Автор рисунка: Noben
Конец игры - Лирическое отступление

Порванная струна - Ненужное знание (часть первая)

Значит "PGS54 B13" — для планет дальнего космоса название вполне … "нормальное"; вот только что оно означает? Учитывая то, какие твари являются здесь доминирующим видом, так и напрашивается сравнение кодировки "PGS" со словом пегас. Вроде существует созвездие с таким названием, или нет? Мне в школе плохо преподавали астрономию. Если версия с кодировкой PGS верна, то очень иронично, что в созвездии Пегаса есть планета населенная пегасами и копытными прочих подвидов. Насчёт В13 у меня также не было правдоподобных версий. Единственное что мне вспомнилось так это термин: Зона Златовласки — промежуток от звезды на котором возможна жизнь.

Не могу сказать, что услышанное произвело какое-то сильное впечатление — учитывая, что мне пришлось "сто раз услышать и один увидеть". "Человечество их союзники отброшены в своём развитии" — не такая уж и плохая новость. На вопрос "Одни ли мы во вселенной?" было два ответа, и оба звучали пугающе. То, что на просторах вселенной у людей нашлись братья по разуму, которые даже стали союзниками, не могло не радовать. Однако раз во вселенной существуют столь могущественные цивилизации, что смогли космос покорить то, что могло их "отбросить"? Что могло заставить людей покинуть данную вполне пригодную для жизни планету? И самое главное — какое к этому имеют отношение цветные копытные? Не поверю, что копытные сами являются космической цивилизацией и, зачистив планету от её владельцев избрали ту своим домом — столь странный местный уровень технического развития, а также призывы подобных мне не вписываются в эту версию. Или владельцы планеты сами вывели копытных искусственным путём – ещё более бредово. Хотя зачем гадать, даже не на кофейной гуще — мне и так всё расскажут. Как удобно, что двухсотлетняя палкоголовая вызвалась рассказать "свою" версию. Вопрос лишь в том — насколько услышанное будет правдой, и, как мне эти воспользоваться?

— Угадала? — Лира прервала мои размышления. — Тебе не понравилось услышанное?

— Конечно угадала, — я говорил максимально саркастично. — Во время как наши космические корабли, бороздят просторы вселенной, я здесь находясь в шкуре этого копытного техно-фетишиста, занимаюсь тем за что на Земле мне обеспечен электрический стул, — так как этот мир показался мне похожим на США (созвучность с названиями городов, язык, география) то я для понятливости решил упомянуть это любимое американцами изобретение.

— Считаешь что счастье в неведении? Я раньше тоже так считала.

— Вовсе нет. Продолжай, то есть — начинай. В далёкой, далёкой Кабардино-Балкарии, то есть, Галактике. Считается, что такие рассказы нужно начинать с данного предложения.

— Тогда ещё раз разочарую. Я собралась начать со своего детства, когда ещё не знала что эта галактика не столь велика, — с данных слов Лира начала очень долгий (растянувшийся на несколько дней) рассказ о своей жизни и истории этого мира. Пожалуй для этого рассказа термин "Лирическое отступление" был бы более подходящим. Как и обещала, Лира начала со своего детства.

Ещё не имея кьютимарки, мятно зелёной Кантерлотской единорожке начали сниться странные сны. В них она видела: города из стеклянных башен что достигали небес, необычно странную Луну на которой также были города (из-за них Луна светилась даже днём), прочие достижения промышленности и экономики. Однако некоторые видения её по-настоящему пугали — в одном из них единорожка видела, как космический аппарат смог влететь прямо внутрь звезды и, оставив там какой-то прибор, смог буквально за несколько часов заставить звезду стать такой большой и горячей что она сожгла все миры рядом. Также ей снились и более ранние периоды истории Земли, в том числе и те когда преимуществом пользовался гужевой транспорт — вот такие видения ей нравились больше. Но Лире были интересны не те отдалённо похожие на пони животные, её интересовал единственный разумные представители другого мира — странные двуногие обитатели. Её пугал и очаровывал их вид, их быт, да и всё что с ними связано. На фоне увиденного цивилизация пони была просто отсталой. Естественно единорожка записывала и зарисовывала увиденное, но её родители отрицательно относились к данному творчеству. Они считали данные видения детской фантазией, что отвлекала молодую Лиру от действительно важных дел. Может данный фактор повлиял на их выбор школы, а может и нет, но они решили отправить Лиру в специальную начальную школу для единорогов с уклоном в изучение магии.

