Автор рисунка: aJVL
Смертоносная и прекрасная - дополнительная глава

Смертоносная и прекрасная

Все началось с необычного запроса высокопоставленного сановника Седловской Аравии.

Политические отношения между двумя королевствами последнее время были несколько напряжёнными, и герцог прибыл, чтобы подтвердить, что отношения между ними останутся хорошими. Но его визит уже закончился, и теперь он и его слуга стояли в тронном зале перед юной принцессой-аликорном и ее телохранительницей, поскольку…

— Принцесса Твайлайт, — начал он, сияя улыбкой. – Могу ли я говорить прямо и сделать вам предложение?

Принцесса неловко поерзала на троне. Она до сих пор не привыкла к позиции, хоть сколько-нибудь наделённой властью, и тем более — когда ее просили об услугах, но чуть слышное покашливание привлекло её внимание

Она скосила взгляд на свою телохранительницу. Она стояла рядом в безупречной броне, украшенной золотом, которое сочеталось с украшениями в гриве и на крыльях Твайлайт. Ее шлем был надет, скрывая коротко стриженую пурпурную гриву, но не шрамы, проходящие через левый глаз. Последствия сорванных покушений в прошлые годы.

И все же, даже в холодной, скрывающей броне, даже с уродливыми шрамами, она выглядела блистательно, ошеломительно, смертоносно и…

Рарити кашлянула еще раз, указывая принцессе собраться, и та повернулась к жеребцу, сделав попытку сидеть ровно и улыбаться.

— Предложение, герцог Сэндс? – спросила она. – Какое предложение?

— Итак…

Жеребец сделал шаг в сторону и жестом приказал двум своим здоровенным телохранителям, стоящим в стороне, приблизиться. Твайлайт могла их описать лишь как жеребцов, которые только тренировались и – ничего более. Даже под броней казалось, что у их мышц есть мышцы.

Ее взгляд снова быстро вернулся к Рарити, и она подумала, что хоть и редко видела телохранительницу без доспехов, она выглядела не хуже натренированной, чем те двое. И была физически привлекательнее, как минимум.

Это, в ретроспективе, было качеством, не слишком важным для телохранителя, но очень важным для принцессы, безнадежно в нее влюбленной.

— Я бы хотел предложить обмен на день, — сказал он.

— Обмен? – Твайлайт приподняла бровь, ответив медленнее и осторожнее.

Теперь герцог посмотрел на Рарити.

— Обмен с вами обоими, — провозгласил он. И настало время уже Рарити приподнимать бровь, когда герцог подмигнул ей. – Мисс Рарити. Видеть вас – всегда счастье.

Вспышка ревности не охватила Твайлайт. Нет. Совсем нет.

Герцог прокашлялся.

— Принцесса, я буду прям с вами обеими, — он повернулся к Рарити и одарил ее чарующей улыбкой. – Я не могу не признать, что очарован вами, мисс Рарити. Момент, когда я увидел вас, увидел, как яростно вы преданны принцессе… Итак… Не могу сказать, что это любовь с первого взгляда, но все же…

Твайлайт пришлось останавливать себя, чтобы сказать ему не говорить такого, потому что любовь с первого взгляда была, на самом деле, просто реакцией тела на высокий уровень дофамина. Она это изучала после того, как думая о Рарити не спала всю ночь.

Потому, нет, он не должен говорить о любви с первого взгляда, потому что это некорректно и еще потому что нет.

Просто нет.

— Так, — ответила Твайлайт.

— Поэтому! – герцог снова указал на своих телохранителей. – Я хочу предложить обмен на один день! Твист Армор и Бит Лэнс – лучшие телохранители в моем королевстве, Ваше Высочество. Они будут вас охранять, пока я… — тут он повернулся к Рарити. – Хотел бы пригласить эту прекрасную даму в лучший ресторан Кантерлота.

— О, герцог! Я польщена! – ответила Рарити, и теперь сама чарующе ему улыбнулась, и это было простым использованием ее социальных навыков, чтобы получить наилучший результат, а не потому, что она была на самом деле польщена. – Как мило с вашей стороны.

— Это согласие, так? – спросил он.

— Герцог Сэндс, — вмешалась Твайлайт, не желая давать Рарити даже шанса ответить. С учетом напряженных отношений, она знала, что оскорбление сановника Седловской Аравии может привести к… проблемам, мягко говоря, потому продолжила осторожно. – Моя телохранительница – не кто-то, кого можно просто заменить кем-то еще. Она была тренирована гвардией моего отца, не говоря уже об этом… — во вспышке магии перед ней появился свиток. – У меня обширный список правил, встреч и традиций, которые готовят меня к роли следующего правителя Эквестрии. И только Рарити помнит их наизусть.

— Принцесса, мои бойцы смогут запомнить четыре или пять… — не сдавался герцог.

Свиток развернулся и растянулся во всю длину трона.

— Сто пятьдесят семь, — заявила принцесса с ноткой самодовольства в голосе.

— Сто пятьдесят семь? — недоверчиво рассмеялся герцог. На его лице было отчетливо написано удивление.

— Сто пятьдесят семь. Я знаю, — улыбнулась Рарити. Затем повернулась к Твайлайт и хитро улыбнулась. – Мне пришлось выучить их все.

Поначалу Твайлайт выпрямилась, гордая приверженностью и памятью своей телохранительницы. Но потом поняла, что ее дразнят и бросила на нее заслуженно возмущенный взгляд.

— Но принцесса, я намереваюсь занять ее лишь на пару часов, — все еще настаивал герцог. – Я уверен, за такое малое время мои охранники справятся. Я бы подождал выходного дня мисс Рарити, но сегодня я должен возвращаться в свою страну.

Твайлайт хотела запротестовать, но…

В ее разум вкралась случайная и тревожная мысль.

Что, если…

Что, если Рарити на самом деле хочет пойти на свидание с герцогом?

Более того, герцог Сэндс – дипломат союзной страны. Если его расстроить, может случиться ссора, а если начнется ссора, то он может начать дурно отзываться об Эквестрии пред лицом Короля-Сфинкса Седловской Аравии, что может сильно осложнить дипломатические отношения между их странами, а потом начнется война, и будут голод и запустение – а все потому, что она влюблена в свою телохранительницу!

Ее решимость и мысли потускнели.

— Я…

— Мой господин, — зазвенел голос Рарити, привлекая, как всегда, внимание Твайлайт. Телохранительница, как всегда, ярко улыбнулась, и заговорила с притягательной элегантностью, как обычно. – Хоть я и неизмеримо польщена вашим приглашением, мне, к неизбывному сожалению, придется его отклонить. Оставить кронпринцессу на попечении кого-либо, кроме ее королевской стражи – это флирт с опасностью… — тут она склонила голову и подмигнула ему. – И, боюсь, это не тот флирт, который я предпочитаю.

Правильно. Если уж она что и почерпнула из любовных романов, которые иногда читала Рарити, то было предельно ясно, что Рарити – ее телохранительница, подруга и любовь – совершенно точно флиртовала с герцогом Сэндсом.

Ну, хорошо тогда.

Герцог рассмеялся – очарование Рарити сработало как часы.

— Великолепно! Вы и впрямь способны заставить жеребца умолять, мисс Рарити, — он прокашлялся. – Могу ли я узнать, когда у вас выходной?

Когда вы уедете, мистер! — хотелось сказать Твайлайт, но она не сказала, и была горда тем, что не сказала, потому что ей, на самом деле, очень хотелось сказать. Кроме того, ей хотелось процитировать ему учебник по этикету, который она заучила наизусть, где, наверное, должно быть где-то сказано, что флиртовать с телохранителем принцессы – бестактно, но она этого не сделала.

Преимущественно потому, что на днях Рарити сказала ей, что она слишком уж любит поучать пони, и она до сих пор находилась под впечатлением.

— Завтра в полдень – единственное мое свободное время в ближайшем обозримом будущем, — к ужасу Твайлайт холодно ответила Рарити.

