть его морду. На иссиня-черной шерсти незнакомца красовался своеобразный узор белых линий и звезд... Совсем как на единорожке, которую Грей и Роза привели для Зекранты.

Посланник медленно провел взглядом по застывшим в изумлении пони. В момент, когда он увидел Принцессу и выкупленную рабыню за ее спиной, на его морде появилась удовлетворенная ухмылка.

— Ты… — послышался голос в головах всех собравшихся.

В следующий момент загадочную фигуру накрыло множеством взрывов. Со всех сторон доносился грохот стрельбы. В течение нескольких секунд Стальные Рейнджеры обрушили на нарушителя беспрерывный поток реактивных гранат и очередей из тяжелых пулеметов и штурмовых винтовок. Плотность огня была такая, что незнакомец просто пропал в огне взрывов.

— Смертник, — с облегчением прошептала Принцесса.

Но в следующий момент группа из четырех ближайших к врагу рыцарей сгорела в звездном пламени. Они беззвучно вспыхнули и обратились в горстки медленно угасающего пепла. Еще нескольких отбросило на площадь и стены ближайших домов чередой взрывов вокруг. «Расстрел» резко прекратился, и за медленно развеивающимся дымом стало видно черно-фиолетовый щит, за которым стояла все та же невредимая фигура. Даже его плащ не заимел новых дыр. Позади кобылки-аликорна донесся испуганный шепот. Да и сама она невольно отступила назад, чувствуя на себе его тяжелый взгляд и эту мерзкую ухмылку.

«Он из Мастеров? Нет, не думаю. Кажется, это даже не пони. Зачем он здесь? Этот взгляд... Он жаждет убить их? Моих пони?! О Принцессы, помогите мне... »

— Всем в укрытия! Не стрелять! — Со стороны донесся звучный голос Дасти Тэйла. — Если мы не пробили этот щит совместным огнем, то необходимо бежать. Он не сможет догнать всех.

— Бегите так быстро, как только сможете. Я его задержу! — Смотрительница в облике Принцессы сжала зубы и смело шагнула вперед, наклонив голову. На длинном изящном роге аликорна вспыхнуло маленькое солнце.

— Лайт, не делай этого! — в отчаянии выкрикнула Уайт, шагнув вперед. Но ей помешало бронированное копыто Дасти Тейла, покачавшего головой.

— Мы пришли сюда за этими пони, и мы должны их спасти. Всем уцелевшим рыцарям: выводите гражданских как можно быстрее! Снять заслоны, приспешников Мастеров здесь уже не осталось! — начал командовать паладин. Но Уайт лишь громко фыркнула и оттолкнула копыто в сторону.

— Тогда я ей помогу! — Но на ее пути тут же встала уже фигура в черной броне. — Грей, пусти меня!

— Нет. — Пегас окинул ее ледяным взглядом. — Этой твари понадобилось пять секунд, чтобы уничтожить семерых Стальных Рейнджеров. Ты просто станешь восьмой. Грубая сила здесь не поможет. — Разведчик перевел взгляд на паладина. — У нас есть раненые и балласт, выведите их. А оставшееся Крыло завалит эту тварь.

— Ты, часом, не свихнулся, крылатик? — осклабился Арчер, стоявший неподалеку.

— Ничуть. Ведь моя специализация – это ловля и уничтожение монстров. Все, у нас больше нет времени на разговоры, выполняйте! — Внезапно гаркнул разведчик и резко взмыл в воздух.

Пока лидеры препирались между собой, Лайт смело шагнула вперед. Созданный великими магами Министерства Тайных Наук артефакт таил в себе огромную мощь, и иллюзии не были его единственным предназначением. Установив магическую связь с драгоценным камнем в центре, волшебница зачерпнула оттуда силу и нанесла удар. Ярчайший золотой луч устремился в моментально образовавшийся иссиня-черный щит, разом осветив всю площадь. На секунду всем показалось, будто с небес снизошла Принцесса Селестия и встала на защиту маленьких пони. Послышались радостные крики. Молчали лишь быстро занимающие указанные их лидером позиции пегасы и грифон. Молчала и до крови закусившая губы Уайт.

