Автор рисунка: aJVL
Глава 2: История болезни Глава 4: Солнечный день

Глава 3: Пять пони

— Имя пациента: Руби Берришайн Панч. Раса: единорог. Возраст: девять лет. Цвет шерсти: розовый. Цвет гривы: розовый, двухцветный. Метка: три драгоценных камня…

Доктор положил диктофон и подхватил телекинезом скальпель.

— Ладно, Руби, — сказал он, глядя на кобылку, лежащую перед ним на столе. Бледный, неестественный свет делал ее еще меньше. — Посмотрим, что с тобой случилось…

* * *

Даймонд Тиара внимательно осмотрела нож, выискивая любые огрехи. Некоторое время она смотрела на свое отражение в нержавеющей стали, а затем  взяла тряпку и начала протирать сверкающее лезвие.

Она положила нож обратно в ящик и взяла еще один — маленький нож для фруктов. Она покрутила его в копытах, очарованная тем, насколько сбалансированным он был. Легко спрятать, но острый и, в умелых копытах, смертельный.

Повар, которого нанял Филси Рич, определенно разбирался в ножах. Каждый из них был идеален. Даймонд Тиара подумала о Сильвер Спун, ее подруга всегда интересовалась столовым серебром. Всякий раз, когда кто-нибудь выказывал хоть малейший интерес к этой теме, она буквально сходила с ума. Сильвер могла часами рассказывать о своей коллекции редких ложек, до смерти утомляя незадачливого слушателя.

“Ну,” — подумала Даймонд Тиара, проводя копытом по рукоятке ножа, в поисках неровностей, — “она со своей болтовней, пока что не так смертельна, как я…”

Пони встала и потянулась. Затем завернулась в одеяло и вышла из кухни, насвистывая что-то веселое сквозь стиснутые зубы.

— Даймонд? — она услышала усталый голос отца позади себя. — Что ты делала на кухне?

— Просто решила пройтись, — ответила она со вздохом. — Мне так скучно…

— Не волнуйся, Даймонд, — Филси Рич подошел к ней и погладил по голове. — Доктор Шифт рассказал мне об одной больнице в Троттингхэме для жеребят с... проблемами. Как только учебный год закончится, ты поедешь туда и...

— Я не хочу ехать...  — хмуро ответила Даймонд Тиара. — Я не сумасшедшая...

— Я знаю, что это не так, — ответил Филси Рич. — Ты моя любимая маленькая дочурка... Я не хочу потерять тебя.

— Но я не хочу отправляться туда... одна... — Даймонд Тиара всхлипнула.

— Я буду навещать тебя так часто, как смогу. И, думаю, Сильвер тебя тоже не оставит…

— Да... наверно... — Даймонд Тиара вытерла слезы и пошла в свою комнату. Она легла в кровать, прекрасно понимая, что заснуть все равно не сможет.

Все стало еще хуже, после того как умерла Руби. Каждый раз, когда Даймонд Тиара закрывала глаза, она видела перед собой ее мордочку. Она почти слышала ее “почему” перед тем, как вода сомкнулась у нее над головой.

Даймонд повернулась в постели. Ее зрение начало затуманиваться, но даже когда она закрыла глаза, ее разум все еще не мог успокоиться.

Она перевернулась на спину. Ее глаза широко раскрылись, и она уставилась в потолок. Ее безразличное выражение медленно превратилось в озорную усмешку, когда она стиснула маленький нож в своих копытах.

* * *

Берри Панч ударила копытом в стену, размазывая кровь по обоям. Все ее тело сотрясала неконтролируемая дрожь. Пони упала на пол, тяжело дыша. Сердце колотилось так, словно пыталось проломить грудную клетку. Она перевернулась на спину, не обращая внимания на осколки бутылок, разбросанные по полу. Плача, она медленно поднялась на ноги, только лишь для того, чтобы снова рухнуть. Она начала энергично чесаться копытом, пытаясь избавиться от ощущения, что по ее шерсти что-то ползает.

Она оглядела комнату. Та была почти пуста, не считая нескольких разбитых бутылок и поломанной мебели.

— Руби… — ее шепот был едва слышен из-за пересохшего горла. Она встала, дрожа всем телом, отчего чуть не упала снова. Берри Панч глубоко вдохнула, наполнив ноздри запахом разлитого алкоголя и застаревшей мочи.

Прошло несколько часов... или дней с тех пор, как ей сообщили, что ее дочь мертва. Она едва помнила тот момент — она задремала в камере, куда попала после потасовки в баре, когда страж подошел к ней и сообщил новости. С того момента все было непрерывным размытым пятном из боли, судорог и разбитого стекла.

