Автор рисунка: aJVL

Вечерело. На город опускался туман, зажигались первые фонари. С нижних улиц тянуло холодом и сыростью воздуха, выходившего из подземелий под горой. Пони попрятались по домам, зажгли лампы и сели ужинать с семьями, греясь у весело потрескивающих каминов…

Прапорщик Мунлайт Мелоди заступала на дежурство.

Вообще-то, быть прапорщиком в составе дворцовой стражи считалось весьма почетным. Офицер-гвардеец, как-никак. Однако Мунлайт сейчас с радостью отказалась бы от этой в высшей степени героической службы в пользу обычного теплого ужина, ибо идея патрулировать дворцовую стену в такую погоду совершенно не внушала ей оптимизма. Она успела замерзнуть, пока шла от казармы к лестнице на стену! Ух, а это ведь только начало.

К счастью, дежурство на стене хотя бы не требовало того образцового дресс-кода, что так строго контролировался у гвардейцев внутренних патрулей — офицерам было банально влом лезть ночью на стену. Из-за этого Мунлайт могла себе позволить надеть на дежурство шерстяной шарф, чтобы хоть как-то отсрочить ненавистную простуду. А, и, да. Она определенно выглядела в шарфике просто изумительно!

Поднявшись на стену, единорожка взяла из оружейной “табельный” короткий арбалет. Это было в своем роде формальностью, в последний раз стража применяла боевое оружие сотни лет назад, однако так ей было спокойнее. Мало ли что может произойти с одинокой пони на темной дворцовой стене, верно?

Мунлайт должна была патрулировать один из самых длинных участков стены — метров пятьсот. Где-то там ходил по своему участку второй патрульный, однако дежурные по стене редко пересекались. Да и зачем? Поболтать все равно не удастся, по уставу следовало ходить по стене непрерывно, не отвлекаясь и не останавливаясь. К тому же, промедление неминуемо повлечет за собой замерзание, а кому оно надо?

И все-таки вид со стены открывался просто фантастический. Дворец находился почти на самой вершине Кантерлотской горы, поэтому дальность обзора со стен была потрясающей. Простирающиеся на много миль вокруг поля, реки, берущие начало на горе, даже темно-зеленая громада леса вдалеке — все это было видно патрульным на стене.

Этой ночью луна была очень яркой, да и облаков почти не было, поэтому рассмотреть можно было все в больших подробностях. Реки и озера казались серебристыми в лунном свете, вдалеке мигали огоньки поездов и даже дальние огни какого-то поселка. Деревья в городском парке шелестели на ветру, качая ветвями, блики от полированных статуй падали на мостовые. Звезды, сверкавшие в ясном небе, казалось, звенели в тишине ночи.

Мунлайт медленно шла по стене, разглядывая эту красоту, и неожиданно врезалась во что-то. При ближайшем рассмотрении это что-то оказалось кем-то, причем не просто кем-то, а вполне себе реальным офицером стражи. Штабс-капитаном, судя по нашивкам. Ой-ой…

Капитан просто стоял и смотрел со слабой ухмылкой на испуганную Мунлайт, которая уже подсчитывала количество дней, которые проведет на гауптвахте за шарфик и невнимательность.

— Как вам пейзаж, прапорщик? Сегодня прекрасная луна, не правда ли? — Капитан зябко повел плечами и поплотнее закутался в шинель. — Но температура подкачала. Я вижу, вам холодно?
— Т-так точно, господин штабс-капитан, сэр! Холодно! И, ээ… красиво да… — Мунлайт покраснела и замолчала, переминаясь с ноги на ногу.
— Да, нелегко вам тут. Что же, у меня для вас есть предложение — я не докладываю вашему начальству о вашем, в высшей степени, — тут капитан хмыкнул и улыбнулся, — неподобающем поведении, а вы продолжите патрулировать стену в моем присутствии. Давно не смотрел ни с кем на звезды… Идет?
— Так точно, сэ-э-эр. — Единорожка, кажется, уже начинала верить, что этот капитан просто сумасшедший и наказание ей реально не грозит.

