Автор рисунка: aJVL
Глава одиннадцатая Глава тринадцатая

Глава двенадцатая

Геена ободряюще улыбнулась пони и замедлила ход своего судна, позволяя стражам аликорнов приземляться на палубу. Это были рослые создания, размером с принцессу Селестию, в основном белошёрстные, но с самой обычной гривой. Рэрити, несмотря на испуг, восхитилась красотой их лат, украшенных драгоценными камнями; Флаттершай изумлённо уставилась на их раздвоенные золотые копыта; Рейнбоу восхищённо присвистнула при виде их широких и крепких крыльев; Твайлайт оценила длинные завитые рога, а Эпплджек — их хорошо развитые и в то же время изящные тела. Пинки Пай же старалась улыбаться как можно милее, чтобы рассеять твердокаменность морд аликорнов, но те выглядели совершенно спокойно.

Лишь кратко переглянулись стражи подоблачного города и приземлились перед Твайлайт, обращаясь к ней строго, но снисходительно:

— Малышка, здесь не место твоим друзьям из дальней страны. Зачем только ты их сюда притащила — чтобы мы прогнали их восвояси?

— Мало кому вообще позволено знать о твоём городе, и эти пони явно не из их числа, — напомнил командир отряда, носящий венок из золотых листьев, Твайлайт то, о чём она и понятия не имела.

— Эти пони, как вы верно заметили, мои друзья! — притопнула копытом Твайлайт. — И ещё — они посланники из страны Эквестрии, которой управляют принцессы Луна и Селестия!

— Селестия? — венценосный страж оглянулся на друзей. — Мы знаем эту пони. Она доставила мне много неприятностей... — тут он слегка улыбнулся. — Меня зовут Констеллейшен.

Твайлайт быстро представила своих друзей и назвалась сама. 

— Так ты — Возвышенная? — кажется, Констеллейшен от такой новости даже немного растерялся. — Не знал, что Селестия решит возвести кого-нибудь в ранг Аликорна после Каденс.

— Нужда привела, — сейчас Твайлайт не хотелось распространяться по поводу своего "вознесения". Дело-то не ждёт! — Так же, как и нас в вашу обитель. Если вы знаете Селестию, быть может, вы знаете и Космоса?

— Он покинул нас неделю назад, — подтвердил Констеллейшен. — Но проблем он создавал нам меньше, чем его непоседливые сёстры…

— Зато у нас он учудил полное безобразие! — не вовремя встряла со своей честностью ЭйДжей. — Почти уничтожил всю нашу страну! Даже сестёр своих пленил, чтобы они не мешали ему творить беззаконие!

— Вполне в его стиле, — хмыкнул венценосец и подошёл к Геене. — Направь нас к старейшине Блекхолл. Пусть она решит, что с ними делать.

— П-простите? — поднял Спайк лапку. — Но делать нужно что-то с Космосом, а не с нами...
Аликорн вздохнул, как будто бы делал надоедливым гостям огромное одолжение.

— Вы говорите, он уничтожил вашу страну и захватил сестёр?

— Да! — в один голос вскричали пони.

— И он собрался править вами?

На этот вопрос пони сразу ответить не смогли. Кто знает, что у него на уме!

— Наверное... — осторожно сказала Твайлайт. — Над нами, как над рабами, и над дирфланками, которым мы будем служить.

Следующий вопрос поверг юную кобылку в шок:

— Ну и чем вы недовольны?

— Наверное, что они будут служить ещё и каким-то дирфланкам, — предположил один из стражников, черногривый с искрами в волосах. Приятный внешний облик никак не вязался с словами, в которых не чувствовалось ни капли благожелательности и заботы.

— Что вы такое говорите?.. — Твайлайт еле восстановила дар речи. — Вам разве радостно, если где-то страдают миллионы пони, которых заставляют адски вкалывать и трястись от страха?

— Селестия делала с вами то же самое, — Констеллейшен начал скучать. — Для этого она к вам и полетела — направлять ваш народ своею мудростью. Если её сменит Космос, так даже лучше для вас.

— Ка-ак вы можете так говорить?! — взъярилась Рейнбоу. Но Констеллейшен только фыркнул и отвернулся, пока корабль медленно подходил к высокой башне, вздымающейся над городом. Она походила на закрытый бутон тюльпана, покрытый множеством окошек и балкончинков, к одному из которых и причалил корабль.

— Идите, — повелительно приказал Констеллейшен.

— Удачи вам, -добавила Геена, расправив крыло, — я вас подожду здесь.

