Автор рисунка: Devinian
Новая Марипоза Чернильные пятна

Сделка вслепую

— Ублюдок? – Удивилась Клэр и саркастически подняла бровь. – Это такое оригинальное прозвище?

Лазурный единорог ответил вопросом на вопрос:

— Ни разу не слышали об Ублюдке?

Клэр пожала плечами.

— А должна была?

Бонни вынул сигару изо рта, выпустив клубок серого дыма, и вздохнул.

— Считайте, что вы сейчас живы благодаря ему. Ну а теперь… — он натянул шляпу на глаза и развернулся полу боком. – Теперь нам пора, мисс – следуйте за мной.

Уитли недоверчиво глянула на «гангстера», а затем в замешательстве уставилась на молчавшего всё это время Дойла.

Пегас лишь несколько раз кивнул в ответ, давая своё одобрение, после чего легонько подтолкнул свою напарницу вперёд. Больше Клэр ничего не ждала. Мысленно, она распрощалась с другом и зашагала за Бонни.

— Я буду здесь, — бросил Дойл вслед кобылке.

Клэр на секунду приостановилась, развернулась и с улыбкой на лице подмигнула пегасу. Тот смущённо прислонился к стойке. Неожиданно даже для самого себя,он заулыбался в ответ, и проводил взглядом уходящих.

Бонни шёл совсем рядом с Клэр, иногда ускоряясь, чтобы не выбиться из темпа. Время от времени он поглядывал по сторонам, высматривая в трущобах потенциальную опасность. Учитывая, какой контингент обитал в здешних закоулках города, можно было ожидать чего угодно.

«Курьер» не очень торопливо переставлял копыта, сохраняя при этом молчание. За время всего пути он успел около трёх раз проверить состояние патронов в магазине своего автомата. Судя по всему, он любил, когда оружие работало, как часы.

Клэр же в свою очередь не мучала Бонни расспросами, хоть в её голове и верталась целая куча вопросов относительно происходящего. Вместо этого, она решила рассмотреть жеребца получше.

Как оказалось, шрамы покрывали не только его лицо, но и всё тело. Один из них даже рассекал его метку в виде небольшого красного огонька, которая, надо признать, не очень сочеталась с остальным внешним видом.

После недолгих блужданий, Бонни вывел Уитли к полуразвалившемуся двухэтажному зданию, дырявые стены которого были прикрыты заплатками из цельных металлических листов. Сейчас было крайне затруднительно определить, чем служила эта конструкция в прошлом, но это было и не важно.

— После вас, — приоткрыв входную дверь, сказал Бонни и выбросил огарок сигары.

Клэр молча вступила в мрачный коридор с облупившийся зелёной краской на стенах. Сопровождающий её жеребец сделал то же самое и затворил за собой дверь, оборвав короткий луч солнца, тянущийся с улицы.

— Нам сюда, — единорог приглашающе кивнул головой в сторону лестницы, и зацокал копытами по крутым ступенькам. Уитли поспешила за ним.

Второй этаж, по сути, представлял собой небольшую надстройку над первым, и был значительно меньше размерами, поэтому, поднявшись сюда, Клэр не обнаружила длинных коридоров с вездесущей лоснящейся на солнце пылью.

Вместо этого перед ней предстала двухстворчатая дверь, по обе стороны от которой стояли охранники, больше похожие на статуи, чем на живых пони.

Они были удивительно похожи – оба с одинаковым болотно-зелёным цветом шерсти, тёмными бордовыми глазами и серой, почти чёрной гривой. Только вот тот, что стоял справа, был жеребцом, а та, что слева – кобылкой.

Стражи стояли на задних ногах, оперившись на стену, и сжимали в копытах плазменные винтовки, чьи стволы отбрасывали зеленоватое свечение на их чёрные галстуки и белые воротники.

Клэр доводилось видеть плазменное оружие и раньше. Тогда один из охранников поселения 35 прикупил себе плазменный пистолет у одного караванщика, и надо сказать он весьма долго копил на него.

Но то был пистолет, и по огневой мощи он не шёл ни в какое сравнение с тем чудом довоенных технологий, что держали в ногах эти вахтёры.

Бонни смерил даже не моргающую парочку у двери снисходительным взглядом и

обратился к ним:

— Ну, двойняшки, расступитесь, у меня тут важная птица, доставлена по приказу хозяина.

