Автор рисунка: Stinkehund
Глава пятая: Губит поней не пиво...

Глава шестая: Баллада о леди и медведе

Так, Хелл, давай думать. Раз драконы на Пушинке есть, то они должны быть объяснены. Как? Либо в фэнтези иные правила, либо до того, как переносить людей в крылаточешуйчатых ящериц массово, сначала отобрали добровольцев на обработку. Может такое быть? Может. Интересно, а этот комендант — как его там — сколько уже времени на планете провёл, раз его на такую высокую должность поставили?

На этих мыслях я и добрёл до деревянного люка, о который в темноте легонько стукнулся головой. Снаружи подумали, что это так настойчиво постучали, да ещё и матюгнулись, чтоб отпирали побыстрее, поэтому через боль скоро я услышал звук отпирающегося засова, а через искры, мелькавшие перед глазами — свет.

— Поднимайте! — раздался мощный голос, а следом чьи-то шерстистые лапы схватили меня под ноги и вытолкнули на свет.

Пока я закрывал слишком большие и чувствительные глаза, ослеплённые этим светом, люк закрыли, а надо мной встал кто-то, закрыв меня своей тенью. 

— Игорь Валерьевич Плюмбиконов, капитан Вооружённых Сил Российской Федерации, ныне — глава Первого Рубежа фэнтезийного отдела Пушинки, — загрохотал знакомый голос. — Про Ренара я слышал, помощь ему уже выслал.

— Оперативно... — похвалил я машинально, а следом простонал и принял из лапы волка-подчинённого лёд в полотенце. — Хеллфайр... Файр…

О-о-ох, хорошо… Холодненькое. 

— Тебе бы больше пошло "Файр. Хелл Файр." — служивый не был лишён юмора.

— Для секретного агента я слишком плохо стреляю и слишком много кофе пью, — я наконец-то пришёл в себя, и теперь мог разглядеть высившегося надо мной зелёного — чешуя была такого цвета — дракона. Одет он был в пятнистую униформу без знаков отличия, на поясе разнообразный комплект вооружения и снаряжения, а ещё какой-то кристалл, явно магический. — Кстати, вы — один из первых драконов? Я вас начал встречать лишь со вчерашнего дня, а в моей ЭФ-ке вы ещё как "вид в разработке" числитесь...

— Со вчера и начали заброс первых представителей моего вида в иные секторы, — спокойно ответил чешуйчатый. — Говорят, в Фуртази неожиданно возник космический истребитель с одраконившимися людьми, потому стали срочно подстраивать Программу. 

Вот и настоящий сбой! Я бесцеремонно вытащил блокнот, по скотской привычке бульварных журналюг намереваясь выяснить всё прямо здесь и сейчас. То есть, попробовал вытащить — блокнота-то у меня не было… Зато имелась записная машинка в голове! Только бы запомнить.

— Когда? Сколько? Это очень важно! — затараторил я. 

Ответ был исчерпывающим, информацию распространили сами Патроны. 

Пока я прохлаждался в «Фоллауте», трое человек решили отправиться в космическую Одиссею, ну, это такой сеттинг на ближней орбите Пушинки. Им неожиданным образом удалось выбрать расу и вид драконов, два чешуйчатых и один пушистый. Приветливых поняшек-секретарей в этом секторе нет, всё объясняют роботы, они и упустили, что пришельцы стали ящерами. Затем их отправили на облётку, тренироваться в управлении космическим кораблём, тогда-то и поняли, что они вовсе не звери. Программа начала самостоятельно предлагать людям возможность телоформироваться в драконах, как оказалось, из-за записанного в Программе приказа угождать клиентам в выборе телоформы. Вот и выбрали… 

— А ты как драконом… В смысле, вы как драконом стали? — спросил я после того, как мы перешли в караулку, полукруглую и из древнего (или состаренного технологией иноземцев) камня и сели на небольшие деревянные ящики. Очень большой, но молодой солдатик-волк караулил у выхода на улицу, ещё один, ростом поуже и в плечах пониже, притащил кофейник и какую-то книжку. «Эф-ка»!

— Меня ещё на Земле готовили для Пушинки. Затем перебросили сюда в качестве человека, чтобы я сначала освоился со своими обязанностями. Сам понимаешь, настоящие военные ценятся везде, но меня всё же сюда потянуло, с детства зверей любил… — дракон слегка подрасправил крылья. — Скажу, место выгодное, лучше и не придумаешь, а работа не пыльная, здесь же не сталкерская Зона, не Фоллаут с кучей уродов. Ну, а вчера предложили выбрать форму, и заодно опробовать дракона. Конечно, была небольшая опасность, ещё не откалибровали метод телоформации в них, но всё прошло успешно. 

— А почему именно дракон? — я решил полистать список "рас в разработке". Списочек включал не только существ из мифологии, но и совершенно авторские виды, из которых я знал разве что прославившихся по компьютерным играм. Краткие описания некоторых экземплярчиков подвергли меня в шок — кто-то мог в здравом уме офурсониться в... пипиську на ножках?

— Крылья — раз, — довольно стал загибать пальцы Игорь. — Сила — два. А ещё я себе огненное дыхание попросил. Это, оказывается, не только эффективно, но и очень приятно, огнём дышать! — он негромко рассмеялся. — Только здесь показывать не буду, вокруг огнеопасных предметов много!

— Кстати об опасности... — вдруг вспомнил я о насущных делах. — Мне надо связаться со своим отрядом, у вас есть телефон?

По счастью, даже служебный мне предоставили без вопросов. Вневедомственные документы Наблюдателя творят чудеса. Правда, вместо мобильника или хотя бы дискового телефона (как бы я на таких копытом номер набирал, а?) серый волчара принёс мне... Хрустальный шар.

— А на меня оттуда Саурон не взглянет? — поёжился я. Почему-то вспомнился Ван Хельсинг, где монах остерегался совать руку в банку с, как выяснилось, кислотой. Влезать мозгом в непонятно что тоже не хотелось.

— Саруман может, или пранк какой линию займёт, но сейчас мы весь флуд отмели, — усмехнулся волчара-телефонист, шаронист то есть. Кажется, этот вид в фэнтези активно эксплуатируется как "личный помощник". А что? Неплохо, знаете ли! Сильные, клыкастые, умные!

