Бряцание оружием

Король алмазных псов, осмелевший после того, как собрал стотысячное войско, решает, что наилучшим способом похвастаться своим недавно обретённым могуществом будет вторжение в Эквестрию под предлогом каких-то прошлых обид. И поэтому он шлёт принцессе Селестии письмо с объявлением войны. Результат предсказуем.

Принцесса Селестия

Обещание отцу

Однажды данное обещание может стать одним из жизненных принципов

Принц Блюблад ОС - пони

Налоговая декларация Эплджек

Эплджек неприятно удивили, она должна оплатить большую сумму точно в срок, или потеряет ферму, но у неё есть идея, как исправить эту проблему.

Эплджек Биг Макинтош

Вечеринка на краю истории

После конца сериала можно собраться и посидеть. Отдохнуть!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд

Последний день Эквестрии...

За последние несколько лет Эквестрия выдержала множество испытаний: пришествие Найтмэр Мун и её вечная ночь, нападение чейнджлингов на Кантерлот, возвращение короля Сомбры, побег лорда Тирека, маленькая розовая пегаска с маниакальными наклонностями. Однако сегодня над ней нависла такая угроза, перед которой бессильны даже элементы гармонии...

Рэрити

Парусник

Маэстро Антониони, одолжите мне кинокамеру.

Твайлайт Спаркл

Пройдет и без таблеток

Маленькая больная лошадка хочет получить ответ на свой вопрос, но у каждой пони свой взгляд на проблему.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Мод Пай vs Тирек

Как называют Аликорна без крыльев и рога? Земнопони.

Мод Пай Тирек

Отфоллаученная Эквестрия.

Допустим, кроссовер Фоллаута с пони. Допустим, он отличается от того Фоллаута в Эквестрии, который мы с вами прекрасно знаем. Скорее всего, это пародия на Фоллаут. Возможно, комедия. Возможно, драма... Решать вам, всё зависит от того, под каким углом на это посмотреть. Но каким бы мог быть кроссовер Фоллаута с пони, если всё было несколько иначе, чем в действительности? Добавим иронии, добавим красок в этот мир пост-апокалипсиса. Добавим немножко каноничного поведения пони! Пусть они будут петь, когда этого захотят! Пусть будут всё теми же наивными цветными лошадками! Да, это Фоллаут, но... От цветных поней же должно что-то остаться? :) То самое волшебство... И пусть всё выглядит несколько нелепо, где-то жестоко, где-то слишком радужно. Я постараюсь сделать это так, чтобы вам понравилось.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

"Ишак".

Повелитель Империи Зебр получает анонимный донос, уличающий в предательстве его единственного друга. Сможет ли гордый владыка найти в себе силы узнать истину или всё закончится топором палача?

Автор рисунка: aJVL
10. Лимес

11. Плох тот план, который нельзя улучшить

Огромные статуи-колонны императорского дворца никогда не были образцом ромуланского оптимицизма. Эти мрачные каменные стражи на протяжении многих веков охраняли императоров и преторов. Они стояли тут и были основой главного здания страны еще задолго до того, как вулканские отшельники стали звать себя ромуланцами. Временами их даже пытались уничтожить за излишнюю «вулканность», но бравые каменные солдаты не смотря ни на что продолжают стоять на своем посту. Их главная «боевая» задача — морально превозмогать над «противниками», то есть всеми, кроме хозяина дворца, чтобы те в страхе проявляли покорное смирение к Господину.

Именно это сейчас и нужно было Сай’Факху от всей Империи. Он хотел подчинить абсолютно всех своей воле. Он хотел сделать то, что все боялись делать с тех пор, как был введен преториат — распустить Сенат и сосредоточить всю власть в своих руках. В отличие от других императоров и преторов, ему была противна сама мысль о том, что кто-то еще имеет ту же власть, что и он. Сай’Факх хотел неограниченной власти и был готов на все, чтобы ее получить. Даже на новый переворот, каким бы кровавым он не был.

Все было готово к осуществлению его нового плана, как он сам это называл, «второму этапу переворота». «Экстерминатор» вовсю готовился к отлету, ведь для отдачи приказа о выходе корабля из дока для патрулирования границ или исследований не нужно было добиваться разрешения Сената. Император может принимать такие решения лично как Верховный Главнокомандующий Вооруженных Сил Ромуланской Империи. А вот контролировать действия каждого капитана корабля Император, конечно же, физически не может. Так что дальше все просто должно «выйти из-под контроля». Осознав, что пришло время действовать, Сай’Факх приказал связать его с Нероном по личному зашифрованному каналу. И буквально через пару минут Нерон уже был на аудиенции у Императора.