Охранники безмолвно переглянулись и отодвинулись чуть в сторону, а затем синхронно распахнули двери перед пришедшими.

Единорог пропустил кобылку вперёд, а сам остался за дверью.

— Он ждёт вас.

Уитли кивнула и неуверенно поплелась вперёд. Вскоре стук её копыт по паркету сменился мягкими ударами по янтарному ковру, коим был застлан пол помещения. Не успела Клэр оглянуться, как за ней закрыли дверь, оставив наедине с владельцем комнаты.

Посреди этого рабочего кабинета, буквально утопающего в оранжевых лучах заката, стоял письменный стол с прикрученным к нему компьютером, который слегка разбавлял палитру своим бледным салатовым свечением.

За столом ярким пятном гордо восседал белоснежный жеребец. Даже его короткая грива была ослепительно белой. И как он только умудрялся поддерживать себя в такой чистоте?

За его спиной висел хорошо сохранившийся военный плакат, на котором был изображён подмигивающий и ухмыляющийся пегас в солдатской форме. Он нёс в копытах миниатюрную авиационную бомбу и обращался к смотрящему со словами: «Они хотят наши ресурсы, а получат только наши бомбы!»

— Господин Ублюдок, я полагаю? – Тихо спросила Клэр. Чёрт, как же глупо это звучало…

Хозяин повернул голову на звук и поправил чёрные круглые очки на своём носу, после чего отозвался мягким и певучим голосом.

— Да, это я. А вы…

— Меня зовут Клэр, — быстро ответила кобылка, – Уитли, — добавила она после короткой паузы.

— Очень приятно, Клэр. Жаль, что я не могу вас увидеть, но что-то мне подсказывает, что вы весьма миловидная особа.

— Право, не стоило, — Клэр махнула копытом.

— Вы считаете? – Ублюдок пододвинулся поближе к столу. – Ах да, простите мою чудовищную бестактность! Вот, присаживайтесь, — воскликнул он, указывая на стул рядом со своим столом.

Клэр охотно уселась напротив и ещё раз обвела слепого пони взглядом.

Что ж, он был очень подозрительным типом, даже более подозрительным, чем Бонни. С одной стороны его плавный голос успокаивал, внушал некоторое доверие, как и вся манера говорить, задействуя при этом каждую мышцу лица. Ну а с другой же стороны, его слепота, внешний вид, а уж тем более его имя, наводил на неприятные мысли.

Клэр подавила своё волнение и решилась заговорить:

— Перед тем, как вы объясняет мне, зачем я тут, я бы хотела задать один вопрос: почему вас прозвали Ублюдком?

Жеребец сложил копыта на столе и вздохнул.

— Мне не хотелось бы начинать наше знакомство с этой истории, но если вы настаиваете…

Клэр уже пожалела о том, что спросила. Вряд ли это будет рассказ из приятных. От нахлынувшего волнения у неё даже слегка задрожали ноги.

— Это случилось несколько лет назад, когда я ещё хоть что-то видел… — Мечтательно протянул он и развернул голову к окну, чуть-чуть прикусив нижнюю губу. Рыжий свет залил его лицо, а сам он продолжил:

— Помнится, тогда я жил с родными в городке под названием Рокетвиль. Как-то поздно вечером я вернулся домой в стельку пьяный и направился в комнату своей матери. Она лежала на диване, и спала. Я подошёл ближе, а затем моё копыто скользнуло ей прямо… в сумочку. И я достал оттуда последние десять крышек…

Закончив историю, Ублюдок повернулся обратно к Клэр и натянул на лицо ухмылку.

— С тех пор меня так называют.

Клэр с облегчением выдохнула и устроилась на стуле поудобнее. А этот Ублюдок явно любит пощекотать нервы. Интересно, правдива его нелепая история?

— Откуда у вашей охраны такие дорогие игрушки?

Собеседник Клэр откинулся на стуле и лукаво ответил:

— Скажем так: мои услуги пользуются популярностью в этом городе, а за услуги принято платить.

— Вы что-то типа мэра города?

Ублюдок усмехнулся.

— Почти в десятку, моя дорогая леди, — он приложил одно копыто к груди, а вторым обвёл город за окном. — Я – закон и правосудие, тот, на кого надеются нищие и прокажённые жители Марипозы, когда их права притесняют. Я шериф, если вам так будет угодно. И…

— И… — Клэр прищурила брови.

