Автор рисунка: MurDareik
«Мы уходим, уходим, уходим, уходим…» Переговоры

Государственный визит

«Понификация страны. Пятилетку за три года.»
(с) Принцесса Селестия.

Президент Соединённых Штатов Джон Фитцджеральд Кеннеди работал с документами в Овальном кабинете Белого Дома, когда вдруг зазвонил телефон внутренней связи. Звонил пресс-секретарь Пьер Сэлинджер:

– Сэр! Прошу прощения, что отвлекаю от дел, но вы должны это увидеть! Включите телевизор, скорее!

– Какой канал?

Президент взял пульт дистанционного управления, соединённый с телевизором длинным проводом – тогда пультов с ИК-передатчиками ещё не было, пульты были проводные – и нажал кнопку включения. Кинескоп телевизора начал медленно прогреваться.

– Любой, сэр! Все каналы транслируют передачу из Москвы! Это, похоже, запись, учитывая разницу во времени, но запись сегодняшняя.

– Что там случилось? Красные решили начать ядерную войну или хотят объявить, что построили коммунизм? – ехидно спросил JFK.

– Нет, сэр! Они объявили, что установили контакт с инопланетной цивилизацией! – почти что выкрикнул в трубку Сэлинджер.

– ЧТО-О-О?!

– Внимание! – послышалось из динамика телевизора по-русски. – Говорит и показывает Москва! Работают все центральные каналы телевидения! Смотрите и слушайте Москву!

Президент не понимал слов, но глубокий, проникновенный голос Юрия Левитана пробирал до костей, а название «Москва» в переводе не нуждалось.

Экран телевизора засветился, на нём появилась башня со звездой и узнаваемый силуэт Кремля. Из динамика звучала торжественная музыка заставки «Интервидения»

(Для тех, кто слишком молод и не видел – заставка «Интервидение» https://www.youtube.com/watch?v=HARTytqhSLM)

Дальше репортаж пошёл уже на английском языке, видимо, в телецентре ABC наложили голос своего репортёра на картинку, переданную из Москвы. На экране показался железнодорожный вокзал. Перрон был пуст, перед входом на платформу, переминаясь с ноги на ногу, толпились пассажиры, удерживаемые металлическим заборчиком-барьером и цепочкой милиционеров. Сбоку выстроился духовой оркестр.

Вдали показался поезд. Его тащил стильный обтекаемый бело-золотой локомотив, совершенно не похожий на утилитарного вида советские тепловозы. Поезд, постепенно снижая скорость, проехал вдоль перрона и остановился. Сразу за локомотивом был прицеплен багажный вагон, за ним – салон-вагоны, окрашенные в два цвета – белый и тёмно-синий, разделённые по диагонали золотой полосой. На синем фоне была изображена полная луна в окружении звёзд, белая половина вагона была отделана золотыми полосами и украшена изображением золотого солнца. Поезд выглядел стильно и безукоризненно, президент даже ни на секунду не усомнился, что это не спектакль – слишком неземным смотрелся этот необычный состав. JFK не понимал, почему гости с другой планеты приехали на поезде, но этот поезд действительно смотрелся как изделие иной цивилизации.

В салон-вагоне поезда в этот момент Лира подошла к Селестии:

– Принцесса, кажется, у нас проблема, – осторожно произнесла единорожка.

– Что такое, моя дорогая? – принцесса Селестия и сама изрядно волновалась, лишние проблемы сейчас были совсем ни к чему.

Лира вытянула шейку и что-то прошептала на ушко пригнувшейся принцессе Солнца.

– Гм… Да, необычная ситуация. В любом случае, уже поздно что-то менять. Заодно посмотрим на реакцию людей, – принцесса улыбнулась. – Удивительно, как иногда поворачивается история…

На перрон вышли несколько человек – президент узнал по низенькой толстой фигуре Хрущёва, рядом стоял более высокий Косыгин, далее Мазуров, Громыко, ещё какие-то партийные «бонзы». Поезд остановился, дверь салон-вагона открылась. Оркестр грянул гимн.

В первый момент президент подумал, что церемониальный распорядитель у русских попутал очерёдность исполнения. Но слова гимна, доносящиеся из динамиков, были не русские. Они были похожи на английские! Красивые, как будто ангельские голоса пели на языке, напоминающем средневековый английский, он звучал со странным акцентом, но слова были простые и понятные:

United forever, in Friendship and Neighbor

Our Great Equine Empire shall ever endure.

