Автор рисунка: Noben
«Ещё не вся «Черёмуха» к тебе в окошко брошена...» Экскурсия по ВДНХ

Спасение

Грифоны несколько минут возились, прежде чем старый встрёпанный птицелев, которого почтительно назвали «профессором», не начал надиктовывать ассистентке свои впечатления. Вначале он провёл тщательный внешний осмотр, потратив почти полчаса на описание телосложения «двуногого существа». Никита Сергеевич то и дело поправлял его, стараясь запутать и сбивая с толку ассистентку, что ещё больше задержало вскрытие. Затем наверху послышались крики, громкий топот, и перекрывающий все звуки многоголосый вой боли и ужаса. «Профессор» выронил из когтистой лапы скальпель. Грифоны начали беспокойно переглядываться. И вдруг третий грифон, державшийся в стороне, прямо на глазах превратился в невероятное чудовище. Можно было бы сказать, что одно чудовище превратилось в другое, но грифон был, хотя бы «составлен» из частей более-менее привычных существ, а то, что предстало на его месте, выглядело сущим кошмаром.

Жуткое поджарое существо, словно перетянутое сотнями канатов и жгутов, похожая на дикобраза грива из острых игл, из которой торчало гибкое тело, состоящее, казалось, из одного «зачехлённого» позвоночника. Оно переступало короткими задними лапами, выставив вперёд более длинные передние. Две пары маленьких красных светящихся глаз, одна выше другой, прятались в глубоких и тёмных глазницах. Морда без рта повернулась к грифонам, издавая зловещее шипение. Голос доносился изнутри:

– Прочь от человека, твари пернатые!

– Йопт... – пробормотал Никита Сергеевич. – Вот это неожиданно...

Пара грифонов с негодующим клёкотом отступила от операционного стола. Такое существо они видели впервые, и не знали, чего от него ожидать.

– Не бойтесь, – прошипело жуткое чудовище. – Меня зовут Дейзи. Я – подруга Ирис, управляю этим сомнаморфом из камеры сомноопыта. То, что вы видите – всего лишь дистанционно управляемое существо. Ирис сейчас будет здесь.

Наверху что-то зазвенело, потом грохнуло, через пару минут стены вздрогнули от взрыва, что-то с грохотом упало и загремело вниз по лестнице, приближаясь. Послышался металлический топот, дверь лаборатории вздрогнула от мощного удара. Второго удара дверь не пережила. Слетев с петель в облаке кирпичной пыли, она рухнула внутрь помещения. Грифоны испуганно сжались – они были всего лишь учёными и явно не ожидали ничего подобного. Высокая фигура, в шлеме, из которого торчал грозный, чуть искривлённый рог со стальной пилообразной задней кромкой, закованная в воронёную сталь боевого экзоскелета, ввалилась в лабораторию, огляделась, и произнесла голосом Ирис:

– Ну, что, не ждали?

Демикорн повернулась, перекрыв собой выход, и одним движением огромного когтистого драконьего крыла отшвырнула к стене обоих грифонов:

– Товарищ Первый секретарь, вы как? Целы?

– Уф-ф... Ты вовремя, дорогая... – выдохнул Никита Сергеевич. – Эти твари меня едва не выпотрошили.

– Гм…вроде целый, – констатировала Ирис, окидывая его взглядом, и задумчиво добавила. – Оу! Жеребец…

– Ох, да куда там… Скорее, старый мерин, – отшутился Хрущёв.

– Сейчас я попробую вас отвязать... Вот Дискорд его подери... не получается... – инженер не совладала с непривычно мелкими грифоньими пряжками при помощи телекинеза.

– Дай, я попробую, – прошипел сомнаморф голосом Дейзи. – У меня лапки.

Он ловко управился с замками, затем поднял одежду Первого секретаря и подал ему:

– Кажется, эти курицы кошкозадые её порвали... Извините.

В проём выбитой двери вошёл второй демикорн, в таком же экзоскелете, с двумя объёмистыми баллонами на спине:

– Моё почтение, товарищ Первый секретарь, – прогудел вошедший. – Я – Эйсер, техник, из клана Щита.