— И скромностью я никогда не страдал, никогда, — последнее слово жеребец протянул со слащавой ухмылкой на лице, делая на него особенный упор.

— Я заметила.

Несмотря на весь свой излишний пафос, Ублюдок начинал всё больше и больше нравится Клэр. Было в нём, что-то привлекательное, и даже грациозное.

Долго ждать очередного ответа кобылке не пришлось. Лицо белого пони сделалось более серьезным, и он наклонился вперёд.

— Мне правда нравится общаться с вами на отвлечённые темы, но всё же, давайте, наконец, перейдём к делу. Так вот, мои наблюдатели заметили на вас пип-кольт и эту сние-жёлтую одежду. Надо полагать, что вы прибыли к нам из поселения 35?

Клэр усмехнулась.

— А может быть я убила владельца всех этих вещей и забрала их себе?

— Судя по описанию, вы не похожи на мародёрствующего убийцу, — Ублюдок снова натянул на лицо свою фирменную улыбку.

Уитли почувствовала резкую боль в груди и опустила голову на стол, а затем стукнула по нему копытами и истерически расхохоталась. Наверное, сейчас он выглядела, как законченная психопатка.

— Не похожа? – Сквозь частые вздохи проговорила кобылка. – Так уж не похожа? Знаете, а вы правы, ни черта не похожа! – Она схватилась копытами за голову и застонала.

— Благой дух Селестии, как же я устала, всего за один день… Один чёртов день, а так устала…

Не поднимая головы, пони услышала, как Ублюдок встал из-за стола и медленно подошёл к ней. Вскоре она почувствовала его копыто у себя на плече и позволила себе слегка приподняться. На неё «смотрели» тёмные кругляшки чёрного стекла, отблескивающие рыжим свечением.

— Клэр, я знаю, что вашего дома больше нет, но вы должны быть сильной, — неожиданно мягким и успокаивающим голосом начал хозяин кабинета. Он наклонился ближе к, и почти прошептал:

— Я должен знать, что там произошло.

Клэр смахнула с правого глаза слезу и шмыгнула носом.

— Забавно, я пообещала сама себе, что не пророню больше ни одной слезинки, но это оказалось слишком сложно. Когда твой , пусть и не идеальный, но всё же твой мир рушится прямо у тебя на глазах… Если всё так плохо в моём случае, тогда... – Она перевал взгляд на жеребца и её уши слегка поджались. – Тогда что же испытывали пони двести лет назад, когда под вой сирен сломя голову бежали в убежища?

Уитли окончательно выпрямилась и отвернулась к окну.

— Простите, меня, это просто глупые мысли вслух.

— Всё в полном порядке, — Ублюдок отмахнулся копытом.

— Увы, я буду вынуждена вас разочаровать — вероятно, что я знаю даже меньше вас. Всё произошло так быстро. Выстрелы, взрывы… Возможно я одна уцелела, да и то только потому, что смогла сбежать через тоннель ведущий вглубь пустошей. Я даже не видела нападающих.

Ублюдок, кивал и внимательно слушал, а когда Клэр закончила он наощупь определил, где находится его стул и подтащил ближе к кобылке, а затем присел на самый его край.

— Мои подчинённые обшарили всё в деревне буквально час назад: ничего кроме трупов резидентов и охраны. Нападающие даже не вынесли ничего ценного, они просто перевернули всё вверх дном, словно искали что-то, или кого-то…

— А как вы узнали о нападении? – Удивилась Уитли.

— Кто-то из ваших успел подать сигнал бедствия, но, увы, мы опоздали, — Жеребец тяжело вздохнул. — Хотя, если учесть, что многие ваши охранники даже не успели опустошить магазины своих винтовок, то можно предполагать, что моих ребят бы там погребли заживо.

Клэр потянулась к медальону на своей шее и достала его из-под одежды. Что-то в глубине сердца подсказывало юной пони, что её новому знакомому можно доверять. Да и потом, кто ещё сейчас может ей помочь?

— Кажется, я знаю, что они искали…

Ублюдок навострил уши и поднял брови.

— В самом деле?

— Это, — Клэр вытянула алое украшение на свет.

Жеребец неуверенно потянулся к медальону копытами.

— Вы позволите?

— Да, разумеется.

Ублюдок принял вещицу и принялся пристально её ощупывать. Он зачем-то долго вертел её свету, при этом не глядя в её сторону. Жеребец провёл кристаллом по коже на правой ноге, потряс около уха, и даже обнюхал со всех сторон.

