S03E05
Врата Вавилона Дар (Часть 2)

Дар (Часть 1)

АСТРОНОМЫ-ЛЮБИТЕЛИ ИЗ СЕВЕРНЫХ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ СООБЩАЮТ О ВОСХИТИТЕЛЬНОМ ПОЛЯРНОМ СИЯНИИ В НОЧНЫХ НЕБЕСАХ, КОТОРОЕ СБИВАЕТ ПРОФЕССИОНАЛОВ С ТОЛКУ. ПОДЛИННОСТЬ  ПРЕДОСТАВЛЕННЫХ В КАЧЕСТВЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ВИДЕОЗАПИСЕЙ БЫЛА ПОДТВЕРЖДЕНА, ЧТО ЛИШЬ ПРИБАВЛЯЕТ ЭТОМУ ФЕНОМЕНУ ЗАГАДОЧНОСТИ, ПОСКОЛЬКУ ЯВЛЕНИЕ, ОБЫЧНО СВЯЗЫВАЕМОЕ С КРАЙНИМ СЕВЕРОМ, МОЖНО НАБЛЮДАТЬ В ОБЕИХ ДАКОТАХ.

УБН И ФБР ПРИСТУПИЛИ К ШИРОКОМАСШТАБНОМУ РАССЛЕДОВАНИЮ ГИБЕЛИ ВСЕЙ ГРУППЫ ПОЛЕВЫХ ОПЕРАТИВНИКОВ, ПРОВОДИВШИХ ОБЛАВУ НА ПРИТОН НАРКОТОРГОВЦЕВ В ЮЖНОЙ АРИЗОНЕ. БЛИЗКИЕ К СЛЕДСТВИЮ ИСТОЧНИКИ НЕ ОБЛАДАЮТ БОЛЬШИМ КОЛИЧЕСТВОМ ИНФОРМАЦИИ, НО ВСЕ ОНИ ПОДТВЕРЖДАЮТ, ЧТО ПРИЧИНОЙ СМЕРТИ ОПЕРАТИВНИКОВ БЫЛИ НЕ ПУЛЕВЫЕ РАНЕНИЯ, А МНОГОЧИСЛЕННЫЕ ОЖОГИ.

------

01:01, 13.05.2015, ЛАБОРАТОРИИ "СТАРДАСТ"

– Итак, все помнят свои роли? – спросил Чарльз Шэнь, как только дверь в лаборатории "Стардаст" закрылась позади него. Сначала взор инженера упал на Мэтта, выглядевшего несколько изнуренным, но в целом собранным и готовым. Когда тот кивнул Шэню, его взгляд переместился на Чжана, который повторил действия своего товарища. Оба солдата были в бронежилетах и стояли навытяжку, больше в силу привычки, чем осознанной нужды.

Последним человеком в помещении был Фрэнк МакКендрик, выглядевший слишком бодрым для столь позднего часа.

– Мы направимся к одному из новых проектов Литейного цеха, не так ли? Я также полагаю, что ты воспользуешься возможностью поговорить с Твайлайт и хочешь, чтобы я пронаблюдал за ней, пока мы будем направляться к цели?

– Верно. Для первой активации проекта "Эа" требуется присутствие Твайлайт, и я подумал, что это будет неплохим поводом оторвать ее от работы и просто поговорить, – произнес Шэнь и с неуверенностью провел рукой по шее: – Она проводит на ногах больше времени, чем я или мои люди, и мне кажется, что прогулка и, если повезет, небольшой отдых от работы ей не повредят.

– Резонно. Я подозреваю, что, будучи достаточно сильно мотивированной, она не позволит такой мелочи как усталость прервать ее работу. Мойра рассказала мне о произошедшем в прошлом месяце приступе трудоголизма у Твайлайт, – Фрэнк заметил, как Шэнь поморщился, и, почесав бороду, пожал плечами и улыбнулся: – Насколько я слышал, сейчас она действует более умеренно, но ты все равно прав. Ей в любом случае не помешает немного размяться и не сидеть в этой лаборатории круглые сутки. Я планирую подкинуть Брэдфорду идею начать периодически поднимать Твайлайт в одно из наземных строений для физических упражнений.

Шэнь почесал подбородок и как раз собирался дать ответ, когда в беседу вмешался Мэтт:

– Отличная идея, хотя нам придется держать ее внутри. По крайней мере, днем. Насколько я помню, один из грузовых лифтов ведет напрямую к наземным ангарам. Это даст ей возможность размять ноги, и в то же время позволит не попадаться на глаза.

На лице Шэня появилась улыбка, и он кивнул:

– Честно говоря, я тоже думал о чем-то подобном. После активации "Эа" у нас появится возможность испытать множество игрушек, на которые нас вдохновила Твайлайт. Думаю, ей понравится наблюдать за плодами ее трудов в действии, а также проводить немного времени вне жилой зоны.

– А эти "игрушки" не заставят Твайлайт пожалеть о своем сотрудничестве? – с намеком спросил Фрэнк, пригвоздив Шэня взглядом. – Вам с Мэттом прекрасно известно, сколь сильно она верна своим убеждениям. Именно эти убеждения побудили ее вообще поделиться с нами своими секретами. И мне не хочется проверять, как она отреагирует, узнав, до чего изобретательными мы можем быть.

– Уверяю тебя, ничего неприглядного продемонстрировано не будет, – ответил Шэнь со всей уверенностью, какую смог придать своему голосу. Ложь умолчанием все равно остается ложью, пронеслась у него в голове мысль, прежде чем он продолжил: – Исходя из виденных нами до сих пор материалов, она вкладывает невероятные усилия в разработку ряда защитных систем, так что я предположил, что это ее заинтересует.

– Прости, Чарльз. Я не хотел сказать, что ты попытаешься сделать что-то неразумное, – улыбнулся Фрэнк, развеяв начавшую было появляться тяжелую атмосферу. – После той маленькой выходки Вален я предпочитаю удостовериться наверняка, – взгляд в сторону Чжана перевел внимание собравшихся в помещении на молчаливого солдата, который в ответ на это просто пожал плечами.

– Я сделал то, что было необходимо, – лаконично произнес он.

И без того хмурое выражение лица Мэтта стало еще мрачнее, но Шэнь вклинился в беседу прежде, чем тот успел бы сорваться на втором солдате.

– Уверен, ты сделал именно то, о чем тебя попросили, и я рад, что конечный результат оказался столь позитивным. Но прошлое остается в прошлом, так что не будем зацикливаться на этом.

– К слову о просьбах, где Вален? Я думал, она бы хотела присутствовать при активации, – прокомментировал Мэтт, взглянув на дверь в лабораторию.

На лице Шэня появилась тень беспокойства.

– Вален в Медотделе, наблюдает за ходом операции. Мы надеемся, что к утру она завершится, и нам удастся увидеть, сработало ли изобретение Твайлайт.

– Я рекомендую не упоминать участие Ланы в хирургической операции до ее успешного завершения, – вновь прозвучал голос Фрэнка, опять почесавшего свою бороду. – В долгосрочной перспективе будет гораздо проще прийти с положительными результатами, чем с рядом провалов и последовавшим после них успехом.

