Автор рисунка: Noben
Глава 2

Глава 1

Настроение было так себе. Холодный северный ветер, лужи, хлюпающая грязь под ногами, прячущиеся в тени островки грязного снега, малопривлекательные кучи мусора для уборки. Словом, настроение типичного субботника. По ярко-голубому небу быстро неслись весенние облака, и это было единственное, что могло бы радовать глаз, но никто не смотрел наверх.

На участке вокруг школы ученики лениво ворошили граблями сырые прошлогодние листья. Несколько парней с угрюмыми лицами стаскивали их в одну большую кучу, девушки орудовали вениками, подметая бетонные дорожки и каждый из них лелеял мысль лишь побыстрее закончить это и убраться отсюда. Облагораживать перед школой было нечего, а всё что могло быть облагорожено, развалилось сразу после облагораживания много лет назад.

— Ах, просто прелестно! – брезгливо воскликнула девушка с короткими сиреневыми волосами, когда подошвы её туфель провалились в топкую грязь. Она схватилась за ржавую ограду и выскочила обратно на бетон. – Я туда не пойду, пусть сами возятся в грязи с этими листьями!

— Слушай, подруга. Ну-ка веник в руки и к замужней жизни готовиться – съязвила, не оборачиваясь, её одноклассница — девушка с двумя длинными хвостами волос небесно-голубого цвета. Она поправила очки и принялась ожесточённо размахивать веником, пытаясь вымести из жухлой травы полусгнившие листья. – Не сахарные твои туфли, не растают.

— Кто о чём, а Шугаркоат о сахаре – весело заметила ещё одна девушка, прыгая мимо них по камням, чтобы не наступать в грязь. На неряшливой охапке её волос подпрыгивали наушники, которые она придерживала руками. Лемон Зест похоже, как обычно, составила для себя чужой разговор по двум-трём услышанным словам.

Ответа на их слова не последовало. Внимание первой девушки привлёк приближающийся звук — негромкий стук каблуков по бетону. По дорожке по направлению к ней медленно шла другая их одноклассница — девушка с больших очках с толстой оправой, с портфелем за спиной и фиолетовыми волосами, собранными в тугой хвост. Перед собой девушка несла метлу, сжимая её двумя руками так, как будто пыталась не то спрятаться за ней, не то от кого-то защищаться.

Шугаркоат перестала мести и выпрямилась, провожая школьницу глазами. Лемон Зест широко улыбнулась, а затем резко свистнула, привлекая внимание ещё двух подруг, возившихся на участке неподалёку. Радуясь возможности оторваться от работы, они не заставили себя долго ждать и сразу же подбежали к дорожке.

Завуч, которая пришла вместе с девушкой, улыбнулась ей.

— Твайлайт, ты у нас девочка обстоятельная и добросовестная. Проконтролируешь работу группы и поможешь им. После уборки все должны будут вернуться на уроки, так что смотри, чтобы никто не ушёл.
— Мисс Каденс, я… — робко начала было Твайлайт, но завуч продолжала говорить:
— Мисс Черили только что позвонила. Она сейчас в больнице, но скоро приедет, как только наложат повязки. Примерно через полтора часа.
— Но я только хотела…
— В конце четверти было бы недопустимо сорвать контрольную работу и проверку самостоятельных заданий. Ты умничка, спасибо, что придумала, чем занять класс на два урока.

Твайлайт замерла. Молча и неподвижно она застыла на месте, крепко держа метлу словно щит, и не осмеливаясь поднять глаза. На миг ей показалось, что всё это ей только послышалось и что на самом деле это было сказано не вслух. Слабая надежда, которая тут же растворилась без остатка. На лицах окруживших её полукругом одноклассниц застыла странная гримаса из изумления и гнева. В глазах сверкнуло злое пламя. Кто-то улыбнулся, кто-то хищно оскалился.

Каденс не увидела этого. После полутёмных коридоров школы глаза её слезились на солнце, яркий солнечный свет буквально выжигал их, не давая ничего разобрать.

— Девочки, у вас всё в порядке? – спросила она. Столь затянувшееся молчание показалось ей странным.
— Более. Чем – послышался словно издалека чей-то холодный голос.
— Хорошо. Работайте. Если я понадоблюсь, я буду в учительской – Каденс ласково провела рукой по голове поникшей девушки и ушла обратно в школу.