— Вне всякого сомнения, это кризалит.

— Что, простите? – Переспросила Клэр и пододвинулась ближе.

— Кризалит, — повторил Ублюдок. – Это очень редкий кристалл, обладающий большим магическим потенциалом. До войны на него возлагали большие надежды, но не срослось – уж слишком он был редок, чтобы вытянуть весь мир из энергетического кризиса. Ну а иногда его просто использовали для того, чтобы записать на него важную информацию, которую можно будет вытянуть только специальным заклинанием.

— И вы полагаете, что это наш случай, с информацией?

— А вот теперь в десятку, — жеребец слега повеселел и снова заулыбался.

Клэр подпёрла голову копытом.

— Ну не знаю, — промычала она. – Я даже не могу предположить, чего такого важного могли хранить мои соседи на этом камушке, чтобы кто-то вырезал ради этого целый город…

— А у вас были родственники? – Этот вопрос был несколько неожиданным для Клэр.

— В каком смысле? Тьфу ты, то есть, зачем вам это знать?

— Чистый интерес, — Ублюдок поднял копыта перед собой и слегка потряс ими в воздухе.

В голове Клэр поселились сомнения, вопрос явно был задан неспроста. Но при чём тут её родственники? Её отец был простым смотрителем, а мать и подавно не имела никаких интересных навыков.

— Мой папа был смотрителем поселения, причём ещё с тех времён, когда мы жили под землёй. А про мать я почти ничего не знаю. Разве только то, что она была самым обычным резидентом убежища. Оба они погибли, когда я была совсем маленькой.

Жеребец приложил копыто к переносице.

— Что ж, это явно очень запутанная история. Те, кто напали на вашу деревню, явно не остановятся на достигнутом и будут вас искать. Но сейчас не о чём беспокоится: вашу безопасность за стенами Марипозы я могу гарантировать.

— Есть ещё кое-что важное, — Уитли уставилась в пол и задумалась.

— Я вас внимательно слушаю.

— Перед тем, как отдать медальон, смотритель поселения наказал мне найти некоего Себастиана Блейка.

Ублюдок откинулся на спинку стула и приложил копыто к подбородку.

— Блейк… Нет, ни разу не слышал.

Уитли глянула на компьютер, невольно при этом, задумавшись, как хозяин умудряется им пользоваться, и чуть поразмыслив над ответом, сказала:

— Мне бы пригодилась любая помощь в поисках этой загадочной персоны, сейчас это моя единственная цель. Я просто обязана разобраться, что происходит, а возможно и спасти важную информацию, — после этих слов она глянула на медальон, лежащий в копытах белого пони.

Какое-то время они просидели в тишине, прислушиваясь к шумам за окном, и шелесту ветра. Ублюдок упёрся копытом в стол и почесал переносицу и первым прервал молчание.

— Хорошо, — наконец объявил жеребец, — с этого момента мы будем сотрудничать. Я помогу вам отыскать этого Блейка, но при одном условии: Бонни будет путешествовать с вами.

— Хех, мне сегодня просто дьявольски везёт на попутчиков.

— Бонни не просто попутчик, он профессиональный убийца и просто весёлый раздолбай. И потом, вы, наверное, уже догадались, что я заинтересован в поисках ответов не меньше вашего.

— Вербуете меня? – Клэр снова усмехнулась.

Ублюдок наклонил голову и заулыбался пуще прежнего.

— Нууу, в каком-то смысле этого слова. Вы теперь работаете не на меня, а со мной, и уверяю вас: я такими предложениями не разбрасываюсь.

— И почему именно я удостоилась такой чести? – С немалой долей скептицизма в голосе спросила Уитли.

— Над пустошью сгущаются тучи, грядёт грандиозное представление, и я более чем уверен, что вам отведена далеко не последняя роль во всём это водевиле.

— Что ж, я рада, что мы пришли к консенсусу, но осталась последняя и весьма значимая деталь.

Ублюдок скрестил копыта на груди.

— И дайте ка угадаю, эта деталь носит зелёную рубашку на теле, а за спиной побитые серые крылья?

— А теперь в яблочко целите вы, — Уитли коротко рассмеялась, — Всё верно, его зовут Дойл, и он мой друг. С ним приключилась неприятная история, и я согласилась помочь ему. Он со мной, а значит и с вами.