– Согласен. Еще какие-нибудь мысли, прежде чем мы разбудим ее? – Шэнь еще раз обвел взглядом собравшихся в помещении мужчин, после чего направился к двери в жилище Твайлайт и нажал на небольшую кнопку на контрольной панели. С той стороны прозвучал приглушенный перезвон, и группа прождала почти минуту, прежде чем Мэтт отправился в наблюдательный пункт.

– Она в полной отключке, но в этот раз ей удалось добраться до кровати. Нам действительно надо будить ее? – спросил Мэтт, вернувшись, и в его голосе явно было слышно беспокойство.

– Боюсь что да. Подожди здесь, я разбужу ее, – Шэнь набрал код доступа на контрольной панели и вошел в темную комнату. Мрак не был кромешным, поскольку находившиеся под потолком источники света все еще рассеивали его, но в то же время они были достаточно приглушены для комфортного сна. Инженер провел достаточно времени в жилище Твайлайт, чтобы ни с чем не столкнуться, но ему все равно пришлось прищуриться и продвигаться вперед мелкими шажками.

Твайлайт была наполовину скрыта одеялом, а ее передние ноги обнимали подушку, словно импровизированную плюшевую игрушку. Шэнь потянулся было к ней, чтобы похлопать по плечу, как вдруг все тело единорожки вздрогнуло. Она сжала подушку еще крепче в своих объятиях и прошептала:

– Мне так жаль.

Вытянутая вперед рука Шеня сжалась в кулак, а его поза стала нарочито прямой. Это нам должно быть жаль, Твайлайт, горько подумал инженер. Нам уготовано особое место в аду за то, что мы с тобой сделали… за то, что мы продолжаем с тобой делать. Некоторые из нас заслуживают порицания больше остальных, но я виноват в не меньшей мере, поскольку не прилагал больше усилий, чтобы не допустить этого. Надеюсь, когда эта война будет окончена, ты сможешь простить меня. И я надеюсь, что однажды ты поймешь, что это было необходимо.

– Твайлайт? Твайлайт, это Чарльз, – мягко произнес Шэнь, и единорожка зашевелилась, просыпаясь. – Прости, что бужу тебя в столь ранний час, но мне нужна твоя помощь.

– А? Шта? Чарльз, что происходит? – спросила Твайлайт, прежде чем обратить свой сонный взор к Шэню. – С чем тебе нужна помощь посреди ночи?

– Последняя фаза реализации одной из тех идей, что ты поделилась с нами. Нам нужна твоя помощь, чтобы запустить ее. Скажи, ты сможешь нас выручить? – вновь мягко спросил Шэнь, и единорожка резко выпрямилась, а ее уши встали торчком.

– С радостью! Только дай мне пару минут, чтобы окончательно проснуться, – с готовностью согласилась Твайлайт. Поднявшись и направившись к двери, Шэнь заметил, как единорожка по-кошачьи потянулась и широко зевнула. – Над чем мы будем сегодня работать?

– Честно говоря, этот проект был вдохновлен твоими работами, – начал объяснять Шэнь и был вознагражден полной энтузиазма улыбкой. – Скорее всего, ты уже успела это узнать, так что прости меня, если я просто повторяю то, что тебе и так известно, но изрядная доля наших технологий работает за счет электричества. Ты знаешь, что это такое?

Твайлайт энергично кивнула.

– В Эквестрии есть несколько электрических устройств, хотя они так и не вышли за рамки изобретений нескольких земных пони, совершаемых исключительно из тяги к изобретениям. Магия значительно уменьшила приоритет дальнейшего его изучения или поисков практического применения.

– Понятно. И тебе известно, как электричество производится?

– Неподалеку от моего дома есть плотина, производящая его путем обуздания энергии реки. Боюсь, подробности мне неизвестны. Я просто пропустила информацию о том, как она работает. Попав сюда, я попыталась провести небольшое исследование при помощи интернета, но оно оказалось немного разочаровывающим. Мне удалось узнать о Томасе Эдисоне и Николе Тесла, а также некоторых других очень интересных людях, однако каждый запрос о том, как электричество создается сегодня, оборачивался блокировкой поиска, – энтузиазм Твайлайт слегка омрачился раздражением.

– Лежащие в его основе механизмы довольно сложны, но все они обладают одной общей чертой: каждый из них получает энергию из других источников. В случае твоей дамбы применялась энергия реки и ее течения. Также электроэнергия может генерироваться при помощи ветра или даже тепла солнца, – Шэнь улыбнулся, продолжая объяснять, и практически увидел, как шестеренки в голове у Твайлайт начали шевелиться, когда пара покинула жилище единорожки и вошла в зону тестирований. – Другие методы включают сжигание горючих материалов и применение выделяемого в процессе тепла для генерации электричества.

Твайлайт быстро поздоровалась с тремя дожидавшимися их в лаборатории людьми и затем вновь повернулась к Шэню:

– Это очень интересно! Но мне все еще непонятно, как я… стоп, вы собираетесь использовать элериумную схему для получения энергии и дальнейшего превращения ее в электричество, верно? – Шэнь не мог не улыбнуться вновь, увидев, как единорожка обрадовалась своему открытию.

– Верно, но это далеко не все. Мы также собираемся попытаться создать батареи, способные хранить в себе энергию элериумных схем, чтобы небольшие устройства тоже могли использовать ее. Некоторые из твоих изобретений не могут работать без адекватного источника энергии, но при помощи батарей мы планируем обойти это препятствие.

Мэтт осторожно вывел группу из лаборатории и затем занял позицию в голове их небольшого отряда, идя футах в тридцати впереди. Шэнь и Фрэнк шли рядом с Твайлайт, а Чжан – немного позади. Единорожка посмотрела на их формацию и затем обратилась к инженеру:

– Я уже давно хотела спросить: почему, когда мы куда-нибудь отправляемся, мы всегда идем вот так? – осторожно поинтересовалась она, когда ее взгляд наткнулся на Мэтта, который как раз стоял возле пересечения коридоров и следил за обоими направлениями.

– По той же причине, что и мы обычно передвигаемся ночью. Большая часть персонала закончила свою дневную работу и спит, что для нас означает меньшую вероятность встречи с кем-то незнакомым с тобой. Мэтт удостоверяется, что коридоры впереди чисты, а Чжан – что никто не следует за нами, – ответил Шэнь. Увидев вопросительный взгляд Твайлайт, он пояснил: – Боюсь, большинство людей не готово к встрече с тобой, Твайлайт. И до тех пор, пока они не будут готовы, они вероятней всего будут попросту напуганы.

Выражение лица единорожки немного омрачилось после этих слов, и над продвигавшимся в сторону ведущей на нижний уровень лестницы отрядом воцарилась тишина.

Как и на предыдущем этаже, коридоры были полностью пусты. Шэнь поймал себя на том, что подсознательно начал говорить тише, услышав, как его голос эхом разнесся по коридору.

– Твайлайт, я также хотел поговорить с тобой о том письме, что ты отправила мне на прошлой неделе.