— Сай, ты меня звал? — Нерон вошел в тронный зал, как сделал бы это, заходя в каюту капитана Сай’Факха много лет назад.

— Да, заходи, Неро, будь как дома, — Император ответил дружелюбностью на дружелюбность.

— Тогда объясни мне, что произошло, что тебе понадобилось меня вызвать в столь ранний час?

— Это срочное дело, и я хотел дать тебе задание перед тем, как лечь спать.

— Всю ночь составлял план действий? Сай, я, конечно, понимаю, что на тебе лежит огромная ответственность, но не стоит так себя изматывать.

— Нет, все уже давно подготовлено, и сейчас мы переходим к плану «Б». Всю ночь шло заседание Сената, на котором, как можно догадаться, наши, пока еще можно так сказать, оппоненты, полностью отвергли мое предложение по объявлению войны Федерации. А это значит, что для достижения нашей цели от Сената надо избавиться, и я знаю, как. Нужно объявить чрезвычайную ситуацию, подстроить так, будто они на нас напали, а не мы. Или, и тут уже ты мне нужен, сымитировать восстание флота, чтобы «под шумок» закрыть свободное небо этим напыщенным идиотам. Значит так: я даю тебе письменное разрешение на выход из дока для патрулирования границ…

Сай’Факх долго и подробно рассказывал капитану, что и как он должен был сделать во славу Ромула и для процветания своего клана. Сам же план был довольно прост: Нерон отправляется «патрулировать» ту самую часть границы, к которой вплотную подобрался Кирк, затем «поднять восстание», атаковать приграничную станцию, улететь в демилитаризованное пространство Федерации, победить Кирка и вернуться домой. Тем временем, в связи в «восстанием» «Экстерминатора» Сай’Факх вводит режим ЧС, во время которого упраздняет Сенат как таковой, а всех сенаторов от клана Н’епрес осуждает в государственной измене и лично приговаривает к смертной казни. И, в конце концов, по возвращении Нерон «сдается» Императору, получает помилование и повышение в звании.

Друзьям в тот момент план Сокх’а по окончательному захвату власти казался просто безупречным. Вполне возможно, что он и был идеальным, но, как гласит старая поговорка, плох тот план, который нельзя улучшить…

Так или иначе, к середине дня практически все приготовления к отлету на «Экстерминаторе» были закончены, и Нерон запросил разрешение на вылет, после чего отправился вершить историю. Императору же оставалось только готовить сообщение о новом внеочередном заседании Сената и речь, с которой он собирается там выступить. Если, конечно, Нерон сделает все именно так, как должен сделать, то есть развязать, как минимум, одну войну.

Как гром среди ясного неба по всем общественным каналам связи прошла новость: флагман ромуланского флота предал Империю. И не просто предал, а пересек границу с Федерацией. Естественно, никто не ждал такого поворота событий, хотя многим и казалось логичным то, что далеко не все будут преданы новому императору, получившему власть не вполне законным путем. Но, простые граждане не могли знать одного: это не предательство, а, скорее, развязывание гражданской войны и несанкционированная попытка нападения на «Энтерпрайз», начатая по приказу самого Сай’Факха. Тем не менее, это не отменяло необходимости в проведении нового заседания Сената, о котором было также объявлено публично.

Вот уже второй вечер подряд сенаторы собирались на своем рабочем месте, хотя по регламенту они могут это делать не менее, чем через неделю после предыдущего заседания, что было необходимо для работы на местах, во всех уголках Империи, которые и представляли сенаторы. Но разрешение нынешней ситуации должно быть найдено незамедлительно, и именно для таких случаев регламент позволяет императору проводить подобные слушания гораздо чаще.

— Внимание! Император в зале заседаний! — прокричал секретарь Сената, когда его высочество появилось в своей ложе.

