Автор рисунка: Siansaar
Голоса прошлого Дорога в Ад

Экстренная остановка - Отряд самоубийц

Это были длинные секунды тишины. По крайней мере, мне они показались очень долгими. Трюкачка, Вельвет, Отем – смотря на меня замерли в ожидании. Я догадывался чего они от меня ждут (подтверждения или опровержения), но не мог чётко сформировать свои мысли, и тем более чётко их озвучить, так что общее молчание должен был прервать самый нетерпеливый. Как нестранно им оказался ржаво-коричневый пегас:

— Это правда? Ты «призрак иного мира»? – его голос хоть и был ровным, но в нём чувствовалась лёгкая дрожь. У меня же нервная дрожь была по всему телу, и тем более в мыслях, так что мой ответ был малоподходящим под ситуацию:

— Да нет, что ты, русского мира не существует, это выдумки кремлёвской пропаганды.

Не знаю, как бы продолжился разговор, но случилось непредвиденное. Хотя почему «непредвиденное» — я ожидал чего-то подобного, хотя и надеялся, что до этого не дойдёт.

Даже несмотря на расширенное боковое зрение, я не видел того что происходило в кабине, и совсем забыл что наш БТР ведёт полосатый гуль. То как он развернул «баранку» прошло для меня незамеченным но, судя по всему, разворот был резким и с одновременным нажатием по тормозам. По крайней мере, меня и остальных «пассажиров» резко отбросило к стенке а, судя по последующему крену, БТР был на волосок от того чтобы перевернутся. Самым ироничным в этой ситуации было то, что, из пассажиров, пленная Вельвет была в самом лучшем положении. Будучи связанной и пристёгнутой она избежала участи разбить нос о металл. По правде, мой нос не очень пострадал (я успел сгруппироваться, а бинты на морде были довольно мягкими), да и голова не кружилась, так что моё зрение не было затуманенным, и, повернув голову в сторону кабины, я четко различил нашего прогнившего товарища с пистолетом в пасти. Целился он не в меня, но что-то подсказывало, что когда он пристрелит свою цель я буду следующим на очереди. В мгновение у меня промелькнула мысль бросится в «рукопашную» но, похоже, не только я сохранил сосредоточенность после «полицейского разворота».

До момента выстрела, голова Сулика покрылась красной магической аурой Трюкачки, и, резко отклонилась в сторону, ударив того о стенку БТРа. Не знаю, был ли в данный момент полосатик в сознании, но его пистолет всё же выполнил свою функцию.

Вообще-то я и раньше знал, почему нельзя стрелять в замкнутых металлических помещениях, но и подумать не мог, что мне придётся испытать эту ситуацию на себе. Не знаю, по каким траекториям произошёл рикошет (в этот момент время не замедлялось) но знаю где пуля остановила своё движение – очередное ранение в заднюю часть ощутилось как привычное. Справедливости ради, стоит отметить, что местные пули довольно маломощные, да и в процессе кувыркания она потеряла часть импульса, но всё равно попадание, плашмя в зад, было болезненным. Конечно, лучше туда, чем в голову, но всё равно «неприятно». Слишком часто, в последнее время, мой зад ловит пули – даже Семенченко везло больше.

Отойдя от первого шока, и закончив с мыслями об украинском «херое», я снова переместил свой взор на гуля зебру — его положение было незавидно. Вид его гнилой морды бьющейся в красной ауре аликорна о металл был как «бальзам надушу». У меня не было к нему какой-либо особой неприязни, но от вида того, как избивают того кто меня подстрелил, я получал эстетическое наслаждение. К счастью для Сулика полковник решил прервать деятельность «Тринити»:

— Прекрати – ты убьёшь его!

— Этого и добиваюсь! – аликорн дала честный ответ, который не устроил полковника.

— Я сказал — ПРЕКРАТИ! – после сказанного пегасом последовал знакомый (нарастающий) звук «взведения» бластера, что я взял у Хомейдж.