The mighty Celestia in all of her grace,

Created this world to be our sacred place.

Хрущёв, Косыгин, и прочие деятели удивлённо переглядывались, слушая гимн. JFK не понимал, что происходит. Слова гимна, звучащие в голове, отвлекали, он чувствовал, что происходит что-то не то, но не мог понять, что именно. И тут под звуки гимна из двери салон-вагона вышли… два существа, выглядевшие, как ослики в церемониальных доспехах. У президента отвалилась челюсть.

Следом за охранниками из двери вагона вышло существо, напоминающее… салатово-зелёную игрушечную лошадку с коротким рогом на большой круглой голове и огромными, невероятно красивыми золотистыми глазами.

– Копытные? – президент от удивления выронил пульт от телевизора. – Инопланетная цивилизация – копытные?

Судя по реакции зрителей, они тоже не ожидали ничего подобного. Зелёная единорожка отступила в сторону, почтительно склонив голову. Из двери вагона величаво выступила… белая лошадка с длинным рогом на лбу. Она была выше стражников и зелёной единорожки примерно вдвое, но заметно короче обычной земной лошади. На голове у неё сверкала золотая диадема, на груди – золотое украшение в виде ленты с огромным драгоценным камнем, на копытах тоже виднелись золотые украшения. Её разноцветные грива и хвост, напоминающие северное сияние, колыхались, как невесомое облако.

За первой лошадкой вышла вторая, тёмно-синяя, с такой же колышущейся, но уже тёмной облачной гривой, в которой, казалось мерцали звёзды. На её голове красовалась серебряная диадема, похожая, но серебряная лента с огромным кулоном была надета на груди. Обе гостьи величественно шествовали, направляясь к группе встречающих. Они торжественно раскрыли огромные крылья… Крылья? Инопланетные лошади с рогами и крыльями? Президент сидел с отвисшей челюстью, глядя в телевизор. Звуки гимна продолжали греметь из динамиков.

Long live our Equin Motherland

Long live our Empire oh so Grand!

Long live Equestria United and Free!

Strong our Friendship Trialed by Fire,

Long may that Violet Flag inspire,

Shining new glory for Ponyes to see!

Камера слегка повернулась, и в кадре показались два флага, развевающиеся рядом – красный советский, с золотыми серпом и молотом, и фиолетовый, усыпанный серебряными звёздами флаг гостей. В центре его были изображены Луна и Солнце, вокруг которых изогнулись стилизованные фигуры крылатых коней – белая и тёмно-синяя.

В этот момент президент в ужасе осознал – музыка гимна гостей была точно такая же, как и музыка советского гимна, различались только слова!

(https://www.youtube.com/watch?v=oW6blyF0Q2o фанатский гимн Эквестрии)

– Это что, инопланетные лошади-коммунисты?

Телефон зазвонил, президент машинально снял трубку. Звонил Роберт, видимо, из министерства юстиции:

– Джон, ты смотришь TV?

– Да, чёрт подери… Подожди…

Гостьи подошли к встречающим, оркестр, без перехода, заиграл гимн Советского Союза. Оба гимна звучали как один, только слова теперь были русские. Гостьи спокойно стояли в одном строю с людьми, пока не стихла музыка гимна. В обоих случаях исполнялся только один куплет и припев, видимо, чтобы не затягивать церемонию.

– Ваши Высочества, мы рады приветствовать Вас в Советском Союзе! – произнёс в микрофон Хрущёв.

Репортёр переводил его слова на английский.

– Мы надеемся, что ваше пребывание будет приятным и обоюдно полезным, – добавил Косыгин.

Белая лошадка грациозно шагнула к микрофону. Камера остановилась на её прекрасных, больших фиолетовых глазах с длинными ресницами.

– Здравствуйте, дорогие друзья! Я, принцесса Селестия Эквестрийская, счастлива посетить вашу замечательную, гостеприимную страну. Мы с сестрой специально выучили русский язык, чтобы лучше понимать вас.

Она сделала шаг назад, уступая микрофон тёмно-синей:

– Мир вам, уважаемые люди! МЫ, принцесса Луна Эквестрийская, передаём вам привет от лица всех жителей Эквестрии и благословение НАШЕ! Пусть мы с вами зело различны, но верим МЫ, что различия сии не помешают нашей с вами дружбе и взаимопониманию.

Камера показала целую толпу разноцветных пони, выбравшихся из вагонов.

– Принцессы? – пробормотал JFK. – А почему тогда такая музыка у гимна?

