Автор рисунка: MurDareik
Творческий подход Контрпропаганда - Ghost не по ГОСТу

Стёртая полоса - Огни Кантерлота

Значит, местом нашего наступления станет Глифмарк — специфичный выбор. Я весьма условно знал историю этого города. По сути Сулик уже рассказал все мои знания, так что, я попросил более подробную историческую справку — Сулик и "Тринити" охотно выполнили данную просьбу.

По сути Глифмарк является жалким подобием довоенного города Зебратауна. Города построенного по указу принцесс, прямо у подножия горы, на которой располагался Кантерлот, специально для зебр беженцев ищущих в Эквестрии политического убежища. Теперь же, Зебратаун полностью разрушен. Закладывая в Кантерлоте испускающий газ кристалл, полосатые не обошли вниманием и город своих бывших соотечественников, а Анклав, уничтожая заражённый Кантерлот, непроизвольно завершил начатое — упавшие обломки замка принцесс окончательно довершили историю Зебротауна.

В данный момент данное место больше не заражено розовым газом, но всё же считается закрытой территорией. Виной тому потомки немногих выживших зебр, что основали Глифмарк — они считают Зебротаун сакральным местом (так как там жили их предки), а себя последней надеждой на возрождение народа полосатых копытных. Последний факт звучал особенно специфично, учитывая, что его произнёс тот кто, прожив сотни лет, считал себя последним довоенным полосатиком. Сулик же на моё замечание ответил, что в этом нет ничего странного — те зебры хотя и носят полоски, но при этом ненавидят уничтоженную страну, что обрушила на Эквестрию мегазаклинания; хотя чего ещё ждать от потомков предателей? Как будто этого мало, жители Глифмарка воплотили в жизнь самые худшие стереотипы о народе зебр, а также породили несколько новых. Среди них и пренебрежение к жизням себе подобных.

Последнее основано на специфичном обычае жителей Глифмарка — выгонять своих по их достижению определённого возраста. Цель данного обычая была экономия зебрами жизненно важных ресурсов (еда, вода, лекарства, наркотики) и, судя по тому, что, будучи управляемым детьми, данный город просуществовал столетия, обычай себя оправдал. Данное изгнание могло отсрочить рождение потомства (как в случае с Ксенит), но сути не меняло. Чем-то данный обычай похож на древний ритуал япошек в котором они выгоняли старпёров в леса. И пусть зебры изгоняли своих, когда они были во вполне зрелом возрасте, но разница была невелика – учитывая, как пони относились (да и сейчас относятся) к зебрам, это была верная смерть. Исключения, как Ксенит, лишь подтверждает правило. Сейчас же этот обычай считается пережитком прошлого, и все немногие изгнанные зебры (те, кто смогли выжить) уже вернулись чтобы «в рядах Последователей восстановить обычаи и традиции своего народа», но в НКР о зебрах чаще на слуху другие стереотипы.

Сулик уверял что, чтобы там не писала Литлпип в своей книге, какими бы навыками не владела Ксенит, но далеко не все зебры были знатоками ближнего боя и тем более небыли склонны к изготовлению наркотических препаратов — в подавляющем большинстве они варили в своих котлах безобидные лечебные зелья. Нынешние зебры являются прямым противопоставлением уже уничтоженного рода полосатых, и гуля зебру злило, что пропаганда НКР выставляла жителей Глифмарка как надежду на возрождение его народа, а Вельвет даже предлагала ему к ним присоединиться. Естественно на то предложение Сулик ответил отказом — ему было бы противно жить среди зебр, которые оправдывают изготовление наркотиков "национальными традициями". На этом фоне почитание предателя Зекоры и изучения некого "Стиля Зайки" (боевого искусства владея которым пони убили многих зебр), выглядит просто мелочью.

Трюкачка, справедливости ради, отметила, что по сути это мы виноваты, что сейчас изготовление наркотиков пошло в рост. Дело в том, что в Глифмарке, до "Дня Солнца и радуг", наркопроизводство было небольшим — город был малонаселенным, да и жители пустоши предпочитали не иметь дел с зебрами. Всё изменилось после расчистки неба и прихода в город на ПМЖ Ксенит. Та зебра смогла создать зелье, от которого у аликорнов отрастает хрен, так что не удивительно, что армия клонов стала крышивать Глифмарк. Однако командующая этой армией Вельвет Ремеди, и следящая за всей пустошью Дарительница, были не в восторге от наркопроизводства, так что Вельвет обязала полосатых сбагривать наркотики только Последователям (лидером которых она являлась), которые их использовали исключительно в медицинских целях. Теперь же, после уничтожения погодных башен, и других последствий моей деятельности, наркопроизводство начало усиленный рост.

Контроля Литлпип больше нет, зелья для аликорнов не требовали большого количества (а значит не давали большого дохода), а жителям НКР нужно чем-то заглушить боль по утрате Хомейдж (в особенности по ней), Каламити, Лайфблуму, Гаудине, Реджи, Спайку, Лаенхарту, Адских Гончих (по ним горевали немногие) и ещё многим, имён которых я не знал. Можно догадаться, что Вельвет не устраивает такое положение вещей, но она "смотрит сквозь пальцы" позволяя зебрам богатеть на горе других — не станет же она, в столь сложное время, сеять в НКР раздор из-за такой мелочи как наркомания, которая к тому же, в этом мире, успешно лечиться? Довольно парадоксально, что именно в СНС сейчас обсуждали "закрытие" этого наркопритона, пусть даже он был второстепенной целью.

Не могу сказать что обсуждаемый нами план мне нравился, но, после того как я добровольно проник в пещеру дракона, участь приманки казалась не такой уж плохой, тем более, в качестве наживки я буду не один. Будущая операция будет отличаться от всего, что мы делали ранее. До этого мне приходилось тайно проникать на вражескую территорию, брать языка, устраивать диверсии и прочее (как Котовский). Теперь же мне придётся действовать нагло, решительно и разрушительно (как Пол Пот) — примерно также как при штурме тюрьмы Арба, когда я за рулём лесовоза нагло вломился за серые стены. Тогда моим напарником был один пегас, в будущем же со мной будут сражаться десятки копытных, не считая прикрытия. Операция такого масштаба требует тщательной согласованности действий, продумывания возможного варианта событий и прочего, на фоне чего мои действия выглядели пиком идиотизма.

Серьезно, Отем, Сулик и Беатрикс обсуждали размещение снайперов и пути отхода, я же предлагая тактику своей группы, схематично, мелом на доске, изобразил строй ушедших на дно немецких рыцарей, именуемый у русских "Свинья", и для наглядности нарисовал поросячью морду. На этом фоне, схема размещения снайперов в форме подковы выглядела бы пиком рациональности, если б помимо мелом на доске, я бы не стал изображать схемы используя метод Чапаева. Так как обсуждение было долгим, то нам периодически приносили еду, а я не удержался, чтобы не разместить наши позиции на карте, используя картофель. Справедливости ради, на картофеле я не ограничился и показал полковнику, когда командир должен быть "впереди — на лихом кабачке", а когда позади "чтобы вражеские редиски не подобрались с тыла".

Увы, но я был не единственным кто предлагал откровенную глупость. Беатрикс, обсуждая будущую операцию, отметила насколько она будет знаковой, и чтобы сделать её ещё более "яркой" предложила свои услуги как пиротехника для проведения салютов. Поначалу все отнеслись к предложению аликорна как к проявлению шизофрении, однако ей удалось убедить полковника, что её идея не такая уж и безумная. Убеждая она постоянно указывала на факт, что, по сути, для жителей Эквестрии деятельность СНС известна лишь из пропаганды НКР — это нужно исправить. Для начала Трикси предложила заставить жителей Нового Кантерлота и Понивилля увидеть и запомнить нашу символику, и для этого как раз пригодятся навыки Трикси.

На этом обсуждение знаковости не закончилось. Дело в том, что на Громовержце была установлена мощная радиостанция, используя которую в прошлом, Отем Лиф вещал на всю пустошь пропаганду Анклава. Эта станция и сейчас исправна только мы её не использовали, опасаясь, что нас могут вычислить. Эта опасность и сейчас актуальна только, чтобы донести до обычных жителей альтернативу пропаганде НКР, необходим некоторый риск. Мы решили, что этот риск оправдан, так что если всё пройдёт успешно, то, после завершения операции, из радиоприёмников жителей Эквестрии прозвучит обращение "Сил Народного Сопротивления".

На этом можно было бы завершить обсуждение, вот только Лира заметила, что мы забыли одну маленькую, но очень важную деталь — не придумали название будущей операции. Я сгоряча решил исправить данное упущение и, будучи ещё под впечатлением от идеи Трикси, высказал идею названия "Пылающий Зонт" — название не одобрили. Полковнику такое наименование особенно не понравилось, он заявил, что так могла бы называться операция НКР против СНС, и даже в шутку спросил: на какой ты стороне? Я не стал отвечать, так как меня перебила синяя аликорн, предложив название "Стёртая Полоса". Тут уже Сулик возмутился — он считал, что то, что мы сделаем, в действительности будет в интересах страны зебр, пусть даже она давно уничтожена. В итоге спор разрешила та кто его и начала. Лира высказала "очень удачную" идею названия "Веселящий Дым" — учитывая, что мы собирались устроить в наркоплантации полосатых копытных, делало название действительно удачным.