Наступило долгое зловещее молчание. Даже ветер как будто стих и замер в страхе и томительном ожидании. Прошло пять секунд, десять, полминуты. Твайлайт ощутила, как к горлу подкатил холодный липкий комок, она почувствовала, как твёрдый пол стремительно уходит из-под ног, как её схватила и сжала что было сил огромная невидимая рука. В тишине, заложившей уши, она отчётливо услышала звуки ударов, хруст ломающихся костей, исторгающийся изо рта вопль вперемешку с кровью:

«Я не виновата!..»

«Не виновата! Меня просто не так поняли!» — хотела прокричать она, но не могла вымолвить ни звука.

— А у меня, кстати, было такое подозрение, что Каденс не сама это придумала — ужасающе спокойный голос одной из девушек, хотя он и был полон скрытой ярости, стал для Твайлайт некоторым облегчением. Жуткие картины перед её глазами растаяли, уступив место пяти парам глаз, которые, однако, смотрели на неё с нескрываемой ненавистью.
— Разве это не прелестно, девочки? Так значит, это из-за мисс Твайлайт Спаркл нас всех выгнали сюда? – вкрадчиво осведомился всё тот же голос.
— П-привет, Санни – едва ворочая языком, пробормотала Твайлайт. – Привет всем…
— Думаешь, что хуже быть уже не может? – голос одноклассницы стал ещё более язвительным.

Твайлайт попятилась, когда на неё вышла ещё одна одноклассница: одна из прибежавших ранее с участка. Соурсвит. Твайлайт боялась её больше всех и содрогнулась, когда её жилистые пальцы бесцеремонно коснулись щеки, нежно пробежали по ней, на миг задержались на подбородке и скользнули вниз по шее.

— Я хотела бы узнать одну маленькую деталь, – сказала Соурсвит, процеживая каждое слово сквозь зубы. — Так, сущий пустяк.

Её голос изменился настолько же быстро, насколько стремительным было движение её руки, с силой дёрнувшей Твайлайт за воротник. Послышался жалобный треск лопнувших ниток.

— Что это за херня была только что?!
— Послушай…
— Нет, это ты меня послушай. Я тебя спрашиваю. Что там эта крашеная сучка сказала насчёт того, что это была твоя идея?!

Твайлайт выронила метлу, так как Соурсвит практически подняла её над землёй. Воротник и галстук больно врезались ей в шею.

— Послушай… послушайте… вы всё не так поняли – прохрипела Твайлайт придушенным голосом. – Отпустите…
— Отпусти её, Соур. Давай сперва позабавимся — в разговор вмешалась её подруга, девушка спортивного вида в небрежно застёгнутом школьном жакете, с синими взъерошенными волосами, перехваченными ободком. Она широко улыбалась, потирая руки.
— Её всё-таки контролировать сюда прислали. Вы поняли? «Контролировать». Страшно умное слово. И умное и страшное. Не будем хорошо себя вести, Тваюша нас накажет! Всех этой метлой отымеет!

Девушки захихикали. Шугаркоат закатила глаза. Соурсвит фыркнула и медленно разжала побелевшие пальцы, внутренне сожалея, что даёт противнику ускользнуть с минимальными потерями.

— Тваюшка, а ты куда предпочитаешь наказывать?

Твайлайт пропустила её слова мимо ушей. Она ловила ртом холодный воздух и тяжело и испуганно дышала, всё ещё чувствуя сомкнутые пальцы Соурсвит на своей шее. Красные пятна на ней походили на следы от стальных прутьев, которые, казалось, могли бы не напрягаясь переломить ей позвонки, если бы надавили чуть сильнее. Одной рукой Твайлайт теребила надорванный воротник, а второй пыталась приладить на место смятый галстук.

— Твая, Твая, ну скажи! Ну, в какую дырочку? У девочек их ровно три!
Соурсвит насупилась.
— Заткнись, Индиго. Не смешно – буркнула она. Но Индиго Зап продолжала измываться:

— Она, наверное, настоящая жёсткая начальница внутри, просто не знает об этом. Да, Твайлайт? Давай, покомандуй, мы с Соурсвит хотим тебе подчиняться! Накажи нас за неподчинение! – Она с озорством подмигнула подруге. Было видно, что эта идея только что пришла ей в голову и очень ей понравилась. А вот подруге, похоже, нет. Она насупилась ещё больше и толкнула спутницу в бок.