По её морде не походило на то, чтобы она была шокирована так же, как пони, "добродушием" аликорнов. Вероятнее всего она знала о нём с самого начала. Рейнбоу, что сочла это умалчивание за предательство, зло подогнула копыта, но сдержалась и промолчала. Грифоницу ведь и не спрашивали ни о чём таком…

Подчиняясь не столько голосам, сколько сверканию наконечников копий, пони прошли в распахнутые медные двери и оказались в широком зале, напоминающем чашу — со всех балкончиков вниз вились лесенки, а в самом зале на большом троне восседала чёрная кобылица с белой грудью и мерцающей звёздами чёрной гривой. То и дело одна из звёздочек скользила к кончикам её эфирных волос и искрой срывалась в воздух, но вместо утерянной звезды в гриве вспыхивала новая.

— По крайней мере, обошлось без бюрократии, — тихо проговорила Рэрити, стараясь даже под конвоем выглядеть гордо, будто это она вела солдат, а не наоборот. — С такими манерами можно было ожидать даже камеру, и отнюдь не фотографическую.

— Тебя туда проведут, если не прекратишь болтать! — тихо, но твёрдо припугнула Эпплджек, кладя копыто ей на плечо. — Пусть лучше пока говорит Твайлайт. К ней скорее прислушаются, чем к нам.

— Что же будет... — с аханьем Флаттершай прижала копытца к ротику.

Блекхолл одарила вошедших пони и дракона внимательным взглядом. Твайлайт постаралась выдержать его, но золотые глаза аликорна, казалось, проникают в самую душу, и даже принцесса ощутила непреодолимое желание отвести глаза. 

— Драко! — не слишком громко, но всё же с заметной силой в голосе позвала она. Немедленно раздался цокот копыт, а обернувшиеся гости увидели большого золотого аликорна. Он, гордо держа голову, подошёл к Блекхолл и кивнул ей.

— Драко — глава Ордена Созвездий, — представила его Блекхолл, обратившись к пони. — Он проводит вас обратно в Эквестрию.

— Не для того мы прилетели к вам, чтобы мотаться назад! — Рейнбоу невыдержала и развела передние ноги в стороны. — Хотя бы выслушайте, с чем мы явились!

Твайлайт подхватила инициативу, пока никто не догадался её выпроводить под стражей:

— Госпожа Блекхолл, — упала фиолетовая на колени перед чёрной так же, как если бы оказывала почтение Селестии. — Под мудрым предводительством Селестии и Луны народ пони процветал и благоденствовал. Аликорнов славили по всей Эквестрии, почитали их и даже поклонялись им. Но с прилётом Космоса всё изменилось. Как бы ни был он суров и величественен, под его управлением страна разваливается, а аликорны как народ теряют почтение и статус. Самым лучшим и простым решением было бы помочь Селестии и Луне вернуть правление, восстановить мир и порядок в вашу славу.

— А она его потеряла? — темногривая говорила тихо, но стены или же даже просто магия, подобная кантерлотскому говору, делала голос громоподобным и оглушающим. — Значит, правление вовсе не для неё. Его надо уметь не только получать, но и удерживать.

— Они останавливали своего брата, не давая ему получить власть в Эквестрии много тысяч лет, — торопливо заговорила Твайлайт. — Но теперь он использует особые тёмные заклинания, вызывая тёмные стороны принцесс и заставляя их сражаться с самими собой.

— У аликорнов нет иных сторон, — бросила Блекхолл. — То, что Селестия и Луна не смогли справиться со своим братом даже при помощи учениц, говорит о многом.

— Он победил обманом и хитростью! — в отчаянии выкрикнула Твайлайт. — Он подружился с дирфланками и даже перевёл на свою сторону пони…

— Тогда почему ваш народ не поддержал своих правителей? — Блекхолл устало закатила глаза.

— Ну, довольно. Констеллейшен! — она кивнула на аликорна, который с готовностью встал перед пони. — Возвращайся на свой пост. А ты, Драко, уведи их отсюда. И я не советую вам его злить, маленькие пони. 
Может быть, Твайлайт сейчас и совершила какую-нибудь глупость — хотя больше всего ей хотелось разреветься от бессилия — но тут Констеллейшен обошёл пони и сказал:

— Я сам их отведу. Идёмте, — после чего вдруг подмигнул.

* * *

— Такой долгий путь... И всё ради наглого требования лететь вон, — Рейнбоу, перевесившая голову и передние копыта через фальшборт, чувствовала себя разбитой и выжатой телесно и духовно, будто её двадцать раз гоняли от Понивилля до Клаудсдейла на постоянно переносившиеся тренировки.