Сложившийся шаблон был безжалостно порван в клочья. Принцессы-коммунистки – это был бы уже окончательный сюрреализм. Но музыка гимна, в точности похожая на советский, полностью сбила с толку президента.

– Как мне удалось узнать, салют наций при встрече был отменён по просьбе гостей, – тараторил тем временем репортёр. – Похоже, церемонию решили не затягивать. Гости и встречающие направляются с вокзала к ожидающему на площади кортежу лимузинов.

Камера показала длинную вереницу автомобилей, едущих по улицам Москвы.

– Правительственный кортеж в сопровождении почетного эскорта мотоциклистов направляется на Красную площадь. Жители Москвы радостно приветствуют делегацию Эквестрии.

Вдоль улиц стояли толпы народа. Люди размахивали красными и звёздно-фиолетовыми флажками, приветствуя невероятных гостей.

– Кортеж выезжает на Красную площадь и останавливается возле Мавзолея Ленина.

Камера показала панораму гигантской толпы, заполнившей площадь. Над толпой колыхались красные флаги Советского Союза и фиолетово-звёздные знамёна Эквестрии.

– Гости и встречающие поднимаются на трибуну Мавзолея, – частил репортёр. – Принцесса Селестия подходит к микрофону и обращается к собравшимся с короткой приветственной речью.

– Здравствуйте, товарищи!

Президент тихо офонарел от подобного обращения. Толпа на мгновение замерла, а затем взорвалась приветственными криками.

Принцесса Селестия не просто так назначила послом в СССР Лиру Хартстрингс. Помешанная на «человеках» зелёная единорожка собрала множество сведений о людях, об их жизни, привычках, обычаях и условностях, принятых в обществе. В своих отчётах она подробно расписала всё – в том числе и принятые в СССР обращения.

– Я, принцесса Селестия Эквестрийская, приветствую всех граждан Советского Союза и передаю вам привет и пожелание дружбы от всех жителей Эквестрии! Мы – мирный и счастливый народ.

В нашей прекрасной Эквестрии, так же, как у вас, всепони получают бесплатное образование и медицинское обслуживание, – продолжала Селестия. – Уже тысячу лет у нас не было войн. Мы более всего ценим дружбу, и сегодня я предлагаю нашу дружбу и сотрудничество вам, как авангарду человечества. Позвольте представить вам, мою сестру, принцессу Луну. Не удивляйтесь, она немного старомодна.

Синяя принцесса завладела микрофоном:

– Дорогие друзья! Товарищи! Счастливы МЫ представлять миролюбивый и дружный народ Эквестрии в вашей замечательной стране, да будет она благословенна во веки веков! Да, мы другие, не похожие на вас. В Эквестрии тоже есть наука, именуемая у нас магией, непохожая на вашу. МЫ, Луна Эквестрийская, предлагаем народу вашему нашу дружбу, обмен знаниями и умениями. Вместе мы сможем больше! Сейчас покажем МЫ вам, как пегасы в Эквестрии управляют погодой. Итак, встречайте пилотажную группу «Вондерболты»!

Длинный рог принцессы вдруг засиял. Синий луч ударил в низкие облака, сгустившиеся над городом. Из небольшой толпы пони, стоящей внизу у Мавзолея, ринулась ввысь пятёрка пегасов в синих с золотом комбинезонах. Они вонзились в облака, и вдруг начали растаскивать их в стороны, как будто это были огромные кучи ваты. Через несколько минут вся Красная площадь осветилась яркими лучами Солнца.

JFK не верил своим глазам. Эти крылатые лошадки таскали облака, словно большие подушки! А «Вондерболты» уже схватили отдельное облако, отогнали его в акваторию Москва-реки, и лихо выкрутили на глазах всех собравшихся, как бельё, отжав лишнюю воду. Затем они спустились вниз, толкая облако перед собой. Оно повисло над изумлённой толпой. Ярко-жёлтая пони в синем с золотом комбинезоне оторвала край облака, вдвое больше её самой, и вдруг откусила от него!

– Здравствуйте! – крикнула она в толпу. – Меня зовут Спитфайр, я командир «Вондерболтов». Вот так мы в Эквестрии управляемся с облаками! Попробуйте, теперь облако сладкое, как сахарная вата!

Она ещё раз откусила от облака и толкнула его прямо в толпу.

– Теперь его можно есть! Угощайтесь! Мы сейчас притащим ещё! Хватит на всех!

