Автор рисунка: Stinkehund
Разгорячённый осёл Интерлюдия: Берри Панч наносит визит отцу

Сезон охоты

Перевод: Kasket
Адаптация, редактура, правка: xvc23847
Финальная вычитка: Tamop
Опубликован 26.05.2014

Высоко в облаках над Понивилем Рэйнбоу Дэш ждала её раздражённая и шумная команда. Под ними раскинулся городок, яркая трава в котором сияла подобно изумруду в солнечном свете, а верхушки крыш были будто покрыты глазурью, отчего с облаков он казался уникальной игрушкой, деревней крошечных кукол, которые двигались сами по себе.

На улицах было очень мало пони… И такая картина будет царить в течении следующих пяти дней.

– Отлично, девочки, слушайте, – начала она. – Я знаю, что сейчас совсем неподходящее время, но один из резервуаров Клаудсдэйла с холодным воздухом разорвало, и нам необходимо подтолкнуть холодный фронт к ВечноСвободному лесу.

– А где жеребцы? – крикнула Диззи Твистер, сложив копыта в подобие рупора.

В команде раздались смешки, усугубляемые шутливо-неодобрительными взглядами на Дэш.

– О чём ты думаешь, Диззи? Я не собираюсь тащить сюда наших жеребцов, чтобы разбираться с кучей разгорячённых кобылок. Слушай, мне жаль, что это произошло в начале сезона охоты, но мы должны это сделать, хорошо?

– П-побыстрее, если можно, – попросила Блоссом Форт. – Я чувствую себя отвратительно, босс. У меня ужасный жар!

Дэш с первого взгляда могла понять, что по крайней мере половина команды в охоте. Прищуренные глаза, словно пытающиеся увидеть желаемое, дёргающиеся хвосты, пытающиеся скрыть желание… Все признаки налицо.

«Это будет непросто… – подумала она, пытаясь скрыть лукавую улыбку. – Но не для меня!»

– Мне очень жаль, Блоссом, но именно поэтому мы должны сделать это без жеребцов, – Дэш было неприятно так с ними поступать. Не их вина, что погодная команда состояла по большей части из кобылок, и они бы не смогли работать не отвлекаясь. С другой стороны, жеребцы, вероятно, были просто счастливы сложившейся ситуации. – Давайте разобьёмся на команды и создадим встречный ветер, хорошо? Если мы сосредоточимся на нём, то управимся за час, а потом можете идти по домам.

Она не хотела слишком напирать. Её собственная охота ещё не началась, но она знала, что это вопрос нескольких часов – а может быть, даже минут! – и хотела управиться поскорее.

Кобылки разбились на команды, и отряд Дэш сосредоточился на создании облачной стены. Рэйнбоу, Клауд Кикер и Бек Делл, жёлтая пегаска с короткой чёрной гривой и кьютимаркой в виде тюков с сеном (что вызывало небольшие споры в её семье: «Это подошло бы земному пони. Что это вообще означает?!») сворачивали туман, используя естественную пегасью магию, чтобы сформировать линию облачных баррикад для защиты Понивиля от холодного ветра. Дэш делала свою работу молча, толкая пушистые облака – как всегда гладкие и прохладные на ощупь. Ей нравилось ощущение, когда они скользили под браслетом, который она носила на левой ноге, и обвивались вокруг него.

Пегаски справились бы с постройкой стены быстрее, но одну из них больше интересовало происходящее ниже.

– Флиттер! – позвала Дэш, отчего серо-голубая пегаска ахнула. Дэш проследила её взгляд и обнаружила объект внимания – по улице проходил жеребец-земнопони.

– Давай, Флиттер, не смотри вниз! Прочищай мозги и принимайся за работу.

– Д-да, босс! – отозвалась Флиттер. Она прилетела обратно к команде работающей над облачной стеной.

– Я не хотела отвлекаться, но Селестия, я не могу перестать думать о… о…

– Жеребцах, – закончила за неё Дэш. – Я знаю.

– Вот потому я и не люблю сезон охоты, – заметила Бек Делл, хлопая крыльями, чтобы ускорить туман.

– Мы не можем говорить о чём захотим, но вот жеребцы… Получить двух кобылок в охоте разом – вот и все их разговоры! Будто у нас нет никакой личности.

– Да, но ты же кобылка, – сказала Флиттер.

Это, конечно, было верно. Дэш полагала, что Бек Делл, вероятно, больше склоняется к кобылкам, чем она сама к жеребцам, и это кое о чём говорило.

– Вовсе не поэтому, – фыркнула Бек Делл. – Просто у меня есть лучшая тема для разговора, – Она усмехнулась и ткнула копытцем в товарку. – Вот Клауд Кикер не испытывает таких проблем, верно? Тебе же не нравятся кобылки.

– Секс это грубо, – ответила та, не отвлекаясь от работы. Её даже передёрнуло от отвращения.

– Ну здорово, теперь будем болтать об охоте, – заметила Дэш. – Вы, девочки, просто ищете причину, чтобы отвлечься. Давайте поторапливаться!


Подняв высокий опорный столб, Леро бросил его на рыхлую землю. Тот врос в почву, и человеку пришлось выдёргивать его рывком, приложив немало сил.