— Хватит, я тебе говорю. И говори за себя, не надо тут обобщений.
— Р-ребята. Понимаете, дело в том что… — Твайлайт начала говорить, но сразу же запнулась и покраснела. – В общем, э-это недоразумение, п-правда. Когда мисс Черили не пришла на урок, я хотела позвонить ей и узнать в чём дело, но она п-позвонила мне первой. Она поскользнулась на льду, рассекла с-себе руку о т-торчащую арматуру.
Твайлайт сделала паузу, ожидая от одноклассниц какой-то реакции, но наткнулась лишь на стену безразличия и равнодушных взглядов.
— О-она сказала мне, что приедет в любом случае, чтобы п-проверить задания и п-провести контрольную работу. Я подумала, что не будет большой беды, если я п-подожду урока на улице, а не в столовой. Я вышла п-подышать свежим воздухом и тут у-увидела как мисс Каденс мне навстречу идёт. Говорит: «Умница, Твайлайт, отличная мысль, я сейчас соберу остальных». Я вообще не поняла с-сначала, о чём это она. Т-только потом, когда я обернулась, увидела позади себя кучу веников и метлу у стены. Она, должно быть подумала, что это я их принесла. Я х-хотела сказать, что вышло недоразумение, а её уже и след простыл…

— Ну конечно, конечно, ты не виновата — Индиго Зап задорно улыбнулась, без тени смущения заключила лицо девушки в свои ладони и принялась тискать Твайлайт щёки в такт произносимым ею словам:
— Утютютю, моя хорошая, иди к тёте Индиго, она всё поймёт, она тебя пожалеет!
— Знаешь в чём твоя проблема, Твайлайт? – перебила её Санни Флейр, равнодушно крутя кольцо на пальце, – ты остаёшься тупой идиоткой даже если ничего не делаешь. Это прелестно. Вот уж воистину, талант.
— За подобную подставу тебя бы следовало проучить. В интересах всего класса. Я убеждена, что вообще никто не был бы против – холодно отчеканила Шугаркоат. – Но я, если честно, не знаю, что ещё можно с тобой сделать.

Твайлайт опустила голову. Изрисованный портфель и грубо спаянные дужки поломанных очков говорили сами за себя. Это была только малая часть общей картины. Она шмыгнула носом.

— Ну что, пойдем, скажем, остальным? Вот будет весело.
— Нет. Оставим её убирать участок, а сами сходим в кафе. Поедим и заодно перепишем задания. Как вам? – предложила Санни Флейр, щёлкнув пальцами.
— Д-давайте лучше просто уберём вместе то, что нам в-велели убрать и тихо и мирно разойдёмся – сказала Твайлайт, пряча глаза и рассматривая пол под ногами. Она заметила, что к дорожке с обеих сторон плотно подступали лужи из грязи. Вряд ли тут можно было что-то сделать метлой, которую ей выдали. Более-менее убрано было лишь на участке у Шугаркоат.

Девушки переглянулись.

— Кстати о заданиях. Где наши домашние задания? – неожиданно осведомилась Соурсвит, веснушки на её лице неприветливо потемнели. – Ты их сделала?
— А, да. Конечно. Сейчас. – Твайлайт сняла портфель, присела и начала перебирать его содержимое. Пусть получат своё, пусть уходят, только бы не издевались. На прошлой неделе они били её мячами на уроке физкультуры. Кто знает, что ещё они способны сделать. Особенно сейчас.

Твайлайт достала стопку тетрадных листков и собственную тетрадку.

— Вот оно. Решение расписано. П-по одному листку для каждого… каждой – Твайлайт поднялась на ноги и протянула было Соурсвит тонкую пачку листочков, но прежде чем они перешли из рук в руки, налетел какой-то запоздалый
шквал ветра и листки разлетелись в стороны, как стая испуганных голубей.
— Осторожно! – взвизгнула Соурсвит, пытаясь схватить листок, но тот был уже вне её досягаемости. Реакция Твайлайт была менее молниеносной, но более продуманной. Сделав короткий разбег, она прыгнула… одновременно с Индиго Зап.

Твайлайт пребольно ударилась головой обо что-то твёрдое, отчего у неё потемнело в глазах, а через миг всё тело от шеи и до ног словно обволокло смоченной в кипятке простынёй. Лишь через несколько секунд Твайлайт поняла, что это никакой не кипяток – она лежит лицом вниз в холодной грязной воде, под нею в районе живота находится что-то жёсткое, похожее на раздавленный портфель, а сверху лежит кто-то ещё. В мгновение ока перед её глазами пронеслись картины всех возможных последствий: грязная одежда, окурки и плевки в волосах, разбитые очки, простуда, испорченные школьные принадлежности и ругань родителей.

Холодная вода быстро согнала оцепенение. Груз со спины неожиданно пропал. Послышалось быстро удаляющееся хлюпанье, затем стук каблуков по бетону и поток громких ругательств.