Кто-то постучал в дверь. Она пыталась шагнуть, но смогла лишь упасть мордой в пол. Она услышала шепот, но не могла с уверенностью сказать, были ли это пони за дверью, или же порождения ее собственного разума.

Замок щелкнул. Берри подняла глаза и увидела дверь охваченную голубой магией. Она быстро открылась, и вошли четыре пони.

— Пресвятая Селестия... — пробормотала Лира, осматривая комнату. Октавия колебалась, пораженная зловонием. Однако Менуэтт и Бон Бон вошли в дом Берри  не поморщившись.

Свет снаружи ослепил Берри. Она могла только слышать шаги, когда Менуэтт приближалась к ней.

— Она бухая? — голос Октавии был приглушенным, как будто он раздавался издалека. Однако этого было достаточно, чтобы вызвать у Берри головокружение.

— Не думаю, — ответила Менуэтт. Берри моргнула и увидела, ее морду прямо над собой. — Я думаю, что она трезва впервые за…

Бон Бон посмотрела на Берри и попыталась поднять ее. Та начала биться, орать и лягаться. Бон Бон отскочил назад, поскользнувшись в луже водки.

— Хорошо, что мы уговорили Винил не приходить сюда с нами... — произнесла Лира. — Кто знает, что бы сотворила Берри, увидев ее...

— Уж точно ничего умного, — Менуэтт вздохнула. — Хорошо, девочки, нам нужно вытащить ее отсюда…

Она направила рог на Берри, которая съежилась на полу.

— Не волнуйся, Берри, мы пришли, чтобы помочь тебе... — Менуэтт села рядом с ней и погладила ее гриву. — Это будет совсем не больно... Давай, позволь мне  помочь тебе, хорошо?

Берри кивнула, пытаясь сдержать дрожь в ногах. Она оглянулась и произнесла лишь одно слово:

— Крысы.

— Крысы? — Октавия, в панике, огляделась. — Где?

— Это похмелье, — ответила Менуэтт и снова нацелила рог на Берри. — Хорошо, Берри, я досчитаю до трех... раз, два…

Синяя аура охватила Берри, которая закрыла глаза и перестала дрожать, безвольно обвиснув в хватке Менуэтт.

— Хорошо... — сказала Менуэтт. —Теперь, давайте доставим ее в больницу…

* * *

Сильвер Спун пряталась.

Она высунула голову из-за угла, чтобы убедиться, что никого нет поблизости. Затем она быстро побежала на другую сторону улицы и спряталась в тени дома. Она прижалась как можно ближе к стене и исчезла в переулке.

Она вздохнула с облегчением. Тут ее никто не увидит.

Сильвер Спун никогда не была общительной пони. Она предпочитала быть одна или с Даймонд Тиарой. Она могла терпеть других пони только потому, что Даймонд любила покрасоваться перед ними.

На самом деле Сильвер Спун боялась толпы, даже если она состояла из пони, таких же дружелюбных, как жители Понивилля.

Особенно сейчас. После смерти Руби, обитатели Понивилля больше не были дружелюбными. До сих пор никто не нападал на нее напрямую, но шепотки за спиной и многозначительные взгляды были еще хуже. Сплетни быстро разлетаются по маленькому городу, и каждый знал о том, как она и Даймонд Тиара дразнили Руби. Тут же появилось предположение, что это они и Берри Панч ответственны за ее смерть.

Сильвер Спун вздрогнула. Было бы проще, если бы Даймонд Тиара была рядом. Жаль, что она редко приходила в школу в последнее время — учебный год почти закончился, и, насколько знала Сильвер Спун, ее подруга готовилась покинуть Понивилль и отправиться в Троттингхэм.

Сильвер Спун шла по переулку, не глядя по сторонам. Она думала об иронии ситуации — она, всегда предпочитавшая книги компании других пони, не была уверена, как сможет пережить лето в одиночестве.

Она остановилась. Перед ней был рынок. Стояло раннее утро, поэтому там находилось всего несколько пони, но и этого было достаточно, чтобы мурашки пробежали по ее спине. Она не хотела идти там, где любой мог ее заметить.

Сильвер Спун вздохнула. Она опаздывала в школу, но для нее это не имело большого значения. Она развернулась назад и пошла вдоль стены, ища путь в обход рынка. Наконец, она нашла подворотню — узкую и грязную, со старыми домами с мансардами, нависающими с двух сторон, но она позволяла остаться незамеченной. Она немного расслабилась и шагнула на тротуар.