Флаттершай вышла ранним утром покормить зверей и обнаружила, что часть изгороди разрушена: деревянные столбы выкорчеваны, а ограждение словно клыками погрызено. Она подозревала древесных волков, но ветки росшего неподалёку дерева не были задеты.

– Слава Селестии, никто из моих друзей-животных не пострадал, – сказала Флаттершай, когда просила Леро об экстренной помощи. – Но как бы куры не решили вновь сунуться в ВечноДикий лес.

Флаттершай наблюдала, как Леро выкопал последнюю яму там, где планировал установить новый, более крепкий забор. Весь зверинец стоял за её спиной, отгородившись пегаской от Леро. Все старательно избегали его… за одним исключением.

Леро перешёл к следующей метке, старательно игнорируя вредный взгляд Энжела. Тот сидел на спине Флаттершай и смотрел на его работу с крайне критическим выражением, сочащимся насмешкой. Когда парень только начал копать, Энжел издал звук тошноты; когда вбил первый столб – закатил глаза и тяжело вздохнул… Когда Леро случайно пересёкся с ним взглядом, кролик чиркнул лапкой по пушистому горлу и указал на него.

– Ну рискни… – пробормотал человек.

– Извини? – спросила пегаска.

– С Энжелом всё в порядке, Флаттершай? – откашлялся парень. – Он издаёт какие-то странные звуки.

– Нет, просто он немного капризный. Правда, Энжел?..

Пока пони отвлеклась, обернувшись к питомцу, Леро одними губами прошептал:

– Тушёная крольчатина.

Задыхаясь от гнева, кролик прыгнул на него, явно собираясь вцепиться зубами в участок голой кожи на руке.

– Энжел! – воскликнула Флаттершай, перехватив питомца на середине прыжка. Она полетела к домику, удерживая бешено дёргающееся тельце в копытцах. – Так не встречают гостей! И это после того, как мистер Леро был так обеспокоен твоим здоровьем. Как не стыдно!..

Энжел пискнул, обещая физически невозможные акты насилия и грозя крошечным кулачком. Леро пытался вести себя как взрослый и сосредоточится исключительно на работе, но с трудом сдерживал усмешку.

– Я сожалею насчёт Энжела, – сказала Флаттершай. Леро тем временем заполнял отверстия бетоном, сделанным из изменённого магией цемента, так что до полного затвердевания ему требовалось всего несколько часов с момента смешивания с водой. – Он иногда бывает немного вспыльчивым.

– Я не знаю ни одного кролика, похожего на него, – заметил парень. – Большинство здешних животных так или иначе боятся меня, и странно, что один маленький зайчишка настолько враждебен.

– О, вы будете в восторге, когда познакомитесь с ним поближе, – уверила пегаска. Леро решил проигнорировать это высказывание.

Он втыкал столбы в цемент, в то время как пони держала скобы, чтобы они встали ровно. Затем проверил их отвесом и убедился, что они установлены правильно. Учитывая, что им надо было дождаться, пока застынет цемент, прежде чем можно будет приколачивать доски, Флаттершай решила, что пора сделать перерыв на обед.
Пегаска достала из корзины яблоки, апельсин для Леро, тосты и козий сыр. Леро очистил апельсин от кожуры и разрезал, в то время как Флаттершай, используя крылья, разложила сыр на половинки яблок «Грэнни Смит», чтобы можно было откусывать во время разговора.

– Флаттершай, как поживает твоя статья?

– Закончена, – ответила она. – Я назвала её «Выживание и культура в миграции Бризи». Не слишком захватывающее название, верно?

– Да нет, хорошее. Раскрывает суть.

– Спасибо. Я хотела отправить её сегодня в Зоологическую академию, но из-за начала сезона охоты не могу этого сделать – всё закрыто.

– Я заметил. Знаешь, я читал некоторые работы профессора Элит Ки, – сказал Леро, упомянув учителя Флаттершай. – Заметил там твоё имя. В научном журнале.

– О, должно быть, ты говоришь о «Новых Перспективах в Магической Эволюции Метабиологии».

– Да, – ответил Леро. Улыбнувшись, он взглянул на Флаттершай. – Я и не знал, что ты причислена к «Ангелам Элит Ки».

Пегаска покраснела и опустила голову, Леро не смог сдержать улыбку умиления.

– Жаль, что они не связались с нами, – сказала она, имея в виду себя и двух своих коллег, также бывших студентами у Элит Ки. Все они изучали разнообразие видов животных ВечноСвободного леса, специализируясь в разных областях. Флаттершай – на бихевиоризме. – Это неловко. Я просто обычный любитель животных.

– С докторской и статьями, опубликованными в профессиональных журналах.

Флаттершай опять покраснела. Леро усмехнулся и откусил кусок тоста.

– Я немного изучал биологию, когда был в колледже, – сказал Леро, – и в состоянии подобрать некоторые черты сходства эволюции в наших мирах, но здесь она настолько не систематизирована, что в ней сложно разобраться. Мне нужна версия для начинающего, чтобы хоть что-то понять.

– Мне жаль, Леро, – отозвалась Флаттершай, раскрыв крыло и похлопывая им по плечу парня. – Думаю, я использовала слишком много профессиональных терминов.

– Это прекрасно. Ты же профессионал.

– Мне действительно приятно поговорить с тобой о сходствах и различиях, – сказала пони с улыбкой. – Кроме того, экзобиология была чисто мнимой дисциплиной до того, как ты появился.

