Автор рисунка: Siansaar
Спасение Переполох в столице

Экскурсия по ВДНХ

Утро принцессы Селестия и Твайлайт Спаркл встретили на подмосковной правительственной даче. Пока они отдыхали, принимающая сторона позаботилась, чтобы необычные гости могли, не вызывая ненужного ажиотажа у населения, ознакомиться с достижениями советской науки. Об этом попросила принцесса Селестия:

– Ваш мир очень отличается от привычного нам. Во многих отношениях он нас пугает. Мне ещё предстоит решить, насколько тесно нам стоит сотрудничать, хотя я хорошо понимаю, что дружественные отношения пойдут обоим нашим народам только на пользу. Лучше бы пока оставить наше появление у вас в секрете.

Алексей Николаевич понимал, что, в сложившейся ситуации, кроме него, переговоры вести некому, но у председателя Совета министров было достаточно много неотложных текущих дел. Поэтому он с облегчением принял предложение академика Келдыша показать гостям все успехи народного хозяйства СССР, свозив их на ВДНХ.

С утра на воротах выставочного центра была вывешена табличка, что выставка закрыта «по техническим причинам». День был рабочий, поэтому пострадать могли только намерения туристов и гостей столицы. О временном закрытии выставки несколько раз объявляли по телевидению, радио и в метро, чтобы у людей было время изменить намеченные планы. Персонал ВДНХ с самого утра отпустили по домам, объявив, что на выставке будет проходить закрытое спецмероприятие. Работники выставки не задавали лишних вопросов – закрытые показы для высшего руководства стран – союзников не были чем-то уникальным.

Мини-автобус ЗиС-118 «Юность» с тонированными стёклами доставил принцесс на выставку. Их сопровождала охрана из 9-го Главного Управления и гид от Академии Наук. При взгляде снизу, «изнутри», с улиц, город людей Селестии не понравился. Многоэтажные дома давили своими размерами. Улицы, хоть и были в несколько раз шире, чем в Кантерлоте, казались каменными ущельями, из-за высоты домов, достигавших пяти и более этажей. Дома часто стояли вплотную друг к другу. В Кантерлоте дома редко были высотой более трёх этажей.

Лишь новые районы, где дома стояли отдельно друг от друга, выглядели просторными и наполненными светом. Им немного не хватало зелени, деревья посадили совсем недавно, и они ещё не успели вырасти. В новых районах даже огромные дома по девять этажей не так давили на сознание своими громадами, как пяти-шестиэтажные, стоящие вплотную друг к другу, в старой части города.

Войдя на ВДНХ, принцессы с большим интересом осматривались по сторонам, переходя от павильона к павильону. Селестия вдруг остановилась перед памятником Ленину и почти минуту смотрела на него, но на вопрос сопровождающего лишь покачала головой и ответила коротко:

– Нет, нет, я всего лишь видела похожий памятник вчера.

Твайлайт Спаркл с самого начала ничуть не скрывала, что выставка её потрясла. Фиолетовая лошадка бегала от экспоната к экспонату, задавая множество вопросов. Ей подарили фотоаппарат, и она, удерживая его магией телекинеза, щёлкала всё подряд. Сопровождающий гостей фотограф из 9-го Управления только успевал менять кассеты с плёнками. Принцесса Селестия изо всех сил старалась сохранять спокойствие, но и она не могла скрыть своих впечатлений.

– Люди добились очень многого, – ответила она на вопрос Твайлайт. – У них есть чему поучиться. Но они очень отличаются от нас, не только физиологически, но и психологически. Я бы сказала даже, что они ближе к грифонам.

– Хищники, – кивнула Твайлайт.

– Да. Внешне цивилизованные, с виду доброжелательные, но смертельно опасные, если их разозлить, – покивала принцесса. – Пока в наших отношениях всё безоблачно, они ведут себя учтиво и предупредительно. Но что будет, если, скажем, в Эквестрии обнаружится какое-то необходимое для них сырьё или другие ресурсы? Будут ли они покупать его у нас, или решат взять силой, уничтожив или поработив мешающихся под ногами отсталых по их меркам местных жителей? Мне предстоит принять нелёгкое решение – продолжить ли наше сотрудничество и дальше, или же собрать всю свою магию и навсегда запечатать проход? И ещё получится ли его запечатать?

