Автор рисунка: aJVL
Акулы нового режима Посиделки с друзьями

Не время для экскурсий

Двери кантерлотского тронного зала открылись и из него вышли люди. Они даже не обратили внимания на Твайлайт и начали разговаривать друг с другом на своём языке. Проводив их взглядом, волшебница зашла в зал.

Принцесса Селестия стояла у окна, взгляд её был отнюдь не веселым. Она повернулась к своей ученицы.

— Здравствуй, Твайлайт, — поприветствовала она её.

— Принцесса Селестия! Есть хорошие новости? — нетерпеливо спрашивала волшебница. Аликорн отрицательно покачала головой.

— К сожалению нет, — вздохнула она, — Мне не удалось договориться об освобождении Рэйнбоу, её приговорили к заключению в тюрьме и исправительным работам.  Срок пока неизвестен, ситуацию осложняет подозрения в её причастности к диверсантам, а за это наказание может быть ещё строже...

— Но, Рэйнбоу не диверсантка! Даже если считать, что она повредила колеса, неужели это повод посадить её в тюрьму? — голос Твайлайт дрогнул, — как преступника...

— Видишь ли, люди тем самым показывают жесткость своих порядков, они сделали это как предупреждение другим пони, — печально говорила Селестия, — ох, Твайлайт, ты не представляешь как я хочу избавить свой народ от этих страданий!

— Так давайте бороться! — выпалила пони, — Я с вами, все мои друзья, Принцесса Луна, Шайнинг, Принцесса Кейденс и весь народ Эквестрии!

— Как я и сказала, — резко успокоилась Селестия, — всему своё время. Нам необходимо раскрыть заговор, узнать кто стоит за терактами и тогда мы сможем доказать непричастность Рэйнбоу к этому.

— Вы правы, Принцесса, — кивнула Твайлайт и смахнула слезу, — надо брать себя в копыта! Мы все преодолеем, вот увидите!

— Ты молодец, моя любимая ученица! — Селестия похвалила и обняла волшебницу, — итак, что тебе удалось узнать?

— Гольден не появлялся на ферме, я несколько раз следила за ней. Никого, абсолютно, — Твайлайт достала свой блокнот, — Но я ещё не следила за ней ночью, может тогда туда кто-то приходит?

— Хорошая мысль, что ещё? — внимательно слушала Селестия.

— А мы не можем отправить туда шпионов? — предложила Твайлайт, — чтобы они следили за ней незаметно, круглые сутки. Мне кажется, что я плохо справляюсь...

— Ты же знаешь, что шпионской службы в Эквестрии нет уже тысячу лет, — возразила Принцесса, — но ведь у тебя есть подруга, которая может быть в этом очень хороша...

— Пинки, точно! Спасибо за совет! — обрадовалась Твай, — Ещё я узнала, что Гольден в последнее время редко появляется на публике и никто точно не знает, чем он занят.

— Это типично для него, он пони, зависящий от настроения, — прокомментировала Селестия.

— Вы правы, это мало что даёт, — смутилась Твайлайт. Она чувствовала стыд от того, что, как ей казалось, она плохо справлялась с заданием, — а ещё оружие, которым были вооружены повстанцы — американское!

— Это интересно, — задумалась королевская особа, — очень интересно. Неужто люди борются меж собой?

— Такое возможно, или же...

Наставница и ученица крепко задумались.  Секунд десять помолчав, они обе сказали в один голос:

— Кто-то пытается стравить их друг с другом.

— Полномасштабная война меж людьми на территории Эквестрии выйдет и нам боком, — покачала головой Селестия, — нужно скорее разрешить этот вопрос, пока не стало слишком поздно.

— Что узнали вы? — с нетерпением спросила Твайлайт.

— Растлер Брайт действительно не имел ни богатых родственников, ни серьёзного стартового капитала. Он пытался вести сотрудничество с братьями Флимом и Флэмом, но их дело оказалось убыточным, — рассказывала белоснежная аликорн, медленно расхаживая по тронному залу туда-сюда, — после пришествия людей, Растлер довольно быстро начал свою деятельность. Инвесторов среди пони ему привлечь практически не удалось, но среди людей, судя по всему, нашлись заинтересованные лица...