Единорожка потупила взор и затем захлебнулась словами:

– Я не знала, что все было настолько плохо! Я думала, что… неважно, что я думала. Я сидела в своей уютной комнате, читала книги и думала о том, как найти путь домой, в то время как вы все подвергали себя риску. Я немногое могу, но знай, я сделаю все, что в моих силах.

Ответ Фрэнка прозвучал столь тихо, что Шэнь едва расслышал его.

– Это не твоя ошибка. Судя по всему, ты винишь себя, но в этом правда нет твоей вины.

– Если я не буду винить себя, то кто будет?

Фрэнк поймал взгляд Шэня, и следующим заговорил инженер.

– Когда мы закончим, нам всем не повредит хороший и крепкий сон. Утром мы с Мэттом будем проводить тестирование первого поколения вдохновленных тобой изобретений. Если у тебя найдется свободное время, мы бы хотели, чтобы ты тоже пришла и увидела, как все обернулось. Поскольку именно ты являлась источником нашего вдохновения, нам бы очень хотелось получить твой отзыв, прежде чем прототипы поступят в массовое производство.

Лицо Твайлайт просияло, и ее уши вновь встали торчком.

– Звучит весело.

Мэтт остановился возле ведущей к реактору "Эа" двери, Шэнь отворил ее при помощи своего бейджа, и они прошли в следующее помещение. Оно не было обычным помещением, как в случае с инженерными мастерскими или научными лабораториями: за дверью оказался длинный проход, идущий параллельно основному коридору. Слева, в конце этого нового прохода, виднелась дверь и ведущая к ней лестница, и именно туда Шэнь направил группу. Эта последняя дверь привела их в пункт управления с дюжинами компьютерных мониторов и окном, сквозь которое виднелось еще одно помещение.

Его центральную часть занимал массивный цилиндр, а вокруг него располагалось множество меньших цилиндров, покрытых от края до края вязью элериумных схем, складывающихся в причудливые узоры. Из обеих сторон главного цилиндра выходили десятки кабелей, которые скрывались за закрытыми решетками проемами в потолке и в полу.

– Это… по-настоящему умно, Чарльз! – восхитилась Твайлайт, и ее взгляд приковался к набору цилиндров, окружающих центральную секцию. – Полагаю, этот массив должен работать в тандеме, тем самым позволяя генерировать больше энергии, чем одно большое устройство? Или же подобное решение было принято в связи с вопросами безопасности? Или меньшие устройства служат в качестве резервных на случай отказа основного? Или… – единорожка продолжала излагать одну теорию за другой, пока Шэнь не остановил ее:

– Наши первые испытания показали, что массивы при активации генерируют тепло, так что мы изобрели систему ротации, позволяющую осуществлять непрерывную генерацию энергии, в то время как по меньшей мере половина схем остается деактивированной и охлаждается, – ответил Шэнь с улыбкой. – Думаю, это можно назвать сочетанием вопросов безопасности и желания продлить срок службы генератора.

– Разумно. Когда мы будем его включать? – спросила Твайлайт с ноткой нетерпения в голосе, которая заставила улыбку Шэня стать еще шире.

– О, всего через пару минут. Нам потребуется применить одну из твоих способностей, но перед этим я должен предупредить тебя. В помещении по ту сторону стекла будут другие люди. Они не будут способны увидеть нас, но смогут услышать, так что я прошу тебя вести себя очень тихо после начала испытаний, хорошо? – когда Твайлайт кивнула, Шэнь продолжил: – Когда я отдам команду о начале тестирования, мне надо будет, чтобы ты направила свою магию в ближайший к нам цилиндр.

– Думаю, я поняла. Могу я спросить, зачем? – спросила единорожка, бросив заинтригованный взгляд в сторону генератора.

– Конечно можешь. Более того, я бы даже сказал, что ты никогда не должна прекращать задавать этот вопрос, – усмехнулся Чарльз, и когда Твайлайт перевела свой взгляд на него, пожал плечами: – Прости, но я объясню немного позже. Что же до того, почему нам требуется твоя помощь – генератор не может запуститься самостоятельно. Будучи активированным, он должен стать самодостаточным.

Твайлайт кивнула, после чего Шэнь надел и включил свою радиогарнитуру.

– Просыпаемся, джентльмены. Займите свои посты в реакторе "Эа", и мы сможем приступать.

Несколько секунд тишины спустя группа сонных инженеров проковыляла в главную камеру генератора. Большинство из них заняли рабочие место возле компьютерных консолей, расположенных по всему помещению, и один из них повернулся к Шэню и показал ему большой палец.

– Мы готовы, более-менее. Ждем вашей команды.

– Отлично. Нашей первой целью является двадцать процентов максимальной теоретической мощности. Если все пройдет успешно – то дальше будем отталкиваться от этого. Приступаем к последовательности активации… сейчас! – произнес Шэнь и посмотрел на Твайлайт, которая с готовностью посмотрела на ближайший к окну цилиндр и закрыла глаза. Покрывающие поверхность цилиндра элериумные узоры засветились, и камеру наполнил басовитый гул. – Активация прошла успешно, системы регистрируют приток энергии. Поздравляю, народ. Мы только что свершили историю.

Твайлайт прекратила направлять энергию в человеческое устройство, посмотрела на генератор, и ее глаза широко распахнулись, когда второй и третий цилиндр также засветились.

– Сколько электричества оно создает?

Инженер прижал один палец к губам, подавая сигнал соблюдать тишину, и затем повернулся к интеркому.

– Каков текущий объем генерируемой электроэнергии по сравнению с нашими традиционными генераторами? – спросил Шэнь.

– Все еще возрастает. Только что превысили сто процентов обычного генератора. Сто двадцать процентов. Двести пятьдесят процентов. Пятьсот тридцать процентов. Оно должно так себя вести? – произнес один из инженеров с ноткой тревоги.

От одной из консолей раздался писк, что заставило еще одного инженера подбежать к ней.

– Значительный рост температуры модулей! При текущей динамике они перегорят прежде, чем начнется цикл охлаждения!

– Похуй на генератор, температура в камере повышается! – быстро сообщил очередной инженер, обернувшись через плечо на цилиндры вокруг генератора, которые плавно начинали сиять красным. Издаваемый генератором гул начал сотрясать окно пункта управления.

– Чарльз? – спросила Твайлайт, и он заметил краем глаза, что единорожка с беспокойством смотрела на него.

– Снизить мощность до десяти процентов! – прокричал Шэнь, в то время как его руки метались от одного переключателя к другому. Хор подтверждений ответил ему, следом за которым последовало множество все более и более встревоженных сообщений. – Снизить мощность до одного процента и приготовиться к аварийному охлаждению!

Рука Шэня откинула стеклянный щиток, закрывавший большую красную кнопку, и зависла над ней, в то время как он продолжал сверлить генератор взглядом. Вибрация окна значительно уменьшилась, а затем вовсе прекратилась, и внешняя обшивка генератора также охладилась. Шэнь испустил очень краткий вздох облегчения и затем опустился обратно на свой стул.

– Температура возвращается в пределы допустимых значений, и производство энергии составляет восемьсот процентов мощности стандартного генератора, – заявил один из инженеров, перебегая от одного монитора к другому. – Я думаю, мы стабильны.

