Автор рисунка: aJVL
Глава 2: История болезни

Глава 1: El sueño de la razón

Сон разума (исп.) Неполная цитата испанской пословицы: “Сон разума рождает чудовищ”

Даймонд Тиара ворочалась в постели. Она открыла налитые кровью глаза, лишь для того, чтобы крепко зажмуриться, когда лунный свет безжалостно ослепил ее.

Моргнув и бормоча проклятья себе под нос, она встала с кровати и закрыла занавеску. Даймонд Тиара осмотрела свою комнату. Все было расставлено по своим местам просто идеально, она даже не могла вспомнить, когда комната была более прибранной. С тех пор, как у нее началась бессонница, она перепробовала все, чтобы справиться с ней. Уборка комнаты была одной из первых вещей, которые она попробовала после того, как надежда уснуть ее окончательно покинула.

Но на этом все не закончилось. Она провела несколько ночей в поисках правильного способа расставить все свои вещи по местам. Она рассортировала все свои игрушки по размеру, затем расставила все книги на полках в алфавитном порядке. Прошлой ночью она перерыла шкаф, сортируя все свои платья по возрасту. Это была на редкость скучная и утомительная задача, но, к сожалению, даже она не заставила ее заснуть.

Даймонд Тиара вздохнула и пододвинула одну из коробок на сантиметр ближе к стене. Затем она медленно направилась обратно в кровать. Она легла на спину, уставившись в потолок.

Она знала, как сильно отец беспокоился о ней. После того, как доктора из Понивилля не смогли сказать ничего определенного о ее состоянии, Филси Рич начал писать письма лучшим неврологам из Мэйнхэттена, Филлидельфии и Кантерлота, но и они не смогли найти ответ. В течение последнего месяца она перепробовала все виды снотворных пилюль и зелий, которые можно было купить в эквестрийских аптеках. Но ничего не изменилось. Она не могла уснуть ни на минуту.

Даймонд Тиара  застонала и стукнула копытом по матрасу. Она хотела уснуть. Она была истощена и едва могла сосредоточиться на чем-то в школе. Во время уроков она обычно клевала носом, но продолжала мучительно бодрствовать. Ее оценки ухудшились, несмотря на то, что Филси Рич поговорил с Чирайли о ее проблемах.

Образ Сильвер Спун возник в голове Даймонд Тиары. Помимо отца, она, возможно, была единственной пони в мире, которая переживала за нее. Каждый раз, когда они встречались, подруга спрашивала Даймонд Тиару, удалось ли ей поспать. Услышав “нет”, она всегда делала одно и то же обеспокоенное выражение и говорила несколько обнадеживающих слов. Иногда она обнимала Даймонд Тиару. Иногда упоминала книги о бессоннице, которые читала.

Несмотря на усталость, Даймонд Тиара улыбнулась. Старая добрая Сильвер Спун. Она готова на все ради нее. Даймонд Тиара знала, что Сильвер Спун потратила много часов в поисках средства от ее бессонницы. Пользы от этого было мало, несмотря на то, что Сильвер Спун была одной из самых умных пони, которых знала Даймонд Тиара, она едва могла понять научный язык книг, которые нашла. Но несмотря на это, Сильвер все равно не оставляла своих попыток.

Даймонд Тиара снова подошла к окну. На этот раз она, открыв его, встала в потоке лунного света. Она сделала несколько глубоких вдохов, холодный воздух совсем прогнал сон, но ее это больше не волновало. Она почувствовала запах свежескошенной травы и слабые следы дыма далекого костра. Ее уши заполнило стрекотание сверчков. Пони встрепенулась, когда заплутавший мотылек коснулся ее гривы. Она оглянулась и увидела, что он приземлился на стену ее комнаты.

Некоторое время Даймонд Тиара смотрела на мотылька, но тот не двигался, так что она развернулась к окну. Внезапно у нее появилась идея. Она забралась на подоконник и села на него. Затем спрыгнула на мягкую траву по другую сторону.

Она вздрогнула, когда ее копыта намочила роса. Она потянулась и расправила спину. Затем Даймонд Тиара направилась в большой сад, окружающий ее дом.