– Пока они ведут себя очень доброжелательно, – сказала Твайлайт. – Я долго беседовала с их учёными. Сотрудничество было бы взаимовыгодным и для нас и для них. Например, они не умеют управлять погодой. Наша магия здесь действует хоть и слабее, но всё равно работает. Если найти способ обрабатывать магией их облака, сделав их похожими на наши, пегасы смогли бы их двигать. Наши магические кристаллы могут запасать энергии больше, чем их аккумуляторы. Их продукты не такие вкусные и питательные, как наши, мы могли бы поставлять им многое из продукции нашего сельского хозяйства.

– Я всё понимаю, Твай… – Селестия задумчиво пожевала мягкими губами, размышляя. – Но что, если они решат вторгнуться в наш мир, как захватчики?

Они продолжили осмотр выставки, переходя из одного павильона в другой. Один из павильонов был закрыт, и даже его название занавешено тканью. Сопровождающие сказали, что он на реконструкции. На самом деле, это был павильон, посвящённый мясозаготовкам и переработке мясопродукции. Серов распорядился временно закрыть его, на период экскурсии, чтобы не волновать необычных гостей.

Принцессы добрались до павильона «Космос». Здесь Твайлайт залипла надолго, рассматривая выставленные в зале спутники и космические корабли. Принцесса Селестия задумчиво рассматривала фотоснимки галактик. Её чуткий слух уловил еле слышный звук входной двери и шаги. Она повернула голову. У входа, явно слегка смутившись, замер в безмолвном удивлении человек в зелёной форменной одежде, с золотыми пуговицами и разноцветными полосками на груди. Над ними, на красном квадратике, висела маленькая пятиконечная золотая звёздочка. Человек был молод, он улыбался замечательной, светлой, приветливой улыбкой. Принцесса тут же узнала его по фотографии.

Она тоже смутилась, не зная, удобно ли будет вот так, просто, подойти, но потом решила, что он оказался тут не случайно. Цокая копытцами по гладкому полу, Селестия подошла к нему.

– Здравствуйте. Кажется, мне знакомо ваше лицо…

Его весёлые глаза расширились от изумления – он явно не ожидал услышать привычную русскую речь от столь необычного существа. Но человек тут же справился с удивлением, вытянулся по стойке смирно и вскинул руку к козырьку:

– Лётчик-космонавт СССР майор Гагарин!

– Селестия, принцесса Эквестрии, – аликорн одарила его сияющей улыбкой. – Очень рада познакомиться с вами.

– Э-э… я тоже… Ваше Высочество…

– Называйте меня просто Селестия, я ведь не ваша принцесса, и вы – не мой подданный. Мне будет очень приятно побеседовать с кем-то на равных, не чувствуя подобострастия.

Аликорн действительно устала от тысячелетнего поклонения придворных, ищущих её расположения для достижения своих собственных целей. Она боялась признаться в этом самой себе, но, оказавшись в этом необычном для себя мире, она отдыхала от сложного дворцового протокола, от массы бесполезных дел, и получала множество новых, по большей части приятных впечатлений.

– Тогда и вы называйте меня просто Юрий, – по-простому ответил Гагарин.

Подошла Твайлайт, церемонно поздоровалась, расправив крылья. Космонавт заулыбался:

– Вы выглядите точно, как в мультфильме, который мои дочки смотрят. Только живые вы намного красивее. Как так вышло?

– В мультфильме? – переспросили обе принцессы.

– В этом году у нас по телевидению начали показывать детский мультфильм, про разноцветных лошадок, – пояснил Юрий Алексеевич. – И вы выглядите очень похоже, как будто персонажей мультфильма с вас рисовали.

– Это очень интересно, – заметила Селестия. – Алексей Николаевич нам об этом ничего не говорил.

– Мне тоже ваши учёные ничего похожего не говорили.

– Ну, вряд ли товарищ Косыгин мультики смотрит, – усмехнулся Гагарин. – Я ведь тоже смотрел только потому, что у меня дети маленькие.

– Надо бы посмотреть, что там про нас показывают, – Твайлайт была заинтригована.

– Показывают только хорошее, – успокоил Юрий Алексеевич.

Они вышли из павильона и устроились на лавочке вблизи фонтана. Гагарин удивился, увидев, что «лошадь села на лавочку, как человек» – так он описал позже этот момент в своём отчёте. Он прекрасно знал, что лошади сидеть не умеют, сидячую позу они принимают лишь на секунду, когда встают или ложатся. Он понял, что его удивительные собеседницы – вовсе не животные, а лишь похожие на них, но принципиально иные существа.