Лайт атаковала долго, по меньшей мере секунд десять. Выплеснутой энергии хватило бы, чтобы пробить насквозь окружавшую Плейнхув стену. Щит ее врага стал уменьшаться, мерцать. Он проигрывал! Не успела волшебница порадоваться перевесу, как странное существо резко подняло передние копыта и грянуло ими оземь. Огромная ударная волна подняла в воздух тучи обломков. Золотой луч моментально погас, ведь свету не было места среди клубов пыли. Постепенно взору предстал силуэт ее врага, чьи татуировки светились пугающим сиянием. Вот только, в отличие от Зекранты, его свет нес за собой не Смерть, а Вечность. Лайт поневоле вздрогнула и сделала шаг назад. Но тут же вспомнила о своих маленьких пони и решительно наклонила голову.

«Раз так, еще попытка!»

Новый луч золотого света устремился к единорогу. И встретился с бьющим из глаз иссиня-черным собратом. Два магических потока встретились посередине, пытаясь одолеть друг друга. Какую-то секунду золотой свет побеждал, но тут татуировки Посланника засветились ярче, и его энергетический луч стал продвигаться вперед вопреки всему сопротивлению аликорна. Вскоре он застыл всего в миллиметре от ее рога. Лайт прилагала все усилия, чтобы удержать фокус, но ее враг оказался гораздо сильнее.

«Нет! Я не могу проиграть! Мои маленькие пони...»

Глаза волшебницы расширились. Она отчаянно сражалась за последние миллиметры между ее рогом и точкой сцепления их магий. Рывок. Синяя энергия вошла в драгоценный камень в центре диадемы и преобразовалась в солнечный свет. Из магического артефакта во все стороны ударили ослепляющие лучи. Рог волшебницы засветился нестерпимым золотым светом, который через мгновение стал буквально осязаем, прочертив сверкающую сеть на теле Лайт. Кобылка буквально источала свет, сопровождая это страшным криком. Она чувствовала, как через нее проходит чудовищное количество магической энергии. Вспышка. На землю рухнула уже обычная единорожка с опаленной гривой. Ее рог закоптился, словно побывав в огне. Большой кристалл в диадеме потух, растеряв всю силу. Создание улыбнулось и направилось к поверженному врагу.

— Нет! — Уайт встала на пути монстра, закрыв собой недвижимую волшебницу. — Не приближайся!

Повеяло могильным холодом. Все оставшиеся пони замерли и посмотрели в сторону ворот, через которые совсем недавно бежали освобожденные рабыни. Там застыла знакомая многим фигура в ослепляющем белом плаще. Зекранта практически не изменилась с их последней встречи. За исключением одной маленькой детали – она тоже откинула капюшон. Выжившие со все возрастающим удивлением смотрели на белую мордочку с черными полосками. Колдунья, нагонявшая страх на весь Плейнхув, оказалась зеброй.

Быстрее всех сориентировался Посланник. Он отвернулся от поверженной волшебницы к своему новому врагу. И на его лице впервые появилось волнение.

— Зебринским некромантам нет места в нашем мире. Вы проиграли войну.

Зекранта улыбнулась. От нее веяло могильным холодом, а за спиной будто кто-то стоял. Какой-то неясный силуэт, переполненный силой.

— Именно здесь мне и место, мой дорогой враг, — пропела некромант. — Ты совершил огромную ошибку. Ты привел в этот город Смерть.

— Ты лишь жалкая зебра, одна из наших бывших игрушек. — Посланник мрачно ухмыльнулся. — Мне не составит труда просто сломать тебя, как старую ненужную вещь, жалкое создание! — Иссиня-черное тело окутало звездное пламя. Вот-вот в зебру должен был ударить сокрушивший Лайт луч.

Только ему было не суждено найти свою цель. Новое Крыло вступило в бой.

В следующий момент прямо под копытами монстра взорвалась граната, а еще через секунду туда упала дымовая шашка, тут же создавшая настоящую стену из черных клубов дыма, на время скрывая от взглядов весь проем ворот. Посланник так и не смог применить свою боевую магию. Более того, ему вновь пришлось поднять щит, принимая на него сгустки плазмы, лазерные выстрелы, а с ними и один весьма увесистый заряд из антимех-винтовки. Сплющенная пуля зависла в воздухе прямо напротив его глаза.

— Крылатые твари! Ваш народ был таким же инструментом, как и эти полосатые выродки. Вы не смеете причинить мне вред!