— Попробуй представить внутри "палантира" того, кому хочешь дозвониться, — посоветовал другой волк, разливая из термоса кофе по стаканчикам. Один мне, один дракону, а остальные кому? Собачьим же вроде вредно кофе... Хотя... Это же антро-фурри-собачьи... Никто не захотел бы телоформироваться в волка, будь он лишён простых человеческих радостей. — Не волнуйся, голым в ванне ты никого не застанешь, ведь надо получить разрешение на связь от того, кого вызываешь.

Шарик поставили на своеобразную треногу и разошлись в стороны.

— Спасибо, — я всё ещё не хотел лезть в шар, но делать было нечего. Встав перед ним и уставившись в глубину, я попробовал представить Ташу. Литтлпип не стоило, мало ли как шар относится к фантомам, а Андрея я больше видел сбоку или сзади.

— Вляпались по самые уши! — Тут же завибрировал шар её голосом. Картинка проявлялась гораздо медленнее и не слишком резко. Наверное, "разрешение" Таша так и не выдала...

— Хорошо бы этого ублюдка найти... — Ворчал Стас. — И дружков его.

— Не отвлекаться по пустякам, — Литтлпип прокричала это так громко, что шар чуть не треснул. — Мы их всё равно не найдём. Где они держат Хелла? Что мы вообще знаем? 

— Что я самый невезучий пегас на свете! — закричал я, явно перепугав всех в округе. Картинка продолжала дрожать, зато перед собой я увидел расплывающуюся морду волчицы.

— Хелл? Это ты?

— Ага, да! Времени мало, слушайте. Езжайте в сектор Фэнтези, на форпост, э-э-э, — на секунду я отвернулся, уточняя адрес, — Первый Рубеж какой-то! Слышали?

— Слышали про Последний, но он в Фуртази... Ладно, найдём по карте, — Андрей был очень рад меня видеть, поэтому задавал для меня лично глупые вопросы. — Ты где вообще спрятался?

— Потом расскажу! Катите сюда, и осторожней по пути, тут какая-то революция происходит! — я успел произнести только эти слова. Мог бы ещё многое, но не успел.

Хрустальный шар взорвался.

"Стражники" повскакали с мест с прытью уровня "рота подъём". Волки вскинули арбалеты, дракон просто приоткрыл пасть, из которой вышла струйка тонкая струйка дыма. Воцарившуюся тишину целую минуту ничего не прерывало.

— Клянусь своим читанным-перечитанным сборником Рассела, это не я, — клятва эта из моих уст весомее клятвы на Библии. Потому что ещё ни один священник не зачитывал Библию не только до порванных страниц и заклеенной обложки, но и пролитого супа. Рассол на Рассела... Какой каламбур. 

— Стой смирно, — быстро сказал Игорь, пыхтя дымом. Да, это действительно фэнтези-драконовая форма! Интересно, меня заставят платить?! Я всё же не устоял смирно — осторожно поморгал. Нет, осколки в меня не попали, мордочка кажется в порядке... Блин, как же опасно жить с большими глазами! 

— И долго стоять?

— Можешь взлететь, пока осколки собираем... — Волк поплёлся за веником и совком. — Вызвать бы подкрепление и спецконтроль, да как теперь...

— Простите, я и вправду не понимаю, как всё это произошло... — смущённо оправдывался я. — Там сразу был какой-то нечёткий сигнал... Что это может означать? 

— Я же говорю, иногда сигнал перехватывают. Но до порчи аппаратуры ещё не доходило. Так нагло себя выдать... — Покачал головой дракон. — Что бы ты сейчас сделал? Брякни самое логичное.

— Дождался бы друзей, — я буркнул, сложив передние на груди, но остальным телом по-прежнему стоя смирно, пока вокруг меня подметал волк в позе музейной уборщицы.

— Вот этого от тебя и ждут твои недоброжелатели. Так что мой тебе совет — иди огородами в Фуртастику. Там очень много народу, и фантомов, и реальных, проще затеряться. 

— Но вот знать бы, чем я же так всех достал! — я притопнул копытом. — За мной охотятся убийцы, фантомы, убитые мною персонажи и теперь вдобавок ещё маги-хакеры! И ещё тут где-то бродит второй я, какой-нибудь маньяк-Проповедник из моего же фанфика!

— Опиши приметы, надо всем постам разослать, чтоб с тобой не путали, — достал пергамент и перо волк-штабник — тот, кто не водил вокруг меня хороводы, как вокруг осыпавшейся ёлки жена ленивого мужа, который не может наконец сходить и выбросить этот ободранный куст в марте. А что? Снег же ещё не растаял.

— Легко. Тёмно-синяя или чёрная шерсть, чёрная душа, утробный злодейский смех, глаза красные оттенка светофора, в гриве алые пряди, как у Армы из "Тьмы ваших душ". Вежлив, но при том груб, в стиле пиратов из викторианских романов. Хочет завоевать весь мир и выпить кофе, но кофе он уже выпил. 

— Ладно, сойдёт, — хмыкнул дракон. — Дуй огородами. Особых идей у меня для тебя нет, но затеряться тебе стоит. Не потеряй только свой артефакт, он в фэнтезийной зоне пригодится.

— Буду надеяться, что не пригодится. Если мои приедут — скажи им, куда я побежал, не таи.
Дождавшись разминирования пола от драгоценных магических осколков, которые сейчас, наверное, будут собирать в три-дэ паззл при помощи клея-момента и не менее крепких слов, я направился к выходу из башни.

— Пегас! — окликнул меня дракон. — Как всё уляжется, доберись до "Гарцующего пони". Попросишь магическую карту, тебе, как Наблюдателю, дадут бесплатно. На ней для тебя отметят точку, от которой ты сможешь добраться к своим.

— Ладысь!

Если они меня сами не найдут раньше... И раньше, чем бешеная кобыла Блэк.