– Отличная работа, джентльмены. Я проведу еще некоторое время в пункте управления и удостоверюсь, что ситуация не изменится, вы же, детишки, можете отдохнуть. Я рассчитываю, что один из вас сменит меня ближе к утру, – произнес Шэнь, вызвав смешки у направившихся в сторону выхода из центральной камеры инженеров. Когда последний из них исчез за дверьми, Шэнь повернулся к Твайлайт и остальным. – Я останусь здесь до конца ночи. Вам стоит отвести Твайлайт обратно в ее комнату и затем отдохнуть самим. Завтра нам предстоит трудный день.

– Хорошо! Увидимся утром! – произнесла Твайлайт, к которой быстро возвращалось хорошее настроение. Вслед за Мэттом и Чжаном она покинула помещение, в то время как Фрэнк задержался позади.

Как только дверь закрылась, Шэнь тяжело выдохнул, только сейчас осознав, что задерживал дыхание, возвращая стеклянный щиток над красной кнопкой обратно на свое место. Его руки заметно тряслись, несмотря на то, что инженер изо всех сил пытался остановить это.

– Чарльз, что именно подразумевается под "аварийным охлаждением"? – спросил Фрэнк, посмотрев на Шэня.

– Камера была бы заполнена жидким азотом, чтобы не позволить генератору расплавиться до осуществления его остановки или до завершения эвакуации базы, – судьба находившихся в том помещении людей в такой ситуации не требовала уточнения.

– Ты серьезно? Что насчет других мер? Наверняка существует способ деактивировать реактор безопасно! – Фрэнк, широко раскрыв глаза, не отрывал взгляда от инженера, прежде чем перевести взор на успокоившийся генератор.

– После активации реактор становится самодостаточным. Отключить его может лишь физическое повреждение элериумной схематики, износ самого элериума или катастрофическая авария, приводящая к его расплавлению. Что же до последствий этого расплавления – тут однозначных ответов у нас нет. Реактор может просто перегреться и расплавиться. Или же он может расколоть планету пополам, – объяснял Шэнь, потянувшись под стол и достав бутылку ликера и бокал. – Я надеялся, что это будет неплохим поводом отметить наш успех, но настроение как-то не располагает.

Инженер снял крышку и налил порцию алкоголя в бокал, который затем предложил Фрэнку, но доктор сделал шаг вперед и взял саму бутылку.

– Да смилостивится Господь над нашими душами, – произнес он и затем сделал несколько больших глотков прямо из бутылки, которую затем со стуком вернул обратно на стол.

Да смилостивится, мысленно согласился Шэнь, смотря вслед покидающему помещение доктору.

------

08:33, 13.05.2015, МЕДОТДЕЛ

Проснувшись, Лана почувствовала самую эпичную головную боль из всех, что ей доводилось испытывать за свою короткую жизнь.

Матерь Божья, мне нужен пакет со льдом или аспирин. Или и то, и то одновременно, подумала она и попыталась открыть глаза. Об этом своем решении она пожалела практически мгновенно, поскольку первым, на что наткнулся ее взгляд, были ослепительно-белые стены медотдела. После нескольких повторных попыток ей, наконец, удалось достичь успеха. С двух сторон кровати к ней приблизилась пара фигур. В первой она с легкостью узнала Вален, второй же оказался незнакомый доктор.

– Доброе утро, Лана. Как ты себя чувствуешь? – спросила женщина, и если бы не головная боль, Лана отметила бы неестественно-радостное настроение ученой.

– Честно говоря, дерьмово. Это не сработало, не так ли? – Лана не столько спросила, сколько заявила, потерев глаза правой рукой и попытавшись сесть. Тут же руки Вален и незнакомого доктора помогли ей в этом.

– Почему бы тебе не взглянуть самой? – предложила Вален, указав рукой в сторону ростового зеркала, стоявшего рядом с кроватью.

Глаза Ланы широко распахнулись, когда ее взгляд наткнулся на то, что в нем отражалось. Культя, которую она ожидала увидеть под своим левым плечом, исчезла. Ее место заняло нечто прямиком из комиксов или голливудских фильмов. Новая рука выглядела металлической, на ее поверхности не было никаких проводов или механизмов, а сама она была гладкой и ровной. Солдат попыталась пошевелить ей, и та подчинилась: металлическая рука застыла у нее перед лицом и затем повернулась. Ладонь была сделана из нескольких сегментированных пластин, которые были покрыты чем-то вроде резины или очень плотной ткани. Последние два сегмента каждого пальца и последний сегмент большого пальца были покрыты схожим веществом. Она провела рукой по искусственной ладони и обнаружила, что материал немного поддавался под давлением, а также предотвращал скольжение.

– Это… – начала произносить Лана, сжав пальцы в кулак, которые при этом не произвели ни лязга, ни шипения, ни взвизга. Через пару мгновений кулак разжался, и она продолжила: – Это впечатляюще.

Десятки вопросов возникали у нее в голове, но все они были отложены на потом, когда она вновь бросила взгляд в зеркало.

– Я думала, вы меня побреете налысо, чтобы имплантировать всякие штуковины?

– Эм… – начала было Вален и затем замялась, пока второй доктор не пришел ей на помощь.

– Процедура инсталляции оказалась далеко не столь инвазивной, как мы изначально предполагали. Помимо установки оборудования в твою руку у тебя не возникло новых шрамов, а стрижка налысо также не являлась необходимой, – быстро и с улыбкой ответил он.

– Думаю, те дни, когда я беспокоилась из-за шрамов, остались в прошлом, док, – заявила Лана, когда ее чувство юмора начало возвращаться к ней, хотя ее знаменитая улыбка все еще отсутствовала. Я знаю этого парня… аргх, где я уже могла слышать его голос? – У вас не найдется аспирина или пакета со льдом? Эта головная боль меня убивает.

Вален и загадочный доктор обменялись еще одним взглядом, прежде чем он заговорил вновь:

– У тебя головная боль? А что насчет руки? Эм, левой руки, я имею в виду, – когда Лана опустила глаза на нее и пожала плечами, он продолжил. – Что ж, возможно действие обезболивающих просто подходит к концу. Вот новая доза, – доктор достал небольшой пакетик с таблетками и передал его солдату вместе со стаканом воды. – Этого должно хватить на сегодня. Когда сможешь стоять на ногах, ты можешь покинуть Медотдел, но твоя деятельность должна быть существенно ограничена. Никакой изнурительной работы и поднимания тяжестей до тех пор, пока мы не будем уверены в оптимальной эффективности работы протеза. У вас имеются вопросы, мисс Дженкинс?

Как только она услышала, как доктор произнес ее имя, все кусочки мозаики сложились в цельную картину.

– Я вспомнила тебя! – провозгласила Лана с озорной улыбкой. – Ты  провозгласил меня мертвой!

– Что ж, эм, я рад, что оказался неправ, – робко произнес свежеопознанный доктор Бенсон.

– Я не из тех, кто учит других людей, как им делать свою работу, но мне кажется, что ты тогда немного поторопился с выводами. Никогда не знаешь, где и когда кто-то внезапно не объявится и не докажет твою неправоту, – в голове у Ланы всплыло еще одно воспоминание, но оно было практически тут же смыто очередной вспышкой боли.

