Автор рисунка: BonesWolbach
— Глава 22 — Секрет Хартс-Хэйвен

— Глава 23 — Откровения в библиотеке

— О, Рэрити, оно прелестно!

В стенах бутика Карусель модельерша улыбнулась клиентке и поправила очки. Взяв платье, над которым работала всё утро, она вносила последние мелкие правки.

— Да, весьма удачный дизайн! — согласилась единорожка, аккуратно складывая наряд и укладывая его в коробку. — Я ужасно извиняюсь, что так затянула с ним, Спринг, но в последнее время я всё в разъездах.

Спринг Шауэрс покачала головой. 

— О, да всё в порядке. Я всегда считала, что этот городок для тебя маловат, — сказала она, подмигивая. — Тебе лучше бежать в Мэйнхэттен, пока ты ещё не повстречала своего прекрасного принца, который бы пленил тебя здесь!

Рэрити замаскировала смущённое покашливание под смех. 

— Не говори глупостей, дорогуша! Никакой «прекрасный принц» не удержит меня в Понивилле, — ответила она. 

«Тем более, что как раз из-за одной прекрасной принцессы я как умалишённая ношусь по всей стране в поисках её книг».

Спринг хихикнула. 

— Что ж, для меня так даже лучше, иначе кто же будет шить мне платья, если ты уйдёшь? — спросила она, направляясь к двери. — Увидимся позже, Рэрити! Ещё раз спасибо!

Тебе спасибо за заказ!

Единорожка дождалась звона дверного колокольчика, прежде чем позволить себе расслабиться и зевнуть. Небо, ей действительно нужно перестать работать всю ночь сразу после возвращения из поездок. Поезд прибыл раньше, чем ожидалось, но отсутствие встревоженных встречающих позволило ей расслабиться достаточно, чтобы отправиться домой и поработать над незаконченными заказами. Возможно, Твайлайт не слишком волновалась из-за потери контакта?

Кстати о волнениях, нервы самой Рэрити изрядно успокоила быстрая прогулка возле Вечнодикого леса, заставившая осколки кулона светиться зелёным. Несмотря на то, что заклинанию связи, к сожалению, пришёл конец, её обрадовала новость о том, что у неё всё ещё есть способ отслеживать присутствие Дискорда.

Мяуканье прервало поток мыслей, и единорожка посмотрела вниз, где обнаружилась трущаяся возле ног Опалэсенс. Кобыла сняла очки и потёрла глаза. 

«Наверное, мне стоит отдохнуть от всех этих поисков книг, пока я не растеряла всех своих клиентов».

Снова мяуканье, и Рэрити увидела, как  Опал презрительно обнюхивает лежавшую на стуле книгу, без сомнения, потому, что эта штука всё ещё пахла обитателями Хартс-Хэйвен. Пока кошка не успела что-нибудь выкинуть, единорожка подхватила магией том и бесцеремонно бросила в седельную сумку. Мэр отдал книгу после того, как Рэрити сообщила, что активно её разыскивает и у неё есть библиотечная карточка, однако кобыла подозревала, что он сделал это лишь в попытке жестом доброй воли уговорить её молчать об истинной сущности жителей города.

— Уху!

Единорожка повернулась к окну, где обнаружился знакомый чёрный филин, ожидавший на подоконнике, его взгляд был прикован к теперь уже агрессивной кошке.

«Похоже, кто-то очень нетерпелив» — подумала она, сдерживая улыбку и прижимая копыто к тому месту, где должен был быть её кулон.… если бы он не был расколот.

Рэрити взяла седельную сумку и через несколько минут последовала за Темисом в библиотеку. Или, вернее, просто пошла в библиотеку, пока Темис, пристроившись у неё на спине, слушал пересказ приключений с чейнджлингами. На самом деле, сейчас она уже спокойно могла найти библиотеку и без посторонней помощи. Совы стали просто традицией. Или, скорее, способом Твайлайт заставить единорожку прийти пораньше.

Наконец в поле зрения появилась библиотека, и как раз в тот момент, когда единорожка собиралась спрыгнуть в углубление, она остановилась. Темис взлетел вверх, сбитый с толку действиями кобылы, а затем издал удивлённое уханье, когда Рэрити телепортировалась вниз.

— Ха! — воскликнула она, слегка запыхавшись. 

Похоже, единорожка всё ещё не могла телепортироваться так же легко, как Твайлайт, но, по крайней мере, с небольшими дистанциями она справлялась, и Рэрити была уверена, что Твайлайт будет в восторге, несмотря ни на что.

Воодушевление единорожки удвоилось, она поспешила к дереву, спустилась по лестнице и побежала по туннелю. В этот раз принцесса не ожидала её в конце, и беглый осмотр стены показал, что в последнее время её не сотрясали взрывы заклинаний паникующего аликорна.

— Твайлайт? — позвала Рэрити, сделав несколько неуверенных шагов дальше в библиотеку. — Твайлайт, дорогуша! Я вернулась!

Позади неё раздался знакомый треск магии, и, обернувшись, единорожка обнаружила принцессу библиотеки, смотревшую на неё с весьма непринуждённым видом.

— О! Рэрити, ты вернулась! — воскликнула она, какое-то мгновение оглядывая единорожку. Ищет нет ли травм?

— Так и есть! А ты выглядишь на удивление спокойной. Не пыталась больше вырваться из библиотеки? — поддразнила она, демонстративно озираясь в поисках новых подпалин, а затем хихикнула от вида раскрасневшейся Твайлайт.

Нет. Я верила, что с тобой всё будет в порядке, — ровным голосом ответила принцесса. Затем её глаза опустились на шею Рэрити, а следом опустились и уши. — Кулон сломан?

Единорожка не сразу ответила, левитируя осколки кулона из седельной сумки. Агури и Эффиджи забрали другие кусочки из подвала, но даже тогда она могла сказать, что никакой ремонт не вернёт ему былое великолепие.

— Боюсь, что так, — сказала она, наблюдая, как магия Твайлайт перехватила осколки. — Похоже, наш маленький эксперимент оказался выше его возможностей.