Данная «мелодия» действовала лучше тысячи слов – аура вокруг гуля начала затухать. Лишившись её опоры Сулик плашмя упал на пол, где и продолжил неподвижно лежать. Перед тем как проверить, добилась ли Трюкачка своего, я обернулся, чтобы быть в курсе ситуации. Ситуация была накалена – Отем держа в пасти бластер (похожий на водяной пистолет) держал в прицеле Трюкачку. Трюкачка, стоя на чуть присогнутых ногах, сохраняла абсолютную неподвижность. Вельвет, похоже «места себе не находила». На мордах аликорна и единорога читался страх, на морде пегаса серьёзность, и у всех троих были прижаты уши – сколько эмоций было в этой «картине». Я в эту «картину» не вписывался, но решил вмешаться, пока не случилось непоправимое:

— Всем узбагоится. Немного самоконтроля.

— Я збагойна, — голос Трюкачки дрожал, — Пусть он опустит оружие.

Однако пегас хоть и не выстрелил, но не собирался держать «пистолет в кобуре». Держа аликорна на мушке, и косясь на меня, он медленным шагом попятился назад к кормовой двери, расправив крыло, надеясь, дотянутся до переключателя. Неужели он собирался покинуть машину и добраться до Мстителя своим ходом, или задумал что-то иное? Этого я так и не узнал, да и в будущем спрашивать не стал, я не настолько любопытен. Вопросы стала задавать та, от кого мы меньше всего этого ждали.

— Да как такое возможно?! – Вельвет кричала, будучи всё ещё привязанной к сиденью, — Как вы, будучи в таких отношениях, друг с другом, могли нам противостоять?! Как вы друг друга не поубивали?!

Голос пленницы подействовал на всех, кто был в сознании, как ведро холодной воды. Пегас остановил «заднюю передачу» а Трюкачка подняв уши развернулась к пленнице, та продолжала бесится.

— Похоже, вам неважно кого убивать, лишь бы убивать! – далее она отдышалась и, прейдя в себя, продолжила более спокойно, — Если бы вы слушали, что вам говорят? Если бы сами больше говорили, чем стреляли? Многого можно добиться, используя только доброе слово, без пистолета.

В БТРе снова наступило затишье. Я смутно понимал, что сейчас произошло и, похоже, Трикси и полковник также разделяли моё замешательство. Похоже, Вельвет была единственной не впавшей в это состояние, по крайней мере, именно она прервала неловкий ступор.

— Помогите своему другу, — взглядом единорог указала на бессознательного гуля, — Дайте ему зелья пока не поздно. Он может умереть от кровоизлияния.

Парадокс, но именно аликорн решила последовать совету Вельвет. С презрением смотря на пленницу Трюкачка магией достала из сумки (с розовыми крестами и бабочками) бутыль с зельем. После она, светя дрелью, поставила Сулика в сидячее положение и влила в его пасть лекарство.

Лекарство быстро подействовало — буквально через минуту Сулик устало открыл, смотрящие в разные стороны, глаза. Белок его глаз был красного оттенка а, судя по стонам, полосатик испытывал ещё и головную боль. Тем не менее, он нашёл в себе силы задать вопрос:

— Почему пол шатается? Где я?– голос зебры был как спросони. Пегас, видя его состояние, решил неудачно «приколоться».

— На Луне. Сейчас здесь лунотрясение.

— На Луне, — Сулик говорил, прищурив глаза и качая головой, — Как я туда попал? Также как туда попала «Посланница звёзд»? – тут Сулик замер, сделав паузу, а после открыл в ужасе глаза, уставившись на Трюкачку, — «Посланница звёзд»! Ты «Посланница звёзд»!

Далее зебра резко дёрнулся в сторону аликорна но та прижала его к стенке магией. Сулик отчаянно пытался освободится – бесполезно. Этот момент показался мне подходящим для переговоров, и я решил поинтересоваться у полосатика насчёт причины его агрессии:

— Значит «Посланница звёзд» — мы уже это обсуждали. Ты из-за этого стрелял?