Когда доктор не стал сразу же отвечать, Лана продолжила:
– Когда ты сказал "Переходим к следующему", клянусь, я собиралась преследовать тебя в кошмарных снах до конца твоих дней, но, похоже, удача тебе улыбнулась, доктор, – не будь головная боль Ланы столь сильной, она бы заметила замешательство доктора и каменное выражение лица Вален.

Она медленно поднялась на ноги и сделала пробную пару шагов. Удостоверившись, что эта задача для нее не является невозможной, она обернулась к остальным:

– Вы не против, если я одолжу халат до тех пор, пока не доберусь до казарм? Я бы предпочла не бродить по базе, выглядя как терминатор.

Доктор отрешенно кивнул, снял свой лабораторный халат и протянул его солдату.

Лана с благодарностью кивнула, надела его, спрятала руки в карманах и заковыляла прочь из медотдела. Как и с множеством других мелочей, которые она упустила, головная боль не дала ей обратить внимание на ярко освещенную операционную комнату с дюжинами неиспользованных инструментов или на находившуюся на расположенном рядом с ними подносе пару покрытых элериумом предметов размером с одноцентовую монету.

11:00, 13.05.2015, СКЛАД S2

Боевые ботинки Мэтта гремели словно выстрелы, пока он направлялся к выставке оборудования. Длинный стол с несколькими устройствами и образцами вооружения был установлен вдоль дальней стены, а в глубине помещения были расположены бетонные блоки и мишени. Единственной особенностью пустынного внутреннего убранства этого склада являлся лифт, который он только что покинул.

Шэнь появился из-за одного из столов с планшетом в руках и усталостью на лице, однако увидев приближающегося солдата, он улыбнулся.

– Оцениваешь новую броню «Хамелеон»? – не столько спросил, сколько заявил он. – Замечания?

– Что касается ее экзотического функционала, то здесь нам надо дождаться проведения испытаний, – ответил Мэтт, и Шэнь, кивнув, жестом показал ему продолжать. – Также я не думаю, что являюсь любителем пластинчатой брони, такой как эта. Мне более привычны кевларовые бронежилеты и баллистические ткани, предоставляющие хоть какую-то подвижность. Полагаю, выбор материала был обусловлен сопротивлением высоким температурам?

– Верно, – ответил Шэнь и несколько раз дотронулся до планшета. – Большинство пришельцев использует плазменное вооружение, и согласно нашим расчетам, пластины брони будут лучше поглощать и рассеивать тепло, что должно увеличить шансы бойцов на выживание. Скользящие попадания и близкие промахи должны стать гораздо менее смертоносны, а сама броня способна выдержать прямое попадание. Тем не менее, я бы не рекомендовал получать более одного заряда.

– Каждая мелочь способна помочь. Итак, что нам сегодня предстоит испытать? – поинтересовался Мэтт, пройдясь взглядом по расположенным на столе устройствам и задержавшись на двух винтовкоподобных устройствах.

– Все понемногу, но мне кажется, что начать стоит с больших штук, – начал объяснять Шэнь, направившись к оружию. – Первая – это стандартная лазерная винтовка, ее массовое производство было запланировано непосредственно перед совершением недавних открытий. Второй прототип был разработан, опираясь на предоставленную Твайлайт информацию. Текущее наименование – ГБ-винтовка. Уровень пробивания брони... значителен.

– Ты сказал, что лазерная винтовка была запланирована к массовому производству. Почему в прошедшем времени?

На лице Шэня появилась легкая неуверенность.

– Первое же испытание ГБ-винтовки оказалось гораздо более успешным, чем мы смели надеяться; успешным до такой степени, что необходимость в лазерном вооружении может отпасть полностью. Я сегодня привёл тебя сюда как для испытаний, так и для того, чтобы ты дал свою оценку. В конце концов, именно ты и твои люди будете использовать эти устройства, так что твоё мнение является очень ценным для меня.

Мэтт приподнял бровь, выслушивая объяснение, и затем перевёл взгляд на винтовки. Обе лежали по разные стороны стола, а их отсоединённые магазины располагались рядом с ними. Лазерная была угловатым устройством со складным прикладом и чем-то вроде охлаждающих поверхностей над и под стволом. Чёрная рукоять была немного спереди от места крепления магазина. Сам же магазин крайне напоминал своей формой и окрасом автомобильный аккумулятор.

Отточенными опытом движениями Мэтт поднял винтовку и вставил в неё батарею. Оружие низко загудело, и над складным прикладом загорелся небольшой дисплей. Изучая выводимые на нем данные, Мэтт заметил передвижение луча интегрированного ЛЦУ по полу, который, как он быстро выяснил, был устроен в мушку параллельно стволу. Пожав плечами, солдат направился к стрельбищу, раскрыл приклад и замер в классической стрелковой позе.

Злой луч красного цвета мгновенно соединил ствол с одной из дальних целей, оставив на ней чёрную подпалину. Три новых нажатия на курок отправили вдоль стрельбища ещё три луча когерентного света, с тем же результатом. Мэтт переключил режим огня на автоматический, зажал курок и был вознаграждён прерывистой линией лазерного огня, практически полностью пришедшегося на цель. Через две секунды он прекратил стрельбу, поставил оружие на предохранитель и затем сверился с показаниями на экране.

– На дисплее должна выводиться информация о температуре винтовки и количестве выстрелов, оставшихся до смены батареи, – сообщил Шэнь, выжидающе посмотрев на Мэтта.

– Ясно, – произнес тот, отсоединив батарею и направившись обратно к столу. – Должен признать, это достаточно интересное оружие. Отсутствие отдачи означает высокую точность даже в случае затяжного ведения огня, хотя расположение передней рукояти несколько неудобно. У меня также сложилось впечатление, что две трети веса приходится на батарею; учитывая ее размер и вес, таскать боезапас в течение продолжительного промежутка времени может быть некомфортно. Выводимая информация же несколько неточно указывает на количество оставшихся выстрелов. Сколько их всего приходится на одну батарею? Сорок? Пятьдесят?

– Сорок, – подтвердил Шэнь, продолжая строчить заметки в своем планшете.

– Я также понимаю, что ствол не может иметь креплений ввиду проблем с охлаждением, но все же крепление сверху не помешает. На текущий момент у него нет возможности установить ни прицел, ни дополнительное оборудование, – Мэтт положил винтовку обратно на стол и скрестил руки, прежде чем продолжить: – Больше у меня претензий нет. Хороший темп стрельбы, приемлемый размер магазина. Единственный вопрос – насколько хорошо она покажет себя против пришельцев?
– Абсолютно разумные замечания, – согласился Шэнь, завершая свои записи и затем указал на второе оружие: – Как насчет ГБ-винтовки?

Мэтт кивнул и перевел свое внимание на второе оружие. На первый взгляд оно очень напоминало французский FAMAS, только без верхней перекладины и выпирающего вперед ствола с дульным компенсатором. В нескольких дюймах от дула располагалась вертикальная рукоять, а разъем для магазина находился в прикладе. На верхней части винтовки было крепление с крупным прицелом, от которого к рукоятке, на которой располагался ряд маленьких кнопок, шел небольшой провод. Магазин же был довольно скромных размеров, не больше карманной книжки.