– Рад знакомству, уважаемый Эйсер. Хотя... предпочёл бы знакомиться в более приятных обстоятельствах, – ответил Никита Сергеевич, влезая в брюки.

Демикорны при помощи сомнаморфа сноровисто скрутили обоих грифонов, привязав их спинами к ножке операционного стола. Все острые инструменты Ирис телекинезом воткнула в высокий верхний косяк двери. Сомнаморф несколькими движениями выдернул из крыльев у обоих грифонов длинные маховые перья.

– Теперь, даже если развяжутся – далеко не улетят, – прошипела жуткая химера.

– Где принцесса Луна? – спросила Ирис у сомнаморфа.

– Чуть дальше по подземелью, там у них пыточная камера.

– Её пытают? Какого Дискорда, Дейзи, почему не сказала раньше? – оба демикорна, с грохотом скользя стальными накопытниками по кафелю, выскочили за дверь. Кое-как одевшийся Хрущёв, бережно поддерживаемый сомнаморфом, вышел следом за ними.

– Твою ж мать... – Никита Сергеевич увидел, наконец, своими глазами, как инженер могучим ударом задних ног с первой попытки вынесла стальную решётку. – Ирис, дорогая, если у тебя будет жеребёнок, назови его Кузька...

– Я подумаю, – голос Ирис из-под шлема звучал так, будто она ухмыльнулась.

Демикорны ввалились в пыточную. Послышалась возня, несколько тяжёлых ударов, громкий грифоний клёкот, пронзительный визг и кудахтание. Войдя следом, Никита Сергеевич увидел картину, напоминающую последствия жестокой драки подушками. В воздухе плавали, медленно опускаясь и усеивая выщербленный каменный пол, белые, серые и коричневые перья.

Принцесса Луна была заключена в энергетическую клетку. Алые лучи образовывали геометрическую фигуру – Первый секретарь мимоходом припомнил, что учёные называли подобные фигуры «какой-то там …эдр». По лучам клетки то и дело пробегали вспышки, при этом принцесса дёргалась, как от ударов током.

Ирис стояла передними копытами на распластавшемся на полу грифоне. Эйсер пинками и ударами хвоста и крыльев загнал в угол ещё одного грифона, одетого в кожаный фартук, измазанный жутковатыми пятнами, напоминающими давно засохшую кровь.

– Чёрт подери, да они, что, ох...ели тут совсем? – возмутился Хрущёв. – Минутку, принцесса, мы сейчас попробуем вас освободить! Ирис, ты можешь что-то сделать с этой клеткой?

– Попробую.

Демикорн лёгким ударом переднего копыта вышибла сознание из лежащего на полу грифона, подошла к клетке, достала стилус и несколько секунд всматривалась в развернувшуюся в воздухе схему:

– Товарищ Первый секретарь, нужно что-то железное и острое…

Никита Сергеевич огляделся по сторонам, подобрал с пола, видимо, обронённый кем-то из грифонов длинный кинжал и протянул его Ирис рукоятью вперёд. Инженер взяла кинжал телекинезом:

– Сейчас клетка отключится, подержите принцессу, чтобы не ушиблась.

Хрущёв встал напротив клетки, Ирис шагнула в сторону, чтобы не задеть принцессу, и телекинезом метнула кинжал сквозь алые лучи куда-то в угол, загороженный клеткой. В углу полыхнуло, вылетел целый фейерверк искр, и алые лучи исчезли, освободив принцессу. Она не устояла на ногах и повалилась на Первого секретаря. Никита Сергеевич подхватил её. Синяя аликорн дрожала, её колотил озноб от пережитого ужаса.

– Принцесса, вы целы?

Он пытался осмотреть её. Ран вроде бы не было видно. Принцесса что-то прохрипела.

– Ирис, кажется, она не может говорить. И у неё какое-то кольцо на роге...

– Это блокиратор магии. Я попробую его снять, только надо связать этих грифонов, – ответила Ирис. – Откуда они тут взялись вообще? Что они тут делают?

– Орден, судя по всему, использовал их для всяких грязных и кровавых дел, – прошипел сомнаморф, связывая грифонов подвернувшейся под лапу ржавой цепью. – Пони по своей природе к таким действиям не склонны, они всё же народ добрый и мирный, а вот грифоны – хищники, привычные к крови и мясу.