По "счастливому совпадению" она училась в одном классе с будущей минестеркой и элементом магии Твайлайт Спаркл, но тогда её высокая успеваемость не казалась чем-то выдающимся — её соседка по парте, некая Мундэнсер, лишь немногим ей уступала. Сама же Лира была далеко не лучшей ученицей и учёбе предпочитала общение с подругами. Особенно она сдружилась с синей единорожкой Менуэт — она единственная кто не смеялся над рассказами Лиры о своих "видениях" и теорий других миров.

Тогда, в детстве, видения казались Лире просто интересной забавой, но после получения кьютимарки она решила заняться этим всерьёз. Дело в том, что именно в видениях она впервые увидела тот предмет, что стал её меткой судьбы, и по своей конструкции он совершенно не подходит тем, у кого четыре опорные конечности. Заметив эту странность Лира непроизвольно стала замечать и всё остальное. Все без исключения: бытовые предметы, объекты архитектуры, достижения промышленности (паровозы, дирижабли и прочее), художественные произведения (музыка, живопись) были либо прямыми копиями либо созданы на основе достижений другой цивилизации. Порой в этих наблюдениях был замечен полный абсурд — чашки с ручкой, круглые дверные ручки и прочие предметы, что явно созданы для тех у кого есть руки. Не для минотавров же всё это создавалось?

Увы, кроме Лиры, никто этого не замечал и даже не хотел обсуждать, Лишь Менуэт заинтересовалась обычаем людей используя специальную щётку, чистить внутреннюю полость головы. Вообще-то пони был известен данный способ чистить зубы, но в мире магии он был не актуален — у единорогов была магия и заклинания чистки, а пони других подвидов не могли удерживать щётки в своих топталках. Однако Менуэт данный способ чистить зубы сильно заинтересовал, так что к радости Лиры она расспросила обо всех подробностях — рассказанное сильно повлияло на будущую судьбу Менуэт. Повзрослев она выучилась на стоматолога, но не стала работать по специальности, вместо этого она начала продвигать по Эквестрии зубную пасту собственного производства. Предсказуемо её "малый бизнес" потерпел фиаско — всего чего она добилась так это заработала себе кличку Колгейт. Дело в том, что ей понравилось сказанное Лирой название "выдуманного" бренда, который она не стесняясь скомуниздила. Хотя это не помогло продвинуть товар, но прицепившиеся кличка звучала вполне нормально в сравнении с настоящим именем Менуэт, так что она не обижалась, даже наоборот — была рада.

Однако сама Лира была отнюдь не рада тому как у неё складывается жизнь. Имея весьма средние способности к магии она, получив аттестат, решила не продолжать учёбу и вообще покинуть Кантерлот. Не то чтобы ей не нравилась столичная жизнь просто с её образованием и кьютимаркой Лире была уготована участь роли "живого оркестра" в каком ни будь местном ресторане, где она бы играла обеденные мелодии для палкоголовых снобов. Считая, что она выше этого Лира решила переехать в небольшой город Понивиль. Данный вариант казался идеальным — город близко к столице, но считается провинциальным с уклоном в сельское хозяйство. От туда легко добраться до Кантерлота чтобы навестить родственников и подруг, но нет снобов что даже ходят задрав голову. Лира считала, что там оценят её музыкальные таланты и ожидания оправдались.

Прибыв на место она быстро сдружилась с местной кондитершей — земной пони представившейся именем Бон Бон. Её конфетный магазин не выдерживал конкуренции с "Сахарным Уголком" принадлежащим семье Кейков однако Бон Бон не закрывала дело, считая что её талант готовить конфеты рано или поздно привлечёт клиентов. Товар магазина Бон-Бон был действительно качественен, он не пользовался популярностью из-за сварливого нрава хозяйки, но услышав игру Лиры земная пони быстро поняла что может смягчить её нрав и привлечь клиентов. Поначалу Лире не понравилось данное предложение, так как она считала, что это аналогично работе "живого оркестра" но всё же решила занять данную вакансию, чтобы заработать "начальный капитал" а также, потому что у неё не было жилья, а живущая одна Бон-Бон предложила комнату на чердаке. Обе стороны остались довольны — смягчившийся сварливый нрав Бон Бон привлёк клиентов, а Лира получила слушателей, которым нравилась её игра, также свою роль играло то, что Бон-Бон нормально отнеслась к бзику Лиры насчёт людей, так что Лира решила отказаться от своих планов насчёт музыкальной карьеры. Она решила остаться с Бон Бон в Понивиле, чему та была очень рада. В будущем данный трудовой договор превратился в крепкую дружбу, что разрослась до "чего-то большего" — примерно до такого же уровня отношений, что были у Литлпип и Хомейдж. Это не осталось без внимания окружающих и приехавшая в этот же город Пинки Пай однажды даже прикрепила рядом с вывеской конфетной лавки табличку: Если стены ходуном, то не троньте этот дом. Взрослые жители Понивиля оценили юмор и нормально отнеслись к отношениям Лиры и земной пони, а вот дети, будучи неиспорченными, решили, что в этом доме живёт приведение, и часто наведывались к этому дому по вечерам ожидая увидеть "стены ходуном". Их ожидания оправдывались частично — стены ходуном не ходили, но иногда из дома доносились по-настоящему жуткие звуки.

