S03E05
Глава 13 — Цена свободы Глава 15 — Новый дом

Глава 14 — После битвы

Жестокий бой за контроль над Плейнхувом завершен. Выжившие спешно отступили из-под стен города для зализывания своих ран. Беглые рабы разбили большой лагерь прямо посреди Эквестрийской Пустоши, находясь под надежной защитой Стальных Рейнджеров. Но как же сложилась судьба тех, кто остался незамеченным при первом взгляде?

Небо над Плейнхувом затягивали тучи. Немногочисленным выжившим грифонам было уже не до поддержания дыры в небе, ведь они оказались слишком заняты прочесыванием города и поисками уцелевших. Рассвет пришел практически незаметно. Весь город заволокло дымом от пожаров. Кровоклюв неспешно ходил от одного тела к другому, тыкая в них кончиком клинка. В ответ на такую проверку лежавший земнопони глухо застонал. Приглядевшись к броне, грифон опознал в жеребце одного из защитников города. Из груди пони торчал засевший между ребрами обломок копья.

— Не повезло тебе, парень, — сочувствующе проклекотал грифон. — Ничего, помощь придет. Санитаров сюда!

На клич наемника откликнулись два земнопони в ошейниках, не слишком бережно погрузивших раненого на носилки и потащивших его в медпункт. Скорее всего, охранника спасут, ведь для восстановления своих позиций Мастерам теперь понадобится каждый способный держать оружие солдат. К счастью, в городе оказался представитель НИМИП, который согласился лечить всех пострадавших. Правда, цену он заломил просто астрономическую – три тысячи крышек в день.

Тем временем грифона привлек еще один доносящийся из переулка стон. Перехватив свой клинок поудобнее, Кровоклюв в очередной раз пожалел об утрате второго – во время ночного хаоса, когда город заполонила разношерстная толпа, потрепанный временем и многочисленными схватками меч не выдержал столкновения с древней турнирной броней, невесть как оказавшейся на безумном фанатике. Вот только она не спасла его от пулеметной очереди.

Взгляду наемника предстал зеленый юнец с уродливым шлемом на голове, обхвативший ногами разряженную винтовку. Пони лежал в луже подсыхающей крови, а в боку у него чернела обугленная рана.

«Бронебойный трассирующий заряд. Наверняка постарался один из тех сраных роботов».

Кровоклюву тут же вспомнился самый яркий момент сражения.

Звено встретилось с ожесточенным сопротивлением разъяренной толпы. Вынужденно сев на землю, они тут же оказались втянуты в ближний бой. Атаковавшие город безумцы сжимали в зубах самое разнообразное оружие, начиная от ножей для рубки мяса и заканчивая огромными дубинами с гвоздями. Грифоны встретили их металлическими когтями и крепкой броней, но защитников давили числом. Кровоклюв врубился в самую гущу фанатиков, парируя многочисленные удары и не забывая отвечать яростными выпадами.

Весь бой остался в голове разрозненными отрывками – на глазах наемника один единорог лихо раскрутил над собой топор и метнул его в отрядного стрелка. Оружие влетело в шлем на огромной скорости, вминая металл в кость. Другой грифон превратился в живой факел – нашелся фанатик с седельным огнеметом. Его почти тут же разорвало осколочной гранатой, но крик сгоревшего Бластвинга до сих пор звенел в ушах. Во всеобщем хаосе стрелкам Звена все же удалось взмыть в воздух и занять удобные позиции на крышах и в пустых окнах многочисленных строений. Они даже успели разрядить магазины, когда ситуация поменялась катастрофическим образом.

В какофонии боя появился новый звук – грохот тяжелых пулеметов. Из густого дыма выплыло несколько потрепанных роботов, на корпусе которых угадывались цвета Мастеров. Не ожидавшие атаки с фланга пони умирали один за другим, пока выжившие не рассыпались по многочисленным переулкам, забыв про ответный огонь. Но не успели грифоны обрадоваться подкреплению, как дроиды перевели свои орудия на них.

Лежбище снайпера скрылось под огнем реактивных гранат. Несколько бойцов не успело вылететь из-под рухнувших перекрытий. Командир тогда яростно закричал и метнул в центральную машину связку из трех гранат.

Взрывы и ливень из осколков уничтожили робота, но прежде, чем они смогли добить оставшихся дроидов, погибло еще пятеро. Лишь стоило последней машине затихнуть навсегда, как из ближайших переулков вылетела новая волна безумных пони, с диким воплем бросившихся на грифонов. И вновь крики, выстрелы и взрывы смешались в симфонию битвы – каждый из Звена был знаком с ней не понаслышке. Они несли потери, но не отступали, удерживая оборону. Атакующие волны разбивались одна за другой, не в силах преодолеть тонкую линию немногочисленных наемников. И судя по доносившемуся с востока шуму, другим защитникам города приходилось еще хуже. В кратком промежутке между схватками грифон успел выхватить взглядом объятое синим огнем здание, медленно оседающее в туче обломков. Грохот падающих камней заглушил даже их сражение. Тогда он еще подумал, что не представляет, чем там палят. А потом все изменилось.

Сначала была вспышка. Холодный белый свет, на одно мгновение заполнивший весь город. И пробирающий до самых костей вой, от которого перья вставали дыбом. А за ним пришел чужеродный страх. От волны ужаса оружие буквально выпадало из лап. Даже они, закаленные в боях ветераны, просто оседали на залитые кровью камни, тупо уставившись на восток. Лица атакующих одновременно исказили ужас и неверие. Многие завыли от отчаянья, вцепившись в головы копытами. Другие обреченно рыдали, уткнувшись носами в землю. Третьи залились истеричным смехом, не обращая внимания ни на что вокруг. Их реакция лишь добавила безумия происходящему. Многие фанатики бросились прочь, не разбирая дороги. Они сталкивались друг с другом, чаще всего прорубая себе дорогу сквозь своих же. Сражение превратилось в бойню.