— Тогда решено, — ответил герцог и повернулся к слуге. – Гласс Вайн? Сообщи королю и королеве, что мы в последнюю минуту продлили свое пребывание здесь до утра среды, и узнай, сможем ли мы остановиться здесь.

— Но… Но… — пробормотала Твайлайт. – То есть… Вы уверены? Как же ваш поезд?!

— Да, уверен, — провозгласил он и игриво изогнул бровь. – И, признаюсь, мисс Рарити стала мне еще интереснее – из-за того, что ее подзащитная так ее защищает.

Лицо пойманной с поличным Твайлайт сменило несколько оттенков красного.

— Это не так! – горячо запротестовала она, хотя это было именно так.

— Я просто!.. Знаете!.. – защищалась она со всем красноречием начитанной принцессы. Воистину, такой образцовый оратор, как она, путалась в словах и ее щеки становились все розовее.

— Мой господин, не стоит ее так дразнить, — заговорила Рарити, и когда Твайлайт посмотрела на нее, глаза охранницы засияли нежной радостью. – Я была с ней с самого раннего девичества. Она всего лишь беспокоится обо мне, как обычно, — с этими словами она подмигнула Твайлайт, из-за чего ее сердце пропустило удар. – Не так ли, Ваше Высочество?

Может быть, если она будет учиться достаточно серьезно, то найдет заклинание, которое сделает ее иммунной к… Рарити.

— Тогда решено, мисс Рарити, — продолжил герцог с ноткой утверждения. – Позволите ли вы мне пригласить вас на обед завтра?

— Это будет честь для меня, — ответила она, пробуждая улыбку у жеребца и загоняя нож в сердце принцессы этими словами.

Это, определенно, будет честь.

***

Одна за другой, звезды на ночном небе складывались в созвездия вокруг луны, мягкий свет которой падал на замок и создавал глубокие тени. Ни одно облако не застилало небесный узор, ни одна ночь за последние недели не была яснее, но, все же, юная принцесса не могла взяться за телескоп и погрузиться в звездную бездну.

Фактически, как она ни старалась, принцесса не могла заняться ничем.

Хоть и немногие получали привилегию встречи с Богинями, известно, что встреча с любой из них практически всегда заканчивается их вечным благословением. Ходит множество теорий, касающихся их мотивов относительно нашей земли, но точно известно, что они не желают власти над королевством. Фактически, в время Великой Войны Бури ходил слух, что командор Даун Брайт, покоривший Каэлус, чтобы добраться до их священного храма, был вознагражден за храбрость и его армия была спасена от поражения.

Она уже четвертый раз перечитывала этот параграф, но все же чувствовала, что ее разум едва ли может воспринять, обработать, запомнить – ну, или любое иное слово, касающееся постижения новой информации. В голову постоянно лезли мысли о герцоге и Рарити, что быстро начало ее раздражать.

Дурацкие гормоны.

Быстрый осмотр комнаты показал, что она не в меньшем беспорядке, чем ее мозг – и это пополнило ее раздражение. Непрочитанные книги были разложены по креслам, незаконченные свитки ждали на столе посередине комнаты, и повсюду были вещи, которыми она попыталась отвлечь себя – и не смогла.

Возможно, все дело было в том, что Рарити еще только предстояло проверить ее днем – всего через несколько минут. В любой другой день ни одна секунда времени не тратилась зря, когда появлялась телохранительница, явно не понимающая концепции маленького разговора, но в этот из всех дней Рарити совсем не была помехой. Она просто заглядывала каждый час, убеждалась, что Твайлайт не убита, и продолжала сторожить снаружи.

Ух! Она знала, что Твайлайт выделила ей время для вмешательства, так почему она не вмешивается? Это будет постоянной переменой? Она не могла так поступить без консультации с…

Стоп.

Глаза Твайлайт расширились.

Может быть, это потому, что она влю… привлечена герцогом Сэндсом?

С этой мыслью Твайлайт уткнулась лицом в книгу и застонала сквозь зубы. Да что, вообще, Рарити в нем нашла? Помимо того, что он определенно привлекателен и был куртуазен. Но! Но, как и намекало его имя, он имел склонность оказываться там, где бы вы не хотите видеть и не ожидаете увидеть песок в первую очередь. А потом его трудно вытрясти из подков, и он раздражает и через какое-то время становится неприятным.

Она желала возможности заглушить свой мозг и мечущиеся в нем мысли. Она желала смочь победить их с помощью…

Звука. Конкретно – звука колоколов городской часовой башни. Она сфокусировалась на нем затихшим на одну благословенную секунду разумом, дождавшись девяти ударов колокола прежде, чем сменить свой фокус на звук собственного голоса, когда начала бормотать шепотом.

— Один. Два. Три. Четыре. Пять…

Слова ровно покидали ее рот, пока она не досчитала до двухсот сорока семи секунд и ее прервали три стука в дверь.

Ваше Высочество?.. – пропел чудесный голос Твайлайт тут же уткнулась в книгу. – Могу ли я войти?

Хоть частица Твайлайт Спаркл и соблазняла сказать нет, ей не позволено входить, особенно после опоздания на четыре минуты, другая ее часть напомнила о том, что, как и в случае с правлением, личные чувства не должны вмешиваться или менять ее отношение к обязательному протоколу.

— Ты можешь войти, Рарити, — ответила она, убрав книгу от лица и видя, как дверь открылась, и ее телохранительница вошла, прикрыв глаза копытом.

— Вы одеты? – приглушенным голосом спросила Рарити, и когда она убрала копыто, то при виде неодетой принцессы по ее лицу пронеслась явная волна разочарования. – О. Вы не одеты.

— Рарити, почему ты постоянно об этом спрашиваешь? – закрыла глаза Твайлайт. – Я надеваю что-то только на званые вечера и приемы.

— Я знаю, знаю, — ответила она, закрыла за собой дверь и театрально вздохнула. – Я всего лишь заблуждающаяся дурочка, которая продолжает верить в том, что в один прекрасный день вы, наверное, будете носить свои прекрасные платья, похороненные в шкафу, потому что вам будет этого хотеться, а не потому, что так будет требовать ситуация.

Хоть она ни в коей мере не была фрейлиной Твайлайт, этот факт не останавливал Рарити от того, чтобы вести себя, как таковая, постоянно поучая принцессу, что носить, когда носить, что говорить и когда говорить. Ее практически врожденная способность без проблем знать, что делать или как выглядеть в любой обстановке была очень удобной для смешения со свитой Твайлайт, но определенно не помогала приглушить любовь принцессы.

— Увы, но все придется оставить на завтра, — продолжила Рарити, пройдя в комнату и улыбнувшись Твайлайт. Одной вспышкой магии она закрыла окно и ставни, а другой – начала наводить порядок в разбросанных всюду бумагах.

— Эй, я с этим еще не закончила! – запротестовала Твайлайт, хотя и вспомнить не могла, о чем из «этого» говорит. Она подхватила бумаги магией, поднесла к себе и разложила в правильном порядке, спасибо большое. Затем прокашлялась и начала снова раз за разом перечитывать первый параграф.

— Ваше Высочество, не поделитесь ли, что за мрачные мысли гнетут вас? – спросила телохранительница, стоящая по другую сторону стола. – Или вы будете притворяться читающей остаток ночи?

— Я не притворяюсь! – протест у Твайлайт вышел никакой.

— Ваша обычно безупречная комната в беспорядке, вы не упомянули, что я опоздала на две минуты, и уже почти минуту читаете одну страницу, — ответила Рарити, снимая шлем и демонстрируя коротко стриженую гриву. Шлем был поставлен на стол. – Принцесса Твайлайт, меня ранит то, что вы на самом деле думаете, что я так плохо вас знаю.

— Ну, я не притворялась! – продолжала настаивать Твайлайт, которую выдавал тонкий румянец на щеках. – Кроме того, ты опоздала на четыре минуты и семь секунд, а не две! Я знаю, потому что считала! И я ничем не расстроена!

— На самом деле? Вижу, — ответила Рарити, приподняв бровь. Она всегда использовала этот тон, когда знала, что Твайлайт лжет. Напевая, она подняла еще один свиток со стола и развернула его. – Принцесса, для вас необычно прятать голову в песок.