Далее началась подготовка. Первое с чего я её начал так это снял доску с начерченными нами схемами и отнёс её ангар, прямо на построенную Трикси сцену. То, что при этом я чуть не провалился в технический люк, натолкнуло меня на нехорошие мысли, но я решил не обращать внимания на дурные приметы и вызвал на брифинг бойцов СНС, где и поведал о плане нашего наступления. Красноречием я не отличался, так что брифинг прошёл максимально "формально", единственное, что можно было выделить так это зелёную пегаску которую смутило наличие на схеме рисунка поросячей морды, но это мелочь. Действительно важным было то, что я высказал предложение о добровольцах, которые вместе со мной будут приманкой для НКР. Говоря, я особенно подчеркнул, что будущий успех будет зависеть от согласованности действий, а участь приманки чрезвычайно опасна. По сути, мы будем должны умышленно подставить себя под удар, так что будущим добровольцам нужно будет мысленно смириться с незавидной участью. Какого же было моё удивление, когда копытные, как в фильме про Спартака (https://www.youtube.com/watch?v=QUP06uknhBQ), стали поочерёдно вставать говоря: "Я доброволец!". Это было мило и глупо, а также поставило меня перед выбором. Я не был слишком разборчив и отобрал два десятка бойцов — в основном пегасов, хотя среди них, были земные пони и даже один единорог. Далее уже полковник стал выбирать бойцов, которые вместе с ним будут "подковой".

Дальнейшие дни я, с группой добровольцев, проводили импровизированные учения, полковник со своей группой, проводил свои тренировки. Трикси же не вылезала из оружейной мастерской, где сооружала солидных размеров ракету с пороховым двигателем. Сама данная "морковка" была ничем не примечательна, но, по словам её создателя, когда она с детонирует, территория на сотню километров будет освещена как при взрыве "жар бомбы". Парадоксально что столь крупное устройство, которому проводили аналогию с "жарбомбой", не предназначено для того чтобы нести смерть — учитывая чем обычно занимались в данной мастерской, это очень необычно. Думая на этой странностью я даже решил внести свою "творческую лепту", конкретнее — примерно в средней части ракеты, рядом со значком бело-красного зонтика, нарисовал знаменитый рисунок бл...ой рожи известной как тролллфейс. Данная картинка очень точно характеризовала какая у этой ракеты "начинка". На опасных предметах рисуют череп и кости, на творении Беатрикс Луламун – троллфейс, всё справедливо. Но мне и этого показалось мало, так что в головной части ракеты я, как вишенку на торте, изобразил силуэт советского знака качества – жаль, что никто не понял отсылки.

Лира также все эти дни не скучала. Она, с другими копытными, усиленно тренировалась в спортзале, оттачивая свои навыки ближнего боя. Учитывая, что нам придётся ворваться в поселение зебр конфуистов, данные тренировки не казались чем-то избыточным, хотя наблюдая за Лирой у меня стали появляться странные мысли. Дело в том, что гулифицированная единорожка была весьма условно знакома с боевым стилем тех зебр (по идиотски называемый: Стиль Зайки) но, тем не менее, в её попытках подражать явно угадывался бразильский танец-бой: Капоэйро. То, что поначалу кажется танцем, лишь обманные движения, за которыми следует град смертоносных ударов. Со слов единорожки, те зебры ещё очень любят прикреплять хвосту и опорным конечностям различные клинки, что навевало мне нехорошее предчувствие, и это не говоря о том, что полосатые не гнушаются пользоваться и обычными огнестрелами. Как будто этого мало, Лира решила припугнуть меня ещё сильнее, охарактеризовав "Зебр Зайки" короткой, но очень точной фразой: "Единоборства им подвластны — для врагов они смертельно опасны". Мало кто в этом мире хочет быть этим врагом (вернее, не только лишь все), но мы уже выбрали цель будущего наступления, а "на переправе коней не меняют" — нужно пореже вспоминать связанные с копытными поговорки. Но всем подготовкам и тренировкам пришёл конец, характеризующийся анонсом сбора командования (я был в его числе) и отборных бойцов СНС в ангаре Мстителя. Форма одежды — полевая.

Переодевшись, с повседневного серого, в бледно-зелёный комбинезон, и, надев бронник с разгрузкой, я чуть не забыл про шлем, который сделал, казалось так давно. Устанавливая на эту «полусферу» прозрачное забрало мысленно отметил ироничность, что «каска» понадобилась мне только сейчас. До этого, в тайных операциях, шлем бы только мешал, теперь же придётся действовать «открыто» и защита головы не лишняя предосторожность.

С нехорошим предчувствием я вошел в просторное помещение, приковав к себе десятки пар глаз. Командование (Отем, Сулик, Дестини) было расположено на сцене, бойцы же заняли места зрителей («Тринити» и Лира были среди зрителей), будучи разделенными на две равные группы — группа поддержки и группа приманка. Слов не было, как мне не нравилось быть приманкой но, по крайней мере, меня как командующего будут оберегать десятки пожирателей сена, да и Лира (а ещё Сулик но его боевые качества были сомнительны) вызвалась быть приманкой, хотя в навыках Трикси, как снайпера поддержки, я был не уверен, утешало что Отем, из трофейной винтовки Каламити, стрелял довольно метко.

В тот момент я не боялся грядущего боя, меня больше волновал "страх сцены". Дело в том что "Тринити" и полковник всё же смогли меня уговорить выступить с "воодушевляющей речью" несмотря на то, что красноречием я не отличался, и даже не помнил каких либо речей полководцев, которые можно было бы скопировать. Серьезно, первое, что мне вспомнилось так это речь актёра Нагиева из одного говнофильма (https://www.youtube.com/watch?v=wBdwLuhTTVo). Конечно, в моём распоряжении была не «красная армия», но даже такой «жёлто-зелёно-малиновый дивизион» заслуживал большего. В итоге я решил импровизировать и результат "импровизации" оказался неоднозначен.

— Господа, я люблю войну! — стоя за трибуной на сцене, почему-то вспомнил один представитель японской анимации, когда-то увиденный мной на MTV. Целиком мульт не смотрел, но речь одного персонажа мне показалась проникновенной:
— Господа, я люблю войну! Люблю: геноцид, блицкриг, наступления, обороны, зачистки, осады, прорывы, отступления, поражения. На полях, на улицах, в лесах, в небе, грязи и болоте. Я искренне люблю все виды войны, что можно устроить в обоих мирах! — тут меня понесло. Ещё когда я смотрел тот мульт, поймал себя на мысли, что слушая такую речь, стал невольно проявлять уважение к тому, кто носит нацистскую форму — это было неприятно. Теперь уже я толкал подобную речь с примесью отсебятины и, судя по физиономиям копытных, они "проникались и входили в раж" пока я толкал словесный понос:

— Люблю оглушительный грохот артиллерии разрывающей построения противника на части .... Когда вражеские тела взлетают в воздух, а потом мелкими кусочками сыплются на землю — моё сердце бьётся чаще! Люблю когда наш танк, с его 125-мм (как у Т-90) орудием .... сходится с вражеским танком. До чего же приятно чувство, когда враг выпрыгивает из танка чтобы погибнуть под моим огнём! Люблю, когда пехота бросается на вражеские ряды в штыковой атаке. Меня трогает вид новобранцев тыкающих штыками тело уже мёртвого врага. А вид повешенного на столбе дезертира вызывает странное возбуждение. И до чего же восхитительно визжат пленные, в унисон с визгом пулемёта, которым я их валю! Я даже помню как шрапнельный снаряд из "Доры" весом 4,8 тонн, снёс их город. — Дальше должен был идти отрывок, где упоминалось, как фрицы насильничали в захваченной деревне, но я включил в своём сознании внутреннюю цензуру:

— Господа, я желаю видеть адскую войну! Господа, союзники, бойцы СНС .... Господа, чего вы хотите? Вы тоже хотите войны? Вы хотите беспощадной, кровавой войны? Вы хотите битвы, которая заставит разящее железо и смертельное пламя истребить всякую тварь в 3000-х мирах?

— War! War! War! War! — отвечала толпа копытных, параллельно топая по железному полу.

— Хорошо, будет вам Krieg. Вся наша мощь — здесь, в наших стиснутых кула.... копытах, готовая к удару. Но тем, кто прождал во тьме десятилетие .... простой войны мало! Великая война! Война, в которую мы вложим души и сердца! У нас меньше батальона, меньше тысячи солдат. Но каждый из вас — ветеран, я верю, что каждый из вас стоит тысячи. А это значит, господа, что на миллион и один человек. – арифметика была не на моей стороне. — Избавимся же от тех, кто нас забыл, разбудим тех, кто заснул! Снимем им скальпы и вырежем глаза заставив вспомнить нас! Мы заставим их испытать страх! Мы напомним им, что есть вещи и пострашнее атомных бомб!

— Кантерлот! Огни Нового Кантерлота! — десятки копытных прокричали в один голос.

— Да, огни Нового Кантерлота, по которым мы так долго скучали. Вскоре мы окажемся у подножия его горы.

— За майора! За СНС! — унисон слышалось с трибун.

— Операция "Веселящий Дым" близится к своему началу. Я обращаюсь к каждому бойцу ... Сил Народного Сопротивления, — чуть не сказал "батальона: Линолеум", — проследите, чтобы все это слышали! Итак, господа .... Забудьте то, что я говорил.