Офицер вдруг стукнул себя по лбу копытом и выругался шепотом, после чего снял длиннополую шинель и накинул ее на Мунлайт. Та от неожиданности дернулась и удивленно посмотрела на капитана.

— Совсем забыл, что вы мерзли, прапорщик, простите. Ах да. Давайте сразу договоримся — никаких “капитан” и “сэр”. Меня Аластор зовут, а вас?
— М-мунлайт Мелоди, сэ-э… Ой. — Единорожка поморщилась и виновато моргнула.
— Прекрасно. Рад знакомству, в таком случае.

Мунлайт продолжила свой путь по стене, время от времени скашивая глаза на идущего сбоку капитана. Тот, в свою очередь, не торопился начинать разговор и явно искренне наслаждался созерцанием видов, так что со временем Мунлайт как-то позабыла про него и снова погрузилась в раздумья, разглядывая ночной пейзаж и звездное небо.

Через час ходьбы Мунлайт вдруг вспомнила про капитана и поняла, что не слышит его шагов уже некоторое время. Обернувшись, единорожка не нашла и следа загадочного офицера, кроме непосредственно шинели, в которой она ходила все это время.

Она же даже не знала, где его часть! Зная лишь имя и звание, она могла его разыскать, в теории, но очень сильно сомневалась в успехе на практике. Ладно, думать про это надо будет утром, а пока нужно закончить дежурство, благо оставалось всего полтора часа.

Вернувшись в казарму после дежурства в шинели капитана, Мунлайт рухнула на кровать и закрыла глаза. Нет, серьезно, с шинелью можно разобраться и утром, так ведь?

В два часа дня зазвонил будильник, оповещавший сонную Мелоди, что построение через полчаса. Вскочив с кровати, Мунлайт быстро ополоснулась, впрыгнула в доспехи, взяла из стойки копье, запихнула шинель капитана в сумку и выбежала в приоткрытую дверь.

Бросив сумку на одну из парковых скамеек, Мунлайт влетела в строй за секунду до того, как из-за угла вышел полковник Твайлайт Скай.

Первый Кантерлотский Ее Величества полк эквестрийской гвардии в полном составе стоял на площади перед дворцом.

— Полк, влево в линию, батальоны, в линию ротных колонн шагом — МАРШ! — Проорал полковник Скай.
— Полк, СМИРНО! Равнение на-а-а-середину!

По рядам пони прокатились дублирующие приказы командиров:

— Батальон, в две шеренги — СТАНОВИСЬ!
— Рота, в линию взводных колонн по четыре — СТАНОВИСЬ!
— Взвод, в одну шеренгу — СТАНОВИСЬ!
— Отделение, в одну шеренгу — СТАНОВИСЬ!

Вскоре полк построился и гвардейцы замерли в ожидании приказов.

По воскресеньям полковник Скай традиционно устраивал смотр полка дворцовой стражи в полном составе, временно заменяя гвардейцев в патрулях на солдат запасного гарнизона. Затем Скай толкал речь на тему величия гвардии в целом и их полка в частности, а после прогонял полк парадным маршем перед балконом принцессы Селестии. Этот раз не стал исключением. Речь полковника была все такой же скучной и навевающей тоску, и Мунлайт еле сдерживалась, чтобы не зевнуть. Все-таки ночные дежурства перед парадным построением — не круто, она в этом была абсолютно уверена.

От обычного построения отличалась только одна деталь — поводив глазами по сторонам в отчаянной попытке не заснуть, Мунлайт наткнулась взглядом на того самого капитана. Он обозревал ряды гвардейцев, стоя в тени позади полковника Ская. Встретившись с единорожкой взглядом, он ехидно подмигнул и сочувствующие улыбнулся, делая вид, что кладет голову на подушку.

Мелоди сердито нахмурилась в ответ, продолжая разглядывать этого странного пони. Он был одет в серый китель без знаков отличия, за исключением штабс-капитанских нашивок и одной странной, судя по всему медной, медали. На его плече расположилось золотистого цвета число 13. Был он, очевидно, пегасом, однако его крылья было почти невозможно разглядеть. Они скрывались в какой-то темно-серой дымке и сливались с кителем. Тут полк встал на марш и Мунлайт стало не до капитана.