— Долг любой зебры сражаться с этим злом, — и без того хриплый голос гуля прибавил хрипаты из-за магического давления на горле. Заметив это, я указал Трюкачке вначале на свою, а потом и на его гортань. Трикси поняв, что я имею ввиду убавила хват – Сулик тут же начал отчаянно глотать воздух.

— То есть ты целился в неё, — я указал на аликорна, — а попал в меня, — говоря я одновременно вытаскивал «магнитным» копытом пулю из своего зада, — Меня ты тоже собирался пристрелить? – после сказанного я всё-таки вынул пулю. Какое-то не героическое у меня «профессиональное» ранение. Своё «наблюдение» я озвучивать не стал и, навострив уши, вслушивался в каждое слово полосатика.

— Тебя привела «Посланница звёзд», ты помогаешь ей преобразовывать наш мир в свой. Я должен был раньше догадаться. Нашим проектом по воспроизведению мегазаклинания тоже руководил темноглазый со странным акцентом. Только сейчас я всё понял, всё встало на свои места. Лишь «Посланники звёзд» и сами звёзды могут обладать силой перемещения душ, и лишь зебры знали правдуааахррр…. – магический хват у горла зебры снова усилился.

— Я не «Посланница звёзд», — аликорн говорила сквозь зубы, — и ничего не имею против зебр, но если ты дальше продолжишь следовать своим предрассудкам, то станешь первым зеброй которого я убью, — после сказанного Трюкачка убрала хват с горла гуля, а я продолжил диалог:

— Честно, не от тебя я ожидал такой реакции, — боковым зрением я увидел, что пегас понял на кого я намекаю и, судя по его хмурой морде ему это не понравилось, — Ты мне казался адекватным. Включи логику – если бы она и вправду была «звезданутой» то стал бы я, по её приказу, освобождать тебя из тюрьмы.

— Звёзды умны и хитры, — Сулик говорил ровно и уверенно, — Даже, несмотря на своё могущество, они редко действуют самостоятельно, и сеют зло, используя посланников. Лишь сейчас я понял, что и у самой посланницы были свои марионетки, даже не осознающие этого. Чего ты надеешься добиться? Того же чего и твои предшественники? Уничтожить наш мир и на его руинах построить свой? Может Селестия и враг, но у меня нет основания ей не верить, твои предшественники уничтожили наш мир, мою страну!

— Это говорит тот, кто сделал бомбу? – я решил намекнуть полосатику кто истинный виновник.

— Я не делал бомбу! Я сделал предохранитель – устройство, что не давало детонатору сработать внештатно! – Сулик всё больше выходил из себя но, прежде чем его успокоить, я решил доказать ему его неправоту:

— Это деталь бомбы.

— Не я её создал, и я не хотел, чтобы она сработала! Она была основана на вашей «призрачной» технологии! Этой технологией вы свой мир превратили в пустошь, и без сожаления проделали то же в нашем!

— Ты же слышал – «призраки» были марионетками.

— Это ничего не меняет. Тебя призвало зло, и ты заставил меня тебе помогать!

— Здесь нет «злых», — мысленно я вспомнил всех пассажиров БТРа, даже Вельвет, — Ты тоже бу… — договорить фразу я не смог, Сулик меня перебил:

— Бе, бе, бе – подобные тебе так говорили.

— «Бе, бе, бе» – так со мной ещё ни кто не разговаривал! – по понятным причинам я возмутился.

— Свой мир превратил в пустошь, убирайся из моего мира, в, как ты говорил — «русский мир»! – похоже, Отем был не прав когда говорил что вместе с ирокезом Сулик растерял свою память.