Так единорожка быстро обосновалась среди местных и вскоре сама стала как коренной житель Понивиля. На какое-то время она даже сдружилась с будущей министерской Рейнбоу Дэш однако отношения не задались – музыка что нравилась Лире казалась радужной скучной. Но, несмотря на мелкие неприятности, жизнь шла своим чередом и казалось, что такое тихая жизнь продлиться вечно – Лира ошибалась. Какого же было её удивление, когда в этот же город переехала её бывшая подруга Твайлайт Спаркл. Видя позолоченную колесницу с пегасами, на которой Твайлайт прибыла на ПМЖ, Лира быстро сложила два и два. В прошлом сама Селестия взяла фиолетовую себе в ученицы и, судя по колеснице и дракончику, таскающему для неё письменные принадлежности, обучение ещё не закончено. Решив, что Твайлайт слишком занятая пони и ей нет дела до понивильской музыкантши, Лира не стала задерживать фиолетовую. Тем не менее, далее они не раз встречались буквально "лицом к лицу" но фиолетовая не узнавала свою бывшую подругу. Вывод прост — Твайлайт совершенно её забыла. Лира сочла нужным не напоминать прошлое — у них у обоих жизнь пошла разными путями, пусть даже фиолетовая и зелёная поселились в одном городе, и обоим нравилась такая жизнь. В будущем Лира решила что поступила правильно: нужно уметь жить не оглядываясь на прошлое и не повторить ошибки Мунденсер у которой после переезда Твайлайт крыша поехала — она бросила танцевать, общаться с подругами и начала заниматься разными бесполезными вещами, вплоть до гончарного дела.

Это время Лира считает самым благополучным в своей долгой жизни; спокойным как игра на арфе, если бы не одна странность — постоянные провалы в памяти, будто у единорожки вырезали куски воспоминаний. Лира даже "в двух словах" описала мне данные ощущения когда засыпаешь в один день а просыпаешься через неделю совершенно не помня где она была и что делала, и что ещё более странно – Бон Бон дела вид (наигранно) что это нормально, говоря, что в их спокойном мире нечего опасаться. Тогда Лира не понимала, что её соседка напрямую с этим связана, но у единорожки уже начали появляться подозрения.

Особенно эти подозрения усилились, когда после очередного пробуждения такой провал памяти будто возник у каждого жителя города. Тогда зелёная арфистка решила прогуляться подальше от города и пони, думая что свежий воздух и отсутствие собеседников приведут мысли в порядок. В порядок мысли не пришли, но прогулка не прошла зря — к северо-западу от Понивилля, близ озера между зелёными холмами Лира обнаружила очень подозрительную поляну, что несколько выделялась из общего пейзажа. На самой поляне ничего не было, вот только на самом лугу трава была явно более молодой, будто раньше тут был пожар. На луг с когда-то выжженной травой Лира не обратила бы внимания, если бы он не был в многочисленных чёрных пятнах без растительности — на них не было ни травинки, будто здесь разлили кислоту. Тогда Лира не догадывалась насколько точно было её предположение.

Естественно Лира рассказала о своей находке лучшей подруге, вот только Бон Бон сделала вид, что в выжженной поляне нет ничего странного и предположила, что это просто дракончик Твайлайт тренировал свои способности. Лире данное объяснение показалось надуманным, да и сам Спайк эту версию не подтвердил. Позже арфистка заметила что и сама Бон Бон была удивлена данной находке. Для земной пони это было странно — обычно она игнорировала рассказы Лиры о различных странностях, а к этому будто отнеслась серьезно.

