Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 14 — После битвы Глава 16 — Новая дорога

Глава 15 — Новый дом

Рабские ошейники остались позади. Новые жители Стойла Сто Семьдесят Четыре вернулись в безопасность подземного убежища, под защиту толстых стен и сторожевых роботов, и им совсем не важен другой номер на бронированной двери. Бывшим рабам и новым членам Крыла нужно время, чтобы освоиться на новом месте и назвать его своим домом.

Перед огромной дверью в форме шестерни сгрудилась толпа. Стальные Рейнджеры ушли, поэтому какое-то подобие порядка поддерживали лишь пегасы и грифон. Среди собравшихся пони преобладал здоровый оптимизм, ведь большинство бывших рабов являлись выходцами из похожего Стойла, и их очень радовала мысль о возвращении в родную обстановку. Кадеты же старались не задумываться о том, чем обернутся дальнейшие события. Со слов Грея и Розы, адресованных им лично, а также судя по речи Лайт, обращенной к «ее маленьким пони», это место готово принять всех присутствующих.

— Вот это я понимаю, база! — Харпер подошел к разглядывающей огромную дверь Фемиде. — Мне здесь нравится!

— Надежное место. — Пегаска-снайпер тяжело вздохнула, направившись к возящейся с терминалом белой кобылке. — Надеюсь, эти пони смогут организоваться во что-то более осмысленное, чем галдящая толпа.

— Главное, оно надежное, да, Фем? — Оставшийся на месте жеребец весело фыркнул вслед.

По коридору прокатился моментально прервавший все разговоры нарастающий гул. С потолка посыпалась облепившая нескольких неудачливых пони сухая пыль. Раздался противный скрежет, от которого все сделали невольный шаг назад и зажали уши. Массивная бронедверь Стойла Сто Семьдесят Четыре отошла в сторону, открыв ярко освещенный коридор со стальными стенами. У входа стояла кобылка в униформе Смотрительницы.

— Приветствую вас, новые жители Стойла Сто Семьдесят Четыре! — Радостная улыбка Лилии как-то сразу успокоила толпу, и лишь немногие обратили внимание на двух боевых дроидов за ее спиной. — Наверняка вы здорово проголодались и устали с дороги. Следуйте вдоль желтой линии – и попадете прямиком в столовую, где для вас уже накрыты столы! Раненых же прошу пройти по зеленой линии в медпункт, где вашими увечьями займутся специальные роботы. После еды вы сможете как следует выспаться, а утром вам раздадут форменные комбинезоны. Далее последует перепись населения. Всем спасибо за внимание!

Пони возбужденно загомонили и дружно ломанулись по желтой линии – к привычной еде и атмосфере. Большинство из Крыла последовали за ними, пытаясь сохранить порядок. Лишь Харпер уныло побрел в сторону медпункта. Компанию ему составил Грей, которого едва ли не силой вытолкнула на зеленую линию Роза, озабоченная состоянием жеребца. Вскоре к ним присоединилась понуро опустившая ушки Лайт.

К счастью, в столовой не случилось давки – Лилия довольно мудро направляла разных пони по своим местам, а ледяной взгляд Фемиды придавал им прыти. Вскоре жители уничтоженного Стойла в компании нескольких беглых рабов с ферм весело поедали овсяную кашу из металлических мисок. За отдельным столом устроились пегасы из Крыла, наемный грифон, Стальной Рейнджер, выкупленная на аукционе рабыня для удовольствия и Смотрительница Стойла. Мрачно разглядывая содержимое своей тарелки, Арчер возмущенно заклекотал.

— Мало мне было баланды у Мастеров, так тут ровно то же самое!

— Долгое заточение в ужасающих условиях, плохая кормежка и никакого медицинского обслуживания. Давать вам что-то другое попросту опасно для здоровья, — парировала Лилия. — И вообще, ты кто такой?

— Я теперь член этого отряда, — осклабился грифон. — Кстати, цыпа. — Наемник повернулся к Розе. — Когда нам приносить клятву верности?

— Приносить что? — поморщилась Роза, уязвленная подобным обращением.

— Клятву верности отряду. — Арчер внимательно посмотрел на кобылку, после чего удивленно стукнул по столу. — Вы правда собрались создавать наемный отряд и не знаете о клятве? На Эквестрийской Пустоши это самый надежный способ не получить нож в спину. Каждый приносит клятву пожизненной верности отряду и его лидеру. Обещает не предавать, помогать, спасать и прочую байду. — Грифон поморщился, явно вспомнив что-то неприятное. — Потом лидер принимает ее, произносит ответную – и все тип-топ.

— Наемный сброд еще не разучился держать свое слово? — Уайт недоверчиво фыркнула, покачав головой. — Никогда не поверю.

— Таких, как ты, тоже хватает. Со стороны это кажется пустыми словами, вот только странное дело – любой, кто нарушит клятву верности, кончает очень плохо. — Грифон отпустил ложку, увлекшись разговором. — Причем каждый раз по-новому. Один на мину наступил, другого адская гончая разорвала.

— Мы живем на Эквестрийской Пустоши, — мрачно вставила Уайт. — И все это могло происходить не из-за нарушения клятвы.

— А как тебе утонуть в ванной, стальная леди? Или умереть из-за свалившегося с неба мусорного бака? А поскользнуться на банановой кожуре и сломать себе шею? — ехидным тоном перечислил грифон. — Череда нелепых случайностей, неизменно приводящих к смерти. Погибших всегда объединяла одна вещь – нарушенная клятва верности. Можете считать меня психом, но какая-то сила явно следит за их исполнением.

Арчер неопределенно повел лапой и вернулся к ненавистной каше. Все пони обдумывали слова грифона, не забывая про обед. Наконец Роза подняла голову, откладывая ложку в сторону.

— Это нам подойдет. Образуем наемный отряд. Таких вроде хватает на Пустоши.

Остальные пегасы дружно вздохнули и так же дружно уставились на Фемиду, в свою очередь рассматривавшую Розу. Почувствовав на себе всеобщее внимание, та передернула крыльями и недовольно нахмурилась. Как снайперу ей совсем не нравилось быть в центре внимания. В чужом взгляде чувствовались опасность и угроза.

— У нас уже нет пути назад. В том городе вы сказали чистую правду – для Анклава мы давно мертвы. А значит, нам нужно держаться вместе – как Крылу или же отряду, если следовать местной терминологии. — Фиолетовая кобылка прокашлялась. — Как я понимаю, Грей среди нас старший по званию, следовательно он и возглавит Крыло. К тому же его личные качества вполне подходят для роли лидера.

Остальные пегасы согласно закивали и постучали копытами по столу, выражая согласие и одобрение.

«Вот Грей удивится, когда они станут приносить ему клятву верности».

***

Вскоре троица молчаливых пони достигла медицинского отсека. Лайт кивнула головой в сторону ближайшей раздвижной двери.

— Мы пришли. Здесь находится диагностическое оборудование, а также основные наборы зелий и инструментов. К сожалению, среди спасенных я не видела нашего доктора. Он не пережил бойню. — В ответ на вопросительный взгляд Харпера растерянная волшебница качнула головой. — Да и я не блещу медицинскими познаниями, впрочем как и Лилия, если верить ее характеристике в архиве Стойла. — Волшебница тихо хихикнула, но вскоре смешок сменился тяжелым вздохом.

— Ладно, нам хватит просто следовать инструкции. Надеюсь, это поможет.

Единорожка первой вошла в помещение. Пегасы же задержались в дверях и переглянулись, Грей при этом слабо улыбнулся и повел крыльями в неопределенном жесте.

Жеребцам предстала забавная картина – единорожка с очень несчастной мордочкой пыталась перевернуть страницу на руководстве с помощью копыт. Встретившись с ними взглядом, Лайт раздраженно махнула хвостом.

— Вы даже не представляете, как тяжело переворачивать страницы ногами!

Грей сделал вид, будто закашлялся, в то время как Харпер рассмеялся.

— Малышка, мы так делаем всю жизнь. С самого рождения.

Он подошел к волшебнице и легким движением ноги перевернул страницу, слегка прижавшись к ее белому боку. Лайт тут же подалась в сторону, слегка смутившись, и предпочла проигнорировать жест.

— Ну... у вас копыта ловчее! Вот!

— Давай тогда я буду их переворачивать? — игриво предложил хакер.

— Просто тебе нужно привыкнуть, Лайт. — Грей поспешил на помощь смутившейся пони, вклинившись между ними. — Можешь слегка смочить копыто, чтобы страница сама цеплялась.

— А ведь логично! — Кобылка тут же куда-то ушла, упустив такой простой источник смачивания копыт, как слюна.

— В чем дело? — Харпер обиженно посмотрел на Грея. — Я ведь пытался ее склеить!

— Лучше не стоит. С ней нужно поаккуратнее. И вообще, она занята.

— Кем же?

— Сам поймешь. — Проигнорировав масленый взгляд, разведчик покачал головой. — И мы ведь не хотим, чтобы она задала не ту программу диагностическим роботам из-за твоих намеков?

Лайт вернулась с небольшой влажной губкой, которую триумфально шлепнула на стол перед собой, и углубилась в чтение, теперь уже более или менее уверенно перебирая страницы по одной. Но она столкнулась с новой проблемой, когда появилась нужда вернуться к оглавлению. Открывать первую страницу, а потом снова листать по одной казалось слишком долгим и непродуктивным. Лайт пришлось использовать какой-то старый бланк в качестве закладки. На разговоры между жеребцами она старалась не обращать внимания.

Волшебница отцепилась от руководства только спустя двадцать минут внимательного изучения.

— Я все просмотрела. Мне вполне по силам запустить их, но нам нужен подопытный, готовый в случае чего погибнуть во благо здоровья окружающих!

— Ладно-ладно, не бойтесь. — Посмотрев на морды жеребцов, волшебница тихонько хихикнула. — В медицинских роботов заложено очень много программ и инструкций. Они не могут нанести вреда больше, чем запущенное заболевание. Если автоматика исправна, то нам нечего волноваться!

Несмотря на слова единорожки, на мордах пегасов очень четко читалось недоверие.

— Лайт, ты даже не представляешь, сколько на Эквестрийской Пустоши свихнувшихся машин, которые изначально были мирными!

— Все это время они работали в губительной атмосфере без отключений, плановых ремонтов и всех прочих вещей. — Лайт задумчиво посмотрела на огромный список действий, которые следовало выполнять в процессе технического обслуживания. — В общем, понятно, почему они свихнулись без должного ухода. Но здесь это оборудование вообще будет включено впервые.

По отсеку разнесся перестук еще четырех копыт. А вскоре показалась и сама их хозяйка, вставшая в проходе.

— Привет, Кьюр! — Харпер махнул копытом. — Ты про нас не забыла!

Белая пегаска смутилась и опустила голову. Под пристальным взглядом Лайт кобылка несколько стушевалась, но затем подняла голову и заговорила.

— Мне показалось, вам потребуется моя помощь. Они там смогут договориться и без меня.

— Верно. — Грей сильно обрадовался белой пегаске. — Конечно, мы можем следовать инструкции, но медик нам просто необходим!