* * *

— О, птичка... — произнёс я, выйдя из дозорной башни и в самом деле спугнув с высокого каменного крыльца яркой, но гармоничной расцветки пернатого. Не похоже на земной вид, а в биологии я вроде неплохо разбираюсь. Значит, тоже чья-то поделка? Моё уважение автору! Мало кто в наш век снисходит до описания природы и даже погоды... Что говорить — диалоги порою лишь монотонное чередование реплик, как в пьесе, только без имён героев!
Вот только сейчас поболтать с кем-либо я бы не отказался. Хорош совет, как раз для фэнтези — иди, сам не знаю куда, чтобы спрятаться от неизвестно кого! Интересно, как там Ирли — упорхнула? И имеет ли причастность к моему похищению тот кот из таверны? А Андрей, наверное, меня честит почём зря — хороший ему Наблюдатель достался, постоянно в переделки влипает!

В какой вообще стороне отсюда Фуртастика? Да и действительно ли проще затеряться не в глухом лесочке доброй сказки, куда не особо много народа тащатся из-за "не захватывающих" сюжетов, а в полном свидетелей и камер видеонаблюдения городе?
"Иди огородами" — вот и всё целеуказание от товарища генерал-дракона. "Копай от меня до следующего дуба", "мысли пачкают мозги". Сходя с крыльца, я со вздохом огляделся, выискивая что-нибудь похожее на огород.

И нашёл. 

Ма-а-ать моя! Тело — как у гусеницы, но само типа дракона или крокодила на крайняк. На спине — капуста, морковь, яблони качаются, рожь (ржа, то есть) колосится... На спине — домик, между надбровных груд башенка с прожектором. И это чудо, пыхча и грохоча, спокойно ползёт себе, переставляя десятки лап, на юг нос устремляя. Вот тебе и огород!

Показалось, что я чуть не взлетел от радости на собственных крыльях, но судьба уберегла меня от разбитого носа. Тем не менее, помчался я к этой Паааасеке вприпрыжку. Нет, ну правда эта штука была очень похожа на Паааасеку! Только столь же незаурядная фантазия, как и моя, могла породить это фэнтезийное чудовище с фэнтезийным же населением. Правда, я ошибся — не допускали Смотрящие гибридов фуррей и овощей, вроде моего доброго друга — Арбузного Тигроволка. Просто у кого-то в русском секторе башенку переклинило и он вот такое Чудо-Юдо на землю выпустил... 

А догадался я про Чудо-Юдо через миг, потому что услышал "таковы слова":

— Гей, гой-ети, ловите этого басурманина!

"Славянофильский высер!" — сходу дошло до меня. Знаем, начитались в своё время любителей "Азъ есмъ русское фэнтези". Значит, не Паааасека это, а их монстрюга!

— Свои! — Крикнул я осипшим голосом, силясь вспомнить что-нибудь из лексикона другого знатока глаголицы, с которым я общался чаще. Как назло, в ум залетали лишь малоупотребительные и зачастую негативные слова вроде "татьба", "гайдук" и "опричнина". Наверное, так чувствует себя американский шпион, подбитый над сибирской тайгой. Vodka, Tsar, Balalayka, KGB...

И cowboy's lasso! 

Верёвка так быстро обвилась вокруг моей шеи, что мысль "а что это было?" пришла уже после того, как я принялся пахать носом землю. Фигуры на Чудо-Юде принялись быстренько наматывать трос, подтаскивая меня к опустившему хвосту чудовища, и то, что я за это время не задохнулся — просто чудо.

Схватившись за верёвку передними копытами, чтобы тянуло меньше, я встал на задние, но вдруг споткнулся и с испуга распахнул крылья. А потом... если вначале был испуг, то теперь — стылый ужас! Скорость этой жирной проросшей личинки оказалась достаточной, чтобы мои крылышки подняли меня на манер воздушного змея в небеса, а я громко, на всю округу начал произносить древние языческие молитвы божествам плодородия и продолжения рода.

— Куды летать собрался, аки голубь ясный?! — прокричали снизу.

"Сокол, идиоты!" — прокричал бы я, но от страха, боли и изумления не мог и слова вымолить. Ну, и ещё верёвка так сильно вонзилась в горло, что я не то что вдохнуть не мог, я даже выдохнуть был неспособен. Зато меня наконец подтянули на трижды по три буквы проклятый борт и даже избавили от лассо, решив, что я так натерпелся, что уже не улечу никуда. И они были правы.

Пока я дрожал и цеплялся за мшистую чешую, мимо меня прошмыгнули босые лапы. Заинтересованный, я поднял голову, чтобы посмотреть на их обладатель... ницу. Лисичка-сестричка, как в сказках, в сарафанчике аккуратном и платочке.

— Панти... Пантифиевна... Панкриотин? — выдавить "Патрикеевна" для меня было делом гиблым.

— Демонов поминает, да всё по именам! — Кто-то посильнее поднял меня сзади и поставил на копыта. Сухопутная рыба-кит и я качались в противофазе, поэтому я не рухнул обратно. — Вот так по буржуйским мультикам писать!

Кобылить-колотить! Миша, медведь! Бли-и-ин, да неужели ещё кто-то пишет по русским народным сказкам? Нет, я не против, если нормально написано — но здесь, похоже, всё тот же синдром "пишем, как встарь, потому что пишем про старь". Медведь — сборник стереотипов, вышиванка, балалайка за спиной... И шапка с висячими ушками, как она называется... Ушанка. 

— Я Сивки-Бурки двоюродный внук! — быстро ляпнул я. — И мне сказали, кха-кха, огородами спасаться! А ваш крокоогород единственный в округе!

— От кого спасаться? — Миша выдрал из садохода небольшое деревце и перехватил его, как дубину, озираясь.

— Ему надо с конём Юлием поговорить. Юродивые должны найти общий язык... — предложила Лиса, но, услышав имя самого раздражающего меня персонажа, я вдруг вновь стал лучше соображать на адреналине:

— Полноте, матушка. На сего юродивого в нашей верви аки на оглашенного зырят, Бог ума дал, да разумом обделил. Мне бы лучше с Коньком-Горбунком погутарить
.
Слава Селестии, пригодились самоучители старославянского, присланные моим другом для работы над праговором! Конечно, создание нормального языка от тупого заимствования всяких древних афоризмов отличается, но так сейчас мне лишь проще! Лиса взглянула на меня уже не так враждебно, слава тебе, Самообразование! 