Сидя на лавках, Лира долго размышляла над объяснением данного и прочих феноменов. Посиделки были долгими, порой доходящими до глубокой ночи. В процессе данных размышлений Лира вдоволь налюбовалась красотой ночи и звёзд, а также заметила ещё одну странность — некоторые "звёзды" двигались, будто являлись искусственными объектами. Проще говоря — Лира видела НЛО. После данного наблюдения у единорожки появлялись самые безумные теории но, пожалуй, самой безумной была версия что её похищают пришельцы (возможно те из видений) где проводят с ней различные опыты а после возвращают в Эквестрию предварительно стерев память.

Хотя версия звучала безумно, но Лира всё же решила провериться в больнице на наличие различных меток, не в смысле "меток судьбы" а тех, что ставят животным, чтобы отследить путь миграции. Хотя в местной больнице ничего не нашли но Лира не отказалась от своей теории и для себя объяснила неудачу несовершенством медицинского оборудования. Желая пройти обследование на чем-нибудь более совершенном, она прочла на рентген-аппарате место его производства. Надпись "Сделано в Сталлионграде" чётко указывала куда Лира решила отправиться.

Зелёная единорожка ранее слышала название этого города, о его существовании Лире рассказала её коллега, виолончелистка, земная пони Октавия Мелоди которая ранее жила в упомянутом городе но сейчас обосновалась в Понивиле. По словам Октавии именно в закрытом городе она довела свои музыкальные навыки до совершенства, а также изучила комплекс упражнений, выполняя которые она может долгими часами стоять на задних ногах. Упражнения оказались набором различных приёмов единоборств. Октавия не любила говорить, что владеет данными навыками и вообще о том, что когда-то жила в городе со специфичным названием. Эту свою особенность серая пони объяснила тем, что жизнь в Сталлионграде была даже более серой чем её шкура — тот город был мрачным во всех смыслах этого слова. Настолько мрачен что, покинув его утончённая земная пони оказалась счастлива жить в одном доме с палкоголовой диджейкой.

Судя по описанию внешности Винил Скретч являлась давним предком убитой мной Хомейдж. Такой же цвет глаз, голос и прочие особенности, только у Винил была белая шкура, да и грива более светлых оттенков кислотно-синего.

Несмотря на предупреждения, Лира твёрдо решила оказаться в регионе, что не отмечают на картах и для этого её был нужен проводник — Октавия была единственным вариантом. Уговорить земную пони было непросто, благо Лира догадалась привлечь на свою сторону соседку Октавии. Узнав что Сталлионград является для Эквестрии источником высокотехнологичных изделий Винил Скретч твёрдо решила там побывать чтобы найти какое-нибудь новое музыкальное оборудование.

С горем пополам Октавия согласилась проводить двух музыкальных единорогов туда, где атмосфера и обычная жизнь пони очень отличалась от благополучия Эквестрии — там даже погода не контролировалась. Город представлял собой мрачный "муравейник" из пятиэтажных бетонных зданий, различных заводских корпусов и прочих элементом рабочих районов, неудивительно, что Октавия не хотела сюда возвращаться. Удивительно что, живя в данном районе, она не приобрела тот акцент, что был у местных.

Прибыв на место пони тут же разбежались по своим делам — Винил и Октавия искать музыкальное оборудование а Лира в больницу. Оборудование в местном медицинском учреждении действительно было более совершенным, однако никаких маяков меток у Лиры не нашли, а провалы в памяти смогли объяснить лишь каким-нибудь наследственным заболеванием что часто бывают у единорогов из знатных родов. Получив заключение Лира отправилась назад обманутая в ожиданиях — её версия не подтвердилась а сам город, за исключением мрачной атмосферы и странного акцента местных, ничего особенного из себя не представлял.

Насколько Лира была огорчена настолько Винил была рада своему приобретению. Хотя какого-то действительно нового музыкального оборудования она не нашла но белая единорожка приобрела кое-что получше — в последствии она это назвала "Бас-Пушкой". Ей удалось (непонятно как) пробраться в местное НИИ: Осколково. Слоганом данного института была фраза "В нано будущее нано шагами". Там ей удалось приобрести прототип звукового энергомагического оружия "Вопль". Судя по описанию, его главной функцией был разгон толпы, но местные умельцы усовершенствовали установку, встроив в неё какой-то магический кристалл после которого "Бас-Пушка" получила возможность стрелять лучом собой мощности. Естественно Винил не собиралась ни в кого стрелять так что танцуя под басы "Ди-Джея Пон Три", пони не знали что находятся под прицелом — Винил стилизовала и использовала "Бас-Пушку" под диджейскую установку которую использовала аналогичным образом.