— Что??? – некоторые зрители не смогли сдержаться и высказали вопрос вслух, другие же с выражением удивления стали смотреть друг на друга. Я же, выждав паузу, дальше стал нести отсебятину, полностью лишённую красноречия:

— То, что я говорил, полностью соответствует стереотипу, который усиленно навязывает пропаганда НКР. Они пытаются дискредитировать нас и наше сопротивление. Не могу их за это винить, но всё же предпочту, чтобы их ложь так и осталась ложью. Всё то, что мы делали, делаем, и будем делать, не несёт какой-то глобальной идеи «тёмной стороны» и преследует совершенно конкретные задачи. В нашем случае: полевое испытание нового вооружения, на противнике с большим магическим потенциалом. План чётко прописан и его успех полностью зависит от дисциплины и согласованности действий. Тем, кто состоит в моей группе, ещё раз напомню: мы приманка, которая должна заставить противника пойти в контратаку, а значит, действовать будем дерзко! Идём указанным строем, размеренным шагом в полный рост, не останавливаться и пулям не кланяться! Раненых подберём потом. Никакой самодеятельности без прямого приказа. Я действую — вы смотрите и делаете также. Я умер – вы действуете, но перед тем как умереть я предупрежу …. Но я не умру никогда. Ещё раз напомню, наша цель создать побольше шума, а значит – больше разрушений и меньше ненужных убийств. Пленных не берем, но и всех не убиваем. В штатских стрелять лишь в случае их активного сопротивления – именно их крики о помощи должны будут привлечь Последователей, в противном случае, подчинённые Вельвет просто «закидают» нас с горы. Вопросы есть? – вопрос был риторическим, — Вопросов нет. Все на борт.

Далее мы заняли свои места на борту Подстрекателя, который унёс нас синее небо. Полёт прошёл удивительно тихо, некоторые бойцы даже поспали эти часы, пока их не разбудила пегаска Симфони, пилотирующая воздушное судно. Её искажённый треском голос, звучащий из интеркома, всё ещё узнавался:

— Мы в заданном квадрате, готовьтесь к высадке, готовность три минуты.

Высадка ночью на территорию «Вечносвободного леса» — на моей памяти это уже третий случай, только в этот раз обошлось без «затяжных прыжков». Симфони совершила посадку прямо на лесную поляну, а далее выпустила нас, открыв кормовой люк. Лесной ночной воздух был удивительно приятен, просто не надышаться.

Далее мы, не теряя времени, стали рубить ветки, а после начали ими маскировать воздушное судно. Увы, но специальной маскировочной сети у нас не было, так что пришлось обойтись «хендмейдом», но в итоге получилось неплохо. Пегас Отем осмотрев результат с воздуха, сказал, что в ночи Подстрекатель совершенно незаметен, а через прибор ночного виденья он выглядит как заросший кустами холм. По плану в таком виде он пробудет меньше суток, но всё равно был риск, что вражеские патрули могут обнаружить замаскированный воздушный корабль – риск казался оправданным. Также мы не забыли и про собственную незаметность и также, как при подготовке к «операции: Внешние Небеса», изготовили маскхалаты из лиан и травы с ветками.

Закончив с приготовлениями, мы рысью двинулись к границе леса. Вообще-то по плану наш шаг должен был быть спокойным, но мы слегка отстали от графика. Согласно плану операции, наши группы должны будут успеть за ночь пробежать весь лес и чуть ли не полпути до Глифмарка. Далее, с рассветом, мы должны окопаться и замаскироваться, а после надеяться, что наши следы не заметят шныряющие повсюду патрули. Увы, но световую часть дня мы должны будем провести в положении снайпера выжидающего очень важную цель, пусть даже такой цели и не было. Не считать же за неё гулифицированную пегаску с погремухой Дерпи, тем более что мы даже не собирались с ней пересекаться, как раз наоборот.

Данная, летающая косоглазая гниль, считалась слишком опасным противником, тем более что мы не знали, как сработает модернизированная силовая броня на создаваемые Дерпи радиоактивные выбросы. Логичнее было с ней вообще не пересекаться, тем более что она далеко не всегда была в своём магазине в Понивиле, и в последнее время стала покидать город гораздо чаще. Это объяснялось просто — после того как я убил её «особенного пони», Лаенхарта, у неё больше не осталось помощников которые бы полетели с ней за радиоактивной водой, которая была необходима для живущих в НКР гулей. Дерпи, будучи сама гулифицированной, не стала оставлять своих «товарищей по несчастью» и часто покидала свой магазин, чтобы вернуться с грузом заражённой воды. У неё даже было расписание таких полетов, о котором Отему поведал один из информаторов. Согласно этому расписанию, как раз этим днём Дерпи должна будет вылететь за водичкой — полёт продлится чуть больше суток.

Мы как раз скорректировали время операции, основываясь на данном факте и пока план работал. Под покровом ночи мы были как под шапкой невидимкой и, избегая играющих музыку роботов «спрайтботов», приближались к горе Кантерлот. То, что мы всё ближе к цели можно было узнать не только по величественному виду горы с городом на скале, патрули аликорнов встречались всё чаще – благо мы взяли с собой «стелс-баки» да и маскировочное заклинание Трикси прекрасно работало. Увы, но на мне приборы и заклинания не действовали, а «Оренбургский наноплаток» был уничтожен, так что пришлось обойтись маскхалатом.

Однако добраться до цели до рассвета, было не суждено, впрочем, мы и не собирались, и пока солнце не взошло, копытные приступили к активным земельным работам. Вид того как безрукие твари роют себе окопы садовым инвентарём (лопатками аналогичной той с которой я бился против Реджи) ни с чем несравнимое зрелище, но несмотря на всю абсурдность ситуации, с задачей справились – укрытия были вырыты, а вырытая земля закрыта травой – с воздуха нас не заметят.

Так мы и провели световой день – неподвижно в тесноте, под себя не ходили, хотя хотелось, да и с приёмом пищи были проблемы. Лишь у некоторых пегасов было более менее хорошее положение с видом на окружающие пейзажи – именно они сообщили — версия, что сегодня Дерпи покидает Понивиль, подтвердилась. С их слов, из города вылетела запряженная в телегу пегаска, и судя по её зигзагообразному полёту, у неё проблемы со зрением. Пока план работал – нас не замечали, хотя мы находились глубоко во вражеском тылу, но всё же все были рады, когда эти дневные прядки закончились.

С наступлением темноты мы покинули укрытия и немного размявшись, продолжили движение. Глифмарк был совсем рядом и вскоре мы обнаружили, что подходим к его границам, и дело даже не в дальних огнях ночного освещения, колья с головами пони чётко показывали, что мы подходим к границам города зебр. Точнее на кольях были головы «понинекенов» но со стороны разница была не видна, хотя было понятно, как местные относятся к незваным гостям. Естественно полосатые копытные защищали свой город не только кольями с кукольными головами – ожидаемо перед нами предстал, освещённый огнями мачты освещения, аванпост с десятком вооружённых полосатых. Данное открытие означало, что отрядам приманки и поддержки пора разделиться, а Лира наконец-то сможет продемонстрировать свои навыки скрытного проникновения.

Тихо и незаметно, под покровом ночи, единорожка в толстовке приблизилась к аванпосту. Я же, глядя в монокуляр, всё же пропустил момент как она пробралась за баррикады и вывела из строя сигнализацию, однако момент, в котором Лира придушила зебру-часовую струной от пианино, рассмотрел во всех подробностях. Далее единорожка полностью оправдала девиз своего агентства — была «повсюду и нигде». Она ловко пряталась в тенях и за укрытиями, выводя полосатых одного за другим. Где-то она кидала камушки, чтобы привлечь внимание и накидывала струну на полосатую шею, другому шею просто сворачивала, а когда её обнаружили, не дала поднять тревогу всадив в метательный топорик прямо в полосатый ирокез. Она явно пыталась обойтись без стрельбы, но всё же Лире пришлось применить свой пистолет с глушителем – на шум тела падающего с лестницы сбежались последние двое часовых. Каждому по одному выстрелу и аванпост зачищен.

В дальнейшем Лира отправилась с группой поддержки зачищать другие аванпосты, но потом она должна ко мне присоединиться – Лира на этом настояла. Я же, со своей «зондеркомандой», на зачищенном аванпосте расчехлял новое вооружение – экспериментальные огнемёты названные «Тяжёлый Инсенератор». Не все бойцы были им экипированы (Сулик был вооружён лишь своим ППШ), некоторые несли обычное и энергомагическое вооружение. Я тоже помимо огнемёта нёс и другое вооружение — пистолет и «Самодельный Карабин», однако (на всякий случай) лишь у меня в разгрузке были аж два автоматных рожка с «кровяными пулями» обмотанные (чтоб не перепутать) синей изолентой. Ещё такие пули были у Лиры (для её складного ПП «Гоблин») но основной запас экспериментальных патронов был у снайперов прикрытия — именно им предстоит провести испытание. Моя же группа должна будет заставить противника появиться там, где нам нужно. Именно для этого мы взяли с собой столь специфичное оружие как огнемёты. Правда у одного пегаса был с собой сделанный мной «РПГ-7» и ранец с термобарическими гранатами к нему, но это мелочь. Именно огнемётами мы создадим основную шумиху и, держа данное устройство, я мысленно сравнил себя с американским солдатом собирающимся сжечь вьетнамскую деревню – сравнение было без сарказма. Мне не нравились такие мысли и чтобы отвлечься, я решил осмотреть аванпост – взгляд зацепился на пожарном щитке. Глядя на этот щиток, решил взять с него топор – конечно, я и так был нагружен, но мне показалось логичным идя устраивать пожар взять с собой пожарный топор.

— «Лямбда Два» это «Дельта», — из гарнитуры под шлемом, прозвучал голос полковника, — Код: два, четыре, зелёный.