— К сожалению, тут я не сильно могу помочь. — Пегаска подошла к волшебнице, заглянув ей через плечо. — На облаках мы используем совсем другие модели медицинских машин.

Харпер удивленно посмотрел на смутившуюся кобылку.

— Разве тебя не учили использованию медицинских ботов в Летной Академии?

— Конечно учили! Вот только там модели, которые предназначены для пегасов. Анклаву поставили серию роботов с упрощенным функционалом по личной просьбе Рэйнбоу Дэш, поскольку она никогда не любила подолгу разбираться в технике. Мы занимались именно с такими.

Тем временем сбоку донеслось мерное жужжание. Все взгляды повернулись к его источнику в виде летающего шара с множеством разнообразных манипуляторов и довольной Лайт.

— Я смогла! И даже без рога!

— Молодец! — Грей тепло улыбнулся бывшей Смотрительнице. — Как нам заставить его работать?

— Все просто! — Волшебница гордо вскинула голова. — Я поставила его на полную диагностику всех, кто находится в зале. Он сам все сделает!

Позади послышалось покашливание. Все головы повернулись к Кьюр, которая моментально оказалась в дверях и сейчас медленно пятилась назад.

— Понимаете, полное обследование это не только снаружи. И не только кровь. Он вам вообще все проверит, в том числе и репродуктивную систему. Кхм. Извините, я вернусь уже к результатам.

— Репродуктивную систему?! — Грей поспешно развернулся к застывшей на месте волшебнице.

— Ну... — Лайт покраснела до самых кончиков ушей. — Я...

В этот момент кобылка ощутила многочисленные прикосновения холодных манипуляторов к своему крупу. А следом механический голос.

— Добро пожаловать, пациент. Я Хил-Бот МК 3, порядковый номер 451132. Приготовьтесь к началу процедуры обследования.

Испуганная Лайт ощутила, как ее копыта отрываются от пола.

— Приступаю к первому этапу...

***

На следующее утро в коридорах Стойла оказалось непривычно много пони. Это место не знало такого столпотворения со дня постройки. После сна на чистом белье, свежей одежды, бодрящего душа и сытного завтрака все пони излучали здоровый оптимизм. Они вернулись в привычную среду обитания и больше не собирались ее покидать. К кабинету Смотрительницы протянулась длинная очередь, где новый обитатель Стойла рассказывал о себе Лилии. Кобылка восседала за полукруглым металлическим столом в огромном кресле, радостно приветствуя каждого входящего. Перед ней лежала стопка чистой бумаги, куда новоприбывший должен был записать свое имя, занимаемую ранее должность и свои навыки.

Сдав анкеты, они подходили к взъерошенной Фемиде. Пегаска одаривала новичка своим фирменным ледяным взглядом и выдавала ему ПипБак взамен утраченному в рабстве. Вернув назад привычное устройство, все пони радовались еще больше и скакали к Харперу, который немного ошалел от такого количества посетителей. Там же находилась Роза, методично вносившая владельцев устройства в базу данных. На внутренней карте Стойла появлялась новая метка, а ее обладатель переходил в медпункт, где попадал в заботливые копыта Кьюр, которой очень даже шел халат медсестры.

Когда последний освобожденный пони вышел из кабинета Смотрительницы, чтобы получить свой ПипБак, Лилия устало вздохнула и поправила пачку исписанных листов, уставившись в расплывающиеся строчки.

— Знаешь, у тебя ведь есть терминал, на нем работать быстрее, — сдержанно произнесла Фемида, подойдя к Смотрительнице.

— Мне лучше с бумагой. До войны у меня не было своего терминала и копыта привыкли к блокнотам, — рассеянно ответила Лилия, анализируя текст. — Ну и бардак творился в Стойле у Лайт!

— Это почему же? — поинтересовалась появившаяся в дверях Уайт. — Она была не такой уж плохой Смотрительницей.

— Ну да, конечно! — ехидно воскликнула Лилия. — Ты только посмотри на эти профессии. Теперь в моем распоряжении есть один повар с двумя помощниками, семь санитарных работников, а также двенадцать фермеров, которых можно переквалифицировать в смотрителей сада. Это из тех, кто может принести теоретическую пользу.

— А остальные? Мы ведь спасли гораздо больше. — Фемида заинтересованно посмотрела на исписанные листы.

— Два парикмахера, учитель, дизайнер, мастер хуфкюра, психолог, комедиант, театральный мастер и... — Лилия сделала многозначительную паузу, подняв взгляд на кобылок. — Флорист!

— Флорист? — удивилась Уайт. — Это вообще кто такой?

— Мастер составления букетов. Они там устраивали вечеринки и дарили друг другу красивые цветы из специального сада. И обязательное ежегодное подношение Солнечной Принцессе. — Лилия недовольно фыркнула. — Я не удивлена, что их так быстро захватили и подчинили. Уверена, Лайт практически не назначала охранников. Некоторые вообще не обладают никакими навыками. Они, видите ли, вели светскую жизнь, а всем необходимым их обеспечивали мужья.

— Чем ты так недовольна? По крайней мере, шоу-пони смогут поддерживать нормальную атмосферу в Стойле и не допустить нового бунта, — парировала вставшая на защиту златогривой единорожки Уайт.

— Все очень просто. — Лилия ни капли не смутилась. — Мне нужны рабочие копыта. Нам требуется запустить системы жизнеобеспечения сада, проверить работу генераторов, активировать кольцо внешней защиты. Тем более... — Синяя единорожка посмотрела прямо на рейнджера. — Шоу-пони не слишком-то помогли Лайт не допустить восстания. К счастью, Стойл-Тек обеспечили меня защитой от бунта. — Кобылка поднесла копыто к терминалу и нажала на выделяющуюся красную кнопку. Из потолка моментально выдвинулись многочисленные спаренные энергомагические турели. Большинство светящихся стволов смотрело на Уайт, но и Фемиду они не обошли стороной. — Скорее всего, они предполагали многочисленные мятежи из-за эксперимента. Иначе такое количество боевых роботов и множество турелей по всему Стойлу просто не поддаются логическому объяснению, — спокойно пояснила Смотрительница и вновь нажала на кнопку.

Энергомагические орудия вернулись в гнезда, отчего Уайт издала тихий вздох облегчения. По Стойлу она ходила без силовой брони и под прицелом почувствовала себя непривычно беззащитной. Это оказалось очень мерзкое чувство.

— А тебе хватит копыт? — поинтересовалась Фемида, внешне ничуть не выдавшая испуга.

— Об этом Стойл-Тек тоже позаботились. У нас на складе есть отличные учебники. Большинство просто переучится на необходимых нам техников и фермеров. Когда наладим работу всех систем, подумаем и о развлечениях. — Лилия отложила бумаги в сторону и пролевитировала к себе микрофон. Прокашлявшись (отчего по всему Стойлу раздался хрип), она проговорила. — Прошу всех новых жителей Стойла собраться на нижнем уровне атриума. Службе охраны и медицинскому персоналу проследовать на верхний этаж. — Закончив говорить, единорожка тяжело вздохнула и соскочила на металлический пол, направившись к выходу. Два боевых дроида тут же отправились следом, защищая Смотрительницу от возможных опасностей. У самых дверей она развернулась к оставшимся кобылкам. — Вы идете? Мне предстоит толкать большую речь, и я хотела бы видеть всех там, дабы не повторять дважды.

***

Атриум Стойла Сто Семьдесят Четыре наполнялся пони. До Лилии долетали обрывки разговоров, чей-то смех и возбужденный гомон. Кобылка стояла над растущей толпой, и сердце ее билось сильнее обычного. Она не произносила речи больше века и испытывала все нарастающее волнение. По спине пробежала предательская дрожь. Лилия посмотрела назад и увидела нескольких крылатых пони, застывших вокруг нее наподобие почетного караула. Грей встретился с ней взглядом, после чего едва заметно кивнул, подбодрив единорожку.

«Так, Лилия, соберись. Это просто очередная речь. Нужно сразу показать, кто здесь хозяин. Все, нет смысла тянуть дальше. Пора!»

Решительно вздохнув, Смотрительница смело шагнула вперед и постучала по микрофону. По динамикам Стойла пронесся гул, из-за которого все разговоры тут же смолкли. Большинство пони прислушались чисто на рефлексах, ведь когда-то Лайт точно так же стучала копытом по микрофону, оповещая своих подданных о начале эфира.

— Еще раз приветствую вас в Стойле Сто Семьдесят Четыре. Надеюсь, вам у нас понравилось. — Смотрительница начала говорить довольно бодрым голосом. Ответом ей стал одобрительный гул. Всем очень нравилось находиться под защитой толстых стен и питаться нормальной едой. — Большинство из вас пришло сюда из Стойла Cорок Четыре, которое вы же и загубили.

Ответом ей стала тишина. Шокированные зрители уставились на Лилию, ожидая продолжения. И оно не заставило себя ждать.

— Хочу сразу прояснить все детали. Его трагичная история больше не повторится. Я готова принять вас здесь, только если вы станете приносить пользу и работать не покладая копыт. Любая попытка разжечь смуту будет жестоко караться. Ну а если вы устроите заговор или бунт, — кобылка окинула толпу ледяным взглядом, — я лично нацеплю ошейники на этих идиотов и верну туда, откуда их привели. То есть в рабство. Ленивых же бездельников я буду просто изгонять на поверхность. Несогласные с моей политикой могут покинуть Стойло в течение суток и валить на все четыре стороны. От остальных я жду полного подчинения приказам.

Повисла напряженная тишина. Все пони внизу хранили растерянное молчание, бросая на Смотрительницу недоверчивые взгляды. Назад в рабство никому не хотелось, так что смелых не нашлось. Внезапно одна кобылка с рыжей косой гневно вскинула копыто.

— Да как ты смеешь угрожать нам! Скажи спасибо, что мы вообще согласились прийти в это задрипанное Стойло!

На кобылку зашикали со всех сторон, кто-то попытался оттащить ее назад, но она вырвалась, распаляясь все больше и больше.

— Не бойтесь, она не посмеет ничего сделать! Прошлая Смотрительница не смогла удержать пламя Революции, и у этой ничего не выйдет!

Лилия обернулась и посмотрела на Лайт. В уголках глаз светлогривой пони блестели слезы. Смотрительница почувствовала, как ей начинает овладевать холодная ярость.

— Повторяю специально для тупых, — выкрикнула Лилия в микрофон. — Я не ваша прошлая Смотрительница и пресеку любую угрозу благополучию Стойла. И я начну с тебя, тупая овца.

Синяя кобылка быстро нажала несколько клавиш на ПипБаке. Незримые сигналы пронеслись по холодным коридорам Стойла, неся в себе приказ Смотрительницы. Атриум преобразился буквально за секунду. Из пола выдвинулось несколько турелей, хищно нацеливших стволы на удивленных пони. Кто-то даже потерял равновесие, внезапно для себя оказавшись верхом на одной из них. Спустя секунду появились боевые дроиды различных моделей и модификаций. Часть застыла в проходах, блокируя толпу, остальные направились прямо к рыжей кобыле. Потрясенные пони молча расступались перед боевыми машинами, открывая им дорогу. Сама крикунья перепугалась до полусмерти. Она лишь открывала и закрывала рот, не в силах произнести ни единого слова. Дроиды застыли по бокам от «мятежницы», отчего та внезапно разрыдалась.