— Стало быть, вам двоим нужно подсобить? И какова эта «неприятная ситуация»?

Уитли резко встала со стула и позвала Бонни. Тот не заставил себя долго ждать и моментально ворвался в комнату с автоматом наперевес. Впрочем, когда он убедился, что всё в полном порядке, то поспешил повесить оружие за спину.

— Таааак, вы не ошиблись, я вам действительно нужен? – С недоумением протянул «гангстер»

— Определённо, — утвердительно ответила Уитли, — Мы теперь вроде как партнёры, поэтому давай на «ты», хорошо? Так вот, не расскажешь боссу о том, что произошло сегодня в баре?

Бонни состроил непонимающее лицо и недоверчиво посмотрел на кобылку, затем и на хозяина. Постояв так с полминуты, он усмехнулся и слегка приподнял поля шляпы.

— Мда, мне явно стоило зайти раньше, а то тут гляди ещё в и рабство продадут за твоей спиной. Ну, ладно, «партнёр» будь по-твоему. Итак: я буквально полчаса назад пристрелил двух прихвостней Харона. Или "Большого Брата", как они его называют.

Ублюдок приложил копыто к лицу.

— Я так и знал, что эти подонки не остановятся на городке старателей и пойдут дальше. О времена! Спасу нет от всякой мрази. И что, у нас намечается крупномасштабная война?

Бонни почесал затылок.

— Да нет, мне показалось, что им был нужен только тот странный пегас.

— Ни слова больше, — Ублюдок поднял копыто в воздух, — Харон наехал на нашего

маленького Дойла и теперь не отстанет от него, а значит, не отстанет и от нас.

Клэр пристукнула копытом по столу и воскликнула:

— Именно! Я обещала Дойлу разобраться с этим, ээээ… Хароном, так?

Оба жеребца разом кивнули.

Какое-то время Ублюдок просидел, молча «глядя» в потолок, а затем поднялся со стула и решительно заявил:

— Ладно, пора преподать урок этому зазнавшемуся идиоту. Взял Демовиль, возьмёт и Марипозу, если его не остановить. Бонни!

— Да? – Отозвался единорог.

— Бери Гензель и Гретель и сообщи механикам, что нам нужна машина на ходу – завтра выезжаем на дело.

Бонни потянулся до хруста в костях и достал из-под шляпы сигару, а затем отправил её в рот.

— Очередная грязная работёнка, хах?

— Эй, я же запретил тебе курить в помещении! – Воскликнул белоснежный жеребец.

— Извини, но такая устоялась традиция – я всегда закуриваю после того, как ты даёшь мне задание, независимо от степени его нелепости.

— Напомни ка, почему ты всё ещё работаешь тут? – Ехидно спросил Ублюдок и подошёл к единорогу.

— Потому, что я чертовски полезный сукин сын? – Не глядя на собеседника, Бонни откусил от сигары запечатанный кончик и поднёс ей ближе к своему засветившемуся бирюзовым светом рогу.

Жеребец зажмурился и мгновением спустя рядом с ним в воздухе появилось небольшое пламя, которое он перенёс чуть в сторону и прикурил от него.

Клэр давненько не видела ничего подобного. Максимум, что могли все её знакомые единороги, так это левитировать предметы, да и то с переменным успехом. Бонни же умел создавать огонь, и что-то подсказывало, что это далеко не предел его возможностей.

— Нет, потому что мы старые знакомые и столько всего прошли вместе, что я просто не могу выкинуть тебя отсюда, а ты этим пользуешься, мерзавец.

Единорог пожал плечами.

— Просто признайся, что без меня ничего не умеешь. Бонни сделай то, Бонни сделай это, — с улыбкой на лице и, пыхтя табачным дымом, ответил «гангстер»

— Попререкайся мне ещё тут! – С наигранным раздражением бросил хозяин кабинета и вернулся за своё рабочее место.

— Моя дорогая Уитли, я буду вынужден попросить вас об одном одолжении, взамен на все мои услуги, поверьте, это мелочь.

Кобылка облокотилась на стол.

— Будет вполне справедливо, если я тоже вам помогу. Что я должна сделать?

— Мне сообщили, что ваша метка может быть как-то связана с радио, это правда?

— Чистейшая правда. Собственно я и сеть радиотехник, это моё призвание.

— Что ж, это прекрасно! Вам ведь доводилось слышать об «ударной волне»?

