Н. А. Понин, научный сотрудник

Понин Николай Александрович или просто Николай. Научный сотрудник: в прошлом лаборант, ныне контактёр. В браке не состоял, не судим, вредных привычек не имеет, встретиться с чудом в реальной жизни не мечтал, фамилию не менял. Ну, а Пинки Пай знают все.

Пинки Пай Человеки

Последний момент тени

О том, что можно увидеть, перед тем, как полностью и безвозвратно раствориться.

ОС - пони

Мир Сио: Отдельные рассказы

Отдельные рассказы, являющиеся продолжением "Записок веселого аликорна". Посвящены тому, как "нерожденные" жили до и после описываемых в "Записках" событий (а так же затрагивают их конфликт с межмировыми сектантами). Рассказы отличаются между собой по стилю, времени событий, освещаемым темам и героям. Но расположены в хронологическом (или близком к таковому) порядке. В общем, альтернативщина и натасканное из чужих фанфиков)

ОС - пони

Великие герои против коварного злодея

Группа храбрых пони лицом к лицу встречается со злодеем.

ОС - пони Король Сомбра

Невозможная книга

Однажды принцесса Селестия послала Твайлайт Спаркл в дальние южные провинции Эквестрии для изучения местных культурных традиций. Принцесса хотела, чтобы её ученица отдохнула и улучшила свои навыки общения с другими пони. Твайлайт так увлеклась некоторыми аспектами древней истории, что, вернувшись, тут же пропала в архивах кантерлотской библиотеки и обнаружила там нечто — книгу, которая чуть было не погубила её.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Дружбу всем

Дружба, дружба сквозь пространство, дружба между такими разными существами. А может дружба это нечто большее?

Твайлайт Спаркл Человеки

Солярис

Солярис. Все пони Эквестрии знают это слово. Но не для всех оно означает одно и то же. Кантарлот, Понивиль, Мейнхеттен, Клаудсдейл... большинство жителей крупных городов Эквестрии видят в этом слове радость и комфорт, безопасность и благополучие. Компания Солярис подарила Эквестрии практически все возможные блага, но у каждой медали есть и обратная сторона... и даже на первый взгляд самое светлое добро может оказаться главной тьмой в истории пони. Старлайт, молодая кобыла-единорог оказывается втянута в тайны Солярис. Сможет ли она противостоять самой сильной компании в мире? Компании, которую поддерживает сама Селестия? Компании, что именует себе "солнцем, всегда озаряющим Эквестрию"?

Другие пони ОС - пони

Свергнуть Принцессу

Тот факт, что две сестры провели Эквестрию через тысячи лет мира еще не означает, что нет тех, кто считает, что может лучше С помощью мощного артефакта группа ополченцев заблокировала Селестию в своем замке и лишила ее власти. Как только пал последний стражник, она слышит стук в тронный зал и чувствует, что ее конец близок...

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Кровавые Копыта:Освобождение

Единорог по имени Эрил и пегас по имени Зино отправляются ночью в экспедицию в Вечносвободный лес. Они сталкиваются с различными трудностями и противоречиями, чтобы обнаружить то, чего лучше бы они не обнаружили. Их поступки приведут к печальным последствиям.

ОС - пони

Stuck/Застрявшая

Эпплджек и Рэйнбоу Дэш совершают пробежку по Белохвостому Лесу, однако случайное падение ставит ЭйДжей в весьма неловкое положение...

Рэйнбоу Дэш Эплджек

Автор рисунка: aJVL
Глава 18. Пуля дура... Глава 20. Тот, кого никто не знает.

Глава 19. Тяжело в учении...

Рассуждение о технике грифонов и пони, показательные полеты и незапланированная стрельба по движущимся целям.

Глава 19
Тяжело в учении…

«Наверное, они хотят, чтобы мы преклонились перед всей мощью армии Королевства…» — подумала я, глядя на, до боли знакомые по фильмам про Вторую Мировую, танки. Вот Pz.Kpfw II Ausf L, вот Pz-III Ausf L и Pz-IV Ausf G. Эти три танка составляли основу «непобедимых» сил королевства. Правда, непобедимыми они были только потому, что никогда не воевали. На вопрос, зачем вообще вкладывать такое количество финансов в ВПК, генерал Штаер, командовавший гарнизоном Железной Твердыни, сказал, что, мол, рано или поздно, может понадобиться сила. Только вот, насколько мне было интересно слушать о становлении армии грифонов, настолько смешно было нашим солдатам смотреть на железные коробки, приходившиеся нашим танкам, где-то прапрадедушками. Интересно, а 75-миллиметровая пушка Pz-4 хоть поцарапает броню БМПВ-64?