— За попытку посеять смуту я приговариваю ее к пяти суткам в карцере. В следующий раз просто отдам работорговцам. Надеюсь, всем все понятно?

Ответом Смотрительнице стал утвердительный гул. Единорожка объясняла очень доходчиво.

— Отлично! — Лилия неожиданно тепло улыбнулась. — Сегодня у вас свободный день, обед и ужин по стандартному расписанию. Завтра всем явиться в мой кабинет за распределением в десять утра. Хорошего дня!

***

После окончания речи избранные пони вновь собрались в кабинете Смотрительницы. Лайт неловко пристроилась на подушке для гостей перед столом Лилии. Судя по виду волшебницы, она совершенно не привыкла к такому положению. В остальном же кобылка выглядела достаточно прилично, если не считать небольшого колпачка с сапфиром на кончике рога.

Грей устроился рядом, прижавшись к боку Лайт с одной стороны и подпираемый игриво поглядывающей Розой с другой. Пегас так же чувствовал себя не в своей тарелке без надежно защищавшей его от многочисленных опасностей Эквестрийской Пустоши черной брони. В остальном же он держался хорошо. Как и Уайт, которая встала возле входа и задумчиво смотрела на Лилию. Брони на ней так и не появилось, но зато пояс теперь украшала кобура с десятимиллиметровым пистолетом. Произнесенная новой Смотрительницей речь явно произвела положительное впечатление на Стального Рейнджера.

Остальные члены Крыла предпочли рассредоточиться по Стойлу. Исследование подобных мест оказалось для них в новинку.

Как ни странно, первой начала говорить Лайт, которая оторвалась от созерцания ножки стола перед собой и набрала в грудь воздуха.

— Лилия, зачем понадобилась такая прямолинейность? Они уже извлекли урок из прошлого раза.

— Лучше перестраховаться. — Единорожка покачала головой, удобно устроившись в кресле Смотрительницы. — Они должны знать, кто в этом Стойле хозяйка.

— Она права, — вмешалась в разговор Уайт. — Вот ты много думала, а они взяли и выгнали тебя на растерзание Эквестрийской Пустоши. Для пони из Стойла это самый настоящий смертный приговор. И то если очень повезет.

— Они могли не догадываться, насколько здесь опасно. — Лайт закусила губу.

— Скорее всего, они хотели проверить, не превратишься ли ты в пепел снаружи. — Грей наклонил голову, соглашаясь с рейнджером.

— Но ведь я в порядке! — Волшебница топнула копытцем. — Они свое получили!

— Это уже неважно. Я выбрала свою позицию. — Лилия вздохнула, прикрыв глаза. — Мы собрались здесь совсем по другому поводу. Для начала я бы хотела поговорить об интеграции отряда Грея в структуру нашего Стойла.

Роза и Лайт удивленно посмотрели на Грея, в то время как Уайт оставалась совершенно спокойной.

— Отряд Грея?

— Ну да. — Лилия на вид ничуть не смутилась. — Как я понимаю, именно ему подчиняются пегасы в черной броне и один грифон, от взгляда на которого бросает в дрожь. Само собой, я не причисляла к нему Стального Рейнджера. — Смотрительница одарила Уайт холодной улыбкой. — Однако роль Лайт мне ясна не до конца.

Фыркнув, Уайт гордо вскинула голову. Судя по виду, ее вполне удовлетворило объяснение Лилии. Зато Лайт смутилась, не находя слов и лишь поворачивая голову между пегасами, единорожкой и земной пони.

— Я...

— Разумеется, она с нами, — ответила Роза, окинув волшебницу ехидным взглядом. — Иначе по какому праву она подписала Крыло на самоубийственную авантюру Стальных Рейнджеров? Кстати, когда мы уже услышим детали?

— Давайте перейдем на эту тему немного позже. Пусть Лилия озвучит свое предложение, — вмешался Грей.

Все пони согласились с пегасом и уставились на единорожку в комбинезоне с номером Стойла. Кобылка легонько кивнула и начала говорить.

— В принципе, все просто. Для полноценного функционирования Стойла нам нужен квалифицированный персонал. Мне вполне по копытам превратить бывших рабов в техников или садоводов. — Лилия прервалась на секунду, обдумывая последующие слова. — Не менее важным вопросом остается безопасность. Нам повезло, и довольно сильно – Стойл-Тек обеспечили убежище прекрасной системой обороны. У нас хватает как боевых дроидов, так и защитных турелей по всей территории комплекса. Управлять системой могут лишь двое – непосредственно Смотрительница и начальник службы безопасности. Оба распознаются через ПипБаки, личные пароли и телеметрию. Но есть и минусы. Судя по изученным мной документам, создатели убежища сильно опасались бунтов в первые десятилетия жизни, поэтому у нас очень мало снаряжения для самих жителей. — Кобылка перевела дух. Все внимательно ловили каждое ее слово. — К тому же мы слепы. Судя по документам, у нас должно быть множество соединенных с главным терминалом Стойла наружных камер, но ни одна из них не подает признаков жизни. Скорее всего, они просто сломались. У нас есть запасные, но для их подключения и настройки нужны техники, которые должны выйти на поверхность под надежной охраной. — Синяя единорожка посмотрела прямо на серошерстого пегаса. — Мне нужны опытные бойцы. Для начала умелые разведчики, которые будут защищать Стойло. А после активации всех систем безопасности Стойла – надежные пони, в чьи копыта можно будет доверить пульт управления.

После слов Смотрительницы воцарилась тишина. Лайт хотела было возразить Лилии, но наткнулась на взгляд Уайт и опустила голову, дернув ушками.

— В общем, если говорить короче и по существу, ты хочешь, чтобы мы стали службой безопасности Стойла, — недовольно фыркнула Роза, которой не слишком нравилось хождение вокруг да около.

— Именно так, — согласилась Лилия. — Может, они и не хотели зла, но я никогда не доверю благополучие своего Стойла в копыта пони, которые изгнали свою Смотрительницу на поверхность и променяли спокойную жизнь на рабские ошейники. Вы же могли прикончить меня еще в камере анабиоза и забрать себе управление. Но не стали.

— К тому же мы изгои. — Грей тихо вздохнул. — А Стойло может стать нашим новым домом.

— Именно, — улыбнулась Смотрительница. — Мы сможем доверять друг другу. Вы обеспечите защиту как от внешних, так и от внутренних врагов, а я сделаю наш дом процветающим местом.

— Как это будет выглядеть? — спросила Роза, заинтересованно прянув ушами.

— Все получат ключевые должности на ключевых же зонах Стойла. — Лилия уставилась в стопку бумаги, быстро перебирая листы. — Допустим, Харпер станет нашим системным администратором и ПипБак-техником, будет отвечать за работу системы в целом. Ты возьмешь на себя управление и настройку боевых дроидов, а Кьюр займет медицинский отсек. Грею отлично подойдет должность начальника службы безопасности. Будет следить за всякими недовольными и отвечать за патрулирование.

— То есть я получу код управления Стойлом? — поинтересовался пегас.

— Да, ведь доверие должно быть полным. — Смотрительница тихо вздохнула. Подобное решение далось ей нелегко. — Станешь моей правой ногой. Остальные отлично подойдут на роли обычных охранников. Когда мы достаточно освоимся, можно будет набрать рекрутов из числа наиболее надежных пони.

— Нас мало, сможем ли мы уследить за всем или удержать контроль?

— Говорю же, здесь все автоматизировано, — раздраженно ответила Смотрительница. — Везде стоят турели и датчики, есть специальные тоннели и лифты для быстрой переброски дроидов. Главное – запустить систему на полную мощность. Стойлом управляет тот, кто владеет кодом доступа. И я предлагаю его вам, чтобы мы смогли создать достойное поселение в этом непростом мире.

Лилия встала на металлический пол и важно вытянула переднюю ногу в сторону Грея. Серый пегас колебался всего секунду. Разведчик кивнул и осторожно тюкнул по копыту кобылки, заключая соглашение.

— Договорились!

Грей вернулся на свое место, не забыв укрыть Розу крылом. Пегаска тепло улыбнулась и прикрыла глаза, прижавшись к любимому.

— Очень мило, — прокомментировала Уайт. — А как насчет Стальных Рейнджеров? Как мы будем строить отношения?

— Если честно, я теперь не могу доверять Стальным Рейнджерам. Через сто лет изменилось практически все, наверняка время не пощадило даже вас, — ответила Смотрительница. — Впрочем, я всегда готова рассмотреть официальное предложение. Война нам ни к чему, но и впадать в зависимость я не намерена.

— Зависимость, значит... — протянула рыцарь. В глубине ее алых глаз замерцал враждебный огонек.

— Может, поговорим о задании, которое нам нужно выполнить в обмен на помощь в освобождении рабов? — поспешно вмешалась Лайт, стараясь разрядить обстановку. — Нужно проникнуть на какой-то там завод.

— Да, очень информативно, — фыркнула Роза. — Но наша маленькая волшебница права. Нам пора узнать о задании. Не просветишь нас, Уайт?

— Хорошо. — Стальной Рейнджер медленно кивнула, переводя холодный взгляд от одного пони к другому. — Честно говоря, я была сильно против. Солар Армс – гиблое место, в котором мы потеряли три отряда рыцарей.

— Что там вообще находится? — поинтересовался Грей. — Почему это место так важно?

— Бывший завод Министерства Военных Технологий. С конвейера Солар Армс сошло очень много различных модификаций боевых дроидов, названных в честь основательницы Министерства. Официально усиленную охрану обеспечили из-за близости к линии фронта, но... — Уайт сделала многозначительную паузу. — На самом деле там находился штаб М.В.Т. в западном секторе королевства. Оттуда координировалась работа всех наших заводов, а также отправка вооружения в Стойла и на фронт.

— Откуда у тебя такая информация? — удивилась Лилия. — Я, конечно, помню этот завод, но чтобы прямо координационный центр...

— Секретный архив Стальных Рейнджеров, только для Старейшин. — Уайт явно кого-то передразнивала. — Стальные Рейнджеры являлись подразделением М.В.Т., поэтому в нашем главном штабе сохранилась информация. Ни для кого из наших это не секрет. Но я отвлеклась. Дайте мне закончить.

Все пони молча кивнули, внимательно слушая рыцаря.

— Когда зебринская армия прорвала нашу оборону, воцарился настоящий хаос. Стойл-Тек запустило консервацию и закрытие всех своих убежищ, несмотря на царившую неразбериху. Большинство оказались к этому попросту не готовы. В одних не хватало припасов, в других же, наоборот, оказался переизбыток. Вашему повезло – судя по всему, сюда отправили всех окрестных боевых роботов, тем самым в несколько раз превысив утвержденную норму. Когда последнее Стойло закрыло бронедверь, враги оказались совсем близко к Солар Армс. Пони не могли допустить, чтобы центр попал в копыта зебр, поэтому они активировали все возможные механизмы защиты. — Единорожка вздохнула, стукнув себя копытом по лбу. — Посмотрев на все эти турели и минные контуры, зебры решили даже не пытаться взять комплекс штурмом. Несколько ракет с ядовитым газом – и на территории завода не осталось ни единой живой души. По неизвестной причине вышла из строя система опознавания «свой-чужой». Стальные Рейнджеры для них больше не свои. Даже через сотню лет система защиты уничтожит любого, кто осмелится подойти к стенам Солар Армс.