Тяжелое молчание Твайлайт снова выдавало ее с головой.

— Принцесса, я польщена! – с хитрой усмешкой произнесла телохранительница. – Наверное, вы опасаетесь, что герцог похитит меня?

Она ненадолго прикусила губу и чуть промычала, поднеся копыто к губам.

— Мне всегда нравились наши короткие визиты в Седловскую Аравию…

— Однако, это противозаконно, — нахмурилась Твайлайт.

На самом деле? Она была практически в этом уверена. Если, конечно, это было не так.

А что, если не так?

Тихо застонав, она закрыла книгу, подавив желание отбросить ее, и левитировала с полки ее драгоценный сборник законов. Но стоило ей открыть книгу, как ее закрыла синяя магия, и принцесса увидела, как с другой стороны стола на нее невинно смотрит телохранительница.

— Ваше Высочество, — заговорила Рарити и прежде, чем Твайлайт ответила, она продолжила. – Давайте я облегчу ваши мысли – я не собираюсь сбегать с жеребцом просто потому, что он пригласил меня на ужин, поэтому…

Книга законов улетела от Твайлайт и встала на место.

— Вместо того, чтобы разбираться, является ли преступлением похищение телохранителя, я бы предложила вам отправиться в постель.

— Но я не устала, — ответила Твайлайт. – Поскольку кое-кто не прервал меня на пятнадцать минут в двенадцать, в половину пятого и без четверти шесть, я на сорок пять минут обгоняю свое расписание.

— Да, я знаю, — ответила Рарити, подходя к кровати и отодвигая покрывала. – Потому я и предлагаю отправиться в постель, а не спать. И хоть я искренне верю, что сон до полуночи вам не повредит, я устала притворяться, что не замечаю, как вы используете свет от рога, чтобы читать под одеялом.

Охранница подняла подушку и предъявила спрятанную под ней книгу. Потом тщательно ее изучила и удивленно хихикнула.

— Ваше Высочество! La Princesse? И вы же говорили, что не желаете читать мои глупые любовные романы!

— Я читаю ее не потому, что это романтика! – запротестовала Твайлайт. – Меня заинтересовало описание столкновение культур на пример королевских семей Эквестрии и Пранции!

Рарити задумчиво промычала что-то под нос.

— О? О-о-о, — она склонила голову, выгнула бровь и на ее лице образовалась хитрая улыбка. – Учитывая тип, так скажем, жаркого столкновения между принцессой Платиной и принцессой Ивентайд, то, зная вас, я бы подумала, что за подобного рода знаниями вы обратитесь к книгам по анатомии, а не в романтические новеллы.

Р-рарити! – мгновенно вспыхнула Твайлайт.

— О, дорогая, я вам раскрыла что-то по сюжету? – спросила она с наигранной невинностью прежде, чем совершенно бессовестно захихикать. – Ваше Высочество, вас слишком легко взволновать.

— Знаешь, что? Я лучше пойду в кровать, — быстро сказала Твайлайт, вставая и проходя к постели мимо веселящейся телохранительницы.

— Как погляжу, более, чем готовы продолжить изучать искусство любви!

Рарити, прекрати! – практически взвизгнула Твайлайт, отнимая книгу у единорожки.

— Но я думала, вам нравится учитсяяяя, — продолжила Рарити даже после того, как возмущенная принцесса магически выталкивала ее далеко, далеко. Но, похоже, она уже достаточно надразнилась, вздохнув в знак поражения, когда Твайлайт ее отпустила. – Ну, сегодня вы совсем не веселая, Ваше Высочество, потому я оставлю вас и ваше не-учение.

На самом деле, когда Твайлайт увидела, как Рарити надевает свой шлем, часть ее пожалела о своих действиях, видя, что Рарити на самом деле собирается уходить.

— О… я… — она позволила воцарится тишине, но не потому, что желала того, а потому что задать вопрос ей было очень стыдно. Тем не менее, она просила, так как была приверженцем порядка – хоть это и означало точное знание грядущих ужасающих событий. – Где ты встречаешься с герцогом Сэндсом?

— Он предложил встретиться в Парке Затмения, — ответила она. – А его охранники появятся у вас точно в три часа дня.

— Вам случалось интересоваться, как устроена их броня? – спросила единорожка, чуть промолчав и облизнув губы.

— Я… Нет, я не изучала бронное дело Седловской Аравии. А почему ты спрашиваешь? – спросила принцесса, чуть нахмурившись и приподнявшись в кровати.

Рарити чуть промычала что-то под нос, подхватила покрывала и прикрыла принцессу.

— Да так, ничего! Я просто присмотрелась к их броне мельком и заметила, что она сегментированная. Соединяется между собой слегка приоткрытыми ремешками, которые можно перерезать. Они очень аккуратно выкрашены, чтобы походить на металл.

— И почему эти ремешки открыты? Это, наверное, неудачно? – спросила Твайлайт, прикрывая зевок копытом. – Но так как они живут в Седловской Аравии, то их броню, наверное, должно быть легко снимать, чтобы биться на жаре и среди песка.

— Именно! – Рарити была довольна ее выводами. – Весь этот песок в доспехах! Он бы ободрал их шкуры за три секунды! Интересно, не так ли? Я уточню это у герцога.

При упоминании герцога Твайлайт глубже закопалась в кровать.

— Я думаю… — она посмотрела на Рарити. – А когда ты с ним встречаешься?

— В половину четвёртого, пока мой выходной не кончится, я предполагаю, — ответила она.

Уши Твайлайт опали. Она не просто пойдет с ним на ужин! Она проведет с ним весь день! И хоть ее разум протестовал, говоря, что жизнь – не романтические новеллы Рарити, и пони не сходят с ума от любви за один день, что Рарити просто идет на свидание…

— Принцесса, — заговорила Рарити. Ее мягкие тон и слова показывали, что она несомненно видела внутреннюю бурю Твайлайт. – Я имела ввиду именно то, что говорила, когда сказала, что не намереваюсь сбежать с жеребцом, просто потому, что он пригласил меня на ужин.

— Я знаю, — ответила Твайлайт, наконец признаваясь в своих страхах.

Рарити не сбежит с жеребцом просто потому, что он ей улыбнулся.

В конце концов, герцог Сэндс не был первым жеребцом, который пытался очаровать Рарити, и хоть он вряд ли будет последним, Твайлайт еще предстояло увидеть, как Рарити показывает хоть какой-то интерес к ним.

Хоть дверь была открыта, Рарити еще не вышла, колеблясь.

— Принцесса, — неожиданно сказала она, повернувшись к аликорну. – Помните, все, что я делаю, учитывает ваши интересы.

Твайлайт фыркнула, наклонив голову и сузив глаза.

— Да? Твое свидание с герцогом Сэндсом – в моих интересах?

— Определенно, — ответила Рарити. – Я бы никогда не стала вам лгать.

***

Времена без Рарити для принцессы Твайлайт обычно были самыми необычными.

Не те моменты, когда она была одна в своих покоях, читая, изучая или учась, а когда она знала, что Рарити, готовой помочь Твайлайт во всем, что ей нужно, нет поблизости – и чаще всего Твайлайт звала телохранительницу на помощь просто чтобы ее увидеть.

Даже удивительно, как обычная пони может стать опорой повседневной жизни. Присутствие Рарити при Твайлайт было так же естественно и неотъемлемо, как дыхание.

И теперь, идя через замковый город с Рейнбоу Дэш и Пинки Пай вместо Рарити, принцессе казалось, что дышать было тяжелее.

— Что она имела ввиду под этим? – который раз спросила она, ведя леди Пинки и ее телохранительницу через рынок Блуждающих Огней. – Как ее свидание с герцогом Сэндсом может быть в моих интересах?

— Может, это знак! – заявила Пинки, радостно прыгая рядом и здорово тем отвлекая принцессу. И как она не устает постоянно подпрыгивать? – А может быть…

Пинки бросила на пегаску пристальный взгляд, от которого та закатила глаза и прижала уши к голове. И как только она не могла уже ничего услышать, Пинки прокашлялась и продолжила, заговорщицки посматривая по сторонам и наклонившись, чтобы прошептать:

— Может быть, это проверка!