— О… Тогда полагаю, тебе не удалось телепортироваться… — Аликорн нахмурилась, внимательно осматривая повреждённый кулон.

— Однако отслеживающее заклинание всё ещё работает, — быстро объявила Рэрити. — Я проверила его в лесу.

Твайлайт явно не обрадовалась этой новости. 

— Мне не нравится, что он следит за тобой, а именно это он и делает.

Единорожка попыталась улыбнуться. 

— Но разве это не значит, что я иду в правильном направлении?

— Не уверена, насколько это хорошая новость, — пробормотала принцесса. — Думаю, мы можем попытаться снова наложить заклинание связи, но, наверное, лучше подождать, пока у нас не появится для него новый носитель. К тому же, ты по-прежнему можешь использовать кулон, чтобы отслеживать присутствие Духа.

— Я не ожидала, что он там окажется, — продолжила Рэрити. — И очень расстроена тем, насколько прискорбно неподготовленной я оказалась к перспективе… ну… встречи с ним. Хотя, как мне кажется, я неплохо справилась с чейнджлингами, учитывая все обстоятельства!

— Хм.

Прежде чем единорожка успела спросить, аликорн потрусила к дальнему столику.

— Твайлайт?

Рэрити левитировала седельную сумку к выходу, прежде чем последовать за подругой. Единорожка нагнала принцессу, когда та уже сидела за столом, разложив на нём несколько чистых свитков, а также подготовив свежие чернила и перо.

— Зачем это всё? — спросила Рэрити, осторожно усаживаясь напротив Твайлайт. Внезапная улыбка подруги привела единорожку в замешательство.

— Несмотря на то, что наши разумы были связаны, мне не удалось собрать о твоей поездке столько информации, сколько хотелось бы, так что... 

Появился ещё один свиток, весь исписанный вопросами. 

— Я подготовила пятьсот вопросов, которые должны помочь мне получить хорошее представление о Хартс-Хэйвен и её социальной динамике, а также о твоём побеге.

Рэрити хихикнула, покачав головой. 

— Денза, ты воистину неисправима, — сказала она, рассмеявшись ещё больше, глядя на сильно негодующую Твайлайт. — Тебе не кажется, что пятьсот вопросов это немного перебор?

— Но!.. Но прошла тысяча лет! Многое изменилось! — запротестовала Твайлайт, жалобно поскуливая. — У меня есть только заметки о поведении чейнджлингов, когда они начинали вливаться в общество пони! У меня нет записей о том, как они живут спустя тысячу лет социальной и географической адаптации!

Единорожка фыркнула. 

— Для начала могу тебя заверить, что с социальной адаптацией они справились на редкость плохо. Из моей сестрёнки актриса лучше, чем из всего населения Хартс-Хэйвен.

Принцесса серьёзно кивнула, делая пометки в пустом свитке. 

— А как насчёт пищевых привычек? Они нашли способ поддерживать себя органической пищей, вместо извлечения магии?

— На самом деле, они по-прежнему питаются любовью, — сказала Рэрити, предпочитая более простые термины. — Твоя племянница, по-видимому, время от времени подпитывает кристальное сердце.

— Серьёзно?! — спросила аликорн, навострив уши. Она снова что-то записала в своём свитке. — Интересно! Я думала, что сердце было привязано к Кейденс, но это, должно быть, было исправлено после моего заточения, чтобы работать с магическим ядром её потомков. У меня есть книга на эту тему, но... 

Твайлайт прервалась, снова взглянув на единорожку. 

— А ты… Ты достала книгу?

Рэрити хмыкнула. 

— Твою книгу?

Принцесса кивнула.

Единорожка хмыкнула ещё раз, подавляя ехидную улыбку. 

— Конечно, но... Вот я глупая, оставила свою сумку у выхода! Прошу простить, я на минутку, — сказала Рэрити с невозмутимостью, которая заставила бы чейнджлингов Хартс-Хэйвен умереть от зависти. И встав прежде, чем Твайлайт успела бы телепортировать сумку, она сделала быстрый глубокий вдох, зажгла свой рог и...

Треск!

Единорожка перетерпела мгновение абсолютной темноты, пока она телепортировалась ко входу. На этот раз это было похоже на её первую телепортацию без посторонней помощи в Хартс-Хэйвен — она была полностью сосредоточена. Рэрити восстановила дыхание, подняла седельные сумки и, хотя здравый смысл не советовал ей этого делать, телепортировалась снова. Ей не удалось преодолеть весь путь обратно, вместо этого она появилась на полпути между двумя точками, чувствуя себя ещё более запыхавшейся, чем в первый раз. Снова отдышавшись, единорожка быстро подбежала к столу и устроилась поудобнее, стараясь не смотреть на подозрительно молчаливую принцессу.

— Ужасно извиняюсь, моя телепортация ещё не так совершенна, как я надеялась, — сказала Рэрити, открывая седельную сумку. Несколько мгновений спустя она достала книгу и наконец повернулась к Твайлайт, одарив аликорна своей лучшей улыбкой. — Вуаля.

Вместо того чтобы взять книгу или хотя бы заметить её, принцесса уставилась на единорожку, её губы приняли форму крайне очаровательной О. Её глаза метались между выходом и Рэрити; очевидно, она просто не знала, что сказать.

— Что-то случилось, Твайлайт? — спросила единорожка, хлопая ресницами.

— Ты... ты телепортировалась, — прошептала аликорн.

Рэрити опёрлась локтями на стол и положила подбородок на сложенные копыта, с трудом стараясь улыбаться не слишком самодовольно.

— Ага, было такое!

— Ты телепортировалась, — повторила принцесса, прикрыв копытами рот, и, о, восторг на её лице заставил сердце единорожки затрепетать. Секунду спустя Твайлайт вскочила и воскликнула: — Ты сделала это! 

Она телепортировалась и появилась слева от Рэрити. 

— Рэрити, ты сделала это! 

Затем она телепортировалась на противоположную сторону и даже немного взлетела в воздух. 