— Эй, ты! — она услышала голос за спиной и замерла. Сильвер Спун повернула голову и увидела Скуталу, идущую позади нее. Ей не понравилось выражение ее мордочки — Скуталу даже не смотрела на нее, как будто сам ее вид вызывал отвращение.

— Да, ты... — Скуталу подошла к ней.

— Ты издевалась надо мной... — ее крылья слегка дернулись, но она этого не заметила. — А потом тебе надо было сделать это с Руби!

Сильвер Спун шагнула назад. Скуталу была близко. Слишком близко.

— Теперь ты счастлива? — продолжила Скуталу. — Или ты уже планируешь, кто будет следующим?

Сильвер Спун ничего не сказала. Она старалась не заплакать, но каждое слово Скуталу было как удар ножом в сердце. Она уставилась на свои копыта, отчаянно пытаясь уменьшиться, исчезнуть…

— Что не такая храбрая, когда одна, да? — Скуталу толкнула ее на стену. — И не говори мне, что это Даймонд заставляла тебя смеяться над ней…

Она схватила Сильвер за шею. Нитка ожерелья Сильвер Спун оборвалась и жемчужины запрыгали по тротуару. Скуталу отпустила ее и сделала шаг назад. Ее крылья раскрылись, она яростно смотрела на Сильвер Спун, которая, дрожа, стояла с закрытыми глазами.

Удар отбросил Сильвер Спун назад на стену. Она упала на тротуар и сжавшись, заскулила. Она ждала следующих пинков и ударов, но ничего не происходило. Она открыла глаза. Одна из линз в ее очках была расколота. Сильвер Спун также чувствовала кровь, стекающую по ее мордочке от места, где дужка очков ударила в бровь. Она моргнула, ошеломленная ударом, и увидела Скуталу, стоящую над ней. Ее глаза были широко распахнуты и она прикрывала рот копытом.

— Извини, — прошептала Скуталу. — Мне так жаль, Сильвер...

Сильвер Спун этого уже не слышала — она вскочила и быстро убежала. Она почти ничего не видела и не привыкла бегать, но ей было все равно. Она хотела лишь забиться куда-нибудь, где никто ее не найдет и остаться там навсегда.

Она бежала по улице, чуть не попав под телегу. Даже не услышав пони, закричавшего на нее, она споткнулась о прилавок с цветами, но продолжила бежать вслепую, тяжело дыша.

Кобылка врезалась в кого-то и упала, потеряв свои искореженные очки.

— Что за...

— Пожалуйста, не делайте мне больно! — закричала Сильвер Спун, обращаясь к бело-синему пятну перед ней.

— Зачем это мне? — пони посмотрела на нее. — Святая Селестия... что с тобой случилось, малышка?

Сильвер узнала этот голос. Она слышала его каждый день по радио.

— Мисс Скрэтч! — воскликнула она, быстро вставая и поднимая жалкие остатки очков. — Я... я споткнулась и упала…

— Прямо на чье-то копыто... — пробормотала Винил.

— Не волнуйтесь, я в порядке, — быстро сказала Сильвер Спун. —Я... я думаю, что пойду домой…

— Послушай, девочка, ты разговариваешь с пони, чей шестнадцатый день рождения закончился в отделении травматологии. — Винил указала на бровь Сильвер Спун. — Тут нужно наложить швы.

— Н-нет, спасибо ... я... я заслужила это... — пробормотала Сильвер Спун.

— Без разницы, тебе все еще нужны швы, — ответила Винил. — Кроме того... никогда не позволяй кому-то заставить тебя поверить, что это твоя вина. Одна кобылка уже умерла из-за этого…

— Нет... это была не моя мама... я…— Сильвер Спун вздрогнула.

— Да, ты споткнулась и упала, — невозмутимо повторила Винил. — В любом случае, я просто иду в больницу навестить... своего друга. Нравится тебе это или нет, но ты пойдешь туда со мной.

Сильвер Спун замерла. С одной стороны ее рана все еще кровоточила, и у нее кружилась голова. С другой стороны, последнее, что она хотела, это говорить с кем-то о Руби. Или еще хуже, встретить Берри Панч.

— Не волнуйся, девочка, — произнесла Винил, нагибаясь к ней и поглаживая гриву. — Все будет в порядке.

Сильвер Спун думала иначе, но все равно пошла за Винил, вытирая слезы с глаз.