— Проверка? – уши Твайлайт дернулись. Она сразу стала внимательнее.

— Проверка, чтоб узнать, кто ей нравится больше! Ты или герцог!

Твайлайт фыркнула.

— Дурацкий тест, — ответила она, потому что так оно и было. – И как это, вообще, будет полезно мне?

— Не знаю… — поднесла копыто к подбородку Пинки.

— Могу я уже отпустить уши? – прокричала Рейнбоу. – Или мне еще притворяться, что вы не говорите о замене мной Рарити?

Твайлайт раздраженно повесила голову. Ух.

— Ой, да не печалься, Твай-Твай, — Пинки успокаивающе похлопала страдающую принцессу по спине. – Этот глупый герцог все равно бы ее пригласил, поэтому она убедилась, что ее заменяют два суперогромных телохранителя.

Твайлайт бросила взгляд через плечо, смотря на двух здоровенных телохранителей, идущих за ней, как заводные солдатики. Никто из них ей и слова не сказал, что и ожидалось от телохранителей. Они просто следовали, наблюдали и защищали – и это напомнило Твайлайт, что Рарити была исключением, а не нормой.

Не говоря уже о том, что Рарити не могла бы не скрыть своих мыслей, даже если бы был издан такой закон. Какой, к слову, был – но Твайлайт постыдно и с сожалением решила отказаться от соблюдения многих правил, которые Рарити невозмутимо игнорировала.

Дурацкая любовь.

— Здоровяк Один и Здоровяк Два продолжают косо на меня посматривать, — заметила Рейнбоу Дэш, хотя этот факт ее не очень волновал. – Наверное, потому, что мне не нужно быть перекачанным шариком, чтобы показать, что я круче их.

— Рейнбоу! – прошипела ей Твайлайт и с извинениями во взгляде посмотрела на телохранителей. Не похоже, чтобы они это заметили и, на самом деле, им, возможно, было все равно.

— Что? Я спросила их имена, помните? – и повернулась к двум охранникам.

— Эй! Как вас звать-то? – спросила пегаска. Когда они не снизошли до ответа, она повернулась к принцессе и выжидающе посмотрела на нее.

Твайлайт лишь вздохнула, не беспокоясь о том, чтобы сказать, что их зовут Твист Армор и Бит Лэнс, зная, что пегаска и не подумает запомнить.

Несмотря на то, что она чувствовала к их господину, сами телохранители порицания не заслуживали. Обычно Рарити заменяли Силвер Спейд и Дэйзи Флауэр, но использовать их вместо телохранителей герцога было бы оскорблением.

И несмотря на это, она знала, что они были лишь слегка более предусмотрительны, так как хоть Рейнбоу технически и была телохранителем Пинки, Твайлайт знала, что пегаска точно так же защищала и ее. Ее охватила гордость от того, что Рарити не доверила ее благополучие лишь двух солдатам Седловской Аравии.

Твайлайт продолжала идти по вымощенной гранитом улице, смущенно улыбаясь многим пони, которые радостно махали ей, ахали и таращились на кронпринцессу. Дюжины их – молодых и старых, кобыл и жеребцов, богатых и бедных – были на пути в Парк Затмения, который, по совпадению, был местом встречи Рарити и герцога.

Парк Затмения был тем местом, где богини Селестия и Луна предположительно явились Великому Пророку Брейзенд Эйву примерно тысячу лет назад и даровали ему многие пророчества о судьбе королевства.

В центре парка была статуя Пророка, к которой Твайлайт подошла просто потому, что, так хотя бы казалось, что у нее есть цель. Она не искала Рарити, она всего лишь хотела изучить статую поближе.

— Ты действительно думаешь, что Богини говорили с ним? – спросила Пинки, присоединившись к принцессе перед статуей и смотря на нее. Его взгляд был холоден, как гранит, из которого его высекли, и Пинки показала ему язык. – Он похож на старого угрюмого ворчуна.

— Пффт, он, наверное, злился, что все пони звали его мошенником, — заметила Рейнбоу.

— В то время его не считали мошенником, — уточнила Твайлайт, быстро повернувшись к временной телохранительнице. – Сейчас – да, но тогда он был достойным и мудрым пони. Согласно Энциклопедии Памятников Грэнит Реста, эта конкретная статуя должна олицетворять смятение, которое он чувствовал из-за пророчеств.

Она снова обернулась к статуе.

— К примеру, Падение Трех Птиц, которое гласит, что королевство будет разорено тремя великими войнами. Или Усталые Путники на Каэлусе, согласно которому король заболеет и его дочь погибнет на вершине горы Каэлус, пытаясь найти способ вылечить его. Тем не менее, в противовес его пророчествам, с тех пор, как он жил, мы пережили лишь одну великую войну, и ни одна принцесса на Каэлусе не погибла.

— А есть там пророчества о герцогах, похищающих прекрасных телохранительниц? – шутливо спросила пегаска, на что Твайлайт вежливо ответила. – Нет, таковые отсутствуют.

— Какой позор, — произнес ужасающе знакомый голос, врезающийся в уши Твайлайт, как абразивный песок. – Похоже, мне придется творить свою судьбу самостоятельно!

Движимая проклятой вежливостью, Твайлайт обернулась и увидела герцога Сэндса, встречающего ее «чарующей» улыбкой. Но вот кого она не видела, к великой озабоченности и не мене великому облегчению – той пони, которая была без усилий бесконечно более очаровательной, чем его улыбка когда-либо будет.

Ее взгляд прошелся по толпе и, не увидев телохранительницу в броне, тайно понадеялась, что Рарити сбежала, или ей стало скучно с герцогом, или еще что-нибудь. Она увидела пожилого жеребца, кобылу с дочерью, великолепную кобылу в платье, жеребен…

Ее мысль со скрипом забуксовала, и взгляд вернулся к той великолепной кобыле, что с чарующей улыбкой гарцевала к ним.

Сердце Твайлайт остановилось в груди, когда Рарити предстала перед ней не в обычной тяжелой броне, а простом, но элегантном синем платье. Ей редко приходилось видеть телохранительницу такой, и она не могла не подумать о том, что сложись обстоятельства иначе или в каком-то альтернативном измерении из Рарити вышла бы великолепная принцесса – даже со шрамами и всем таким.

— Так, так, так? Что у нас тут? – спросила Рарити, и когда ее взгляд встретился со взглядом Твайлайт, на ее губах образовалась хитрая, практически хищная, улыбка. Хоть ее слова и выказывали удивление, ее речь и выражения говорили о другом, будто она ожидала такое развитие событий. – Какой сюрприз, вам не кажется, дорогой герцог?

— Очень необычный сюрприз, дорогая Рарити, — ответил он, с искренним удивлением смотря на принцессу. – Я был уверен, что наша дорогая принцесса останется сегодня в замке.

— Да, — ответила Рарити, и в ее голосе Твайлайт уловила подозрение. – Я тоже так думала! Обычно ее чуть не силой приходится вытаскивать из библиотеки – а тут она по собственной воле!

Она сделала шаг вперед, пожаловав Твайлайт, ту улыбку, и произнесла:

— И вот вы тут! Изучаете город, прямо как принцесса Ивентайд в седьмой главе.

Твайлайт нахмурилась и начала вспоминать. Принцесса Ивентайд? Из романа? Что происходило в седьмой…

Ее глаза расширились и потребовалась вся ее сила воли, чтобы не отступить с румянцем от волнения. Как и сказала Рарити, принцесса Ивентайд в седьмой главе действительно выбралась в город – но не чтобы его изучить, чтобы найти и признаться в любви к принцессе Платине. Фактически, вся эта глава была об их невысказанных чувствах!

— Я… Эмм…. Ух…

Была…

Нет, она не была.