– Я рад, что хоть как-то послужил науке, – ответил Леро, приподняв бровь.

– Что было для меня самым интересным, так это сходство наших видов. Мы привыкли думать, что являемся единственными млекопитающими, которые могут остыть исключительно за счёт потоотделения, но тут появляешься ты, доказывая, что это не так. Кроме того, люди-жеребцы, подобно пони-жеребцам, не имеют бакулюма, из-за чего полностью отличаются от других здешних приматов. А ещё сходства в устройстве общества… Конечно, есть очевидные различия, но так даже интереснее.

Леро улыбнулся энтузиазму Флаттершай. Она редко показывала себя с этой стороны даже близким друзьям, но легко и свободно делилась с ним. Он на самом деле был этим тронут, поняв, что никогда и ни за что не предаст их дружбу.

«В конце концов, – подумал человек, – именно она нашла меня».

Они закончили свой перекус и вернулись к возведению ограды.

Леро, грязный и потный, принял предложение Флаттершай принять ванну. Они были вместе в её ванной: парень сидел на стульчике из кедра и втирал шампунь в волосы, пегаска, используя губку с петлёй для крыла, мыла ему спину.

Она не могла не восхищаться телом Леро, настолько оно было эстетичным. Как эти мышцы работали вместе, сжимаясь и растягиваясь… это было потрясающее зрелище! Его тело имело прекрасную форму стрелки, направленной вниз – от широких плеч до сужения в бёдрах. Даже пенис был заострён, что ещё больше усиливало эффект стрелки. И всё это покоилось на крепких ногах, что несли его так легко, так изящно, с ровными линиями костей и сухожилий, пересекающихся с совершенством геометрии…

Люди использовали ноги, чтобы загонять свою добычу до изнеможения, подумала она. Наследие хищников, его предков. Она могла вообразить какого-нибудь пони – они ведь ели пони, там, откуда он? Она не могла припомнить – плачущего, убегающего так быстро, как только мог, надеющегося, что эти высокие двуногие прекратят погоню… И падающего от изнеможения, умоляющего, чтобы его не ели, только чтобы умереть от рук чудовищных преследователей, никогда не прекращающих бежать и никогда не устающих…

«Леро скорее умрёт, чем причинит вред какому-нибудь пони», – подумала Флаттершай, пройдя мыльной губкой по его подмышкам и улыбнувшись его смеху от щекотки.

Да, конечно, у него было эстетичное тело, но более важной была их дружба. Этот застенчивый человек, что всегда носил одежду на публике, любил её и доверял ей достаточно, чтобы быть голым перед ней – быть, по его мнению, наиболее уязвимым! – и при этом не показывать ни малейшего страха или колебания. Она не могла не чувствовать себя счастливой от этого.


– С-сейчас,– буркнула Бон-Бон. Лира сжала насос и вбрызнула солёную воду в Бон-Бон. Она была внутри, и кобылка застонала, но это был скорее стон отчаяния, чем радости.

Лира пригладила холку Бон-Бон, продолжая двигать студень. Несмотря на то, что во рту у неё был пузырь, она всё равно могла озорно улыбнуться. Она перестала сжимать его, когда Бон-Бон подогнула ноги.

– Хорошо, Лира, я собираюсь…

Рог Лиры засветился и она магией потянула гриву кобылки. Та ахнула и, когда Лира вновь сдавила пузырь, Бон-Бон настиг оргазм.

Когда он утих, Бон-Бон изо всех сил пыталась вырваться из хватки Лиры.

– Лира, не смей ничего делать, я не могу больше терпеть!

Лира перестала её удерживать, Бон-Бон пошатнулась и рухнула на кафельный пол кухни. Она тяжело дышала, бездумно катаясь на спине с растопыренными в воздухе ногами, пытаясь хоть как-то охладить пылающее тело за счёт холодного пола. Солёная вода, смешанная с её соками, вытекала из влагалища, сочась по вульве и анусу, разделяясь на два ручейка.

Она подняла голову, чтобы меж ног сердито посмотреть на Лиру.

– Мне нужно было остыть, ничего больше. Из-за трюка с гривой стало ещё хуже.

– Мне очень жаль, Бонни, – сказала Лира. Её голос дрожал от неподдельного раскаяния, что застало Бон-Бон врасплох.

– Эй, это случается, – сказала Бон-Бон. Она повернулась на бок и улыбнулась Лире. – Ты ведь тоже в охоте. Даже ты не можешь ясно мыслить в таком состоянии. И я имею в виду, что ты долбила меня как жеребец. Как управляешься со своей?

– Прекрасно, – улыбнулась Лира. – Я медитировала этим утром, чтобы разобраться в мыслях. Моя охота, в этот раз, к счастью, не очень сильная.

– Ну, конечно, всё в порядке, – озорная улыбка, под стать Лире, растянулась на мордашке Бон-Бон. – У вас же дома имеется «Пришелец Бог секса».

Лира медленно закрыла глаза и испустила долгий медитативный выдох:

– Я надеялась, все забыли об этом.

– Никогда в жизни. Вы с Дэши были так пьяны в тот день.

– Это всё сидр ЭпплДжек.

– Конечно, во всём виноват он, – ответила Бон-Бон. – Я имею в виду, ваш табун более чем обычен в плане секса, даже никаких шуточек, ну, ты знаешь. А тут, через пару порций выпивки, мы вдруг узнаём о самой удивительной сексуальной активности.