— Ещё бы, я почти каждый день слушала эту станцию. И мне не нужно объяснять, что её студия находится совсем неподалёку.

— Тогда, я полагаю, что вы с удовольствием поможете своим кумирам. У Смарт Фокса проблемы: Пару часов назад из строя вышло оборудование, а нашего последнего радиотехника сожрали крысы-мутанты, когда он валялся пьяным в канаве. Справитесь с починкой?

— Ну, вообще-то раньше я занималась работой попроще, но моих знаний должно хватить, чтобы разрешить эту проблему.

— Ну, тогда решено, — Ублюдок указал на единорога копытом, правда слегка промазав, но это не так важно, ведь Бонни послушно встал туда, куда указывал нога босса. – Бонни, сейчас ты отведёшь Клэр в студию, после чего приведёшь мне этого Дойла – надо с ним потолковать с глазу на глаз.

Жеребец поправил шляпу и развернулся к выходу.

— Будет выполнено.

— Что ж, вам пора. Было очень приятно поболтать, мисс Уитли, — Ублюдок протянул ей копыто и та не задумываясь, стукнула по нему своим.

Выйдя из кабинета и закрыв за собой двери, кобылка громко выдохнула и облегчённо зашагала за Бонни. Как же хорошо, что всё прошло удачно.

Почти всю дорогу до студии, Клэр только думала о словах Ублюдка. Над пустошью сгущаются тучи, — что он вообще имел в виду? Да уж, этот тип знает больше, чем рассказывает, это факт. И вообще, всё его богатое окружение с передовым оружием внушало некоторые сомнения в его искренности. Но с другой стороны, если бы его намерения не были бы дружественными, он бы спокойно убил её, после того, как получил нужную информацию, но он этого не сделал.

Студия представляла собой высокую радиовышку, у основания которой стояла небольшой барак. Не удивительно, учитывая, что раньше там стояла всего пара раций для связи с соседними базами, а не студийное оборудование.

Бонни завёл Клэр в помещение и, попрощавшись, отправился по делам, предоставив её самой себе.

Клэр оказалась в небольшом предбаннике, заставленном стульями, столами. Креслами и прочим хламом. Рядом со всем этим нагромождением была железная дверь с табличкой «Тихо, идёт запись!»

Что ж, сейчас запись не могла вестись из-за неисправности оборудования, поэтому Уитли со спокойной душой постучалась в дверь и, не дождавшись ответа, неторопливо вошла внутрь.

Внутри студии приглушённо работал электрофон, выдавая заунывное соло на саксофоне, и как всегда туда-сюда металась царица всех здешних помещений – бытовая пыль.

— Эй, а ты случайно не наш новый ремонтник? – Послышался со стороны хриплый и

надрывистый голос. Клэр вздрогнула от неожиданности и резко глянула направо.

Перед небольшим столом, заваленным стопками виниловых пластинок сидела

тёмно-серая кобылка-гуль с длинной чёрной гривой. Она держала в копытах армейские наушники и внимательно смотрела на неожиданного визитёра бледными фиолетовыми глазами.

— Ой, прости, если напугала, — гуль дружелюбно улыбнулась, — Ты присаживайся, не стесняйся.

Клэр молча уселась на табуретку напротив обитательницы помещения и рассмотрела её внимательней.

Шею кобылки украшал слегка запятнанный белый воротничок и несколько потрёпанная розовая бабочка. На её боку ярким светом выделялась метка в виде аметистового скрипичного ключа.

— Меня зовут Октавия, ну а тебя как?

В ответ Клэр также тепло улыбнулась и ответила.

— А я Клэр, и я действительно новый механик, — кстати, — она оглянулась с выискивающим взглядом, где сам Смарт Фокс?

Октавия положила наушники на стол.

— Он ненадолго отошёл, скоро появится и скажет, что тебе делать дальше. А пока можем поболтать, я люблю общаться с новенькими. Ну, если ты не против конечно.

Несмотря на гнилой вид, эта кобылка была весьма милой. В отличие от многих других гулей у неё было не так много язв на теле, а грива была опрятно уложена. Пожалуй, некоторые рейдеры выглядели более отвратительно, чем Октавия.

— Неа, — Уитли тряхнула головой, — я не против.

— Вот и славно! Сейчас, я только выключу этот мрак, — она потянулась к проигрывателю и выключила его.