— Его спонсировали люди? — удивилась пони, — Никому из пони не удалось установить партнёрских отношений с людьми, они всегда диктуют свои правила!

— Это самое удивительное, — кивнула Принцесса, — но Растлеру они выделяют огромные средства — офисное здание в центре Мейнхеттена, обустройство школ, склады, два крупных промышленных здания были выкуплены и переобустроены под нужды компании. Теперь там их фабрика и магазин.

— Это ведь действительно огромные деньги! Неужто люди действительно планируют иметь с этого серьезную выгоду? — с сомнением спрашивала Твайлайт.

— Не ты одна задаешься этим вопросом, но скоро мы всё сможем увидеть своими глазами, — слегка таинственно сказала Селестия и улыбнулась.

Твайлайт непонимающе уставилась на свою наставницу, а она показала мордочкой на двери. В следующий момент, они распахнулись и в зал зашёл сам Растлер Брайт, в сопровождении двух гвардейцев.

— Ваше Величество, — галантно поклонился предприниматель, — вы желали говорить со мной.

— Именно так, мы с моей ученицей интересуемся вашим делом, — сказала Селестия, изобразив полную благосклонность к предпринимателю.

— Превосходно, тогда я предлагаю не терять времени и пройти к моему лимузину, вас ждёт транспорт, достойный Принцессы! — с нотками гордости предложил Растлер — Следующая остановка — главный производственный корпус компании в Мейнхеттене!

— Благодарю, но Принцесса должна передвигаться со своей охраной, — помотала головой аликорн.

— Мои охранники позаботятся о нашей безопасности, но для вашего спокойствия, мы можем пригласить вашу стражу составить нам компанию, — улыбнулся пони.

Так и было решено сделать. Принцесса, предприниматель и Твайлайт шли по коридорам дворца. Селестия и Растлер вели диалог, а волшебница погрузилась в свои размышления.

Растлер был вежлив, но в нем не читалось ни капли страха или же смущения перед королевской особой. Он разговаривал с ней практически на равных, как с партнером. Ни один пони в Эквестрии не мог себе такого позволить. Твайлайт гадала, о том, являлось ли причиной тому реальная власть Растлера или же это все — лишь пыль в глаза? Троица вышла из замка, перед воротами стояли машины, а около них — люди в костюмах. Рядом красовался отряд личной гвардии Принцессы Селестии — статные как на подбор жеребцы в сверкающих доспехах, начищенных доблеска.

Одна из машин была непривычно длинной. Двери посередине открылись наверх. К счастью, крыша машины была достаточно высокой, чтобы Селестия смогла зайти в салон и с достаточным комфортом расположиться внутри. Внутренний интерьер салона «лимузина» был настолько роскошным, что Твайлайт даже боялась представить, сколько стоит такая «повозка».

Растлер попросил оставить их втроём наедине, а потому человеческие телохранители расселись по остальным машинам, а отряд гвардии полетел над лимузином. Машины же образовали колонну, перед которой расступались все — и люди и пони.

— Желаете чего-нибудь выпить? У меня есть французское вино, коньяк, шотландский виски... — Растлер открыл что-то наподобие ящика, в котором красовались с десяток красивых бутылей элитного алкоголя.

— Я предпочитаю не увлекаться алкоголем, особенно когда меня ждут дела, — нахмурилась Селестия.

— Тогда и я, пожалуй, поддержу вас в этом, Принцесса, — жеребец закрыл ящик, — наслаждаетесь поездкой?

— Мне привычней консервативный транспорт, — сказала аликорн и Твайлайт кивнула, соглашаясь со своей наставницей.

— Разумеется, привычки — это сильная вещь. Но иногда от них стоит отказаться в угоду новому, лучшему, — поучающе говорил «гуру бизнеса».

Твайлайт и Селестия переглянулись, и пони едва заметно хихикнула.

За легким, полуформальным диалогом прошли где-то два часа езды до индустриальной столицы Эквестрии. Гвардейцы задерживали колонну, так как не смотря ни на что, уставали от беспрерывного полёта. В итоге, часть из них расселась по машинам к людям, и ещё один — на передне сидение лимузина, вместе с водителем. После этого колонна поехала быстрее.