В дальнейшем Лира решила прекратить паранойю и продолжить жить, стараясь не замечать странности и провалы в памяти — в конце концов, жить они не мешали, да и сама жизнь была тихой и беззаботной. Увы, но всему хорошему приходит конец и для Лиры, как и для многих других это началось с момента создания министерств. С того дня провалы в памяти прекратились зато участились "видения" которые стали чуть ли не еженедельными — конкретно данным переменам единорожка была даже рада а вот другие Лиру совсем не радовали. Война с зебрами, политика министерств (в особенности та, что проводила Пинки Пай), резкий технический подъём и падение уровня нравственности — это всё больше огорчало музыкальную пони. Лира даже бросила играть, считая, что её музыка не подходит данному времени. Также она начала носить толстовку и джинсы, считая, что раз Эквестрия всё больше походит на мир людей то нужно соответствовать их образу жизни и также постоянно носить одежду. Приняв данное решение, Лира непроизвольно сравнила себя с Мундэсер которая, также впав в уныние, стала постоянно носить свитер, даже летом — как они друг друга понимали.

К сожалению или к счастью, ту жизнь прервали бомбы зебр. Этот день Лира застала в Кантерлоте где и разделила участь тех немногих кто не умер от розового дыма. Очнувшись на брусчатке и взглянув на себя в зеркало, Лира поняла, что теперь её жизнь не будет прежней, а впоследствии она сделала другое открытие — её шкура въелась в одежду, так что теперь ей придётся стать на веки "единорожкой в толстовке". Как ни странно, Лира не считает данное пережитое потрясение самым сильным в своей жизни. Дело в том что, видя тела своих друзей и родственников, въевшихся в различные предметы, она никак не могла смириться с тем, что оставшаяся в Понивиле Бон-Бон тоже мертва — в городе было "Стойло" (бункер-убежище) и Лира не могла успокоиться пока не увидит свою подругу живой или мёртвой. Однако желание отправиться на поиски уравновешивалось желанием оставаться в безопасности. Обосновавшись среди других кантерлотских гулей Лира догадывалась, что объятый розовым облаком Кантерлот для неё одно из немногих мест, что можно назвать безопасным. То, что твориться в остальной Эквестрии Лира не знала, но догадывалась что ничего хорошего, да и другие кантерлотские гули отговаривали Лиру идти в Понивиль.

Несмотря ни на что единорожка в толстовке всё же решила действовать и, вооружившись найденным дробовиком, отправилась на поиски. Сказать, что всё прошло без приключений Лира не могла — рейдеры появились уже тогда, да и мутировавшая фауна составляла проблемы, однако будучи кантерлотским гулем Лира была живучей своих противников, также пригодились уроки Октавии что Лира попросила ей провести, чтобы также, подобно людям, стоять на двух ногах. В общем и целом поход до магазина Бон-Бон прошёл успешно, а вот результат похода был не однозначен.

Прибыв на место гулифицированная единорожка увидела, что её худшие ожидания подтвердились — от её особой пони остался лишь пыльный скелет. В самом скелете не было ничего особенного, а вот место его расположения задавало вопросы. Бон-Бон умерла прямо за своим прилавком, что довольно странно — Понивиль далеко не сразу подвергся радиационному выбросу, так что у земной пони было время: добраться до убежища, укрыться в подвале или сбежать в лес, магия которого сдерживала последствия атаки зебр. Однако Бон-Бон осталась в своём магазине (в котором жила вместе с Лирой) и умерла стоя за прилавком, причём рядом с черепом был кондитерский нож.

Заметив эту странность, Лира аккуратно убрала скелет и, смахнув с прилавка пыль сразу заметила различные символы что, похоже, были нацарапаны Бон-Бон этим самым ножом. Лире был известен данный шифр — дело в том, что сварливая кондитерша подозревала, что шныряющая повсюду Пинки Пай занимается шпионажем и планирует украсть её рецепты конфет для магазина семьи Кейков. (В будущем Лира поняла, что Бон-Бон была, не так уж неправа – обыскав Сахарный Уголок, Лира нашла там вход в тайное помещение, в котором нашёлся компромат на каждого жителя Поннивиля.) Чтобы избежать этого Бон-Бон придумала особый шифр которым и записывала свои рецепты, которые, как и сам шифр не были тайной для её особой пони. В шифре указывался подвал данной кондитерской и фальшивый кирпич на одной из стенок. Спустившись на место, найдя и нажав на нужный кирпич, Лира поняла, что он являлся стилизованной кнопкой открывающей дверь в потайную комнату. Содержимое данной комнаты оказалось неожиданным.