* * *

Участок Королевской Стражи в Понивилле был похож на любое другое подобное здание в Эквестрии. Дешевая мебель, принцессы, улыбающиеся с плакатов, фото жен, подружек и жеребят на стенах, вездесущий запах старых бумаг, кофе и сигарет. Риот Контрол вошел в комнату и сел в свое кресло.

Когда он был юным жеребенком, он часто мечтал служить во дворце принцессы Селестии в Кантерлоте. Теперь все, о чем он мечтал, был еще один страж, чтобы помочь им.

Обычно для Понивилля было достаточно двух стражей. Но недавно, после того, как девятилетний жеребенок был убит, его одноклассница покончила жизнь самоубийством, а затем пьяная мать вышеупомянутой одноклассницы избила другую кобылу, у них внезапно появилась целая куча работы.

К счастью, другой страж, по имени Фронт Кик, все еще был молод и достаточно амбициозен, чтобы упорно трудиться, пытаясь разобраться с этими делами. Через минуту после того, как Риот Контрол вошел в офис, его напарник тоже появился, левитируя телекинезом папку. Он бросил ее на стол. Риот Контрол глянул в нее и увидел фотографию маленькой кобылки с большим разрезом на груди, позволяющим видеть ее внутренние органы. Он поморщился. Это было не из-за фотографии — после долгих лет службы он привык и не к такому. Однако, увидев ее, он сразу представил себе свою внучку, лежащую на столе патологоанатома.

Он посмотрел на фотографию в рамке на своем столе, изображавшую маленькую рыжую кобылку в скаутской форме, улыбающуюся в камеру.

— Я поговорил с доктором Тульпом, — начал Фронт Кик. — Угадайте, что стало причиной смерти, босс.

— Утопление? — спросили Риот Контрол.

— Да... сюрпризом это не стало, — Фронт Кик вздохнул. — Тем не менее, я прогулялся вверх по реке. Примерно в миле от плотины есть крутой берег. Там недавно кто-то пролез через кусты…

— И что? Там, наверное, куча жеребят играет... — покачал головой Риот Контрол. Фронт Кик был, конечно, усердным стражем, но опыта ему еще не хватало.

— Это еще не все, — сказал Фронт Кик. — У нашей жертвы большая ссадина на боку, как будто она соскользнула по склону перед падением в воду. Доктор Тульп даже нашел немного песка в ране... возможно, в ее шерсти его было больше, но вода...

— Ближе к делу, Фронт Кик... — прервал его Риот Контрол. Он подумал, что уже слишком стар для всего этого.

— Я осмотрел этот берег. Примерно в двух метрах над поверхностью воды есть место, где почва выглядит немного сдвинутой, как будто что-то тяжелое отскочило от нее недавно и упало в воду…

Риот Контрол внимательно посмотрел на молодого стража.

— Иными словами, ты нашел место, где эта бедная кобылка прыгнула в реку. У нас нет времени расследовать самоубийства... Тот кто убил жеребенка две недели назад, все еще на свободе.

— Ну, после того, как я нашел место, я осмотрел кусты, и я нашел это… — Фронт Кик открыл папку и поднял телекинезом фотографию чего-то тщательно упакованного в пакетик.

— Это волос. — Риот Контрол взял очки и посмотрел на фотографию более внимательно. — Он может быть ее…

— Нет, — ответил Фронт Кик. — Он фиолетовый, а не розовый. Вы помните, где мы в последний раз нашли фиолетовый волос, босс?

Риот Контрол замер. Он снова взглянул на фотографию внучки и представил ее лежащей в морге.

— Итак, это означает, что…

— Я считаю, что эти два дела связаны, — сказал Фронт Кик. — Кто-то в Понивилле убивает жеребят…

— Но кто? — спросил Риот Контрол. — У многих пони фиолетовые гривы... Мы должны быть осторожны. Мы не можем позволить этому ублюдку сбежать...

— Точно, — Фронт Кик посмотрел на фотографию, лежащую поверх небольшой стопки бумаг, ту, на которой было изображено вскрытие Руби Панч. — Нам лучше держать это в секрете. Мы же не хотим, чтобы пони начали паниковать...


Примечание автора: Что? Глава, где никто не умер? Невозможно...
Любопытные факты: доктор Тульп, патологоанатом, эксперт по анатомии крыльев пегасов, работающий в больнице Понивилля, наверное, мой самый вездесущий OC: впервые он появился в "Инструментах", потом в их продолжении и был упомянут в "Королевство разделенное".


Примечание переводчика: ничего из вышеперечисленного на настоящий момент не переведено

Читать дальше

...