Дурацкая кодировка, да и позывной мне не нравился (хотя я понимал необходимость – не хватало еще, чтобы противник, перехватив каналы связи, разгадал наши планы), но я был рад знать, что сейчас аванпосты зачищены, группа поддержки сейчас «подковой» окружила Глифмарк, а Трикси, находясь среди руин Зебратауна с другими снайперами, наготове, и ждут нашего выхода. Не было смысла выжидать и я, опустив прозрачное забрало, по-русски произнёс: «Наведём шороху на это садоводство». Хотя копытные не знали русского, но по интонации поняли смысл сказанного и, как на учениях, выстроились клинообразным строем. Как и было положено в "голове свиньи" находились наиболее тяжело вооружённые бойцы — те, что в силовой броне, я же такую броню не носил (электроника глючила пытаясь считывать показатели организма) и занял место на правом фланге, Сулик был слева. Именно таким строем мы и выдвинулись в направлении Глифмарка, пока не наткнулись на невысокий проволочный забор. Данная оградка не была для нас препятствием и выполняла назначение, обозначить границу плантации, на которой зебры растили какую-то высокую траву. Что это за трава я не знал, но был уверен, что наркотическая — листьями чем-то была похожа на коноплю. Данная находка означала, что операция наконец-то переходит в свою активную фазу.

Я привёл огнемёт в боевое положение и пустил струю пламени прямо на траву — та, несмотря на ночную росу, вспыхнула будто бумага, коптя при этом тёмным дымом. Увы, но ветер был как раз в нашу сторону, так что, я не избежал участи наглотаться продуктов горения. Парадоксально, но среди моего многочисленного снаряжения не было противогаза — посчитал, что он мне не понадобиться. Учитывая весь свой опыт в этом мире, у меня сложилось впечатление что одержимые "невосприимчивы к газам". Черёмуха, используемая охраной тюрьмы Арба, показалась не токсичней табачного дыма, розовый дым (в пещере Спайка) был как комнатная пыль, местные наркотики на меня не действовали (Ментаты я жевал как мятные конфетки), даже эффект обезболивающих был притуплен, да и Селестия говорила что на одержимых не действуют большинство токсинов. Всё это убедило меня в бесполезности намордника. Конечно, при встрече с Реджи противогаз, что удивительно, спас, но я решил, что забрало на шлеме гораздо надёжней, и сейчас об этом пожалел. Другие бойцы защитили свои органы дыхания, кто противогазом, а кто шлемом силовой брони, даже Сулик был в маске, а Лира с "арафаткой" на физиономии (хотя она уж точно была "невосприимчивой к газам") — у меня же не было ничего, так что я сполна наглотался "веселящего дыма".

Эффект не заставил себя ждать; Тёмная ночь стала казаться более светлой, а на границе поля зрения показались радужные круги. Тяжёлый огнемёт стал вдруг таким лёгким, будто сделан из картона. Эмоция страха вдруг резко пропала, уступив место беспричинной радости. Тем не менее, я, будучи в наркотическом опьянении, ещё сохранял рассудок и помнил о плане операции, только теперь собирался совместить приятное с полезным — выполнить задание, попутно повеселившись, исполнив свою давнюю мечту. Всегда мечтал сжечь афганские наркоплантации, а после разбросать на пепелище семена борщевика. Хотя поле передо мной было не в Афганистане и засеяно не опием, и борщевика у меня не было, но какая разница?

Понимая, что разница невелика, я перевёл огнемёт в другой режим и, подняв ствол на сорок пять градусов, выпустил очередь из горящих сгустков. Те, летя по параболической траектории, упали где то в дали, и "разлившись" создали новые очаги возгораний.

— Ох....еть как круто! — я не удержался от комментария видя летящие и оставляющие радужный след, горящие сгустки, но потом, помотав головой, обратился к земному пони в силовой броне, что был в "голове свиньи", с полусерьезным приказом. — Врубай нашу любимую!

Исполнение приказа не заставило себя ждать и спустя секунду из динамиков на спине копытного, прозвучала подобранная Лирой мелодия (https://www.youtube.com/watch?v=BGpzGu9Yp6Y). Выбор музыки был на редкость удачным (тот, кто её написал, наверняка употреблял ЛСД) а смысл песни (зажжём им других) удивительно точно подходил под ситуацию. Так, с песней, "свинья" двигалась через поля, сжигая всё на своём пути, а я ощутил в себе признаки пиромании.

— Да!!! Мне нравиться! — мне действительно нравилось пускать прахом труды полосатых, будь то на поле или в нагромождении белых мешков под навесом. Со стороны же противника слышались другие слова:

— Тревога! Вторжение! Это СНС! Они жгут поля! Свяжитесь с Вельвет!!! — я их слышал, но не видел из-за густого дыма и делал своё дело, периодически комментируя свои восторги:

— Больше огня! Как же офигенно! — после данной фразы я ощутил, что со стороны противника могут прилететь не только слова.

Забрало на шлеме покрылось паутиной трещин от попавшей в него пули (пришлось его поднять из-за ухудшегося обзора), а от наших бойцов стали слышаться звуки рикошета о силовую броню. Как ожидалось, пулям кланяться не стали, лишь стали вести огонь не только из огнемётов — в зебр полетели многочисленные очереди из пулемётов, а также зелёные сгустки из плазменных винтовок. Я же повторил момент, где стрелял горящими сгустками и несколькими выстрелами разогнал обороняющихся. "Свинья" продолжала свой путь, только теперь строй стал более рассредоточенным. Пусть мы и являемся приманкой, но всё же идти столь плотным строем при активном сопротивлении — самоубийство, так что рассредоточение при огневом контакте было вполне логично, и пока работало. Несмотря на вражеский огонь, мы не несли потерь, копытных защищала силовая броня, а меня, и тех, кто её не носил, бронежилеты (из драконьей кожи) и прочая экипировка. Всё это работало достаточно эффективно, и наш клин, как паровой каток, всё приближался к жилой части Глифмарка.

Первым признаком жилой зоны для нас стал небольшой участок с очень высоким проволочным забором и деревянными трибунами — я не специалист, но это явно была бейсбольная площадка. Ни за что бы, ни подумал, что Эквестрийские зебры практикуют игру в бейсбол, но на этом странности Глифмарка не закончились — наконец добравшись до жилой зоны, я довольно сильно удивился от вида местной архитектуры. Серьезно, все те здания, что видел ранее, выглядели вполне обычно и в Глифмарке я также ожидал увидеть типичные жилые дома, а никак не множество глиняных домиков с соломенными крышами. Нет, я конечно понимаю что эти зебры пытаются жить как их довоенные предки, но всему нужно знать меру. Здесь не саванна и такая архитектура смотрелась просто смешно. Это всё равно, что если бы эскимосы, переехав в зону умеренного климата, стали бы строить иглу.

Будучи под кайфом я смеялся над архитектурной нелепостью слишком долго и даже сжигая эти домики, не прекращал истерично хохотать. Конечно, мне было немного совестно, будучи психом с огнемётом, сжигать чье-то жилище, но себя утешал тем, что там никого не было — ещё подходя к застройке, я различил толпу полосатых всех возрастов, которая галопом покидала город. Исключением были лишь хижины из окон которых по нам вёлся огонь, но тех зебр было не жалко. То о чём я действительно сожалел так это о не взятом противогазе.

Наблюдая радужные круги я, тем не менее, всё ещё тешил себя надеждами, что моя аномальная регенерация всё же отчистит организм от галлюциногенов, тем более что горящее поле осталось позади, вот только всё случилось с точностью до наоборот. В момент, когда мы выжигали Глифмарк, наркоэффект проявил себя наиболее чётко — это случилось после какой-то вспышки (у меня сложилась ассоциация зажжённой спичкой) и послышавшейся непонятной фразы: "Представляем: Слева единорог!" — слева действительно был единорог из нашей группы.

Ступая по выжженной земле, я хотя и смотрел под ноги, но мне было всё равно на что я наступлю. Даже если бы я увидел мину то всё равно бы не изменил размеренный шаг, так что нет ничего удивительного, что я раздавил чьи-то брошенные очки, да и дымящиеся гильзы меня не волновали. В тот момент я был в прострации, не соображая что происходит — даже выстрелы и звуки музыки становились всё тише, зато начинала звучать другая музыка, а радужные круги становились всё ярче. Следуя за этими кругами я, выбив дверь, вошёл в одну из немногих, ещё не горящих, хижин. Что я там делал, и как оттуда вышел, в упор не помнил, помнил лишь момент в котором стоял на главной улице, уже горящего города, поливая пламенем постройки. Это был последний момент, когда ясность рассудка ещё брала верх. Дальше случилась подлинная шизофрения.

Время как будто замедлилось, в том числе и мои собственные движения, даже дыхание и сердцебиение ощущалось таким медленным. Находясь в таком состоянии, я также медленно моргнул, вот только открыв глаза, вместо ожидаемой картины пожарища, узрел лишь темноту. Однако тьма не была абсолютной — вдали виднелся яркий огонек, который отчётливо приближался. Приближаясь, он всё ускорялся и увеличивался в размерах, пока не заполнил всё поле зрения. Теперь уже вместо тьмы всё заливал яркий свет, но данная засветка продлилась недолго — свет отступал и, моему взору предстала другая картина, и увиденное было прекрасно. Ясное синее небо, аккуратные пряничные домики, молочные реки, цветы — красота. Также данная картина сопровождалась странной музыкой с не менее странными словами:

Пироман-Шизофреник!
Радугу он льёт!

И действительно — вместо огнемёта у меня был какой-то нелепый тромбон, из которого текла радуга. На местах, куда попадала радуга стали вырастать прекрасные цветы — мне захотелось залить весь мир этой радугой, чтобы сделать его ещё более прекрасным.