— Как насчет проникновения в Режиме Тени? Или налета с воздуха? — подала голос Роза, явно впечатленная рассказом и ошалевшая от объема надвигающихся проблем.

— Милая наивная пони. — Уайт невесело усмехнулась. — Систему защиты одного из важнейших объектов западного сектора строили не идиоты. Зебры – превосходные шпионы. У них есть стелс-плащи, на основе которых и создали ваш «Режим Тени». Будь уверена, датчики засекут вас еще у стен. — Рыцарь подняла копыто, не давая пегаске вставить слово. — И противовоздушная оборона там на уровне, ведь на стороне зебр сражались драконы. Многие пытались проникнуть туда. Элитные отряды грифонов, банда рейдеров в пятьдесят голов, всевозможные искатели приключений и так называемые герои. Никто не вернулся.

— И каким образом это должны провернуть мы? — искренне удивилась Роза.

— Не имею ни малейшего понятия, — так же искренне ответила Уайт.

***

Троица жеребят обосновалась в одном из технических коридоров Стойла. Они пустовали, пока пони проходили обучение новым специальностям.

— Нам удалось оторваться от нее? — Оглянувшись по сторонам, Скай вытянул шею к двум другим жеребятам и громко прошептал. — Я никого не вижу.

— Это оказалось несложно. — Терри, совершенно не поменяв громкости голоса, развел передними копытцами. — Кажется, она никогда не сидела с жеребятами, да и криков уже не слышно.

— Мне кажется, мы ее сильно напугали. — Клир же обернулась назад и обеспокоенно смотрела на путь, по которому пришла в это место. — Она не знает, как нужно вести себя с жеребятами, но тетя... мама... в общем, Роза попросила ее посидеть с нами, и она старается.

— Не особо-то она и старается. — Скай в ответ звучно фыркнул и тряхнул головой, поправляя гриву. — Не знает самых элементарных вещей. И ничего интересного не может показать! Только смущается постоянно!

— Мне кажется, она может рассказать много интересного, вот только боится травмировать нас. — Единорожка наклонила голову, поднимая ушки и изъявив со всей авторитетностью.

— Ты о чем-то догадываешься? — Терри посмотрел исподлобья.

В ответ он получил широкую улыбку сестры.

— Я старше, но вам не скажу.

Пегас возмущенно топнул копытцем, отчего по коридорам разнеслось гулкое эхо, заставившее всех троих поспешно упасть на животы и обеспокоенно озираться по сторонам. Естественно, никого не обнаружилось, и вскоре жеребята вновь поднялись на ноги. Терри недовольно пробурчал:

— Скай, поосторожнее. А то она постарается увести нас обратно в эту... эту...

— Каюту, — напомнила единорожка.

— Да, каюту.

— Но там не так и плохо, как мне кажется, — возразила единорожка.

— Ску-ука! — В ответ вишневый фыркнул, высунув язык.

— Ладно, раз уж мы сбежали, то давайте… — Кобылка лишь закатила глаза.

— Давайте исследуем глубокие уровни! — нагло перебил Скай. — Я слышал, там настоящие лабиринты и еще какие-то склады! Мы организуем там свой тайный штаб!

— Это не кажется мне хорошей идеей. — Единорожка подогнула переднюю ногу, слегка подавшись назад.

— Да-да! Я тоже хочу свое укромное место! — встретившись с недовольным взглядом сестры, Терри развел передними ногами. — Пони здесь хорошие, но я все равно хочу наше собственное место.

— Единогласно! — Клир Харт с нарочито раздраженным вздохом закатила глаза, когда вишневый пегас с радостью подвел итог.

***

В то время как троица несносных жеребят уже вовсю исследовала тоннели нижних уровней Стойла, выбившаяся из сил в их поисках кобылка хлопнулась прямо на круп посреди одного из коридоров. К ней подошла одна из проходивших мимо пони – единорожка соломенного цвета с красными хвостом и гривой.

— Тебе помощь не нужна?

— Нет-нет, спасибо, гос... Я просто немного устала. Извините. — Земная пони лишь помотала головой.

Внимательная единорожка наклонила голову, неуверенно переступая копытами, но в конце концов решила не вмешиваться в дела серой кобылки и оставила ее со своими проблемами.

Тем временем Сельфиль тяжело вздохнула, встряхнула промокшей от пота гривой и вновь поднялась на копыта, бормоча себе под нос.

— Я должна найти этих маленьких негодников. Я обещала госпо... то есть Розе присмотреть за ними. Соберись.

В этот момент пони замерла, глядя в пустоту. Для нее было так странно понимать, что теперь она не является чьей-либо собственностью. И имя. Мелочь, но оно оказалось лучшим символом освобождения. Она перестала быть вещью хотя бы в глазах окружающих.

Сельфиль чувствовала себя очень обязанной Розе и Грею. Они выкупили ее и предложили свободу, но она отказалась. Ведь кобылка с раннего детства росла как рабыня. Она не умела мыслить сама, ибо всю жизнь от нее требовалось лишь подчиняться приказам, в чем она весьма преуспела. Тогда новые хозяева, которые отказывались становиться ими, предложили ей стать помощницей. И трудно даже поверить – дали свою собственную комнату! А еще штуку на ногу, в которой Сельфиль пока не разобралась, но обязательно планировала. И более того, ей даже дали свои крышки на случай, если она пожелает выйти на поверхность. Но нет, зачем ей стремиться в это ужасное место? Совсем не нужно. Правда, эти жеребята могли убежать именно туда.

Эта мысль заставила кобылку буквально подскочить на месте и рвануть по коридорам вперед, истерично выкрикивая имена маленьких сорванцов.

— Клир! Скай! Терри! Где вы?! Пожалуйста! Отзови-и-и-итесь! Пожалуйста!

Встреченные ею пони останавливались и удивленно смотрели вслед проносящейся мимо кобыле, пока она не налетела на всё ту же соломенного цвета единорожку, сбив ее с ног и кубарем прокатившись с ней на пару метров вперед.

— Понячьи перья! — воскликнула сбитая с ног пони, потирая голову. — Тебе все же нужна помощь.

Сельфиль медленно выползла из-под кобылки и тут же инстинктивно закрыла голову передними ногами, стараясь сжаться в комочек. Раньше за подобный проступок любой свободный пони мог сильно наказать ее. Сделать очень больно.

— Где пожар? — Никаких ударов не последовало, лишь соломенное копытце осторожно тронуло ее по холке.

Робко выглядывая из-за копыт, серая пони помолчала мгновение, но затем все же не выдержала.

— Одна пони, которая изменила мою жизнь, просила приглядеть за ее жеребятами и... Но эти маленькие пони... Они... Меня не учили присматривать, не учили быть няней… И они сбежали. Им просто стало скучно! Они наверняка уже выбежали на пове-е-ерхность!

Серая пони зарыдала под ногами у сконфуженной красногривой единорожки, ведь теперь удивленные и даже осуждающие взгляды обращались к ней. На мордочке кобылки читался целый букет беспокойных мыслей от «надо действовать» до «все думают, будто мы с ней пара». Наконец, собравшись с мыслями, единорожка наклонилась к рыдающей земнопони, слегка обняв ее за плечи.

— Не беспокойся за них. Из Стойла так легко не выбраться! В конце концов, это же бункер, созданный, чтобы защитить своих обитателей от ударов мегазаклинаний! Вход всего один, и он надежно запечатан, а открыть его можно лишь по желанию Смотрительницы. Скорее всего, твои жеребята просто убежали на нижние технические уровни. Мы все успели там полазить в детстве. Среди старых складов и тайных убежищ таких же маленьких исследователей, которые жили в Стойле до нас, всегда можно найти что-то интересное. А здесь такой простор! Я даже завидую маленьким первооткрывателям!

Сельфиль поразительно ловко вскочила с места, обняв случайную знакомую. Серая пони прижалась к ней всем телом и страстно расцеловала прямо в губы, после чего радостно протараторила ей.

— Спасибо, спасибо, спасибо тебе! — Разомкнув объятия, кобылка рванула прочь. Лестницы на нижние уровни находились совсем рядом.

Только вот соломенного цвета единорожка с алыми гривой и хвостом еще минут десять стояла посреди коридора с пунцовой мордочкой, слушая беззлобные шуточки о своей ориентации.

«Нужно будет найти ее и позвать на свидание».

***

Харпер с облегчением выгнул спину, плотно зажмурившись и подняв морду к потолку. Долгий рабочий день наконец-то закончился. По крайней мере, пегас на это надеялся. Ведь могло пройти два или даже три дня – кто знает, как в этих Стойлах настроены лампы. Ведь это идеальная закрытая система, в которой для своей нужды можно корректировать продолжительность времени суток. В конце концов, неба не видно, поверхности тоже, а сбой внутренних часов можно и на усталость списать.

Жеребец слегка усмехнулся своим параноидальным мыслям. Уж он-то наверняка заметил бы такую хитрость, недаром же перед тем, как заняться всеми этими ПипБаками, пегас потратил время на то, чтобы изучить их устройство. Хронометры этих удивительных штуковин настроили и запустили еще век назад, и с тех пор они не сбились даже на миллисекунду. Пегас мог только восхищаться работой, проделанной создателями столь компактного и многофункционального устройства для пони. Потребуется еще много времени, чтобы полностью в них разобраться, но для надевания на нового владельца и базовой настройки требовалось совсем немного знаний и умений.

Проблема обнаружилась лишь в огромном количестве желающих заполучить новенький ПипБак! Более сотни однообразных скучных действий, навевающих тоску и зевоту. Настоящий кошмар для того, кто привык действовать быстро и нестандартно. Это совершенно нельзя сравнить со взломом наземного терминала повышенной сложности, где все дело может испортить одна крохотная ошибка. А тут работу больше некому делать – все заняты.

К счастью, ему не пришлось цеплять новый прибор на копыто Лайт, хватило произвести перенастройку, но от этого не стало сильно легче, ведь ПипБак понадобился Грею. У него, как ни удивительно, обнаружился свой собственный, но от необходимости проведения всех стандартных процедур это не спасало. К тому же визит командира подкинул бедному хакеру дополнительную работенку.

— Харпер, как только закончишь с этими накопытниками для местных пони, совмести их с нашей броней. Ну там, прорезать необходимые отверстия, проверить, чтобы не скользило, и прочее. Слишком полезная вещь, чтобы отмахиваться от нее крылом. — Грей усмехнулся. — Новые игрушки всем понравятся, и вы быстро научитесь с ними управляться.

Пегас сложил инструменты ПипБак-техника в специальную коробку и закрыл ее на до противного обычный ключ, который пришлось пристраивать куда-то на себя. После кратких раздумий он отправился в хвост, а сам уставший жеребец с чувством выполненного и перевыполненного (много-много раз!) долга направился в столовую.