Оторвавшись от воспоминаний, грифон тяжело вздохнул и покачал головой. Ему следовало найти тех, кому еще можно было помочь. Проверяя все новые трупы, Кровоклюв незаметно для себя оказался в другом переулке. Пятна гари разительно отличались от оставляемых пулями и осколками выбоин. Насколько он помнил, ни та, ни другая сторона не пользовалась энергомагическим оружием, а значит, здесь сражались раньше. При взгляде на тело убитой из дробовика кобылки по спине грифона пробежал предательский холодок. На ум тут же пришел образ колдуньи в белом плаще, а лапа сама собой стиснула рукоять клинка.

«И как охрана проглядела? Хотя район здесь не самый популярный».

Наемник уже собирался уходить, как его внимание привлек цокот чьих-то копыт. Хищно оскалившись, Кровоклюв поднял оружие. Остатки атакующих волн рассеялись по всему городу, и где-то нет-нет, да слышалась стрельба. Может, ему повезло и он встретит еще одного недобитка, которому с превеликим удовольствием перережет глотку и вырвет сердце. Наконец, неизвестный вышел на свет, и Кровоклюв издал разочарованный клекот – это оказался единорог в броне наемника в сопровождении нескольких рабов. «Даггер, один из головорезов Молота». Потеряв к жеребцу всяческий интерес, грифон распахнул крылья и взмыл в небо.

Ему предстояло прочесать еще два района в поиске раненых солдат и недобитых врагов. Под конец смены выжившие воины Звена соберутся в одном из уцелевших баров и зальют в себя все имеющиеся там запасы спиртного, чтобы забыть весь ужас прошлой ночи, когда страх пришел даже к ним – закаленным в многочисленных сражениях бойцам, элите наемной братии.

Проводив взглядом грифона в окровавленной броне, Даггер несколько раз провел по губам языком и переключил внимание на четырех массивных пони в рабских ошейниках. Следовало спешить, ведь за прошедшую ночь он потерял слишком много энергии. Накрывшая весь город волна страха истощила его резервы, а благодаря тому пегасу в странной броне и колдуньи в белом плаще он лишился источника подпитки.

— Видите эту груду камней? Раскопать, извлечь тело, и побыстрее.

Покорно кивнув, взятые им в аренду рабы начали растаскивать обломки над Молотом. Тела совсем недавно бывших его товарищами пони уже начинали попахивать, что совсем не прибавляло Даггеру хорошего настроения. Наконец рабы извлекли из-под обломков массивную тушу в обожженной броне и с трудом оттащили ее на открытое место. Единорогу даже не пришлось прислушиваться – рокочущее дыхание Молота слышалось за двадцать шагов.

«Как всегда, потерял сознание из-за перегрузки».

— Погрузить его на санитарную телегу, отвезти к представителю НИМИП.

Жеребцы глухо зароптали, представив, каково будет тащить тяжелую тушу по разбитым дорогам через весь город. Но они не могли ничего поделать – у бесправных рабов никогда нет выбора.

***

Больница Плейнхува не знала отбоя от посетителей. Несколько медпони под руководством врача из НИМИП делали перевязки, смешивали порошки и поили раненых лекарственными зельями. Стоны, запах гноя и следы крови на желтых стенах определенно не делали это место самым приятным на Эквестрийской Пустоши. Даггер оплатил Молоту отдельную палату – небольшое помещение, отгороженное от остальных ширмами из простыней, куда он пустил лишь доктора. Заглянув под шлем, медик удивленно хмыкнул.

— Какой интересный экземпляр. Признаюсь, мне немногое известно о его расе.

— Достаточно того, что на него действуют наши лекарства. Просто поставьте его на ноги, док. — Даггер изо всех сил старался не допустить раздражение в свой тон. С НИМИП нельзя ссориться. Никому.

— Ну, раз вы в этом уверены. — Холёный жеребец еще раз хмыкнул и извлек из халата маленький пузырек с серебристой жидкостью. Одним ловким движением копыта открыв Молоту рот, он влил ему в пасть лечебное зелье и заставил проглотить легким поднятием головы.

— Вскоре придет в себя. А мне пора возвращаться к другим пострадавшим.

Оставшись наедине со своим боевым товарищем, Даггер устроился в кресле поудобнее. Долго ждать не пришлось – вскоре холодные глаза единорога встретились с налитым кровью взглядом. Молот попытался подняться на ноги, но не смог, с глухим стоном рухнув на кровать.

— Тебе еще несколько часов прописан постельный режим, — ехидно доложил Даггер. — Ну а после хорошенько нажраться в какой-нибудь уцелевшей таверне.

— Уцелевшей? — глухо пророкотал монстр.

— А, ну да, ты ведь не в курсе, — усмехнулся единорог. — Ночью на Плейнхув напали стальномордые и какие-то психи. Огромная куча трупов и сотня сбежавших рабов. Мастера вне себя от ярости и собирают наемников.

— Они правда собрались атаковать стальномордых в их Цитадели? Идиоты!

— Да нет же, — раздраженно ответил жеребец. — Им нужно восполнить потери, а значит, ожидается крупный налет на близлежащие фермы и одиночные Стойла. Хотя мне не верится, что там наберется достаточное количество добычи. Ходят слухи о массированной атаке на потерявших хватку ЛТС. Множество новых рабов и рабынь, понимаешь?

— Да. — Молот хрипло рассмеялся. — Очень много рабынь. Само собой, мы в деле! Еще кто-нибудь уцелел?

— Нет. — Даггер помрачнел. — Та колдунья... Она уничтожила всех. А тебя завалил пегас в черной броне.