— А чегой-то по-басурмански балакал, шпиён татарский, конь голубобокий, зенки твои червлёные чтоб болотный аспид выцарапал жалами своими? — выдал тираду дегенеративный выкидыш псевдосказки.

— Миша, остынь, — ого, а лисица по-нормальному разговаривать умеет! — Пошли за мной, конь крылатый, расскажу тебе тайну тайную.

Нет. Не умеет.

Я бы попытался развеять себя, отвлечься на мягенькую травку под ногами и весело щебечащих птичек, но земля подо мною ходила ходуном, будто переворачивался в гробах и под курганами весь русский народ, позорясь тем, во что выродились их народное творчество. Тут даже трезвый почувствует себя пьяным!

Но самое худшее было ещё впереди. 

Лисица открыла дверь в башенку, прошла вперёд и зачем-то встала на колени, низко склонив голову. Я шмыгнул за ней — и замер.

— И тебе здравия, отец, — вздохнула молодая волчица, посмотрев на икону Святого Христофора и медленно перекрестившись. 

— Вера... То есть, Надежда? — я несколько раз открыл и закрыл пасть, без отрыва смотря на своего персонажа. — Но... Как? 

Почему же худшее, учитывая, что я наконец встретился со своим собственным персонажем, который, к тому же, принял меня не с винтовкой наперевес, а добрым словом?..

С чего бы начать...

Во-первых, вытаскивая лубочные брёвна из чужих глаз и хая славянское фэнтези, я как-то позабыл про маленькую сориночку в собственном глазу. И мне было банально стыдно — сам не пойму, от чего.

Во-вторых, сестра-настоятельница Надежда была глубоко верующей, могла найти библейский аргумент на что угодно, а благодаря её уму, превосходящему мой и доставшейся ей от Мирдала, и воле, которой снабдил её я, с нею было бесполезно спорить. Если она будет мне навязывать пост по пятницам, у меня оставался единственный аргумент гандов: "Нет, и точка!"

Ну, а в-третьих... Что делает моё чудо среди этих отбросов русских недоавторов? Нет, реально?! Каким ветром мою Верочку сюда отправило?!

— А что мне ещё оставалось делать? — спросила Надежда, попивая чай и протягивая мне громадную баранку. Внутри башеньки-церкви трясло не так сильно, как снаружи, потому чаепитие более или менее удавалось. — Они же юродивые, несчастные фантазии начинающих писателей. Кое-кого я спасла из довольно развратных сюжетов, богоугодное дело, да и им полегче.

Рановато я начал пить чай. В результате сам превратился в прохудившийся самовар, мелкими брызгами выдув жидкость из пасти. Йифф Лисы Патрикеевны и Копатыча... Михалыча... И всё под калинку-малинку... Русский фуррь точно способен написать такое, или это иностранцев тянет на славянскую экзотику?

— Я и так с трудом поддерживаю здесь порядок, — пожурила меня Надежда. — Ты хоть знаешь, сколько на фурри-сайтов рассказов про русских персонажей? 

— Да уж знаю, — я виновато подхватил салфетку (виновато — значит, прижимая крыло и стараясь не смотреть на собеседницу) и быстро промокнул брызги на столе. — Слушай... — закончив с "уборкой", я с надеждой поднял глаза на... Надежду. Какой каламбур. — А ты случайно другого своего создателя не встречала? Я Мирдала ищу.

— Видела, — улыбнулась волчица. — И даже отведу тебя к тому, кто знает, как найти этого дракона.

* * *

Всё же приятно видеть, что твоё детище не оскотинилось и не-офантомилось. Только указывать ли это в отчёте? Могут ли фантомы помогать другим, совершенно другим фантомам? Я не прочитал "Ф"-книжку до такого места! 

В остальном же Надежда вела себя вполне по-канону, как она и планировалась. Благочестивая, вежливая, умная. Она позволила мне побултыхаться на Чудо-Юде, пока мы не прошли густой лес, где кто только не жил, и высадила меня на окраине самого фэнтезийного из всех фэнтезийных секторов.

— Здесь собрано всё, что относится к Средним векам, — сообщила Надежда, помогая мне спуститься по морде Чуды-Юды на землю.

— Драконов тут много, один из них должен знать Мирдала и перевести тебя к нему. Он сейчас в другом секторе, а мне из этого вылезать не стоит.

— Понимаю, тем более как наблюдатель. Спасибо тебе огромное! — помахал я Наде на прощание обоими крыльями.

— И тебя спаси Бог, — она меня перекрестила, и я вдруг фыркнул от этого:

— Ты же фантом, сотворённый Глазастыми... И до сих пор верующая?

— Тебя тоже не Господь Саваоф породил. Инопланетяне для меня — как для тебя твои мама и папа. Ну всё, доброй дороги тебе!

Звери в кокошниках и косоворотках утирали глаза платочком и махали лапками мне вослед. Цирк со святой во главе... Надеюсь, они держатся подальше от недоэльфов и оборотней местного разлива. Интересно, здесь есть гноллы, таурены или орки на худой конец? Они не фурри, но для интересам могли бы и поставить, есть же мутанты в Сталкере...

Но я думал не о том. Мне стоило сосредоточиться на открывшемся мне виде, едва стоило повернуться и посмотреть на Средние века.

Какой-нибудь историк, специализирующийся на Франции четырнадцатого века, непременно отыскал бы тысячу ошибок, неточностей и просто фигни, но для меня тут всё соответствовало духу Средневековья. Вспаханные поля между лесистых холмов, деревеньки с соломенными крышами и замки — где небольшие форпосты, а где целые неприступные дворцы.

А вон там, кажется, локальная война разыгрывается, группа рыцарей замок штурмует... Интересно, что Гляделки хотят здесь воспитать? Честь, славу и благородство или стратегическое мышление и умение использовать фантомов как пушечное (луковое) мясо?
В стратегических битвах я не был особо силён, не мог воспринять я баталию как совокупность приёмов, для меня она сливалась в единый хаос войны. Одним из форм круговорота жизни, завершающим мазком многих бурных и славных биографий...