— Тоже мне, аликорны, — фыркнула Эпплджек невесело. — Кому точно поклоняться не стоит, так это таким снобам! Уважение нужно завоёвывать добрыми делами, а не требовать его, как тиранам.

Твайлайт молчала. Она вся погрузилась в невесёлые раздумья.

— Эй, Твай... — тихо проговорил Спайк.

— Всё напрасно.... — прошептала аликорн. — Мы не смогли помочь Селестии и Луне. Что нам теперь делать? Космос гораздо сильнее любого из нас!

Констеллейшен, сопровождавший пони, оглянулся на Геену и подошёл поближе к ним. 

— Не волнуйтесь. Я помогу вам, — тихо сказал он и повернулся к грифонше. — Ведите нас на Заходящий край!

— Что? — изумилась та едва ли не сильнее пони.

— Делай, как я говорю, — улыбнулся аликорн. — Отвезём их к Милки Вей!

— Как скажешь, главное, чтобы мне потом не влетело, — озадаченно подпорхнула капитан к рулю, сняла его со стопора и повернула свой дирижабль почти у самого водопада. Борт немного обдало брызгами, особенно густо ими окатило Рейнбоу — теперь на её шёрстке будто легла роса. Пегаска, засверкавшая в свете звёзд, ставших немного ярче, улыбнулась. Она вновь почувствовала надежду.

— Куда мы направляемся? — спросила у жеребца Рэрити.

— Милки Вей — одна из последних аликорнов, заставших ещё времена, когда вселенная была не больше воробьиного яйца, — Констеллейшен посмотрел вдаль. — Если вам кто и поможет, то она. У неё ещё и нет предрассудков по отношению к младшим расам.

— Но... — Твайлайт раз и второй хлопнула ресницами. — Почему ты нам помогаешь?

Аликорн ответил не сразу. 

— Селестия мне всегда нравилась, а её сестра — просто звёздочка на тёмном небе, — пояснил он с неожиданной нежностью в голосе. — Я не могу сказать, что люблю её, но мне неприятно, что она страдает. 

— Ого, быть может, ты тогда знал и Космоса, если он — их брат? — Пинки быстро переместилась к золотому аликорну. — Может, ты знаешь, почему вдруг он стал таким злобным и захотел покорить Эквестрию? Я бы тогда сделала его счастливее и без вреда безобидным пони!

— Следует скорее задать вопрос, почему мы с Милки, Селестией и Луной столь добрые... — приседая на палубу, вздохнул Констеллейшен. — Но Космос даже на фоне сородичей слишком уж властолюбив. Именно поэтому он и покинул нашу страну — получить власть в ней ему просто не хватило бы сил.

— Он всегда был бякой... — хмыкнула Пинки.

Внезапно у Твайлайт дрогнули крылышки. Она резко встала с места и ошарашенно посмотрела на пони, после чего остановила взгляд на Констеллейшене. 

— А были ли у него друзья?

— Да какой там... Врагов хватало, он их умел наживать.

— Тогда ясно... — Пинки нахлобучила старую затёртую охотничью кепку и выдула пузырьки из трубки. — Отсутствие хорошего примера и дружеской поддержки правильных поступков…

— Даже это лечится, — подняла глаза Флаттершай, но потом ойкнула, — правда, иногда лишь изгнанием в Лимбо…

— Если вы попытаетесь подружиться с ним, то он, скорее всего, уничтожит вас, — бросил аликорн. — Не всё в этом мире можно решить дружбой.

— Дружба — это самая сильная магия на свете, — возразила Твайлайт.

— Тогда используйте её для победы над Космосом.

— Большего у нас и нет… — едва слышно прошептал Спайк.

В этот момент Геена направила корабль вниз и поднырнула под белоснежную арку, покрытую сотнями мерцающих звёзд. Выправив полёт, грифонша весело рассмеялась и под этот смех перед пони стали расстилаться занесённые снегом земли. В центре них возвышался красивый замок — мерцающий серебром и льдом, он стоял, сверкая золотыми шпилями, украшенными полумесяцами.

— Хотя аликорны внутри крайне грубы, архитектурного вкуса у них не отнять, — проговорила Рарити, любуясь замком, пока Флаттершай махала копытом снегирям и белкам на ветвях зимнего леса.

— А ты круто летаешь! — Дэш поднялась на капитанский мостик. — У кого научилась?

— У себя самой... Тысяча лет практики и не так отточат мастерство.

— Видела бы ты, как я летала на кораблях дирфланков, это олени-захватчики, приспешники Космоса! — Рейнбоу ловко перевернулась через голову. — Вжу-у-ух! И они позади! Хотя корабли у них хуже, чем у тебя, даже хуже нашего «Неба Сирени» — громоздкие и не маневренные!