— Ты сделала это! О принцессы, ты действительно сделала это!

Единорожка не могла сдержать смех, наблюдая, как подруга телепортировалась вокруг, повторяя одно и то же снова и снова с разной степенью шока в голосе. Дэнза, она была очаровательна. Если разрушение кулона привело к такому восторгу Твайлайт, Рэрити с радостью расколошматила бы его ещё тысячу раз.

— Быстро! — выпалила аликорн, телепортируясь на один из дальних книжных шкафов. — Телепортируйся сюда! Нет, подожди! 

Она телепортировалась ещё дальше. 

— Вот! Подожди, нет. 

Она телепортировалась чуть ближе. 

— Вот! Нам нужно проверить твою дальность, а потом скорость, а затем...

— Твайлайт, милая, успокойся, — сказала единорожка, подавляя хихиканье. — Я ещё не настолько хороша в этом!

Твайлайт телепортировалась обратно и села на своё место за столом, улыбка по прежнему сияла на её лице.

— Я знала, что ты справишься! — продолжала она, возбуждённо хлопая копытами. Затем прочистила горло и деловито добавила: — В смысле, строго говоря, ты сжульничала, потому что я начала процесс, но! Но причина, по которой ты смогла продолжать, в том, что ты уже знала основы, понимаешь? А ты...

Её улыбка стала необычайно самодовольной.

— А ты говорила, что наши упражнения ни к чему не приведут.

Рэрити театрально вздохнула. 

— Да, знаю, я была так ужасно глупа! Так или иначе, мне просто придётся признать, что ты всегда права, Твайлайт, — закончила она с лучезарной улыбкой.

— Именно, — быстро ответила аликорн, прежде чем поняла, что сделала, и покраснела. — Ну нет, я не всегда права. Просто… Всегда. Обычно. Не важно! Рэрити, это же просто отлично! Ты знаешь, что это значит?! Теперь у тебя есть средство для побега! И, если ты смогла научиться телепортации, это означает, что теоретически мы могли бы перейти и к сложным магическим трансмута...

— Даже не думай об этом.

Выпад единорожки был встречен несколькими секундами тишины, но в итоге принцесса хихикнула и закатила глаза.

— Ладно, — решительно сказала она. — Думаю, мы можем отложить это на некоторое время.

Рэрити приподняла бровь. 

— На значительное время. — ответила она, однако по-прежнему радостная улыбка аликорна оказалась ужасно заразительной, заставив единорожку тихонько рассмеяться, сложив передние ноги на столе.

Повисло ещё одно мгновение тишины, но не давящее, не беспокоящее; было приятно просто смотреть друг на друга, осмысливая ситуацию и, в случае Рэрити, наслаждаясь неземной улыбкой Твайлайт.

— Ты сделала это, — повторила принцесса, сверкая глазами.

Мы сделали это, — поправила единорожка. — Вместе.

Вместе, — мягко повторила аликорн, и её улыбка немного померкла, словно от страха перед этим фактом.

Они сделали это. Не Рэрити и не Твайлайт, но они обе, вместе — так же, как они решили искать книги, так же, как они столкнулись с драконами, и так же, как они встретят всё, что бы ни приберегло для них будущее.

Но, — сказала единорожка, и её воодушевлённая улыбка вернулась, — это ещё не конец хороших новостей.

Уши принцессы встрепенулись. 

— Ещё не всё?

Рэрити облокотилась на стол, уместила голову на копыто и улыбнулась аликорну ехидной улыбкой. 

— Не всё, и должна предупредить, это гораздо лучше, чем телепортация. Я случайно встретила королевского гвардейца во время моего путешествия в Хартс-Хэйвен и…

Она похлопала ресницами. 

— Угадай, у кого назначена официальная встреча с принцессой Кадензой Армор Десятой, более известной как прекрасная принцесса Денза?

И снова, как и прежде, Твайлайт резко вскочила с места 

— У тебя?!

Единорожка продолжала улыбаться. 

— Стала бы я лгать о чём-то подобном?

— Рэрити, это!.. Ты же!.. Ты ведь!.. 

Принцесса резко замолчала, бесстыдно упав на пятую точку, и всем своим видом выражала насколько тяжело ей было переварить подобное. В конце концов она набралась сил для вопроса: 

— Когда?

— Я думаю, недели через две! Рифт Шилд сказал, что отправит мне официальное письмо где-то на этой неделе, что даёт нам достаточно времени для предстоящего визита Пинки Пай, а затем я могу спокойно отправиться в Кантерлот!

Единорожка хихикнула, увидев ошеломлённое выражение лица аликорна. 

— Я же говорила тебе, что у меня неплохо получается вызволять тебя отсюда?

Твайлайт уставилась на неё. 

— Я… Я... Ты могла бы...

Она на секунду куда-то телепортировалась, а когда вернулась, рядом с ней парил крепко запечатанный свиток.

— Я... 

Принцесса прижала письмо к груди странно сдержанным движением, очевидно, оно ей было очень дорого. 

— Это письмо от Кейденс, — объяснила она, осторожно кладя его на стол. — Это последнее, что она послала, прежде чем Дискорд запер меня здесь. Я помню, ты говорила, что стражники в замке тебе не поверили, я думала об этом, и если ты передашь это Дензе, уверена, она тебе поверит. Официальная печать и подпись Кейденс немного стёрлись, но я использовала восстанавливающее заклинание, и они должны быть достаточно различимы.

Рэрити осторожно взяла письмо и провела копытом по древнему пергаменту. 

— Твайлайт...

Ей хотелось потянуть за крепко завязанный шнурок, удерживающий свиток свёрнутым, любопытно было прочесть письмо от принцессы древности, но было очевидно, что письмо очень много значило для аликорна, и не стоило проявлять к нему неуважение.

— Тогда я прослежу, чтобы она его получила, — быстро проговорила единорожка, кладя свиток обратно на стол. Затем она подмигнула и добавила: — И я обещаю, что не поддамся искушению прочитать его.