Президент Соединённых Штатов круглыми глазами охренело наблюдал, как радостные москвичи растаскивают на куски облако, накрывшее половину Красной площади, и едят его! На его глазах эта синяя лошадь превратила обычное облако в сахарную вату...

– А ещё мы катаемся на облаках! – крикнула Спитфайр. – Можем даже спать на них, перевозить небольшие грузы и даже строим из них свои дома! «Вондерболты», а ну, покажем нашим новым друзьям, что умеют пегасы!

Крылатые пони сине-золотыми молниями носились над толпой, таская и соединяя между собой клочья облаков. За несколько минут они сложили из них прямо в воздухе слегка колышущийся дворец в виде нескольких округлых куполов, с широкой лестницей, спускающейся прямо на брусчатку Красной площади. Спитфайр поднялась по лестнице, встала на балюстраде дворца, взмахнула передней ногой.

Принцесса Луна распахнула огромные крылья, взвилась в воздух и перепорхнула с трибуны Мавзолея на облачную балюстраду.

– НЕ БОЙТЕСЬ, ДРУЗЬЯ! КАК ВИДИТЕ, ПО ОБЛАКАМ МОЖНО ХОДИТЬ! ПОДНИМАЙТЕСЬ К НАМ!

Принцесса говорила без микрофона, но так громко, что её слышали все, стоящие на площади. Несколько человек возле нижнего края лестницы осторожно вступили на облако, что-то спрашивая у стоящего рядом пегаса. Тот ободряюще вскочил на лестницу и начал подниматься по широким облачным ступеням, ободряющими жестами крыльев приглашая всех следовать за ним.

Люди медленно, неуверенно поднялись по лестнице на балюстраду облачного дворца.

– А сейчас мы покажем, что могут единороги, – улыбаясь, объявила принцесса Селестия. – Уважаемые Никита Сергеевич и Алексей Николаевич, позвольте вместе с вами телепортироваться на этот облачный дворец?

Косыгин с лёгким беспокойством взглянул на Хрущёва.

– Не волнуйтесь, Алексей Николаич, мы с принцессой Луной таким макаром половину Эквестрии посетили, – широко заулыбался Первый секретарь. – Это действительно работает!

– Беатрикс, дорогая, твой выход! – объявила с трибуны принцесса Селестия. – Телепортируй нас троих к принцессе Луне. Дорогие друзья, позвольте представить вам доктора магических наук Беатрикс Луламун!

Из толпы пони у Мавзолея вышла голубого цвета единорожка в синем, расшитом звёздами плаще мага и остроконечной синей шляпе с висящими полями. Её рог засветился, в следующую секунду Хрущёв, Косыгин и принцесса Селестия исчезли в яркой белой вспышке и тут же появились во второй вспышке на балюстраде облачного дворца. Первый секретарь и председатель Совета министров слегка ошарашенно оглядывали толпу внизу.

– Етить твою мать, цирк с конями, – пробормотал, стоя на трибуне Мавзолея среди прочих официальных лиц, Иван Александрович Серов.

Тем временем Трикси создала несколько светящихся шаров величиной с апельсин, и начала жонглировать ими в воздухе.

– СЕЙЧАС ДОКТОР ЛУЛАМУН С ПОМОЩЬЮ ТЕЛЕКИНЕЗА ЖОНГЛИРУЕТ ШАРОВЫМИ МОЛНИЯМИ! – громогласно объявила с балюстрады облачного дворца принцесса Луна. – ТРИКСИ, ДОРОГАЯ, БУДЬ ОСТОРОЖНЕЕ, ЧТОБЫ НИКТО НЕ ПОСТРАДАЛ!

Голубая единорожка одну за другой запустила молнии ввысь, в сторону реки. Они взорвались в вышине очередью ослепительных плазменных взрывов, разбрасывая над рекой сияющие даже в солнечном свете блёстки салюта.

– ЭТО НАДО СМОТРЕТЬ НОЧЬЮ, КОНЕЧНО, – объявила принцесса Луна. – В ТЕМНОТЕ ФЕЙЕРВЕРКИ ТРИКСИ СМОТРЯТСЯ ЛУЧШЕ.

Трикси заклинанием придала облаку упругость батута. Пинки Пай тут же оценила новую забаву – забравшись по лестнице на облачный дворец, розовая пони прыгнула прямо на пружинящее облако, и принялась кувыркаться на нём.

– Дети! Идите сюда, здесь весело!