— Надеюсь, у них есть пойло покрепче сидра.

***

В районе лабораторий творилось нечто необычное. Поразительное оживление создавалось усилиями всего одного пони, который в настоящем экстазе метался от полки к полке, от склянки к склянке. Он осматривал все эти прекрасные инструменты и станки. Инструкции он, само собой, не читал, но опытному химику, которым являлся Смоук, не особо требовалось вникать в особенности каждого нового агрегата. Стоит только проявить настойчивость, и они все окажутся в его копытах, как трепещущая... раскрытая книга.

Впрочем, инструментарий недолго держал на себе внимание химика, стоило ему только зайти на доверху забитый разнообразными ингредиентами компактный склад. Компоненты, которые на небесах находились лишь в единичных экземплярах среди неприкосновенных запасов, здесь лежали просто так и просто умоляли, чтобы их использовали! Редчайшие травы и грибы, не говоря уже об очищенных элементах, порошках и даже слитках.

— Ух-ху-ху! Да, детка! — Жеребец со смешком выбросил копыто перед собой. — Настоящее сокровище! И все в моем распоряжении!

Опустив голову, он слегка пошевелил набор из проводков, среди которых блестели взрыватели. Или кто-то всерьез надеялся, что эти таймеры будут использоваться по их мирному назначению?

Он поднял глаза на небольшие коробочки с нарисованными на них бледно-голубыми грибами.

— О да-а! Лунная шляпка! И уже порошок! Вот сено! Ха-ха! Да я же после этого на тебя, моя дорогая травка, даже смотреть не буду!

Тихонько хихикая, словно безумный, пегас-подрывник стащил коробочку к себе.

— После всего, что нам довелось пережить, нужно немножко расслабиться, я заслужил, чуть-чуть. Да, для тонуса. Ха! Да Дискорд с ним, с тонусом! Пора почувствовать себя овощем! Ну же!

Он с остервенением затряс коробку, которая почему-то никак не поддавалась ни его копытам, ни зубам. Вдруг с потолка раздался знакомый голос Смотрительницы.

— Смоук, чем ты занимаешься?

Пегас замер на месте и медленно поднял голову к потолку, где на него предательски уставилась камера, ехидно подмигивающая красным глазком.

— О, Лилия, привет! Я просто исследую запасы реагентов, которые у нас есть. Решил вот убедиться в их пригодности. Ведь с тех пор, как их сделали, прошло более века!

Лилия ответила невозмутимым голосом:

— В этом совершенно нет необходимости, Смоук. Автоматика сама следит за должным состоянием запасов и поддерживает идеальные условия в камерах хранения. Если, конечно, не повреждать упаковку без особой нужды. Вряд ли у нас найдется кто-то, способный наложить заклинание застывшего времени на контейнер, с которого ты так яростно пытаешься его снять. Лучше поставь на место.

На этом голос замолк и пропал, оставив крылатого сидеть на месте с коробкой в передних копытах.

— Понячьи перья! Ладно, я потом до вас доберусь! А пока, так и быть, снова за дело.

С тяжелым вздохом пегас водрузил коробочку на место и с кислой миной выудил один из таймеров.

— Я просто обязан сделать большую бу-бумку и кого-нибудь взорвать!

***

Стойло Сто Семьдесят Четыре укомплектовали по полной программе, причем помещения делились на категории «для всех» и «для управляющего персонала». К примеру, столовых оказалось две. Одна представляла собой длинное помещение с несколькими общими столами и окном выдачи продуктов, другая же походила скорее на довоенное кафе с небольшими столиками, украшенными скатертями и салфетками. Правда, Лилия сочла, что всем вполне хватит и одной, законсервировав другую.

Учебные классы, лаборатории, складские помещения, жилой отсек. Все это мало интересовало мающегося от безделья Арчера. После довольно впечатляющей речи Смотрительницы командир с заместителем ушли договариваться о постое и службе, оставив бедного грифона умирать от скуки. Наемник считал общение с наземными пони занятием ниже собственного достоинства, а крылатые как-то шустро разбежались, оставив его в совершенном одиночестве. Вот и приходилось бродить по холодным коридорам, то и дело отгоняя от себя перепуганных жителей в комбинезонах Стойла. Наконец, грифон наткнулся на проход с надписью «спортзал». За металлической дверью оказался приличный комплекс с беговыми дорожками и несколькими силовыми тренажерами, на одном из которых занимался массивный пегас. Глянув на Арчера, он вполне дружелюбно кивнул.

— Привет!

— Ага, здорово, — пренебрежительно ответил грифон. В его обязанности не входило быть со всеми дружелюбным.

Вполне хватало не портить отношения окончательно. Впрочем, собеседник из жеребца оказался никакой. Потеряв к грифону всяческий интерес, он продолжил покорять гудящую черную ленту беговой дорожки. Сам Арчер предпочел силовой вариант тренировки. Полностью погрузившись в упражнения, он не замечал ничего вокруг, раз за разом приводя в движение тяжелые снаряды. В себя он пришел от мелодичного перелива, прокатившегося по всему Стойлу. Как он успел запомнить, этот сигнал означал время ужина. Брюхо тут же активно заурчало, требуя жратвы, и Арчер вынужденно с ним согласился.

Большинство наемников предпочитало не мыться вообще, радуя Эквестрийскую Пустошь ароматами своих тел и испражнений, но сам грифон оказался довольно чистоплотным и проследовал в столовую только после хорошего душа. Коридоры Стойла были заполнены народом – кто-то шел за едой, а кто-то уже выходил из столовой – поэтому приходилось лавировать в потоке пони. Внезапно на грифона налетел какой-то молодой земнопони, почти что жеребенок.

— Эй, смотри, куда прешь! — Он яростно выдохнул, поднимая голову. Взгляд его уперся в огромного покрытого шрамами грифона с очень сердитым лицом. Мгновенно опустив уши, он промямлил. — В смысле, ой, простите, пожалуйста.

— Вали отсюда, мелочь. — Арчер презрительно фыркнул, теряя к жеребцу всякий интерес. О такого только когти марать.

Получив большую миску ненавистной овсяной каши, грифон уселся на свободное место и начал неторопливую трапезу, размышляя, чем же убить время. Внезапно вопрос разрешился сам собой – к нему кто-то подошел. Лениво повернувшись, наемник увидел фиолетовую пегаску с пепельной гривой и очень холодными глазами.

— Грей велел всему Крылу собраться на верхнем уровне атриума сразу после ужина. — Передав сообщение и не удосужившись дождаться ответа, кобылка тут же развернулась и направилась к парочке бурно обсуждающих какую-то вещь пегасов.

— Это будет интересно, — усмехнулся грифон, бросая пустую тарелку к горе таких же на подносе робота-уборщика. Долететь до атриума оказалось делом недолгим. Там уже стоял Грей в компании их новой мед-пони и единорожки-волшебницы, которая не побоялась бросить вызов тому созданию. Кьюр как раз говорила с Греем, и, судя по виду, тому совсем не нравились ее слова. Заметив грифона, пегас покачал головой, обрывая беседу.

— Хорошо, мы обсудим это после. Привет, Арчер.

— Здорово. Ну и чего я тут делаю, крылатик? — осклабился грифон. Почему-то большинству пегасов совсем не нравилось такое прозвище, и наемнику было интересно, как же отреагирует командир. Жеребец же и бровью не повел.

— Будешь приносить мне клятву верности, когда все соберутся.

— Ого, шустро, — деланно удивился грифон. — Ты уже знаешь процедуру?

— Не совсем, у тебя как раз есть время просветить меня.

— Как скажешь, крылатик, — специально повторил Арчер. — Если ты мне, конечно, веришь, то я с огромной радостью.

— Говори уже, — поморщился разведчик.

— Все очень просто. Нужно найти небольшую чашу или миску. Каждый прольет туда немного крови и произнесет слова клятвы, после чего ты должен будешь осушить ее.

— Пить кровь? — удивился пегас. — Ты серьезно?

— Абсолютно, иначе не сработает, — кивнул грифон. — С такими вещами Арчер не шутит.

— Хорошо, твои слова совпали с двумя опрошенными ранее наемниками. — Грей подмигнул удивленному грифону и кивнул кому-то за его спиной. — Отлично. Вижу, все в сборе. Постойте пока здесь, я скоро.

Грей довольно быстро дошел до кабинета Смотрительницы, где Лилия слушала доклад пони в комбинезоне техника. Увидев в дверях Грея, единорожка удивленно подняла брови.

— Привет, я тут забыл узнать одну важную вещь, — жеребец немного смутился. — Ты знаешь, где расположен мой кабинет?

— Конечно. — Лилия улыбнулась. — Он прямо напротив арсенала. Дверь откроется по сигналу с ПипБака, я уже авторизовала тебя как начальника службы безопасности.

— Спасибо, — благодарно улыбнулся пегас, разворачиваясь на месте. Найти нужную дверь оказалось несложно (и вообще, нужно было очень постараться, чтобы заблудиться с ПипБаком), и вскоре отряд расположился за массивным круглым столом.

Помещение, отведенное Грею, ничуть не уступало по габаритам и обстановке кабинету Лилии. В нем даже нашлись терминалы, отвечающие за расположенные по всему Стойлу камеры. Жеребец также отметил ложную стену, за которой наверняка скрывались боевые дроиды. Кнопка их вызова обнаружилась под столом.

— Итак, — начал пегас, прерывая немногочисленные разговоры. — Я попросил Лайт принести чашу.

— Да, конечно! — Волшебница кивнула и достала из седельной сумки инкрустированный драгоценными камнями изящный золотой кубок. При виде такого сокровища у всех отпала челюсть.

— Откуда она у тебя? — тут же поинтересовалась Роза, придвигаясь поближе. — Такая красота!

— Ну. — Кобылка покраснела и опустила уши. — Я пила из этой чаши, когда правила своим Стойлом. Захватила на память во время бегства.

— Хорошо же ты там жила, детка, — проклекотал грифон, отчего все засмеялись.

— Она полагалась мне по статусу, — важно ответила волшебница, вызвав новую волну смеха.

— Успокойтесь, повеселиться мы еще успеем, — вклинился Грей, устанавливая чашу по центру стола. — Арчер как раз вызвался идти первым. Прошу.

Все пони затихли, уставившись на грифона. Наемник хотел было что-то сказать, но передумал, просто сплюнув на пол. В его лапе неожиданно появился устрашающий нож, которым он тут же сделал небольшой надрез на лапе. В золотую чашу полилась алая кровь.

— Как тебя зовут, крылатик? — Голос Арчера охрип, став значительно суровее. — Мне нужно настоящее имя.

— Грей Стиллнесс, — не колеблясь, ответил жеребец.

— Мое настоящее имя очень сложно произнести, поэтому можешь звать меня Арчер. Я клянусь своей кровью, жизнью и душой хранить верность нашему отряду и его лидеру по имени Грей Стиллнесс, оказывать всяческую поддержку и беспрекословно выполнять приказы, пока я не умру или же он или Дискорд не сочтут мою службу оконченной. — Грифон торжественно кивнул, после чего ехидно осклабился, зажав окровавленный нож.