– Это ужасно, – Лира покачала головой. – Я даже не могу вспомнить, что мы говорили.

– Ну, немного, но что мы услышали?.. О-о-о, – протянула Бон-Бон. – Дэш упомянула, что Леро смог заставить её кончить десять раз, после этого некоторые пегаски утверждали, что невозможно больше двух. Ты вмешалась и сказала, что он как-то взял вас всех троих одновременно…

Лира съёжилась.

– …с помощью рук, и назвала его пришельцем богом секса. Твайлайт оказалась в тот момент рядом и утащила вас обоих. Ли, её лицо было таким красным!

Единорожка уткнулась лицом в копытца и Бон-Бон хихикнула.

– Извини, Ли. Это маленькая месть за то, что ты потянула меня за гриву. Всё не так плохо, как тебе кажется, честное слово.

– Это плохо, – отозвалась Лира. – Я предала его доверие. Надеюсь, он никогда не узнает, что мы наговорили. Это такой стыд…

«Мне стыдно уже сейчас, – подумала единорожка. – Один момент слабости…»

– Если честно, я думаю, что это здорово. Я очень рада, что тебя, э-э… так хорошо обслуживают. По крайней мере, это заткнёт некоторых сплетниц.

Взгляд подруги был мягким и чуть затуманенным, но Бон-Бон заметила в нём сталь.

– Кто?

– Не беспокойся об этом. Просто некоторые тупые кобылки выдумывают истории, изображая ложную жалость к табуну, в котором есть эта «странная обезьяна» – их слова, не мои. И тут они услышали, что «странная обезьяна» может сделать с кобылкой, и теперь… – Бон-Бон провела копытом по мордочке. – …Никакого больше неуважения.

– То есть, весь город в курсе… Великолепно.

– О, просто некоторые пегаски судачили об этом. Ты же знаешь – это просто племенщики, делов-то!

– Я в браке с пегаской. Не волнуйся, я понимаю, что ты имеешь в виду.

– И не беспокойся, что Леро обо всём узнает. Тот, кто вздумает его огорчить, будет иметь дело с очень сердитой Рэйнбоу Дэш.

– Спасибо, ты меня успокоила, – Лира сделала медленный вдох, а затем выпустила воздух, позволяя вместе с ним улететь негативным эмоциям. Она почувствовала себе лучше, но ненамного. – Как ты себя сейчас чувствуешь?

– Это наихудшая охота, что когда-либо была, – вздохнула Бон-Бон. – Мне сейчас очень плохо. Ты не могла бы убрать студень? Отвлекает.

Лира магией отцепила ремни, удерживающие его, и отлевитировала предмет к раковине. Затем извлекла тряпку из седельной сумки и смочила его, пройдясь по всей длине. Бон-Бон не могла не смотреть – она сидела, закусив нижнюю губу, и потирая друг о друга задние копытца. Её реакция не осталась незамеченной для Лиры.

– Я действительно перепачкала его, не так ли?

– Не беспокойся об этом, – покачала Бон-Бон головой. – Думаю, ты не должна была использовать студень так долго. Так или иначе, ещё вся неделя впереди.

Она повернула голову в сторону, когда Лира наполняла камеру, расположенную там же, где яички жеребца, солёной водой.

– Могу сказать, что это плохая охота, – сказала Лира, убирая студень в седельную сумку. – Ты очень сильно сжимала его. Тебе не могло быть удобно.

– Ага, – ответила Бон-Бон. Она закрыла глаза и, приподняв брови, издала долгий стон, полный отвращения. – Колледж, – она сплюнула. – Помнишь?

– Очевидно, ты откопала подавленные воспоминания, – вскинула бровь Лира.

– Брини Миз, – Бон-Бон посмотрела на неё с очевидной болью.

Лицо Лиры застыло, когда она попыталась успокоиться. Она закрыла глаза и начала читать мантру:

– В балансе мой исток, балансу я сродни…

– Помнишь трюки её компании?

Лира тяжко вздохнула – вся её медитация рухнула.

– Я пыталась не вспоминать.

– Нехорошо, что я страдаю одна, – Бон-Бон выдавила сдавленный смешок. – Присоединяйся…

Брини Миз, земная пони, с которой они познакомились во время учёбы в колледже, имела кьютимарку в виде красного моллюска с чуть приоткрытыми створками раковины. Один раз, во время особенно длинной пьянки, она потребовала всеобщего внимания и, взяв длинную верёвку, приказала ближайшему пони запихнуть её конец ей во влагалище.
Используя только мышцы влагалища, Брини Миз втянула верёвку целиком. Все шокировано таращились, и только саркастические хлопки Берри Панч сопровождали трюк.

– Погодите-ка, – сказала Брини Миз, и в этот раз концентрация отразилась на её лице. Через минуту она родила верёвку обратно, и та оказалась завязанной узлом.

– Это был… интересный трюк, – отметила Лира. – Не было ли это её особым талантом?

– Ох, я правда надеюсь, что нет, – ответила Бон-Бон. – Ты можешь представить, для чего это может понадобиться? До идиотизма сильные мышцы влагалища? Какой в этом смысл?

– Никогда не забуду реакцию жеребцов, – усмехнулась Лира. – Это было похоже на синхронную эрекцию.