Глаза монстра вспыхнули огнем, и прямо в сторону закладывающей вираж Розы устремился поток магического огня. К счастью, пегаска успела вильнуть в проулок между домами, а там сразу же юркнуть в первое попавшееся окно, пролететь сквозь внутренние помещения и вылететь через заднюю стену. Но даже такого сложного маневра, достойного самих Вондерболтов, едва хватило на спасение ее жизни. Вся верхушка здания превратилась в один большой факел, в котором плавился сам камень.

Ответ Крыла последовал незамедлительно. О щит Посланника ударилось два стальных яблока, которые были сброшены пролетающим прямо над головой колдуна Греем. Монстр удивленно уставился на серые кругляши. В следующий момент они превратились в небольшие озера раскаленной плазмы, заставив щит опасно дрожать и идти рябью. Вынужденный отступить жеребец получил новую серию взрывов прямо на уровне морды, еще более ограничивающих его обзор. Наверное, это и спасло Стоуна, который вновь спрятался за... распахнутой дверью.

Монстр просто не заметил выглядывающих из-под косяка копыт. Новый поток пламени ударил по испуганно взвизгнувшей Кьюр, занявшей позицию на сторожевой башне. Уже видевшая разрушительную мощь магии этого создания, кобыла не стала даже пытаться скрыться за стеной, а сразу сиганула через парапет с противоположной части фортификации, которая в следующий момент просто перестала существовать, испаряясь в звездном пламени.

Воспользовавшись тем, что внимание Посланника было приковано к испепеляемой каменной башне, Грей быстро подлетел к Уайт, помогая ей взвалить на себя бесчувственную Лайт. Он успел лишь украдкой прижать копыто к ее шее, чтобы датчик успел поймать пульс, да тут же рванул ввысь, вздохнув с облегчением, в то время как единорожка-рейнджер изо всех сил поскакала прочь.

Как раз вовремя. Он еле успел совершить свечку на пределе своей скорости, когда под ним пронеслась очередь узких льдинок.

Жеребец крутанулся в воздухе, громко усмехнувшись.

— Огонь кончился? Как вижу, ты только и можешь побеждать неподвижно стоящих на месте увальней!

Оппонент не отреагировал, но уши пегаса уловили едва слышимый звон позади себя. Рефлексы сработали безотказно. Крылья тут же сложились, посылая тело в пике, которое он сразу выровнял и по примеру Розы нырнул в одно из окон разоренных домов, надеясь достаточно быстро выскочить на открытое пространство.

Через секунду позади него стал слышен безостановочный звон и хруст. Каменные стены прошивались насквозь меньшими осколками почерневшего льда. А там, где они все же застревали, во все стороны распространялась ледяная корка. Грею пришлось пролететь сквозь добрую половину строений вокруг площади, прежде чем осколки прекратили свое преследование.

— Кто тянул меня за язык!

Пегас в черной броне бросился в сторону, уходя от нового потока пламени, сжигающего дом прямо перед его носом, но все же по инерции он на всей скорости влетел в стену здания и упал на брусчатку под удовлетворенную ухмылку Посланника.

Тело создания заискрилось, и в Грея ударила черно-фиолетовая молния.

Броня Анклава поглощала звездный свет, впитывая его в себя. По черной поверхности пробежали светящиеся трещины, окутавшие все тело смелого пегаса. В этот момент он увидел в рассеивающемся дыму фигуру. Она словно находилась в небольшом расширяющемся клочке пустоты, наполненном мертвенно-белым светом.

Показания датчиков костюма кричали о смертельной опасности. Все системы оказались перегружены. А потом интерфейс потух. Костюм вышел из строя. Лишившись своих поглощающих свойств, броня Анклава моментально уступила напору Посланника, и Грея отшвырнуло в сторону.

— Спасибо, — едва слышно прошептала зебра. — Время. Это все, что нужно Смерти.

И пегасы смогли его предоставить. Моментально вспыхнувший вокруг Посланника щит окутало белое сияние. Земля вокруг сферы стала покрываться льдом. Все пони (и один грифон) напряженно следили за тем, как щит Посланника вздрогнул. И стал уменьшаться. Послышался полный отчаяния вой. Находящийся внутри сферы не мог одолеть переполненную силой зебринскую колдунью. Миг. Вспышка. Мощнейшая ударная волна сбила всех с ног. Стоявшие на уцелевших крышах пегасы взмыли в воздух, уходя из-под удара. На месте Посланника осталось лишь огромное пятно спекшихся от жара камней.