— Подходите, пернатые, это следует делать одним инструментом.

Следующей, как ни странно, оказалась Фемида. Она бесстрашно протянула копыто грифону и равнодушно смотрела, как вытекает кровь из аккуратного пореза. Выждав несколько секунд, она начала.

— Мое настоящее имя Фемида Темис. Я клянусь своей кровью, жизнью и душой хранить верность нашему Крылу и его лидеру Грею Стиллнессу, оказывать всяческую поддержку, защищать от врагов и беспрекословно выполнять приказы, пока я не умру или же он не сочтет мою службу оконченной. — Фемида окинула пегаса воистину ледяным взглядом и осторожно слизнула сочащуюся кровь.

Следующим вытянул копыто Харпер. Сильно закусив губы, он вздрогнул всем телом, когда холодная сталь рассекла его плоть. Но несмотря на страх, он все же произнес:

— Я всегда был Харпером, и я считаю это прозвище своим именем. Но если кому интересно – предки звали меня Даймонд Фезером. Я клянусь своей кровью, жизнью и душой хранить верность нашему Крылу и его лидеру, который Грей Стиллнесс. Я буду оказывать ему всяческую поддержку, защищать от врагов и беспрекословно выполнять все приказы до самой смерти или же пока он не сочтет мою службу оконченной. И да хранят нас Принцессы.

Смоук Бласт, Стоун Винг, Кьюр Винд, Розали Винтер – все они вытягивали копыта и приносили клятву верности. Последней осталась Лайт, которая смотрела на церемонию широко распахнутыми глазами. Когда к ней повернулся грифон, она невольно сделала шаг назад.

— Тебе особое приглашение нужно, цыпа? — недовольно поинтересовался наемник. — Давай свою ножку.

— Эм... Я не уверена.

— То есть как подписывать нас на самоубийство, так ты была уверена? — нахмурилась Роза. — Не тяни резину, Лайт, ты уже связала себя с Крылом.

— Хорошо. — Волшебница подняла уши и смело вытянула копыто. — Я готова.

Тихонько ойкнув от пореза, она смотрела огромными глазами, как ее кровь смешивается с кровью остальных. Она медленно подняла свой взор на Грея, глядя из-под ниспадающей гривы.

 — Меня зовут Лайт Санрайз, я – бывшая Смотрительница Стойла Сорок Четыре. — Она тихо вздохнула, переводя дыхание. — Приношу клятву верности отряду, то есть Крылу... и его лидеру Грею Стиллнессу. Я клянусь всегда помогать ему, стараться защищать от врагов и слушаться приказов. — Волшебница на мгновение замолкла, но затем завершила на одном дыхании. — Пусть залогом моих слов станут кровь, жизнь и душа. Моя служба продлится до самой смерти, или же пока он не освободит меня от клятвы.

Лайт резко опустила голову, прячась за своей гривой.

— Хорошо, крылатик, теперь ты, — прохрипел Арчер, поворачиваясь к Грею.

— О чем ты? — удивился пегас.

— Ты должен принять наши клятвы и принести свою. Кто, по-твоему, подпишется прикрывать твой круп, не рассчитывая на взаимность?

Грей раздумывал над словами грифона совсем недолго. Коротко кивнув, он протянул ногу Арчеру и даже не поморщился, когда скользкое лезвие рассекло его плоть. Выждав, пока капли его крови упадут в чашу, он начал импровизировать.

— Меня зовут Грей Стиллнесс. Я клянусь заботиться о благополучии своего Крыла и о каждом его члене. Обязуюсь не предавать вас, не бросать в беде и не посылать на самоубийственные задания, если от этого не будут зависеть жизни остальных. — Он медленно обвел всех взглядом, сиреневые глаза слегка затуманились. — Меня зовут Грей Стиллнесс, и я принимаю ваши клятвы верности. — Лидер обхватил копытами чашу и осушил ее одним глотком. По горлу потекла соленая жидкость с металлическим привкусом. Поставив сосуд на стол, пегас замер, прислушиваясь к своим ощущениям точно так же, как и каждый член Крыла. Ничего не изменилось, абсолютно.

— А чего вы ждали? — неожиданно рассмеялся грифон. — Удара молнии и голоса своей принцессы с потолка? Это Эквестрийская Пустошь, детки, здесь не бывает всей этой чепухи.

***

В то время как все развлекались как могли (а кто и работал в поте крупа), Грей и Лайт вернулись в медицинский отсек, чтобы позволить Кьюр закончить обследование и подробнее поделиться своими проблемами. Если с переломом крыла Харпера все казалось понятным и привычным для пегасов, то единорог без магии и Грей с какими-то странными проблемами оказались куда более сложными пациентами.

Сейчас пегас и единорожка сидели полностью увешанные электродами от кончика рога в случае Лайт до кончиков крыльев в случае Грея.

Они сосредоточенно прислушивались к мерному пиликанью диагностического робота, а также поглядывали на увлеченно разглядывающую мониторы Кьюр.

Наконец, ожидание подошло к концу, и пегаска подошла к своим пациентам, принявшись снимать многочисленные провода.

— У меня для вас новости, — осторожно произнесла кобылка.

— Судя по твоему выражению лица, хороших среди них не будет, — вздохнул жеребец, расправляя крылья и старательно заглушая зевок.

Лайт в свою очередь закусила губу, прижимая уши. Единорожка очень сильно переживала свою недееспособность. По крайней мере, именно так она воспринимала потерю магии.

— Да, ты прав. — Кьюр присела и тяжело вздохнула. — На медицинских курсах не преподавали ни о чем похожем на ваши повреждения. — Она бросила быстрый взгляд на Лайт, которой эти самые курсы вообще не были посвящены по причине отсутствия интереса Анклава к спасению наземных пони. — Но даже теоретически возможные способы помощи находятся далеко за границами возможностей зелий или автоматических врачебных дроидов этого Стойла. Не поможет даже медицинская камера. Ваши травмы не из тех, которые поддаются регенерации.

Пегаска достала какую-то распечатку и быстро пробежала по ней глазами.

— Тем более я совсем не понимаю информацию, которую выдал анализатор. Деформация кристаллической структуры рога, нарушение синтеза какого-то белка. Не хочу вас пугать, но самое худшее еще впереди.

— В каком смысле? — видя испуг Лайт, Грей подошел к ней ближе и бережно укрыл крылом, ободряюще улыбнувшись.

— Не могу сказать ничего точного, просто со временем вы начнете чувствовать себя хуже. Вам нужно найти врача с большим опытом. — Кьюр смутилась.

— Понимаю. — Лайт плотно прижала уши. Единорожка осторожно пощупала копытом основание своего рога. — Неужели все на самом деле так плохо?

— Ваши нарушения в чем-то схожи. Аналогичная проблема с нарушением синтеза белка. Нарушены нервные связи. — Тем временем Кьюр повернулась к Грею, проигнорировав волшебницу. — Только у вас она рассеянная. Я не берусь даже предполагать, как именно это проявится в дальнейшем.

— Высший класс, — фыркнул жеребец. — Долбаная тварь. Интересно, где-то в этом гиблом месте еще остались нормальные врачи?

Кьюр лишь пожала плечами. Как и любой пегас Анклава, она оставалась не очень высокого мнения о способностях наземных пони, считая их пожирающими друг друга дикарями. В общем-то, она не так уж и далеко ушла от истины.

— В нашем Стойле был очень хороший врач, — подала голос Лайт. — Есть ведь и другие Стойла – наверняка найдется и там. Нужно спросить у Уайт.

— Есть и более надежные источники информации, — не согласился Грей, которому не понравился разговор Стального Рейнджера и Смотрительницы.

— Но ведь ей можно доверять, она не раз это доказывала. — Лайт наклонила голову, глядя исподлобья. — Тем более неужели у тебя есть знакомый, который так же хорошо знает Эквестрийскую Пустошь? Да еще и надежнее, чем она?

Взгляд на эту ситуацию у волшебницы был как минимум скептическим.

— Как ни странно, есть. — Жеребец шутливо толкнул единорожку крылом. — Давай так, ты поговоришь с Уайт, а я со своим источником.

— Почему бы и нет. — Кобылка неловко улыбнулась, слегка дернув хвостом. — Так у нас будет настоящий выбор!

Лайт кивнула жеребцу. Вроде даже вполне искренне, если бы только в глазах не плескалось беспокойство.

— Вот и договорились, — он еще раз улыбнулся пони и повернулся к Кьюр. — Спасибо. Сейчас тебе не помешает кружка сидра и хороший долгий сон.

***

— Врач? — недовольно проклекотал Арчер, которого оторвали от полюбившегося тренажера. — Тебе нужен врач, крылатик?

— Да, — кивнул разведчик. — Кьюр и оборудование Стойла оказались недостаточно эффективны. Есть идеи?

— А насколько хороший тебе нужен врач, крылатик? — Грифон хитро прищурился.

— Лучший, — без обиняков ответил Грей.

— Тогда у меня есть для тебя вариант. Смотри. — Грифон протянул жеребцу лапу с ПипБаком и нажал на кнопку. На светящемся зеленом экране появилась карта Эквестрийской Пустоши. — Здесь.

Грей присмотрелся к метке, на которую указывал коготь грифона. Отметка находилась на приличном расстоянии от Стойла Сто Семьдесят Четыре и обозначалась как «Министерство Мира, исследовательский центр».

— Министерство Мира? — неподдельно удивился пегас. — Оно пережило войну?

— Конечно нет, — ехидно ответил грифон. — Ты будто с луны свалился.

— И что же там теперь находится? — Грей недовольно повел крыльями, не слишком обрадованный своим промахом.

— Пидарки из НИМИП. — Наемник тут же продолжил говорить, предвидя следующий вопрос. — Всему-то тебя надо учить. Научный Институт Медицинских Исследований Пустоши. Какие-то беженцы из отказавшего Стойла наткнулись на пустующее здание Министерства Мира и оккупировали его. Тогда вовсю шла война между СС и рейдерскими группировками, поэтому на них никто не обратил особого внимания. Ну, они там освоились, установили свои уцелевшие талисманы, нашли лекарства и оборудование. А потом объявили себя нейтральной фракцией и стали лечить всех. Вообще всех. — Грифон яростно махнул лапой, явно не согласный с такой точкой зрения. — Спасли какого-то влиятельного говнюка из Гадюк, и тот объявил им свое покровительство, поэтому рейдерская шваль их не трогала. Вылечить лидера сильнейшего наемного отряда грифонов и члена управляющего совета Союза и вовсе оказалось отличной идеей. В общем, все дружно решили их не трогать и мочить идиотов, которым придет в голову идея позариться на докторишек. Медики-то всем нужны.

— Подумаешь, нашли пустующую больницу. Это еще не дает квалификации, — фыркнул пегас.

— Ты прав. Но за столько десятилетий спокойного развития они получили богатейшую практику по лечению всевозможных ранений и болезней, а также скопили целую гору крышек. Они щедро платят за любое медицинское оборудование, инструменты или книги, и мародеры обеспечили их всем необходимым.

— Логично. — Жеребец посмотрел на ПипБак. — Они по-прежнему полностью нейтральны?