Сельские пейзажи сменялись городскими. Твайлайт не была в Мейнхеттене с тех пор, как люди появились в Эквестрии. Теперь в городе было много машин, по улицам суетились люди в перемешку с пони. Все они оглядывались на колонну, кто-то пытался фотографировать, но окна машины снаружи были темными, так что невозможно было рассмотреть, кто сидит внутри. Колонна практически не останавливалась, так как её пропускали вперёд на каждом перекрёстке, каждой улице.

Все это демонстрировало власть, которой обладает Растлер. Твайлайт стало от этого как-то не по себе.

Вскоре, машины подъехали к бывшему зданию какой-то фабрики, где теперь находился производственный и экспериментальный корпус «Атласа». Предприниматель говорил, что это отреставрированное и переделанное здание сделано лишь на первое время. Сейчас уже утверждён проект абсолютно нового корпуса, не имеющего аналогов в Эквестрии, ни по технологичности, ни по масштабам.

Растлер галантно помог Принцессе и ученице выйти из лимузина и пригласил пройти с ним через главный вход здания. За дверью располагалось просторное помещение, с великолепным фонтаном, посреди которого располагалась скульптура в виде планеты, на которой находилась Эквестрия. Дизайн был минималистичным, но очень приятным. В корпусе чувствовалась рабочая атмосфера — интеллигентного вида люди и пони ходили туда-сюда с различными бумажками, обсуждали дела и пили кофе. Казалось, что никто из них не слоняется без дела, что может говорить о хорошей рабочей организации.

Селестия, Твайлайт и Растлер шли по просторным коридорам, пока предприниматель рассказывал про устройство компании, про отделы, цеха...

— Этот отдел занимается разработкой дизайнов и планировок жилья для пони, с использованием человеческой электроники и бытовой техники, — сказал Растлер, когда пони зашли в очередную дверь.

Все сотрудники на секунду отвлеклись от работы, поклонились Принцессе и поприветствовали всех, после чего, как ни в чем ни бывало продолжили работу. В отделе было несколько инсталляций с дизайном комнат — спальни, кухни, зал.

— Шведская мебель, немецкая плита, холодильник, корейская микроволновка, итальянская кофеварка... — Растлер говорил так, словно Селестия и Твайлайт должны были что-то в этом понимать, — все экземпляры техники были подобраны так, чтобы быть максимально удобными для пони. Некоторые из них слегка адаптированы, а мебель собрана так, чтобы она подходила по росту пони.

— И сколько стоит такое удовольствие? — спросила Твайлайт, приготовившись услышать космическую сумму.

— Конкретно эта кухня со всей техникой обойдётся около миллиона рублей, — спокойно сообщил Растлер, глядя на ошарашенных гостей, а потом добавил, — комфорт стоит денег, а дешевле продавать у нас пока никак не получается. Это далеко не самая дорогая кухня...

— Где пони должны брать такие деньги? Такое позволить себе могут лишь богатые! — возмутилась Твайлайт.

— Терпения, моя уважаемая гостья, с развитием технологий, повысится эффективность Эквестрийской экономики, а значит и вырастут доходы простых граждан, — парировал Растлер.

— Вы принимаете оплату рублями, я правильно понимаю? — задала вопрос Селестия.

— Рубли, доллары, — кивнул бизнеспони, — в битах дороже, ведь нам необходимо их менять на те же рубли и доллары, а значит платить комиссию. Люди неохотно принимают нашу валюту.

Экскурсия по отделам продолжилась: консультационный отдел, сервисный отдел, дизайнерский отдел, финансовый, логистический, отдел разработки образовательных программ...

Им не было числа. С каждой минутой Твайлайт по-новому осознавала масштабы компании. «Они пробираются во все сферы жизни и экономики и молниеносно занимают там лидирующие позиции!» — пришла к выводу волшебница. Уже несколько крупных магазинов — в Мейнхеттене и Филлидельфии. Ещё множество маленьких по всей Эквестрии. Строится ещё несколько. Две школы. В планах строительство больницы, прокладка коммуникаций.