Что там вдали беленькое чернеет? Неужели... Город на Горе? Интересно только, наш, понячий, или оригинальный Толкенский? Хотя... Какой он будет оригинальный с фуррями, если только на Пушинку и эльфов не завезли.

Уповая на амулет и скрытность передвижения, я осторожно ступил на траву Средневековой зоны, выбрав себе целью небольшую деревушку как можно дальше от ведения боевых действий. Ну, надеюсь, что мои противники не знают, где я высадился! Ещё бы хорошо какой-нибудь плащ раздобыть, чтобы цвет свой прикрыть, но единственное, что я мог бы продать — так это свой амулет, не ошейник же с карточкой! А на работу устраиваться... Я ведь уже работаю! Почему мне никто зарплату не платит?

Деревушка казалась вполне безопасной и мирной. Никакой игры на волынке или лютни, никакого запаха немецкого пива, просто весёлый смех и слабо различимая речь, по большей частью самочья. Деревенька феминисток? Я уже убедился, что на Пушинке всё возможно! Но делать нечего — я двинулся вперёд, прямо на звуки разговоров. Надо узнать, куда я иду, а вдруг захватили эту белую твердыню, и приду я прямо в лапы Саурону!

От зарослей, по которым я крался, деревню отделял небольшой луг, полный свежей травы, но почему-то заставленный несколькими стогами сухого сена. Смех именно с этого луга и раздавался, а ещё стали слышны тихий лязг и чуть более громкое самцовое поругивание. Посреди сеновала или овина — как городскому жителю, мне сложно понять разницу — на земле сидел хвостатый рыцарь и, чертыхаясь, силился снять с себя доспехи, но лишь крутился и пробовал зубами тесёмки, а несколько крестьянок в незамысловатых и крайне вольных для эпохи зверств инквизиции платьях катались со смеху, едва поднимая пальцы, чтобы показывать ими на незадачливого кавалера. Да уж, рыцарям без оруженосцев туго приходиться. Я предпочёл бы не вмешиваться, но тут меня подвёл синий цвет — слишком уж заметен был мой синий цвет на зелёном! "Яблоко на снегу, яблоко на снегу, синее на зелёном, соком полно солёным..." Тьфу, нашёл время!

— А это твой верный жеребец, достопочтимый сир? — Отсмеявшись, крестьянка-белка начала показывать уже на меня. — Даже он куда быстрее вытащит свой меч из ножен!

— Так у него ещё и длиннее будет! — Воскликнула другая, черношёрстая кошка. — У коней всегда больше! Девочки, может, его?

Так, что-то совсем невразумительное начинается! Даже пропустив мимо ушей похабную аналогию, я поспешно отступил на шаг назад. Хелл, соображай, что нужно делать в такой ситуации? Убегать? Атаковать? А если — ошеломить?

— Иго-го! Я спешу на войну, не подскажете, милые девицы, что в во-о-он том замке творится?

Больше всех озадачился рыцарь — прекратив бесполезные потуги, он оценивающе на меня посмотрел. Наверное, пытался понять, я спятивший фантом или чудной человек. Девушки — точно запрограммированные — тоже на миг задумались, но быстро вернулись на проторенные алгоритмы:

— Расскажем-расскажем... Только сначала завоюй нас, храбрый воиня, заставь молить о пощаде!

— Мы, пони, простой и мирный народ! Мы в приключениях не нуждаемся — отчеканил я, перефразируя Толкина. Точно, деревня психов или развратников-йифферов, самая тёмная сторона фурри-сообщества. В фэнтези? Ну… Кто-то клопает на эльфов, кто-то на лисичек с мечами… — Потому просто жду ответа, как пегас Селестианского света.

Осознав, что ты противоречишь сам себе, значит, вряд ли запрограммирован, рыцарь решительно встал, подобрал меч, валяющийся в паре метров от него, и заявил:

— Идём отсюда, друг Принцессы Искорки! От меня ты добьёшься больше путного, чем от них.

— Только если жеребец падок на самчиков... — хихикали крестьянки, но меня куда больше завело другое. Сначала у меня дёрнулось веко, а затем "мирная» пасть оскалилась не хуже драконьей.

— Что. Ты. Сказал? Повтори.

— Искорка, — рыцарь неуверенно потёр свой волчий нос. — Я только не помню, Сумеречная или Научная.

Та-а-а-к... Не будите спящего пегаса! 

— Имена собственные не переводятся, грамотей! Сумникса тебе в зад, и иди отсюда! — рявкнул я, решительно двинувшись вперёд. Всё, у Хелла нервы полетели... Неудивительно. Глядишь, не наори я на этого несчастного болвана, уже лопнул бы от напряжения! 

— Йиффайтесь сколько хотите! — добавил я напоследок. — Хотя нет, говоря по-русски — еффицэсс! Переводчики хреновы!

— Ура! — Как ни странно, на неудачливого вояку любовного фронта моя ругать подействовала как сладкая похвала. Он даже побежал за мной следом. — Значит ты точно живой, а не дуболом! Я тут уже неделю плутаю и никак не могу со вменяемыми существами поговорить. Никто не может помочь снять с меня этот дебильный металлолом, а у меня уже шкура чешется. И кто сделал йиффную деревушку в стране лат и щитов!

— Не помогу, у меня даже не лапки, а копыта! — я чувствовал себя всё хуже, и злился всё больше. — Мне, знаешь ли, не до таких, как ты! Сам ведь сектор выбирал? Иди и совершай ратные подвиги, бейся со всеми подряд, а раз решил баб собирать, то сходи к сексопатологу или кто там этими делами занимается!

— Да что ж это такое! — Со звоном, почти что колокольным, он стукнул себя по шлему. Правильно, пустые головы полые и хорошо звенят! — Первый разумный за несколько дней, и тот неполноценный! Тогда добро пожаловать в мой клуб инвалидов.

Я закатил глаза, захватив взглядом творившегося вокруг постапокалипсиса. Ладно, извращуга, надеюсь, у тебя под доспехом что-нибудь есть! Да и к тому же, я слишком много читал о том, как рыцарям тяжеловато бывает в этих консервах!