Осознав, что никто не собирается ей помогать, Твайлайт опёрлась руками на пятна грязного снега и встала на колени. Из некогда белых рукавов рубашки вылилась холодная мутная жижа. Нестерпимо болел живот, к нему присоединилась боль в носу, которым она приложилась о землю. Вымокла и юбка и колготки, свитер был перемазан грязью, даже край чёлки промок и был безнадёжно испачкан. Плечи Твайлайт задрожали – то ли от холода, то ли от чего-то ещё. Она медленно поднялась на ноги, чувствуя, как холодная вода сразу же стекла по ногам в туфли. Волоча в мгновение замёрзшие ноги, оставляя за собой ручьи капающей воды, она зашагала обратно к дорожке.

— Вот и утонули наши хорошие оценки – мрачно резюмировала Шугаркоат, сложив руки на груди и провожая взглядом кружащиеся в воздухе листки бумаги. Один за другим они долетели до большой, зловещего вида лужи на дороге, и бесследно исчезли в её пучинах.

— Просто прелестно – согласилась с ней Санни Флейр. Взгляды девушек устремились на Индиго Зап. По сравнению с Твайлайт, ей досталось несильно – грязные ладони, да в одну из туфлей попало немного воды. Индиго стянула гольф и прыгала на одной ноге, пытаясь вытрясти из туфли воду.
— Я дотянулась бы до них, если бы не эта пигалица! – раздражённо произнесла она и обернулась. – Эй ты, коза… какого хрена ты полезла под руку?

Внезапно она замолчала и оглядела Твайлайт, которая вышла на дорожку и теперь стояла на ней с выражением ужаса на лице, сжимая дрожащими руками портфель, под которым быстро растекалась грязная лужа. Девушка в панике перевернула его и вывалила содержимое на дорожку. Тетради, учебники, пара книг, блокнот и коробка с завтраком – всё промокло и слиплось в один большой грязный ком, тяжело плюхнувшийся на асфальт.

— Это так называемая вселенская справедливость – заметила Шугаркоат, слегка ухмыльнувшись. – Не нашими руками, но меня устраивает.
— Очень смешно. Ты понимаешь, что мы получим двойки? Убью, суку! – зашипела Соурсвит. Она злобно дёрнула головой и протопала к Твайлайт. Пинком отшвырнув с дорожки коробочку с завтраком, она встала прямо на её книги и тетрадки и возвышаясь над ней, заорала, как с трибуны:
— Сука криворукая, рук у тебя нет, что ли? Передать нормально не можешь?!
— Ты что делаешь?! – плачуще закричала Твайлайт и попыталась столкнуть Соурсвит, но та неожиданно и ловко увернулась и толкнула Твайлайт с такой силой, что она, потеряв равновесие, упала, больно ударившись коленями о бетон.
— Всё, или ещё хочешь? – Второй пинок отправил в грязную лужу маленький сиреневый пенал.
— Гадина!

Твайлайт вскочила на ноги и неуклюже сжав кулак, попыталась ударить Соурсвит в нос, однако той не составило никакого труда вновь увернуться от её беспомощного выпада. Только теперь осознав отчаянность своего положения, Твайлайт испуганно попятилась назад. Но было уже поздно. Через мгновение Твайлайт почувствовала сильный удар в грудь, от которого мгновенно свело тело и потемнело в глазах. Задохнувшись, она отступила на шаг и сразу же согнулась пополам от второго удара в живот. Девушка вскрикнула от боли, когда третий удар, нанесённый, очевидно, ногой, обутой в тяжёлый ботинок из комплекта школьной формы, обрушился на её голень.

Твайлайт рухнула на повреждённую ногу и заплакала. Потом встала на колени и поползла по дорожке. Она подобрала свой завтрак, лежавший рядом в грязи, кинула его и всё остальное в портфель, кое-как поднялась на ноги и, хромая, побежала. Закрыв глаза руками, побежала прочь, по направлению к школе, подальше от этого ужасного места.

— Эй, а как же уборка? Каденция ведь расстроится! – закричала ей вслед Соурсвит, подбрасывая на ладони грязный снежок. Не услышав ответа, она размахнулась и метким броском разбила его о затылок Твайлайт.
Девушка попыталась бежать быстрее, но на самом деле едва двигалась, вынужденная подволакивать левую ногу. Через пару секунд такой же снежок прилетел ей в щёку с другой стороны и едва не сбил очки. На этот раз отличилась Санни Флейр.
— Да, как насчёт помахать немного своей метлой? Или, может быть, пометём твоими волосами, всё равно они теперь не сильно отличаются от веника. Юбкой почистим обувь, портфелем вычерпаем воду из луж? А? — Впервые за всё время лицо Санни озарилось улыбкой. Решив, что теперь контрольной работы и двоек всё равно не избежать, она подумала, что можно хотя бы сполна отыграться за них. И за принудительный субботник.