— Да, непонятливый ты наш. — Арчер закатил глаза. — Им плевать на твои проблемы с Мастерами или терки со Стальными Рейнджерами. Там ты всегда желанный гость, если выполняешь два простых условия.

— Каких же? — Грей поднял бровь.

— Они не любят, когда в них стреляют. И никогда не лечат бесплатно.

— Сколько? — Пегас начал прикидывать, хватит ли ему оставшихся после Плейнхува крышек.

— Много, крылатик, очень много. Чтобы расплатиться с ними, тебе понадобится несколько под завязку набитых крышками мешков.

***

В то время как Грей направился к своему неизвестно откуда взявшемуся надежному знатоку Эквестрийской Пустоши, Лайт пошла к Уайт. С той ночи волшебница, конечно, несколько стеснялась этой белоснежной единорожки, но недавние события позволили чувствовать себя с ней несколько... спокойнее. Увереннее. Раскованнее. По крайней мере, Лайт была благодарна Стальному Рейнджеру. Может, произошедшее даже не так и странно для Эквестрийской Пустоши, в конце концов в собственном Стойле у Лайт совсем не было возможности следить за порядками на поверхности, ведь приходилось заниматься поддержанием старого уклада в собственном мирке.

Встреча с Уайт, как ни странно, вышла вполне обыденной. Стальной Рейнджер сидела в своей комнате и занималась проверкой систем силовой брони, заодно проводя какой-то мелкий ремонт. Так, по крайней мере, показалось не слишком сведущей в этом деле волшебнице.

Альбиноска подняла голову. На секунду в ее взгляде проскользнуло удивление, но затем она игриво улыбнулась и похлопала копытом на кровать рядом с собой.

— Я не ждала гостей, Лайт, но рада тебя видеть. Как дела? Есть новости от новой мед-пони? Кьюр, кажется.

Лайт поджала переднюю левую ножку к правой, неловко потирая одну о другую.

— Я как раз от нее. В общем... — Она тяжело вздохнула. — Все намного серьезнее, чем казалось. Это не выгорание. Какое-то органическое поражение, которое прогрессирует. У Грея немного по-другому протекает, но суть та же.

— Получается, все серьезнее, чем я думала. — Уайт нахмурилась.

— Я не могу без магии. Даже не хочу думать об этом. Нам нужен доктор, лучший из тех, кого может предложить Эквестрийская Пустошь. — Лайт сокрушенно кивнула, повесив голову. — Если, конечно, они не жестокие психопаты, потрошащие пони ради эксперимента. Тогда я скорее умру, чем приму его помощь.

Единорожка-альбинос посмотрела на слабо улыбающуюся Лайт таким взглядом, от которого даже эту тень улыбки как ветром сдуло.

— Они и вправду мастера своего дела. Как лечения, так и потрошения понячьих тушек. Иначе как бы они достигли таких высот мастерства без практики? Но если нам нужны хорошие доктора, которые не постараются отпилить твой симпатичный рог, дабы не слишком париться, то следует вспомнить о НИМИП. — Видя недоумение в глазах собеседницы, Уайт продолжила. — Сборище ученых-медиков и в какой-то мере самоучек. Они лечат всех подряд и тем самым очень неплохо зарабатывают. Без крышек ты им неинтересна, но если у тебя есть деньги или же ты счастливая владелица какого-то недостающего у них медицинского оборудования, книг или руководств, то примут с радостью и залечат едва ли не «до смерти». В нашем секторе не найти никого лучше и опытнее. Да и в единорогах они поднаторели за все эти годы мелких стычек. Они смогут тебе помочь.

К концу рассказа в глазах единорожки горела надежда, а сама пони оказалась явно воодушевлена. Стоило только рыцарю замолкнуть, как Лайт тут же прижалась к ней, заключила в объятия и поцеловала в губы.

— Спасибо, Уайт! Я уж было отчаялась, услышав то заключение!

— Ну, я же хочу кувыркаться со здоровой кобылкой, Лайти. — Посмеиваясь, белоснежная кобыла выбралась из объятий. — Как же я буду заставлять тебя подпевать мне, если, не приведи Принцессы, твой рог отвалится?!

— Ну… — Лайт явно покраснела.

— Вот-вот, ну-ну. — Рейнджер устроилась рядом с волшебницей, хитро подмигнув ей и притянув к себе копытцем. — Судя по тому, как ты покраснела, мне следует прояснить тебе несколько деталей.

— Каких? — Еще более смутившись, Лайт робко прижалась к боку единорожки.

— Ты мне очень нравишься, правда. Такая милая маленькая поняша. — Рыцарь потерлась носом и вдохнула запах чистой шерстки. — Но я не сторонница серьезных отношений. Если встретишь достойного жеребца, то я за тебя только порадуюсь. А пока этого не произойдет, мы будем доставлять друг другу море удовольствия. — С этими словами рыцарь неожиданно куснула ушко волшебницы.

Та густо покраснела, слегка изгибая шею.

— О... Я... не ожидала... так...

Уайт игриво ухмыльнулась, не выпуская ушко взволнованно ерзающей на месте кобылки.

— Да-да, вижу – ты несколько старомодна. Но это так мило.

Рыцарь слегка привстала, обнимая волшебницу и с любопытством исследуя носом желтую гриву.

— Уайт...

— Интересно, пусть чудеса ты творишь похуже, но смогу ли я творить свои с твоим рогом так же, как и раньше?

— Уайт! — Взволнованная пони шумно вздохнула.

— Хе-хе, а ведь выходит!

Единорожки задержались вместе для более близкого общения на куда большее время, чем планировали изначально.

***

Через несколько часов в дверь кабинета начальника охраны раздался робкий стук, после чего, стоило только ей отъехать, в проеме показалась донельзя смущенная мордашка Лайт с сильно растрепанной гривой.

— Грей?

Пегас сидел за своим столом, хмуро проглядывая какой-то список на экране терминала. Посмотрев на волшебницу, он приветливо улыбнулся и указал ногой на одно из кресел.

— Привет, Лайт! Смотрю, ты не теряла времени даром!

Заходя внутрь, единорожка не изменила своего выражения мордочки и, покачивая приподнятым хвостом, прошла поближе.

— Да! Оказывается, разговор с Уайт не всегда идет в ожидаемом направлении. Но она сказала, куда нам нужно идти!

— Чудесно. — Пегас как-то странно закашлялся, зажав рот копытом. — Мне тоже удалось найти информацию.

Глядя на реакцию жеребца, Лайт невольно слегка покраснела, не в силах сдержаться.

— Все в порядке? — Кобылка поспешно тряхнула гривой. — В общем, она говорила о некоем НИМИП. По словам Уайт, это место, где много опытных врачей, которых интересуют только крышки.

— Да так, ничего. — Разведчик наконец успокоился. — Научный Институт Медицинских Исследований Пустоши? Удивительно, но Арчер посоветовал мне то же самое. И сказал не соваться туда без нескольких мешков крышек. Вот сижу теперь, изучаю наши возможности.

Лайт слегка покраснела, украдкой проведя копытцем по рогу и смущенно посмотрев на разведчика.

— То есть твой надежный информатор – непонятно откуда вытащенный тобой грифон? Впрочем, логично, учитывая их исключительный интерес к деньгам. Здоровье всегда дорого, как бы просто ни было его испортить. — Она вздохнула, на мгновение замолкнув, но, наконец, спросила. — И... они у нас есть?

— Он прожил на Эквестрийской Пустоши больше десятка лет и досконально изучил Западный Сектор. — Грей пожал плечами. — К тому же он теперь связан клятвой верности и просто обязан дать хороший совет.

Разведчик на какое-то время вернулся к мерцающему экрану, после чего устало потер глаза копытами.

— Не привык я к этим экранам, на облаках у нас совсем другие терминалы. — Он задумался. — Да, у нас есть возможность. Стойло располагает хорошим запасом медицинских зелий, и у нас остался резерв дроидов, которых мы можем продать. НИМИП с радостью обменяют лечение двух пони на боевого робота AJ-21. Хоть мне и не нравится мысль о растрате нашего боевого потенциала.

— Эта клятва… — Лайт слегка отстранено посмотрела в сторону.

Чуть тряхнув головой, она вернула внимание к Грею, тонко улыбнувшись и передумав делиться своими сомнениями.

— Ты удивишься, как быстро к ним можно привыкнуть! Глаза совсем перестанут уставать, уж я-то знаю!

— Хорошо, если так, — согласился разведчик, словно не заметив заминки.

— Продавать зелья кажется не слишком разумным. Пока мы не научились их делать самостоятельно, нужда в магической медицине никуда не денется. Даже в Стойле время от времени происходят несчастные случаи, где вовремя принятое зелье может спасти жизнь. Среди моих подд... кхм... среди моих бывших подчиненных была всего пара единорогов, которые знали нужные заклинания и обладали достаточными способностями для этого. Боюсь, у нас нет особого выхода – придется продавать робота. — Единорожка тихонько сглотнула, но все же сказала откровенно. — Мне страшно. Пока с нами происходят мелочи, но мне страшно даже представить обитающих на Эквестрийской Пустоши монстров...

— Значит, мне предстоит тяжелый разговор с Лилией, — вздохнул пегас, разминая крылья. — А ты иди собирайся. Не стоит откладывать дело в долгий ящик, выдвинемся завтра. Доброй ночи.

— Доброй ночи, Грей. — Волшебница смущенно улыбнулась и вышла из кабинета. До нее дошло лишь в коридоре, когда взгляд наткнулся на красный глазок камеры. Грей стал начальником службы безопасности. И в его кабинете стояли терминалы, на которые транслировались изображения со всего Стойла, включая апартаменты Уайт. Вот теперь она по-настоящему залилась краской.

***

Фемида оказалась по уши в делах. Именно на ее плечи Лилия взвалила груз поддержания спокойствия и порядка в Стойле. Одно дело – незримое наблюдение машин и Смотрительницы, и совсем другое – личное присутствие пони, которая в случае нужды может уладить некоторые вопросы прямо на месте. Такая роль, пусть она и оказалась довольно непростой, полностью устраивала пегаску, которая с бесстрастным выражением морды отдавала распоряжения другим пони. Хотя с вопросами, которые казались ей и вправду серьезными, она предпочитала отправлять к Смотрительнице. Себе она оставляла лишь посильные проблемы. Именно за одним из таких случаев ее и обнаружил Грей.

Найти кобылку оказалось плевым делом для того, в чьих копытах оказались все камеры Стойла, а ПипБак пестрел зелеными точками с индикаторами. Фемида пребывала на нижнем уровне атриума, где втолковывала какую-то вещь земной кобылке и единорожке. Рогатая пони пыталась возражать крылатой, но та оставалось непреклонной, раз за разом отметая все новые аргументы спорщицы. Встав немного поодаль, Грей тихонько кашлянул.

 — Но это идет против всех прежних устоев!

Фемида краем глаза глянув на Грея, тряхнула гривой и звучно топнула копытом по полу.

— Прежние устои вы выгнали на Пустошь, впустив к себе радостно гогочущие перемены с ошейниками. Ваш тест назначил вас на эту роль. И да, вы будете слушаться свою бывшую подчиненную. Наверняка узнаете много нового. Свободна!