Твайлайт уже открыла рот, чтобы, без сомнения, пожурить Рэрити, но вместо этого вышло нечто совсем иное: улыбка. Это была довольно жеребячья улыбка, которая прекрасно сочеталась с мягким, но пристальным взглядом, который принцесса направила на единорожку. Именно такой взгляд Рэрити сама постоянно бросала на аликорна, этот сражённый любовью взгляд; и внезапно почувствовать себя целью такого взгляда — да ещё и от своей возлюбленной — это…

— Что-то не так, Твайлайт? — спросила единорожка, чувствуя, как её щёки вспыхнули, а бабочки в животе словно взбесились.

Аликорн медленно покачала головой. 

— Я просто подумала что… Мне кажется, что, возможно, ты действительно могла бы вытащить меня отсюда.

Рэрити театрально ахнула. 

Могла бы? В самом деле, Твайлайт, дорогая, я и не подозревала, что ты так мало веришь в меня!

Принцесса быстро замотала головой. 

— Что? Нет! Я просто имел в виду...

БУМ!

Внезапный оглушительный взрыв, раздавшийся этажом ниже, прервал аликорна и сотряс всю библиотеку, подобно землетрясению. Перепуганную до полусмерти единорожку сбросило на пол. Что бы это ни было, толчок длился недолго, и через несколько мгновений полного затишья Рэрити повернулась к Твайлайт.

— Рэрити?! Ты в порядке?! — спросила принцесса, бросившись к единорожке и магией помогая той подняться.

Рэрити сглотнула, тяжело дыша. 

— Твайлайт! — пробормотала она. — Что это было?!

Аликорн отступила назад, прижав уши к голове. 

— Я спущусь вниз и...

БУМ!

Грохот снова сотряс их, и, к ужасу единорожки, оказалось, что Твайлайт не придётся спускаться вниз, так как проблема в буквальном смысле вышла им навстречу. Две кобылы взвизгнули и отскочили назад, когда потрескивающая жёлтая магия хлынула на пол перед ними.

Принцесса ахнула. 

— Магия хаоса из лабиринта!

— Что она здесь делает?! — спросила Рэрити, вытаращив глаза и переводя взгляд между магией и подругой. — Я думала, она не может покинуть лабиринт!

— Я не знаю! Такого ещё никогда не было! — ответила Твайлайт, в кои-то веки выглядя совершенно растерянной.

Прежде чем кто-то успел что-то сказать или сделать, магия хаоса издала отвратительный булькающий звук, и единорожка вскрикнула, когда та запульсировала и выстрелила волной энергии, которая прокатилась по всему полу, заставив кобылу запрыгнуть на стол.

Рэрити наблюдала, как волна достигла входа в библиотеку, и обычно прозрачный барьер замерцал неестественно жёлто-чёрным цветом. После последней вспышки магия хаоса издала низкий гул, напоминающий рычание, и единорожка обернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как магия поднимается в форме ужасающего  Духа Хаоса — искажённой фигуры, сотканной из магии.

— Твайлайт?! Это он?!

— Нет! Нет, это не он! — крикнула аликорн, не сводя глаз с магической марионетки. Та продолжала рычать, корчась от явной боли, пытаясь закончить материализацию. — Это всего лишь его магия! Магия Хаоса может следовать воле Дискорда, даже если его здесь нет!

Издав последний рык, марионетка достигла желаемой формы, две чёрные точки появились на её лице. Она посмотрела на принцессу и с шипением затопала ногами по полу, создавая впечатление, что она закатывает какую-то истерику. Рэрити, возможно, нашла бы это забавным, если бы не была до смерти напугана.

Топнув в последний раз, марионетка обернулась, и в ту же секунду, когда её взгляд упал на единорожку, она стала гораздо менее комичной. Всё её существо вспыхнуло, как пламя в печи, и магия хаоса зарычала на кобылу, выглядя совершенно взбешённой.

Если бы внешностью можно было убивать, то…

Рэрити инстинктивно отступила назад, с ужасом наблюдая, как марионетка подняла лапу и потрескивающий шар магии материализовался в её ладони. Единорожка застыла в страхе, и могла лишь смотреть и ждать неминуемой смерти, когда магия хаоса швырнула этот шар прямо в неё, промахнувшись всего на дюйм, потому что Твайлайт Спаркл буквально перевернула стол своей магией, сбросив с него Рэрити.

Довольно болезненно приложившись к полу, единорожка отползла как раз вовремя, чтобы увидеть, как магия поглотила стол и превратила его в чан с липким зелёным желе. Она уставилась на него, снова оцепенев, и очнулась только тогда, когда магия хаоса гневно взревела из-за того, что ей помешали. Марионетка снова топнула и теперь обратила свой гнев на Твайлайт, сделав несколько медленных шагов по направлению к ней.

— Рэрити! Уходи отсюда! — скомандовала принцесса, не сводя глаз с марионетки, стоя гордо выпрямившись с распахнутыми крыльями, несмотря на то, что эта тварь заставляла её отступать. И всё же… И всё же, несмотря на попытки казаться храброй, единорожка расслышала дрожь в голосе подруги. — Ну же, Рэрити!

Единорожка в ужасе вскочила. 

— Что?! Но, Твайлайт, я не могу просто оставить тебя зде...

— Рэрити, пожалуйста!

Единорожка отступила, страх по-прежнему охватывал её, но больше не обездвиживал. Она не могла просто уйти! Кобыла смотрела, как марионетка снова взревела, продолжая свой путь к отступающей цели, и с каждой секундой становилась всё увереннее. Даже принцесса выглядела испуганной, да и как она могла не испугаться? Как могла, если именно эта магия и пленила её здесь?

Наконец аликорн достигла стены, и барьер — который, как осознала Рэрити, очевидно, должен был тянуться вдоль всей площади библиотеки — не позволил ей отступить дальше. Она попыталась сбежать, но марионетка швырнула шар магии прямо рядом с ней, и она замерла на месте.

— Твайлайт! Твайлайт, беги! — бессмысленно закричала единорожка. — Беги!

