Автор рисунка: Noben
Глава 1: El sueño de la razón Глава 3: Пять пони

Глава 2: История болезни

Даймонд Тиара стояла рядом с дверью в кабинет своего отца. Она только что закончила разговор с доктором — старым темно-синим единорогом с серой гривой, который почти целый час задавал ей разные вопросы. Теперь доктор говорил с Филси Ричем.

Даймонд Тиара вздохнула. Эта встреча ничем не отличалась от предыдущих. Перед встречей он ознакомился с результатами ее анализов, убедился, что уровень ее гормонов в норме, а также просмотрел результаты ЭКГ, ЭЭГ, КТ и всего остального, что она даже не могла вспомнить. Сильвер Спун, наверно, смогла бы расшифровать все эти аббревиатуры, но Даймонд Тиара не видела ее с похорон Пипсквика.

Затем доктор посетил ее комнату. Он представился как Мидлайн Шифт и сразу сказал, что она может называть его “Мидлайн”.

— Я хочу задать тебе несколько вопросов, Даймонд, — сказал он. — Надеюсь, что смогу тебе помочь.

Она заметила, что он не делал никаких записей. Как, собственно, и все остальные врачи, которых ей довелось встречать, кроме, разве что, одного. Но и тот, прежде чем начать записывать, долго объяснял ей, зачем это нужно.

— Чем ты обычно занимаешься в свободное время? — спросил Мидлайн Шифт.

— Ну, обычно я играю одина или со своей подругой — Сильвер Спун, — ответила Даймонд Тиара. — Мне нравится делать украшения... Так я и заработала свою метку.

Она говорила об этом минут десять. Она рассказала Мидлайн Шифту, как ей нравится, чтобы все было в идеальном порядке. В симметрии диадем, ожерелий или браслетов, которые она делала, было что-то, что успокаивало ее. Доктор слушал, лишь изредка задавая ей вопросы.

— Сильвер Спун твоя единственная подруга? — спросил он, когда она остановилась перевести дух.

— Нет, у меня много друзей, — ответила Даймонд Тиара. На самом деле это было не совсем так. Большинство из них были просто ее “поклонниками”, они любили ее только за ее богатство. — Сильвер просто моя лучшая подруга.

Мидлайн Шифт кивнул.

— Как часто вы встречаетесь?

— Почти каждый день...  — Даймонд Тиара засомневалась. С воскресенья они разговаривали только в школе. Смерть Пипсквика потрясла Сильвер Спун. В среду она выбежала из класса посередине урока вся в слезах. Даймонд Тиара думала, что врачебная помощь Сильвер Спун нужна куда больше, чем ей.

Была и другая причина. Даймонд Тиара была почти уверена, что это она была той пони, что взяла камень и проломила им череп Пипсквика. Кто еще это мог быть? Он был жив, когда она видела его... затем что-то случилось и она убежала... Ей не хотелось, чтобы Сильвер Спун оказалась поблизости, если что-то подобное снова произойдет.

— Когда я шел сюда, я услышал об этом жеребчике, который недавно умер... —  сказал Мидлайн. — Он тоже был твоим другом?

— Да, — быстро ответила Даймонд Тиара. Она вспомнила последний раз, когда они разговаривали и вздрогнула. — Но мои проблемы со сном начались задолго до его смерти...

Мидлайн Шифт кивнул.

— Как насчет твоей матери? — спросил он.

— Она умерла, когда мне было три...  — ответила Даймонд Тиара. — Я почти не помню ее. Это был несчастный случай... Папа часто говорит, что я похожа на нее. Она тоже любила, когда все было упорядочено.

— Понятно, — сказал Мидлайн Шифт, осмотрев комнату. — Что насчет твоего отца?

— Он переживает обо мне...  — ответила Даймонд Тиара. — Он тоже не может уснуть...