Пегаска развернулась спиной к остолбеневшей пони и направилась к Грею, спрашивая официальным тоном.

— Чем-то могу быть полезна, лейтенант?

Грей удивился такому напору и непреклонности, но также и порадовался, в который раз убедившись правильности своего выбора. Его даже не смутил официальный тон пегаски, ведь он мог играть по тем же правилам.

— Я покидаю Стойло на некоторое время. Со мной идут Лайт и Роза; пока нас не будет, ты остаешься за старшую. Следи за порядком, организуй патрули вокруг территории убежища, проверь, чтобы все были хорошо снаряжены. В город лучше не суйтесь – там есть риск налететь на патруль или наткнуться на рейдеров. Лишнее внимание нам ни к чему.

Какой бы сдержанной пони Фемида ни была, она не смогла скрыть явного изумления, промелькнувшего на ее мордочке, а заодно и нарастающего волнения. Из-за своего первоначального конфликта с командиром кобылка уже примерила на себя роль вечной рядовой, и тут такое! Наконец, через минуту она нашла нужные слова и гордо вскинула голову.

— Приняла! Я приложу все усилия к решению данной задачи и не подведу Крыло!

— Не сомневаюсь, — улыбнулся жеребец, отдавая честь. Совсем как в прошлой жизни, когда он еще был офицером Анклава.

***

Роза с удовольствием нежилась в постели, готовая отбыть ко сну после столь напряженных дней. Она еще не залезла под одеяло, но уже с удовольствием перебирала копытами в воздухе, расправив свои крылья и раскинув их поверх заправленного покрывала. Услышав шум открывающейся двери, пегаска улыбнулась, но головы не повернула.

— Привет, дорогой! А я тебя тут жду-у-у… — Пегаска широко зевнула.

— Привет, любимая. — Жеребец ткнулся носом в шею кобылки и нежно поцеловал ее. — Как прошел твой день?

Весело улыбнувшись, пони вытянула передние ноги к потолку, словно старалась достать ими до вмонтированной в него лампы.

— Да ничего особо значимого. Рутина. Всем пони в Стойле нужно выдать дело. Тесты, потом выдача пособий, уговоры, объяснения и угрозы для самых упертых. — Не меняя позы, она слегка пожала плечами. — Но куда они денутся. Согласились.

Перекатившись на бок, она в ответ уткнулась в шею своего жеребца.

— Мне интересно, когда они начнут не просто жалеть о своей ошибке, а раскаются в ней. Пока я вижу лишь недовольство переменами. Это несколько угнетает. Почти никто не жалеет об изгнании Лайт.

Пегаска окончательно перевернулась на живот и положила голову на сложенные передние копыта.

При виде столь умильной мордочки пегас не удержался и быстро чмокнул ее в нос. Плохое настроение моментально улетучилось, уступив место небольшому солнышку, которое сияло в самом сердце.

— А у меня новости, и, боюсь, не самые хорошие. — Грей пристроился рядом с пони, обнимая ее. — Кьюр закончила диагностику. Сражение в том поганом городе не прошло даром – в моем теле засела какая-то хреновина, которую невозможно вылечить, просто выпив зелье. И у Лайт то же самое, но с рогом.

Кобылка на мгновение замерла, но затем быстро соскочила с кровати и принялась внимательно осматривать своего жеребца.

— Т-то есть как? Что ты имеешь в виду? И что делать?! — Роза явно перепугалась.

— Тише-тише, не бойся. — Грей попытался ободряюще улыбнуться. — Оказывается, на Эквестрийской Пустоши осталось приличная больница. Правда, если верить Арчеру, цены там запредельные, но боевого робота за наше лечение должно хватить. В крайнем случае возьмем двух, если Лилия разрешит.

— То есть они нам обязательно помогут. — Роза выдавила облегченную улыбку. Тон пони говорил о судьбе персонала НИМИП, если те решат их обмануть. — От Лилии не убудет, если мы вывезем из Стойла пару железяк. Когда отправляемся?

Грей встал на ноги, подошел к Розе и крепко обнял ее, выражая свои чувства. В голосе его послышались шаловливые нотки.

— Завтра днем. Как раз успеем уладить все дела с Лилией и добраться до моего старого убежища к темноте, где мы сможем отдохнуть. — Переднее копыто жеребца опустилось на круп кобылки. — И возможно, пошалить.

На щеках пегаски появился легкий румянец.

— Видно, не такой уж ты и больной, милый мой жеребчик! — воркуя, Роза зарылась носом в его гриву. — Только, как понимаю, мы не вдвоем туда поплетемся?

— Еще рано списывать меня со счетов. — Пегас шутливо расправил крылья. — Да, не одни. Но я не хочу идти большим заметным отрядом. Нам вполне хватить взять с собой Лайт и несколько боевых роботов для прикрытия.

— Оу! Это будет даже интереснее, чем кажется! Особенно если она чувствует себя такой же бодрой, как и ты. — Соломенного цвета кобылка игриво подмигнула своему жеребцу. — Я не против такой прогулки!

— Как на счет репетиции завтрашней ночи? — Пегас аккуратно сжал губами ушко кобылки, слегка облизав.

— Если это будет репетиция, то тебе придется поработать сразу за двоих, мой дорогой! — Роза игриво улыбнулась, слегка вытягивая шею и шумно выпустив воздух через нос.

— Так точно! — пегас шутливо отдал честь и потянул пони в постель.

***

«Йо-хо-хо и бутылка рома, дети мои! И вновь с вами несравненный DJ Pon3! Мой голос разносит правду по всей Эквестрийской Пустоши! Ну нет, я так не играю! Меня не было всего сутки, а вы устроили очередную войну! Мой почтовый ящик просто разрывается от всевозможных посланий многочисленных очевидцев, и Дискорд разберет, кому тут можно верить! Но я все же смог отделить зерна от плевел, в чем мне немало помог ящик недавно присланного благодарным слушателем рома «Джоли Роджер», а также несколько расслабляющих сеансов в спа подряд. Итак, дети мои, настало время новостей!

Плейнхув, как всем известно, являлся местом всеобщего перемирия и довольно крупным торговым городом. Раньше ни у кого не хватало духа спорить с порядком Мастеров на их собственных землях. Ага! Вы ведь уловили мою интонацию? Догадались, в чем дело? Именно! Вчера перемирие все же нарушили! И как! Этот затхлый городок теперь нельзя назвать иначе, чем руинами! Все в огне, десятки убитых надзирателей и наемников, сотни бежавших рабов! Такого побоища в Западном Секторе не видели уже лет десять со времен последнего вооруженного конфликта между Левандерским Торговым Союзом и Торговым Домом Тандерлейн! Вот это было время. Тогда каждому способному удержать винтовку в зубах пони платили сотню крышек в день! Но, кхм, вернемся из светлого прошлого моей далекой юности в безумное настоящее.

Все произошло внезапно. Никто из охраны ничего не подозревал. Они, как обычно, несли стражу на стенах или трахали рабынь пострашнее, как вдруг грянул взрыв чудовищной силы! У меня есть по крайней мере три свидетеля, которые клянутся, будто юго-западные ворота пролетели не меньше мили! Брешут, конечно, но как складно! Сразу после взрыва на улицы города хлынула толпа неуравновешенных пони, которые тут же принялись истреблять все живое на своем пути! Правда, организованы они оказались не слишком и скорее давили числом и энтузиазмом. Узкие улочки Плейнхува превратились в настоящий филиал Тартара, но Мастерам было вполне по силам отразить эту атаку, если бы не... Сюрприз, дети мои! Если бы Стальные Рейнджеры не заняли восточные ворота, предварительно раздолбав их на куски из реактивных гранатометов! Вы даже не представляете, на что способны десятки тяжеловооруженных машин смерти, если их не прижимают огнем с воздуха, ведь грифоны-то уже вовсю рубились с первой волной атаки! В общем, очень скоро в восточной части города не осталось ни одного стражника, а наши рыцари силовой брони и реактивного гранатомета увели больше сотни рабов, подавляющее большинство которых оказались бывшими жителями того Стойла идиотов!

А дальше, дети мои, заканчиваются более-менее достоверные факты и начинается фантастическое повествование. Куда уж фантастичнее, скажете вы? Ведь не может быть того, чтобы печально известные фанатики из Даймонд Шафта и Стальные Рейнджеры договорились между собой и атаковали несчастных работорговцев с двух сторон? Они ведь крошат друг друга вот уже не один десяток лет в попытке поделить территорию несчастного города, а тут вдруг заключают союз! И вы будете абсолютно правы, ведь ни хрена они между собой не договаривались!

Доподлинно известно, что на стороне фанатиков сражалось некое сверхсущество, испепеляющее врагов одним взглядом. Описания его разнятся, но большинство почему-то твердо уверены, будто это темный аликорн. Почему темный? Да потому что был светлый! Ему, видите ли, противостояла сама Принцесса Селестия! Правда, продержалась она недолго и вскоре позорно отступила, а на ее место встали крылатые пони в черной броне. Эпично, правда? А ведь это еще не все. Если верить донесению каким-то хреном уцелевшего в той мясорубке наемника, эта тварь довольно долго разрушала все вокруг себя и никак не могла попасть по пегасам.

А когда она, наконец, зацепила одного, появилась, барабанная дробь, дети мои – зебра! Да, вы не ослышались, именно зебра! При чем не простая, а с приветом. Сейчас я даже процитирую это сообщение. Кхм-кхм. «Холод пробирал до самых костей. Само мое существо содрогнулось перед ее мощью – на ее фоне я был всего лишь крохотной букашкой». Да, парень, в тебе явно пропадает талант писателя. Ты бы стал популярен, если бы кто-то вообще читал книги в нашем мире цвета детской неожиданности! Так о чем это я? Ах да, мифы, сказки, выдумки. Хотя особо сказать уже и нечего.

Стальные Рейнджеры подобрали раненых, увели рабов из Плейнхува, и никто их не преследовал, ибо защитники оказались слишком заняты теми идиотами, которые остались в городе. Всеобщая резня там длилась до самого утра, а отдельных индивидуумов вылавливали еще сутки. Один из них умудрился залезть в ванну главного надзирателя и просидеть там без еды и воды, пока этот хлыщ не решил освежиться в компании с симпатичной рабыней. Ну ничего, Мастера быстро подыщут ему замену, им не привыкать.

К сожалению, у меня нет информации, какого Дискорда Стальным Рейнджерам понадобилось освобождать всех этих рабов, поэтому буду благодарен, если кто-то набросает мне сообщение. Только Принцессами вас заклинаю, не нужно этого высокомерного слога о ничтожестве наших душ. Пишите по существу, дети мои! Также мне очень хочется услышать комментарий самих Мастеров по поводу охренительного пиздеца, случившегося на их территории. Похоже, вскоре в иерархии крылатых работорговцев могут произойти значительные перемены! Решатся ли главари крупных формирований рейдеров бросить вызов самим Мастерам? Оставайтесь на нашей волне, где я всегда говорю вам правду, какой бы горькой она ни была!»