— Хорошо, помогу! — выдохнул я, и даже перешёл на более мирный тон. — Прости, что наорал. У меня нервный срыв небольшой...

— Не удивлён, — волчик тоже быстро понизил тон. — Просто в фэнтезийном секторе много вольных или невольных кроссоверов с анимэ "Девочки-монстры". Сам не смотрел, но там общая суть в том, что немногочисленных героев-самцов за каждом поворотом ожидают йиффливые бабы — от слизней и зомби до джинок и драконок. И все с грудями. А тут ещё и на фурри наложилось. 

— Одержимые самочки? — я уже обеспокоенно посмотрел на фурриночек. Слава Селестии, здесь нет ни одной пони! — Тогда тебе уж точно не стоит здесь доспехи снимать, накинутся сразу! Шучу-шучу... Давай, помогу.

— Да я бы и не против, но как раз доспехи мне и мешали! И не только поэтому... — Что он имел в виду, я предпочитал не уточнять, а в меру своих сил помогал где зубами, где копытокинезом. — Меня, кстати, зовут Дим.

— Ланкастер, — я наконец-то поостерёгся, хотя имя и показалось мне немного знакомым. — Пони-пейсатель нижнего звена. Кстати, если хочешь йиффаться — йиффайся, но сначала скажи мне, не опасно ли в вон тот замок идти.

— А, я только что оттуда, — наконец вытащенный из своей консервной банки волчок высунул язык и попытался оттереть рукой пот со лба. — Там живёт весьма милая волчица, я бы пообщался с ней подольше, но, помимо доспех, мне ещё кое-что помешало, она наполовину дракон.

Так, а о таком я только в комиксе читал... Кхм, тоже йифферном. 

— Дракон? Дракон-то мне и нужен... — сказал я больше для себя, но информацию отметил. — Понял, в общем, удачи тебе, а я пойду.

— А чего не полетишь? — Улыбнулся он, возвращаясь к деревне, да так и бросив доспехи на перекрёстке. Хоть меч с собой не забыл захватить. — Боишься, как попугай из мультика?

Да блин…

— Ссорой познакомились, ссорой и расстанемся! Адьос!

* * *

Так, разложим всё по полочкам. Я — в йиффной зоне. Видно, либо Смотрящие недосмотрели, либо просто фуррячью природу не изгнать, но здесь обитали доступные самки и самцы, и со всех сторон меня окружал полный... Кхм, йифф, что же ещё! Интересно, а кто-нибудь писал в своих рассказах о методах контрацепции? 

Теперь идея лезть через деревни к замку мне не казалась блестящей, скорее отвратной. Умел бы летать — полетел бы. но после происшествия с Чудом-Юдом я уже опасался подниматься в воздух, как бы ветром не унесло!

Если верить Дэну, не важно, какой я путь изберу — по широкой дороге или через буераки — желающие отыметь меня могут найтись везде. Вывод? Надо сделать себя как можно более непривлекательным. Камуфляж своего рода. Правда, кажущаяся такой блестящей идея... Себя не оправдала. Не буду говорить, какие у меня были варианты для того, чтобы превратить себя в пугало и чучело, но в живую ни на один из них идти не хотелось. Я вам не Дима из той же Супер-Игры, чтобы расшибать себе лоб, пытаясь проснуться...

Дима... Дим... Крестьянки ведь так и не изъяли его из доспех. А не попробовать ли и мне "бронированный пояс целомудрия"? Выделанные под антро-волчью анатомию на меня не налезут, а если поискать понячие?

Оглядевшись вокруг, я увидел дом, походивший на оружейную или кузнецу, фиг его знает — главное, над входом висели щит и меч, так что я не долго думая двинулся туда.

И додвинулся. 

Зал битком был набит таким отребьем, какое даже на Пост-апе я ещё не встречал. Бандиты из Сталкера, рыцари в чёрных доспехах с черепами на груди, какие-то проститутки с ножами и кинжалами, что-то медведеподобное и ужасное, несколько тавров в боевой раскраске... А главное — стоявшая у стены доска с надписью "Квесты для убийц". За прилавком то ли пивной, то ли душегубни стояли двое особо исполосованных шрамами "фурря" — белый волк в кожанке и с собственным чеканным портретом на медальоне да отвратно-грязного цвета кобыла, крутящая в руках с толстыми ногтями отрубленную грифонью голову.

Ужас какой! Вот так просто можно прийти да повелеть всякому сброду прибить фантома — а то и настоящего человека? Мирдал мне дорог, но тут творилось нечто, требующее немедленного расследования.

Я на секунду задумался и решился всё же на отчаянный шаг. Взрыхлив копытом гриву и спрятав ошейник под крыло, я двинулся прямо в центр зала, стараясь придать себе вид как можно более зверский. 

— Где здесь Твайлайт Спаркл Блек, Литтлпип или ещё хоть кто-то, кто сможет выполнить работу, а не испоганить всё дело и сбежать?! — крикнул я.

— Кто это ещё такие? — бормотали там и сям, оборачиваясь на меня. Кстати, и меня они не узнавали — уже радует, что мой "злой близнец" пока не добрался до йифферного рая.

— Думаю, здесь хватает господ, что смогут справиться с работой не хуже, — гордо заявил белый златоглазый волк хорошо поставленным голосом актёра озвучки Всеволода Кузнецова.

— Тут появился пони, который выдаёт себя за меня, — я подошёл поближе к волку, сбрасывая часть злого тона. Когда с тобой общаются нормально, и отвечать нужно так же. — Не встречали?

— Достойный повод для ненависти. К сожалению , не встречали. Но к нам часто обращаются люди, которые хотят убрать ботов-дублёров. Из тех, кто засветился в чужих рассказах... или даже в чвоих сиял — зачастую ярче, чем в жизни!

— Никто не любит Мэри-Сью, даже их создатели, — понимающе кивнул я.

— И во сколько вы цените жизнь покусившегося на вашу индивидуальность? — Волк оказался тем ещё меркантильным ушлёпком.