— Они становятся монополистами, — шепнула Твайлайт Принцессе, пока Растлер отлучился на минутку, чтобы «решить вопрос», — учишься у них, покупаешь вещи у них, работаешь у них, обслуживание и сервисы — у них! Даже медицина скоро будет в их копытах!

— Именно так, Растлер получит невероятно много власти, что не может не беспокоить меня, — подтвердила Селестия.

— Ох, я чуть не забыл! Самое интересное нас ждёт впереди! Пройдемте, — Растлер проследовал к лифту.

Когда все спустились на нижний этаж, перед ними открылся огромный цех, одна из сторон которого была открыта и выходила на улицу. Весь цех был покрыт дорогами, по которым ездили автомобили.

— Автомобильный цех! — гордо провозгласил Растлер.

— Вы, эм, делаете автомобили? — не поняла Твайлайт, хотя уже была готова ко всему.

— Конечно нет, для такого производства пока не хватает ресурсов, — жеребец сделал паузу и продолжил, — мы адаптируем человеческий транспорт для пони! Пони за рулём автомобиля, представляете?

— Это интересно, но такие дела должны быть законодательно урегулированы со мной, так что... — возразила Селестия.

— Именно об этом я и хотел с вами поговорить! Предлагаю пройти в зал, а ваша ученица пока может попрактиковаться с инструктором, — улыбнулся Растлер, и, прежде чем Твайлайт успела что-либо возразить, они с Принцессой удалились.

Волшебница растерянно оглядывалась по сторонам, пока к ней не подошёл щуплый жеребец в очках.

— Мисс Спаркл, здравствуйте, вы готовы начать занятие? — без особого энтузиазма сказал он.

В целом, пони выглядел сонным и усталым. Для Твайлайт это даже было скорее хорошо, чем плохо: ей сейчас совершенно не хотелось, чтобы ей докучали разговорами. Голова её была занята размышлениями о Растлере. Его экскурсия произвела на неё большое впечатление.

— Да, пожалуй, эм, — пони осознала, что жеребец стоит и ждёт её ответа, пока она витает в облаках, — почему нет? Это же интересно, да?

— Ага, — сухо ответил засыпающий на ходу жеребец, — нам туда.

Пони сели в сверкающую синюю машину. Впервые, Твайлайт оказалась на водительском сидении и сразу стала с интересом все рассматривать. Машина, очевидно, была скромнее чем у Димы. Гораздо скромнее — тканевые сидения, простой дизайн и более дешёвые на вид материалы.

— Это Риа Кио, — лениво начал инструктор, — тьфу! Киа Рио! Отрегулируйте зеркала бокового и заднего вида, так чтобы вам было удобно. Да вон, там джойстик, ну кнопочки!

— Не очень то удобно для пони без магии, — заметила Твайлайт.

— Да вообще фуфло! Тут все фуфло, начиная от рядной четверки без турбы, заканчивая унылым автоматом, отсутствием даже круиз контроля и тому подобного, — ворчал жеребец.

Твайлайт с удивлением уставилась на него. Она совершенно не понимала, о чем он говорит.

— Не бери в голову. Я просто раньше был инструктором по спортивному вождению, готовил группу для рекламной кампании на крутых тачках, — жеребец заметно оживился, когда начал рассказывать про это, — только тсс, секрет фирмы!

— Я вижу, планы у вас серьезные... — заметила Твайлайт.

— Ага! Вот мы на них наваливали! Весь Мейнхеттен разбудили, — закатил глаза пони, а потом резко погрустнел, — ну а потом меня понизили до обычного инструктора, после того как я разложил одну из машин об столб...

— Как так получилось? — ужаснулась Твайлайт, — ты не пострадал?

— Нет, сработали подушки безопасности, но ремонт автомобиля обойдётся в такую сумму, что я бы годами копил на него, — вздохнул жеребец, — а для большинства пони эта сумма вообще непосильна. Ну, к счастью, Растлер — великий пони! Он простил, представляешь?

— Это характеризует его как великодушного пони, наверное, — сделала вывод Твайлайт.