– Это омерзительно, – пробормотала Ирис.

Она достала стилус и принялась исследовать кольцо, надетое на рог принцессы.

– Угу, стандартная схема, её использовали ещё до Сомбры.

Инженер ткнула стилусом в какую-то особую точку кольца, проскочила искорка, и кольцо, разжавшись, свалилось с рога.

– Спасибо, – прохрипела принцесса.

– Дискорд меня подери, что у вас с голосом?

– Йорсет… голубой единорог, Магистр Ордена… какая-то печать, видимо… Надо заставить его снять заклятие…

– Боюсь, что в ближайшие лет пятьдесят он не сможет ничего ни снять, ни наложить. Принцесса, если вы позволите, я могу посмотреть, как её разрушить, – предложила Ирис. – Я, всё же, магинженер.

– Сделай милость… – прохрипела Луна.

– Прилягте набок, вам так будет удобнее.

На передней ноге Ирис вдруг ожил радиобраслет.

– Ирис, это Клауд. Здесь Ночная Стража, их много, вломились в окна первого этажа, и требуют пустить их к принцессе. Пропустить?

– К шапочному разбору… Пропусти, не устраивать же побоище с потенциальными союзниками, – буркнула инженер. – Гвардии с ними нет?

– Нет, гвардии не видно.

Принцесса Луна забралась на стол и легла набок, отогнув голову. Ирис внимательно водила стилусом по её горлу, исследуя вырисовывающуюся в воздухе светящуюся схему энергетической печати, парализовавшей голосовые связки.

В подземелье послышался топот множества ног. В помещение ввалились жутковатые существа, похожие на пегасов, но с перепончатыми крыльями, напоминавшими крылья Ирис, и с явно хищными зубами. Они были вооружены копьями и несли с собой сети. Некоторые из них глотнули ещё не рассеявшегося слезоточивого газа, и были явно не в лучшей форме, но остальные держались достойно.

– Именем Ночи и принцес-ссы Луны! Ночная С-стража! Вс-сем отойти от принцес-ссы! – прошипел их предводитель.

– Не стоит, фестрал. Не надо, – буркнула из-под шлема Ирис. – Я пытаюсь снять заклятие с принцессы, её тут чуть не убили.

– Прочь от принцес-ссы, чудовищ-ще! – прошипел тот, кого она назвала «фестралом».

– Не мешай, дурак… – Ирис коротко ткнула копытом в сторону письменного стола, за которым, видимо, обычно сидел на допросах писарь. – Эйсер, останови их.

Второй демикорн многозначительно повернулся, приподнимая крылья. У него на боках, прикреплённые к экзоскелету, висели два коротких внушительных ствола. Едва Ночная Стража успела дёрнуться, как из стволов с шипением вылетели две тугие струи густой жёлтой субстанции. Последнее, что увидел ликтор Шедоу Сторм, была надвигающаяся на строй стражников жёлто-кремовая стена.

В наступившей тишине Ирис ткнула стилусом в нужную связь, и принцесса, закашлявшись, обрела возможность нормально говорить:

– Кха… Кхм! Спасибо тебе, демикорн… Вот поэтому я и боялась... что вы принесёте свои технологии в этот мир. Снова...

– Постарайтесь пока не говорить громко, надо поберечь связки, – посоветовала Ирис, со щелчком убирая стилус обратно в гнездо браслета.

– Что это за магия? – изумлённо спросила принцесса, поднимаясь на ноги и глядя на быстро распухающий жёлто-кремовый ком, заполнивший помещение почти до потолка. Изнутри доносились испуганные крики фестралов. Лишь несколько из них, стоявшие в заднем ряду, не попали под струи. Теперь они ковыряли зубами кремовую массу, сплёвывая куски на пол.

Никита Сергеевич подошёл к кремовой глыбе, потыкал её пальцем и усмехнулся:

– Очень сильное колдунство, однако... У нас оно называется «монтажная пена». Только мы её используем для строительства, и сохнет она у нас не так быстро.

– Фиксирующая пена, мы её применяем для удержания не слишком сильных, но опасных противников, – пояснила Ирис. – Пенополиуретан с некоторыми добавками, для липкости и быстрой полимеризации, – пояснила она для Хрущёва.

