Aloha, kahuna!

Утомившись от политических интриг и постоянных неудач в мире доклассической эры, Луна убегает в самое лучшее место, которое ей только удаётся найти. Ну, и берёт с собой Селестию.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Не оглядывайся

Что с тобой будет,если поймёшь что привёл свой кошмар туда,где ему не место?

Принцесса Селестия Человеки

Увидеть Солнце

Прошло уже двести лет с тех пор, как на Эквестрию обрушился огонь сотен мегазаклинаний, разрушивших десятки город и уничтоживших миллионы пони... Но много воды и много времени утекло с тех далёких пор, а выжившие пони, а потом и их потомки, так ничего и не поняли, даже не попытавшись изменить свою жизнь, до сих пор мечтая лишь о материальных ценностях. Но даже здесь, в выжженной пустоши, должен быть хоть кто-то, кто мечтает о чём-то возвышенном... И в тоже время простом.

Другие пони

Новая звезда

Небольшая зарисовка о принцессе Селестии и Твайлайт Спаркл.

Принцесса Селестия Другие пони

Fallout: Два мира.

Два мира. Таких разных, но в чем-то похожих... Ведь война, она не меняется... Где бы она не происходила...

Другие пони ОС - пони Человеки

Проклятые

У них нет пути назад, у них нет пути вперёд, они идут туда, куда их долг зовёт.

Найтмэр Мун Человеки

Моя борьба

Хоть я и потерял свои крылья, но страсть к полётам сохранилась в моём сердце. Но... как взлетит пегас бескрылый?

ОС - пони

Час пони

Фанфик навеянный широко известным в узких кругах фанфиком "Сломанная Игрушка" от DarkKinght. Знакомство с "СИ" желательно. Альтернативная история, начинается ~c 22 главы "СИ"

Рэйнбоу Дэш

Обратный виток

Когда последствия вполне себе рядовых событий могут оказаться до абсурда неприятными...

Другие пони ОС - пони

Кризалис - продавец в "Перьях и диванах"

Зайдя в "Перья и диваны", Твайлайт, к своему изумлению, обнаруживает там королеву Кризалис. Следующая история: Кризалис - всё ещё продавец в "Перьях и диванах"

Твайлайт Спаркл Рэрити Кризалис

Автор рисунка: aJVL

— Папочка, папочка, папочка!

Я медленно открыл глаза. В помещении ещё было очень темно, а это означало, что до первых лучей солнца было как минимум несколько часов, но четырёхлетние дети, казалось, совсем не понимали, насколько важно наслаждаться ночным сном. Я прищурился, глядя на тёмный силуэт скачущей кобылки, которая как раз решила, что моя кровать сгодится в качестве батута.

— Твайлайт, тише, папочка хочет ещё немного поспать. И потом, тебе не кажется, что ещё слишком рано для игр? — сонно пробормотал я, в надежде, что мои слова окажут на неё хоть какое-то влияние. Я вытянул шею и посмотрел в сторону будильника — было почти два часа ночи? — Или, может быть, уже слишком поздно, — со вздохом прибавил я.

Даже в полумраке я смог увидеть, как ликующая мордашка Твайлайт тут же сменилась на хмурую минку и она наконец перестала прыгать.

— Но ты сказал, что если я съем весь свой ужин и пораньше лягу спать, мы сможем пойти и посмотреть на ту яркую комету, — жалобно пролепетала кобылка. — Ты же обещал мне, папочка.

— Ох, и верно. Тогда пойдём, пока она не помахала нам хвостиком напоследок, — я снова моргнул, последние остатки сна рассеялись, когда я наконец сел. Мои суставы слегка скрипнули, когда я выпрямился на кровати и потянулся.

Твайлайт выжидающе смотрела на меня широко раскрытыми глазами, полная нетерпения.

— Ну вот я и встал, Твайли, — вздохнул я, с натянутой улыбкой опускаясь на пол. — Тебе повезло, что мамочка в командировке. Помяни моё слово, она бы точно поставила тебя в угол, если бы ты осмелилась так бесцеремонно разбудить её в два часа ночи.

— Что ты, папочка, я проявила бы куда большую аккуратность, если бы мамочка была сейчас рядом, — чинно ответила Твайлайт, спрыгивая с кровати.

— Большую аккуратность? — спросил я, приподняв бровь и следуя за перестуком маленьких копытец по коридору в обсерваторию. — Ты снова читала словарь перед сном?

— Нет! — рьяно возразила Твайлайт. А затем произнесла своим обычным мелодичным голоском: — Я читала инструкцию к телескопу.