— Из твоего мира?! В русский?! Я украинец! – в данный момент я чувствовал себя известным грызуном (то есть грузином). Конечно, по уровню интеллекта и харизмы я лишь немного превосходил Кличко но сказанное было тупо, даже по моим меркам. Никакой я не украинец.

— Так, мне это надоело, — полковник, слушая нашу дискуссию, решил вмешаться, и обратился к полосатику, — Похоже, в момент гулификации ты был мысленно зациклен на своих предрассудках, иначе я не знаю, как объяснить, что за сотни лет ты не переосмыслил случившиеся с Эквестрией да и остальным миром. Даже услышав всё меняющие факты, от самой Селестии, ты пытаешься их подстраивать под бредовые теории зебр.

— Бредовые?! Ты сам говорил, «в каком мире мы живём».

После сказанного гулем зеброй было ожидаемо, что дальше будет долгая «философская» дискуссия. Мне всё это откровенно надоело, и я решил действовать по принципу «меньше слов, больше дела». Конечно, без слов не обойдется, но я решил кратко и чётко объяснить ситуацию:

— Короче, — пегас и гуль затихли, а я, с серьёзной «миной» (не видной из под бинтов) смотрел на полосатика, — Тебе всё объяснили. Здесь нет никаких «посланников» и у меня нет планов на этот мир — я вообще хочу от сюда убраться хоть на Таймыр хоть в Канатоп. У тебя есть выбор – снова стать адекватным или продолжить следовать своим убеждениям. Оба варианта вызовут уважение, но во втором случае, при нашей следующей встрече, я с тебя все полоски сотру, что даже Тымчук не воскресит.

Вряд ли Сулик понял, на что я ссылался но, судя по затишью, сказанное произвело впечатление. Не знаю о чём он думал, но надеялся, что он включил логику — если бы не я и пегас то он бы наверняка не дожил бы до этого дня, а сгнил в одиночке пенитенциарного учреждения Арба.

— Может ты и прав – я погорячился, — далее гуль глубоко вздохнул и продолжил, — Пойми меня правильно, зебры шли воевать, чтобы противостоять «посланнице звёзд» и её планам. Очевидно, что мы проиграли, а эта, как ты назвал, Тринити, вполне подходит под её описание. У меня были сомнения насчёт своих выводов, но после сказанного Селестией сомнения отпали. Сейчас же, я снова сомневаюсь, на чьей стороне мне стоит быть, но обещаю, что больше подобного не повторится, — далее полосатик затих, ожидая нашего решения.

Честно говоря, насчёт «не повторится» я ему не верил. Отем тоже обещал мне подобное, а после обстрелял меня из бронебойки. С другой стороны, всё окончилось благополучно, в каком-то смысле. Мы все живы (что здоровы, не могу сказать). Отем был готов дать ему шанс, Трикси тоже не сильно злилась, я же, взвесив все за и против, попросил Трюкачку снять магический хват.

— Всё же помирились, — сказала связанная Вельвет, — Я рада что, в конечном счете, в вас не ошиблась.

— Чего б…я? – ответ Трикси был краток и полон презрения.

— Селестия и Дарительница считают вас безнадёжными, что вы абсолютное зло, которое нужно уничтожить, я же думаю иначе, — Вельвет говорила ровным голосом.

— И поэтому присоединилась к Когтям, а потом натравила на нас свою птицу? – вопрос Отема был понятен. После сказанного Вельвет отдышалась и продолжила:

— Тогда события разворачивались стремительно и неожиданно, но я не присоединялась к Когтям. Я собиралась вести переговоры.

— О сдаче? – пегас был краток.

— Да, в каком-то смысле, я и сейчас их веду.

— Ха, ха. Ты надеялась, что мы добровольно сдадимся, чтобы провести остаток жизни в тюрьме или отправится на эшафот?