Сталлионградцы тоже попытались удивить, правда, не столько нас, сколько грифонов. М-да, вместо Курской Дуги, в «бой», Т-34-76 вступили на Арилонском плато, на котором, собственно, и проходили учения. Собственно, внешние отличия были минимальны, в то время, как «начинка» танка весьма отличалась от советской. Во-первых, в местном Т-34 не было ДВС, его место занимал такой-же двигатель, какой использовался в летающих кораблях. Во-вторых, сев в этот танк, я просто не смогла бы ничем управлять – слишком физиология и анатомия пони отличалась от человеческой.

Стоит отметить, что от Эквестрии были и оригинальные разработки, основанные на магии, например, электропушки и бластеры на танках и быстрых и маневренных антигравитационных платформах, походивших на небольшие истребители.

А вот, ГРУ нечем было блеснуть. Скромно стояли в сторонке пяток БМП-3, мелкосерийная тяжелобронированная 20-ти тонная модификация без автоматической пушки больше напоминала маленькую копию Т-90. Хоть ГРУ и располагало большим количеством разнообразной техники, из-за невероятного уровня секретности программы, протащить сюда даже сам Т-90 не представлялось возможным. Поэтому, приходилось выкручиваться и использовать технику подставной ЧВК. Другое дело, что Эквестрия была неплохим местом для запуска собственных разработок. Что это за разработки, никто не знал, но по хитрой ухмылке полковника, когда он говорил о сюрпризе для наших «коллег», я поняла, что лучше мне самой удивиться вместе со всеми.

Так что, между стройными рядами техники первой половины двадцатого века, стоял нестройный десяток тяжелых БМП, два Т-64 и вертолеты. Вот уж, где мы могли развернуться, так это вертолеты и самолеты, которые должны были пролететь над нами через несколько минут. А вместе с ними, и ВВС Эквестрии. Вандерболты и Шедоуболты. И еще тройка пегасов, как разводящие. Юмор в том, что на преодоление звукового барьера, пегасы тратили невероятное количество магической энергии, что порождало эффект, известный, как Радужный Удар. Но наши самолеты тоже умели переходить на сверхзвук, правда, без подобного эффекта. Поэтому, после радужных ударов Шедоуболтов и Вандерболтов, Рэинбоу Дэш (она была центральным разводящим) ускорялась, преодолевала звуковой барьер и уходила вверх, давая нашим самолетам разогнаться до двух скоростей звука. Потому, что М-поле просто прорывало на скоростях, близких к 2М. И Радужный Удар самолеты производили после перехода на второй сверхзвук. Правда, он был несколько слабее и происходил только за счет разности потенциалов М-поля на кромках крыльев самолетов и в плотном воздухе. Грифонам в этом плане, нечего было противопоставить Эквестрии или ГРУ, так как, преодолеть звуковой барьер они не могли.

Не стоит и говорить, как Рэинбоу была рада стать ведущим пегасом в показательном полете. Ее кандидатуру пролоббировал Патрик, который летал с ней наперегонки до сверхзвука и обратно на Су-34. Да, пегаска проиграла, но была близка к победе. К тому же, в соревновании на маневренность, Рэинбоу легко садилась истребителю на хвост и уходила из-под прицела, так что, сложно было сказать, кто лучше по летным характеристикам, тем более, что из всех ракет на пегаску вообще наводились только ракеты, вручную наводимые с управляющих станций. Стрелять, конечно, по ней никто не стрелял, но этот факт заставил пилотов задуматься. Сам Патрик в этом полете не участвовал, предпочтя остаться наблюдателем с земли, что было, мягко говоря, странно – наверное, сказалась недавняя потеря единственного тяжелого транспортного вертолета корпуса. Суеверные ребята, эти летчики…

-Генералы, — обратился к командующим сталлионградскими и королевскими силами полковник, — Я нахожусь под впечатлением от увиденного, не столь в техническом, сколь в том плане, что увиденная мною техника поразительно соответствует той, что использовали мы примерно восемь десятков лет назад, вплоть до названий! У меня нет этому объяснения, поэтому, я просто приму это как данность. Чтож, у нас, — он обвел рукой наши скромные запасы, — У нас нет такого разнообразия и количества техники, но и этим мы можем вас несколько удивить… Это – образцы легкой техники, но, уверяю вас, найти на нее управу будет очень сложно. К чему я это говорю? К тому, что, если в недавней заварушке замешана «Атлантида», то стоит придумать, как модернизировать вашу и нашу технику, чтобы эффективно противодействовать ей.