Селестия расспрашивала первого космонавта, но не о космосе, а о жизни людей. Он рассказывал о своём детстве, о войне, о том, как стал лётчиком, о том, как меняется жизнь людей в результате реформ, проводимых руководством страны. Рассказывал, как люди получают бесплатно квартиры от государства, о том, что правительство постепенно отменяет налоги и ежегодно снижает цены.

Этого момента, с ценообразованием, Селестия не поняла, но решила, что детали можно будет уточнить позже. Она тоже ответила на несколько вопросов человека:

– В Эквестрии образование и медицина бесплатные, с 14-го года Эры Гармонии, в общем, уже около тысячи лет. Такой программы жилищного строительства, как у вас, у нас, конечно, нет, но муниципалитеты имеют право преимущественного выкупа жилья в случаях, если кто-то переезжает в другой город. Таким образом, муниципалитеты, особенно в небольших городах, имеют возможность обеспечить жильём любого переселенца. Эквестрия – аграрная страна, вся земля находится в собственности Короны, местное самоуправление арендует землю, и всегда может выделить участок земли в субаренду, дать ссуду на постройку дома.

Юрий Алексеевич посвятил своих собеседниц и в нюансы международного положения, рассказал о противостоянии НАТО и Организации Варшавского Договора, о том, как две великие державы держат друг друга на прицеле в своём вооружённом противостоянии, не доверяя друг другу. Рассказал и о программе «Интеркосмос», в рамках которой на советских космических кораблях летают на орбиту космонавты из союзных государств.

– То, что вы нам рассказали – очень интересно, некоторые моменты – просто невероятны, – сказала Твайлайт.

– Спасибо вам большое, – Селестия благодарно склонила изящную головку.

Она коротко поведала первому космонавту о терзавших её мучительных сомнениях по поводу людей.

– Знаете, – Гагарин задумался. – Я не стану утверждать, что все люди – хорошие. Это далеко не так. Все люди – разные. Но хороших всё-таки больше. Во всяком случае – в нашей стране так. Я думаю, вам повезло, что вы попали именно к нам и сначала познакомились именно с учёными. Попади вы в другую страну, особенно – капиталистическую – всё могло обернуться совсем иначе, далеко не так удачно. Я не стану вас агитировать за сотрудничество – это вы должны решить для себя сами. Скажу только, что мы рады любым друзьям, если эти друзья – настоящие, если они не притворяются, не ищут в дружбе с нами только своей выгоды, и держат данные обещания.

Могу только заверить вас, что наше правительство никогда не станет забирать у вас силой какие-либо ресурсы или порабощать вас. Это противоречит нашим этическим правилам. Мы обязательно найдём что-то для взаимовыгодного обмена, и обязательно договоримся по-доброму.

Вот за правительства капиталистических стран я не поручусь. Они несколько веков грабили население всего мира, завоёвывая все народы, не имевшие достаточно сил, чтобы защититься, и превращая менее развитые страны в свои колонии, по сути дела, обращая в рабов. Сейчас их колониальная система рушится, не без участия Советского Союза и наших партнёров по Всемирному Экономическому Союзу.

Селестия и Твайлайт несколько минут сидели молча, осмысляя усвоенную информацию.

– Спасибо вам, Юрий, – прошептала, наконец, принцесса. – После беседы с вами я стала лучше понимать людей.

Она вдруг обняла сидящего рядом человека своим белоснежным тёплым крылом.

– Оно у неё мягкое, и невыразимое приятное, как будто тебя обнимает крыло ангела, – рассказал потом Юрий Алексеевич.

Увидев, что Селестия обняла Гагарина, Твайлайт радостно пискнула:

– Оу! Обнимашки! – и тут же присоединилась к объятиям.

Прощаясь с первым космонавтом, Селестия ещё поблагодарила его за интересный рассказ:

– Вы помогли мне лучше понять вас, людей. Спасибо большое. Если вашим учёным удастся вернуть нас обратно и устроить возможность постоянного общения, я хочу пригласить вас посетить Эквестрию. Мои любимые подданные будут рады пообщаться с таким приятным собеседником. Это поможет и вам, людям, лучше понять нас.

– Почту за честь принять ваше приглашение, принцесса, – ответил Гагарин, – но его нужно будет оформить официально. Я – человек военный и подчиняюсь приказам моего командования.

– Понимаю. Я всё устрою, – улыбнулась Селестия.

...