Она знала, что будет дальше. Рано или поздно каждый доктор спрашивал ее об избиениях или домогательствах. Обычно они долго кружили вокруг этой темы. Они спрашивали о ее самом большом страхе, о реакции Филси Рича, если она сделает что-то не так, не клал ли кто-нибудь свои копыта туда, куда их класть не следует. Даймонд Тиара отвечала на все вопросы Мидлайн Шифта со скучающим выражением мордочки.

Доктор уже собирался уходить, когда спросил ее о чем-то другом:

— У тебя есть проблемы со зрением или слухом?

Это застало ее врасплох. Она колебалась некоторое время, прежде чем ответить:

— Нет.

“Успокойся, Даймонд,” — подумала она. — “У тебя нет никаких проблем... это было всего раз…”

— А у тебя были какие-нибудь мысли, которые заставляют тебя бояться или злиться? — спросил Мидлайн Шифт.

— Постоянно... — пробормотала она. — Я не спала больше месяца, это нормально, что я злюсь…

— Да, это нормально, — ответил Мидлайн Шифт. — Спасибо, Даймонд. Я собираюсь поговорить с твоим отцом.

Когда он вышел из комнаты, она прислушивалась к его шагам, пока не услышала, как закрылась дверь в кабинет Филси Рича. Она тихо спустилась с лестницы и встала в коридоре рядом с кабинетом отца.

— ...Физически она в порядке, — услышала она голос Мидлайн Шифта. — Тем не менее, она, кажется, одержима порядком и симметрией. Она всегда была такой?

— Нет, конечно, нет, — ответил Филси Рич. — Я имею в виду, что она всегда любила наводить порядок, как Эмбер... но только недавно она начала делать это постоянно. Она говорит, что ей скучно по ночам...

— Понятно, — сказал Мидлайн Шифт. Даймонд Тиара практически видела, как он кивнул, со своим профессиональным выражением на морде. — Мистер Рич, если вы не против, я хотел бы задать вам пару вопросов о вашей жене…

Даймонд Тиара отвернулась от двери. Вроде они собирались говорить достаточно долго и ей стало скучно. Неожиданно она подумала, как ей не хватает Сильвер Спун, поэтому она решила пойти в город и поискать ее.

Прогуливаясь по улицам Понивилля, она задалась вопросом, почему же ее еще не поймали. Когда Рамбл и Фезервейт нашли тело Пипсквика, они сразу же бросились в город, зовя на помощь. Стражи, прибывшие рано утром на луг, сфотографировали и измерили все следы и отпечатки, которые только смогли найти.

Тело было доставлено в больницу. Даймонд Тиара вздрогнула, представив себе жеребенка, лежащего на металлическом столе с окровавленной дырой в черепе. Она вспомнила, как принимала душ после возвращения с ночной прогулки и как она предположила, что кровь на ее шерсти была от ссадин. Была ли это кровь Пипсквика? Она не знала. Она смыла все улики в канализацию.

Она задумалась, что же произойдет, если они узнают о том, что она была там с ним. Первая мысль была о тюрьме — холодные, грязные стены, зарешеченные окна и невменяемые кобылы, прячущиеся в тени, чтобы причинить ей вред — но потом она отбросила ее. Никто в Эквестрии не бросит девятилетнюю кобылку в тюрьму.

Было еще кое-что. Во всех книгах, которые она читала, преступник обычно оправдывал свои преступления сумасшествием, чтобы его заперли в психушке, откуда он мог с легкостью сбежать. В этих книгах храбрый детектив или умный адвокат легко замечали этот сюжетный поворот и срывали планы злодея в последний момент.

Это, однако, книгой не было. Как бы сильно Даймонд Тиаре не хотелось это отрицать, она потеряла контроль над своим телом и убила Пипсквика... или что-то в ней совершило это. Она больше не была уверена.

— Эй! Осторожно!

Она поняла, что почти врезалась в другую кобылку — розового единорога с тремя драгоценными камнями в качестве метки. Она знала ее со школы — это была Руби Панч.