— Именно так! Но, между прочим, если он сейчас придёт и увидит что мы и с места не тронулись, то... — на момент задумался инструктор, — ...то я в лучшем случае буду здесь уборщиком!

Твайлайт хихикнула, и вопросительно посмотрела на инструктора.

— Как поехать? И, что немаловажно, как поехать, эм, медленно? — Твайлайт посетило некоторое волнение, особенно после истории жеребца про столб.

— Снимай машину с копытного тормоза, а теперь смотри сюда, — жеребец показал на селектор передач, — английские буквы знаешь?

— Знаю, — кивнула Твайлайт.

— Мы сейчас в режиме P — парковка, а тебе нужен режим D — езда. Но сначала заведи машину, зажми тормоз, а потом переключи рычажок на D, — протараторил инструктор, — быстрее, мне не терпится увидеть выражение твоего лица!

Твайлайт не поняла, что он имел ввиду, но постаралась собраться — «Так, завести, для начала. Вроде завела, теперь нажать тормоз. Это же левая педаль? Да, левая, теперь рычажок на D. Сделала. И что?».

— А теперь момент Икс! Отпусти тормоз! — хихикал жеребец.

Твайлайт отпустила педаль и взвизгнула — машина поехала! А жеребец заливался хохотом.

— Ты едешь как моя бабушка, а визгу то! Прибавь газу! — не мог остановиться он.

— Как остановиться? Мы сейчас врежемся! — паниковала волшебница.

— Так поворачивай руль, чтоб не врезались, управляй машиной, ты водитель! — наставлял инструктор.

— Куда?!

— Сама решай!

Твайлайт поняла, что жеребец от неё хочет. К счастью, волшебнице не впервой справляться со своими страхами и неуверенностью. Она взяла себя в копыта и приняла решение повернуть направо. Получилось чересчур резко, но тем не менее, она избежала столкновение со стеной. Кобылку пугали габариты машины. Хотя она очевидно была горазда меньше чем большая машина Димы, но в глазах неопытной Твайлайт все виделось так, словно она управляет огромным кораблем. Постоянно было ощущение, что она вот-вот врежется куда-то, не заметив препятствие.

Тем не менее, спустя пятнадцать минут катания по кругу, Твайлайт поняла, что управление автомобилем, торможение и ускорение сделано на интуитивно понятном уровне. В какой то момент, пони начала получать удовольствие от занятия. Её взял азарт.

— Притормози вот здесь, на кочках, — посоветовал инструктор, — почувствуй, как мягко может проехать машина.

— Действительно, — Твайлайт послушалась совета и медленно проехала неровности, — очередное чудо техники?

— Вообще-то простейшая подвеска, отстой. Я на пневме раньше катал, во кайфовал, емаё... — замечтался жеребец, а потом резко и с задором взглянул на Твайлайт, — знаешь что мы сейчас сделаем? Научим тебя заезжать в гараж! Задом!

— Эм, думаю, я готова попробовать! — самоуверенно сказала пони.

— Я выйду, со стороны посмотрю на это зрелище! А ты заезжай, сможешь? — инструктор открыл дверь и вышел, — вон туда! Задом!

Твайлайт сосредоточилась, посмотрела в зеркала и медленно начала сдавать назад. У неё должно получиться. Она утрёт нос этому шутнику!

— Справа попадаю, слева вроде тоже... — шептала себе под нос Твайлайт, напряжённо прыгая взглядом по зеркалам.

Послышался взрыв. Грохот. Крики. Твайлайт поняла моментально. Что-то случилось. Её взгляд переместился на здание «Атласа».

— Принцесса! — ужаснулась пони, мигом выпрыгнула из машины и побежала в сторону завода.

— Эээээ, на паркинг хоть бы поставила! — кричал в след жеребец, который побежал к укатывающейся назад машине.

С уличной стороны завода повалил дым. Зазвучала сирена, началась экстренная эвакуация. Воцарилась паника. Пони и люди бежали с завода. Твайлайт искала свою наставницу.

— ВСЕМ ПОКИНУТЬ ПОМЕЩЕНИЕ СОГЛАСНО ПЛАНУ ЭВАКУАЦИИ — диктовал голос из громкоговорителей.