А что, если была? Рарити пыталась… намекнуть… Быть не могло, чтобы она не знала или не понимала подтекста в том, что она только что сказала, так? В романе было множество других моментов, когда принцесса Ивентайд выбиралась в город. Вроде третьей сцены в четвертой главе, или сцен пятой и седьмой в одиннадцатой главе, и…

— К сожалению, — продолжила Рарити, и ее голос вырвал принцессу из вихря призрачных надежд. – Вы и принцесса Ивентайд не разделяете любовь к украшениям.

Они отступила и изучила Твайлайт. После чего рот Рарити неудовлетворенно скривился.

— Не вижу на вас платья, — ее взгляд метнулся в сторону Рейнбоу. – И неудивительно, учитывая компанию, в которой находитесь.

Эй! – возмутилась Рейнбоу, распушив крылья и хмурясь на Рарити. – Я могу быть совершенно приличной и все такое!

— Как на ужине с леди Флёр-де-Лис и сэром Фэнси Пэнтсом? – изогнула бровь Рарити. – Я уверена, что ковыряться ножом в зубах где-то и прилично.

На это у пегаски ответа не было. Все пони в замке, наверное, помнили этот маленький инцидент.

Рейнбоу фыркнула и отвернулась.

— Неважно. Ты, в первую очередь, попросила меня присмотреть за принцессой, потому не вижу, чего тебе жаловаться, — указала она, и лишь годы в компании с Рарити позволили Твайлайт заметить огонек тревоги в глазах ее телохранительницы.

— Почему, Рарити? – спросил герцог с наигранной обидой. – Вы не доверяете моему выбору охранников? Я не хочу казаться оскорбленным, но…

— Дорогой герцог! Ни слова больше! – ошеломленно заявила Рарити, и все следы тревоги в ее глазах пропали. Она коснулась копытом его груди и взмахнула ресницами.

— Я не доверяю не вам, — промурлыкала она, и Твайлайт переполнило негодование, когда взгляд Рарити сместился на нее. – Наша дорогая принцесса может быть весьма проблемной, не так ли?

Слова Рарити уязвили принцессу. Ей казалось, что та сможет ответить на ее чувства, но с ней обращались как с невоспитанным жеребенком. Она даже не знала, что ранит больше – то, что Рарити лгала сквозь зубы, особенно когда всегда ругала Твайлайт за жизнь затворницы, или то, что герцог в это поверил, и в воздухе разнесся его раздражающе громкий смех.

Хорошо.

Может, принцесса Ивентайд вышла в город, чтобы признаться в любви принцессе Платине. Но принцессе Твайлайт нечего было сказать ее охраннице.

— Да, я думаю, я такая, — ответила Твайлайт. И каждое слово в ответе было холодным, и столь же холодным будет ее общение с Рарити в ближайшем обозримом будущем. Герцог не видел проблем в прохладных отношениях с охраной, так она последует его примеру.

И вновь, на долю секунды в глазах Рарити промелькнуло беспокойство, а ее уши слегка пряднули. Если бы Твайлайт заботило, как чувствует себя Рарити, она бы понадеялась, что ей плохо, но ее не заботило, как чувствует себя Рарити.

Или она раз за разом так убеждала себя, хотя нежелание заботиться само по себе было заботой, и, технически, было научно невозможно перестать забо…

— Ну, хорошо, принцесса. Как бы то ни было, надеюсь вам понравились мои охранники? – спросил герцог, привлекая внимание к себе. Он посмотрел на Здоровяка Один и Здоро… Твист Армора и Бит Лэнса. – Надеюсь, вы были с ними в безопасности?

Более чем, — быстро и громко ответила Твайлайт, надеясь заглушить скептическое фырканье Рарити. В ее мыслях зародилась ужасная идея, и она игриво добавила. – Они были настолько хороши, герцог, что я подумываю о том, чтобы обменяться навсегда.

Последовавшая за этими словами ошеломленная тишина была оглушающей.

Рейнбоу и Пинки выглядели так, будто их ударили по лицу. Твист Армор и Бит Лэнс обменялись такими быстрыми взглядами, что никто не успел их заметить, а угол рта герцога Сэндса изогнулся в улыбке, которая заставила его казаться приятно удивленным. Рарити, к удивлению Твайлайт, осталась спокойной, лишь слегка склонив голову в ответ на предложение принцессы.

— Твайлайт! – ошеломленно воскликнула Пинки, но принцесса не обеспокоилась успокоением ее страхов. Она была слишком занята, улыбаясь своей телохранительнице со всем достоинством, с каким ее бранила, и на секунду дрогнула, когда уши Рарити прижались сильнее.

Нипони не сказал больше ни слова.

Твайлайт гадала, не зашла ли она слишком далеко, но держалась.

— Принцесса Твайлайт, потеря моих телохранителей станет для меня огромной утратой. Но получить в обмен эту прекрасную кобылу… — сияя улыбкой, герцог встал ровнее, и Твайлайт еще раз пожалела о своих словах. – Я не могу жаловаться. А что вы думаете, леди Рарити?

— Как я однажды сказала принцессе, — наконец заговорила телохранительница с улыбкой на губах. Искренней или нет – Твайлайт ответить не могла. В отличие от своей подопечной, часто сдающейся под давлением, Рарити всегда была хороша в масках и спокойствии под давлением. – Все, что я делаю – в ее лучших интересах. Если она желает, чтобы я ушла – то я подчинюсь.

Если уж Твайлайт чего и почерпнула из мелочности, так то, что удовлетворение от него слишком кратко. Какого бы облегчения, какого бы превосходства она ни достигла – все это рассыпалось прахом под покорными словами Рарити. Сейчас они просто смотрели друг на друга, обе – под масками, и практически как в день их первой встречи, смущенная принцесса пыталась прочесть кобылу, столь же спокойную, что и статуя.

Не зная, о чем думает Рарити – это уже было слишком, но прежде, чем Твайлайт успела извиниться, ее охранница повернулась к жеребцу.

— Нам стоит идти, герцог? – сказала она. И когда они уже собрались уходить, Рарити остановилась и повернулась к Твайлайт. – Надеюсь, вам понравится вся книга, принцесса. Настаиваю, чтобы вы обратили внимание на восемнадцатую главу. Думаю, она вам понравится.

Когда Рарити ушла, Твайлайт не хотела думать о восемнадцатой главе. Твайлайт не думала ни о книгах, ни о главах – лишь о своей кровати, и покрывалах, под которыми она могла скрыться от дня, который становился все хуже и хуже.

Она хотела домой.

— Ну, тааак, — произнесла Рейнбоу Дэш, потирая копытом затылок. – Куда теперь, Принцесса?

Она хотела побыть одной, а присутствие Пинки и Рейнбоу лишь напоминало ей о замечании, сделанном Рарити ранее.

Наша дорогая принцесса может быть весьма проблемной, не так ли?

— Я возвращаюсь в замок с Твист Армором и Бит Лэнсом, — сказала Твайлайт. Она отвернулась от них и посмотрела на солдат. – Я хочу побыть одна.

— Погоди, что значит одна? – спросила Рейнбоу. – Мы идем с вами.

Твайлайт поморщилась, как от боли, а ее уши прижались к голове.

— Рейнбоу, я в порядке. До замка недалеко, а Твист Армор и Бит Лэнс меня защитят.

Но Рейнбоу выглядела неспокойно, и постоянно смотрела то на жеребцов, то на принцессу.

— Но, принцесса Твай, я не… — пегаска нахмурилась и встала ровнее, пытаясь казаться более устрашающей рядом с двумя здоровяками. – Смотрите, я не хочу оскорблять ваших новых, хм, охранников, принцесса, но Рарити попросила меня быть вашей охраной со стороны Эквестрии. Поэтому, я иду с вами.

— Капитан Дэш.

Твист Армор заговорил впервые за все время. Его голос был басовит, а тяжести во взгляде было достаточно, чтобы Рейнбоу попятилась.

— Вы сомневаетесь в навыках лучших солдат Седловской Аравии? Сомнение в них означает сомнение в нашем королевстве.

— Я, то есть, нет, но… — попятилась Рейнбоу.

Следом заговорил Бит Лэнс, разом ее оборвав.