— Нет, сдавшись мне, казнь точно была бы исключена. Может я и желала твоей смерти, когда ты убил моего особенного пони, и злюсь на тебя за своего питомца, но казнь это неправильно. Я не стану отнимать чью-то жизнь, тем более, чтобы удовлетворить такое ничтожное чувство как месть. Так что убедительно прошу, снимите, с меня блокиратор и развяжите, после мы всё обсудим, — у меня были слова на этот счет, но Трюкачка меня опередила:

— Надеюсь, мы все понимаем, что будет, если освободить её рог. Она владеет заклинанием обезболивания, которое сопровождается полным параличом тела. Она владеет им настолько хорошо, что способна его применять даже по площадям обездвиживая всех кто в него попадёт, — на сказанное аликорном, Отем дал краткий ответ:

— Может мы, и сбежали из психушки, но не настолько тупые.

— Если ты и в правду не тупой, то должен понимать что я тебя спасла, — сказанное единорогом было логично, — Если бы не я и Последователи, то сторонники Дарительницы, при первой же возможности, избавили бы тебя от страданий. Хоть ты был и не единственным, но главным пациентом той клиники. Я поклялась Флаттершай что найду способ тебя вылечить, и как видишь — клятва исполнена.

— Ковыряться у меня в мозгах – это твой способ лечения? — я вмешался в дискуссию, Вельвет охотно ответила:

— Нет, я не ожидала такого эффекта, я вообще подобного не ожидала. Никто из нас не знал ни о каких «призраках», и в клинику тебя доставили как обычного пациента, несмотря на отсутствие метки. Только когда ты стал отторгать магию, а зелья что тебе давали, не оказывали эффекта, я поняла, что ты не обычный пациент и перевела тебя в закрытую палату. Лишь используя не магическое медицинское оборудование мне удалось про сканировать твой мозг. Тогда я не знала, что те опухоли были побочным эффектом переноса сознания и решила что они злокачественные, — после чёрная морда с наигранным сожалением вздохнула и продолжила:

— Я всегда считала лоботомию варварским методом, но тогда её применение казалось логичным решением. Будучи неспособной даже смотреть на это, я попросила лучшего хирурга Последователей провести операцию, — тут Вельвет ненадолго затихла, — Мы отвлекаемся от темы, не с тобой я собиралась говорить, — после сказанного единорог уставилась на аликорна. Та вскоре ответила:

— Нам не о чем говорить. Ты и Последователи оскверняете саму природу пони. Способствуете размножению мерзким порождениям Богини. Может это и странно слышать от аликорна но я уверенна в своей правоте.

— Это было бы странно, если бы не одна деталь, — Вельвет хитро прищурилась, — Тебя не смущал факт, что, из всех аликорнов, ты единственная кто к нам не присоединилась?

— Наоборот, я этому рада, — похоже, Трюкачка решила взять пример с пегаса в краткости ответов.

— Эта радость иллюзия. Ты использовала призрака как марионетку, не зная, что сама исполняешь чужие приказы.

— Чего??? – Трикси нахмурилась.

— Чёрная книга — в ней заточена злая душа зебры алхимика. Следуя её приказам, министерская кобылка Рарити делала ужасные вещи. Я надеялась, что эта книга и всё зло, что в ней сокрыто, уничтожено, но, похоже, эту книгу и в правду нельзя уничтожить. Видя поведение вашего друга (Вельвет указывала на зебру гуля) смею предположить что книга, считая аликорнов Последователей копиями «посланницы звёзд», использовала тебя для борьбы с нами. Отдай эту книгу мне, и я захороню её там, где её не найдут. Уверяю, что мой разум устойчив даже к зебринской магии, а так как ты действовала под чужим влиянием, то получишь снисхождение, — далее пленница переключила своё внимание на меня:

— К тебе у меня аналогичное предложение. Ты также действовал не по своей воле, и я готова тебя простить. Селестия даже не считает тебя живым существом, и она описывала тебя скорее как компьютерную программу подобную ей самой, заложенную в разум земного пони. То что было на записи лишь небольшой отрывок того что говорила о «призраках» Селестия, а говорила она множество мерзких вещей. То что вы не цените даже собственную жизнь, что практикуете употребления мяса, даже того вида в который вселены, что будучи неспособными размножатся, проявляете повышенную половую активность. Не знаю, правда это или нет, но взятые вами в плен «Дети Собора» остались живы, и на них не было следов насилия. То, что у трупов в ящиках не были срезаны части плоти, тоже посеяло сомнения в правоте Селестии. Уверенна что, будучи разумным существом, ты сможешь влиться в наши ряды. В рядах «Последователей Апокалипсиса» нет места расовым стереотипам.