— Да какой план, Дискорд его дери, уносим копыта! — проворчал жеребец из бегущей толпы.

Твайлайт испытала чувство леденящего страха. Не за себя. За Принцессу Селестию. За её жизнь.

— ПРИНЦЕССА! — кричала волшебница, хотя и понимала, что это бесполезно. Предприятие огромное.

В нос уже бил запах гари. Оставаться здесь было крайне опасно и Твайлайт это прекрасно осознавала. Коридоры казались бесконечными.

«Куда бежать? Где Принцесса? Что делать?!» — паниковала пони.

Послышался знакомый гул вертолета. Он на мгновение вернул Твайлайт в первый день пришествия людей в Эквестрию. В следующий же момент, она догадалась, что нужно делать: «Крыша! Нужно выбраться на крышу!».

К счастью, пожарная лестница оказалась рядом и вскоре пони оказалась на самом верху здания. Над ним кружил крупный вертолёт в котором, кроме пилота-человека и охранников, находился Растлер, а неподалёку от него зависла летающая колесница Принцессы.

— Забирайся сюда, Твайлайт! — кричала Селестия.

Волшебница телепортировалась на колесницу и с её души, в тот же момент, словно камень упал.

— Принцесса! Вы в порядке! Я так беспокоилась... — промолвила Твайлайт, — Что произошло?!

— Я в полном порядке. Произошёл взрыв, причина неизвестна, — напряжённо говорила аликорн.

— Ваше Величество, я приношу свои извинения за произошедшее... — начал говорить внезапно появившийся на колеснице Растлер.

— Не до извинений сейчас, — строго сказала правительница, — мы должны помочь пострадавшим и остановить пожар.

— Пожарные уже подъехали, — спокойно сказал предприниматель и указал на большие красные машины, которые уже начали поливать горящую стену водой, — все пони и люди эвакуированы, а скорая помощь уже оказывает помощь раненым.

— Похвально, что ваши службы среагировали так быстро, но я должна спуститься к моему народу, — проговорила Селестия и колесница направилась вниз к улице, где стояли машины скорой помощи.

— Будьте осторожны, а мне придётся уйти, моя служба безопасности не позволяет мне оставаться здесь, — все так же спокойно сказал Растлер, поклонился и телепортировался на свой вертолёт.

— Он струсил! — воскликнула Твайлайт, — он больше беспокоится за свою безопасность, чем за случившееся!

— Часто такие пони, как Растлер, жестоки и эгоистичны, — молвила Селестия, — жизни тысяч живых существ ничего не значат для них, по сравнению с их великими планами.

— Но разве это правильно?.. — ужаснулась пони, но наставница не ответила.

Колесница спустилась на улицу. Перед глазами Твайлайт предстала ужасающая картина. Десятки, а может и сотня раненых лежали на асфальте. Кто-то отделался ушибами, кто-то небольшими ожогами. Кому-то врачи спешно перевязывали голову. Среди пострадавших были и люди. Молодая девушка, покрытая ссадинами, лежала и стонала от боли. Мужчина, похоже, получил значительные ожоги — его одежда в некоторых местах сгорела.

Твайлайт было жалко и людей и пони. Всех этих простых ребят, которые пришли на работу в этот день, не подозревая, что произойдёт с ними сегодня. Одно радовало её — все, кого она видела, были живы.

Принцесса подходила ко всем раненым, накладывала на них обезболивающие заклинания. Твайлайт не знала, чем помочь, а потому решила хотя бы носить воду пострадавшим.

«Не знаешь чем помочь? Помоги заботой» — учила её принцесса Селестия.

В минуты общего несчастья, даже люди и пони стали помогать друг другу. Вот жеребец, жадно глотавший воду, решил оставить половину бутылки рядом сидящему человеку.

— С-с-спасибо, — ответил хилый перепуганный парень в очках, отпил воды и потянулся в карман пиджака, достав оттуда флягу, — отцовская...фляга...всегда в ней немного домашнего самогона ношу, для храбрости...будешь?

— Давай, — пони отпил из фляги, поморщился, а потом ещё раз отпил, — спасибо...

— Я вообще не алкоголик, ты не подумай, — неуверенно проговорил парень, — но сегодня я бы точно выпил...