Обыскав помещение единорожка нашла: шкаф с множеством чёрных строгих костюмов, наборы солнцезащитных очков, наборы красок для шерсти, париков и усов, всякое вооружение стилизованное под бытовые предметы (подковы выпускающие газ, томогавк выглядящий как детская игрушка — для изменившегося мира такие игрушки стали нормой, стреляющие ручки, и многое другое), пистолет с набором глушителей (Лира назвала его «Спаситель»), и самое главное — шары памяти. Носителей информации было всего два, однако то, что на одном из них была наклейка с изображением лиры (в смысле музыкального инструмента) а на другом наклейка с конфетами показывали что, применив данные шары, Лира узнает про себя и свою подругу нечто, что изменит все представления. Начать гулифицированная единорожка решила с того на котором была её метка судьбы – придя в себя она вспомнила многое.

Из шара памяти Лира узнала, что она добровольно стирала себе память, а настоящее имя её особой пони Свити Дропс. Но обо всём по порядку. Дело в том что для конфетной пони имя Бон Бон являлось конспиративным. На самом деле данная сварливая кондитерша являлась агентом оперативником некой организации со специфичной абривеатурой: SMAIL. На русский данный шифр можно условно перевести как: Управление Мониторинга Обнаружения Разведки Аномалий. Сокращённо – УМОРА. Очень странное название, но я участвовавший в операции «Подземная сказка» не сильно удивился.

Несмотря на специфичное название, данное агентство занималось совсем не шуточными делами – именно ему Эквестрия обязана долгими годами защиты от различных существ, что населяют этот мир. К сожалению не все его операции были успешны и после провала в удержании «Медведожука» (не хочу знать что это за тварь) Селестия расформировала агентство, поручив охрану Эквестрии своей страже и «элементам гармонии». Однако руководство агентства, зная, что из себя представляет «солнечная гвардия» и, не доверяя элементам, отдало приказ продолжать свою деятельность уйдя в подполье – теперь работа агентства стала тайной не только для обычных жителей, но и для принцесс.

Девиз агентства был: «Мы повсюду и нигде» – и он удивительно точно раскрывал суть и философию данной организации. Однако даже такие профессионалы нуждались в пополнении своих рядов и, видя потенциал своей подруги, Свити Дропс предложила Лире вступить в ряды агентства – Лира согласилась, несмотря на связанный с этим риск и условия.

Дело в том, что у агентства считалось, что самым лучшим тайным агентом является тот, кто сам не знает что он агент, и, имея средства позволяющие стирать и восстанавливать память, они воплотили это в совершенно буквальном смысле. Лира добровольно согласилась на данное условие – Селестия часто наведывалась в Понивиль, и был риск, что единорожка может себя выдать.

Долгое время, данное решение себя оправдывало – никто не догадывался об агентстве в то время пока оно активно вело свою деятельность, и Лира в этом напрямую участвовала. Как и другим агентам, ей выдали оперативный псевдоним. Спецагент Мятная – так не без иронии называли агента Хартстрингс. Сложно представить, как бы в агентстве мучились, если бы Лире пришлось работать под своим настоящим именем.

Однако, несмотря на шутки с названием и псевдонимами Лира показала себя способным агентом. Никто не заподозрил, что она ведёт двойную жизнь, а сама Мятная всегда выполняла задания агентства с невероятной эффективностью, всегда со стопроцентным положительным результатом, без потерь среди мирного населения и, что самое интересное, своих противников. Лира всегда выполнила работу «чисто», чтобы даже вражеские объекты не догадывались, что против них проводят тайные операции.

Объекты работы агентства были довольно разнообразны, как и вся разумная жизнь на данной планете. Тайные операции проводились против: зебр, грифонов, минотавров и прочих существах организовавших своё общество. Также агенты защищали пони Эквестрии от отбившихся от своей общины драконов, пробудившихся звёздных медведей и прочих несущих угрозу тварей. Однако наиболее частыми «работодателями» являлась некая раса разумных пониподобных насекомых именуемых чейжлингами.