Впервые с тех пор, как у нее началась бессонница, она действительно чувствовала себя счастливой из-за этого. Ночной сад был прекрасен. Запах акации и картофельной ботвы наполнил ее ноздри, практически зачаровав ее. Легкий ветер нежно шевелил листья. Даймонд Тиара порысила по тропинке и вскоре скрылась в тени кустов и деревьев.

Она подошла к изгороди и пошла вдоль нее. Она вспомнила, что где-то здесь была небольшая дыра, через которую она как-то сбежала из сада, когда играла в прятки с Сильвер Спун. Бедная Сильвер потратила почти час, пытаясь найти ее, из-за чего Даймонд Тиара почувствовала себя виноватой перед ней. Позже она пригласила ее на молочный коктейль, но даже после этого отношения между ними были слегка напряженными на протяжении нескольких дней.

Ну, Сильвер Спун никогда не могла долго злиться на кого-то. Тихая, занудная и немного застенчивая из-за своих очков, Сильвер Спун была последней пони, от которой можно было ожидать, что Даймонд Тиара с ней подружится. Пролезая через дыру в изгороди, она улыбнулась, вспоминая, как они встретились в первый раз. Это было очень давно, когда ее мать была еще жива. Она дружила с родителями Сильвер Спун, поэтому они часто играли вместе, пока взрослые разговаривали.

Все изменилось, когда мать Даймонд умерла, а родители Сильвер Спун переехали в Ванхуфер. У Филси Рича не было времени на поездки, поэтому они росли по отдельности, пока три года назад Сильвер Спун не вернулась в Понивилль со своей матерью, и они вновь встретились в школе. Даймонд Тиара вздрогнула. И это было вызвано не ночной прохладой, а воспоминанием о плачущей Сильвер Спун с разбитыми очками, лежащими перед ней. Даймонд вспомнила, как она встала между ней и хулиганами.

Она хихикнула. Кто бы мог подумать, что Сильвер тоже станет хулиганкой? Иногда жизнь может быть довольно ироничной.

Прямо как сейчас. У Даймонд Тиары было все, что она могла пожелать, и все же глупая нехватка сна почти что свела ее с ума. Ее отец уже потратил целое состояние на докторов, но они все еще не могли определиться с причиной ее недуга. Несмотря на то, что Даймонд Тиара не верила в карму или похожие силы, она даже попыталась быть милой со всеми пустобокими вокруг нее. Это тоже не сработало.

Уличные фонари отбрасывали жуткие тени на пустой переулок. Даймонд Тиара вытащила несколько веток, запутавшихся в гриве, когда она пролезала через дыру в изгороди, и пошла по тротуару. В домах было темно, лишь изредка она могла заметить слабый свет в одном из окон. Она попыталась идти бесшумно, но казалось, что каждый ее шаг слышен во всем городе.

Она дошла до рынка. Без пони, наполненный пустыми прилавками и мусором, он выглядел необычно пугающим. Даймонд Тиара почувствовала мурашки, пробежавшие по спине. Она начала красться сквозь рынок, стараясь быть как можно тише.

Внезапно она увидела силуэт пони за одним из прилавков. Она замерла, стараясь сделаться как можно меньше. Пони, однако, не шевелилась. Вопреки здравому смыслу, Даймонд Тиара с любопытством приблизилась к прилавку. Волна вони захлестнула ее. Она попятилась, закашлявшись.

С безопасной дистанции она пригляделась к пони и опознала в ней Винил Скрэтч. От нее разило алкоголем и чем-то, чем Даймонд Тиаре определенно не хотелось пахнуть. DJ в больших солнцезащитных очках, закрывающих глаза, храпела, упершись в прилавок.

“Везет же тебе…”, — подумала Даймонд Тиара. Она начала размышлять, не мог бы алкоголь помочь ей заснуть, но бросив еще один взгляд на Винил, она отбросила эту идею. Она не хотела, чтобы кто-нибудь видел ее в таком состоянии. Кроме того, никто не продаст алкоголь девятилетней.