— Угу, — угрюмо проговорил жеребец, — Меня Сид зовут, тут неподалёку в рабочем общежитии живу, приходи...

— А я Александр, ну, Саша я, — протараторил человек, — приду и ещё бутылку захвачу!

Общая беда сближает всех. И людей и пони. Но разъяренная толпа зевак, надвигающаяся в сторону здания так не думала. Твайлайт не сразу заметила, но то, что изначально было простой толпой зевак, стремительно превращалось в стихийный митинг. Толпа росла по экспоненте, слышались недовольные возгласы, крики, протесты: «Долой людей! Свободу королевству!».

Вскоре, над толпой поднялись плакаты , революционными лозунгами и девизами, а на одном из них карикатурно был изображён Растлер, в виде марионетки, управляемой человеческой рукой. Эта толпа ненавидела предпринимателя. Они кричали, что он предатель, продажный, эгоист. Вскоре, протестующие появились даже на балконах и крышах ближайших зданий.

Твайлайт никогда не видела такого народного гнева и от этого ей становилось не по себе. С другой стороны, она подумала, что быть может, это будет началом благих перемен? Но её мнение быстро переменилась, когда она услышала выкрики и оскорбления в сторону Принцесс. Их ставили на равне с Растлером, обвиняли в бездействии. Огромный плакат с изображением Принцесс и надписью «Сколько стоит ваше бездействие?» был поднят над толпой.

— Дорогие мои подданные! Я прошу вас сохранять спокойствие! — говорила Селестия, стоя на колесницей, взлетевшей над крышами зданий.

Послышались полицейские сирены. Толпа никак не успокаивалась и человеческие стражи уже подъезжали, чтобы навести порядок. Они оперативно повыскакивали из фургонов и создали живой заслон. Они были одеты не как обычная полиция — у них было куда больше брони, а вооружены они были щитами и дубинками.

Селестия продолжала попытки усмирить толпу, но это у неё совершенно не выходило. Тогда она приняла рискованное решение. Спуститься. Одна.

На несколько секунд все замерли в ожидании. Принцесса с болью в глазах посмотрела на свой народ. Её сердце обливалось кровью от его страданий. В следующий миг, бунтовщики яростно бросились в сторону правительницы. Пока Селестия пребывала в состоянии шока, люди среагировали быстро:

— Отвести принцессу! — послышался голос из громкоговорителя.

Люди быстро перестроились так, чтобы Селестия оказалась за их рядами. В тот же момент, подскочила и её личная гвардия с колесницей.

— Мне нужно срочно быть во дворце, Твайлайт... — молвила шокированная принцесса.

— Я останусь тут... — начала говорить Твайлайт, но её перебила Селестия.

— Будь осторожна, — аликорн обняла пони, и карета тут же взмыла в воздух и улетела в сторону Кантерлота.

На улице тем временем нарастала настоящая бойня. Пони в буквальном смысле налетали на ряды людей, пытаясь пробить брешь в их обороне. Некоторые из них, получив удар дубинкой, в ужасе пятились назад. Другим же удавалось повалить людей с ног. Единороги швыряли в полицию предметы, а наиболее сильные, поднимали и самих людей. Было видно, что обеим сторонам приходится не сладко.

Твайлайт было страшно здесь находиться. Впервые в жизни она увидела столько насилия. Но она должна. Должна увидеть все своими глазами, чтобы доложить Принцессе.

Находиться на улице было опасно, а потому Твайлайт решила занять позицию на крыше ближайшего пятиэтажного здания.

Оттуда по-настоящему был виден масштаб событий — бунтующие пони стекались в центр восстания со всех улиц. С крыш и окон вывешивались плакаты с революционным лозунгами. Мейнхеттенцы разбушевались не на шутку.

Вдруг, от наблюдения за происходящим Твайлайт отвлёк до ужаса знакомый голос со спины.

— А вот и диверсантка, схватить её! — скомандовал мерзкий лысый тип из службы безопасности.

Несколько людей тут же обездвижили шокированную пони.

— Я же сказал, что буду следить, — ухмыльнулся агент.

Читать дальше

...