— Уважаемые Сенаторы! — Сай’Факх начал свою речь, — Пожалуй, все вы уже знаете, почему я собрал вас здесь, на этом внеочередном заседании. Сегодня, совсем недалеко отсюда, на нашей границе с Федерацией произошла трагедия: станция «Лимитан 10» со всем экипажем и часть персонала станции «Лимитан 11» оказались полностью уничтожены кораблем «Экстерминатор», флагманом нашего флота. Несомненно, это событие может спровоцировать множество событий, способных подорвать самые основы нашего государства и общества, вплоть до гражданской войны. Конечно же, никто из нас не хочет обострения ситуации, тем более, в такое непростое время, когда мы все никак не можем разрешить уже давно продолжающийся политический кризис. В связи с этим, я предлагаю вам ввести режим ЧС и комендантский час по всей Империи для предотвращения обострения ситуации. Это первый вопрос, предлагаемый мной к срочному обсуждению. Собственно, второй вопрос вытекает из первого. Как я уже говорил, «Экстерминатор» скрылся в демилитаризованной зоне влияния Федерации, что может быть расценено в Париже как объявление войны. Как мы все прекрасно понимаем, Звездный Флот у наших рубежей Империи сейчас совершенно ни к чему, мы не можем воевать с кем-либо, если внутри страны может произойти что угодно. Таким образом, мое второе предложение заключается в том, что мы должны создать чрезвычайную дипломатическую комиссию для переговоров с Федерацией. Главой этой комиссии предлагаю назначить Октавиана Н’епрес. Ваши замечания? — Император говорил вполне убедительно и искренне, и ему можно было бы поверить, не говори он вчера абсолютно противоположные вещи с той же трибуны.

— Прошу слова! — глава оппозиционного клана встал из-за своей трибуны.

— Начинайте, — Сай’Факх снова дал согласие на дальнейшее обсуждение.

— Хочу сказать, что я, впервые за долгое время, согласен со всеми предложениями, внесенными кланом Сокх и Императором лично. Действительно, этот факт ужасной гос. измены необходимо расследовать, а предателей объявить в галактический розыск, арестовать и отправить под трибунал. Особенно в этом предложении впечатляет то, что капитан «Экстерминатора», Нерон, является старым другом нашего уважаемого Императора. И это не помешало последнему назвать преступника преступником. Однако, наши частные детективы смогли собрать доказательства того, что вы, ваше высочество, находитесь в сговоре с Нероном. У нас есть видеозаписи, сделанные на резервные камеры зала аудиенций Императорского Дворца, и, здесь уже может насторожить тот факт, что именно в этот момент основные камеры оказались отключены. Так вот, на этих записях слышно, как вы прямым текстом приказываете Нерону совершить акт предательства, с целью ввода режима ЧС и, таким образом, сведения к минимуму полномочий Сената. Например, вы сможете без нашего разрешения объявить войну Федерации. Так что, я предлагаю поправку в закон о режиме ЧС, гарантирующую неприкосновенность Сената как такового и его полномочий. Без этих поправок я рекомендую своим соратникам введение режима ЧС отклонить. Что же касается чрезвычайной дипломатической комиссии для переговоров с Федерацией, то здесь у меня никаких нареканий нет, так как наш клан, как и я лично, заинтересованы в сохранении мира с Федерацией, как бы нелепо оно не звучало из ваших уст, Сай’Факх. И, выражая свое удивление тем, что вы, ромуланец, так долго и сильно грезивший о войне, предлагаете нам первыми начать мирные переговоры, признаю вашу мудрость в рассмотрении этого вопроса и выражаю вам благодарность от всех Н’епресцев.

Зал ненадолго замолчал. Императору в этот момент казалось, что он совершил, пожалуй, крупнейшую ошибку в своей жизни. Оказалось, что бывший император раскусил все планы по довершению переворота, что для Сай’Факха было просто недопустимо. Он не мог понять, как такое могло произойти, как и не мог понять то, что ему теперь нужно было делать, чтобы исправить ситуацию, так как вернуть назад все было уже нельзя — «Экстерминатор» уже должен быть на орбите спорной планеты… Пожалуй, теперь Императору оставалось только одно — выкручиваться за счет юридических проволочек и нюансов, чтобы, с одной стороны, выполнить требования Сената, с другой, все же этот самый Сенат упразднить, что будет сделать гораздо проще, если Октавиан отправится на Землю и будет вдалеке от Ромула.

— Что ж, не думаю, что кто-то еще будет разводить долгие дискуссии, да и ситуация нам просто не позволяет проводить подобные вещи. Так что подведем краткий итог: Сенату рекомендуется принять оба предложения, но с условием принятия поправок к первому в виде дополнения манифеста гарантиями сохранения Сената и его полномочий. Таким образом, прошу секретаря подготовить оборудование для голосования, — Император закончил свой спектакль перед сенаторами на сегодня и устроился поудобнее в своей ложе.

— Голосование начато! — секретарь включил обратный отсчет времени для голосования на сенатском компьютере.

— Но!.. — Октавиан не смог окончить свою речь, так как его микрофон выключился в самый неподходящий для бывшего императора момент.