— Вы оскорбляете Седловскую Аравию, утверждая, что мы позволим чему-либо случиться с принцессой Твайлайт Спаркл? Вы считаете, что мы некомпетентны?

— Эй! – воскликнула Пинки, указывая на них копытом. – Хватит вредничать!

— Ага, я этого не говорила! – запротестовала Рейнбоу, топнув копытом. – Хватит говорить за меня!

— И все же вы… — Твист Армор был несгибаем.

— Стоп! – заявила Твайлайт, взмахом крыльев и ударом копыта обрывая все споры. Они были совершенно бесцельны, потому что Рарити была с герцогом, а они не намеревались втянуть Эквестрию в еще более худший дипломатический конфликт с Седловской Аравией из-за эго. Рарити всегда говорила ей не злоупотреблять привилегиями принцессы, и именно так она намеревалась поступить.

— Твист Армор и Бит Лэнс сопровождают меня в замок одну. Конец, — заявила она, держа крылья развернутыми и стараясь выглядеть настолько же суровой, насколько был тон ее голоса.

Но принцесса!.. – крылья Рейнбоу развернулись, и, если бы она не была подругой, Твайлайт могла бы назвать это оскорблением короны. И учитывая, как быстро портилось ее настроение…

К счастью, пегаска поняла, что вышла за грань, и она быстро отступила, сложив крылья.

— Хорошо… Хорошо! Как знаете, — пробурчала она. – Вам неважно, потому что вам Рарити не надоедает.

— Все в порядке, Дэши, — сказала Пинки, поглаживая пегаску по наплечнику.

— Мы подождем принцессу у входа в замок, так? – спросила она, умоляюще глядя на Твайлайт. – Ей просто нужно немнооого побыть одной.

На самом деле, Твайлайт не хотела немного побыть одной. Она хотела быть одной всю ночь, желательно читая Теоремы Магической Термодинамики Старсвирла, но она не хотела расстраивать Пинки Пай. Однажды она это сделал и очень не хотела повторять.

— Ладно, хорошо, но… — Рейнбоу повернулась к солдатам и прищурилась. Все уважение к Седловской Аравии в ней испарилось. – Если она не будет там максимум через двадцать минут…

— Рейнбоу! – возмутилась Твайлайт, но прежде, чем она успела сделать ей суровый выговор, пегаска увела свою подопечную, еще раз подозрительно посмотрев на солдат.

— О, богини, — пробормотала Твайлайт, и повернулась к охранникам с пристыженной и извиняющейся улыбкой. – Простите ее, пожалуйста, она…

— Она защищает вас, — ответил Бит Лэнс, и неожиданно для нее улыбнулся. – Мы понимаем.

По Твайлайт пронеслось облегчение, и она была рада, что хоть кто-то вел себя рационально.

— Принцесса, мы предлагаем выбрать более тихий маршрут, — продолжил Твист Армор, изучая любопытную толпу. – Ваша охранница устроила ту еще сцену, и самым быстрым путем будет самый уединенный.

Как только он завершил свою фразу, заговорил Бит Лэнс – как будто они были одним целым.

— Я буду впереди, принцесса, — произнес он, и с этими словами другой жеребец встал позади Твайлайт. Принцесса была зажата между ними. – Это приемлемо?

А поскольку она была усталой…

А поскольку она была усталой, и расстроенной, и Рарити спелась с герцогом, поскольку из всех пони, не мыслящих логически, она была величайшей, принцесса кивнула и последовала за ними в замок пустыми улочками.

По пути Твайлайт не переставала думать о телохранительнице, укравшей ее сердце и более. На ее сердце было тяжело, и на душе тоже, и она не могла не возмутиться фактом, что именно она чувствовала себя плохо.

Но все же и Рарити не сделала ничего дурного. Она пошла на свидание, на которое она позволила ей пойти, и... Ух…

Надеюсь, вам понравится вся книга, Принцесса. Настаиваю, чтобы вы обратили внимание на восемнадцатую главу. Думаю, она вам понравится.

Восемнадцатая глава.

Почему Рарити вообще ее упомянула. Рарити же знает, что она уже дочитала до двадцать третьей.

С такими мыслями Твайлайт решила расшифровать это послание, если там и был какой-то шифр. В восемнадцатой главе принцесса Платина отправилась домой, в Пранцию, с кратким визитом. Но ее поездка была неожиданно прервана дурно спланированным покуше…

Твайлайт сглотнула.

Дурно спланированным покушением.

Одна за другой, страницы быстро мелькали в ее голове, пока Твайлайт собирала историю воедино. Неужто… неужто Рарити подозревала что-то с самого начала? Это объясняло, почему она попросила Рейнбоу Дэш приглядеть за ней, и почему она пыталась объясниться, упоминая книги.

Если бы она попыталась безосновательно обвинить герцога в попытке покушения, то у короля Седловской Аравии было бы достаточно поводов объявить Эквестрии войну. Прекрасный повод, и если бы она была убита на самом деле, то ее отец не задумываясь начал бы вторжение.

Ее сердце билось все сильнее, а шаги становились все медленнее. Она старалась придумать план. Она осторожно осмотрелась и поняла, что находится в пустом переулке между двумя жеребцами, которые могут попытаться или не попытаться убить ее в ближайшие минуты.

Попытается сбежать – ее поймают.

А если она сама на них нападет, и они окажутся невиновными…

Если меня не будет рядом, используйте это, чтобы оглушить их.

Оглушить их?! Рарити, этим заклинанием я могу их убить! У меня магия аликорнов, и я не знаю, как это использовать, и мне нужно будет быть очень точ…

Принцесса Твайлайт, объясню просто. Вы можете заколебаться, чтобы оглушить их. Но они не будут колебаться, хладнокровно вас убивая. У них не будет вашего сострадания.

Я… Я…

Если меня не будет рядом, вы используете это, чтобы оглушить их. Я понятно выражаюсь?

Твайлайт снова сглотнула.

— Эм, прошу прощения, джентльпони? – вежливо спросила она, и подавила писк ужаса, когда Твист обернулся и посмотрел на нее. Ее взгляд упал на эфес меча на его боку, и обнаружила, что отчаянно желает, чтобы она не отпускала Рейнбоу.

— Да, Ваше Высочество? – ответил он, улыбаясь так, как улыбался бы палач жертве, ведомой им к гильотине. Он остановился и повернулся к ней, позволив оглядеть броню и ремешки, о которых Рарити ее предупреждала.

Она, колеблясь, улыбнулась – надеясь выглядеть более расслабленно, чем она себя чувствовала.

— Думаю, мне теперь лучше. Почему бы нам не вернуться и пойти по главной дороге? – спросила она, становясь так, чтобы у нее за спиной была стена, и она могла видеть обоих жеребцов.

— Принцесса, вам не кажется, что нам стоит идти этим путем? – спросил Твист.

— Нет, — ответила она, хотя его тон предполагал, что вопрос был более утверждением.

— Разрешите мне перефразировать, Ваше Высочество, — произнес он, и как только он коснулся рукояти меча, Твайлайт мысленно пробежалась по урокам Рарити о том, как использовать тиару в качестве подобия кинжала. – Мы пойдем этой дорогой.

Не ждите их, принцесса. Не давайте им возможности. В момент, как будете уверены…

Все произошло очень быстро.

С оглушительным треском она телепортировалась за Твист Армора. Ее тиара уже была в положении, чтобы остановить меч, который обрушился на нее, как топор, когда Твист повернулся к ней. Она использовала секунду неожиданности, чтобы двинуться вперед, толкнуть Твиста на Бит Лэнса, а потом полоснуть тиарой по ближайшему ремешку.

Как она и надеялась, доспех разошелся, открыв достаточно груди, чтобы она могла четко в нее попасть. Прежде, чем нервы одолели ее, принцесса сделала несколько шагов назад, засветила рог и выстрелила в него лучом света.

Твиста отшвырнуло назад, чуть-чуть не попав в Бит Лэнса. Он ударился о стену с неприятным грохотом и сполз на землю, уронив меч. Он не шевелился, и видя заминку Бита и его расширившиеся глаза, в ее голову вползла неприятная мысль.