Несколько ребятишек из толпы присоединились к ней, все вместе они весело подскакивали на облаке, кувыркаясь в воздухе. Несколько единорогов из делегации зорко следили, чтобы никто не вылетел за пределы облака – при малейшей опасности детей мягко подталкивали телекинезом к центру аттракциона.

– Такое облако может служить защитой от быстро летящих предметов, – сказала в микрофон принцесса Селестия. – Оно может задержать даже ваш самолёт, или мягко опустить его на землю, если он начнёт падать.

– А вот это очень интересно, Ваше Высочество, – тут же повернулся к ней Косыгин. – Мы сможем потом обсудить это подробнее?

– Конечно. Я думаю, мы можем оставить праздник на Спитфайр и доктора Луламун, и перейти к обсуждению более серьёзных вопросов, – ответила принцесса. – Тем более, что к заходу солнца я буду вынуждена вернуться в Эквестрию. Кто-то из старших аликорнов должен оставаться на посту. Моя сестра задержится у вас на несколько дней, у неё есть право подписи договоров и соглашений. И ещё я пришлю принцессу Твайлайт Спаркл, по части науки и сотрудничества ей нет равных.

Принцессы и руководители СССР отправились в Кремль, на переговоры, а праздник на Красной площади продолжался. Пегасы опустили облачный дворец пониже, разобрали лестницу и слепили из неё подиум. На нём начался показ мод. Рэрити была счастлива – это был её звёздный час. Она стала первым модельером Эквестрии, устроившим шоу высокой моды в другом мире!

Всё было устроено в буквальном смысле слова на высшем уровне. Её необычный друг-человек не подвёл: присланные им журналы вдохновили белую единорожку на создание удивительной коллекции, в которой смешивались мотивы эквестрийской и земной моды. Лира, как посол Эквестрии в СССР, согласовала показ с министерством культуры. Екатерина Алексеевна Фурцева при виде зелёной единорожки сначала ущипнула сама себя, потом предсказуемо умилилась, и обеспечила полное содействие – договорилась с манекенщицами, прислала Рэрити манекены для подгонки платьев по человеческой фигуре, и организовала всю земную часть показа. Единорожка отплатила добром за добро, сшив для Екатерины Алексеевны невероятно красивое шёлковое платье.

Все расходы по организации показа по распоряжению принцессы Селестии были оплачены из казны Эквестрии. Флим и Флам помогли с перегрузкой коллекции из вагона в предоставленные людьми автомобили, а Трикси незаметно телепортировала груз и манекенщиц в облачный дворец.

Каждое платье коллекции Рэрити сделала в двух вариантах – для пони и для человека, при этом цвета и элементы оформления были одинаковы, и даже на подиум манекенщицы выходили вместе, по двое – девушка и пони. Парад манекенщиц открыли вместе Регина Збарская и Флёр де Лис, одетые в белые кружевные платья.

Музыкальное сопровождение обеспечила Винил Скрэтч, подобрав для показа мод негромкую и мелодичную музыку. Её музыкальный центр тоже доставили в облачный дворец – вечером здесь планировалась дискотека.

Принцесса Селестия позаботилась и об информационной поддержке – возле подиума вместе с журналистами из числа людей крутилась лучший фотограф Эквестрии – Фотофиниш. Она получила личное письмо принцессы с просьбой обеспечить премьере Рэрити в мире людей «хорошую прессу».

Показ мод вышел просто невероятным – Рэрити и подумать не могла, что её ждёт такой успех. Девушки и женщины облепили балюстраду облачного дворца плотной стеной, а в паузах между выходами манекенщиц белая единорожка рассказывала им об особенностях эквестрийской моды:

– Как видите, мы с вами не только разные, мы ещё и очень похожи. И в вашем и в нашем мире мода, красивая одежда и аксессуары – важная часть общего культурно-цивилизационного фона, – этот пассаж модельерше подсказала Твайлайт, сама Рэрити не разбиралась настолько свободно в столь сложных понятиях. – Пони обычно надевают одежду только зимой или по особым случаям, но никто не скажет, что мы не уделяем внимания моде.

Показ завершился, и Рэрити одной фразой многократно усугубила свой успех:

– А сейчас каждая желающая может приобрести понравившееся ей платье!

Толпа женщин ответила восторженным визгом, едва не смяв балюстраду. Приобрести платье из другого мира захотели очень многие. Рэрити и помогавшая ей Флаттершай распродали всю коллекцию за час. Торговали за рубли – соглашение о курсе обмена рублей на эквестрийские биты было заключено одним из первых.