— Это ты... — пробормотала Руби, нахмурив брови. Она отступила назад, сердито глядя на Даймонд Тиару.

“Она знает?” — подумала Даймонд Тиара, запаниковав.

— Ты опять пришла смеяться надо мной? — закричала Руби, ее глаза наполнились слезами. — Ты действительно думаешь, что это весело? Что бы ты делала, если бы... если бы твоя мать…

Внезапно она развернулась и побежала прочь.

— Руби, подожди! — закричала Даймонд Тиара. Она хотела догнать ее, но остановилась, поняв, в чем было дело.

После того, как они обнаружили, что Эппл Блум, Скуталу и Свити Белль больше не обращают внимания на их оскорбления, Даймонд Тиара и Сильвер Спун начали искать себе новую жертву. Руби Панч, с ее матерью-алкоголичкой и драными учебниками, была слишком легкой целью.

Даймонд Тиара колебалась. Обычно она отмахнулась бы и пошла дальше к Сильвер Спун, но в последнее время она видела слишком много пони, которые плакали из-за нее.

Она с трудом выдержала похороны Пипсквика. Весь город пришел туда, чтобы попрощаться с бедным жеребенком. Даймонд Тиара не могла смотреть им в глаза, особенно когда Чирайли заплакала во время своей речи. На какое-то мгновение ей показалось, что учительница хочет обвинить ее. Она представила, как пони собираются вокруг нее и сердито на нее смотрят, как она бежит к отцу, только для того, чтобы он оттолкнул ее, пару сильных копыт, что сдавили ее горло, лишая воздуха, как ее диадема упала на землю и  была разбита на куски. Она представила, как пыталась бороться, но толпа была сильнее, как пони пинали ее и рвали волосы из гривы.

Она представила, как они бросают ее, грязную и истекающую кровью из многочисленных ран, в могилу Пипсквика. Она подняла глаза и увидела Сильвер Спун, безэмоционально смотрящую на нее.

— Сильвер... помоги мне... — она закашлялась.

Сильвер Спун ничего не ответила, вместо этого, она взяла горсть земли и бросила в нее. Другие пони присоединились, хороня Даймонд Тиару заживо.

— Даймонд? Ты в порядке? — спросила Сильвер Спун, неуверенно глядя на свою подругу. Даймонд Тиара обняла ее и проплакала остаток похорон уткнувшись ей в плечо.

С тех пор они не виделись.

Сейчас Даймонд Тиара смотрела в направлении, куда убежала Руби.

— Что за плакса... — пробормотала она наконец и пошла к дому Сильвер Спун.

Ей даже не пришлось стучать в дверь — подойдя к усадьбе, она увидела свою подругу, лежащую на покрывале под деревом в саду.

— Привет, — позвала Даймонд Тиара.

Сильвер Спун зевнула и вяло огляделась. Глядя как она медленно просыпается, Даймонд Тиара тяжело вздохнула — она бы все отдала, за возможность вот так поспать.

— Привет, Даймонд, — сказала Сильвер Спун и впустила ее в сад. Они потрусили к дереву и сели на одеяло. — Как дела?

— Все еще не могу уснуть, — ответила Даймонд Тиара и взглянула на книгу, которую Сильвер использовала в качестве подушки — большой черный справочник по неврологии. — Ты вообще понимаешь, что там написано?

— Не совсем... — покраснела Сильвер Спун. — Но я пытаюсь, Даймонд... Я действительно пытаюсь…

“И я не заслуживаю этого...“ — подумала Даймонд Тиара.

— Знаешь, я говорила сегодня с этим доктором из Троттингхэма... — сказала она.

— Ну и как он? — поинтересовалась Сильвер.

— Как и все остальные. Он думает, что с моей головой что-то не так, — Даймонд Тиара вздохнула. — Ну знаешь, все эта уборки и прочее... Как будто это как-то связано с моей бессонницей... Теперь он разговаривает с моим отцом.