Здесь светлый мир, цветочки.
Пулемётчик жуёт.

На данных словах я различил совсем маленького зебру с ангельскими крылышками. То, что его морда была как у взрослого, совершенно не убавляло его милоту, и, глядя на него мне самому захотелось сделать что-то милое. То, что малыш побежал ко мне, быстро перебирая ножками, просто растопило моё сердце. Мне захотелось сделать этому жующему полосатику что-нибудь приятное, и я нашёл выход, различив боковым зрением у себя на спине огромный леденец на палочке.

Шизофреник!
Пулемётчик-малыш.
Поджигатель леденец достал.
К нему бежит крепыш.

Я, не обращая внимания на слова, достал леденец и вприпрыжку поскакал к полосатому ангелочку.

Он такой забавный, добрый,
Наш маленький Хэвик.
бежит к нему с леденцом
Шизофреник!

На последнем слове я заткнул пасть полосатого ангелочка леденцом, вот только мне предстал секундный кадр, в котором из полосатой головы торчал пожарный топор, а голос произнёс очень странные и страшные слова:

Топором убил!

Меня такие слова неслабо так напугали. Настолько что я решил отвлечься от малыша с леденцом на что-то другое, но тоже милое. А музыка всё играла, и голос также не прекращал комментировать мои действия.

Шизофреник!
На скаута он глядит.

Я действительно увидел другого приближающегося ко мне полосатого малыша.

Пироман хороший,
Малышу ничто не грозит...

Действительно, чем могут быть опасны мыльные пузыри? Я думал что ничем и, достав из кобуры пластмассовую рыбку, держа ту за хвост, нажал ей на плавник. Рыбка открыла ротик и выпустила в направлении полосатого малыша мыльные пузыри.

От выстрела назад летит!

На данной фразе мне предстал кадр полосатика с пулевым отверстием в башке падающего в направлении противоположному пистолету. Но я не стал заострять внимание на плохом.

Все танцуют веселятся,
Помахал малыш медик.
Поправь же ты в коробке крышку....

Повернувшись, я увидел малыша играющего в прятки. Малыш решил спрятаться в коробочке с бантиком, вот только криво поставил крышку — так его легко найдут. Я решил это исправить и поправил крышку, а после, радугой из тромбона, посадил вокруг целую рощу цветов.

Запер Медика в амбаре,
Пусть сгорит он там в пожаре!

Последнее звучало по-настоящему жестоко, как хорошо, что в этом светлом мире такое невозможно, и как я был рад находиться среди всей этой милоты.

Зовёт всех Пироман-Шизофреник!
Вот единорог!
Солдат даже с соской
Немного строг!
Шизофреник!
Машут все тебе!

Но на самом деле...

Инженер сзади улетел.
Скаут убегает,
Снайпер не смотрел,
Что когда он прыгнул
и за ногу взялся
этим человеком
Пироман оказался!

Честно говоря, я не обращал внимания на данные слова. На тех где упоминался снайпер я, умиляясь, погрузил полосатого малыша в "целое море цветов", а дальше просто лил радугу туда где они ещё не росли и на бегающих малышей. Однако всё же после решил вести себя более спокойно и не высаживать цветы там, где им не место. Я вообще любил порядок и, видя что у ещё одного полосатого малыша, на ремне с молочными бутылочками, одна с трещиной, исправил оплошность. Взял ту что повреждена (не хватало чтобы он порезался об осколки стекла) и, показав её малышу, отправился дальше уже спокойным шагом.

Пироман-Шизофреник!
Он счастливый идёт...
Но солдата больше не прёт.
Покатилась каска.
Вот такая вот вышла
Про пиромана сказка.

На данных словах "сказка" не закончилась — "светлый мир" не пропадал, а музыка всё ещё играла, пусть и без слов. Может я и был бы этому рад вот только все малыши куда-то пропали — может играют в прятки? "Кто не спрятался я невиноват?" — с данными словами пошёл искать, и поиски были недолги.

Буквально сразу на меня, откуда-то сверху, упала маленькая ангельская зебра. Хотя данные малыши вызывали у меня только положительные эмоции, но мне отнюдь не хотелось играть в "разведчиков" как в фильме "Вождь Краснокожих" (скакать 90 миль), так что малышка была аккуратно сброшена. Вид у неё был такой же милый, за исключением многочисленных рубцов на теле и золотистых колец на шее, а также передних ногах. Тем не менее, несколько странных деталей не портили милоту, и даже сердитое выражение морды только больше растапливало моё сердце. Однако вид столь милого существа с "сердитой миной" нужно было исправить, и я не придумал ничего лучше чем, прижав полосатую к земле, подуть ей в нежное пузико. Увы, но зебра оказалась довольно увёртливой, так что пришлось соорудить вокруг неё барьер из цветов. С тем чтобы ту прижать также были проблемы — её удары маленькими ножками были на редкость болезненны, но не это заставило меня отказаться от своего замысла. Дело в том что, прижав малышку, и щекоча ртом её пузико, у меня на секунду случилось прояснения сознания — в тот момент я, жуя плоть, вгрызался в чье-то полосатое брюхо. Данное явление продлилось недолго, но всё же заставило ослабить хватку, и зебра не упустила свой шанс — малышка буквально выскользнула, а после стала выделывать передо мной какие-то пируэты. Секунду подумав, я понял — она хочет танцевать и искала себе пару. Танцор из меня был не очень хороший, но неужто я буду хуже какой-то полосатой малышки?

Я принял вызов, вот только никаких приличных танцев не знал, только мысленно перебрал названия: танго, лезгинка, твист, гопак. Остановиться решил на названии "two-step". Хотя я не знал, как его танцуют, но название "два шага" звучало как что-то простое, к тому же у меня всплыл в памяти эпизод из известного фильма, в котором персонаж танцевал другой танец с созвучным названием "В ту степь".

«Точно: «В ту степь» — буду танцевать именно его». С данной мыслью я, повесив тромбон на спину, обнял зебру, и, напевая, начал движение.

Приготовьтесь, фрау-мадам,
Я урок вам первый дам -
Надо к небу поднять глаза
И запрыгать, ну как коза

Зебра действительно стала делать прыгучие движения, в то время как я продолжал свой урок.

Ну-ка, смелее, напрямик,
С вашей фигурой это шик,
Раньше так, потом вот так -
Да, я плясать мастак.

Напевая я притягивал и отбрасывал партнёршу в нашем танце — это было прекрасно, вот только тело почему-то всё больше болело.

Продолжаем, эйн, цвей, дрей,
Ну, ходите побыстрей,
Доннер-веттер, что за боль,
На любимый на мозоль.

Тогда я не понимал, как такая кроха может провести касание после которого останется такая боль.

Пляска такая нелегка,
Но зато моднее гопака,
Раньше так, потом вот так —
Да, я плясать мастак.

В фильме на данной фразе персонаж отбросил партнёршу, со мной было несколько по-другому — я замер от удивления, когда малышка вдруг резко повзрослела. Теперь передо мной стояла взрослая самка зебры с кольцами на шее и на передней ноге. Её тело было усеяно как старыми шрамами, так и многочисленными свежими ссадинами — рваная рана на брюхе, успешно дополняла образ. Также, помимо многочисленных шрамов, из особых примет на её шкуре была жопометка из скругленных полосок, замыкающихся в какую-то фигуру условно похожую на сердечко. "Неужели это???" — с данной мыслью я обратил внимание на другую её переднюю ногу, которая выбивала трубку у моего "тромбона" — на полосатой конечности был одет золотистый "Пип-Бак". Не было сомнений — я "танцевал" с Ксенит. Для неё это обошлось множеством ссадин на полосатой шкуре, но она всё же нашла способ как со мной расправиться. Из места, откуда была выбита трубка быстро вытекала «радуга», вот только теперь я понял — всё было не тем чем казалось.

В мгновения ока я порвал ремень (будучи ещё под кайфом не чувствовал усталости) и отбросил "тромбон" от себя и, понимая что дальше произойдёт, отпрыгнул в противоположную сторону. Буквально в туже секунду топливо сдетонировало — благо я лежал на выжженной земле и славил лишь малую часть огненной волны, да и амуниция неплохо защищала.

Далее "светлый мир" окончательно развеялся, и открывшаяся мне картина выглядела просто жутко — кругом горящие здания, множество дымящихся трупов зебр, у одного полосатого даже было вырвано сердце, на этом фоне мёртвый зебра с топором в башке выглядел лишь как дополнение к пейзажу. Но не время любоваться — Ксенит где-то рядом.

Я был наслышан о способностях этой зебры и считал, что она представляет куда большую опасность чем пламя на собственной шкуре. Вообще-то я выбрал неправильный приоритет опасности, но тогда (толи от остаточного наркотического эффекта, то ли от адреналина) жар от пламени совершенно не ощущался, так что встав на ноги, вместо того чтобы стряхнуть пламя я взялся за автомат. К сожалению, быстро привести оружие в боевое положение, мне было не суждено — боль вдруг резко вернулась, в особенности в определённых болевых точках. Похоже Ксенит пыталась применить на мне свои знаменитые парализующие удары — парализовать не получилось но координацию движений нарушила.