-Полковник, вы серьезно? – насмешливо спросил Штаер, — Наши технологии достаточно развиты для того, чтобы эффективно противодействовать даже вашей технике.

«Наивный албанец…» — подумала я, глядя на генерала Сталлиона, командующего ВС Сталлионграда, с теми же чувствами, что и грифон, смотревшего на БМП. Этому было достаточно простое объяснение, менталитет танкостроения конца тридцатых – начала сороковых годов просто вопил «больше – значит, лучше»! Что могли мы, по их мнению, сделать своими двадцатитоннками против Т-34 или «Пантер», которые тоже присутствовали на смотре. Хах, да много что…

-Абсолютно, генерал, — сказал Трякшин, — Прошу вас, выделить для испытания по трем еденицам самых бронированных машин, которыми вы располагаете – для демонстрации, так сказать.

«Для разгромного унижения, вы хотели сказать, товарищ полковник…» — подумалось мне, но я благоразумно промолчала. Он планировал обстрелять их танки из РПГ-7, 100-мм пушек БМП и ракетами с вертолетов. Конечно, это была бы разгромная демонстрация. Но у Атлантиды, в техническом плане, были абсолютно развязаны руки – они смогли достать для повстанцев ядерную боеголовку, так чего им стоило достать и танки… Так что, строго говоря, при столкновении с наемниками, нас ждала та же участь, что и местную технику. Ну, может на пару секунд позже.

-Хорошо, полковник, — сказал Сталлион, — Но только после вашего аэробатического выступления.

-Да какое там выступление, — сказала Спитфайр, — На фоне того, что могут Вандерболты, назвать что-либо иное выступлением…

-Мэм, я попрошу воздержаться от подобных заявлений, — сказал Олланд, — Все, что вы видели доселе – так это базовые полеты для калибровки электроники под несколько иные условия полетов. Уж, что что, а переворот Цимермана, да на скорости, равной полутора скоростям звука, выполнить мы сможем.

-Что за переворот? – спросила капитан Вондерболтов.

-Бочка с одновременным переворотом на 360 градусов, не сбавляя тяги, с потерей скорости с 1800 до 560 километров в час, — просветил капитана Патрик, — Назван в честь подполковника Ханса Циммермана, впервые выполнившего эту фигуру высшего пилотажа в 2017 году на Су-34ММ.

-Пока я сама не увижу – я вам не поверю, — сухо сказала пегаска и натянула летные очки, — Мне пора. Смотрите, не потеряйте челюсти…

-Кто бы говорил… — сказал Патрик, — А она дерзкая.

-И самоуверенная, — Трякшин посмотрел ей вслед, — Она настоящий командир, раз так уверена в своих ребятах…

-А где наши? – спросила я у Олланда. Тот посмотрел на часы и уверенно сказал.

-Они еще на аэродроме.

Генерал Штаер поперхнулся – ведь, до полетов, оставалось всего-ничего. Очевидно, он не мог и представить скоростей, с которыми могли двигаться пегасы и истребители.


*Из записи переговоров пилотов Экспедиционного Корпуса.

*Д: Диспетчер.

*МКП – мобильный командный пункт.

*IH1 – диспетчерская Железной Твердыни.

*900 – пилот Су-35, ведущий.

*901 – пилот Су-35, ведомый 1.

*902 – пилот Су-35, ведомый 2.
900: Диспетчер, заправка завершена, подходим к ВПП.
901: Подтверждаю, выходим на ВПП 3-6
900: Предполетная подготовка завершена.
901: Подтверждаю.
900: 902, твою мать, ты что, уснул?
902: Никак нет, подтверждаю заправку и предполетную подготовку.

Д: 900, 901 и 902 – можете взлетать, удачной охоты.
900: Вас понял, вышка.

Д: Передаю вас МКП, счастливого пути.
900: Вас понял, диспетчер, счастливо оставаться.

МКП: Звено 9, подтвердите взлет.
900: Взлет подтверждаю, тяга 55%
901: Подтверждаю, тяга на 55.
900: Второй, чтоб тебя, ты там оглох?
902: МКП, подтверждаю взлет. Прости, командир, радио барахлит – то слышно, то нет.

МКП: 902, переключитесь на ретрансляцию 900-го.
900: 2-ой, слышал?
902: Принял, теперь слышу вас четко.