Слушая описание данных существ мне вспомнился фильм с неудачным русским переводом названия: Мутанты. В том фильме антагонистами являлись насекомые размером с человека, которые путём ускоренной эволюции приобрели способность имитировать внешность людей. Пользуясь данной мимикрией они похищали и убивали людей, чтобы использовать их как пищу. В этом мире для пони угроза представляла нечто похожее.

В этом мире упомянутые разумные насекомые также обладали способностью к мимикрии только на более серьезном уровне. Хотя своими пропорциями тела они походили на пони но, используя магию они могли изобразить что угодно – даже неразумные предметы или существ что больше их габаритно. Но на изменениях внешности чейнджлинги не ограничились, они могли имитировать голос, магические способности и даже поведение. Идеальный организм? Как бы ни так. За все эти способности чейжлинги расплачивались неспособностью самостоятельного воспроизводства магии — чтобы жить, они должны были напрямую брать её у других существ и пони были идеальным вариантом. Магия копытных была следствием их эмоционального состояния и полная гармонии Эквестрия для чейжлингов выглядела как бездонная кормушка. Естественно руководству агентства не нравилось, что по Эквестрия наводнена способными менять свой облик ментальными паразитами, так что у Лиры всегда было много работы и как следствие частые провалы в памяти. Она сама решила стать «спящим агентом», но когда было нужно, она просыпалась – сейчас как раз был такой момент. Литлпип проводя операцию против Богини (мутанта псионика с сознанием Трикси) не была первооткрывателем данного метода.

Стирать себе память, чтобы скрыть свою вторую жизнь – таков был выбор зелёной единорожки но сейчас работа агентства потеряла свою актуальность а, применив шар памяти, Лира восстановила память о своей второй жизни и множество навыков. Однако есть и второй шар, владелец которого мертва. Единорожке было немного совестно смотреть воспоминания своей подруги, но отчаянное положение требовало отчаянных мер.

Второй шар памяти оказался менее информационно насыщен и, как ни странно, также предназначался Лире. В нём агент Свити Дропс напрямую обращалась к Лире говоря, что министерство Пинки Пай взялось за агентство и просила прощения, что Лире придётся слишком долго спать. Также она упомянула тот случай, когда единорожка обнаружила странную поляну, то, что на самом деле в том день у всех жителей Понивиля были стёрты воспоминания, и сделало это точно не агентство. Министерств тогда ещё не было и вряд ли за этим стояли чейнджлинги так что Свити Дропс подозревала правящих принцесс – только они обладали такими ментальными способностями. Нет сомнений, что уже тогда «благородные сёстры» начали проводить свои тайные дела и, судя по следам на поляне, эти дела были не безобидны.

После того случая земная пони стала копать под принцесс и увы результат оказался не велик. Из значимых находок Свити Дропс упомянула найденную ей тайную комнату в старом разрушенном замке двух сестёр. В самой комнате ничего ценного не нашлось кроме старого дневника, где Селестия и Луна в молодости (по аликорньим меркам) устраивали различные проделки – оставлено, будто как издевательство. Нет сомнений, что Селестия оттуда всё забрала, и также нет сомнений, что в замке Кантерлот также есть подобная комната, где можно найти объяснения происходящему. Изучив планировку замка, Свити Дропс нашла примерное расположение данного помещения, вот только замок стал хорошо охраняться «Ночной Гвардией» а это не та потешная армия в позолоченной броне. Без поддержки других агентов (которые уже были арестованы) проникновение было обречено на провал и, поняв бесполезность своих намерений, агент Свити Дропс решила залечь на дно на неопределённый срок и на случай если с ней что-то случиться оставить Лире данную информацию. Как она ей распорядиться Бон Бон не знала но надеялась что правильно.

Закончив с просмотром воспоминаний своей особенной пони, Лира решила делать то, что не смогла Свити Дропс – узнать, что скрывают принцессы. Разбив оба шара и взяв всё полезное (чёрные костюмы не взяла – они не сочетались с толстовкой) Лира замуровала вход в подвал. Далее она отправилась в свою комнату, где было пианино, от которого ей были нужны лишь струны – далее Лира использовала их как удавку.