– Хорошо, но мало! Очень рада лично познакомиться с вами, моя дорогая Рэрити, – Екатерина Алексеевна Фурцева с трудом пробилась через толпу. – Ваша коллекция – это что-то удивительное! Но у нас 220 миллионов населения. Вы только что приобрели как минимум 50-60 миллионов потенциальных клиенток. Уверены, что справитесь?

– Ой... Наверное, нет... – честно призналась белая единорожка. – Я же художник, а не ремесленник. У меня уже был опыт, когда я сшила платье для принцессы Твайлайт, и всепони захотели точно такие же. Ох, это было ужасно!

– Тогда, позвольте вам представить, это наш министр торговли Дмитрий Васильевич Павлов. Он хочет приобрести права и выкройки для серийного производства ваших платьев на советских швейных фабриках.

Дмитрий Васильевич ещё ни разу не торговался с белыми единорогами, но это не помешало ему заключить выгодную сделку. Рэрити продала не только эту коллекцию, она заключила долгосрочный договор, по которому создаваемые ею модели одежды для людей затем производились в СССР серийно.

Разноцветные пони, строящие дворцы из облаков, превращающие их в сахарную вату, телепортирующие людей и жонглирующие шаровыми молниями, в клочья порвали мозг президенту Соединённых Штатов.

В его руке ожила телефонная трубка:

– Джон, ты это видел? – спросил Роберт.

– Это катастрофа… – упавшим голосом произнёс президент.

Он уже представил, как эти разноцветные лошадки, способные легко и непринуждённо жонглировать шаровыми молниями, телепортируют советские танки прямо в центр Вашингтона. Или ядерную боеголовку – напрямую в Овальный кабинет.

– Вот именно… – пробормотал министр юстиции. – Джон, мы проиграли. С такими союзниками красные сотрут НАТО в порошок.

Если в начале трансляции у президента ещё оставались какие-то сомнения, подозрения, что всё это – дьявольский спектакль красных, то после увиденного сомнений больше не осталось. Это действительно были гости из другого мира – никто на Земле не мог бы выкидывать подобных фокусов с облаками и телепортацией.

Трансляция закончилась, в конце передачи камера показала, как пегасы опустили облачный дворец на землю. Люди входили в него, выходили обратно, ошалело делясь друг с другом небывалыми впечатлениями. Пегасы порхали над толпой, одаривая детей и взрослых эквестрийскими сладостями или просто кусками сахарной ваты, оторванными от облака. Двое пегасов размотали над Красной площадью гигантскую дугу радуги, на которой светилась и переливалась надпись: «СССР и Эквестрия – вместе к светлому будущему!»

– Угощайтесь! Вот такие вкусняшки умеют готовить наши земные пони, – Спитфайр носилась над толпой с мегафоном на передней ноге, рассказывая собравшимся всякие интересные факты об Эквестрии.

Среди толпы людей весело прыгала голубоглазая розовая пони, она раздавала детям наполненные гелием воздушные шарики.

– Вот это вечеринка! – Пинки Пай была на седьмом небе от счастья.

Когда шарики кончались, Соарин или Тандерлейн приносили ей следующую порцию из огромной тучи шариков. Два ярко-жёлтых единорога наполняли их гелием из баллонов, рядом стояла невесть откуда взявшаяся большая коробка с шариками.

– Погоди, Бобби… – произнёс президент, собираясь с мыслями. – Возможно, мы сумеем тоже наладить с ними контакт и убедить этих лошадей, что лучше дружить с нами, а не с коммунистами. Свяжись с Маккоуном, нам надо обсудить ситуацию. Я вызову генерала Тэйлора и адмирала Бёрка.

А на Красной площади продолжался невероятный праздник. «Вондерболты» устроили воздушное акробатическое шоу над Москва-рекой, показывая фигуры высшего пилотажа. В шоу принимала участие и советская пилотажная эскадрилья «Красная пятёрка» на истребителях МиГ-17 (https://ok.ru/nashiioni/topic/65846377406536) Одновременно и в одном строю пегасы с МиГами, конечно, не летали – это было попросту опасно.

Праздник завершился грандиозным гала-концертом и дискотекой, затянувшейся до полуночи. На сцене по очереди выступали пони и люди, пели кантерлотские звёзды Сапфир Шорс и Графиня Колоратура, Винил Скрэтч оторвалась по полной, на дискотеке танцевали уже все вместе, а под конец Трикси устроила праздничный фейерверк.


С НОВЫМ ГОДОМ!

Читать дальше

...