МКП: Итак, полетное задание – двигайтесь к точке Альфа, там к вам присоединится 3 Папа Сиерра и 3 Папа Ромео.
900: Принял, МКП, рассчетное время – две минуты.
901: Командир, как вообще они могут на околозвуковых скоростях летать?
900: Марк, а как единороги могут телепортироваться? Спроси чего полегче.
902: Неделю назад, одна пегаска с радужным хвостом, чуть не обогнала Патрика.
901: Луи, да ты гонишь…
900: Не гонит, я тоже слышал. Н, кстати, сегодня и узнаем, эта пегаска – Папа Ромео Главный.
901: Пегаска – Папа? Смешно звучит.
902: А остальные?
901: Пегасья пилотажная команда… Что-то-болты, врать не буду, не помню.
900: Вот от кого, так от тебя не ожидал… Ты вообще, брифинг читал?
901: Ну…
900: Без ну! Шедоуболты они. Одна из двух пилотажных групп ВВС Эквестрии.
902: Не знал что у цветных поняш есть ВВС.

МКП: Так, народ, кончайте позориться в эфире – я подключаю канал ВВС Эквестрии. Ваш позывной – Хотел Лима. Перевожу вас на канал Айронхолд-1, счастливого пути.
900: Adios, МКП. Айронхолд, 900 на связи.

IH1: Всем группам, проверка связи.
900: 9-ое звено, эфир слушаю.

ШБ: Найтшейд на связи.

РД: Рэинбоу Дэш на связи.

IH1: Вондерболты, ответьте…

IH1: Вондерболты…

ШБ: Спитфайр, вы нас слышите?

ВБ: Слышу вас, Айронхолд. Чертов шлем, никак не хотел застегиваться.

РД: Клевая штуковина, совершенно не мешает говорить на высокой скорости.
900: Вышли на траверс Оэрликон, скорость 580, высота 1000. Идем на точку бета.

IH1: В точке бета вас ждет 3 Папа Вискей.

РД: Папа-кто?
900: Это условные обозначения. Папа – пегасы, Вискей – Вондерболты, по первым буквам.

ВБ: Эй, я же кобылка?!

IH1: Не спрашивайте, Спитфайр. Не мы придумали эти обозначения.

ШБ: Это Папа Сьерра, заняли позицию справа от Хотел Лима.

РД: Ладно, с нами я поняла аналогию, а с вами?
900: Хотел Лима – от Human и Light.

ШБ: Ничего себе – легкие. Сколько эти самолеты весят?
902: Это не сверхтяжелый бомбардировщик, так что, имеем право.
901: Хотя, логичнее было бы назвать по принадлежности к истребителям.
902: Забей.

РД: Подходим к точке встречи. Папа Вистей, видите нас?
902: Папа Вискей, Рэинбоу.

ВБ: Так точно, вижу вас… А вы быстро движетесь, для таких тушек-то…

IH1: Занимайте позицию слева от Хотел Лима.
901: Папа Ромео, а это правда, что вас Патрик обогнал?

РД: Ну… Да. Но я поддавалась.
902: Правда?

РД: Ну…
900: Понятно все…

РД: Зато, он сам сказал, что не смог на меня навестись.

ШБ: Я вообще до сегодня не верил, что такие тяжелые махины могут вообще подняться в воздух…

ВБ: Обогнать Рэинбоу? Пока не увижу – не поверю…
902: Папа Вискей, не вздумайте заходить сзади, там горячая реактивная струя!

ВБ: Понятно… Айронхолд, это Спитфайр – заняла позицию слева от истребителей.

РД: Истребители… Неплохое название для отряда…

ШБ: Это тип самолетов, а не название…

РД: А как ваш отряд называется?
900: В смысле?

РД: Ну, у нас Шедоуболты и Вондерболты, а ваш как?
902: Вот уж не думал, что нас примут за пилотажную группу…
900: Рэинбоу, мы простые пилоты. Нашу группу сформировали неделю назад.

ВБ: Нет, ну нормально, поставили нас рядом с простыми пегас… Кхм, пилотами.
901: Ну, в ГРУ не берут абы-кого, тем более, в пилоты ГРУ.
902: У нас у каждого по столько часов налета в боевых условиях…

ШБ: Все-равно, странно, что вас никак не назвали…

IH1: Итак, все в сборе. Двигайтесь к точке гамма, после чего, поступайте по плану… Стоп, кто это на радаре?
900: Вертолеты? А в этой зоне полеты разрешены?