– Угу, я так и понял, – кивнул Первый секретарь.

– Так стражники живы? – спросила Луна.

– Конечно, мы стараемся никому не вредить без крайней на то необходимости, – заверила инженер.

– А... как их оттуда вытащить?

– Нужно специальное зелье, называется «растворитель 646», или «ацетон», – ухмыльнулся Никита Сергеевич. – Ну, или механическим путём выковыривать...

– Ваш-ше Выс-сочес-ство!! – донёсся изнутри глыбы голос фестрала. – Мы не можем пошевелитьс-ся! Вытащите нас-с отс-сюда, пожалуйс-ста! Ох, доберус-сь я до этих рогатых...

– Угу, сначала доберись, вояка, – усмехнулся под шлемом Эйсер.

– Ликтор, оставьте, это союзники… – произнесла принцесса Луна. – Они меня спасли… пока вы где-то прохлаждались.

– Гос-спожа… наш-ш ш-штаб блокировала гвардия. Нам приш-шлос-сь пробиватьс-ся с-с боем…

– Гвардия? Измена затронула гвардию? – аликорн испытала неприятное потрясение.

– Там всё хуже, чем вы думаете, принцесса. Магистр Бастион Йорсет готовил полноценный государственный переворот.

Ирис достала телекинезом небольшой шарик, включила его и положила на стол. Из шарика донеслись голоса Йорсета, Вайт Шилда и других заговорщиков.

– Это звукорб, прибор, способный записывать и воспроизводить звуки. Разговор был записан вскоре после вашего пленения, – пояснила инженер.

Эйсер тем временем расковырял рогом пену и освободил нескольких фестралов, в том числе ликтора. Вид у Ночной Стражи был сильно обескураженный – такого они явно не ожидали. Ликтор вместе с принцессой слушал записанный разговор, пока его подчинённые выцарапывали остальных из пены. Фестралы выглядели неважно – пена прилипла к шерсти, которую потом пришлось сбривать.

– Дискорд их подери… – пробормотала Луна, прослушав запись. – Ликтор Шедоу Сторм! Обыскать всё здание! Арестовать всех членов Ордена! Все документы изъять.

– Заговорщики отправили посыльного в редакцию «Кантерлотского Вестника», – подсказала Ирис. – Он понёс туда их заявление о захвате власти. Газета уже должна была выйти.

– Гос-спожа… больш-шинство ч-членов Ордена выведены из с-строя каким-то на редкость вонючим зельем, или алхимической смесью, – сообщил ликтор Ночной Стражи.

– Угу. Эта «алхимическая смесь» называется хлорацетофенон, – проворчала Ирис.

– Все найденные нами в залах первого этажа единороги лиш-шилис-сь с-своей магии и находятс-ся в глубоком ш-шоке, – продолжал фестрал.

– Кстати, принцесса, по чёрному порошку на полу не ходите… И накопытники эти лучше закопать или переплавить, – посоветовала инженер. – Порошок негатора магии очень хреново выводится из организма. Поверхностное загрязнение можно дезактивировать солнечным светом, но если попадёт внутрь – будет плохо.

– Ох, бл@, и весело тут у вас, разноцветные лошадки… – произнёс Хрущёв.

Освободившиеся кое-как от пены ночные пегасы вместе с демикорнами отправились зачищать штаб-квартиру Ордена. Ирис, поднявшись по лестнице, выглянула в коридор первого этажа, но тут же вернулась.

– Принцесса, в коридоре ещё газ не до конца выветрился. Пока идёт зачистка, вам лучше побыть тут. Не хватало вам ещё надышаться слезогонки.

– Пожалуй, это к лучшему, – ответила Луна. – НАМ надо успокоиться.

Она действительно чувствовала себя не лучшим образом.

– Эх, жаль, пупырчатого полиэтилена нет, – посетовал Никита Сергеевич. – Очень хорошо нервы успокаивает…

– Поли… это что? – тут же заинтересовалась принцесса.

– Такая двухслойная плёнка, с пузырьками воздуха внутри. Если их сжать пальцами, они так смешно лопаются, – объяснил Первый секретарь. – Полопаешь их десяток-два, нервы успокаиваются.