Принцесса просто стояла неподвижно, не подавая виду, что слышала Рэрити. Аликорн смотрела на магию хаоса широко раскрытыми от ужаса глазами. Марионетка разразилась жутким смехом и вызвала не одну, а две потрескивающие сферы.

И это зрелище позволило единорожке преодолеть сдерживавший её страх. Она не позволит этой твари навредить Твайлайт ещё раз. Рэрити огляделась, её взгляд упал на разбросанные по полу книги. Теперь она знала, что делать.

Тем временем марионетке надоело развлекаться с аликорном и, помахав принцессе, она издала ещё один смешок и запустила обе сферы прямо в Твайлайт. Однако, как и прежде, они не достигли цели, когда единорожка выскочила перед окаменевшей принцессой и блокировала атаку щитом, сооружённым из дюжины книг. Магия хаоса ударила в него, отталкивая её назад, но, как и ожидалось, защитное заклинание немедленно активировалось и разрушило сферы.

А вот хрен тебе, — прорычала Рэрити, адреналин бурлил в её жилах, пока она держала импровизированный щит высоко в воздухе и пронзала марионетку убийственным взглядом.

Та зашипела на книги, отпрянув от магии Селестии, подобно магии хаоса из драконьих пещер, и даже больше, когда Рэрити замахнулась на неё книгами, словно они были дюжиной мечей. Марионетка зарычала от боли, когда одна из книг коснулась и разрушила часть её тела, и в конце концов признала своё поражение, высунув язык и спустившись обратно на нижний этаж.

Когда стало ясно, что магия хаоса не вернётся, рог единорожки погас, и книги упали на пол, в то же время она позволила и себе упасть на круп. Сердце грохотало в груди.

«Ещё бы немного, и...»

Вдох, выдох, вдох, выдох, её разум отчаянно пытался осмыслить произошедшее. Секунды спустя дыхание успокоилось, и Рэрити обернулась, чтобы убедиться, что Твайлайт совершенно невредима.

Так и было, хотя, как и единорожка, она выглядела потрясённой. Аликорн по-прежнему сидела на полу, уставившись на другую кобылу с тем же пустым выражением, с каким смотрела на марионетку магии хаоса.

— Твайлайт, дорогая? — неуверенно спросила Рэрити. — Ты в порядке?

Принцесса моргнула, и ещё раз, и снова, прежде чем вскочить, расправив крылья. 

— Рэрити, ты что С УМА СОШЛА?!

Единорожка также моргнула, прежде чем тоже вскочить от возмущения. 

— Что? Извини?!

— Эта штука могла убить тебя, Рэрити! — воскликнула Твайлайт, глядя на Рэрити как на умалишённую. — О чём ты вообще думала?!

Единорожка ошеломлённо уставилась на неё. 

— Он собирался напасть на тебя, Твайлайт!

— И что?! — огрызнулась аликорн. — Что магия хаоса может мне сделать сверх того, что уже есть?! Но ты! Она могла убить тебя, или хуже, и ты просто бросилась ей навстречу?!

Что ж, а вот это уже совершенно недопустимо.

— О. О, всё ясно, — произнесла Рэрити, приподняв бровь. — И чего ты от меня ожидала?! У меня не было времени на раздумья, стоит ли вмешиваться! Так что уж прости меня, что не стала просто сидеть и смотреть, как какой-то монстр нападает на пони, которую я люблю! Ужасно сожалею, принцесса Твайлайт! — сердито огрызнулась она.

— Ну, даже если и так! Даже не знаю, Рэрити, ты что, не могла сделать что-нибудь, что не грозило бы тебе смертью?! — бросила в ответ аликорн, прежде чем застонав, спрятать лицо в копыта.

Раздражённая единорожка отвернулась от неё, фыркнув.

Что за наглость!

И всё-таки, спорить об этом было не очень умно, было бы куда уместнее потратить это время на выяснение, что, во имя Эквестрии, только что произошло, вместо того, чтобы выяснять, кому за кого позволено умереть. Глубоко вздохнув, Рэрити повернулась обратно.

— Твайлайт, я понимаю, что ты расстроена, но всё ведь обошлось, и… 

Она прервалась, слегка нахмурившись.

— Твайлайт?

Лицо принцессы больше не было спрятано под копытами; она смотрела поверх них на единорожку, с заметным румянцем на щеках.

— Что? — растерянно спросила Рэрити. Она обернулась, но, не найдя ничего позади себя, вернулась к аликорну. — В чём дело? Почему ты так на меня смотришь?

Твайлайт несколько раз открыла и закрыла рот, её щёки вспыхнули ещё сильнее, когда она опустила копыта и спросила: 

— ...Нападает на пони, которую ты любишь?

Оу.

Сказать, что щёки единорожки объяло пламенем, было бы грубым преуменьшением. Обычно она гордилась своей способностью держать эмоции под контролем, но собственное тело предало её.

— Ты… Ты… 

Принцесса встала и принялась снова тупо открывать и закрывать рот, как будто её мозг с трудом переваривал смысл сказанного.

— Твайлайт, — осторожно произнесла Рэрити, пытаясь как-нибудь сгладить последствия, — Твайлайт, я же не в этом смысле! Любовь это очень, э-э, многозначное слово, и я просто...

— Погоди! Эпплджек! — перебила её аликорн, рядом с ней появился словарь, который она пролистала. — Она сказала, что ты флиртуешь со мной! И... И... у тебя же были серьёзные намерения… и я ещё видела это слово в том списке новых слов!

— Твайлайт, я!..

Книга исчезла, и вместо неё появился свиток, в котором единорожка узнала список современных слов от Свити. Принцесса быстро развернула его, перечитала и через мгновение уставилась на единорожку со смесью благоговения и шока.

— Ты влюбилась в меня?..

Рэрити смотрела на аликорна, не зная, что сказать. Вот оно, эти слова прозвучали, несмотря на её громкое сердцебиение, почти заглушающее каждый звук, потому что Твайлайт знала. Она знала, она знала, о Денза, она зна...