– Ха! – отозвалась земнопони. – Что действительно впечатлило их – это когда она сразу после этого согнула стальной прут… И каждый член мигом вернулся в ножны! Я не могла удержаться от смеха.

Они обе рассмеялись, но вскоре вновь стали серьёзными.

– Они так и не узнали, кто поджёг дом, не так ли?

– Не думаю, – сказала Бон-Бон. Она вздохнула, немного пошатываясь. – Чтоб ему лопнуть, Лира, мне опять надо. Мы не должны говорить о пенисах и сжимающихся вагинах до конца недели.

– Боюсь, что как бы ни хотелось, нам не остановиться, – улыбнулась Лира. – Впрочем, я могу помочь пройти через это путём медитации.

– После этого, – Бон-Бон указала подруге на свой круп и задрала хвост.

Лира магией достала студень из седельной сумки и закрепила его на себе.


Леро шёл домой по пустынным улицам Понивиля, чувствуя себя чистым и обновлённым, готовым взять Лиру и Рэйнбоу, если те набросятся на него. Теперь, только с двумя, ему было легче, так как Твайлайт, став аликорном, больше не испытывала охоты. Раньше, когда он узнавал, что подходит сезон охоты, то начинал бегать каждое утро, чтобы повысить выносливость и быть способным охлаждать трёх кобылок всю неделю, экономя каждую частицу энергии. Теперь в этом не было нужды.

Он шёл через Понивильский рынок – киоски были закрыты ставнями, и в отсутствие жарких торгов можно услышать, как ветер шумит в пустых переулках. Ему нравился такой Понивиль – пустынный, словно он последний человек на Земле… Впрочем, чисто технически так оно и было, но всё равно, что-то в этом его цепляло.

Он завернул за угол и с удивлением обнаружил, что не одинок на улице. Берри Панч лежала на скамейке перед фонтаном – грязное пятно пурпура на бледно-жёлтых сосновых досках. Он насчитал, по меньшей мере, пять бутылок виски, лежащих рядом на земле.

«Она вправду напилась в общественном месте?» – подумал Леро.

– Мисс Панч, – сказал он, улыбаясь в знак приветствия.

– Привет, мистер Леро, – махнула та копытцем в ответ. – Ищешь, какой киоск ограбить?

– Не сегодня. Я возвращаюсь от Флаттершай, помогал ей с забором, – он встал перед Берри, развалившейся без намёка на скромность. – Что ты здесь делаешь?

– Пользуюсь сезоном охоты, – ответила та. – Все пони по домам, так что я могу пойти и выпить в общественном месте и никто, не накричит, и не оштрафует, или что-то ещё в этом духе… Я кайфую с этого! Не суди меня строго.

– И не собирался, – со смехом ответил Леро. – Значит… охота тебя не беспокоит?
Берри Панч рассмеялась и беззаботно отмахнулась от вопроса.

– Я не вхожу в течку. Только слабоумные кобылки делают так.

Словно в доказательство абсурдности этого утверждения, в поле зрения Леро мелькнул застенчиво-розовый цвет, тут же вновь спрятавшийся за фиолетовым… Вагина Берри Панч подмигнула ему!

– Ты этого не видел, – сказала Берри. – Никому не слова.

– Мой рот на замке.

– Не могу это контролировать, – сказала Берри. Её вульва вновь мигнула. – Упс. Давай представим, что я ничего не говорила про безвольных кобылок.

– Можешь на меня рассчитывать.

Леро и раньше подмигивали кобылы, причём не только из его табуна. Чаще всего поступившая так кобыла извинялась за случившееся, говоря «Мне очень жаль», склоняла голову и краснела. Только однажды какая-то единорожка в Кантерлоте сделала это, в самом деле посчитав его привлекательным… Но как раз она-то не была в охоте. Дэш тогда моментально взъярилась, и ему еле удалось удержать её от мордобоя – с помощью Лиры и Твайлайт. Кстати, Берри была первой кобылой, подмигнувшей ему. Но её саму, казалось, совсем не волновало, делает она это сама, или же тело предаёт её. Она даже не краснела.

Леро, конечно, был смущён в первый раз, увидев столь странное подмигивание. Он не мог прекратить краснеть от стыда за произошедшее. В этом мире было столько всего, к чему он должен привыкнуть, и моргание вульвы кобылок – не то, что он ожидал увидеть. Рэйнбоу и особенно Твайлайт помогли ему прийти к пониманию и даже примириться с этим.

– Кобылки в охоте ничего не могут с собой поделать, Леро, – сказала Твайлайт. – Второе место в рейтинге самых постыдных вещей в моей жизни – когда я во время третьей охоты подмигнула отцу. Я была так смущена. Полностью раздавлена стыдом. Неделю не выходила из своей комнаты.

– Сама-знаешь-кто знает об этом? – нахмурилась Рэйнбоу Дэш.

– О нет, папа никому не сказал. Они понятия не имели, почему я не выхожу из своей комнаты. Но я отвлеклась… На самом деле это довольно обычный опыт для кобылки. Я имею в виду, отцы табуна часто являются единственными жеребцами вокруг. К счастью, этого больше не повторялось.