Сильвер Спун кивнула. Некоторое время они просто сидели рядом друг с другом и молчали.

— Знаешь, я встретила Руби Панч по дороге сюда, — сказала Даймонд Тиара.

— Кого? Погоди, разве это не та жалкая кобылка? Та, чья мать продала бы ее за водку? — Сильвер Спун холодно рассмеялась. — Что она тебе рассказала? Насколько весело убирать с пола блевотину?

— Я просто подумала, что, может быть, мы были слишком грубыми с ней... — сказала Даймонд Тиара не глядя на свою подругу.

Улыбка Сильвер Спун мгновенно исчезла.

— Да, я тоже думала об этом... — пробормотала она. — Я имею в виду, насколько трудно ей живется...

“Эх, подруга…” — подумала Даймонд Тиара. — “Если бы я сейчас сказала, что Руби умственно отсталая, ты бы провела остаток дня, выдумывая новые оскорбления, не так ли?”

Всего лишь один раз Сильвер Спун отказалась действовать с ней заодно. Два года назад Твист отказалась дать Даймонд скатать домашнее задание, и после довольно неприятного разговора с Чирайли, Даймонд Тиара решила превратить жизнь Твист в ад.

Но до этого даже дело не дошло. Когда она рассказала Сильвер Спун о своих планах, то вдруг увидела, как мордочка ее подруги застыла в ужасе и она выпалила “нет!”, пытаясь сдержать слезы.

Даймонд Тиара была удивлена, она никак не ожидала подобного. Только позже она вспомнила, где раньше слышала, как кого-то называли “четырехглазым дебилом”.

Они никогда не говорили об этом. Также, Даймонд Тиара никогда больше не пыталась издеваться над Твист.

— Ты думаешь, мы должны извиниться? — спросила Сильвер.

— Извиниться? Нет, она мне не сильно нравится... — ответила Даймонд.

— Да... ты, наверное, права... — произнесла Сильвер Спун и неловко огляделась.

“Эй, отрасти себе парочку, девчонка, как сказала бы Скуталу…” — подумала Даймонд Тиара. — “Интересно, пару чего, имела в виду эта пустобокая... Пару крыльев? Ей бы самой не помешало отрастить себе парочку работающих...”

Она хихикнула. Затем она посмотрела на сидящую молча Сильвер Спун, чей взгляд был сосредоточен на каком-то случайном пучке травы перед ней.

— Сильвер? Ты в порядке? — спросила она.

— Это Пипсквик... Я до сих пор не могу поверить, что... что он ушел... — прошептала Сильвер Спун.

“Только этого и не хватало…” — Даймонд Тиара вздохнула, села рядом с Сильвер Спун и обняла ее.

Она так привыкла к счастливой и озорной Сильвер Спун, что почти забыла, какой ранимой она может быть. Глубоко внутри она всегда знала, что обычное поведение ее подруги было не более чем маской: она тусовалась с Даймонд, соглашалась с каждым ее словом, все чтобы забыть, как над ней самой издевались.

“Сильвер, Бэбс Сид... А у меня вообще есть настоящие друзья или только поклонники?” — подумала Даймонд Тиара. Она часто размышляла об этом бессонными ночами. Не то чтобы это ее беспокоило, просто это был один из вопросов, которые крутились в голове.

Они провели несколько часов, сидя вместе, почти ничего не говоря. Каждый раз, когда Даймонд Тиара пыталась поговорить о чем-то еще, Сильвер Спун быстро возвращалась к Пипсквику или бессоннице Даймонд.

Наконец, Даймонд это надоело.

— Мне пора идти, — сказала она, глядя на солнце. — Береги себя, Сильвер.

Она вышла из сада и пошла по городу. День был теплый, на улицах было полно пони, они весело разговаривали и наслаждались выходным.