— Итак, — гуль снова развернулась к новой знакомой, — судя по твоему внешнему виду, и вот этой вещицы на твоей ноге, — Октавия пару раз легонько стукнула кончиком копыта по экрану пип-кольта, — ты у нас выхожена из убежища, да?

Клэр поднесла устройство к лицу и глянула на него впервые за долгое время.

— Ну, не совсем так. Я родилась уже тогда, когда наши вышли на поверхность и стали заселять округу.

— Значит, ты из тридцать пятого, верно?

Уитли кивнула.

 — Собственно, мне даже нечего рассказывать, о жизни под землёй. Мы разобрали убежище, чтобы сделать из его деталей дома, поэтому я даже не знаю, как оно выглядело.

Октавия прислонилась к стенке позади неё.

— Эх, а вот жаль, всегда хотелось узнать, каково там жить. Знаешь, забавно так получилось, но когда грянул атомный гром, я была на поверхности и в итоге пережила тех, кто скрылся в убежищах.

Клэр в изумлении подняла брови.

— Погоди, так ты из тех редких гулей, что жили ещё до великой войны?

— Совершенно верно! – Октавия приложила копыто к груди и закрыла глаза.

— Ух ты! Так ты же просто кладезь интереснейшей информации!

— Хех, сразу видно, что ты не из этого города, а то все остальные мне все уши протрещали с просьбами рассказать о том, как жилось двести лет назад. Но я с удовольствием расскажу ещё раз!

Клэр устроилась поудобнее и пододвинулась ближе к Октавии, при этом обратив внимание, на то, что от неё не исходит тошнотворный запах мертвечины, как от остальных гулей.

— Итак, с чего бы начать? А, вот с чего! Я была музыкантом — играла на контрабасе и скрипке. Не сказать, что я была самой успешной во всей Эквестрии, но мне доводилось лично видеть даже принцессу Селестию, когда я играла на торжественных мероприятиях в Кантерлоте.

Октавия скинула с глаз упавшую прядь волос и продолжила.

— Тогда было замечательное время. Технологии плотно вошли в наш обиход, буквально сплелись с магией в одно целое. Города разрастались, строились всё новые и новые предприятия, в общем, страна процветала!

Гуль сложила копыта на груди и сделалась чуть серьёзнее.

— Правда, всего этого нельзя было сказать об остальном мире, раздираемом войной. Эквестрия долго оставалась в стороне, копила силы, но наши ресурсы тоже были не бесконечными – энергокризис пришёл и к нам.

— Это тогда ещё Эквесрия аннексировала Зебранд? – Спросила Уитли, припомнив уроки истории.

— Совершенно верно. Сформировали единый фронт, набрали зебр в армию, а толку? Грифоны всё равно дошли почти до самой столицы. Это было, если мне память не изменяет двадцать второе октября, а на следующий день, двадцать третьего на землю посыпались ядерно-магические бомбы.

— А где была ты в этот день?

— Мне тогда не повезло – я была почти в эпицентре. Мне нужно было в столицу, и меня согласились подбросить солдаты, ехавшие на фронт. Вот тогда нас и накрыло. Я если честно до сих пор не понимаю, каким чудом осталась жива. Тебе когда-нибудь попадались летающие танки?

— Эм, нет...

— А мне попалась, причём целая рота. Сначала их волочило по земле взрывной волной, а потом просто подбрасывало в небо. Такая же судьба ждала и грузовик, в котором я ехала. Громкий гул, крики, ужас в глазах, эх… мне иногда это сниться до сих пор. В общем, я потеряла сознание и очнулась уже в таком виде.

Октавия вздохнула.

— Прости, я не хотела ворошить неприятные воспоминания, — извинилась Клэр. Впрочем, Октавия тут же повеселела.

 — Ой, да брось ты, это было аж двести лет назад! Иногда даже не верится, что так давно, — она наклонилась ближе к собеседнице.

— А ты знаешь, всё это ерунда, главное, это то, что все эти бомбы были наделены не слабым магическим зарядом, и это очень сильно сказалось на всей нашей планете.

— Я об этом слыхала, — кивнула Клэр, — раньше землю крутили аликорны…

— А ты не так мало и знаешь. Да, это действительно имело место быть. Две

могущественные сестры – Солнце и Луна. И не только они! Погода подчинялась пегасам, каждый единорог был силён в магии, да даже земные пони типа нас с тобой обладали магической начинкой! А сейчас? Сейчас вся природа научилась жить сама по себе. Эти бомбы выплеснули слишком мощную магическую волну, они изменили всё сущее.