Твайлайт рассказала это год назад и Леро с тех пор научился контролировать себя. Нет смысла и дальше расстраивать кобылку, и так смущённую рефлекторной реакцией организма, заложенной природой. Он мог только кивнуть и сказать с улыбкой: «Всё в порядке, вы меня совсем не обижаете». А это вообще была Берри Панч, совершенно равнодушная к тому, что только что произошло.

– Хочешь выпить? – протянула Берри полупустую бутылку.

– Нет, спасибо, – ответил Леро. Он улыбнулся и кивнул ей. – Мне пора идти. Веди себя хорошо.

Берри отдала честь.

– Спасибо, но у меня другие планы, – ответила она его удаляющейся фигуре. – Эй, Леро!

Леро обернулся.

– Угадай, как я использую пустые бутылки? – она похотливо улыбнулась и облизала губы, ещё раз подмигнув вульвой.

На этот раз Леро не смог удержать челюсть от падения, покраснев до ушей.

– Сдаю! – возвестила Берри. – А ты о чём подумал?.. Леро, ты извращенец!

Леро покачал головой:

– Пока, Берри.

– Я говорю это всем пони! – крикнула Берри.

Леро вздохнул. Годы назад, всего через месяц после его прибытия в Эквестрию, Рэйнбоу издалека показала на Берри Панч как на «смутьянку города». И та ни разу не дала повод усомниться в этой характеристике.…

«Ну, он всё ещё Леро», – подумала Берри. Она со вздохом перевернулась на спину, протянула копытце и схватила бутылку, потом зубами выдернула пробку и сплюнула её на землю. Она запрокинула бутылку и сделала большой глоток, думая о Понивиле.

«Что-то должно произойти».


Рэйнбоу Дэш толкнула быстро увеличивающуюся облачную стену, готовую перенаправить поток холода к ВечноСвободному лесу. Её команда, несмотря на начало сезона охоты в Понивиле и связанные с этим беспокойства, работала не жалея сил, наращивая систему перенаправления холода.

Взмахами крыльев и нажатием копыт Рэйнбоу сжимала туман в облако. Её глаза были закрыты от сосредоточенности на работе. Плохо сделанная облачная стена просто развалится под холодным фронтом, а этого не должно произойти в её смену. Облако стало уже достаточно тугим, так что она открыла глаза…

Внизу, по пустынным улицам Понивиля, шёл Леро.

«Мой Леро», – подумала Дэш с удивительным чувством собственничества.

Его замечательная походка и прекрасные мышцы, перекатывающиеся под одеждой… Она могла представить, как эти мышцы держат её, а светлая кожа прижимается к её шёрстке; его аккуратно сбритые волосы на теле против её меха; как его шелковистая голая плоть трётся меж её бёдер, как этот восхитительный контраст доводит её до экстаза… Чудесный марафон, столь долгий и напряжённый, что воздух в маленькой комнате превратится в туман от их дыхания!..

Её хвост дёрнулся.

«Ну, здорово…» – подумала она.

Позади хихикнула Флиттер, как хихикнула бы умирающая заводная игрушка.

– Я бы сказала, что наш босс получила удар.

– Я хотела бы радостно заржать, – рассмеялась Бек Делл, – но уверена, что это подмигивание предназначалось не мне.

– Конечно, нет! – воскликнула Дэш, отшатнувшись. Она вздохнула, успокаиваясь. – Извини, Делл, я не хотела огрызаться на тебя.

– Не переживай, – ответила та с усмешкой. – Так уж она проходит. В любом случае, это я начала.

– Хорошо, давайте закончим с этой… тупостью, чтобы мы все, наконец, могли пойти по домам. Пошевеливайтесь!

– Можешь лететь, если хочешь, босс, – предложила Флиттер.

– Ни в коем случае. Я не собираюсь заставлять других кобылок работать в то время, как я прохлаждаюсь. Мы в одной лодке.

Дэш, видя конечную цель, постоянно понукала кобылок своей команды, поскольку те то и дело отвлекались из-за охоты. Но, несмотря на все проблемы, они справились.

Дэш оглядела всё в последний раз, заставляя себя замедлиться, чтобы убедиться, что всё правильно. Кобылки стояли в стороне, потирая задние копытца, дрожа бёдрами и дёргая хвостами. Бедная Диззи Твистер практически стонала; Клауд Чезер, казалось, собиралась задохнуться…

– Всё хорошо! Все свободны.

Кобылки сорвались с места, прокричав «до свидания» и «увидимся на следующей неделе». Некоторые полетели в свои дома внизу, даже не касаясь земли, другие полетели в облачные дома, где их ждали табуны.
Флиттер и Бек Делл полетели в Понивиль. Бек заметила Дэш, торопящуюся к дверям Леро, и усмехнулась.

– Десять раз, – сказала она.

Флиттер могла только покачать головой, смешивая изумление и разногласие.

«Двух раз было бы более чем достаточно», – подумала она.

Десять было слишком страшно – только полный фрик мог такого пожелать… Она уважала босса, но Дэш определённо была фриком.

– Жаль, что Леро – кулер для табуна, – заметила Бек Делл. – Особенно с учётом того, что от него не залетишь. Я бы не отказалась прокатиться с ним.