На самом деле, случись это в любое другое время, всё было бы неплохо! Даже отлично! Правда! Единорожке, конечно, хотелось бы, чтобы её признание произошло после освобождения пассии, когда у них действительно было бы куда двигаться в этом вопросе, но она умела приспосабливаться к любой ситуации. Кроме этой, когда было довольно трудно разобраться с чувствами аликорна, после того как они только что избежали смерти от магии хаоса.

— Твайлайт Спаркл, сейчас не время беспокоиться о моих чувствах к тебе, Эквестрии ради! Нам нужно разобраться с твоей беснующейся магией хаоса, которая, смею напомнить, пыталась убить нас обеих! — сказала Рэрити, стараясь говорить настолько строго, насколько могла, несмотря на сильное желание закрыть лицо копытами. — Честное слово, Твайлайт, что у тебя с приоритетами?!

К счастью, похоже, это сработало, принцесса расправила крылья, её свиток исчез.

— Э-э-э, да! Правильно, да, да, да, да, хорошо, да! — выпалила она и телепортировалась.

Единорожка вздохнула, потирая лоб копытом.

«Что ж, полагаю, могло быть хуже».

Однако мгновением позже широкая улыбка появилась на её губах, и она подняла и второе копыто, чтобы прикрыть лицо. Всё прошло не так уж и плохо, правда? Твайлайт не отреагировала отрицательно, и... и…

Снизу снова донёсся громкий звук. Вздрогнув, Рэрити бросилась к винтовой лестнице и вниз по ней, где обнаружила аликорна, стоящую напротив лабиринта, а рядом с ней классную доску. Когда единорожка подошла к ней, принцесса была занята тем, что бормоча себе под нос, записывала на доске сложные уравнения.

— Твайлайт?

Принцесса не отреагировала, вместо этого глядя на парящую люстру. 

— Свирл! Левитация секций с семисотой по восьмисотую!

Свечи Свирла на секунду вспыхнули ярче, и Рэрити увидела, как десятки лучей магии устремились от люстры к книжным шкафам, снимая с мест многие ряды книг и поднося их аликорну. Твайлайт удовлетворённо кивнула.

— Формирование квадратов ребром в шесть книг! — крикнула аликорн, и тут же книги были разложены на несколько квадратов шесть на шесть. Принцесса снова кивнула. — На прежнюю позицию! — крикнула она, и книги повиновались.

Единорожка взглянула на люстру. 

— Что… Что это было?

— До того, как Совелий нашёл мою библиотеку, я использовала Стара и Свирла, чтобы доставать книги и прочие вещи. 

Твайлайт вернулась к доске и записала ещё несколько уравнений. 

— Теоретически я могу заставить их имитировать твою защитную технику и призвать книги для создания щитов, если магия хаоса попытается что-нибудь сделать.

— Но почему это вообще случилось? — спросила Рэрити, настороженно глядя на лабиринт. — Почему она ни разу не выкинула что-нибудь подобное за больше чем тысячу лет? Что изменилось?

Принцесса задумчиво посмотрела на лабиринт. 

— Что изменилось? 

Через мгновение она повернулась к единорожке, и её румянец вернулся в полную силу. 

— ...Ты. Ты, вот что изменилось.

— Я? — удивлённо переспросила Рэрити.

— Да? В смысле, я не знаю, Рэрити! — заикаясь, быстро проговорила аликорн. — У меня пока не было времени для размышлений на эту тему, а ты единственное, что изменилось для меня за тысячу лет, и я... 

Она прервалась, вернувшись к доске и принявшись быстро писать какие-то уравнения. 

— Поскольку ты независимая переменная, я думаю, что, возможно, ты…ты… — вновь прервавшись, Твайлайт положила мел и застыла совершенно неподвижно, не оборачиваясь к единорожке, а затем накрыла лицо копытами и тихо произнесла: — О принцессы.

— Твайлайт Спаркл, если ты будешь впадать в смущённый ступор каждый раз, когда я буду с тобой разговаривать, это несколько усложнит ситуацию.

Аликорн мгновенно обернулась, в возмущении. 

— Я не смущена!

Неспособная остановиться, Рэрити сказала: 

— Да, а я не признавалась тебе случайно в любви.

— Р-Рэрити! 

Принцесса едва не задохнулась, сменив по меньшей мере тридцать различных оттенков красного, прежде чем отвернуться к доске.

«О Дэнза, ну разве она не очаровательна?»

Жаль, что в таком состоянии она не могла делать ничего полезного. Единорожка поняла, что до тех пор, пока они должным образом не обсудят случайное признание, они так и будут топтаться на месте. Слабый румянец украсил её собственные щёки, но она сделала глубокий вдох и собралась с духом, готовая ко всему, что может случиться.

Похоже, ей придётся пресечь потенциальный роман в зародыше.

По крайней мере, пока.

Осторожно Рэрити подошла к аликорну и прочистила горло. Твайлайт вскочила, как испуганный кролик, и уставилась на единорожку.

— Э-э-э-э-э-э... Да?

Рэрити мягко улыбнулась, пытаясь побороть румянец, разгорающийся на её щеках. 

— Твайлайт, могу я взглянуть на твой список, пожалуйста?

Аликорн отвела взгляд. 

— Мой список?..

— Да! Ну знаешь, тот самый, — продолжила единорожка. — Список, в который ты записываешь все важные дела? Мы уже имели с ним дело.

— О! 

Уши принцессы встрепенулись в понимании, прежде чем тут же опуститься. 

— ...Зачем?

— Пожалуйста, Твайлайт.

Принцесса немедленно телепортировала длиннющий свиток, который Рэрити с благодарностью взяла и развернула. К её облегчению, внизу было ещё полно места. 

«Идеально».

— Итак, насколько я понимаю, всё что в этом списке важно, да? — сказала единорожка, оглядывая его. — Всё, что здесь написано, должно быть сделано и обсуждено и имеет высший приоритет?

— Да.

Рэрити удовлетворённо кивнула. 