— Что ты, милая, папочка тебя не осуждает. Ты словно Старсвирл в юные годы, — сказал я со смешком, открывая дверь. Твайлайт протиснулась в щель и подбежала к телескопу. — Не так быстро, дорогая, подожди папочку. Я так понимаю, ты уже в нетерпении от возможности узнать что-нибудь новое?

— Угум!

Я снова усмехнулся, но не стал комментировать дальше. "Обсерватория", как мы привыкли её называть, на самом деле была небольшой комнатушкой с пристроенным к ней балконом, выходившим на заднюю часть горы Кантер. Уличных фонарей, которые должны были освещать улицы ночью, здесь практически не было, а остальная часть дома — и небольшой холм, на котором он располагался — закрывал большую часть ярких огней Кантерлота. В целом это было отличное место для астронома-любителя, с хорошим видом на звёзды и Млечный путь, который тут можно было наблюдать почти каждую ночь.

— Вау! Ну и вид! — сказал я, оглядывая бескрайнее ночное небо. — Даже не знаю, Твайлайт, сможем ли мы отыскать эту небесную штуку.

— Большую яркую комету? Она при всём желании не сможет от нас спрятаться, папочка! — ответила она, решительно глядя на меня снизу вверх.

— Ты уверена? — спросил я, изображая лёгкий скептицизм. — Просто небо такое огромное, а мы такие маленькие.

Кстати, о маленьком… Я зажёг свой рог, протаскивая телескоп через балконную дверь и радуясь, что позаботился собрать его заранее. Возиться с такими маленькими деталями, да ещё и в темноте, никогда не было особенно весело. Но эта незначительная деталь всегда ускользала от моего внимания, пока не оказывалось слишком поздно.

— Но мы знаем, где её искать, — торжествующе воскликнула Твайлайт, указывая маленьким копытцем на сверкающее небо. — Она между Папой и Кобылкой.

— А? — не понял я.

— Я имею в виду между Большим Медведиком и Малым Медведиком, — запинаясь, пробормотала единорожка. — Просто так мне больше нравится.

— Большим Медведиком? Ого, а что это такое? — спросил я, поражённый её знаниями, но при этом стараясь ей подыграть и показаться чуть менее сведущим, чем я есть. Конечно, мой игривый голос наверняка бы выдал меня Шайнингу или любому другому взрослому, но Твайлайт была ещё слишком маленькой, чтобы заметить это.

"Ох, как же я буду скучать по этому, когда она вырастет", — с болью в сердце подумал я, понимая, что это счастливое мгновение не будет длиться вечно и однажды превратится в обычное счастливое воспоминание.

— Мунденсер назвала мне их настоящие имена сегодня на уроке, — сказала Твайлайт. Она повернулась ко мне спиной, чтобы спрятать лицо, но я услышал смущение в её голосе. — И, кстати, я уже не такая маленькая, чтобы не понять, что ты разыгрываешь меня, папочка.

У меня снова защемило в груди, но на этот раз от чувства  вины.

Я опустил телескоп, чтобы заменить на нём линзу с дневной на ночную с помощью магии, после чего сосредоточил своё внимание на обидевшейся на меня кобылке.

— Прости, Твайлайт, я не хотел тебя огорчить. Я просто шутил. Как отец с дочкой.

— Неправда, — надулась она, по-прежнему не поворачиваясь ко мне лицом. Я уставился на её маленькую понурую головку, по-прежнему улыбаясь.

— Нет, я серьёзно. Просто… ты уже такая взрослая. И мне стало немного грустно от мысли, что это, возможно, последний раз, когда я могу тебя вот так разыграть, — пробормотал я лёгкой горечью, смешанной с радостью за свою малышку. После чего приблизился к ней и взъерошил гриву.

— Эй! — крикнула она.

— Не обижайся, Твайлайт, я не хотел тебя обманывать. Просто сегодня я понял, что мы не всегда сможем проводить с тобой время вместе. Как отец и дочь. Мы не будем вечно смотреть на ночное небо, — признался я куда более искренне, чем собирался.

— Но мы уже это делаем, — сказала Твайлайт, закатывая глаза и пытаясь убрать моё копыто со своих растрёпанных волос.

— Правда? Смотрим с тобой на небо столько, сколько существует наша вселенная? — воскликнул я.

— Да! — сказала она, пытаясь убрать моё копыто. — А теперь пусти меня, папа, мы должны увидеть эту комету!