— Я даже не могу себе представить, что Солнце и Луна когда-то подчинялись двум аликорнам. Похоже на сказку, — задумчиво протянула Клэр.

— Поверь, даже мне сейчас это кажется сказкой. Мир, построенный на магии остался без неё…

— Кстати, а чем ты тут сейчас занимаешься? – Клэр решила перевести разговор в другое русло.

— Я то? Разбираю старые пластинки и составляю Смарту плей-листы, да мечтаю обо всём подряд.

— Например?

— Например, о том, чтобы кто-нибудь подарил мне музыкальный инструмент, совершенно любой! Не поверишь, но эти дикари пустили все инструменты на растопку и переплавку, мол, они сейчас никому не нужны!

Клэр усмехнулась.

— Да уж, варвары. А знаешь что? Если мне попадётся скрипка, или что-нибудь ещё я обязательно принесу её тебе.

— Это было бы просто замечательно, — Октавия улыбнулась, — я то уж в долгу не останусь.

— Кхм, кхм… — Донеслось со стороны двери. Коыблки тут же повернули головы.

— Простите, что прерываю, дамы, но пора бы уже и поработать.

— Фокс в своём репертуаре, тихо подкрался и стоял-слушал. Небось ждал откровений, а? – Обратилась к вошедшему серая пони.

Клэр даже и не думала, что Смарт Фокс и в самом деле выглядит как лиса. Тонкие ноги, несколько худощавое телосложение, но самое главное – рыжий окрас шерсти, с чёрными «чулками» на ногах и белой полосой от живота и до подбородка. Хвост тоже был более пушистым, нежели у других пони и напоминал лисий. Клэр в голову даже пришла идиотская мысль о том, что Смарт может быть лисой-мутантом.

Радиоведущий внимательно осмотрел Клэр и прищурил свои и без того не очень широкие ярко-жёлтые глаза.

— Я так понимаю, что вы та самая Клэр, которую мне посоветовал в качестве нового ремонтника Ублюдок?

Клэр слезла со стула и встала напротив Фокса.

— Да, я действительно Клэр и я тут, чтобы починить ваше многострадальное оборудование, — она обвела копытом всю комнату, — но скажу сразу: я не останусь тут на полной ставке.

— Что ж, жаль, жаль, — с досадой произнёс «лис» вы ведь знаете, что сейчас не так уж и много умудрённых в вашем деле пони. Но да ладно, давайте я вам покажу, что вы должны сделать.

— С удовольствием вам помогу, но для начала хотела бы сказать вам, что я ваша преданная фанатка и почти не пропускаю ваших выпусков, — Довольно произнесла Клэр.

Фокс потёр копытом подбородок и улыбнулся.

— Хех, я рад, что у меня так много фанатов. Мне оставить тебе автограф?

Автограф не потребовался, и Клэр спешно приступила к работе. Оказалось, что из строя вышел один из передатчиков и внешний осмотр не выявил причин поломки, поэтому она приготовилась вскрывать его, вооружившись всевозможными инструментами и запчастями со склада радиостанции. Надо сказать, что там было полно деталей, о которых Клэр могла только мечтать, когда работала в родной деревне.

Проковырявшись в передатчике около пятнадцати минут, кобылка выявила причину поломки и в течение часа пыталась её устранить, после чего сделала небольшой перерыв и вернулась к работе. Ближе к ночи всё было готово.

Смарт лично поблагодарил Уитли за проделанную работу и предложил ей переночевать у них на радиостанции. Он проводил гостью в жилое помещение и предоставил ей один из лежащих на полу матрацев.

Это конечно был не привычный диван из старой коморки, но сейчас кобылке было всё равно. Не раздеваясь, она завалилась на ложу и перевернулась на спину. Этот день вышел просто безумным.

Всего-то чуть больше, чем за полсуток Клэр лишилась старого дома, завела новых знакомых, ввязалась в очень опасную авантюру, да ещё и лично встретилась с работниками «ударной волны» Расскажи ей кто обо всём этом пару дней назад и она бы посчитала этого пони полным психом.

Разглядывая вертящийся на потолке вентилятор без одной лопасти, она быстро почувствовала, что засыпает и сомкнула глаза.