— На данный момент меня интересуют лишь указанные фантомы, в частности, как принадлежащие к расе пони, — поспешно вставил я. — Что до оплаты... Я надеялся найти в этом секторе какого-нибудь благородного рыцаря, к которому мог бы наняться в ездовые кони в обмен на эту услугу. Но почему-то оказался в рассаднике йиффа! Не удивлюсь, что он тут популярен даже в замке!

— Быть ездовым конём разумному существу — это уже эротика! — Гортанным ржанием рассмеялась кобыла, а с ней и весь зал.

"Слава Селестии, здесь пока нет никого, кто хотел бы меня прибить" — подумал я, радуясь, что никто не воспринимает меня всерьёз. Иногда прикидываться дураком полезно.

— Здесь каждый йиффом йиффается! А Смотрящим пофиг, — я присел рядом с волком и сделал копытами пантомиму на тему, витавшую в воздухе. — Они вообще за чем-нибудь следят? Вон, кто-то авторов и художников вроде мочит, но ведь это неправильно? Они и сами могут загнуться!

— Неправильно, — подтвердил волк, — мы на живых квесты не принимаем и не выдаём. Это чревато кровной местью. И не только от организаторов, но и от других участников.

— Да я и не про вас, а вообще! Вот прослышал, что на некоего Мирдала охотятся — вроде же он писал о пушистых и чешуйчатых драконах, да? Это что, получается, прибьют того, кто помогает целую новую расу на Пушинку внести?

— Мы к этому отношения не имеем, — волк опёрся о стойку, чтоб показаться выше. — Если у вас лишь голые предположения, то идите к почитателям обнажённых тем, и не задерживайте очередь.

— Придётся. Спасибо за беседу, — я быстро, но не слишком шмыгнул на улицу, и только там наконец-то смог выдохнуть.

Так-с... Хотя авторитет недалёкого идиота ко мне в этом секторе прицепиться, кое-что я узнал. Подтверждалось самое страшное: на авторов охотятся фантомы. Наверное, и те мои самые первые "друзья", что было нас с Пипкой не пристрелили, тоже фантомы. Ну и дела!

* * *

Если работают все фэнтезийные стереотипы, принцесса-дракон должна томиться на самом верхнем этаже главной башни. Умей я летать, как бы облегчилась задача! Но нет, мой страх велит искать приключений на все части тела, пытаясь пробраться через замок.

Двое самок в весьма странной одежде — которая ничего не прикрывала — стояли у входа. Вооружены они были длинными копьями, но их наконечники были... Из материи? Что это?

Кажется, я о подобном читал — любители БДСМ придумали оружие, которое не убивало, а обездвиживало, связывая противника и тем самым подготавливая его к неизбежному йифу. Оказаться замотанным в подобную гадость, а уж тем более оказаться отйиффанным мне совсем не хотелось. Что же делать?

Я мог надеяться лишь на закон сохранения, открытый ещё Михайло Ломоносовым — "Если где-то прибавилось, где-то должно убавиться". В моей ситуации желательно, чтобы у стражниц их внешние данные и йиффливость компенсировались низким интеллектом. Хорошо, что я читал множество пиратских и мушкетёрских романов, да даже один Симплициссимус был кладезем военных хитростей!

Осторожно отойдя поближе к городу, я задумался о расовых и видовых особенностях. Хотя и пришлось потратить время на поиски, в конце концов к замку направилась синяя пегасочка, одетая в красное платье и с платочком на голове. Мою фусону часто путали с кобылой!. Голосок у меня был отнюдь не женский, но старую бабку я, не сомневаюсь, мог отлично сыграть. Да и дополнительная защита — если даже эти постовые окажутся бисексуалками, вряд ли при том ещё и геронтофилками. Да и особенности пони — трудно отличить кобылку от жеребца, видя лишь часть морды — играли мне на копыто. Не ахти какая военная хитрость, но почему бы старым приёмам не сработать ещё раз?

* * *

Ну... Мда. Мне стоило вспомнить хоть что-нибудь менее очевидное. Именно так я подумал, когда меня впихнули в тронный зал, предварительно закатав в розовый кокон, из которого торчала лишь часть морды и кончик хвоста.

Мне значительно сократили путь до полудраконицы... но какой ценой! Теперь я чувствовал себя совсем не уютно перед самкой, которая, судя по своей морде, тоже чувствовала себя не на своём месте. Хотя это было понятно даже по тому факту, что она носила средневековое закрытое платье с длинным подолом.

— Такой же скромный, как и вы, вашвысочество, — фыркнула одна из стражниц. — Визжал как девчонка и орал, что приглашён к вам на встречу. 

— Хорошо, развяжите его выходите отсюда, — вскинула лапу волчица. Как мне везёт на этих самок! Только вот у этой волчицы нечто драконье прослеживалось — особенно в чешуйках на груди...

На мне распороли все завязки и ленты, сковывающие меня, откровенно щупая в процессе, но набрасываться на меня поостереглись и отошли подальше.

— Надеюсь, хоть с ним у вас что-нибудь выйдет, вашвысочество! — крикнула одна из самок.

— Пшли вон! — рявкнул та, и слуг как ветром сдуло. Да и я, признаться, прижался к полу от силы её голоса. Ничего себе, вот это королева! Понятно, почему даже йиффанутые её слушают!

— А я вот и не надеюсь, — вздохнула она уже тише, ккогда лишние морды покинули помещение. — Впрочем, по тебе видно, что ты не за лёгкими любовными победами сюда явился. Чего же ты ищешь тогда?

— Дракона, Ваше Высочество, — я склонил голову. Этой самке стоило оказывать всевозможное почтение. — Его имя — Мирдал, он мой друг, писатель и автор.

— Слышала о нём... Кажется, не ты один его искал. Я только после того, как меня о нём спрашивали в прошлый раз, выяснила, что человек под этим прозвищем вселился не в этого персонажа.

— А в кого? — я захлопал глазами.

* * *

Плюс: теперь я знаю, в какого именно персонажа телоформировался Исаров. Предатель пушистого облика, я-то думал затискать его при встрече как плюшку…

Минус: у меня нет денег даже на то, чтобы отправить "большим начальникам" отчёт. Я же забыл это сделать перед выпивкой, растяпа!