Похоже, эту идею поняла и разделила вся пятёрка. Точнее четвёрка – Лемон Зест по-прежнему прыгала по дорожке в такт музыке в своих наушниках и ничего не замечала.

Твайлайт остановилась, всхлипывая. Дорожка была не очень широкой, и пробежать мимо Санни Флейр и остальных не представлялось возможным. Единственное решение – бежать в обход по грязи, но тогда они всё равно окажутся у дверей школы раньше. Да и Лемон Зест только что заметила, что происходит и скорее всего, не упустит своего случая выбежать навстречу. Уже выбежала. Твайлайт замешкалась, не зная как поступить.

Висок обожгло болью и ледяным холодом – очередной снежок разлетелся об её голову, подняв облако грязных брызг. На этот раз удар достиг цели – очки отлетели в сторону и, сверкнув стёклами в ярком свете солнца, описали дугу и плюхнулись в лужу. Твайлайт метнулась к краю дорожки и зашарила рукой в грязи в надежде нащупать их прежде, чем они утонут.

— Мочи! – донёсся до её ушей весёлый возглас.

«Я на уроке физкультуры… я просто на уроке физкультуры неделю назад...» — успела подумать Твайлайт, закрыв глаза.

Снежки заколотили её со всех сторон. Кто-то из пятёрки не ленился бросать их с такой силой, что попадания ощущались как лёгкие удары битой; другие же напоминали удары кулаком и ладонью одновременно.
«Это уже было. Это было на прошлой неделе. Это просто мои воспоминания, ничего больше…».

Твайлайт нащупала в холодной воде дужку очков, когда снежок, начиненный, по всей видимости, куском льда, вонзился ей в бок. От боли она едва не выронила свою добычу.
«Это просто дежа вю… Достань свои очки. Достань свои очки и беги...»

Твайлайт вытащила очки из лужи, широким движением стряхнула с них грязную воду и надела их.
Мир вокруг неё сильно изменился. Он показался ей именно таким, каким она неоднократно видела его и ранее, но лишь внутри, в своей голове. Но теперь он точно впервые показывал своё истинное лицо. Теперь она видела словно некую гармонию между бытием и сознанием. Это был мир без цветов и ярких красок, мир с серым небом и тусклым солнцем, подёрнутый дымкой и покрытый грязными разводами.

Запас снежков у девушек вышел, поэтому Санни Флейр крикнула:

— А теперь пошла работать!

Твайлайт молчала.

— Я сказала, на работу пошла! Дорожки чистить!

Твайлайт не двинулась.

— Тебе что, херово сказали? Или ты оглохла, дрянь? Живо! – прикрикнула Соурсвит и швырнула в неё мокрым веником. Оставив на рубашке Твайлайт грязный отпечаток, он свалился перед ней на дорожку. Девушка сжала мокрые кулаки.

Всё дальнейшее произошло очень быстро. Твайлайт нагнулась и практически не глядя, запустила веником в кого-то из стоявших неподалеку, а сама, воспользовавшись замешательством, побежала напролом к школе. Но то ли Твайлайт забыла о том, что её одноклассницы могут быть достаточно хладнокровны для того, чтобы выставить ногу, то ли девушка сама запуталась в тяжёлых, полных воды ботинках, то ли грязь на стёклах очков помешала вовремя заметить препятствие на пути, но через секунду Твайлайт полетела на землю, раздирая ладони о бетон. Здание школы впереди неё перевернулось перед её глазами вверх ногами и замерло.

Чья-то рука грубо схватила её за шиворот и рывком дёрнула вверх, как тряпичную куклу. Рядом с ней возникло чьё-то перекошенное от злости лицо и грязный бордовый рукав жакета.

— Ах ты сука! – рявкнул кто-то на неё и тут же, со свистом рассекая воздух, взмахнула рука и щёку Твайлайт обжёг жёсткий удар. – Ну-ка пойдем, побеседуем.

Твайлайт попыталась вырваться, но пять пар рук обхватили её словно клещами. Одна из них схватила девушку за горло и сжала так, что она не смогла даже закричать. Нестерпимо болели колени, не давая ударить кого-то ногами, а через мгновение подошвы перестали доставать до земли…

Читать дальше

...