— Ничего, мы еще встретимся, и я возьму реванш. Тебя надолго хватит без целки на поводке? — Молот внимательно посмотрел на наемника.

— Неделю продержусь, но буду не в лучшей форме, — неохотно ответил единорог.

— Значит, неделя. Хорошо. Я найду тебе целку.

***

Группа из четырех пони и одной зебры стояла слегка в стороне от основного скопления уходящего из города табуна. Три маленьких жеребенка жались друг к другу и во все глаза смотрели на медленно продвигающуюся мимо них толпу рабов под прикрытием Стальных Рейнджеров и Крыла. Кобылка со светящимися татуировками наблюдала за движениями масс пони с отстраненным интересом и маской равнодушия на лице. Полностью закутанная в плащ неподвижная фигура любовалась затягивающими небо облаками. Сейчас от Зекранты не исходила зловещая аура, которая наводила ужас на обитателей Плейнхува. Некромант отдала практически все силы на уничтожение Посланника, и теперь ей требовалось восстановление. Тем не менее, ее репутации и недавно произошедших событий вполне хватало, чтобы все проходящие мимо избегали приближаться к их отряду.

— Я исполнила свою часть сделки и освободила вас от уготованной Мастерами участи рабов. — Зебра оторвалась от созерцания и наклонилась к жеребятам. — За вас очень просила пони, которая сейчас парит в небесах. А теперь слушайте внимательно, поскольку повторять я не буду.

Хоть жеребята и навострили ушки, их страх перед этой странной зеброй был заметен невооруженным взглядом.

— Она – пегас в черной броне, которой больше ни у кого нет. Ее имя Роза, бегите к ней. Она узнает вас и отведет в новый дом.

Жеребята ощутили толчок под свои крупы и чуть было не уткнулись носами в землю. Им не пришлось повторять дважды. Вскоре три разноцветных хвоста затерялись среди потока беглых рабов, а Зекранта повернулась к самой дорогостоящей участнице аукциона с момента его основания.

— Нам предстоит долгий путь. И у тебя наверняка есть ко мне множество вопросов.

Кобыла звездной масти спокойно посмотрела на Зекранту, совершенно не смущаясь своей жуткой собеседницы. И впервые подала голос.

— При ближайшем рассмотрении вы кажетесь занимательными существами. Я в восторге от обилия новой информации. Твое содействие принято.

Зебра замолчала на мгновение, словно анализируя услышанное, но затем наклонила голову, со всей серьезностью в голосе заявив.

— Я постараюсь рассказать настолько много, насколько это будет возможно для дорогой гостьи. — Она обвела взглядом медленно тянущуюся вереницу пони. — Но для этого нам нужно выбрать другое место. Где будет безопасно и я смогу поведать тебе длинную историю происходящих здесь событий.

— Очень любопытно. — В ответ бывшая рабыня слегка наклонила голову. Ее голос совершенно не изменился. — Я рада и совершенно не возражаю против перемещения. Ты должна отвести меня.

— Мы пойдем своей дорогой. Следуй за мной.

Мистические создания неспешно двинулись прочь от толпы, провожаемые взглядами нескольких бывших рабов. Кьюр было подалась в их сторону, но, узнав страшную зебру-некроманта, тут же замерла в воздухе.

— Вряд ли они заблудились, — пробормотала под нос медик.

— Я с нетерпением жду рассказа. — Будничный тон единорожки с татуировками совершенно не вязался со словами. — Его можно начать по пути.

— Почему бы и нет. — Капюшон скрыл улыбку зебры. — Все началось давным-давно, когда Эквестрии еще и не существовало...

***

Пока спасенные пони из Стойла и некоторые прибившиеся к ним удачливые беглые рабы бестолково роились вокруг телег с ранеными и жгли костры, уцелевшие Стальные Рейнджеры берегли покой лагеря, разбившись на отряды по пять стрелков и рассыпавшись вокруг холма. Основную угрозу составлял уцелевший патруль грифонов, находившийся всего в получасе полета от Плейнхува. Никто не мог предугадать действий крылатых наемников – они запросто могли напасть в темноте, пользуясь всеобщей неразберихой. Лучшим решением казалось занять пригодное для обороны место, сканируя ночное небо с помощью ПНВ, тепловых датчиков и Л.У.М.ов. Разумеется, опытные бойцы могли обойти большинство поисковиков, но хоть один да должен был указать на красный силуэт. И Стальные Рейнджеры готовились к встрече.

Паладин Дасти Тейл хмуро смотрел в небо. Время от времени над скоплением пони пролетала размытая тень, закладывая лихие виражи. Загадочные друзья Уайт оказались теми самыми черными пегасами, на которых вот уже десять лет Стальные Рейнджеры Западного Сектора вели тихую охоту. Всегда такие осторожные, неуловимые – и вдруг в его копыта попадает сразу семеро родившихся над облаками крылатых! Из них двое сильно пострадали во время боев, но остальные вполне пригодны для допроса. Если он приведет их к Старейшине, то она обязательно вознаградит его!

Около мечтающего паладина неслышным призраком появилась белая тень. Вспомнив страшную зебру, жеребец невольно вздрогнул. Разумеется, он тут же взял себя в копыта, но осадок на душе остался. Видение награждающей его орденом Старейшины моментально исчезло под воздействием двух красных угольков. Это оказалась снявшая шлем Уайт. В ее глазах альбиноски пылал зловещий отблеск.

— Хорошая ночь, Дасти. — Единорожка приветливо кивнула, встав рядом.

— Да, ты права. Небо, пусть и без звезд, очень красиво, — не стал спорить жеребец. — Вот только его красота омрачена битвой. И нашими потерями.

— Сколько? — Уайт не дрогнула. Она все так же холодно смотрела во тьму Эквестрийской Пустоши.