— Великолепно! И, развивая идею, мы можем с уверенностью сказать, что всё, что не входит в этот список, столь же несущественно, как если бы этого никогда не было, да?

— ...Да.

Единорожка откашлялась. 

— Будь добра, дай мне перо, пожалуйста. Спасибо! — Рэрити сложила свиток, приготовив перо, которое дала ей аликорн, а затем аккуратно написала: «Поговорить о Лабиринте и Дискорде», пририсовав рядом пустую клетку для галочки.

— Что ты пишешь? — спросила Твайлайт, телепортируясь за спину единорожки и пытаясь читать через плечо.

Рэрити дождалась, пока подруга прочитает, и объявила, 

— Вот так! Наш маленький разговор о лабиринте теперь в нашем очень важном списке дел! А теперь, помнишь то маленькое откровение, что я сделала наверху?

— Э-э, ну, кхм....

Сосредоточься, Твайлайт.

Принцесса покачала головой, стараясь смотреть на что угодно, кроме единорожки. 

— Да, я помню.

— Ну...

Рэрити вернулась к списку. Она открыла рот, чтобы заговорить, но на мгновение заколебалась. Это… на самом деле было совсем не то, чего ей хотелось бы, но если она хотела сдвинуться с мёртвой точки и успокоить подругу, ей нужно было играть по правилам аликорна. Хотя она прекрасно знала, что Твайлайт очень любит её, она не хотела, чтобы подруга чувствовала себя загнанной в угол, в котором ей, возможно, не хотелось бы находиться.

— Так вот, этот разговор... 

Единорожка очень неохотно свернула свиток. 

— ... моего признания и закономерного разговора об этом в списке не будет. Поэтому это не важно и вообще не было, и мы можем сосредоточиться на чём-нибудь ещё, хорошо?

«Вот и всё, полагаю».

— Но я хочу внести это в список, — тут же сказала аликорн, как будто твёрдо констатируя факт.

Рэрити моргнула, её сердце забилось быстрее. 

— Ты… Ты хочешь?

И тут принцесса осознала, что подразумевали её слова, и отпрыгнула от единорожки с пылающими щеками.

— Да? Наверное? Я не знаю! — выпалила Твайлайт, начав наматывать круги. — Я не слишком много думала об этом? В смысле, может и думала, особенно после того, как мы впервые испытали кулоны, и я никогда раньше не испытывала ничего подобного по отношению к кому-то! А в журналах, которые ты здесь оставила, об этом немного говорится, но не настолько подробно, как мне хотелось бы, так что у меня не было должной инструкции! И были другие вещи, о которых нужно было беспокоиться, такие как Дискорд и принцессы, и мой трансгрессионый стазис, потому я не очень много думала об этом, потому что я хотела изучить этот вопрос после того, как меня освободят, так как это логично сначала освободиться, и тогда я могла бы почитать книги на эту тему и составить план, и я не знаю!

Наконец она перестала метаться и вернулась к доске, снова просматривая свои уравнения, в то время как Рэрити могла только сидеть, подавляя крайне ошеломлённую ухмылку.

«Так, так, так».

— Твайлайт? У меня есть другая идея.

Принцесса прекратила свои вычисления и повернулась к единорожке, всё ещё очень взволнованная.

— ...Другая идея?

Рэрити хихикнула, взяла список и развернула. 

— Иди сюда, дорогуша, — попросила она, и когда аликорн так и сделала, взяла перо и откашлялась. — Ну что же, так и быть! Давай посмотрим...

Своим лучшим почерком единорожка нарисовала ещё две пустые клетки. Напротив первой она написала: «Освободить принцессу Твайлайт Спаркл». А затем, напротив второй, не удержавшись от хихиканья, написала: «Поговорить о наших чувствах друг к другу».

— Вот! — сказала она, глядя на Твайлайт. — Теперь мы чувствуем себя спокойнее?

Принцесса кивнула, сдерживая улыбку.

А теперь можем мы вернуться к более насущной проблеме?

— Кхм, да! — ответила аликорн, и последовавшее за этим смущённое покашливание заставило сердце Рэрити сделать сальто. — Давай.

Твайлайт осторожно приблизилась к лабиринту, отчего к единорожке вернулось прежнее беспокойство.

— Дорогуша, — сказала Рэрити, делая несколько шагов в сторону аликорна и лабиринта. — Разве нет другого способа?...

Не дав единорожке договорить, малиновая магия окружила её и левитировала прочь от лабиринта. 

— Твайлайт!

Принцесса не ответила и, несмотря на протесты Рэрити, шагнула ближе к лабиринту. Её рог засветился ярче, и рядом с ней появилось несколько свитков, а также доска.

— Твайлайт, не могла бы ты по крайней мере держаться от него подальше?! — крикнула единорожка, по-прежнему удерживаемая магией аликорна. — А если он снова нападёт?!

Принцесса обернулась к Рэрити. 

— Я не смогу исследовать его, если не буду рядом, Рэрити, — как ни в чём не бывало заметила она, прежде чем снова повернуться к лабиринту. Она подняла копыто и медленно двинулась вперёд, прижав уши к голове — хотя было ли это от страха или из-за протестов единорожки, сказать было невозможно.

От прикосновения аликорна магия активизировалась, и лабиринт стал двигаться в гораздо более изменчивом темпе. Твайлайт быстро телепортировалась к Рэрити, игнорируя попытки единорожки как-нибудь схватить её, прежде чем она снова куда-нибудь телепортируется, и обе кобылы наблюдали, как книжные шкафы взлетают в воздух и почти сердито перестраиваются.

Сделав это, принцесса уронила Рэрити, левитировала к себе доску, и записала серию сложных вычислений. Единорожка терпеливо ждала долгих три минуты, прежде чем подтолкнуть свою пассию.

— Твайлайт, так мы ни к чему не придём! Нам нужно выяснить, что её спровоцировало! — заскулила Рэрити. — Что-то, что мы сказали или сделали, вызвало это!

Аликорн повернулась к ней и нахмурилась. 

— Ты рассказывала мне о чейнджлингах, а потом о том, как нажульничала себе навык телепо... Не смотри на меня так! Именно это ты и сделала!