Через сорок минут выпендрежа перед принцессой и зеваками, пришедшими посмотреть на парад, гвардейцев распустили по своим делам. Кто-то ушел в патрули, несколько пони встали на дежурство перед воротами, а Мунлайт отправилась досыпать — ее следующее дежурство было только завтра.

Плетясь по дороге к казармам в полусонном состоянии, Мунлайт не заметила пони перед собой и врезалась в него. И, кто бы мог подумать, это был тот самый капитан! Аластор, да, так он сказал его зовут.

— Я так посмотрю, прапорщик, у вас вошло это в традицию, м? — Усмехнулся капитан.
— Никак нет, сэр! Просто я очень хочу спа-а-а-а-а-ать… — Мунлайт зевнула и покраснела. — Ой.
— Вижу, вижу. Да, я знаю, вы хотите отдать мне шинель, но в этом нет необходимости. Оставьте пока себе, вам еще пригодится. Позвольте только проводить вас до комнаты, а то еще заснете по дороге.

У двери ее комнаты капитан коротко поклонился и быстро ушел, сославшись на неотложные дела.

Добравшись наконец до кровати, Мелоди скинула доспехи и рухнула на матрас. Какой же все-таки гений придумал подушку!

Утром, когда единорожка сидела в столовой и поглощала салатик, к ней подсел уже привычный офицер.

— Утра доброго, мисс Мелоди. Вы не против, если я составлю вам компанию за этим в высшей степени прекрасным завтраком? Нет? Отлично. Кстати, шинель, которую я оставил у вас позапрошлой ночью, при вас сейчас? Нет? Ну ладно, мне просто надо кое-что из нее забрать. Что же еще… Ах да. Астрологи обещали сегодня ночью такие же звезды, как той ночью — пойдете смотреть? В прошлый раз вам, вроде бы, понравилось. Хотя вам и было не до того, конечно… В этот раз вы хотя бы не будете так дрожать — сегодня ночь будет теплой. Но что-то я заговорился, найдите меня поближе к вечеру, хорошо? А я побежал!

Мунлайт Мелоди, прапорщик эквестрийской гвардии в составе Первого Кантерлотского Ее Величества полка дворцовой стражи, да и просто прекрасная единорожка, сидела красная как помидор и, откровенно говоря, не знала, что же ей сказать. Зато она знала, что ей думать. “****ь!”

Через пять минут столбняка и пару сотен мысленных ругательств к Мунлайт подошла подпоручик Сильвер Мист в окружении несколько пони.

— Слушай, подруга, как это тебя угораздило-то связаться с НИМ?! — Лицо Сильвер приняло выражение критического непонимания.
— А что такое? — Мелоди встряхнулась, прогоняя неуместные мысли, и вопросительно моргнула.
— Ты что, серьезно не знаешь? Это же Аластор Фрай! Этот проклятый цепной пес принцессы! Про него многое рассказывают, говорят даже, что он УБИВАЛ ПОНИ ДЕСЯТКАМИ! Его боится даже генерал Шторм Чейзер! Как ты вообще умудрилась с ним познакомиться, а тем более…
— Так. Ничего из этого я не знала, правда. И ничего такого не было, Мист! Он был на проверке позавчера на стене, не более того.
— Как знаешь, подруга, как знаешь. Но я бы на твоем месте держалась от него подальше! — Сильвер Мист сотоварищи развернулась и, приняв скорбное выражение лица, продефилировала в сторону казарм.

Идя на дежурство в дальнее крыло дворца, Мунлайт рассуждала. С одной стороны, если Мист говорила правду, в чем Мелоди сомневалась, поскольку та была известной сплетницей, от этого Фрая действительно стоило бы держаться подальше. Но с другой стороны, это был почти первый раз с момента окончания Академии, когда с ней произошло хоть что-то интересное. Впервые за полтора года, на самом деле, так что такой случай было бы глупо упускать. Ей уже порядком наскучило однообразное хождение в патрулях в ожидании того дня, когда ей наконец дадут повышение и небольшой отряд в подчинение.