Внезапно Даймонд Тиара замерла на середине шага и моргнула несколько раз. Она обнаружила, что вновь оказалась на окраине города. Она даже не могла сказать, как туда попала — она шла почти не обращая внимания куда идет.

— Что за... — пробормотала она, озираясь по сторонам. Она была на лугу. Однако, это была не та часть луга, где она встретила Пипсквика неделей раньше. Перед ней был крутой берег реки, покрытый кустами и небольшими деревьями.

Она уже собиралась идти к домой, когда услышала чей-то плач. Она присмотрелась к кустам и заметила среди них что-то темно-розовое.

— Руби? —  спросила она, подходя к кобылке, которая сидела на траве и смотрела на реку. Несколько испуганных мотыльков пролетели мимо нее.

Она посмотрела на крутой берег реки и поежилась. Она боялась высоты: когда ей было три, ее мать поехала в горы. Когда она поднималась по узкой тропинке, внезапный приступ головокружения нарушил ее равновесие, и она упала с высоты пятисот метров. Даймонд Тиара никогда этого не видела, но с тех пор не могла смотреть с высоты без холодного чувства, переполняющего ее.

— Это снова ты? — спросила Руби. — Я же сказала тебе оставить меня в покое!

Даймонд Тиара вздрогнула. Она заметила, что края ее поля зрения стали размытыми. Она хотела сразу сбежать, но вместо этого подошла к Руби и села рядом с ней. Преодолевая страх, она посмотрела вниз на реку. Течение было бурным, они сидели примерно в миле от плотины гидроэлектростанции.

— Послушай... — начала Даймонд Тиара. — Все совсем не так... я…

— Ты что? После всего того… что ты со своей подпевалой наговорили обо мне, ты думаешь, что “все совсем не так” поможет? — Руби захныкала.

— Нет... — пробормотала Даймонд Тиара. Она вытянула копыто и обняла Руби. — Нет, Руби, это…

“Беги, Руби! Почему ты не убегаешь от меня!?”

Все длилось, может быть, полсекунды. Зрение Даймонд Тиары со вспышкой отключилось, а когда оно вернулось, Руби уже с ней не было.

— Даймонд Тиара! — она услышала панический крик. Она моргнула, подбежала к берегу и заглянула вниз.

— Нет! — она закричала, увидев Руби, отчаянно размахивающую копытами, пытаясь удержать голову над водой.

— Держись, Руби... — пробормотала Даймонд Тиара. Она попыталась броситься к ней, но вдруг ее копыта ослабели, словно не могли выдержать ее вес, она могла только сидеть и смотреть, как Руби пытается добраться до берега.

Руби пропала, но быстро вынырнула, кашляя и беспорядочно молотя копытами по воде.

— Даймонд… — это был даже не вопль, это скорее был крик, закончившийся всхлипыванием. — Почему...

— Держись! — Даймонд Тиара плакала.

— Почему... — воскликнула Руби. Судорога свела ее ноги. Она выдохнула и исчезла под водой. Ее копыта отказывались слушаться ее. Дно реки было таким безмятежным... холодное спокойствие таким гостеприимным. Руби закрыла глаза и вдохнула, вода мгновенно заполнила легкие. Ее разум начал угасать, но Руби было все равно. Она подняла глаза и увидела искаженное изображение Даймонд Тиары, смотрящей на поверхность реки.

Почему она казалась ей такой важной? Руби Панч ничего не знала. Она с трудом припомнила что-то о плаче, но отбросила эту мысль.

Больше плакать ей не придется.

* * *

Бар “Гарцующий чейнджлинг” в центре Понивилля был битком набит пони. Несмотря на позднее время, они пили и счастливо болтали, празднуя еще один теплый июньский выходной.

Винил Скрэтч чувствовала себя здесь как рыба в воде. Этой ночью работы у нее не было, так что она могла просто выпить и повеселиться со своими друзьями: Октавией, Лирой и Бон Бон.