Обратный путь до Кантерлота прошёл более благополучно (пригодились навыки тайного агента) а вот с поиском тайной комнаты были проблемы. Возможные места нахождения потайного помещения, что составила Лира на основе воспоминаний Свити Дропс, были очень условны, да и розовый дым не улучшал видимость. Только на поиски потайного входа ушло десятилетие и чуть ли не столетие на то чтобы его открыть. Потайной вход оказался заперт множеством замков, а Лира была не такой профессиональной взломщицей как Литлпип. К тому же, некоторые замки были магическими и голосовыми — чтобы их открыть нужно ответить на специфичные вопросы. Среди них был и такой: Кто на свете всех милее, всех румяней и белее? Ответ «Святая Селестия» не подходил. Правильным ответом оказался «Истинный ариец» — ответ на вопрос подсказали «видения». Однако гулифицированная Лира была не способна стареть и обладала завидным терпением. Методом проб и ошибок ей удалось открыть все замки и пройти в святая святых замка Кантерлот.

В сравнении с комнатой в разрушенном замке данное тайное помещение было довольно объемным, но даже его габаритов едва хватало, чтобы уместить многочисленные стеллажи с различными бумагами, книгами, кассетами (голодисками), и прочими носителями информации. Выбрав для изучения произвольный стеллаж, Лира нашла техническую документацию на вертолёты схемы «летающий вагон», на другом на БТРы, на другом на стрелковое оружие, и так далее. Вся эта комната была одним большим архивом. Тем не менее, сам факт архива ни о чём не говорил. Пусть даже в нём есть документация на ранее неизвестные технологии, но только ради этого принцессы не стали бы ставить на потайную комнату столько замков. В комнате есть что-то ещё и Лира нашла то, что принцессы не доверяли посторонним. Точнее не доверяла только Селестия – Лира нашла её дневники. Не такие в которых молодые ветреные нравы пишут свои шалости, а те, в которых Селестия описала всю свою тысячелетнюю жизнь. Из них Лира многое узнала. Что есть силы, что стояли выше принцесс, причину появления своих видений, настоящее название данной планеты, кто и для чего начал проводить первые призывы подобных мне, кто на самом деле являлся «Посланницей Звёзд», что случилось на той выжженной кислотой поляне, и то, что в Эквестрии боевые действия начали вестись гораздо раньше войны с зебрами.

— Подожди, подожди, — я прервал рассказчицу. — В комнате был архив с технической документацией, но потом Кантерлот был уничтожен…

— Да, вместе с архивом, — Лира не дожидаясь когда я договорю, ответила на вопрос.

— Ты упомянула документацию на БТРы но ведь во время войны с зебрами обе стороны не практиковали использование бронетехники. Значит архив не уничтожен.

— Уничтожен. Можешь быть уверен. По крайней мере, та часть, что осталась в Кантерлоте, — в голосе единорожки можно было услышать виноватые ноты.

— Факты говорят обобранном, — тут до меня медленно дошло, — «Та часть, что в Кантерлоте»? Есть и другая?

— Небольшая. В ней были документы на БТРы, танки, некоторое стрелковое оружие. Всё это составляло лишь малую часть архива.

— Подробности.

— Данные документы покинули архив ещё задолго до появления НКР – когда ещё Литлпип не покинула своего стойла. Я лично отдала их пони Красного Глаза.

— Ты работала на Красного Глаза?! – тут уже вернувший себе слух Сулик решил высказать своё возмущение.

— И, да и нет. И лишь хотела вступить в его ряды, но на особых условиях. Тогда я не знала, что он собирается создать новую Богиню, а его речи о восстановлении цивилизации звучали убедительно.

— Поддалась на пропаганду, — я выдал короткий вердикт.

— Да поддалась, многие поддались. Но в свою защиту скажу, что до этого я пыталась контактировать с Анклавом, и если бы Лаенхарт не убил пегасов парламентёров, то всё бы сложилось по-другому.

— У тебя была насыщенная жизнь, но уходишь от темы.

— Я вышла на контакт с Красным Глазом и предложила ему свои услуги в качестве проводника по заражённому Кантерлоту. Сам заражённый город этого красного киборга не сильно интересовал за исключением витражей замка. Однако мне было известно, что в замке есть нечто более ценное, чем цветные стёкла, и в качестве затравки я выдала его пони часть архива. Мне казалось, что он правильно распорядиться полученным знанием и в будущем, поняв мою полезность, предложит мне не последнюю должность в своём квазигосударстве. Какого же было моё удивление, когда вместо воспроизводства боевых машин его рабы начали изготавливать металлоконструкции для будущего Собора. Хотя могла догадаться – вынесенные витражи …..

— Ты уходишь от темы, — Сулик снова вмешался, — Ты упомянула, что знаешь, кто на самом деле является «Посланницей Звёзд».

— Да, упомянула, но всему своё время. Скажу лишь, что зебры ошибались, пусть и не сильно.

Продолжение следует...

...