— Двенадцать погибших. Пятеро тяжелораненых. Двоим потребуется лечение у НИМИП. Мы заплатили высокую цену. — Он старался сохранять спокойствие, вот только зрелище сгоравших в звездном огне рыцарей все не выходило из сознания.

— Мы поступили правильно, — голос единорожки потеплел на полтона. — И обрели нового союзника.

— Набитое изнеженными, не приспособленными к жизни кобылами Стойло. В нашем секторе появится еще один бордель? — ехидно ответил Дасти. И тут же нервно сглотнул, невольно сделав шаг назад. Глаза Уайт полыхнули демоническим огнем.

— Не смей так говорить. Это Стойло еще поднимется.

— Но, но... — Жеребец нервно сглотнул. — Они уже потеряли одно! А мы не сможем обеспечить защитой дополнительное убежище. Солдат и так едва хватает!

— Они справятся. Пегасы обеспечат защиту. — Уайт постепенно успокаивалась. Пламя в глазах вновь превратилось в угольки.

— Пегасы? Ты о чем? — удивился Дасти.

— Грей и его Крыло. Ты видел их способности и силу, — терпеливо объяснила альбиноска.

— Как они это сделают? Мы забираем их с собой для допроса.

Уайт застыла, не веря своим ушам. Она медленно развернулась к жеребцу, угрожающе задвигав передним копытом.

— Я не ослышалась?

— Нет. — Дасти поднял голову, сопротивляясь незримому напору. — Мы охотимся за ними уже десять лет. И вот нам выпадает такой удивительный шанс! У них есть раненые, они бежать не могут. А по огневой мощи мы превосходим их на порядок!

— Они помогли нам, — голос единорожки дрожал от гнева. — Рисковали собой ради других! Подставили свои крупы под огонь той твари! А ты хочешь отплатить им допросами?!

— Но ведь это такой шанс, — растерянно повторил паладин.

— Нет! — Льду в голосе Уайт могла позавидовать даже Зекранта. — Мы не будем этого делать.

От такой наглости командующий отрядом Стальных Рейнджеров опешил, открыв рот.

— Вы забываетесь, рыцарь! — тонко вскрикнул жеребец, топнув копытом. — Здесь командую я!

— Это не в вашей компетенции, паладин! — грозно всхрапнула Уайт. — Я приму такой приказ только от Старейшины.

— Нам не понадобится ваша помощь! — Жеребец гордо вскинул в голову. — Мы справимся сами.

— Ты потеряешь не меньше десятка наших братьев, жалкий щенок, достигший этого поста исключительно через круполизство. И когда это случится, твои покровители встанут на мою сторону. — Рыцарь насмешливо фыркнула. — Старейшину не обрадует смерть большей части посланного в качестве платы за сделку отряда, а также нарушение ее прямого приказа. В лучшем случае тебя ждет разжалование в послушники.

— Но... Я... — Дасти Тейл раздраженно фыркнул. — Возможно, вы правы, рыцарь Клирсайт. Тем не менее, я доложу Старейшине о вашем неподчинении. Готовьтесь вернуться в робу писца.

С этими словами жеребец раздраженно махнул хвостом и направился проверять посты. Уайт лишь тяжело вздохнула и покачала головой. Кобылка еще несколько минут вглядывалась в ночной пейзаж, после чего развернулась и поцокала к кольцу костров. Ей предстояло убедиться, что пони из Стойла удобно устроили Лайт и Грея на медицинской телеге и обеспечили им должный уход. Арчер, все это время бесшумно таившийся за деревом, негромко усмехнулся, обратившись к самому себе.

— Интересный у меня теперь командир. Опасный. И друзья у него под стать.

***

Полог санитарной палатки на мгновение распахнулся, пропустив прохладный воздух и пони в броне Разведывательного Крыла Анклава.

Роза замерла на пороге, медленно поворачивая голову от спящего жеребца к мирно посапывающей кобылке. А ведь совсем недавно они либо кричали от боли, либо совершенно не реагировали на присутствие старавшихся помочь пони.

Пегаска тихо вздохнула и принялась осторожно тормошить жеребца носом.

Вспышка, треск электричества по поверхности брони, запах паленой шерсти и горящей плоти, крик, нестерпимый яркий свет. Последние воспоминания и ощущения Грея уж точно нельзя было назвать радужными. Тело словно сковало невидимой сетью, а разум застрял посреди безумных хаотичных образов. К счастью, кошмар длился относительно недолго. Реальность вернулась внезапно вместе с кончиком носа любимой кобылки, осторожно тыкающейся в бок. Вздрогнув и распахнув глаза, Грей судорожно вдохнул сухой воздух Эквестрийской Пустоши.

Роза нежно улыбнулась, присаживаясь напротив койки с пегасом. Приподняв голову, она лизнула его уже в нос.

— Как ты, Грей?

— Как будто на меня упал Тандерхед, но жить можно. Мы победили?

— Да, твоих безумных выходок как раз хватило нашей полосатой подруге, чтобы сделать свое дело. — Роза едва слышно кашлянула. — В результате среди наших пострадали только вы с Лайт. Она здесь же, с тобой.

— Получается, наше Крыло уцелело? — Разведчик слабо выдохнул. — Это хорошо. Где мы?

— Как всегда. Все очень хорошо показали себя. — Роза кивнула, тонко улыбнувшись. — Никого не задело! Почти. — Она игриво боднула его носом. — Сейчас мы где-то в нескольких километрах от города вместе с остальными освобожденными пони и Стальными Рейнджерами. Держим оборону, приходим в себя. Пока все спокойно, поэтому ты можешь отдохнуть. Когда он достал тебя той молнией, я... — Пегаска тряхнула гривой. — Нет, лучше не будем об этом.