Спустя три попытки мне удалось снять "Самодельный Карабин" с предохранителя, но было уже поздно. Ксенит очнувшись раньше предпочла бегство, и, помахивая горящим хвостом, галопом побежала прочь. Я лишь успел пустить ей вслед короткую очередь, но всё мимо, тем не менее, данные выстрелы были не совсем бесполезны — благодаря им я понял, что лишился слуха. Осознав данный факт, я с волнением полез во внутренний карман бронника в поисках охлаждающего спрея. Поиски были недолги, а вот с тем чтобы удержать баллончик повозиться — координация движений ещё не вернулась. Однако, после стряхивания пламени (страшно подумать, чтобы случилось если бы забыл данный нюанс) и снятия каски, мне всё же удалось пустить струю себе наголову. Если бы на меня кто-то смотрел со стороны, то наверняка бы подумал: зачем использовать лак для волос при столь короткой стрижке?

Мне было всё равно, как это выглядит со стороны — холод влияет на меня благотворно и тот случай не был исключением. Остудив себе голову, я смог вернуть себе слух и услышал целую какофонию из треска помех в гарнитуре, треска горящих построек и треска пулемётных и автоматных очередей (треск ППШ гуля зебры) разбавляемых редким грохотом крупнокалиберных снайперок. Последний треск с сопутствующим грохотом был скорее хорошим знаком, а вот первый меня не радовал, но постучав по гарнитуре, мне удалось исправить эту неприятность.

— Это Дельта! Резус положительный! Повторяю: Резус положительный! — в голосе Отема даже через треск помех был слышен восторг.

Несмотря на дурацкую кодировку я был рад услышать про "положительный резус" — кровяные пули доказали свою работоспособность. Операция "Веселящий Дым" выполнила свою основную задачу, хотя я чуть всё не запорол — наглотался галлюциногенного дыма и, разбив строй, отправился в "светлый мир". А ещё наткнулся на Ксенит и, при этом выжив, позволил ей уйти — неоднозначный результат. Теперь осталась самая малость — отступить.

— Дельта, это "Лямбда Два", код "4 А — красный".

— Живой?!! — это уже была Трикси.

— Ненадолго. Тут жуткая перестрелка и выстрелы звучат всё ближе.

— Лямбда Два, направляюсь к вам. Постарайтесь продержаться, — хриплый голос Лиры, через треск помех, звучал очень специфично.

Естественно я не собирался просто дожидаться помощи и, надев шлем, далее, ориентируясь на звук, направился в сторону перестрелки, и, судя по звуку, наших бойцов там прессуют не по-детски. Увы, но на моём пути, к ведущей бой группе СНС, возникло серьезное препятствие. Точнее — восемь серьезных препятствий. Восемь аликорнов, всех трёх расцветок (зелёная, синяя, фиолетовая), выстроившись клином (во главе была зелёная), двигались среди горящих построек в моём направлении. Не было сомнений — они идут за мной по наводке Ксенит, иначе я не знаю, почему они не ведут перестрелку. До этого я смог убить лишь одного клона принцессы Луны (ещё в психушке), но на спаррингах с Трикси у меня появилась кое-какая тактика борьбы с данными порождениями министерства Твайлайт. Хотя, какой смысл бросаться в "рукопашную" когда у тебя есть автомат? Данный вопрос был риторическим и не нуждался в ответе.

Понимая, что от момента, когда клоны меня заметят, осталась буквально секунда, я, приведя "СК" в боевое положение произвёл длинную очередь по головному противнику. Очередь не достигла цели — зелёная аликорн успела выставить силовое поле, а я мысленно выразился о себе самыми непечатными выражениями. На автоматном рожке не было синей изоленты — как я мог забыть? Кровяные пули смогли бы преодолеть стену магии вот только я стрелял самыми обычными, и теперь данная глупость поставила меня в положение заключённого перед расстрелом.

Стрелять бесполезно, на смену магазина времени нет, бежать в сторону глупо (далеко бы не убежал) а позади меня было горящее, двухэтажное, глиняное здание. Я выбрал последний вариант и прыжком сиганул в окно — прямо в горящее помещение. Тогда я предпочёл лишнюю минуту жизни и мучительную смерть от огня, быстрой гибели от автоматных очередей, вот только аликорны не ограничились огнём на подавление. Задыхаясь в дыму я всё же нашёл момент в котором огонь (вражеский и обычный) был не таким плотным и, выглянув в окно, различил как фиолетовая последовательница заряжает в сделанный мной РПГ (клоны встретившись с нашей группой и обзавелись трофеем) термобарическую гранату. Понимая, что дальше произойдёт, я галопом рванул в сторону и, не обращая внимания на пламя, бежал прямо по коридору — далеко не убежал.

От казалось бы неминуемой гибели, меня спасло то что и в другом мире ранние версии таких гранат обладали недостаточной мощью, чего уж говорить о моих попытках подражать. Тем не менее, даже такой детонации хватило, чтобы я упал от взрывной волны, а горящему зданию, чтобы начать обрушение. Теперь счёт шёл на секунды — что случится раньше? Обрушиться здание или я всё же успею выбраться? Как ни странно случилось второе — получая обломками по каске, я всё же смог добежать до спасительного окна и, будучи весь в саже и языках пламени, выпрыгнуть на свежий воздух. Далее я параллельно обрушению здания начал отчаянно кататься по земле, а после того как пламя было потушено затаился за одним из дымящихся обломков. Предосторожность была нелишней — аликорны, рассредоточившись, пошли осматривать ещё горящие руины и если они меня найдут то ... моя судьба будет незавидна.

Теперь у меня был выбор — попытаться скрыться или дать бой. Я выбрал промежуточный вариант. Аликорны, тем более в количестве восьми, слишком серьезный противник и будет глупо, будучи в одиночку идти на них "в лоб". Придя к данному выводу, я решил, пользуясь задымлённостью обойти врагов с тыла, а после перезарядиться и дать бой, тем более что мне нужно зарядить "СК" специальными боеприпасами, а в данный момент, щелчок автомата может меня выдать.

Тихо, но быстро, глуша шаги аурой, я сквозь дым прокрался аликорнам за спины и, заняв позицию за уже тлёющим домиком начал осторожно перезаряжаться. Счёт шёл на секунды — скоро аликорны поймут, что к чему. Я же не собирался этого дожидаться, и уже прицелился в зелёную но ... меня остановили — кто-то положил своё копытце мне на прицел. С волнением подняв взгляд я увидел, похожую на ваххабитку, единорожку в толстовке. На мой немой вопрос Лира просто магией вынула свою удавку из струны. Я понял её без слов и в ответ показал ей возмущение воздуха сопровождающие моё применение ауры. Лира поняла — я согласился, что лучше действовать тихо и предложил помощь. Свой ответ единорожка характеризовала небольшим кивком.

Далее мы синхронно стали красться к ничего не подозревающим аликорнам — Лира к синей, я к фиолетовой c РПГ и ранцем гранотамётчика. Сами же клоны (физиономиями, синие и прочие, были очень похожи на Беатрикс, но причёски, метки и прочие детали были другие), были сосредоточены на рухнувшем здании (держа оружие магией осматривали пепелище и территорию за ним) — они и подумать не могли, что опасность находиться сзади. Ранее мне было не до мелких деталей, но подойдя к фиолетовой, я наконец рассмотрел очень странную амуницию Последователей.

Из книги Мелкопипки, я знал что аликорны согласились помогать Вельвет в основном из-за того что она пообещала решить их проблему невозможности размножения — до этого они помогали Красному Глазу по аналогичной причине. Теперь же их проблема решена но, похоже, у клонов принцессы Луны мания размножаться перешла все разумные пределы, если даже в бой они идут в чёрном латексе. Какой прок, кроме подчёркивания изгибов тела, может быть у обтягивающего комбинезона, да ещё только на переднюю половину тела (как комбинезон Мелкопипки), так чтобы была видна жопометка? Единственное что из их амуниции выглядело как что-то похожее на броню, это кожаные шнурованные накладки (поножи) на ноги (Трикси тоже такие носит), но на фоне остального они лишь дополняли извращенский образ. И, как вишенка на торте, на их шеях были золотые цепочки с каким-то амулетом (потом я разглядел, что он был стилизован под солнце с полумесяцем и знаком радиации внутри) — извращенки являются ещё сектантками. Серьезно — они себе шмотки в кексшопе что ли покупали? Естественно я не собирался "подходить к даме с таким неприличным вопросом", да и аликорны небыли настроены на разговоры, так что, я синхронно с Лирой, начал действовать.

Мгновение и Лира накидывает синей удавку, устраняя ту тихо и незаметно. Я же, правой конечностью затыкаю фиолетовой пасть, а после, сконцентрировав ауру вокруг копыта, бью ту слева в шею. Аура погасила звук удара и ломающихся позвонков но, пройдя под шкуру, нанесла дополнительный ущерб — смерть аликорна была мгновенной. Далее подкрадываюсь к зелёной и, заткнув той пасть, далее сворачиваю шею. Увы, но на этом моменте тихая работа пошла прахом — в момент, когда я взял голову в замок, палкоголовая успела выстрелить из своего отростка заклинанием молнии. Заклинание ушло вверх, но всё же выполнило свою функцию — привлекло внимание.

Мгновение и вокруг меня появляются телепортационные вспышки, а за ними и сами клоны. Тут время снова будто замедлилось — в кои-то веки вовремя. Пока вспышки не исчезли, я же всё ещё держа голову аликорна, отпускаю мёртвое тело и, пригнувшись, достаю пистолет, одновременно снимая тот с предохранителя. На моменте когда предохранитель был снят, время вернулось в норму, так что стрелять мне пришлось в обычном режиме. Два выстрела в грудные отделы и аликорны фиолетового окраса падают замертво — латекс не помог.