Даймонд Тиара пожала плечами и прошла дальше. На несколько секунд она задумалась, что ей надо найти кого-нибудь, кто поможет Винил добраться до дома, но потом она подумала, насколько трудно будет объяснить отцу, что же она делала на рынке посреди ночи.

Дойдя до Сахарного Уголка, она вспомнила сплетни, которые слышала о Винил. Если верить Сильвер Спун, которая слышала это от Руби Панч, которая слышала, как ее мать обсуждала это с миссис Кейк, Винил похищала и пытала жеребят, чтобы использовать их крики в своих песнях. Даймонд Тиара считала все это глупостью: ни один жеребенок никогда не пропадал в Понивилле, так что либо это было вранье, либо Винил Скрэтч была ужасно плоха в похищениях. Тем не менее, Даймонд Тиара не хотела оказаться рядом с ней, когда она проснется.

Наконец, она покинула Понивилль и начала бродить по окраинам. Холодный ветер трепал ее гриву. Ветер слегка пах дымом, и Даймонд Тиара с трудом припомнила, как Пипсквик, Фезервейт и Рамбл, говорили что-то о походе на выходных.

Она порысила по траве, распугивая кузнечиков. Единственным источником света теперь была луна и пара светлячков, парящих над головой Даймонд Тиары. Она подняла глаза и увидела мириады звезд на небе. Она села на землю и стала внимательно наблюдать за ними. Ее дыхание, участившееся после прогулки, немного успокоилось.

Кобылка смотрела на звезды, не моргая, пока ее глаза не заслезились, и белые точки на небе не превратились в размытые пятна. Она медленно вдохнула холодный воздух, наслаждаясь его запахом и вкусом. Ее глаза начали медленно закрываться…

— Даймонд Тиара? Что ты тут делаешь? — она услышала голос рядом с собой.

Она огляделась, моргнула и увидела перед собой маленького бело-коричневого жеребенка.

— Привет, Пипсквик, — покраснев, ответила она. — Я... смотрела на звезды.

Она бросила на него взгляд, ясно намекающий “только попробуй кому-нибудь рассказать об этом”.

— Смотрела на звезды? Круто, — ответил Пипсквик.

Внезапно странное чувство захлестнуло Даймонд Тиару. Острая боль в затылке почти заставила ее потерять сознание. Она наклонилась вперед, чувствуя, как ее желудок начало крутить и вертеть. Ее зрение затуманилось, а уши внезапно наполнились громким, высокочастотным шумом.

— Ты в порядке? — спросил Пипсквик. — Даймонд?

— Да... — задыхаясь, пробормотала Даймонд Тиара. — Я в порядке...

— Что-то ты нехорошо выглядишь... — сказал Пипсквик. Даже в тусклом свете луны он ясно видел, насколько бледной внезапно стала мордочка Даймонд Тиары. Собственно, он вспомнил, что каждый раз, когда он видел ее в школе, она выглядела совершенно истощенной. Не то чтобы он часто на нее смотрел.

Даймонд Тиара вздрогнула. Лишь стон сорвался с ее губ.

— Я отведу тебя домой... — предложил Пипсквик. Он закинул копыто Даймонд Тиары себе на шею и пошел в сторону Понивилля вместе с ней.

—  Ты не должен... — простонала Даймонд Тиара. Она все еще почти ничего не видела. Вдруг, она вспомнила, как один из докторов говорил ей об опухоли мозга. И хотя томография ничего не обнаружила, Даймонд все еще чувствовала, что это могла быть она. —  Оставайся со своими друзьями…

— Не волнуйся, они меня подождут, — улыбнулся ей Пипсквик.

Некоторое время они шли вместе — Даймонд не могла вспомнить, как долго — когда головная боль начала утихать.

— Я могу идти сама, — сказала Даймонд Тиара. Она выскользнула из хватки Пипсквика и сделала несколько нетвердых шагов.

— Ты уверена? — спросил жеребенок. — Я лучше доведу тебя до дома и удостоверюсь, что ты не упала где-нибудь…

Сначала Даймонд хотела отказаться, но потом она подумала о Винил Скрэтч, спящей на рынке. Она определенно не хотела присоединяться к ней.