Покидая йифферный заповедник через чащу леса, следуя единственному заметному ориентиру — городу на горе — я предавплся невесёлым мыслям до тех пор, как разнородное пение птиц сменилось слегка нестройной хоровой перепевкой Высоцкого без аккомпанемента. Учитывая явно хищные глотки, характерные хрипотца и рычания выходили что надо, даже лучше мелодии:

Если р-рыщут за твоею непокор-р-рной головой
Чтоб петлёй худую шею сделать более... худой -
Нет надёжнее приюта,
Скройся в лес — не пр-ропадёшь
Если пр-родан ты кому-то
С потр-р-рохами не за гр-рош!

— Темнота и лес — друзья молодёжи, в них не сразу разглядишь чьи-то рожи, — проговорил я сам себе, и завертел головой, пытаясь определить источник шума. Определился он достаточно быстро, благо слух у пони был неплохим, а внимательность пегаса просто замечательной. Но что дальше? Идти или нет к тому, кто поёт такие залихвастые песни?

— Славный пар-р-р-рень — Р-РОБИН ГУД!!! — эта строчка в песне повторялась чаще, поэтому пели её раза в два больше народа — видно, уже запомнили.

И в фэнтези разбойники! Только вот как-то нагловато горланит весёлая ватага, её же любой шериф за милю обойдёт и золото своё сбережёт. А мне и беречь нечего!

— Ещё он бороду не брил, а был уже стрелок... И даже дюжий бородач тягаться с ним не мог, — пришла на ум старая песня, перестроенная с ещё более старой баллады. Сознание, впрочем, отпихивало ненужные куплеты, подстраивая песню под ситуацию. — А тех кто сеял и пахал не трогал Робин Гуд — кто знает долю бедняка, не грабит бедный люд...
Надеюсь, и долю путешественников без гроша в кармане он знает.

Наглость — второе счастье Хеллфайра. Я уже смелее пошёл на песню, лишь морщась от колючек и репея, пристававших к шкуре. Что же, тем более жалким я буду выглядеть, это мне на копыто сейчас!

В следующий миг кусты закончились, зато пришла очередь стрелы, нацеленной мне прямо в лоб. Приплыли.

— Э-э-э, Нимфодель? Нимродель? — я силился вспомнить хоть что-нибудь из эльфийского, хотя стрелок походил на эльфа столько же, сколько я походил на орка. — В общем, я пришёл с миром.

— А елей и ладан не забыл, святой отец? — усмехнулся лис в зелёной рубашке и в такой же треугольной шляпе с пером. Остальные лучники рассмеялись, но куда добродушнее, чем те деревенские девки, да и луки опустили.

— Ни того, ни другого, ни единого гроша в кармане. Самого кармана нет! — похлопал я себя крыльями по бокам. — Мерзкий Гай Гизборн обобрал меня до нитки и бросил умирать в лесу, я насилу добрался сюда!

— А что за ошейник у тебя? — услышал я голос сзади. Эх, была не была!

— Наблюдатель я, да только заплутавший, — признался я, не спуская глаз с весёлой морды лиса. — Нужно добираться до Кантерлота, а у меня денег не то что на повозку — на завтрак не найдётся. Может, поможете?

Разбойнички переглянулись. Запрограммированное в них желание помогать нуждающимся отчаянно боролось с природной жадностью. Кажись, эти фантомы вдруг осознали, что обязаны не только грабить богатых, но и подавать бедным, служа своеобразным уравновешивающим фактором и "запасным планом" для таких вот, как я, Наблюдателей в финансовой яме.

— Вы же Робин Гуд, легенда о вашей щедрости и бескорыстии по всей Пушинке ходят! — Давил я на жалость всё дальше и всё успешнее. — Вы всегда подаёте беднякам!

— До тебя здесь бедняков не проходило... — проговорил один из разбойников, но его одёрнул главарь.

— Цыц! Ты не бедный, пегас, а нищий — и нищим подают лишь сердобольные дураки. Хочешь, оставайся и заработай честные деньги честным трудом, а нет — так проси подаяния в церкви.

— Ты давай к словам не придирайся, стреломёт! — как оказалось, усталый Хеллфайр злее и наглее вдвойне. — Или хочешь на весь мир прославиться двойными стандартами? Как богатый караван проходит — так ты весь такой из себя благородный, "ваши деньги пойдут на нужды нищих!", а как появляются эти нищие — так и посылаешь их?

— Если пони просит у тебя морковку, дай ему лопату! — хохотнул Робин Гуд. — А ну пшёл отсюда, пока мы не решили лошадятину на вертеле забацать. Интересно, ты на вкус так человеком и остался, или у тебя мясо уже радужным стало?

Компания Робина переглянулась — часть улыбалась злорадно, часть недовольно бормотала. Мнения насчёт меня разделились, нарастающий спор грозил перейти в драку.

— Да чем же мы тогда славные парни, чем от простых бандитов отличаемся? Дайте ему денег, на всех нас хватит!

— Каждому бомжу подавать не напасёшься!

— У тебя и снега зимой не выпросишь, жмот! Надо было тебя в жабу телоформировать, чтоб свои не душили! 

Та-а-ак, ну и дела. Я стоял и не знал, что мне делать — дать дёру пока не поздно? Повторить требование? Блин, нерешительность меня погубит точно так же, как и неверное решение!

Однако, прежде чем я успел хоть что-то сообразить, в воздухе что-то зло просвистело и вонзилось Робину в шею.

Не стрела, а дротик с ярким хвостиком, какой во всех фильмах отравляют сонным зельем. Я ожидал того, что лис сейчас рухнет навзничь, но он лишь медленно вынул шип из шкуры, озадаченно на него посмотрел... А потом, безумно фырча, начал сдирать с себя штаны, и бросился без порток в уже набиравшую обороты потасовку, перерастающую в оргию. Йиффануться можно! Точно, пора бежать. 

Но без трофея я ускакать не мог. Быстро содрав с брошенного пояса тугой разбойничий кошель, я юркнул обратно в кусты и впредь на песни не выходил из лесу до самого Кантерлота.

Подумать только — обокрал разбойников!

Продолжение следует...

...