— О нет, — прошептал я.

— Папочка? — она взглянула на меня, сменив расстроенное выражение на лёгкую тревогу.

— Мне кажется моё копыто… оно застряло. Я... — объяснил я, —  …я не могу его убрать!

— То есть, как это з-застряло? — ротик Твайлайт сложился в маленькую букву "о" от удивления.

— Мне кажется... ах... оно к тебе приклеилось, — сказал я с притворным ворчанием, показушно борясь и делая вид, что не в силах убрать с её головы копыто.

— Тогда используй свою магию! — подсказала она, и её собственный рог неуверенно зажёгся. Я зажёг свой, но только для того, чтобы огонёк на его кончике дрогнул раз-другой и погас.

— Я... я не могу... — я резко вздохнул. — Кажется, я знаю, что это такое.

— Что? Что ты там увидел?

— Это... чёрная дыра! Ни свет, ни магия не могут вырваться наружу!

— Что? — Твайлайт пискнула, когда я сгрёб её в крепкие медвежьи объятия, а потом рассмеялась.

— Ничего, всё под контролем, мы просто должны пережить эту напасть, — воскликнул я, кружа её и покачивая на копытах. — Единственный способ спастись от этой чёрной дыры — это обняться.

— Но это не имеет смысла, — хихикнула Твайлайт.

— Это не обязательно должно иметь смысл, чтобы быть правдой, — сказал я, обнимая её крепче.

Она захихикала ещё громче, и когда её маленькие ножки обвились вокруг моей шеи, моё сердце растаяло точно так же, как в тот день, когда она родилась, когда она вцепилась своим маленьким копытцем в моё, так крепко, словно никогда меня не отпустит.

— Ты такой глупый, папочка, — сказала она, ухмыляясь. — И твои слова как падающие звёзды — толком не увидишь и не поймаешь.

— Ты как всегда права, моя дорогая, как всегда, — со вздохом признал я, замедляя своё вращение и останавливаясь. — Но ты знаешь, строго говоря, я сказал тебе правду.

— Угум.

— Так и есть! — я отпустил Твайлайт на пол и сел рядом с ней, холодный мрамор балкона касался моего бока. — У них есть научные названия — Большая и Малая Урса, — пояснил я, указывая копытом сначала на одно созвездие, а затем на другое.

— Как чудовища? — спросила Твайлайт, хмуро глядя на небо и задумчиво разглядывая звёзды.

— Чудовища? Ну, можно сказать и так. Старшая — это родитель, а младшая — это малышка, кобылка, — поправил я.

— А если это мальчик? — предположила Твайлайт.

— Жеребчик, — поправил я. — Или малыш, или то, или другое, или что-то среднее между ними.

Твайлайт медленно кивнула, явно удовлетворённая таким ответом.

— Значит, мама и ребёнок всегда вместе, даже когда на небе?

— М-м-м, — сказал я, подтягивая телескоп с помощью магии и настраивая фокус. — Между звёздами много пространства, как, я уверен, ты помнишь. — Спина Твайлайт выпрямилась, и она один раз гордо кивнула.

— Но даже несмотря на то, что их звёзды находятся далеко друг от друга, мы можем видеть обеих красавиц, и разве они не кажутся такими близкими? — я поводил копытом из стороны в сторону, охватывая расстояние между двумя мерцающими созвездиями. — И они всё ещё могут быть вместе, всегда, если посмотреть на небо.

— Но папочка, это не имеет смысла, ведь они в небе. И если они далеко друг от друга, небо не сблизит их, — возразила Твайлайт с раздражённым вздохом, но она всё ещё улыбалась.

— Но они могут чувствовать себя ближе, — ответил я.

— Но в действительности они не будут ближе, — настаивала она.

— Полагаю, это правда, — промурлыкал я. — Но знаешь, что я думаю?

— Что?

— Я думаю, что когда-нибудь ты это поймёшь.

— Но я уже понимаю...

— Пока нет. Но твоё время ещё придёт, — заключил я, магия вокруг моего рога исчезла, и мы снова остались в темноте. — Ну что, ты всё ещё хочешь увидеть эту комету? Если нет, я могу убрать телескоп и пойти дальше спать.

— Нет-нет, я хочу! Мне уже не терпится на неё посмотреть! — Твайлайт подалась вперёд, забралась ко мне на колени и практически уткнулась мордашкой в окуляр. Прошло несколько мгновений тишины, а затем...