Далее навожу пистолет на синюю, но она, меня опережает — встав на дыбы, слепит вспышкой из рога, далее выбивает пистолет и мощным ударом справа отправляет меня в нокдаун. Упав на землю я, открыв глаза, сразу разглядел свой пистолет, но попытка его поднять была неудачным решением — зелёная выбила его прямо из ауры, а после провела мне сокрушительный апперкот. От такого удара я, кажется, даже подлетел — до этого был на животе, но после удара оказался на спине. Естественно после таких ударов зрение какое-то время было размытым, но всё же, лёжа на спине, я различил, как зелёная встав прямо надо мной, с ухмылистой улыбкой, магией достала автомат (был похож на HK UMP), а после направила тот мне прямо в лоб. Я же, буквально рефлекторно, левой "рукой" хватаю автомат прямо за ствол и отклоняю его вправо и вперёд — последующая очередь хотя и прошла от меня в сантиметре, но не задела, хотя ушам было больно. Однако я, не обращал внимания на боль, пока аликорн стреляла в землю, слегка приподнялся, а после произвёл сильный удар (даже воздух из лёгких выбил) по корпусу клона. Зелёная от удара на секунду потеряла концентрацию и, чтобы не упасть, на присогнутых ногах сделала шаг в бок. Я же не упуская момента, хватаю зеленую, а после делаю перекат — теперь уже я в положении сверху и наношу удар по зелёной морде.

Теперь уже аликорн в нокдауне, но добить её не смог — синяя подойдя сзади, стала использовать свою золотую цепочку как удавку, в то время как её фиолетовая подруга, видя, что я уязвим, в мгновение предстала передо мной в телепортационной вспышке и нанесла сильный лягающий удар. Конечно, бронежилет распределил часть удара, но по ощущениям на несколько рёбер у меня стало меньше. Однако данный удар сыграл с находящейся сзади меня синей, злую шутку — нас обоих недалеко отбросило. Хотя перекрывающая мне кислород аликорн сохранила концентрацию, но теперь мы были на опасно-близком расстоянии, и я не упустил момент. Одно резкое движение головой и затылочная часть шлема находит препятствие в виде синей морды, а давление цепочки на моей шее резко падает. Освободившись от цепи, я всё же правильно расставил приоритеты и бросился "врукопашную" на стоящую передо мной фиолетовую — она куда более опасная цель. Поединок между нами продлился буквально секунды — обмен ударами, парирование и я, схватив её за дрель, далее наношу удар, совмещённый с прозрачной аурой. Недавно подобный удар смог сломать шею другой фиолетовой, так что можно сделать вывод, что у той с которой я бился, мозг превратился в кашу.

Однако после смерти фиолетовой, та синяя, что пыталась меня задушить, дала о себе знать. В этот раз ей не удалось подкрасться незаметно но, судя по сразу двум парящим, а ауре клинкам, она не рассчитывала на такой вариант. Как будто этого мало, зелёная находившаяся без сознания, стала приходить в себя и, светя дрелью, стала поднимать автомат. Зелёной я решил заняться позже и, уклоняясь парящих клинков, бросился на синюю. Мгновение и моя морда оказалась прямо напротив окровавленной физиономии (удар затылочной частью шлема оставил солидный отпечаток), настолько близко, что мы чуть не поцеловались. Ещё полсекунды и я произвожу полицейский залом а, далее прикрывшись синей как щитом, поворачиваюсь к ещё лежащей зелёной. Та не разгадала моего манёвра и всадила в свою подругу весь оставшийся магазин.

Ещё до того как труп синей упал на землю, я разглядел как зелёная, бросив автомат, начала магией доставать пистолет из своей поясной кобуры. У меня же пистолета не было, но он был совсем рядом — буквально под ногами. Резко наклоняюсь и хватаю ствол, но было поздно — зелёная оказалась быстрее и всаживает мне две пули в бронник. Третья бы была в морду, но Лира всё же дала о себе знать — зелёная аликорн окончила свою жизнь с топориком в башке.

— Я не опоздала? — голос Лиры звучал безэмоционально.

— Ты как раз вовремя. — на неуместный вопрос Лиры я ответил без сарказма, а после решил напомнить что мы тут не одни, — Не время жевать сопли, тут последователи кишмя кишат, нужно соединиться с нашей группой. Ты их видела? — учитывая, что у одного из клонов был сделанный мной РПГ, я догадывался какой будет ответ.

— Они в центре города, среди застройки — вне досягаемости снайперов. Вельвет применила на них парализующее заклинание.

Последний факт был для меня неожидан — я и подумать не мог что Вельвет, после того как побывала у нас в плену, решиться лично идти в бой. Из-за этого мы даже не стали разрабатывать защиту против её заклинания и теперь нам придётся расплачиваться за такую непредусмотрительность. Хорошо хоть Лира, имеющая привычку действовать в одиночку, избежала участи быть парализованной, и с её слов Вельвет сопровождают десятки аликорнов — противник серьезный, но не непобедимый. Я и Лира смогли справиться с восемью клонами — на моём счету шесть, а Лира убила двоих. При мне одну синюю, а после одну зелёную в момент, когда я бился с остальными. Почему-то у гулифицированной получалось душить так что при этом аликорны не могли магичить — надо будет потом спросить как у неё это получалось. Теперь же мы точно не будем действовать скрытно, так что я подобрал РПГ, снял с трупа ранец с гранатами и проверил, зарядил ли в СК рожок со специальными боеприпасами. Лира же привела в боевое положение свой складной пп. Далее я собирался спросить единорожку, в какой стороне наши бойцы, но громкий голос Вельвет сделал данный вопрос неактуальным.

— Грей! Лира! — судя по всему, черномазая усиливала свой голос магией — Лаенхарт говорил в такой же тональности, — Вы нанесли народу зебр непоправимый урон и убили наших лучших Последователей, но всё же я предлагаю вам мир! Сложите оружие, и мы всё обсудим! В противном случае случится непоправимое! — далее последовала короткая пауза, — Ваши "друзья" уже взяты нами в плен — обещаю, что им будет сохранена жизнь! "Последователи Апокалипсиса" спасают жизни, но в особых случаях мы можем и забыть об этом правиле! Сдавайтесь, или будете уничтожены!

Естественно мы не собирались сдаваться, но и вариант оставить наших бойцов на потеху клонам-извращенкам, также не рассматривался. Теперь я знал, в какой стороне находиться Вельвет — наши парализованные бойцы наверняка там же.

— Дельта, Сигма, это Лямбда! Запрашиваю эвакуацию — код "D6"! — еле вспомнил кодировку. Данный код был специально разработан на случай эвакуации из Глифмарка. Вообще-то по "плану: А" точка эвакуации находилась среди руин Зебратауна но когда этот «план: А» работал?

— Это Дельта — вас понял, подтверждаю запрос.

— Это Сигма — вас поняла. Постарайтесь продержаться, — голос Симфонии был приятен и мелодичен даже через треск помех.

Теперь всё решали минуты. Полковник, Трикси и их группы направляются в Глифмарк, а Подстрекатель уже вылетает вытаскивать нас. Дело за малым — зачистить эвакуационный квадрат и освободить пленных.

Глифмарк был небольшим городом, так что до Вельвет мы добрались буквально за секунды, и как ожидалось, она была не одна. Помимо неё там были наши бойцы аккуратно сложенные в ряд, и множество аликорнов. Точное количество не считал, но навскидку их было десятка два и те, кто был зелёной расцветки, держали вокруг сферическое силовое поле. Точнее — одна держала щит, а другие подпитывали её магией. На что я обратил внимание, так это что большинство из них не носили какой-либо амуниции и вообще одежды — лишь некоторые, держа магией оружие, носили ременные системы с боеприпасами, а ещё на то, что среди клонов принцессы Луны были самцы. Видок у них был ... как у самок только на стероидах — мне сразу захотелось расстрелять это непотребство. Однако перед тем как стрелять, заметил, как одна синяя аликорн прислонила копытце к силовой броне одного лежащего пегаса, и тут же его отдернула, получив разряд. Это (и то, что те, кто не носил силовую броню, тоже были обездвижены) подтвердило версию о применении Вельвет своего эксклюзивного парализующего заклинания. Однако не она была нашей приоритетной целью.

— Зелёных выводим в первую очередь, — обращаясь к Лире, я параллельно целился из РПГ и даже не смотрел в её сторону, — Ты ведь не истратила боекомплект?

— Полный магазин, — ответила Лира.

— Отлично. Выводишь зеленую, что держит купол, а я стреляю из РПГ. Далее по обстановке.

Пока Последователи нас не замечали среди ночи и дыма, но выпущенная Лирой очередь быстро исправила данное положение. Как и ожидалось, пули пробили силовое поле, заставив его лопнуть как мыльный пузырь, вот только достигнув цели, они потеряли свой импульс (хотя пистолетные пули изначально имели невысокую начальную скорость) так что зелёная не была убита — только подкосилась. Далее я это исправил, выпустив гранату по скоплению клонов, что подпитывали зелёную магией. Мощность взрыва термобарической гранаты была не как у "Шмеля" но больше и не требовалось — клонам не удалось выжить. Перезаряжать РПГ я не стал — сразу схватился за автомат. Следующей моей целью должна была быть Вельвет, но фиолетовая последовательница, схватив чёрного единорога, исчезла вместе с ней со вспышкой телепортации — двумя целями меньше.