Они шли по лугу. Даймонд могла видеть вдалеке ферму Сладкое Яблочко и стену Вечносвободного леса недалеко от них. Она все еще чувствовала, что мир вращается вокруг нее, периферия ее зрения была немного размыта. Пипсквик шел рядом с ней, изредка бросая на нее обеспокоенные взгляды.

— Ты знаешь... — начал он. — Я... если ты когда-нибудь…

Он посмотрел на землю под копытами.

— Если я когда-нибудь что? — спросила Даймонд Тиара. Она посмотрела на Пипсквика, но все, что она увидела, было бело-коричневое пятно. Она моргнула несколько раз, но это не помогло.

— Ну... — сказал Пипсквик. — Я тут недавно... думал... и я думаю, что... Даймонд Тиара, что ты делаешь?!

“Что я делаю?” — подумала Даймонд Тиара. Она огляделась, но ничего не увидела. Она даже не чувствовала собственных копыт. В ушах стоял звон, вместе с какими-то приглушенными криками и ритмичными ударами.

“Что я делаю? Пипсквик? Где ты?”

Она хотела закричать или убежать, но ее тело не слушалось. Какие-то искаженные картинки начали мелькать перед ее глазами, словно кадры из старого фильма. Это был Пипсквик? Или может, это была Сильвер Спун? Даймонд не могла ответить. Она пыталась погрузиться в собственный разум и найти безопасное место, где можно будет дождаться восстановления контроля над собственным телом.

Внезапная вспышка острой боли в копытах заставила ее очнуться. Она все еще ничего не видела, но, по крайней мере, чувствительность возвращалась. Она застонала и сделала единственное, что показалось ей разумным — слепо бросилась вперед, оставив позади луг и Пипсквика.

Зрение постепенно возвращалось, но, несмотря на это, она споткнулась несколько раз. Она не тратила время, чтобы взглянуть назад, вместо этого она вставала и продолжала бежать вслепую. Кровь кипела в ее венах, мышцы, не привыкшие к таким нагрузкам, почти кричали в знак протеста. Она добралась до города, остановилась и прислонилась к стене ближайшего здания, тяжело дыша и сплевывая на тротуар.

Ее зрение и слух вернулись. Ее мышцы скрутила судорога, колени болели там, где она их ободрала. Она огляделась вокруг, Пипсквика нигде не было видно.

“Возможно, он устал бежать за мной…” — подумала Даймонд Тиара. — “Он, наверное, думает, что я ненормальная…”

Она вздохнула и порысила по улице. Уличные фонари были уже выключены, но все равно уже было немного светлее, чем раньше. Наконец, Даймонд Тиара добралась до своего дома и пролезла через дыру в изгороди. Затем она помчалась через сад, надеясь, что садовник еще не проснулся.

Она с облегчением вздохнула, увидев, что окно ее комнаты все еще открыто, как она его и  оставила. Она забралась на подоконник и закрыла окно.

Проходя мимо зеркала, она заметила свое отражение. Грива была растрепана, веточки и травинки запутались в ней. Ее шерстка также была грязной, вся покрытая пятнами грязи и крови от небольших порезов и ссадин, которые она заработала, вслепую бегая по окраинам Понивилля. Ее глаза были налиты кровью, на мордочке также было несколько черных и красных пятен.

Даймонд покачала головой, увидев себя в таком виде. Она подошла к двери, выскользнула из комнаты и направилась в ванную. К счастью, и отец и слуги еще спали.

Она приняла душ, тщательно избавляясь от каждого пятнышка грязи на своей безупречной розовой шерстке. Затем она вымыла гриву, обращая внимание на каждый волос. Она должна выглядеть идеально. Даймонд Тиара просто не могла позволить кому-нибудь увидеть ее грязной или истощенной. Она вышла из душа и вытерлась пушистым белым полотенцем. Когда она высохла, то встала перед зеркалом и аккуратно уложила гриву и хвост, внимательно следя за тем, чтобы ни один волосок не ускользнул от ее расчески.