— Не волнуйся. — Пегас нежно погладил кобылку. — Чтобы завалить меня, понадобится нечто большее, чем какая-то обколотая стимуляторами тварь. Правда, под конец интерфейс костюма отрубился. Что с моей броней?

— Зато я могу откинуть копыта гораздо раньше из страха за тебя! — Роза в ответ лишь обеспокоенно покачала головой. Пегаска резко сбавила тон, услышав возню на соседней койке, и со вздохом переключилась на другую тему.

— Вся электроника приказала долго жить, магокристаллические ячейки превратились в пыль. Уцелели только энергетические распределители, исправно рассеяв удар по поверхности брони, иначе бы ты просто спекся. — Она фыркнула, копытом разглаживая локон его гривы. — А так лишь слегка подгорела шкурка.

— Получается, я стал абсолютно бесполезен. — В ответ на ласку пегас благодарно кивнул и тут же невесело улыбнулся.

— Неужели? — Роза слабо улыбнулась и активно помотала головой. — Получается, если дать твою броню курсанту-первогодке, он будет так же хорош, как ты?

— Да нет. — В этот раз улыбка пегаса получилась гораздо искреннее. — Просто я уже успел к ней привыкнуть, а теперь придется переучиваться стрелять без электроники. — Тяжелый вздох. — Вряд ли мы сможем достать еще одну.

— Самое главное – ты цел, мой жеребец. — Роза весело фыркнула. — А уж во что тебя упаковать, мы еще найдем! Ну да ладно, мне еще нужно заняться некоторыми делами. Как-то странно поглядывают наши новые союзники.

Пегаска на прощание лизнула жеребца в нос и медленно отошла от него.

— Отдыхай!

Как только Роза покинула палатку, внутри стало тихо. Грей со вздохом вытянул передние ноги вперед, прикрыв глаза. Но спокойствие длилось недолго. До ушей донесся тихий всхлип с соседней койки. Там сжалась в комочек единорожка с почерневшим рогом.

Он нервно дернул ухом и со вздохом поднялся на копыта. Ноги хоть и дрожали, но все же достаточно надежно удерживали пегаса на земле. Подойдя к всхлипывающей Лайт, Грей немного помолчал, пытаясь подобрать слова, после чего просто забрался в постель к пони и осторожно обнял ее копытами и крыльями.

— Тс-с.

Единорожка замерла в объятиях жеребца. Через несколько секунд она завозилась, извернулась и подняла к нему мокрую от слез мордочку.

— Грей...

— Тише, успокойся. — Пегас нежно погладил кобылку. — Все позади. Мы справились.

Расслабившись, единорожка вытянула шею и положила голову на кровать, прикрыв глаза и одновременно смаргивая слезинку, которую тут же стерла копытом.

— Вы справились. А я... ничего не смогла сделать. Я была бесполезна. Этот монстр буквально посмеялся надо мной! А ведь тогда я вложила в удар все свои силы и дарованное диадемой могущество! Мне страшно представить последствия того боя, если бы все в нем зависело от меня. — Волшебница тяжело вздохнула, выдавив слабую улыбку. — Ну и честно говоря, похмелье после наших посиделок кажется не таким уж и плохим по сравнению с тем, что я чувствую сейчас.

Грей в ответ тихо засмеялся, гладя бок кобылки.

— Ты не смогла его завалить, это правда. Зато у тебя получилось сделать нечто гораздо более важное. — Разведчик сделал краткую паузу, чтобы подчеркнуть свои слова. — Ты вдохновила нас сражаться с той тварью.

— Правда? — Кобылка слегка подняла ушки и вновь повернулась к Грею.

— Конечно, когда я тебя обманывал? — серьезно поинтересовался жеребец.

— Вдохновила. Это уже нечто более привычное. — Единорожка потерла копытом лоб, явно избегая касаться рога. — Но в результате ты пострадал.

— Ничего, мы выкарабкаемся, — успокаивающе зашептал пегас, прижимаясь к теплому пушистому телу. — Завтра отведем твое дорогое стадо в Стойло, будешь ими командовать.

Испустив судорожный вздох, кобылка прильнула к жеребцу, после краткой заминки зарывшись носом ему в гриву.

— Ты прав. Нельзя так просто унывать!

Правда, у нее это выходило довольно плохо. Она вздохнула в шею жеребца.

— Навряд ли я буду ими командовать, как и исполнять для них прежнюю роль. Лилия будет рада наконец заняться той работой, для которой ее выбрали Стойл-Тек. А я... я уже дважды потерпела неудачу. К счастью, в этот раз со мной были мои друзья, которые все исправили. — Она выдавила новую улыбку. — К тому же вы наверняка не будете просиживать крупы за стальными стенами.

— Ты права. — Грей тепло улыбнулся в ответ. — Куда мы теперь без тебя. Он успокаивающе погладил шерстку на теле кобылки и начал потихоньку выбираться из ложа.

Кобылка весело фыркнула, поднимая ушки.

— Я рада это слышать! Правда, есть одна проблема. — Лайт опустила взгляд, — Я пообещала Стальным Рейнджерам одну услугу.

Принявшись водить копытом по простыне, она изобразила виноватую улыбку.

— Пообещала? — В палатке повисла напряженная тишина. Грей нервно прянул ушами, уставившись на волшебницу.

— Они хотят, чтобы мы проникли в какой-то... то ли завод, то ли техническую лабораторию, судя по всему, нацеленную на производство или борьбу со всем этим оборудованием, которым увешаны вы или они.

— Хм... — Пегас помолчал, собираясь с мыслями. — А они не сказали, почему не могут проникнуть туда сами?

— Я не прошла обучение техника Стойл-Тек. Но как понимаю, там есть продвинутая защитная система. То место нельзя взять грубой силой или атакой в лоб. А еще это как-то связано с вашей расой. Надеюсь, это звучит не слишком мрачно.