Я… я убила его?

Ее внимание привлек звук, и она увидела, как пылающий гневом Бит Лэнс достает меч. Он уже не будет так беспечен, чтоб дать порезать ремешки брони, а паника и сожаление о потенциальном убийстве затуманили разум принцессы.

И, как предупреждала Рарити, хоть она и колебалась, ее враг – нет.

Бит Лэнс рванул вперед, воздух наполнили звуки галопа, его меч был направлен на нее, и Твайлайт зажмурилась, ожидая. Ожидая смерти, она надеялась увидеть Рарити в последний раз. По улочке пронесся звук столкновения металла с металлом, но Твайлайт не почувствовала, чтобы меч пронзил или даже коснулся ее регалий.

Звук был как от столкновения двух мечей, на самом деле.

Потанцуем, дорогуша?

Твайлайт открыла глаза и с невыразимым облегчением увидела, как перед ней в оборонительной позиции и с мечом Твиста стоит Рарити. И, к ужасу Твайлайт, по бедру единорожки текла кровь – порвавшееся платье обнажало колотую рану.

Неужто герцог?!..

— Ты! Как?.. – Бит Лэнс отпрыгнул и оскалился.

— Как? Изумительно, вот как, — ответила она, и снова два меча столкнулись в танце, хоть это была и не самая элегантная дуэль, которую видела Твайлайт с участием Рарити. Было ясно, что рана на ноге влияла на ее стойку, и судя по раздраженному лицу, Рарити тоже это осознавала.

— Знаете ли, Бит, то, что ваш господин сделал со мной – ужасный, неслыханный позор. Я более, чем страдаю, — продолжила она. – Мне так редко удается впечатлить принцессу своим искусством фехтования, а сейчас не только мое платье порвано, так еще и крайне неприятная колотая рана мешает…

— Молчать! – выплюнул он, и охнул от удивления, когда Рарити неожиданно легкомысленно отбросила свой меч, схватила жеребца магией и впечатала в стену.

— Разве я сказала, дорогой сэр, что вы можете меня перебивать? Не помню такого.

Он задергался в ее хватке, безуспешно стараясь сбросить нематериальные оковы. Прежде, чем Бит успел зарычать, его челюсть широко распахнулась. Из рта выпала неприметная капсула размером в ползуба, и в воздухе раздался его стон разочарования.

— Ни одно убийство не считается завершенным без пилюли с ядом на случай, если убийца провалит свое задание, — фраза, процитированная Рарити, была хорошо заучена и озвучена, как у школьника, многократно повторяющего текст из учебника перед уроками. – Теперь, когда этим жеребцам деваться некуда, у нас есть все время мира.

— И сейчас я задам моей принцессе один простой вопрос, — продолжила она. – И если вы цените свою жизнь – а вы ее явно не цените, раз уж решили досадить мне – но если вы хотя бы притворитесь… Если вы цените свою жизнь, то молитесь какой угодно Богине, чтобы ответ был «нет».

Рарити посмотрела на Твайлайт.

— Ваше Высочество, они вам как-либо повредили?

Твайлайт покачала головой и Рарити улыбнулась.

— Изумительно, — сказала она и, удерживая жеребца прижатым к стене, подошла к лежащему на земле. Она наклонилась, прижала копыто к его шее и через долгих десять секунд заговорила вновь. – Если вы гадаете, убийца ли вы, Ваше Высочество – а вы определено не убийца, потому что это был самооборона — то он вполне себе жив.

Рарити раскрыла ему рот и на землю выпала еще одна пилюля.

— Ну и он, похоже, не успел вовремя принять свою пилюлю.

— Ха! – прохрипев, Бит плюнул к ногам Рарити. – Эта кобыла так же слаба, как ваш король. Принцесса Седловской Аравии убила бы, не колеблясь.

Рарити что-то напевала, все еще изучая потерявшего сознание пони.

— Ну, не буду говорить за принцессу Оазис, но причина, почему принцесса Твайлайт Спаркл оглушает, а не убивает, в том… — она обернулась к жеребцу с чарующей улыбкой на губах. – Потому что это исключительно мое удовольствие.

И вот это его заткнуло.

Она подбежала к нему, все еще пугающе элегантная, несмотря на текущую по бедру кровь, и встала так близко, что Твайлайт могла поклясться, что жеребец чувствует ее дыхание на своих губах.

— Вы и ваш маленький друг сделали сегодня кое-что очень глупое, — произнесла она. – Догадываетесь, что именно?

Он снова в нее плюнул, и хоть Твайлайт дернулась, было, вперед, Рарити подняла копыто и остановила ее. Когда принцесса отступила, Рарити не поставила ногу на землю, а быстро и очень болезненно ударила жеребца.

Бит Лэнс застонал от боли и попытался отвернуться – но Рарити все же повернула его голову к себе.

— Давайте-ка, дорогой сэр, я детально объясню, что вы сегодня сотворили, — прошипела она. – Вы попытались ухудшить отношения между нашими королевствами, вы попытались лишить Эквестрию самого одаренного представителя королевской семьи.

Она наклонилась ближе.

— И, что хуже всего, — заключила она. – Вы слегка меня расстроили.

Рарити театрально вздохнула, повернулась к Твайлайт и покачала головой.

— Должна сказать, дорогая принцесса, из всем моих плохих свиданий это было самым выдающимся, — она повернулась к солдату и копытом, которым удерживала его голову, практически любовно погладила его по щеке. – А теперь будь хорошим мальчиком и делай, что я скажу, хорошо? Начнем с извинения перед принцессой.

— Да в Тартар…

Еще один удар и Рарити взмахнула ресницами.

— Знаете ли, бить пони – несколько не в моем стиле, — она вздохнула, будто выполняла скучную и монотонную работу. – Это не изысканно, грубо и указывает на отчаяние. Но я всегда могу взять ваш меч и попытаться повторить урок, который сегодня мне преподал ваш господин, поэтому! – она снова взмахнула ресницами. – Попробуем еще раз?

Он заскрипел зубами, но все же выдавил извинения.

— Прошу прощения, принцесса Твайлайт.

— Хороший мальчик, — промурлыкала она, после чего оторвала его от стены и подхватила магией другого убийцу. Сделав шаг назад, она повернулась в сторону замка.

— Принцесса, — произнесла она. – После вас, пожалуйста.

— Н-но твоя нога… — глаза Твайлайт были полны слез.

— Рана на моей ноге – лишь царапина в сравнении с тем, что на моем сердце от того, что я пришла слишком поздно, — мягко улыбнувшись ответила она.

— Так ты знала! – воскликнула Твайлайт. – И пыталась предупредить меня, напоминая о восемнадцатой главе.

— Да, я знала, — ответила Рарити, скрывая под улыбкой гримасу боли. – И я рада, что это сработало. Я беспокоилась, что вы не догадаетесь, после того, как не увидела реакции на упоминание седьмой главы.

Сердце Твайлайт практически встало. Снова Рарити упомянула главу, где две кобылы признались в любви друг другу. Твайлайт не знала, что сказать, и боялась, что то, чего она хочет сказать – будет неправильным.

— Принцесса, хоть мой долг и обязывает защищать вас, есть и другая причина, по которой я живу и умру ради вас, — сказала Рарити, и вместо того, чтобы продолжить, снова указала на выход из переулка. – А сейчас уже поздно, Рейнбоу ждет, а моя нога болит. Поэтому, если вы позволите.

Ошеломленная Твайлайт нашла в себе силы кивнуть, и двинулась вперед, решив все же не тереться о Рарити. Она сдержалась и пошла дальше, рядом с ней шагала Рарити, а за ними летели жеребцы, склонив головы и поджав хвосты из-за полного поражения.

***

Это было шестое покушение на жизнь Твайлайт, которое предотвратила Рарити.

Быть в комнате после всего произошедшего было странно. Это раздражало, особенно из-за того, что ее держали в неведении о происходящем. Рарити сопроводила ее в замок, Рейнбоу притащила герцога к генералу Армору, а Твайлайт загнали в ее покои, чтобы она не протаптывала колею, бегая кругами перед кабинетом врача.