— ...а потом я сказала... — она махнула копытом в воздухе и глотнула сидра. — Дорогой, это не мой рог, это тот парень тычет в тебя своим...

Окончание фразы заглушил смех ее спутников.

— И что же он ответил? — спросила Лира, когда смех стих.

— Я так и знал! Он даже тверже, чем твой рог… — Винил хихикнула. — Серьезно, я иногда думаю, что Неон предпочитает жеребцов…

— Правда? — Бон Бон покачала головой. — Тогда почему он с тобой?

— Он не только со мной, он с нами двумя... — Винил ткнула в бок Октавию, — Окти словно антилопа, а у меня крутая…

Прежде чем Винил смогла закончить фразу, дверь распахнулась.

Бар затих. Все посетители смотрели на пони, которая вошла в зал, слегка пошатываясь.

Благодаря Менуэтт, которая поговорила с некоторыми пони, Берри Панч в настоящее время был запрещен вход во все бары и винные магазины Понивилля. Никто даже понятия не имел, где она умудряется так напиваться.

Берри огляделась, внимательно осматривая морды посетителей. Внезапно ее взгляд остановился на Винил.

— Ты! — невнятно пробормотала она, приближаясь к ней. — Где моя дочь, сука?

— Чего? — Винил неуверенно на нее посмотрела. — Я не видела твою дочь!

— Она пропала сегодня и до сих пор не вернулась! — орала Берри. От нее разило водкой и потом, Винил содрогнулась, почувствовав этот запах. — Ты с ней что-то сделала!

— Послушай, Берри, я понятия не имею, почему ты думаешь, будто я похищаю жеребят, но это просто тупо! — сорвалась Винил. — Я детей вообще не люблю! Отстань от меня!

— Не пизди мне, Скрэтч! — продолжала орать Берри. Некоторые посетители попрятались под столы.

— Слушай, — Винил встала и подошла к Берри. — Следи за губами. Я. Не. Прикасалась. К. Твоей. Дочери. Понятно? А теперь свали.

Берри сердито уставилась на нее и оскалилась.

— Ты только взгляни на себя... — продолжила Винил, закатывая глаза и надевая солнечные очки. — Я не удивлена, что она предпочла сбежать, чем остаться с тобой…

Внезапно Винил почувствовала, будто ее голова взорвалась. Она приземлилась на стол, рухнувший под ее весом. Кружки разлетелись по полу, покрывая его осколками и лужами сидра. Берри закричала и рванула вперед, чтобы снова ударить Винил. Лира и Бон Бон вскочили и повалили Берри на пол, в то время как Октавия закрыла Винил своим телом.

— Да ты больная... — пробормотала Винил, вытирая кровь с морды. Матерясь, Берри билась в хватке Лиры и Бон Бон. — Сука, ты мне зуб выбила…

Винил взяла свои сломанные очки, осмотрела их и снова бросила на пол.

— Пошла нахер! — отозвалась Берри. Винил только вздохнула. Она медленно встала и осмотрела свои раны. Ее белая шерсть была покрыта сидром, кетчупом и кровью от порезов.

Бармен подошел к ним. Он посмотрел на сломанный стол и покачал головой. Затем он обратился к Винил.

— Ты в порядке или мне вызвать стражу? — спросил он. Винил ничего не ответила, адреналиновый кураж медленно отпускал ее, она начала чувствовать как же болит ее морда и вдруг поняла, что вся покрыта кровью. Обычно даже небольшая капля вызывала у нее головокружение.

— Лучше вызвать стражу, — ответила Октавия, глядя на Берри, которая все еще пыталась освободиться и добраться до Винил. — Мне бы не хотелось растаскивать их снова…

* * *

Ночной воздух медленно остывал. Винил зажгла сигарету магией и выдохнула дым, наблюдая за узорами, которые он образовывал перед ней.

Октавия кашлянула.

— Винил, не могла бы ты не дымить в мою сторону? Я думала, ты бросила курить...