— А ведь Роза оказалась права, и теперь мы втравлены в новую опасную историю, еще не выкарабкавшись из старой. — Грей тяжело вздохнул, закатив глаза. — Обязательно было давать такие обещания? Мы ведь могли и крышками откупиться.

— Но они же рисковали ради нас. Я не представляю, как можно какими-то крышками заплатить за жизнь пони. — Лайт вновь уткнулась взглядом в кровать. — А так это выходит вполне справедливо – услуга за услугу. — Волшебница поскребла пятнышко на матрасе копытом. — Они бы не согласились помочь нам, услышь о благодарности в виде крышек.

— Значит, нам следует проникнуть на какой-то хорошо защищенный объект, который невозможно взять штурмом, — мрачно подытожил пегас. Он помолчал несколько минут, прикидывая шансы, после чего внезапно улыбнулся. — Задание вполне в духе Разведывательного Крыла, ведь мы никогда не атакуем в лоб. Но мне нужна более полная информация по объекту.

— То есть ты согласен? — Лайт не смогла сдержать вздоха облегчения. — Я думаю, они не будут против поделиться своими данными.

— А у меня есть выбор? — иронично осведомился жеребец, вернувшись в свою постель. — Ты ведь уже дала обещание за нас.

— Так складывались переговоры. — Щечки белой единорожки окрасились в розовый цвет. — Я не могла иначе.

— И теперь у нас нет выбора, — проговорил жеребец, с трудом подавив зевок. — Мы ведь команда.

Слабо улыбнувшись, она кивнула, но мордочка кобылки тут же приобрела обеспокоенное выражение.

— Но боюсь, я не смогу вам чем-то помочь.

— В каком смысле? Неужели ты использовала Стальных Рейнджеров для спасения своих пони, а нас выставляешь в качестве оплаты их услуг, даже не замарав при этом копыт? — ехидно осведомился жеребец.

— Нет! — Лайт вскочила с кровати, но тут же со стоном осела назад, схватившись за голову. — Как ты мог такое подумать! Просто… у меня проблемы. — Единорожка прижала уши и опустила голову. — Я не чувствую своей магии. Мне не под силу даже поднять перо со стола.

Ее голос постепенно становился все тише и тише.

— У меня никогда не было магии вроде твоей. — Грей старался говорить рассудительно, чтобы успокоить Лайт. — Я не умею левитировать предметы, создавать щиты, телепортироваться. Но тем не менее, вполне живой! А представь, как живут земнопони.

— Но ведь проводниками твоей магии являются именно крылья! Пегасы могут взаимодействовать с облаками и управлять ветрами. — Волшебница на мгновение плотно зажмурилась, после чего подняла голову. В уголках глаз уже скапливалась влага. — А земные лучше чувствуют природу. Тем более копытокинез доступен всем расам, а сейчас я не чувствую даже его!

— Только не впадай в депрессию, — вздохнул пегас. — Возможно, не все потеряно, раз твой рог уцелел.

Лайт осторожно приподнялась и перебралась в кровать разведчика, устроившись в сидячем положении и вопросительно посмотрев на жеребца.

— Надеюсь на это.

Грей привстал и на мгновение аккуратно обнял сжавшуюся, но затем с радостью прильнувшую к нему кобылку.

— А я в этом уверен.

***

Большая группа бывших рабов не слишком далеко отошла от города и расположилась лагерем на голом холме. По сути, они были не более чем жмущейся друг к другу толпой обычных пони в стойловских комбинезонах или же вообще без всего. Но вот те, кто старались держаться поодаль от этого «ядра», наоборот, оказались достаточно организованны и хорошо вооружены. Стальные Рейнджеры как могли поддерживали порядок и присматривали за окрестностями. К сожалению, их действия не придавали сил уставшим, не привыкшим к долгой ходьбе по пересеченной местности и нервничающим пони.

В результате на холме зажглось несколько больших костров – еще одно необходимое зло. Им совсем не нужна была толпа перепуганных беженцев, не привыкших к абсолютной темноте после ярких ламп Стойла.

Большинство пони устраивались прямо под открытым небом, прижимаясь друг к другу в свете костров. Слышались плач, всхлипывания и тихий успокаивающий шепот. Еще одной отличительной чертой жителей подземного убежища оказалась боязнь смотреть вверх. Они даже не старались насладиться видом появившихся звезд в постепенно затягивающейся дыре в облачной пелене над покинутым городом, в то время как жители поверхности то и дело задерживали взгляд на бесконечности космоса.

Среди всех этих пони одиноко брели три жеребенка, которых привела сюда странная зебра. Они пристроились перед одним из костров. Взрослые пони, которые уже лежали там, просто слегка подвинулись, пропустив новеньких, да продолжили заниматься своими делами. Более внимания на них никто не обращал.

Жеребята довольно долго смотрели на огонь в полном молчании, пока желтая кобылка, явно старшая из них, но все еще пустобокая, не подала голос.

— Нам нужно найти эту Розу.

Двое расположившиеся по бокам жеребят одновременно посмотрели на нее. И если коричневый земной промолчал, то молодой белый пегас захлопал крыльями.

— Зачем? Мы здесь никому не нужны! Нас не ищут! Да, все эти пони вырвались из копыт и когтей Мастеров, но им нет до нас дела!

— Но нас тоже освободили и привели сюда по просьбе этой пони. — Единорожка сжала губы. — Мы просто должны найти ее!

— Только никто из нас не запомнил, кого же именно нам искать, — наконец заговорил земной.

— Когда все вокруг стреляют и бегут, становится как-то не до разговоров. — Крылатый жеребенок надулся. — О! Я вспомнил! Она тоже пегас!