Вельвет затихла, а вместе с ней мы все. Трикси смотря на пленницу, скосила морду в отвращении, но не решалась что-то сказать. Похоже, она не догадывалась о подобном факте, а после услышанного не знала, являлись ли её решения действительно её. На меня сказанное также произвело впечатление. Затишье прервал полковник:

— Мне ты тоже собиралась что-то пообещать?

— Да собиралась. Я могу устроить так что вас не найдут ни рейнджеры ни Когти ни Литлпип. Может вы и сделали много зла, но уверена что ты лишь хотел блага для пегасов. Дарительница тоже убила многих невинных, преследуя благие цели. Ты от неё отличаешься лишь тем, что она победила, поступив с тобой нечестно. Освободите меня, сдайте оружие, скажите координаты Громовержца. Обещаю что «Последователи апокалипсиса» обеспечат вам безопасность и работу во благо Эквестрии.

— Координаты Громовержца – чтобы вы всех убили? – пегас задал риторический вопрос. Для полковника Громовержец по-прежнему в приоритете.

— Конечно, нет, — ответила палкоголовая, — Как заметила «марионетка книги», я в совершенстве владею заклинанием, используя которое, можно всё решить не пролив крови.

Снова последовало затишье, я обдумывал услышанное. Вельвет предлагала нам что-то похожее на «защиту свидетелей». В реальной жизни, Березовский воспользовался такой возможностью и, инсценировав свою смерть, преспокойно жил в Новой Зеландии. Вот только, основания верить чёрной палкоголовой у меня, даже меньше чем к английским спецслужбам:

— И это твой план переговоров? — я усмехнулся, — Ты даже тупее чем я думал.
Вельвет, услышав моё мнение о ней сменила выражение морды с улыбчивого на серьёзное:

— Нет — это вы тупые если откажитесь.

— Если мы тупые, то почему нам удавалось успешно скрываться? Почему ты в плену? Почему нам удалось перехватить «Селестию один»? Почему мне удалось (во многих смыслах) отрубить голову военной машине НКР?

— Ха, ха (смеётся). Ты считаешь, что смерть Гаудины сильно ослабило НКР? Да смерть Каламити ничего не изменила. Даже если вы убьёте меня то — Последователи всё равно продолжат делать, то, что делали. Это Литлпип считает, что мир держится на героях как она, как я, как Хомейдж, но будучи одним из лидеров НКР я поняла, что это не так. Мы построили систему, которая не держится на отдельных лидерах как ты, — указала на Отема, — или Красный Глаз. Мне вообще противно, когда меня называют «героем пустоши». Я шла за Литлпип лишь потому, что надеялась сделать её добрее. Что, видя, как я спасаю тех, кого она не добила, она поймет, что нести добро нужно не с револьвером в ауре. В каком-то смысле я даже рада тому, как вы применили «Селестию Один». Вы разрушили крепость рейнджеров, где они воспроизводили технологию «Жар-бомб», и привели в негодность завод, в котором производили танки. Даже моего влияния как лидера Последователей не хватало, чтобы отменить эти проекты по воссозданию оружия массового поражения и боевых машин. Может это и мерзко звучит но, убив несколько десятков рейнджеров и рабочих, вы спасли сотни в будущем, и оказали «Последователям Апокалипсиса» большую услугу.