Встав на свое место у входа на лестницу, ведущую в восточную башню, Мунлайт проникновенно уставилась в пустоту. Было неприятно это признать, но думать о чем-то кроме этого капитана, было просто решительно скучно. На самом деле, скучно было даже это, но так можно было хоть как-то развлечься, стоя неподвижно часами. Нет, можно было и размяться, конечно, коридор был абсолютно пустой, однако Мелоди почему-то была абсолютно уверена, что это действие немедленно призовет к ней дежурного старлея, который и устроит ей сладкую жизнь за оставленный пост. Ой, да кому она нужна, эта башня! Единорожка тихо зарычала. Как же ее все достало!

Вдруг кто-то постучал ее по плечу. Мунлайт подпрыгнула с визгом, ибо была уверена в пустоте этого абсолютно-точно-пустого-она-же-только-что-туда-смотрела коридора и в критической неспособности пони становиться невидимыми. Однако этот явно мог.

— Не хотел вас пугать, извините. — Произнес Фрай, хотя Мунлайт ясно видела по его довольной роже, что очень даже хотел, и вполне доволен результатом.
— Да уж, конечно! Могли бы и позаметнее быть, пугаете тут маленьких кобылок, что, не хватает вам невинно убиенных пони, а? — Пропыхтела Мелоди, после чего осознала, что: она только что нагрубила офицеру личной охраны Селестии, они здесь совершенно одни, Мист могла и не врать. Именно в такой последовательности. Видимо, выражение ее лица хорошо поспевало за размышлениями, потому что Фрай сначала удивленно приподнял бровь, а потом заржал как, простите, конь.
— Невинно убиенные? Прелестно! Все-таки приятно, когда все тебя боятся, как огня. Хотя не могу сказать, что каждый день ем на завтрак жеребят, да и в убиении невинных тоже замечен не был, вроде…
— То есть, вы действительно убивали не невинных… Винных… Тьфу! Виновных пони?! — Мунлайт поняла, что ее страх, развеянный веселым тоном капитана, стремительно возвращается.
— Ну, что тут скажешь… Да. — Капитан помолчал немного, да и Мунлайт не торопилась встревать. — Я убивал пони, да и не только пони. Но я убивал исключительно в случае критической необходимости. Жизнь священна для всех, и для меня в наибольшей степени, Мунлайт. Поверьте, это правда. Фрай вдруг сделался серьезным и его взгляд погрустнел.
— Вы думаете, что стоя здесь, защищаете Эквестрию? Простите, но это не так. От настоящих внешних угроз Эквестрию защищаем мы. Небольшой отряд, собранный из лучших кадров со всех уголков страны. Именно мы берем на себя ответственность за убийства во благо остальных пони, мы гибнем за остальных, наша работа — умирать вместо мирных пони. Звучит мрачновато, однако не все так грустно. В последнее время таких ситуаций значительно поубавилось, к счастью. О нас почти никто не знает, что является несомненным плюсом, однако есть тут и один существенный минус — у нас нет притока новых кадров. Нам чертовски нужны новые бойцы, Мунлайт. И я, как командующий, предлагаю вам стать таким бойцом. Мне не нужно, чтобы вы убивали… Пока что? В любом случае, я просто хочу, чтобы вы могли реально защитить свою страну в случае необходимости. В конце концов, не думаете же вы, что копий хватит, чтобы выиграть войну? Да и на копьях мы разгромим гвардию, не сильно напрягаясь.

Мунлайт молчала. Ее мозг судорожно переваривал полученную информацию, но явно не справлялся. Во-первых, какого Дискорда она? Во-вторых… Да уж. Либо это была шутка, зашедшая слишком далеко, либо ей было пора срочно пересматривать свою жизненную позицию. Все это слишком плохо вписывалось в привычную ей картину существования.