– Для этого сойдёт любое монотонное занятие с использованием мелкой моторики, – подсказала Ирис. – Пальцев у нас нет, но можно использовать телекинез, – она огляделась в поисках подходящего предмета.

– Кажется, придумала, – произнёс сомнаморф, назвавший себя Дэйзи.

Кошмарное существо указало лапой на грифона, притянутого цепью к столу.

– Палач. Давайте его ощиплем.

– О! Это идея! – Луна огляделась с жутковатым энтузиазмом, и взяла со стола с пыточным инвентарём ручную машинку для стрижки. – Я видела, как вот этой штукой шерсть стригут. Помогите только разобраться, как она работает.

– Она под грифонью лапу сделана, – сомнаморф отпутал грифона-палача от ножки стола, обернул его лапы и крылья цепью и положил брыкающегося птицельва на стол. – Вот так нажимаете, и она стрижёт. Но надо научиться.

Когда через час ликтор Шедоу Сторм снова спустился в подземелье, чтобы доложить принцессе об окончании зачистки здания, он увидел потрясающую картину.

На столе лежал клювом вниз почти полностью ощипанный грифон. Демикорн, принцесса и невиданное ранее лысое двуногое существо заканчивали его ощипывать, а ещё одно невиданное чудовище, с гривой из игл, похожей на дикобраза, добривало львиную задницу грифона ручной машинкой для стрижки баранов. Все четверо чувствовали себя замечательно.

– Э-э-э… Ваш-ше Выс-сочес-ство…

– Да, Сторм… Как дела? – принцесса заразительно зевнула – она выбилась из своего привычного графика и уже хотела спать.

– Зачис-стка здания закончена. С-сейчас-с приступаем к обыс-ску…

– Изымайте все документы Ордена, – распорядилась Луна. – Надо выявить всех, кто был с ними связан. Много ли пострадавших?

– С-серьёзно пос-страдал всего один единорог, Ваше Выс-сочес-ство. У него с-сломана нога. Неудачно упал. Задержано более пятидес-сяти единорогов. У вс-сех отмечено полное отс-сутс-ствие магичес-ских с-спос-собнос-стей, – прошипел ночной пегас. – Вс-се надышалис-сь вонючего газа, с-сейчас-с им промывают глаза и нос-сы. Мы провентилировали коридоры крыльями, с-сейчас-с газа в замке нет.

– Это будет им уроком, – холодно ответила принцесса. – Из пегасов и земнопони много пострадавших?

– Более четырёх с-сотен, в ос-сновном, надышалис-сь газа, ц-царапины, с-ссадины… Мы разоружили вс-сех и пос-садили под замок.

– Единорогов – тоже арестовать. Это их затея, – Госпожа Ночи была настроена решительно. – Разошлите приказ Страже по всей Эквестрии – арестовать всех членов Ордена Магов и орденской стражи, кто бы они ни были, прежде всего – единорогов. Где Бастион Йорсет?

– У врачей. Ему изрядно дос-сталось в первые минуты ш-штурма.

– Ему достанется ещё сильнее, как только я высплюсь, – пообещала Луна. – Посадите его в камеру. МЫ отправляемся во дворец, НАМ надо отдохнуть, иначе вечером МЫ не встанем. Друзья, МЫ приглашаем вас всех, – она обратилась к Хрущёву и демикорнам. – Не откажите. НАМ будет спокойнее, если спасители НАШИ будут рядом.

– Спасибо, принцесса, но… уместно ли это? – забеспокоилась Ирис.

– Первому секретарю нужна охрана, – подсказал Эйсер. – Мы не должны оставлять его одного в такой момент. Он едва не погиб в лапах этих фанатиков.

– Да, кстати! Грифоны! – вспомнила принцесса. – Вот этот, ощипанный – палач Ордена.

– Мы ими займёмс-ся, Ваше Выс-сочес-ство, – пообещал ликтор. – Никто из Ордена не уйдёт от наказания, – он вытянулся и отсалютовал. – Именем Ночи и принцес-ссы Луны!

– Да укроют вас Тени, – кивнула принцесса и снова зевнула, прикрываясь копытцем.

Читать дальше

...