— Эти дирфланки доставят вам проблем... — заметила Геена. Рейнбоу махнула копытом.

— Если бы только одолеть Космоса, мы бы выгнали их! Они почти не знают магии. Зато, кажется, очень любят всякие технологические штуки-дрюки.

— Вроде моего крыла? — Геена расправила протез. — Да уж, а аликорны больше всего чтут магию. Вот и приходилось в своё время улетать мне в другие миры, чтобы сделать такое же. Помню я вашу Эквестрию — один снег и холод, и пони бродят злые…

— Это было давным-давно! — горячо воскликнула Эпплджек. — Сейчас Эквестрия совсем свободна от снега, а пони больше не дерутся между собой! Только на нас всё время нападают.

— На вас и раньше нападали, только вам это было меньше заметно из-за собственных дрязг. Война и есть война, — Геена замедлила ход дирижабля перед длинным выступающим балконом сияющего замка — этот выступ походил больше на сходню, чем на просторный балкон в кантерлотском дворце.

Первым на выступ приземлился Костелейшен. Зацокав ко входной двери, он коротко, но ярко сверкнул, подавая приветственный знак.

В ответ замок замерцал призрачным светом и двери "балкона" распахнулись. Констеллейшен магией приподнял не успевшую опомниться Твайлайт и перенёс её на выступ.

— Не бойся. Если она пожелает, то поможет тебе.

— А мы с тобой! — Тут же за Твайлайт спрыгнули на балкон все её друзья. Аликорница почувствовала себя в гораздо большей безопасности, а путь вперёд уже не так пугал благодаря поддержке друзей.

Внутри замок напоминал гармоничное соединение чистого, но тёплого льда — голубоватого хрусталя — и более мягко-снежного — наверное, кварца. Полупрозрачные стены позволяли рассмотреть несколько слоёв узоров, перекрывавших один другой, образуя словно бы заросли причудливого леса, такого объёмного и элегантного!

Посреди зала, сверкавшего сотнями кристаллов так, как будто бы здесь всегда стоял светлый день, восседала кобылица, мало похожая на аликорна. Её длинную мордашку покрывали морщины, шерсть посеребрилась старческой сединой, эфирная грива распадалась на сгустки энергии, возникавшие и пропадавшие, словно языки пламени Дейбрейкер, только бывшие несравненно больше. Понять цвет этих сгустков было невозможно — белые, они переходили через все оттенки синего и становились чёрными, исчезая затем в свете кристаллов. Ни одежды, ни накопытников, ни каких-либо корон-диадем кобылица не носила, а взгляд её глаз был почти безжизненным... Только в нём всё равно полыхнули искры, когда Твайлайт и её друзья вошли в зал.

— А-а-а, юная Принцесса Дружбы, — голос кобылицы напротив, был свеж и молод, вступая в резкий контраст с её видом. — Приветствую тебя, Твайлайт Спаркл.

Даже у Пинки Пай не нашлось глупости, чтобы не проявлять непочтения к этой пожилой леди. Все пони и дракончик склонились перед ней.

— Вы — Милки Вей? — спросила Твайлайт, поднимая голову.

— Да, конечно же, — аликорн слегка расправила белые крылья. — А вам нужна помощь, чтобы справиться с моим правнуком Космосом.

— Да! — не выдержала Эпплджек.

— В этом помочь вам здесь никто не сможет, — всё так же спокойно объявила кобылица. Пони переглянулись.

— Совсем никто! — всплеснула копытами Рейнбоу. — Как же так?

— Здесь никто, — уточнила Милки. — Но там... Там, откуда черпает силу сам Космос…

— Что вы имеете в виду? — Твай приободрилась, но совсем немного. Слишком часто она разочаровывалась за последнее время.

— Космос умеет пробуждать тёмные воплощения пони. Они есть не только у аликорнов, хотя у них они настолько сильны, чтобы самостоятельно вырваться в наш мир. Но и для вас есть опасность встречи со своими недобрыми версиями под контролем Космоса. Поэтому вам необходимо подружиться с ними раньше, чем он призовёт их к себе на службу. Это единственный известный мне способ противостоять моему предку и ученику, его отточенному магическому навыку.

— То есть... — Эпплджек покрутила копытом у виска. — Он создаст наши копии? И если они окажутся добрыми…

— То помогут нам в битве с Космосом! — закончила радужногривая. — У нас будет в два раза больше Элементов!

— Почти что, пегаска Рейнбоу Дэш, — улыбнулась Милки Вей. — Я могу указать вам путь. Но — готовы ли вы к этому испытанию? Если вы проиграете — то вас уже ничто не спасёт.