— Сложно поверить, знаю. Я кажусь тебе либо лжецом, либо стереотипным злодеем… Это нормально. Пойдем, я покажу тебе кое-что. Даже если ты примешь решение послать нас всех подальше, на это тебе посмотреть стоит. Хорошо?
— А как же, — Мунлайт кашлянула, возвращая голос, — как же пост? Я не могу уйти!
— Не волнуйся, никому не нужна эта треклятая башня, это я могу точно сказать. И я позабочусь, чтобы этот инцидент не испортил тебе карьеру офицера. Идет?
— Л-ладно…

Мелоди растерянно повертела копье, думая, куда же его деть, а потом просто поставила к стене. Кому оно надо?

Фрай же неторопливо направился в сторону выхода из восточного крыла в город. Мунлайт последовала за ним.

После десятиминутного блуждания по коридорам дворца пони вышли в залу, вторые двери которой вели на улицу. И вот незадача — у стены стоял полковник Скай и беседовал с каким-то белым единорогом. Судя по всему, этим единорогом был Альберт Эйнштейн Шайнинг Армор, бывший командир полка дворцовой стражи, а ныне аж целый принц.

Ну все. Сейчас Скай спросит у нее, почему она оставила пост, и тут даже Фрай ей уже не поможет — что он может против целого полковника?

— Оооо… Прапорщик Мунлайт Мелоди, почему вы не на посту? — Полковник Скай нахмурился. — Объяснитесь, прошу вас!
— Я, эээ… — Единорожка потупилась и вздохнула. Сказать ей было явно нечего.
— Позвольте мне, дорогая. — Капитан Фрай вышел вперед. — Здравствуй, Твайлайт. Давно не виделись. Прекрасно выглядишь. — Фрай усмехнулся. — А теперь, когда все приличия соблюдены, перейдем к делу. Мелоди у тебя с поста забрал я, она мне нужна на пару часов. Я надеюсь, ты не против? Все-таки, я сомневаюсь, что кто-то полезет в восточную башню, делать-то там особенно нечего. В крайнем случае, можешь еще кого-нибудь поставить туда.
— А. Тогда ладно, возражать не буду, сир. — Скай пожал плечами и кивнул. — Идите.

Когда Мунлайт с Фраем уже прошли мимо стоящих пони, их внезапно окликнул Шайнинг.

— Простите, господа, если я чего-то не понял, но ПОЧЕМУ ВЫ НЕ ПОПРИВЕТСТВОВАЛИ СТАРШЕГО ПО ЗВАНИЮ, ШТАБС-КАПИТАН?! Я так посмотрю, за время моего отсутствия тут многое поменялось! Таким, как вы, прямая дорога на гауптвахту! И стоять! Я с вами еще не закончил!

Аластор Фрай медленно развернулся, ленивым движением размял шею и пристально взглянул на разбушевавшегося принца, непонимающе приподняв бровь.

— Господин Армор, я не совсем осознаю суть ваших претензий. Мне казалось, вы больше не имеете отношения к дворцовой страже? В любом случае, наш с полковником разговор является нашим личным делом, и не думаю, что он касается вас. К тому же, капитан я лишь в целях сохранения душевного спокойствия, а сейчас я на службе, и имею должность действительного статского советника.

Белый единорог явно не ожидал такого поворота событий, потому как застыл с крайне задумчивым выражением лица.

— Предположим, я понял вас. Что же, в таком случае позвольте извиниться за столь резкое поведение, сир. Таких подробностей вашей биографии я не знал. — Шайнинг кивнул и медленно вернулся к Скаю.

Фрай поманил за собой ошалевшую Мунлайт, которая еле стояла на ногах после пережитого столкновения. Знаете, это очень страшно, когда тебя сначала допрашивает полковник, а потом и вовсе на тебя орет принц. Ух.

Дойдя до конца коридора, пони попали в небольшой садик, огороженный высоченным забором. В саду их ожидал небольшой сюрприз в виде принцессы Луны, лежавшей на скамейке перед фонтаном. Она что-то отвлеченно разглядывала в струях воды, задумчиво помахивая изящной передней ногой, свесившейся со скамьи.