Флиттер ахнула от удивления. Чтобы табун позволил их жеребцу быть использованным в качестве охладителя для других кобылок, было чем-то из старых времён, когда кастрация или изолированные общины считались приемлемым наказанием за непослушание жеребцов – сейчас подобное осуждалось. Также Флиттер находила Леро совсем непривлекательным, и потому никогда не рассматривала его как партнёра для спаривания, охлаждения или чего-то ещё. Тем большим удивлением для неё стало то, кто именно высказал такое предложение.

– Но тебе же не нравятся жеребцы!

– Да, но десять раз? Какая кобыла откажется?


Леро сложил инструменты в сарай и вошёл в дом. Он почистил рабочие ботинки перед тем, как пройти внутрь, и направился в санузел – причём буквально, так как ванна у пони была отделена от туалета.

(– Почему у тебя туалет в доме? – спросила Дэш, разглядывая планы предстоящей перестройки.

– Это удобно, – ответил Леро.

– А что насчёт запахов?

–Отходы жизнедеятельности человека, в отличии от понячьих, не воняют. На самом деле они пахнут как яблочный пирог.

Дэш не придумала, как лучше всего ответить на такое, так что просто выдала ему хороший тычок по рёбрам.)

Он стоял в туалете, как обычно оставив дверь открытой, так как знал, что Лире нравилось смотреть, как он мочится.

(– Он писает стоя, – заметила Лира. – Кобылки должны приседать, а жеребцы – двигаться всем телом, чтобы попасть в цель. Но он реально может контролировать угол и траекторию с помощью всего одной руки! Он может направить струю, куда ему заблагорассудится. Мочеиспускание не управляет им, он управляет им, направляя по трансцедентальной дуге…

– Ты странная пони, – заявила Дэш.)

Он закончил мыть руки и вышел из комнаты как раз вовремя, чтобы застать Спайка со стеклянным кувшином чая.

– Я украду у тебя немного чаю? – спросил Спайк, моргнув по-рептильи.

– Наслаждайся, – ответил Леро. – Возвращаешься в библиотеку?

– Конечно, – сказал Спайк. – Не хочу быть здесь, когда появятся Дэш или Лира, – он поёжился. – Млекопитающие.

Леро рассмеялся.

Вскоре пришла Твайлайт; она оставила свой кулер в туалете, после утреннего использования для помощи Черили и Пинки Пай. Леро отдыхал у себя в постели, немного вялый после расслабляющей ванны Флаттершай. Твайлайт улеглась на него сверху, счастливо заурчав, когда он погладил её по гриве.

– Ты приятно пахнешь, – заметила Твайлайт, принюхавшись. – Как Флаттершай.

– Фиалки, – ответил Леро. – Мыло, которым она пользуется.

– Мило, что ты позволяешь ей купать себя.

– Я просто ещё одна зверушка, – с усмешкой сказал Леро. – Как продвигается твои новые «Понивильские предложения по охлаждению в течный сезон»?

– Не очень, – отозвалась Твайлайт. – Боюсь, что большинство кобылок слишком напуганы всей этой ерундой с принцессой. Я имею в виду, здесь все меня знали ещё до моего восхождения, так почему изменилось отношение из-за названия? Неужели я так сильно отличаюсь?

– Ну, я горжусь тобой за твоё стремление помочь, – сказал Леро. Его рука проскользила по задней части шеи и оказалась между крыльев – они были наполовину напряжены. В отличие от Дэш, которая любой намёк на сексуальное возбуждение воспринимала как знак готовности к сексу, Твайлайт могла наслаждаться собственно ощущениями. – Ты никогда не пропускала охоту?

– Ох небо, нет, – ответила Твайлайт. – Это каждый раз такая боль. Я пробовала игнорировать требования организма, когда училась или проводила исследования. Даже пыталась создать заклинание, чтобы избавиться от него, но не тут-то было. Это словно сила, сопротивляющаяся попыткам остановить её, одна из тех редких трансмагических форм, которые сопротивляются попыткам исследования… Я не скучаю по ней.

– Хватило бы у Анти-Брода сил, чтобы уничтожить её?

Анти-Брод был мистиком-единорогом, столь могущественным, что в бою с ним пришлось использовать Элементы Гармонии. Он двинулся на вопросах универсальных форм и начал с уничтожения формы doomaflatchie.

(– Что такое doomaflatchie? – спросил Леро, когда битва закончилась.

– Мы не знаем, – печально ответила Твайлайт. – Когда он уничтожил эту форму, разрушение, по-видимому, стало необратимым. Никто не помнит, что это было. Он собирался уничтожить форму дверных ручек, прежде чем мы его остановили.

– Думаю, в его словаре все слова начинались с «Д», – заметил Леро, за что был награждён её смехом.)

– Я не уверена, – ответила Твайлайт, задумчиво прикрыв глаза. – Его сила была необычной, ничего похожего на это.

– Может, оно и к лучшему, – сказал Леро. – Дэш о-о-очень нравится охота.

– Наверное, единственной кобылке за всю историю, – фыркнула Твайлайт.

– Я всегда должен быть очень, очень нежным с вами.

– Да, особенно после этой паники, – сказала Твайлайт. Она клюнула его в губы. – Это была магия оргазма, когда меня замкнуло на контур обратной связи. Блин, да я после этого неделю проспала. Зато узнала, что слишком много удовольствия может оказаться так же плохо, как и боль.

– Я чуть не спятил от страха, – сказал Леро. – Я испугался, что у тебя случился инсульт.