— По-твоему, нам теперь следует ходить и спрашивать у всех пегасов: «Извините, не вы ли просили страшную полосатую зебру освободить нас?» — Кобылка закатила глаза.

— По мне, так звучит неплохо, — фыркнул белый пегас.

— Тогда сам ходи и спрашивай!

— Трусишка, трусишка, где же твоя киска!

— Скай! Откуда ты нахватался этого?! — Желтая кобылка отчетливо покраснела.

— Все так говорят! — Жеребенок вздернул нос. — Почему я не могу?

— Вообще-то только работорговцы и некоторые из рабов. — Коричневый земнопони искоса посмотрел на своего брата. — Они не лучшие образцы для подражания.

— Да что вы понимаете. — Скай вскочил с места и раскинул перед собой передние копытца. — Так говорят все крутые пони!

— О да-а, то-то они там проиграли подчистую! Я уверена, эти пони не ругаются через слово!

— Словно ты знаешь. — Пегас как стоял, так и шлепнулся на круп, скрестив передние ноги.

— Лично я вообще не слышу ругани. — Единорожка обвела передней ногой округу, победно улыбнувшись.

— Не хочу встревать в ваш разговор, — зевнул жеребенок-земнопони. — Но мы вроде собирались кого-то найти.

— Ты прав. — Кобылка опустила глаза. — Но я не хочу искать ее одна.

— Клир, ты не одна. Мы вместе. — На спину единорожки легло белое крыло. — И вообще моя сестра не должна быть плаксой. Тебе нужно собраться и пойти искать! И ты тоже, соня!

— Ты прав. Нужно собраться и делать хоть что-то. — Единорожка слабо улыбнулась, потерев согнутой ножкой свой нос.

— Это Пустошь, детка! — Юный пегас важно кивнул. — Так... Фм-ф-фм-м...

Желтое копытце Клир плотно заткнуло рот маленькому хулигану.

— Так, хватит выпендриваться! — Она убрала копыто и посмотрела на фургоны с ранеными. — Знаете, судя по разговорам, там лежит сама Принцесса. Все пони в этом уверены. Помните рассказы мамы и папы?

— Да, помню. — Коричневый жеребенок поднял ушки. — Принцессы были добрыми богинями, которые оберегали всех пони от зла.

— Посмотри вокруг, — вклинился Скай. — Как-то они не справились со своей работой!

— Но они старались и боролись за пони! — не растерялась Клир. — Прямо как сейчас. Она сражалась с каким-то монстром и сокрушила его! Правда, и сама сильно пострадала.

— Но, сестра, кто пустит нас к Принцессе? Особенно если она ранена! И мы уж точно не сможем поймать ее после выздоровления.

— Ну. — Кобылка на секунду задумалась, после чего подскочила. Глаза ее засияли от восторга. — Она возьмет нас к себе-е!

— Девчонки! — Ее братья лишь переглянулись и одновременно закатили глаза.

Найти нужную палатку не составило труда – она оказалась самой охраняемой. Тем более каждый пони из Стойла знал, где находится его Принцесса.

Жеребята замерли, укрывшись под дном одного из фургонов. Кобылка прошептала, вглядываясь в застывшие фигуры двух пони с оружием.

— Может, просто попробуем попроситься? Та кобылка в страшной броне прошла свободно.

— Тиш-ше! — Скай тут же раздраженно шикнул на нее. — Неужели ты такая глупая? Нас не пустят и даже Принцессе не передадут. Подумаешь – троица каких-то жеребят!

— И каков план? — Коричневый завозился на своем месте.

— Ты, Терри, должен будешь отвлечь их внимание. — Пегас, бросив взгляд на прижавшую ушки сестру, начал говорить.

— Эй! Почему я?! М-м-м...

— Тише ты! С Принцессой нельзя мямлить и запинаться! — Белое копыто плотно зажало рот земного. — А со стражниками вполне неплохо пойдет, чтобы потянуть время!

— Ну спаси-ибо, – обиженно фыркнул Терри.

— Не расстраивайся. — Клир потерлась носом о плечо коричневого земнопони. — Это нам необходимо.

— А потом мы заходим внутрь и импровизируем! — продолжил Скай.

— Ладно, это лучше, чем ничего. — Единорожка тяжело вздохнула.

— Ага. А теперь пошли, подходим все вместе. Терри заводит разговор, а мы с Клир проходим с боков и проскакиваем за их спины. Вперед!

Троица уже подходила ко входу в палатку, когда полог откинулся и из него вышла та самая пегаска в странной броне. Терри тут же прошептал.

— Кажется, я ее где-то видел. — Это чувство посетило не его одного. Пегаска с соломенной гривой села на круп и сняла с головы шлем, неверяще уставившись на жеребят.

— Это ведь вы! Вы были на площади! Она сдержала обещание!

***

В огромном зале с сиреневыми стенами и изящными колоннами царил полумрак. Небольшие факелы почти не разгоняли тьму, служа скорее деталью интерьера, чем реальным источником освещения. Холодное синее пламя отлично дополняло облицовку помещения звездным металлом. Витиеватые колонны покрывала вязь давно забытого языка, постепенно переходящая на потолок и превращающаяся в рисунки различных созвездий. Некоторые светились ярче остальных, иногда переходя на отрывистое мерцание. По сторонам от массивных ворот застыло два стража в изящных сиреневых доспехах с копьями, некогда принадлежавшими исчезнувшей королевской страже.

Посреди зала стояла фигура в черном плаще. Ее одежда будто поглощала и без того малую толику света, окружая ее ореолом тьмы. Жеребец смотрел в чашу, наполненную синим пламенем. Он видел. Под сияющей пеленой звездного огня проглядывала вереница бегущих из горящего города пони. Множество беспомощных кобыл и жеребцов под охраной солдат в силовой броне. Среди них не было его цели. Недовольно нахмурившись, он прочитал короткое заклинание, переводя фокус на другую дорогу. И его ждал успех. Белёсая рябь, на которую колдун ранее не обращал внимания, разошлась в стороны, открыв две новые ауры.