— Ну, прямо Елена Малышева и мать Тереза в одном лице. Не хватает только значка «Почётный донор — частный фонд Елены Боннэр». Лохотрон не пройдёт.

— Я, как и все Последователи, практикую донорство, и какой ещё «лохотрон»?

— В нашем мире такими благотворителями являются только криминальные авторитеты и коррупционеры. «Помощью нуждающимся» они лишь прикрывают свои теневые дела и обеляют себя в глазах общественности.

— Здесь не твой мир. То, что я делаю, является отражением моего элемента. За то добро, что я принесла аликорнам, они даже прозвали меня — «Та кто помогает». Мне не нравится это прозвище, мне вообще не нравиться когда кому-то дают прозвища. Тебя, — указала на Отема, — прозвали Дерпанутым. Тебя, — указала на меня, — прозвали Десхэд (мёртвая голова). Тебя и тебя, — указала на Трюкачку и гуля, — я даже не знаю, но уверенна, что и вы не избежите участи быть известными под различными кличками. Я против таких ярлыков и даже Дарительницу так называю скорее «по инерции».

— Неубедительно, — Отем снова подал голос, — С чего вдруг ты, ранее исполняя приказы Дарительницы, вдруг решила сделать нам такое предложение?

— Разве то, что я пытаюсь избежать смертей не убедительно? Я элемент доброты, а быть доброй это в первую очередь уметь прощать. Гаудина была не готова простить смерть Реджи а Литлпип никогда не простит смерть Каламити, и тем более Хомейдж. Единственная кого смогла простить Литлпип — это её собственная мать. Ещё когда я следовала за Дарительницей то заметила её проблемы с психикой. Может на неё так повлияли годы в «стойле», может плохие родители, может злоупотребление шаров памяти и наркотиков, однако после посещения Кантерлота она окончательно стала сходить с ума. Долгие годы её болезнь сдерживала лишь капсула управления погодой да ночи с Хомейдж, но после смерти ди-джея она окончательно свихнулась. К счастью мы с самого начала предусмотрели такой исход и, следуя моему приказу адские гончие, незаметно для всех, заложили взрывчатку под погодными башнями.

— То есть — это ты подорвала ту башню? – я задал слишком очевидный вопрос.

— Нет, детонатор активировал Спайк, и детонатор не был настроен на отдельные элементы контроля погоды. Единственное что сейчас может Литлпип это — выступать на радио да брать под контроль отдельных роботов, — после сказанного Вельвет, пегас сдержанно улыбнулся, а я не удержался от сарказма:

— *Вот понять не могу – это зрада или перемога? – никто кроме меня не понял сказанного, а пегас, делая вид что меня не слышал, продолжил:

— Дарительница больше не может делать то, что от природы должны делать пегасы – мне противно это признавать, но я тебе благодарен. Однако не думай, что тебе удалось нас убедить.

— Похоже, ты понимаешь лишь язык силы. Я тоже умею на нём говорить, — чёрная единорожка говорила очень серьёзно, — Если ты слушал мои не музыкальные выступления на радио, то должен знать что Последователи не беззащитные пацифисты. Хоть мы и пытаемся действовать без крови, но за нами стоит сила сотен аликорнов и множества пони. Даже адские гончие на нашей стороне. Тебе ли не знать об их эффективности. Вскоре мы найдём решение их проблемы размножения, также как нашли это решение для аликорнов, и стоит вам только спустится, как будете разорваны на части. И не думайте, что вы сможете долго скрываться – контролировать «пустошь» можно и без сети погодных башен. Это сейчас Когти и Последователи сосредоточились в поселениях, чтобы предотвратить мятежи, когда ситуация нормализуется по всей Эквестрии будут курсировать наши патрули. Может я и не одобряю последние действия Дарительницы, но я ценю то, что она подарила нам свет Солнца и Луны. Последователи готовы сражаться за этот дар. Ради него мы станем «Воинами Света», «Воинами Добра», и, если нужно, усилим наши тела технологиями из сто первого стойла. Против горстки ваших бойцов встанут ряды киборгов, таких же, как Каламити. Вам не победить.