Аластора, казалось, совсем не удивила подобная встреча, чего уж точно нельзя было сказать про Мелоди. Все еще находясь под впечатлением от перепалки с Шайнингом, бедная единорожка тяжело осела на землю, не в силах выдержать такую плотность коронованных особ в ее скромной жизни.

Тем временем Фрай подошел к принцессе и кашлянул, привлекая ее внимание. Луна потрясла головой, пробуждаясь от полудремы, и повернулась к пегасу.

— Добрый день, Аластор. Судя по твоей презрительной морде, ты встретил кого-то из знати и задавил его своим интеллектом, мм? — Аликорн звонко рассмеялась, добив тем самым Мунлайт, которая банально грохнулась в обморок. Ты?! Она обращается к нему на ты?!
— Кто это, и что ты сделал с бедной девочкой, изверг? Рассказал ей всю правду об этом мире, или отругал при ней ее командира? А может вообще совратить пытался, железный ты сердцеед?
— Это прапорщик Мунлайт Мелоди из первого полка. Я действительно кое-что ей рассказал и уже пригласил в тринадцатый корпус новобранцем. А, еще я немного ошарашил Шайнинга известием о том, что я, оказывается, не капитан. При ней. Кажется, она приняла это слишком близко к сердцу… — Фрай пожал плечами и улыбнулся.
— Ты правда хочешь завербовать эту молодую девчонку, только выпустившуюся из Академии? Пффф. Ал, я о тебе лучше думала. — Принцесса фыркнула.
— Послушай, Луни, она хорошо тренирована, умеет держать копье, и, что самое важное, неплохо работает головой. Не в этом смысле, синяя извращенка, не делай такое лицо! Просто она хорошо соображает, и, похоже, одна из лучших кандидатов на эту роль во всем новом выпуске Академии. Ты не представляешь, сколько досье я пересмотрел и сколько времени потратил, наблюдая за курсантами этого выпуска. Кроме нее есть только один, да и то он слишком много о себе думает.
— Прямо как ты, железяка! — Луна показала пегасу язык и встала со скамейки. Когда она подошла поближе, Аластор выпрямился и стал почти одного роста с принцессой. — Мне страшно, понимаешь? Ты берешь к себе таких молодых пони, они еще даже пожить толком не успели… Кандидатов становится находить все труднее и труднее, и все сложнее вселять уверенность в силе Эквестрии в иноземных дипломатов. Все потихоньку начинают понимать, что воевать нам почти нечем, и я слышала смешки послов Камелу и Объединенного Королевства, когда говорила о нашей военной мощи. Нам не выстоять в случае чего, а Селестия свято верит в свою гвардию и не слышит меня. — Принцесса, посерьезневшая во время своего монолога, села рядом с Фраем.
— Я знаю, госпожа, я знаю. Я твоя разведка, забыла? Грифоны собирают армию, Камелу и Империя строят флот… У меня есть кое-что… На крайний случай. Кроме того, мои корабелы вчера вечером закончили чертежи нового линкора, а инженеры почти завершили план укреплений на северной границе. Единственное, чего у меня нет — пони. И это самая большая проблема. Нынешние гвардейцы никуда не годятся, и я боюсь, что мне придется наперекор Селестии переделать систему образования в Академии под свои нужды. Но. Я обещаю, Луни, я сделаю все, чтобы защитить вас всех. И тебя с Тией особенно. В конце концов, это моя работа… — Пегас задумчиво вздохнул и укрыл принцессу широким и длинным крылом из непонятного теплого матового сплава. Он был приятным на ощупь и ощущался почти как настоящая конечность, поэтому аликорн ненадолго почувствовала себя защищенной от всех бед, укрытой под крылом кого-то старого и могучего, кто возьмет решение всех проблем на себя, разберется с делами, пока она будет дремать, отдыхая от ужасного напряжения последних месяцев… Но это был всего лишь пони. Да, не до конца понятный ей, да, умный, да, сильный, но всего лишь пони, который не мог взять на себя обязанности аликорна. Но даже за такую краткую передышку она была ему благодарна. Уж очень немногие смели так вести себя в ее присутствии. Никто, скажем прямо. Только он.
— На самом деле, я мог бы попробовать… Хотя обещать что-то не стану, все-таки нагрузка у вас огромная. — Фрай усмехнулся, созерцая ошарашенную принцессу. — Ну, взять на себя твои обязанности, я хотел сказать. Не пытайся поджечь меня взглядом, милая, я не читал твои мысли, ты просто думала вслух.