— Ой, извини, — ответила Винил. — Я просто в сигаретном настроении.

— А может в настроении “мне только что съездили в морду”? — спросила Лира, смеясь. Они гуляли по окраине Понивилля, наслаждаясь ночью. Или, по крайней мере, наслаждались Октавия, Лира и Бон Бон.

— Это не смешно, Лира... — вздохнула Винил. — Не знаю почему, но пони в этом городе обращаются со мной, как с долбаной зеброй! Слишком много шума? Виновата Скрэтч. Рвота на коврике? Скрэтч была там. У тебя не получается растить своего ребенка? Скрэтч придет и сожрет его... Почему вообще жеребята? Мне они совсем не нравятся. Да и зачем они мне нужны? Я уже живу в этой модной пранцузской фигне с Окти и Неоном...

— Ménage à trois1, — подсказала Октавия. — Ну, если честно, ты можешь быть немного шумной… Не говоря уже о коврике…

— Могло быть и хуже, — пробормотала Бон Бон. — Они могли обвинить тебя в подрыве библиотеки…

— Да уж, тут точно есть те, кто думает, что я внезапно вырастила пару рук и покрасила шкуру в красный и черный... — Винил закатила глаза. — Лира, а можно вообще вырастить руки?

— Ну, есть редкая генетическая мутация, которая приводит к этому, — ответила Лира, — но они появляются вместо передних копыт. Такие дети обычно имеют другие врожденные дефекты и долго не живут...

— Точно, — кивнула Винил, игнорируя стоны Октавии и Бон Бон, которые представили изуродованного жеребенка. — Я не взрывала библиотеку, но, по-видимому, все равно держу жеребят в своей пыточной. По крайней мере, эта вечно бухая дура так думает…

Винил закатила глаза, старательно игнорируя Октавию, которая говорила ей, что подвал с парой плакатов Вондерболтов на стенах, вряд ли можно назвать “пыточной”.

— Ну, если бы моя сестра пропала, я бы тоже волновалась... — сказала Бон Бон. — В чем-то я ее понимаю…

— Да, но ты бы просто волновалась, — Винил ступила на мост и повернулась к своим подругам. — Берри же напилась и пыталась выбить из меня дерьмо... На самом деле, я собираюсь добиться судебного запрета на приближение2. Кто знает, чего еще взбредет ей в голову... Сегодня она бьет пони, а завтра попытается спалить наш дом…

Винил бросила окурок в реку и проследила, как он падает.

— Ох... — пробормотала она, вглядываясь в поверхность воды под собой. Она слегка пошатнулась и зажгла рог.

— Вот дерьмо... — прошептала она, пересохшим горлом. — Лира, можешь дать мне больше света?

Лира подошла к перилам и тоже зажгла рог, глядя вниз. Ее магия была намного ярче, чем у Винил, она отражалась от воды, освещая их в золотистым сиянием.

Октавия посмотрела в воду и приложила копыто ко рту, увидев маленький силуэт, застрявший между опорами моста. Бон Бон, преодолевая тошноту, присмотрелась получше и, побледнев, развернулась к подругам.

— Это... это жеребенок Берри? — спросила она дрожащим голосом, прекрасно зная, каков будет ответ.


Примечание автора: Если бы мне надо было составлять список литературы для этого фанфика, то я бы поместил туда книгу "Клиническая педиатрия" Ричарда Б. Голденблюма. Мне кажется мр. Голденблюм был бы польщен.


Хозяйство на троих (фр.) https://ru.wikipedia.org/wiki/Любовь_втроём

Вид судебного приказа в англосаксонском праве, в особенности — в США, которым суд предписывает тому или иному лицу совершать определённые действия в отношении другого лица либо, напротив, воздерживаться от совершения таких действий. Чаще всего используется как средство защиты жертв домашнего насилия, сексуального преследования и вторжения в личную жизнь.

Читать дальше

...