Однако остальные аликорны не собирались отступать и открыли по нам огонь, в том числе и из своих отростков — хорошо, что мы успели занять укрытия. Перестрелка была просто отчаянной. Последователи всё ещё пытались ставить щиты (даже те кто небыли зелёными), которые пробивали даже пули из пп Лиры, "СК" же полностью доказал свою эффективность. Кровяными пулями я вёл огонь с отсечкой в три патрона – часто и не всегда метко. Последователи же не экономили патроны и стреляли длинными очередями, в том числе и из трофейного оружия. Как и все копытные, аликорны были не очень меткими стрелками, но всё же я сполна ощутил град пуль по шлему и многочисленные удары, сопровождающие попадания в бронежилет. Лира же, будучи неспособной чувствовать боль, была вся покрыта брешами от попаданий, испускающие розовый дым. Однако живучесть была нашим единственным преимуществом, всё остальное: способность летать, численность, больший боекомплект – было на стороне аликорнов. У нас же патроны были не бесконечны, и свой последний кровяной боеприпас я потратил на синюю последовательницу, которая взлетев, поливала нас очередями из ППШ. Однако из трофеев последователей не стрелковое и энерго-магическое оружие доставило нам особые проблемы – огнемёты также не остались без внимания аликорнов. Теперь у меня появилась другая приоритетная цель и, спасаясь от сгустков пламени я, активировав на СК разгонный блок (до этого не включал, так как при этом специальные боеприпасы утратили бы свои особенности) и всадил в фиолетовую очередь из наэлектризованных пуль.

Всю дальнейшую перестрелку я провел, не выключая этот режим, но это не помогало. Аликорнов было много, патронов достаточно, но мы были не настолько меткими. Участь казалась предрешенной, но положение спасла группа прикрытия. Я был очень рад слышать звуки выстрелов из бронебоек. Теперь мы поменялись местами – теперь уже последователи оказались в меньшинстве и под перекрёстным огнём. Выстрел Отема, из его гламурной винтовки, завершил бой. Далее к нам подлетели множество пегасов и синяя аликорн в балахоне.

— Занять круговую оборону! — ржаво-коричневый пегас не стал отвлекаться от командования, — Собираем оружие! Приводим в чувство «раненых»! – имел ввиду парализованных заклятием Вельвет, — Эвакуация произойдёт с минуты на минуту!

Приказы были понятны вот только своё оружие (РПГ) я уже подобрал, так что решил заняться «ранеными». Честно говоря, я понятия не имел, как снять наложенное Вельвет заклятие паралича, знал только что оно временное, но решил, что раз, чтобы запустить сердце используют дефибриллятор то и с магическим параличом можно поступить аналогично. Дефибриллятора, да и шокера, у меня не было, так что решил просто прислонить парализованного копытного к бьющей током силовой броне.

Начать данную процедуру решил с гуля зебры, и взяв полосатого за зашкирок потащил того к парализованному пегасу в силовой броне. Похоже Сулик понял что я собираюсь сделать, и хотя он и не мог говорить но в его моргалах явно читалась просьба остановиться, просьба была проигнорирована. Три секунды побившись в конвульсиях Сулик резким движением отпрыгнул от бьющей током брони, а потом, крича что-то нецензурное, зарядил мне копытом по морде. Далее полосатый не стал дожидаться ответа и побежал в сторону трупа аликорна, у которого лежал его ППШ. Я же, не обращая внимания на такую «полосатую неблагодарность», продолжил приводить копытных в чувство уже испытанным методом – придя в себя, они хотя и матерились, но не были агрессивны.

Увы, но на моменте привода в чувство бойцов в силовой броне возникли некоторые проблемы, и дело не только в том, что для этого мне пришлось бы вначале их извлечь из брони. Однако «поковырявшись» в их ранце я смог отключить наэлектризованность – Трюкачка, помогая мне своей магией, сильно ускорила процесс. Но последователи не могли просто так позволить нам забрать своих бойцов, а после отступить, и перешли в контратаку. В этот раз они учли свои ошибки, и атаковали даже не входя в поле нашего зрения – просто стреляли из базук и прочих гранатометов, прямо с вершины горы Кантерлот. Хотя с такого расстояния огонь был неточным, но взрывы подходили всё ближе и если что-то не предпринять, то нас ждёт участь быть разорванными на мелкие кусочки. Как ни странно, но в этот раз спасение заключалось в плане придуманным Трикси, том который должен был продемонстрировать Последователям нашу символику.

Смотря на устроенное мной пожарище и приближающиеся взрывы, я всё же нашёл мгновение, чтобы взглянуть на прекрасное ночное небо, пусть даже положение звёзд и было не как на Земле. Звёзды действительно были прекрасны, вот только в эту картину не вписывалась ракета летящая прямо на Кантерлот. После всего пережитого мысли путались так, что я не сразу вспомнил, что эта ракета была собрана Трикси и не несла в себе боевого заряда. Если бы я это вспомнил то наверняка бы закрыл глаза (чтобы защитить зрение от яркой вспышки) но «чему быть того не миновать», так что я хотя и не был в первых рядах (как те кто стрелял по нам с Нового Кантерлота) но сполна оценил данный шедевр в области пиротехники салютов.

Будучи близко но, не долетая до замка, ракета разорвалась яркой белой вспышкой, которая оставила на ночном небе, стоящий перпендикулярно поверхности, исполинских размеров белый мальтийский крест, но на этом творение Трикси не завершалось. Далее из центра этого креста будто красная жидкость (как кровь) стала распространяться красное свечение, заполняя пространство между линиями креста. Когда пространство было заполнено, получившуюся фигуру можно было считать завершенной – прямо напротив столицы НКР находился исполинских размеров символ корпорации зла, символ изображённый на наших шевронах, символ бело-красного зонтика. Было даже немного смешно, что в данный момент «зонтик» как раз выполнял свою защитную функцию, не позволяя последователям вести по нам прицельный огонь. Однако «зонтик» был недолговечен (магия, которую в него заложила Трюкачка, задержит иллюзию минуты на три, может больше, но ненамного) и к тому же он не сдерживал пули, обычные и магические снаряды, а также самого противника. Аликорны Последователей быстро это поняли и, пролетев сквозь зонт, продолжили стрельбу, однако теперь они сами были уязвимы и, уклоняясь от нашего огня, не могли стрелять прицельно. Но теперь не противник сосредоточил моё внимание, приводя наших бойцов в чувство, я параллельно следил за приближающимся воздушным кораблем, что и выпустил ту ракету.

Подстрекатель (управляемый Симфонии), быстро к нам приближаясь, также участвовал в перестрелке, поливая аликорнов зелёными плазменными сгустками, пускай даже тот огонь был не прицелен. Посадку он совершил небрежно, прямо на горящие обломки зданий, пропахав брюхом значительную полосу земли, но это даже к лучшему – кормовая дверь оказалась прямо перед нами, а корпус корабля работал как укрытие. Мы быстро сориентировались и, схватив неспособных двигаться бойцов в силовой броне (каждого такого тащили двое копытных), побежали к открывающемуся кормовому люку.

— Все на борту! – говоря в интерком десантного отсека, полковник орал как резанный: — Взлетаем!

 — Закрываю кормовой люк! – отвечая, Симфони активировала закрытие: — В нас стреляют! Повреждён третий двигатель! Держитесь — будет трясти! – в полёте действительно трясло.

Взлёт прошёл жестко, но я проигнорировал предложение держаться и, вслед за Отемом, побежал к кабине пилота.

— Почему так медленно?! – полковник не был зол на пилота, просто адреналин.

— Я же говорила: двигатель повреждён, а вместе с ним и хвостовое оперение! – Симфони тоже была на взводе: — Мы набираем высоту лишь за счёт опорного облака! А ещё – нас преследуют!

Действительно, высоту мы набирали крайне медленно – совсем незаметно. Наш Подстрекатель двигался «стелясь» над землёй, постоянно цепляясь брюхом на многочисленные холмы. В таком положении мы и долетели до Понивиля, и хотя наше воздушное судно уже достаточно поднялось, чтобы не снести жилые дома, но какое-то крупное здание в центре города (как я потом узнал – это была восстановленная городская ратуша) лишилось своей крыши. Как будто этого было мало, на изображениях с камер заднего вида отчётливо присматривались аликорны с базуками, что пускали нам в след ракету за ракетой.

— Удерживать высоту! – полковник продолжил командование: — Взлёт только по команде!

Далее пегас побежал в десантный отсек где, выбрав нескольких пегасов, приказал взять оружие с инструментами (в отсеке были инструменты бортмеханика) а далее взлетел под потолок, где был технический люк. Далее пегасы, высказав несколько непечатных выражений, всё же открыли задвижку и поочерёдно выбрались на свежий воздух. Что там происходило, я не видел, но потом мне рассказали, что пернатые копытные, ведя перестрелку с клонами, всё же смогли разблокировать руль высоты и заставить последователей прекратить погоню. Далее пегасы вернулись на борт, а полковник приказал набрать высоту.

В общем и целом, операцию «Веселящий Дым» можно считать успешно завершенной, хотя я чуть всё не запорол. Испытание нового антимагического оружия прошло успешно, очаг распространения наркотиков уничтожен, клоны принцессы Луны (на радость Трикси) понесли существенные потери, а также множество жителей НКР увидело нашу символику, и всё это без потерь с нашей стороны, хотя могло быть и по-другому. Из отрицательного можно отметить что, имея шанс, мы всё же не смогли ликвидировать Вельвет и Ксенит, а значит «Последователи Апокалипсиса» продолжат свою деятельность, да и аликорны не лишились возможности размножаться. Но, несмотря на некоторые нюансы – это успех. Отсталость лишь вернутся на Мститель, и сделать одно малое, но очень важное дело.

Читать дальше

...