Единорожка закатила глаза. 

— Я рассказала тебе о чейнджлингах, а потом о своей телепортации, да, потом я сказала тебе, что встречусь с принцессой Дензой, и о том, как я получила одну из твоих книг и... — Она замолчала. — А что, если дело в книгах?

— Книгах?..

— Ну да! В этом ведь есть смысл? Чем больше мы найдём, тем ближе будем к твоему освобождению, и я сомневаюсь, что Дискорд будет рад этому.

Это отчасти объясняло, почему марионетка выглядела особенно злой конкретно на неё, учитывая, что именно Рэрити приносит книги.

Принцесса медленно кивнула. 

— Полагаю, это может быть причиной. Но это всё ещё не объясняет, почему она не напала раньше… Ты приносишь книги уже почти десять месяцев.

— Может, она не думала, что я смогу найти так много? Она не верила в меня? — предположила единорожка, прежде чем захлопать ресницами. — Так же, как и кое-кто ещё, мисс-возможно-ты-освободишь-меня.

Твайлайт игриво закатила глаза. 

— Верно.

— И ещё, — продолжала Рэрити, — возможно, Пинки знает ответ. Есть шанс, что она могла иметь дело со вспышками агрессии магии хаоса раньше, учитывая, что она провела с Луной почти всю свою жизнь.

Принцесса телепортировала прочь оборудование и, бросив на лабиринт последний неприязненный взгляд, потрусила к единорожке. Та же подняла копыто, чтобы прикрыть зевок, и поняла, что, скорее всего, уже довольно поздно. Было бы не очень мудро бродить ночью по Вечнодикому Лесу, да ещё и в одиночку, особенно когда у неё больше не было возможности мгновенно связаться с аликорном.

— Тебе нужно идти домой? — спросила Твайлайт, слегка опустив уши.

— Боюсь, что это будет разумным решением, милая, — ответил Рэрити с извиняющейся улыбкой. — Не хочется быть на улице в слишком поздний час.

Через несколько минут обе кобылы оказались у выхода из библиотеки, и было ясно, что ни одна из них на самом деле не хотела, чтобы единорожка уходила.

— Ну что ж, я, пожалуй, пойду, — в пятый раз повторила Рэрити, решив больше не затягивать прощание. Чем больше она медлила, тем меньше ей хотелось уходить. Она поправила седельные сумки и повернулась к неприветливому туннелю. — Тогда до завтра!

— О, Рэрити, погоди!

— М-м? — единорожка обернулась.

Принцесса откашлялась, выглядя немного взволнованной. 

— Я... э-эм-м...

Рэрити приподняла бровь. 

— …Да? Ты «э-эм-м»?..

Вопрос, похоже, лишь усилил волнение аликорна, чьи попытки выглядеть сильной и гордой были значительно ослаблены тем, как она ковыряла копытцем пол.

— Я... э-э-э... э-э, да, — решительно сказала Твайлайт.

Единорожка хихикнула.

— Я тоже "э-э-э, да" тебя, дорогуша.

Принцесса фыркнула, игриво закатив глаза. 

— Ха-ха, очень смешно.

— Ой, помолчи, Твайлайт, — сказала Рэрити, переполненная уверенностью, — ты знаешь, что любишь меня.

И хотя она действительно имела это в виду, единорожка сказала это только чтобы подразнить аликорна и получить от неё иную реакцию, она никак не ожидала того, что произошло дальше.

Не теряя ни секунды, аликорн тихо рассмеялась и сказала: 

— Ага.

Конечно, не прошло и секунды, как она осознала смысл собственных слов, и тогда Рэрити получила ту взволнованную реакцию, на которую изначально рассчитывала, когда Твайлайт чуть не отскочила назад. 

— Подожди, я хотела сказать, нет! Может быть! Я не знаю! — быстро выпалила она, прежде чем так же быстро телепортироваться.

Прошла одна, две, три секунды, прежде чем принцесса телепортировалась обратно, будучи крайне смущённой.

— Забудь что я только что сделала.

Единорожка не удержалась от смеха. 

— Я постараюсь, но ничего не обещаю! — сказала она, входя в туннель и рысцой удаляясь, чувствуя, как бабочки в животе поднимают ураган.

Рэрити пробежала колоссальное расстояние в целых пять шагов, прежде чем остановиться и обернуться. 

— С другой стороны.

Аликорн, по-прежнему стоявшая у входа, оживилась. 

— С другой стороны?

Единорожка вернулась обратно.

— С другой стороны, знаешь, мне просто неуютно оставлять тебя здесь одну после того, как эта тварь пыталась напасть на тебя, — сказала она, возвращаясь в библиотеку. Конечно, она не могла противопоставить ему ничего, что Твайлайт не могла сделать с поддержкой Стара и Свирла, но всё же. — И на данный момент я закончила все свои заказы, так что от того, что я останусь, вреда не будет.

— Свити Белль зарание оставила здесь свой матрас для ночёвки, — быстро добавила принцесса. — Уже поздно, и тебе лучше выйти завтра утром.

— Да! И знаешь, я же ещё не всё тебе рассказала про Хартс-Хэйвен! Видишь, всё больше причин остаться, — добавила она, кивая в унисон с Твайлайт. Заметив это, она перестала кивать и широко улыбнулась. — Кроме того, давайте посмотрим правде в глаза, без меня ты абсолютно беспомощна. В конце концов, мне пришлось спасать тебя от этой ужасной штуки.

Аликор фыркнула и вместе с Рэрити направилась в глубь библиотеки. 

— Я? А что насчёт тебя? Это мне пришлось стащить тебя со стола, прежде чем ты превратилась в зелёную слизь!

Единорожка театрально вздохнула. 

— О Денза, ты же меня спасла, не так ли? Полагаю, это означает, что нам придётся быть героинями друг для друга, не так ли?

Твайлайт рассмеялась, выглядя счастливее, чем Рэрити когда-либо её видела.

— Звучит неплохо.

Продолжение следует...