IH1: Вроде, нет…

РД: Это не вертолет, это летучий корабль грифонов…
901: У меня плохое предчувствие…

IH1: Так, у меня нет по нему информации. Хотя, он нам не угрожает…
902: ДА? У меня облучение лазером!
901: Твою мать, та же хрень…

IH1: Так, всем – срочно ускоряйтесь! Хотел Лима – наберите 1500 – и на форсаж!
900: Вас понял…
901: У меня предупреждение!
902: Ракеты пошли…

РД: Что за сено?

ШБ: Похоже, что кому-то очень не хочется, чтобы мы добрались…
901: Отстрелил ловушки, ракета ушла…

IH1: Эм, ребята… Впереди еще несколько кораблей…
900: Сообщи полковнику, пусть поднимает вертолеты, у нас кроме пушек и дополнительных баков ничего…

IH1: Уже… Они поднимают вертолеты…

Патрик: Это Хотел Дважды, мы в тридцати километрах от заграждения…
900: У них есть, по меньшей мере, несколько ракет малой дальности…

Патрик: Не беспокойся, Вито, я все решу…
900: Как я рад тому, что это ты пилотируешь вертушку…

Патрик: Спасибо и на том… ОК, скорость триста, расчетное время прибытия – пять минут. Штаер санкционировал огонь на поражение…
902: Они запустили ракету, но у меня нет предупреждения…
900: Похоже, что по кому-то из пегасов.

РД: Чего?

IH1: Всем в рассыпную, на максимальных скоростях!
901: Рэинбоу, ракета пошла за тобой!

ШБ: Хрена себе, какая огромная!

РД: Твою… Хух, ми… *взрыв* Лягать твою *цензура*, а сказать о том, что она взорвется, если мимо пройдет?

ВБ: Рэинбоу, ты как?

РД: Осколки прошли мимо…
900: Повезло тебе, расстояние всего-то сто метров…
902: Хрена себе, учения…
900: Ракета пошла на меня… Погодите, у меня идея…
901: Твою мать, босс, ты совсем *цензура*.
900: До прихода Хотел Дважды мы можем просто не дожить…
902: Как ты их собьешь?
900: А нахрена в самолетах пушки?

*Конец переговоров


Простая демонстрация превратилась в ад. В ад для совершенно неподготовленных грифонов, которые обстреляли самолеты с помощью ракет С-75. Они так увлеклись стрельбой по «беззащитным» целям, что проморгали момент, когда 900-ый прошил все восемь кораблей бронебойными 30-миллиметровыми снарядами. А подоспевшие вертолеты окружили выживших грифонов и заставили их сдаться.

Такая наглядная демонстрация силы и опасности заставила генералов задуматься о словах Трякшина. Тем более, что этот технологический союз мог положительно сказаться на защищенности всех сторон конфликта.

-Знаете, я положительно поражена действиями ваших пилотов, — сказала мне Спитфайр, — Они не вели себя, как будто в чем-то нас превосходили…

-Можете сказать им это лично, — сказал Патрик, — Им тоже не терпится с вами познакомиться, капитан.

-Полковник приглашает вас на базу, после окончания учений… — сказала я, — Только, будьте с ними повежливее, прошу вас.

Пегаска улыбнулась и скромно попрощавшись, улетела в Эквестрию – ее миссия здесь была выполнена, и она имела полное право отдохнуть. А вот Рэинбоу все никак не могла отойти от пережитого.

-Это… Это было… — она мелко дрожала, а на ее мордочке было настолько неопределенное выражение лица, что мне стало не по себе.

-Дэши, ты так уже два часа сидишь, просто скажи уже, что это было круто, — Патрик решил ускорить процесс осознания пегаской этого простого факта.

-Это было… Нереально круто! – воскликнула она, — Блин, я ведь теперь не только самый быстрый пегас, но и самый везучий! С таким везением, меня точно возьмут в Вандерболты!

-А кто с тобой в разводящих летел? – спросил Патрик. Пегаска махнула копытом и умолчала, видимо, не желая делить славу с кем-либо еще. Я вздохнула и вышла из диспетчерской Айронхолд-1, переоборудованной из наблюдательной вышки порта установкой радио и радара. Справедливости ради, стоит отметить, что, если бы не новые радары самих истребителей, ракеты бы не заметили до момента их пуска, что существенно снизило бы время реагирования.

Я вдохнула свежий горный воздух и пошла в штаб. Разбор полетов, в прямом и переносном смысле, как поезд — опоздавших не ждет.