Снова последовала «рекламная пауза». Я не знал что говорить, Трюкачка и Сулик также затихли, пока Отем о чем-то думал. Вскоре пегас прервал затишье:

— Победю, то есть побежу, мляяя… Дурацкий глагол, вечно с ним путаюсь, но пожалуй ты права — гончие в бою пугающе эффективны, — после он указал на гуля зебру и приказал, — За руль. Меняем курс. Эвакуация откладывается. Курс на Понивиль.

— Что??! – все находящиеся на борту БТРа (даже Вельвет) в один голос задали этот вопрос. В этот раз Отем дал длинный ответ:

— Нам не победить тех, кто способен скрываться под землёй и разрывать металл своими когтями, а после вражеской перегруппировки, даже используя бывшие зоны не контролируемой погоды, мы не останемся не замеченными. Однако сейчас, пока противник сосредоточен на своих базах, мы можем действовать скрытно.

— *Короче, Склифосовский, — я поторопил пегаса.

— На борту этой машины есть множество маскировочных приборов (стелсбаков) а у меня есть бластер, который можно перенастроить в мощное взрывное устройство. Сложи два и два.

— Ты не посмеешь!!! – крикнула Вельвет, хотя я не втуплял что пегас имел ввиду.

— А что – мне нравится, — очень отстранённо произнесла Трюкачка, — Если это поможет ослабить Последователей то я только за.

— Ты с ума сошла! – крича, единорог отчаянно дёргалась, — Это только доказывает, что книга тобой управляет! Идти туда самоубийство!

— Кто-нибудь скажет, что конкретно задумывается? – я не постеснялся и всё же задал этот вопрос. Ответ на него я услышал из уст полосатика:

— Полковник предлагает заложить в туннелях адских гончих настроенный на детонацию бластер чужих. Мне нравится это предложение.

— Серьёзно? Тебе какой резон? – я спросил гуля.

— В прошлом зебра Ксенит смогла пронести, в аналогичные туннели, «жар-бомбу» чтобы подорвать Богиню. Может я и не воин, но точно не хуже какой-то эквестрийской зебры. Конечно, я не встречался с гончими лично, но наслышан об ужасе, что эти твари наводят на тех, кто ходит по земле. Если я внесу свою лепту в их уничтожение, то буду только рад. Всегда мечтал устроить геноцид.

— Вы психи! Сами погибните и ничего не добьётесь! Я предлагаю вам мир! Я гончим предлагала мир! Дружить лучше, чем воевать!

— Я против такой дружбы, — на крики Вельвет, Сулик реагировал спокойно.

— Да не надо беситься, — Трюкачка решила потролить пленницу, — Ты хотела демографический взрыв – ты его получишь, — после сказанного Трюкачкой, Вельвет, замерев на секунду, отдышалась и продолжила уже спокойным тоном:

— Вы называете себя «Силами Народного Сопротивления» но отрекаетесь от помощи народу Эквестрии. Я не о гончих беспокоюсь а, о вас. Если вы и вправду туда сунетесь, то в историю нашего мира войдёте как «Отряд самоубийц», и это не сарказм.

— Оборжалась, как страшно, — с презрением произнесла аликорн.

«Отряд самоубийц» — честно говоря, очень подходящее название. С другой стороны, мне уже пришлось столкнуться с местным Дедшотом, тогда я победил. Теперь вместо одного летающего «гробика» (зеркально киборг) придётся столкнуться с множеством подземных мутантов. Весело живу. Похоже, Сулик был аналогичного мнения насчёт «весёлой жизни». По крайней мере, сев за руль «зрадомобиля» он начал напевать «Мы сотрём подземный мир. Все страхи воплотим. Мы сотрём подземный мир. Никого не пощадим».

* — говорит на русском

Читать дальше

...