– Полагаю, выбор системы «Булл-пап» был обусловлен природой оружия? – спросил Мэтт, вставляя магазин и вновь занимая место на стрельбище.

– Верно. Учитывая отсутствие необходимости беспокоиться о системе экстракции гильз и о спусковом механизме, мы предположили, что этот дизайн сделает ГБ-винтовку более практичным оружием в условиях городской застройки. Поскольку большинство сражений проходит именно в городах, это показалось разумным выбором, – пояснил Шэнь, и Мэтт приподнял бровь, когда инженер протянул ему наушники. – Поверь, они тебе понадобятся.

– Что делают переключатели спереди? Вроде, они подсоединены к прицелу. Приближение?

Лицо инженера расплылось в довольной улыбке.

– Рентгеновское зрение. Центральная кнопка активирует режим, передняя отвечает за увеличение фокусного расстояния, задняя – за уменьшение.

Рентгеновское зрение? – подумал про себя Мэтт, после чего поднял винтовку и приник к прицелу. Нажатие на кнопку превратило кристально-чистое изображение в нечто напоминающее плохой приём сигнала на телевизоре. Весь прицел был наполнен помехами, а его цель выглядела как находящаяся в центре тень. После нажатия на одну из других кнопок цель исчезла и затем появилась вновь, став гораздо меньше. Однако прежде чем он смог бы поэкспериментировать ещё, прозвучал отчетливый щелчок, и прицел вернулся к стандартному отображению.

– А, это неприятно, – произнёс Шэнь, нахмурившись, и добавил ещё несколько замёток к себе на планшет. – Сколько он проработал, секунд пятнадцать?

– Десять.

– А. Что ж, мы сделаем несколько модификаций, которые, надеюсь, увеличат время работы этого режима в будущих моделях, – Шэнь пожал плечами и затем, наконец, надел свои наушники.

Мэтт последовал его примеру, переключил предохранитель и приготовился сделать выстрел.

КРАК

Резкий треск достиг ушей Мэтта даже сквозь наушники, что само по себе его не удивило. Что удивило – так это внезапное ощущение ветра в спину, как только он нажал на курок, и вырвавшийся из винтовки пурпурный луч. Он как раз хотел спросить Шэня об этих явлениях, когда его взгляд поймал сквозь прицел результат этого выстрела. Чистая дыра была пробита в центре цели, и ему с трудом удалось подавить желание присвистнуть. Не колеблясь ни секунды, он переключил оружие на полностью автоматический режим стрельбы и зажал курок.

Меньше чем через полсекунды ветра в спину и разрывающего тишину треска магазин опустел.

– Итого, сколько в сумме, десять выстрелов? – спросил Мэтт, положив винтовку обратно на стол. – Маловато, особенно если вы планируете добавление возможности автоматического ведения огня. Хотя уровень бронепробиваемости по-настоящему впечатляет.

– Мы тоже надеялись на большую ёмкость батареи, которую мы разработали для этого проекта, – с кислым выражением лица ответил Шэнь и дотронулся до планшета. – У тебя есть ещё какие-нибудь замечания по винтовке?

– Это превосходный концепт, однако малый объём магазина делает невозможным ее использование в качестве штурмового оружия. Возможно, использование ее в роли снайперской винтовки или бронебойного оружия, не являющегося ракетометом? Я точно не откажусь иметь хотя бы одного бойца во взводе с этой штукой, чтобы выносить крупных противников. Хотя кое-что мне все же любопытно. Что означает «ГБ»? И почему после каждого выстрела возникает дующий в спину ветер?

– «ГБ» является отсылкой к названию проекта, породившего эту винтовку. Согласен, это не такой хитрый акроним как Т-БМП[1]. Возможно, ребята в Инженерном смогут придумать что-нибудь получше. Что же до ветра...

Прежде чем Шэню удалось бы объяснить природу этого явления, лифт издал музыкальную трель и его двери отворились. Чжан, Твайлайт и Лана прошли внутрь просторного помещения, причём последняя помахала двоим мужчинам левой рукой. На женщине была толстовка с капюшоном и перчатки, которые скрывали ее протез, и Мэтту пришлось напомнить себе, что за ними скрывается рука, состоящая не из плоти и крови.

Мэтт отложил винтовку в сторону и затем повернулся к новоприбывшим.

– Доброе утро. Все хорошо отдохнули после ночных бдений?

– Некоторые даже лучше, чем остальные, – загадочно ответила Лана и потерла глаза правой рукой. – После операции у меня непрекращающаяся головная боль, и эти таблетки ни черта не помогают, – открыв глаза вновь и увидев беспокойство на лицах Твайлайт, Шэня и Мэтта, она лишь махнула рукой. – О, не волнуйтесь обо мне, уверена, это пройдет. Итак, что нового изобрели безумные ученые?

– Лана, я протестую! Я инженер, а не ученый! – улыбка Шэня оказалась заразительной, и он поманил остальных к столу. – Ты уже видела два из наших изобретений, Твайлайт. Первым был генератор, с которым ты нам помогала, вторым же являлась… ну, рука Ланы. И я счастлив сообщить, что первый стабилен и работает штатно.

– Моя рука также пока что ведет себя великолепно. Вся полнота движений и полное отсутствие надоедливых механических звуков, вопреки моим ожиданиям. Заставляет меня чувствовать себя немного тяжелее с левого бока, хотя это скорее всего из-за того, что я привыкла быть немного легче, – произнесла Лана и подняла левую руку. Сжавшись в кулак и разжавшись вновь, та воспроизвела быструю серию движений, в которых Мэтт узнал боевые жесты. – Надеюсь, они позволят мне вернуться в Страйк-1, когда убедятся, что я не буду обузой.

– Я рада, что она работает столь хорошо, но может ты предпочтешь оставаться там, где безопасней? – спросила Твайлайт с таким взглядом, который заставил бы большинство щенков позеленеть от зависти.

– Откровенно говоря, да, – ответила Лана после неловкой паузы. – Я не очень хочу, чтобы со мной опять случилось что-то подобное, но если я не вернусь в строй, то кто-то другой займет мое место. И если этот кто-то будет ранен, то я не думаю, что смогу когда-нибудь себе это простить.

– И здесь в дело вступают наши изобретения, которые, надеюсь, спасут множество жизней! – голос Шэня словно гарпун подхватил начавшее сгущаться мрачное настроение и попытался развеять напряжение путем смены темы. – Мэтт, Лана? Вы не откажетесь протестировать систему "Ро Айяс"?

Двое солдат последовали за Шэнем к концу стола, где лежало несколько устройств, подобранных, судя по всему, случайным образом. Одним из них являлась перчатка с идущими вдоль пальцев и до самых их кончиков металлическими полосками и кучей проводов, ведущих к другому устройству, к которому прилагалось две лямки.

– Система "Ро Айяс" является адаптацией заклинания Твайлайт "Щит". Это…

– Вопрос! – перебила Лана объяснение Шэня. – Что такое "Ро Айяс"? Звучит как какая-то глуповатая мифологическая отсылка.