Через минуту голосование было окончено. Октавиан понимал, как может выкрутиться Сай, чтобы осуществить все то, что он задумал, и глава клана Н’епрес понимал, что надо сделать все, чтобы не дать планам его соперника стать реальностью, что было бы особенно просто в отсутствие Октавиана на Ромуле. Но он уже знал, как можно преобразовать недостатки этой ситуации в достоинства…

— Голосование окончено! Все предложения приняты единогласно. На этом внеочередное заседание Сената объявляется закрытым, — секретарь встал из-за своего кресла, обозначив тем, что ни теоретически, ни практически, изменить принятые решения в ближайшую почти неделю невозможно.

Пока Император отправился к себе во дворец для того, чтобы составить новый нормативный акт, говорящий о противоречии только что принятого положения о неприкосновенности Сената закону о ЧС и другим основополагающим правовым нормам Ромула, Октавиан начал собирать весь главный актив своего клана в своем «дворце» — штаб-квартире «Партии Н’епрес», которую недавно пришлось перенести на окраину столицы, по понятным всем причинам. Именно там и должны продолжиться основные события этого вечера, которые могли кардинально изменить расстановку сил если не во всей Галактике, то, как минимум, в Ромуланской Империи.

— Господа единомышленники! — начал свою речь Октавиан, — думаю, вы все знаете, почему мы все здесь собрались, пока режим ЧС не вступил в силу. Вы видели мое возражение, так и не озвученное на весь Сенат, но можете услышать его сейчас: мы стоим перед лицом опасности: тот документ, что принят в дополнение к манифесту о режиме ЧС, не может гарантировать реальной неприкосновенности Сенату и всем нам, каждому лично. Тому есть две причины: первая — манифест не выше закона, в том числе, закона «о ЧС», и вторая — Сай’Факх знает о том, что мы раскрыли его план и что закон позволяет ему все, что подтверждает упомянутый мной документ. Раскрытие плана по полному отстранению нас от власти также должно привести его в ярость, что нисколько не добавляет нам простоты решения проблемы. В свете этих событий становится ясно, что нынешний «император», — Октавиан показал кавычки руками, — отправил меня на Землю не для установления мира с Федерацией, а для того, чтобы на момент уничтожения Сената глава оппозиции был не на Ромуле и не смог повлиять на ситуацию. Как же он ошибается! Дело в том, что он не учел главное: я буду говорить с Президентом Федерации, и смогу пролить ему свет на все, что здесь происходит, на все беззаконие нынешней власти! Я сделаю все возможное, чтобы Президент занял нашу позицию и помог восстановить порядок, гарантированный Конституцией! А, так как наши соседи чтят закон, они обязаны помочь нам, ради их собственной чести! Тем временем, мы дадим Ромулу свободу!

— Мы дадим Ромулу свободу! — собравшиеся в зале подхватили Октавиана.

— Но, — из-за своего места встал Тиберий Н’епрес, сын Октавиана и наследник клана, — разве Федерация не использует нас как повод для интервенции и, в худшем случае, полном уничтожении и ассимиляции нашего народа?

— Хорошо, что не боишься иметь свое мнение, сынок, — глава клана решил приободрить Тиберия, — во-первых, они не могут формально присоединить к Федерации без всеобщего голосования о вхождении в их государство, а на таком референдуме наш народ, естественно, проголосует «против», во-вторых, как я уже говорил, они чтят закон, потому они не станут брать себе больше, чем им будет положено по договору. И моя цель заключается в том, чтобы заключить наиболее выгодное для нас соглашение. Я им гарантирую мир, сохранность границ и беспошлинную торговлю. Единственное, что смогут делать наши пограничники — конфисковать ромуланский эль, опять же, в соответствии с законами Федерации. Тем временем, мирное время, которое наступит после нашего возвращения во власть, поможет нашей империи восстановиться после долгих лет смуты и неурядиц, что сделает нас снова сильными и великими! Во славу Ромула!

— Во славу Ромула! — снова прокричал зал.

— Кстати, сынок, — Октавиан посмотрел в глаза Тиберию, — ты будешь регентом во время моего отсутствия, также, ты будешь поддерживать связь со мной и с руководством Федерации. Для этого у тебя будет два коммуникатора: мои именной коммуникатор Федерации, подаренный мне при подписании мира, и твой личный. Через какой с кем связываться, думаю, понятно.

— Да, папа, я все понял. Я сделаю все возможное, чтобы не уронить имя Н’епрес в грязь!

Основная информация уже была озвучена, но обсуждение деталей операции и действий каждого высокопоставленного «клановца». Обсуждали даже возможности ведения гражданской войны и примерное соотношение сил сторон. И как бы Н’епрес не хотели крови, готовиться надо было ко всему, тем более, что война с Федерацией уже началась и что Сай’Факх также готовится к любому развитию событий…