Пегас заржал, увернувшись от тычка Луны.

Мунлайт очнулась. Последнее, что она помнила… Ооох, какой позор… Грохнуться в обморок на глазах принцессы! Единорожка покраснела и помотала головой, отгоняя назойливые видения смеющийся принцессы ночи.

Однако где же она? Судя по всему, уже не в саду. Пахнет… Сталью? Чуть-чуть мятой и сладким табаком, а еще корицей, коньяком и чем-то приятным, но неопределенным. Интересно. Что же, настало время все прояснить.

Единорожка открыла глаза и поморгала, привыкая к свету. Судя по оранжевым лучам на аккуратном белом потолке, она пролежала без сознания до заката. По крайней мере, она очень надеялась, что это был вечер того же дня. Не хватало еще сутки так пропустить.

Приподняв голову и оглядевшись, Мелоди пришла к выводу, что не знает, где она. Белые стены, ковер на полу, подушки, разбросанные тут и там, несколько низких столиков, такая же низкая  кровать, на которой она и лежала, пара ваз с цветами и несколько разных мечей в креплениях на стене — вот и все убранство. Одну из стен заменяло огромное окно, выходившее на балкон. Сбоку от окна виднелась небольшая дверь, ведущая туда же.

Мунлайт осторожно встала с кровати и подошла к окну, утопая в мягком ковре. Оттуда открывался вид на многие километры вокруг — судя по всему, это место находилось чуть ли не на самой вершине горы. Единорожка задумалась. Насколько она знала, в этом районе Кантерлота жили самые богатые пони Эквестрии — тут все было застроено шикарными виллами и особняками. Куда же она попала? Нет, этот пегас, конечно, был важной шишкой, но был ли он насколько богат? Она так не думала.

Тихое покашливание за спиной заставило сердце Мунлайт пуститься в пляс. Подпрыгнув и развернувшись в полете, Мелоди обнаружила улыбающегося капитана. Хотя какой он к Дискорду капитан?! В любом случае, напугал он ее знатно.

— Добрый вечер, Мунлайт. Как ты себя чувствуешь? — Фрай протянул единорожке бокал с чем-то красным и горячим. Он распространял вокруг себя запах корицы, гвоздики и вина. — Вот, выпей, полегчает.
— Сп-пасибо, сэр. — Мелоди с опаской отпила из бокала, посматривая на офицера. — Я, эээ… Прошу извинить меня за такое недоразумение, просто принцесса… Ух.
— Я понимаю, понимаю. Это была моя ошибка. В любом случае, позволь поприветствовать тебя в нашей скромной обители — здесь обитает офицерский состав тринадцатого корпуса. Все остальные живут в казармах на самой вершине горы. Официально мы зовемся погодным корпусом гвардии, чтобы возникало меньше вопросов. — Пегас кашлянул. — Когда будешь готова, спускайся по главной лестнице вниз, в холл. Я познакомлю тебя с офицерами.

Слишком сумбурно. Все это было очень быстро, непонятно, неожиданно. Она не успела осознать, во что ввязалась. Единорожка поморщилась. С другой стороны, это был шанс. Ей уже порядком поднадоела размеренная и очень скучная, по правде сказать, жизнь гвардейца дворцовой стражи.

Фух.

Надо решаться. Еще не поздно просто убежать, так ведь? Глупая.

Мунлайт Мелоди собралась с духом и вышла на лестницу, чеканя шаг.

...