– Ты права. "Ро Айяс" – это отсылка к щиту Аякса, который был единственным щитом, способным защитить от копья троянского героя Гектора. Итак, изначально щит должен был создавать сферический барьер вокруг пользователя, обладающий семью уровнями защиты, но мы…

– Какими именно уровнями защиты? – вновь перебила Лана, подобрав, судя по всему, совершенно обыкновенный бейсбольный мяч.

Однако вместо того, чтобы проявить раздражение, Шэнь обратился к единственному магическому эксперту в комнате.

– Твайлайт, возможно, ты захочешь ответить на этот вопрос?

– Семь уровней призваны заблокировать наиболее часто встречающиеся формы магической атаки, – произнесла Твайлайт так, словно приводила цитату из какой-то книги. – Физическое воздействие, ментальное воздействие, жар, холод, телекинез, трансформацию и телепортацию.

Поколебавшись, единорожка робко добавила:

– Кловер Умный также изобрёл «абсолютную защиту», предохраняющую заклинателя от любого вреда, однако количество требуемой для неё энергии превосходит даже мои возможности.

– Ты очень тщательно подошла к этому вопросу. Хотя я должен спросить, зачем блокировать телепортацию? – поинтересовался Шэнь, приподняв бровь.

Твайлайт слегка погрустнела, но прежде чем ей удалось бы ответить, Лана вновь вмешалась в беседу:

– Полагаю, оно действует так же как и любое другое заклинание. Цели не обязательно быть согласной с внезапным перемещением, так что ты создала защиту от этого, правильно? А теперь дайте мне угадать. Вы хотите, чтобы я бросила этот мяч в Мэтта, как только он активирует щит, чтобы увидеть, заблокирует ли он его, так?

– Верно. Мэтт на перчатке в районе ладони должны быть инструкции по активации и деактивации щита.

Мэтт снял перчатки, которые были на нем до этого, и одел прикрепленную к устройству. Как только перчатка плотно охватила его руку, он начал прикреплять устройство к своему предплечью. Как инженер и говорил, инструкции были отпечатаны на ладони перчатки. Пальцы от мизинца до указательного были пронумерованы от единицы до четырёх, а большой палец числился под номером 5. Мэтт сжал пальцы в необходимой последовательности и затем, наконец, присоединил к кулаку большой палец.

Устройство издало то ли перезвон, то ли свист, и из него ударил поток пурпурной энергии, сформировавший перед его рукой полупрозрачный щит, несколько напоминающий средневековый.

– Что ж, это интересно, – прокомментировал он, проведя правой рукой по его внутренней поверхности. – Я не чувствую ни сопротивления, ни касания, но моя рука определенно не может пройти сквозь него. Он ощущается почти как полированное стекло. – Его взгляд оторвался от щита и сфокусировался на Лане, которая подбросила мяч и поймала его в воздухе. Заметив, что ей удалось привлечь внимание Мэтта, она улыбнулась, после чего подбросила его опять... и поймала левой рукой. – Лана, что ты делаешь?

– О, я просто подумала, что мы можем не просто испытать щит. Моей руке все равно требуется небольшое стресс-тестирование, по крайней мере, так мне сказали. А что может быть лучшим испытанием для механической руки, чем небольшое кидание мяча? – невинно объяснила Лана, после чего отвела руку назад и швырнула мяч со всей силы.

В тот миг, когда мяч оторвался от ее руки, время для него словно замедлило своё течение. Боже правый, да она в этот бросок вложила все свои силы. Похоже, мне надо радоваться, что на мне броня, а она целилась не в лицо, подумал он, прежде чем мысленно оборвать себя, увидев, что мяч уже успел преодолеть половину расстояния между ними. Теория брони! Если удар приходится по касательной, то броня отражает его кинетический импульс в сторону.

Мэтту едва хватило времени, чтобы отклониться назад и поднять щит, прежде чем мяч настиг его. Верхняя часть щита отклонилась вместе с ним, и мяч столкнулся с пурпурной поверхностью со звуком, изрядно напомнившим удар по гонгу. Следующим прозвучавшим в помещении звуком был удар мяча о дальнюю стену склада в нескольких сотнях футов от них.

– Сработало! – обрадовалась Твайлайт, и все обернулись к ней.

– А что, были сомнения? – спокойно спросил Мэтт, пытаясь одновременно улыбаться единорожке и сверлить Лану взглядом.

– Технически, нет, – Твайлайт замялась и затем продолжила: – Я помню каждое из этих заклинаний наизусть и могу исполнить каждое из них практически безупречно, однако мне никогда прежде не приходилось иметь дело с их искусственным воспроизведением. Дома зачарования работают по абсолютно другим правилам, так что, боюсь, многое из предложенного мной будет опираться на догадки и эмпирические выводы, пока мы не выясним точные механики. Хотя я очень рада, что все так хорошо сработало!

– Я тоже. Нам потребуется провести более серьезное тестирование, чтобы увидеть, сколько энергии он сможет поглотить, прежде чем отключиться. Хотя это мы можем отложить на потом. Пока что мы предположили, что тебе может пригодиться возможность провести время снаружи своей комнаты и немного размять ноги.

– Звучит неплохо, – согласилась Твайлайт, оценив, наконец, размер и пустоту склада, в котором они были. – Мне даже хватит места для магических упражнений! – завершив фразу, она тут же исчезла во вспышке лавандового света и затем появилась на некотором расстоянии вглубь склада. Ещё одна вспышка – и она была в противоположном конце помещения. Три вспышки спустя она достигла другой стороны склада и, после ещё одной вспышки, вернулась обратно к людям.

– Уф, я знала, что мне надо было больше практиковаться, – поморщилась она, потирая лоб копытом. – Слишком много энергии и времени у меня уходило на один телепорт. Не говоря уже о том, что от состояния Поля здесь у меня возникает головная боль.

– О, я прекрасно тебя понимаю, Твайли, – сочувствующе произнесла Лана. Твайлайт с благодарностью улыбнулась ей и затем вновь встала на все четыре ноги. Однако прежде чем она успела бы начать говорить, солдат ее оборвала: – Нет-нет-нет, не надо сочувствия, Твайлайт. Как и вины. Ты подарила мне возможность вновь жить нормальной жизнью, по крайней мере, настолько нормальной, насколько это возможно после подобного ранения. И помимо предсказывания будущего ты никак не могла этого предотвратить.

Мэтт слушал протекавший за его спиной разговор лишь вполуха, помогая Шэню упаковать некоторые из находившихся на столе устройств, и он продолжил бы, не услышь он ответ единорожки.

– Спасибо тебе, Лана. Ты права. Я больше не могу продолжать сидеть на крупе ровно. Может, поэтому Дискорд и отправил меня сюда. Лана? Лана, что не так?

Мэтт бросил взгляд через плечо и обнаружил, что женщина сверлила взглядом противоположную стену с широко раскрытыми глазами и отсутствующим выражением лица.

– Эй, Лана! Им пришлось выкинуть слишком большой кусок твоего мозга, когда они устанавливали тебе новую руку? – усмехнулся он, ожидая ее обычного ответа.

Лана перевела затуманенный взор на Мэтта, после чего моргнула и провела рукой по глазам и лбу.