Твайлайт почувствовала, как по его телу прошла лёгкая дрожь. Она, словно защищая, расправила крылья, укрывая его, и уткнулась ему в шею.

– Всё в порядке, Леро, – мягко произнесла она. – Ты быстро сообразил связаться с Кэйдэнс.

– Ну… я подумал, что если кто и знает, что делать, эм, в такого рода ситуациях, так это она, – Твайлайт почувствовала как он двигается, словно пытается укрыться под ней. – Это было… ну, мне было очень неловко просить её помочь с этим.

Твайлайт подняла голову, чтобы заглянуть в карие глаза, и мягко коснулась его лица копытцем.

– О, Леро, уверяю тебя, с Кэйденс не нужно смущаться или стыдиться.

– Знаю, – ответил Леро. – Есть очень много вещей, которые я знаю и регулярно повторяю себе, но по некоторым причинам моё тело не обращает на это внимания.

– Это как охота для меня, – ответила Твайлайт. Руки Леро скользнули по всей длине её тела, и пони немного дёрнула крупом, когда он сжал её мягкие узкие фланки. Она счастливо заурчала, и его руки отправились обратно к шее.

– Как ты терпишь охоту? – спросила Твайлайт.

– Что ты имеешь в виду?

– Неделю охаживать трёх нуждающихся в охлаждении кобылок… И ты никогда не жаловался на это.

– Я с удовольствием исполнял свой долг, – ответил Леро с улыбкой. – Я люблю вас, девочки, больше чем смогу когда-либо объяснить. Я всегда рад помочь.

– Спасибо, Леро, – сказала Твай, запечатав его губы затяжным поцелуем. – Я имею в виду, что знаю – это неестественно, что ты привлекаешь нас, кобылок. Я заметила это, когда ты попал сюда. Мне были интересны твои сексуальные потребности, но ты никогда не показывал никаких признаков желания спаривания с пони. Не отрицай этого, – она прижала кончик копытца к его губам. – Ты старался не смотреть на наши зады, и это было больше, чем просто скромность. Тебе не нравилось то, что ты видел.

– Не уверен в этом, – ответил Леро. – Разумеется, я не хожу, глядя пони на задницы, но вы трое – самые сексуальные женщины из всех видов, что я знаю.

– Это любовь ослепляет тебя, – хихикнула Твайлайт. – Так или иначе, что ты подумал? Я имею в виду, когда впервые увидел щель кобылки?

Леро закашлялся.

– Ну, анус выглядит так, будто кто-то ткнул пальцем в сгоревший зефир.

Твай ахнула и шлёпнула его.

– Ох, пожалуйста! Я знаю только одного не-пони, который может ткнуть пальцем в зад!

– Спайк?

– Ты!.. Не приплетай к такому невинных.

– Да, это я, – расхохотавшись, признался Леро. – Я такой… Давным-давно я жил в кемпинге в лесу, пытаясь сделать сморк, как вдруг пришёл табун пони, привлечённый запахом шоколада.

– Не желают ли маленькие пони немного сморка? – спросил я.

– Мы бы хотели, мистер, но не можем их съесть. У нас разболятся животики!

С этими словами они развернулись и задрали хвосты… И оказалось, что у них нет дырок в заду!

– Не беспокойтесь, – сказал им любезный гений, то есть я. – Я позабочусь об этом.

И так Леро жарил зефир и пихал его им в задницы, сделав пальцем необходимые дырки. И маленькие пони смогли поесть без боли в животике, потому что получали еду через зад… И так появилась Эквестрия!

Твайлайт с трудом сдерживала хохот, однако всё её тело дрожало. Леро улыбнулся и рассмеялся вместе с ней.

– Это и правда смешно! – сказала Твайлайт. – Как истории типа «Потому что я так сказал!». Вроде той, где рассказывается, как зебры получили свои полоски. Ты нигде её не слыхал?

– О, это было на самом деле, – ответил Леро. – А как зебра получила свои полоски?

Твайлайт перестала смеяться и, нахмурившись, задумалась, как бы начать.

– Знаешь, эта история… отдаёт расизмом.

Входная дверь распахнулась с такой силой, что тряхнуло весь дом. Не прошло и микросекунды, как распахнулась дверь спальни и Дэш дикими глазами оглядела представшую перед ней сцену.

– Твай, убери свой пурпурный зад принцессы с моего жеребца. Мне надо, сестрёнка.

Твайлайт хихикнула и, поцеловав Леро, спрыгнула.

– Он в твоём распоряжении.

– Отлично! – Дэш запрыгнула на кровать и, ухватившись за ремень его джинсов, принялась дёргать.

«Итак, начинается», – подумал Леро, садясь и снимая рубашку.

Он действительно был немного не в настроении, всё ещё чувствуя вялость и расслабленность после ванной и игр с Твайлайт, но не собирался заставлять Дэш сдерживать её потребности.

Рысью вбежала Лира… и поникла.

– Похоже, я опоздала.

– Дай мне минуту, – отозвалась Дэш. – Две минуты. Это всё, что мне нужно. Потом он твой.

– И опять я просто кусок мяса, который делят меж собой кобылки, – пробормотал Леро.

– Ха! – ответила Дэш, бросая штаны на пол. – Ты знал это! И не делай вид, что тебе не нравится, потому что я тебя знаю!

Леро улыбнулся. Он не мог этого отрицать.

Читать дальше

...