Даймонд Тиара хотела уже покинуть ванную, когда заметила, что поддон душа полон грязи и волос. Она ахнула от такого вида. Конечно, она могла бы оставить уборку слугам, но даже если это продлилось бы еще хоть несколько минут, это терзало бы ее как минимум пару дней.

С неохотой, она взяла душ и промыла поддон, пока не осталось ни единого пятнышка на белой поверхности. Затем Даймонд взяла швабру и вытерла пол. Перед тем как покинуть ванную, она расставила все пузырьки и пакетики на полках по порядку от самых больших до самых маленьких. Она прекрасно понимала, насколько это глупо, но просто не могла оставить все как есть — это помогало ей успокоиться и забыть о ночных событиях.

“Это действительно было?” — подумала она, — “Может, я просто заснула и мне приснился сон о встрече с Пипсквиком?”

Она все еще чувствовала усталость, поэтому вряд ли она спала.

Она вышла из ванной и почти сразу же столкнулась с отцом.

— Привет, — сказал Филси Рич. — Ты спала?

“‘Ты спала?’ не ‘как спалось?’ или ‘хорошо выспалась?’”, — заметила Даймонд Тиара. Она взглянула на своего отца. У него были мешки под глазами и растрепанная грива. Он обеспокоено смотрел на нее.

— Я не уверена, — пробормотала Даймонд Тиара. — Я думаю, что заснула ненадолго под утро... мне даже приснился сон…

Внезапно что-то щелкнуло в ее голове. Если это был сон, то откуда взялись грязь и ссадины?

— Хорошо, — Филси Рич улыбнулся вполсилы. Даймонд Тиара заметила, что его волосы начали седеть, и задалась вопросом, не из-за нее ли это. — Я собираюсь поговорить сегодня с этим доктором из Троттингхэма. Возможно, он сможет принять тебя на следующих выходных.

— Отлично… — Даймонд Тиара закатила глаза. — Еще один психиатр…

— Он невролог, а не психиатр. И он специализируется на бессоннице…

— Хорошо… — вздохнула Даймонд Тиара. — Пойду съем чего-нибудь... думаю, скоро идти в школу...

— Даймонд... — Филси Рич бросил на нее обеспокоенный взгляд. — Сегодня воскресенье…

— О... тогда я, пожалуй, схожу к Сильвер Спун ... — пробормотала она и пошла в столовую.

Они завтракали в неловком молчании. Даймонд Тиара давно уже отказалась от любых попыток поговорить с отцом. Рано или поздно все сводилось к обсуждению ее состояния. После чего Филси Рич начинал бросать на нее обеспокоенные взгляды и шептать, будто она умирает. При наличии выбора, она бы предпочла все оставить как есть.

После еды Даймонд Тиара вышла из дома и направилась в сторону дома Сильвер Спун. Понивилль медленно просыпался, несколько пони поприветствовали ее, пока она шла по улице. Винил Скрэтч, с заметно зеленоватой мордой, зевала, сидя на балконе своего дома.

Добравшись до центра города, она увидела несколько жеребят. Однако, их поведение было необычным, вместо того, чтобы играть, они собирались в кружок и что-то обсуждали. Она присмотрелась к ним, но Пипсквика среди них не обнаружила. Но она заметила Фезервейта. Она не смогла разглядеть его мордочку, из-за обнимавшей его Скуталу.

— Что за... — пробормотала Даймонд Тиара. Она оглянулась и увидела Сильвер Спун, сидящую на скамейке. Она бросилась к ней.

— Привет Сильвер, что... что случилось?! — воскликнула Даймонд Тиара, заметив, что глаза ее подруги были красными и опухшими. Грива практически умоляла о хорошей укладке. Слезы текли по ее мордочке. Когда Даймонд села рядом с ней, она только всхлипнула и обняла ее, расплакавшись на ее плече.

— Что происходит? — спросила Даймонд Тиара. — Они что-то тебе сделали?

— Нет... — дрожа, ответила Сильвер Спун. — Это Пипсквик... кто-то убил его…


Примечание от автора: Погнали...

Читать дальше

...