– Что-то в этом роде. Простите, но, мне уже надо возвращаться. Возможно, я смогу уговорить докторов выдать мне еще аспирина, – произнесла она, после чего направилась обратно к лифту. Продолжая тереть глаза правой рукой, левой она потянулась к контрольной панели. Двери лифта распахнулись и, закрывшись вновь, скрыли ее из виду.

– Мэтт, Лана ведь будет в порядке? – спросила Твайлайт, пригвоздив его к месту своими огромными пурпурными глазами.

– Уверен, что да. Вероятней всего, она просто устала, – произнес Мэтт настолько ровным голосом, насколько смог. Он не отрывал своего взгляда от лифта, чтобы не смотреть единорожке в глаза.

------

14:25, 13.05.2015, ОФИС КОММАНДЕРА БРЭДФОРДА

Впервые за множество дней Дэвид Брэдфорд позволил себе улыбнуться. Это была усталая улыбка, едва заметная, но все же присутствовавшая.

Наконец-то нам удалось уравнять правила в этой игре, подумал Брэдфорд про себя, и его улыбка стала чуть-чуть шире. Лазеры, улучшенная броня, новое вооружение скайрейнджеров и перехватчиков, плюс эти новые бронебойные винтовки Шэня. Нам надо будет постараться не стать слишком самоуверенными.

Стук в дверь прервал становящиеся все более и более оптимистичными размышления коммандера, что заставило его на миг нахмуриться. Закрыв отчет, он обернулся к входу:

– Входите.

Краткий миг спустя дверь отворилась, и в помещение вошла выглядевшая несколько взбудораженной Лана Дженкинс, которая затем отдала честь. Брэдфорд вернул ей жест, после чего указал в сторону стоявших перед его столом стульев.

– Добрый день, капрал. Я еще не успел дойти до отчета о результатах прошедшей этим утром хирургической операции, но, судя по всему, она была успешна?

– Да, сэр, – ответила Лана, не отрывая взгляда от таблички с именем Брэдфорда на его столе. – Я вернула себе всю полноту движений и, надеюсь, через пару дней порядочных испытаний я смогу вернуться в Страйк-1.

О, теперь я понимаю.

– Я ценю твое нетерпение вернуться на поле боя, капрал, но конечное решение остается за докторами, – мягко ответил Брэдфорд с самым лучшим успокаивающим выражением, на какое он был способен. – Даже если тебя не допустят к ведению активной службы, ты сможешь помочь множеству раненых ветеранов приспособиться к новой жизни после окончания этой войны.

Когда выражение Ланы не изменилось ни на йоту, Брэдфорд приподнял бровь. Возможно, я неверно понял ее.

– Разумеется, если ты не будешь допущена к полевым операциям, мы сможем подыскать тебе место здесь на базе. В конце концов, ты из морских пчёл. Уверен, Инженерному отделу пригодятся твои навыки.

– Спасибо, сэр, но меня беспокоит кое-что другое, – ровным голосом произнесла Лана, найдя, наконец, в себе смелость посмотреть Брэдфорду в глаза. – На том линкоре, где я потеряла руку, вы выкрикнули предупреждение.

– Да, я помню это. Мне жаль, что ты получила такое тяжелое ранение, но все могло окончиться гораздо хуже.

Лана стиснула зубы и потерла глаза правой рукой, и Брэдфорд приподнял бровь при виде неожиданной реакции. Боль или злость?

– Сэр, вы помните, когда именно вы предупредили меня? –  процедила Лана сквозь зубы.

Брэдфорд вновь приподнял бровь и, осторожно подбирая слова, ответил:

– Я увидел, как кибердиск пролетел сквозь дверной проем и немедленно предупредил об этом.

– Нет, сэр. Все было иначе.

– Прошу прощения? – на лице Брэдфорда явно читалось недоверие, но прежде чем он бы успел произнести что-либо еще, она продолжила:

– Я прекрасно помню события, предшествовавшие моему ранению, однако я готова признать, что мои воспоминания могут не соответствовать действительности. Ну, знаете, потому что я едва не погибла, – Лана хохотнула и затем уронила правую руку на подлокотник. В ее взгляде читалась боль, а также то, что Брэдфорду нечасто доводилось видеть от своих подчиненных: злость. – Поэтому я спустилась в архивы и подняла записи боевых камер, а также записи радиопереговоров. Я сопоставила временные метки моей собственной камеры с тремя другими. Вы выкрикнули предупреждение до того как кибердиск прошел через энергодверь.

– Что именно ты имеешь в виду, капрал? – ровным голосом спросил Брэдфорд.

– Я не знаю! У меня есть личный опыт и куча доказательств, которые показывают, что вы каким-то образом предсказали появление кибердиска, но в то же время мой разум говорит мне, что это невозможно, а чутье подсказывает, что вы не стали бы молчать, зная, что эта штука вот-вот наткнется на нас. Но…

– Что именно ты имеешь в виду, капрал? – повторил Брэдфорд.

– Откуда вы знали, что я стою по ту сторону двери?

Постепенно увеличивающееся раздражение коммандера сменилось озадаченностью.

– Я услышал твой стук.

– Но я не стучала. Я собиралась постучать, когда вы пригласили меня войти.

Брэдфорд медленно наклонился вперед и с сочувствием на лице сложил руки перед собой.

– Капрал Дженкинс, вы получили чудовищное ранение и едва не погибли. Многие пережившие подобное испытывают потребность найти виновных…

– ВЫ СЧИТАЕТЕ, ЧТО Я ВСЕ ЭТО ВЫДУМЫВАЮ?! – сорвалась Лана, и деревянный подлокотник под ее левой рукой опасно заскрипел.

– Контролируй свой тон и громкость голоса в моем присутствии, капрал, – маска сочувствия исчезла, и на ее месте появился его знаменитый сверлящий взгляд. Всего одним предложением Брэдфорд заставил воздух в помещении зазвенеть от напряжения так, как Лане с ее криком и не снилось, при том, что оно не было громче его обычной речи ни на один децибел. Он собрался было произнести что-то еще, когда его гарнитура внезапно ожила:

– Коммандер Брэдфорд, обнаружен летательный аппарат пришельцев, входящий в нашу атмосферу.

– Центр, говорит Брэдфорд. Поднять уровень тревоги на базе и приготовить отряды Страйк-5 и Страйк-6 к бою. скайрейнджеры "Кримзон" и "Харбинджер" доставят их на поле боя. Эскадрилья "Череп" перехватит цель, – быстро приказал Брэдфорд и поднялся из-за стола. Пропустив озадаченный ответ Центра мимо ушей, он повернулся к Лане:

– Капрал Дженкинс, наш разговор окончен. Возвращайтесь в Медотдел, немедленно.

Лана встала на ноги, решительно отдала честь и покинула офис. Как только дверь позади нее закрылась, Брэдфорд снял гарнитуру, потер виски и затем, вернув ее на место, также направился к выходу. С этой работой у меня нет ни единого дня без головной боли.


В оригинале Т-БМП назывались "SHIV" – Super Heavy Infantry Vehicle. Слово "Shiv" также переводится как "заточка".

...