— Ого-о-о-о, — прошептала она протяжно и низко. — Она такая яркая и… зелёная. Последовала ещё одна пауза, полная задумчивого удивления. — И она летит так далеко. Папа, как далеко она от нас?

Я постучал копытом по подбородку:

— Я бы сказал, примерно, около... ста пятидесяти миллионов километров.

— Сто пятьдесят миллионов?! — воскликнула Твайлайт. — Это… да это же... Старсвирл как далеко!

— Если сравнивать с нашими масштабами, всё равно что от нас до Понивилля, — подтвердил я.

Твайлайт оторвалась от телескопа, запрокинув голову, чтобы скорчить мне мордашку.

— Но папочка, она ведь гораздо дальше.

— Ладно-ладно, моя умница, как отсюда до Мэйнхэттена, — согласился я.

— Ох, папочка, ты такой чудной, — пробормотала она, снова хихикая.

— Правда? — спросил я, придавая своим словам оттенок притворной обиды. — Это слишком громкое слово для такой миловидной кобылки. Неужели тебя ему Мунденсер научила?

Твайлайт откинулась назад, скрестив ноги на груди. Я заключил её в объятия, давая ей время подумать.

— ...Нет, — наконец ответила она.

— Нет?

— Я узнала о нём в словаре, — призналась она.

Я запрокинул голову и расхохотался в небо.


"Сверчки в Понивилле стрекочут чаще, чем в Кантерлоте", — лениво подумала Твайлайт, открывая очередную коробку с книгами.

В библиотеке Золотой Дуб с самого начала был богатый книжный фонд, но видеть, что он будет пополнен её личной коллекцией, грело сердце, хотя для воплощения этой затеи потребуется немало усилий. Она уже отправила Спайка спать; бедный дракончик слишком устал после целого дня распаковки вещей в летнюю жару, и ей не хотелось, чтобы он перетрудился.

Тук-тук-тук!

Твайлайт очнулась от своих размышлений, повернувшись к двери. Кто мог прийти в библиотеку в такой поздний час?

— Специальная доставка! — услужливо прозвучал бодрый голос с другой стороны.

— Ой! — Твайлайт бодро подбежала к двери, открывая верхнюю половину двери. Золотистый свет разлился в ночи, освещая серую пегаску-почтальона, зависшую прямо перед дверью.

— Вот, пожалуйста, мисс! — радостно предложила она, протягивая продолговатый коричневый свёрток.

— О, эм, конечно. Спасибо, — Твайлайт левитировала его магией.

— Пожалуйста, распишитесь здесь, чтобы подтвердить получение, и тогда я отлипну от вашей гривы. — Она небрежно протянула слегка помятое уведомление, роясь в сумке в поисках пера.

— Конечно, — снова сказала Твайлайт, зажигая свой рог и делая пометку магией на бумаге, иной раз единорогам пера не требовалось. — Спасибо. — Она взглянула на посылку, всё ещё плавающую рядом с ней. — Вы знаете отправителя...

— Нет, мисс, это специальная доставка. — Пегаска отдала честь, кивнув один раз, явно довольная хорошо проделанной работой. — Доброго вечера.

А потом она унеслась в темноту и исчезла. Сверчки снова наполнили тишину, которую она оставила, своим задумчивым стрекотанием.

Твайлайт осторожно закрыла дверь и положила свёрток на пол, приступая к распаковке. Её глаза расширились от узнавания.

Она бы узнала этот потрёпанный синий чемодан со старым телескопом где угодно.

Простая и слегка помятая записка полетела на пол, и Твайлайт поймала её в воздухе магией прежде, чем та успела приземлиться.

Моя дорогая Твайлайт.

Решил отправить тебе в помощь старого друга, с которым ты без труда сможешь составить карту твоего нового неба.

С любовью,

Папочка.

Комментарии (5)

+3

Да, милая история показывающая как важно ценить подобные трогательные моменты, которые мимолётны и быстро превращаются в счастливые воспоминания. Спасибо за перевод )))

Бабл Берри
Бабл Берри
#1
+3

Няшно! Пять баллов!

Про Найт Лайта отдельно от его второй половины так мало приличных историй. Спасибо за перевод!

Arri-o
Arri-o
#2
+3

Спасибо! Рад, что история пришлась по душе) Соглашусь, с Найт Лайтом не так много историй.

NovemberDragon
NovemberDragon
#3
+2

Прелестно. Спасибо!

Oil In Heat
Oil In Heat
#4
+2

Как же быстро растут дети )

Старший Теофигист
Старший Теофигист
#5
Авторизуйтесь для отправки комментария.