Одну из них окружал белый свет, от которого веяло холодом. Слуга Смерти – некромант. Сейчас ей недоставало сил даже на то, чтобы уйти от заклинания поиска. Вторая же – его цель – полыхала синим пламенем, подобным тому, что окружало жеребца. Он улыбнулся. Легкое движение век – и пламя в чаше погасло. Теперь он знал, куда нужно идти. Он сделает то, чего не смог его павший собрат. Но прежде следовало решить два небольших вопроса. Он повернулся к молчаливым стражей.

— Привести сюда нарушителей.

Пони в древней броне молча удалился из медитационного зала. Он вернулся, и не один – еще несколько жеребцов, похожих на него как две капли воды, втащили восемь сопротивляющихся пленников в изорванной одежде и ржавой броне. Тела многих из них украшали шрамы и ожоги, а глаза горели яростным огнем. Вот только Посланник умел смотреть гораздо глубже – под налетом источающей яд ненависти и злобы плескался страх.

Рейдеры никогда не отличались особым рассудком, и банда Бладмауса не была исключением. Четырнадцать крепких жеребцов удерживали за собой крохотный район Даймонд Шафта, где когда-то располагались букмекерская контора и прилегающая к ней улица. Их главарь завоевал лидерство беспринципной жестокостью и полнейшим отсутствием милосердия – он не щадил никого из своих врагов, и ни одна кобылка не уходила из-под него живой. Поэтому, когда сектанты покинули свою часть города, он первым решился рискнуть и захватить новую территорию, за что и поплатился. Как оказалось, хозяева этого места никуда и не уходили. Стражи возникли из ниоткуда. Еще секунду назад на пустынной улице кроме них не было ни единой живой души, а вот их окружило синее пламя. Всех обладателей стрелкового оружия тут же пронзило арбалетными болтами, а остальных скрутили, подобно беспомощным жеребятам. Сейчас они стояли перед их главарем, от которого исходила мощная аура силы. Она подавляла, заставляла смотреть в пол, дрожа от страха. Один из пленников даже обмочился.

Брезгливо сморщив нос, Посланник медленно прошел от одного края шеренги к другому, внимательно заглядывая каждому в глаза. Он видел их насквозь – все потаенные мысли и желания этих недоразвитых существ, оставшихся в живых лишь по его величайшей милости. Похоть, злоба, ненависть, страх. Каждое чувство отражалось на их ауре разноцветными нитями, пульсируя вокруг ореола души. Он ненавидел обитателей этого мира. Само его пребывание здесь, среди недоразвитых примитивных существ, было настоящей пыткой.

— Вы, жалкие создания. Чтобы сломать каждого из вас, понадобится всего лишь секунда. Кроме тебя. — Колдун остановился напротив главаря, ощерившегося окровавленным ртом. Один из стражей предупредительно двинул тому копытом в морду, заставив проглотить слова неуважения. — Сплошная желчь. Злость, ненависть, ярость – им удалось вытеснить даже страх. А значит, ты для нас непригоден. — Посланник хмыкнул и перевел взгляд на стража. — Этого на дыбу. Пусть покричит на внешних границах несколько часов. Остальных напоить.

Услышав, какая судьба его ждет, Бладмаус попытался вскочить и броситься на обидчика, но он тут же оказался стреножен сразу с двух сторон. Отчаянно сопротивляющегося жеребца скрутили и вывели из зала, дабы он отпугивал остальные банды своими предсмертными криками. Остальные пони старались вжаться в пол и оказаться как можно меньше. Еще двое обмочились.

Другие стражи принесли небольшой контейнер. Вместе с ними пришел единорог в мантии темно-синего цвета, почтительно поклонившийся колдуну. В отличие от остальных он служил по собственному желанию.

— Стандартный ритуал, владыка?

— Да.

— Как прикажете. — Жрец отвесил еще один поклон и повернулся к пленным. Из контейнера показалась сиреневая фляга, которую он тут же пролевитировал к ближайшему пони. — Пей.

Рейдер сглотнул от ужаса, но все же не посмел ослушаться и отхлебнул напиток. Его вкус чем-то напоминал Спаркл-Колу, но чего-то в нем явно не хватало, скорее всего радиации.

— Хорошо, следующий.

Напоив всех пленных, единорог вернул сосуд назад в контейнер и обратился к пленным.

— Сейчас вы поглотили крохотную частицу Великого Огня, которому мы служим. Через несколько минут вы станете его верными слугами и навсегда преклоните перед ним колени.

— Чего ты сказал?! — воскликнул один из жеребцов, вероятно самый тупой из собравшихся. — Да хоть режь меня, я не встану на колени!

— Еще как встанешь, — ухмыльнулся единорог. — Твоей жалкой личности отведено меньше минуты существования.

Рог единорога вспыхнули звездным светом, и тела рейдеров прочертили светящиеся линии. Все как один рухнули навзничь и страшно закричали, забившись в страшных муках. Их страдания длились недолго, особенно если сравнивать с мучениями Бладмауса. Постепенно пленники успокоились и вновь утвердились на подрагивающих копытах. Теперь они стояли прямо, а в их глазах плясало фанатичное безумие, которое совсем недавно могли наблюдать защитники Плейнхува.

— Отныне вы новые слуги Великого Огня. Нечистые создания, прошедшие перерождение. Ожидайте приказания владыки! — громко воскликнул жрец в мантии, после чего поморщился. — И сходите помойтесь. От вас несет, как от вонючих браминов.