— А что нас бы спасло от Космоса? — обречённо вздохнула Флаттершай.

— Просто улететь из Эквестнии в бега — не для нас! — Дэш стукнула друг о друга передними копытами. — Мы заснуть спокойно не сможем, пока зло торжествует!

— Даже вечным сном... — хмуро и решительно добавила Твайлайт. — Госпожа Вей, мы будем стараться выиграть. Только так мы можем помочь всем пони.

— Ну-ну, — покачала головой кобылица. — Старание — это хорошо... Но то, что вы встретите в Замке Зеркал, куда хуже пробужденных Дискордом злых чувств. Элементы Дисгармонии — ничто по сравнению с тем, что таится в потаённых уголках ваших сердец.

Она закрыла глаза и её длинный завитый рог вдруг охватило звёздное пламя. Спайк пискнул и прижался к Рэрити — вокруг пони образовалось белое кольцо, а кристаллы замерцали ослепляющим светом, заставив пони зажмуриться. В этот же момент дверь в зал разлетелась в клочья и Констеллейшен вместе с Гееной вбежали внутрь, преследуемые чем-то чёрным.

— Бегите, пони! — крикнула грифонка, размахивая крылом. — Бегите, как только можете!

Чернота за её спиной сгустилась. Сверкнула синяя молния, затем — золотая, и Космос в компании Дейбрейкер и Найтмер Мун вышагнул из тумана. Пони вскрикнули — Милки Вей поднялась со своего места и через их головы посмотрела на чёрного пони. 

— Эти пони — мои, старуха! — выкрикнул чёрный жеребец, распространяя вокруг себя потрескивающие волны тёмной энергии. — Отдай их мне!

— Много ты преодолел и многое потерял, чтобы снова добраться сюда, но этих пони тебе не достать, — сурово ответила Милки Вей, пропуская Геену внутрь кольца. Констеллейшен остался за его пределами, печально смотря на Найтмер.

— В вас нет души, — сказал и он, расправляя свои крылья. — Дальше вы не пройдёте, существа Мрака.

— Это не дела аликорнов, Констеллейшен, — рыкнул Космос.

Его рог стал переливаться всеми цветами радуги, но магия вдруг сменилась на чёрную и кристаллы стали стремительно тускнеть. Твайлайт ещё не успела испугаться, как Констеллейшен закрыл глаза и тьма, собиравшаяся вокруг кольца, отпрянула.

— Мы должны помочь им! — вскинулась Рейнбоу. — Мы ведь можем сейчас одолеть Космоса!

— Космос пришёл сюда не драться, ему нужны вы, — остановила её Геена, загородив крылом. — Он преодолел путь от Кантерлота сюда магическим способом — а это огромная затрата энергии! Но, похоже, она мало на него повлияла…

— Но он же сейчас проломит купол! — задрожала Флаттершай. Геена покачала головой и сказала всего одно слово:

— Нет.

Милки Вей закрыла глаза и её рог засиял так ярко, что даже свет кристаллов стал казаться в нём тенью.. В отличии от своих подруг, Твайлайт не закрыла глаза — свет не ослеплял ей, он лишь нежно обволакивал аликорницу, струясь по куполу, окружавшему пони. Где-то далеко-далеко синяя и золотая точки беспокойно замерцали, а собранная в одном месте тьма вдруг заполнила собой всё, но лишь на миг. А затем с громким треском рог Милки Вей разлетелся на мельчайшие обломки и в тот же миг волна первозданного света смысла трёх зловещих аликорнов прочь. Последнее, что увидела Твайлайт перед этим, было то, как госпожа Вей падает на своё ложе — после чего пони и её друзей закрутило в вихре энергии.

Зеркальный пол вдруг поднялся, как волны прилива, окатывая шестерых Хранительниц и Спайка острой на осязание гранью, которая не нанесла реальных ран, но вместо этого зеркало укрыло друзей под себя, как под одеяло. Пару секунд свет сменялся с тенью бешеной круговертью, постепенно замедлявшейся, напоминая карусель или кружившиеся всполохи от раскрученной люстры.

Грифонка не выдержала и едва не упала за пределы круга, но Пинки схватила её копытцем за переднюю лапу, Рейнбоу вцепилась в крыло, а Рэрити подхватила магией и подтянула поближе. Прижавшись друг к дружке, компания ожидала финала, который пришёл неожиданно — в один миг все они повалились на верхние ступеньки мраморной лестницы. 

— Все живы? — спросила Геена, первой поднимаясь на лапы. — Надеюсь, что и здоровыми останемся…

Читать дальше

...