И потому она развлекала себя, по пятому разу перечитывая Астральные Архивы, в десятый раз изучая Заметки о Племени Оленей, делая третий набросок ее эссе о законах о гражданском браке Эквестрии, и перечитывая седьмую главу La Princesse.

Ее жизнь с большой вероятностью могла быть оборвана пять часов назад, и вот она лежит в кровати, полностью поглощенная совершенно нелепым представлением, что Рарити может чувствовать то же самое.

Ее не тянуло писать. Ее не тянуло читать. Она могла лишь думать о Рарити, что хоть и не было необычно, но…

Принцесса, хоть мой долг и обязывает защищать вас, есть и другая причина, по которой я живу и умру ради вас.

Она была принцессой Эквестрии. Вся ее жизнь была и будет посвящена королевству, но все же вся жертвенность, которую она чувствовала по отношению к государству, бледнела в сравнении с тем, что она чувствовала к Рарити, ведомая иррационально сильным романтическим чувством, которое она испытывала к своей телохранительнице.

Сама идея того, что Рарити чувствует то же самое, была безрассудной, нелепой, невозможной, и неважно, как бы она хотела опровергнуть это, перестать жить в фантазиях, она не могла не думать об этом и желать этого от всего своего сердца.

Комнату заполнил звук – это был колокол городской часовой башни. Она полностью на нем сфокусировались, задержав дыхание и дожидаясь, как он начнет бить девять часов. Когда это случилось, она выскочила из кровати и подбежала к закрытой двери, закрыв глаза и бормоча под нос.

— Один. Два. Три. Четыре. Пять…

Слова покидали ее в нестройном ритме, каждое число совпадало с ударом ее сердца, и на двух тысячах сорока семи три стука в дверь обрушили весь ее мир.

— Принцесса Твайлайт? Разрешите войти? – раздался голос Рейнбоу Дэш, и статичный мир Твайлайт полностью вышел из-под контроля. Почему пришла Рейнбоу Дэш? Где Рарити? Она определенно не…

— Д-да! – отозвалась Твайлайт, готовая встретить любые новости.

Ручка повернулась, дверь распахнулась и вошла Рейнбоу Дэш – слишком расслабленная для той, кто потенциально может объявить о гибели всего мира Твайлайт.

— Ре-рейнбоу…

— Я бы накричала на вас за то, что вы отослали меня ранее, но, думаю, вы уже достаточно наказаны, — сказала она, как позволяла ей нахальная дружба. – Герцог и его ребята в казематах. Король велел мне передать, что завтра вам надо будет свидетельствовать, и… — тут она замолчала, выглянула за дверь и постучала копытом по двери. – Эй! Я думала, ты сказала, что тебе не нужна моя помощь, улитка!

— Я НЕ нуждаюсь в твоей помощи, спасибо большое! – отозвался небеснейший из голосов, и Твайлайт смогла выдохнуть, когда Рарити вошла в покои. На ней не было брони, а задняя нога была сильно перебинтована. Ее рот был открыт, возможно, чтобы выдать еще одно строгое замечание, но, когда она увидела Твайлайт, все изменилось. Ее взгляд стал мягче, сердитый взгляд улетучился, а на губах образовалась нежная улыбка.

— О, принцесса, вы и представить не можете, что произошло сегодня на свидании.

Это остановило Твайлайт от того, чтобы метнуться и обнять свою возлюбленную.

— Ты без работы, вот что произошло, — фыркнула Рейнбоу. Но увидев перепуганный взгляд Твайлайт быстро добавила. – До следующей недели, пока нога не выздоровеет.

— Не беспокойтесь, Ваше Высочество, — сказала Рарити, проходя в комнату и мимо Твайлайт, демонстрируя свежие и старые шрамы, которые она получила, посвятив свою жизнь принцессе. – Я все же буду с вами все это время, поэтому если вы считаете себя свободной от моего «бухтения», как выражается Рейнбоу, вы глубоко заблуждаетесь.

Она остановилась.

— Погодите.

Она радостно ахнула и повернулась к Твайлайт, сияя глазами.

— Это означает, что я на неделю стану вашей фрейлиной?! О, принцесса, вас ждут прекрасные наряды, мое вам слово! – спросила она, и ее столь естественный и естественный облик вызвал у Твайлайт слезы облегчения. – И тебя тоже, Рейнбоу!

— Ха! Шутишь, что ли?! – фыркнула Рейнбоу, надевая шлем и выходя их комнаты. – Я сваливаю отсюда, пока не поздно. Покричите, если что.

Когда дверь закрылась, Рарити закатила глаза.

— Я еще сделаю из нее леди, — пробормотала она, поворачиваясь к Твайлайт. – А теперь серьез…. Богини! Принцесса, я знаю, что вы не любите носить платья, но это же не повод рыдать!

— Я не… Я… — слова застревали в горле Твайлайт. И это было глупо, потому что Рарити была в порядке, и все же е сердце колотилось в груди, ее мысли было слишком сложно укротить, и она видела кровь, выступившую на бинтах, и…

И Рарити тоже может ее любить, как бы ее ни пугала эта идея.

— Принцесса Твайлайт.

Рарити никогда не обращалась к ней по имени. Всегда было «Ваше Высочество» или «принцесса», но не «Твайлайт». Поэтому, когда она его использовала, это привлекло внимание принцессы. Она наслаждалась, как оно звучало в устах Рарити, этим нежным тоном, и отчаянно мечтала, что когда-нибудь Рарити назовёт ее по имени без титула.

Они смотрели друг друга с дистанции – физической, эмоциональной, социальной – и слезы снова выступили на глазах принцессы, когда Рарити – открытая, покрытая шрамами, неуязвимая – протянула переднюю ногу, готовясь обнять Твайлайт – полную надежды, испуганную, влюбленную.

Твайлайт покачала головой. Она не смела, боясь трех слов, что могут слететь с ее губ и сердца.

Рарити опустила копыто. Если она была расстроена отказом, то ничем это не показала.

— Прошу прощения, принцесса, — сказала она, прижав уши. – За то, что ушла с герцогом, чтобы проверить подозрения. Это была серьезная ошибка с моей стороны. Мне не стоило позволять оставаться вам с этими негодяями.

— Я покинула замок, — немедленно отозвалась Твайлайт, защищая возлюбленную и борясь со слезами. – Я поставила себя в такое положение.

— И вы бы не пошли в город, если бы я не пошла с герцогом. Но дальнейшая игра в обвинения уже бессмысленна, — закончила Рарити. – Вы здесь, вы живы, и, честно говоря, это все, что для меня важно.

— Ты…

Говорить было сложно. Она желала о возможности отослать Рарити, потренироваться раз пятьдесят и затем задать вопрос, что жег ее душу. Она желала многого.

— Ты говорила, что есть еще одна причина по которой ты… ты служишь мне, — сказала Твайлайт, заставляя себя смотреть в глаза Рарити. – Другая причина, помимо долга телохранителя.

Рарити улыбнулась. Это было прекрасно и ужасающе.

— Да, — ответила она, и ее улыбка раскрывала те крохи информации, что рарити сообщала. – Да, Ваше Высочество.

Твайлайт сглотнула, думая, что не нервничай она так, она была бы раздражена играми Рарити.

— Мы не можем, — сказала Твайлайт. Они не могли, они не могли, они не могли, и попытка могла быть еще более смертельной, чем любое покушение.

— Мы можем, — сказала Рарити, сделав шаг вперед.

— Это противозаконно, — со слезами на глазах ответила Твайлайт.

— Законы можно изменить, — продолжила Рарити, все ближе и ближе, все мягче и мягче.

— Та-так не работает, — продолжила Твайлайт несмотря на то, что Рарити была в считанных дюймах от нее и нежно гладила по щеке копытом. – Э-это не так просто.

— Таковы самые чудесные вещи, Ваше Высочество, — продолжила Рарити. Их губы почти касались друг друга. – но быть в ваших объятиях каждую ночь – это определённо то будущее, за которое я готова сражаться.

Последовавший следом поцелуй был еще более чудесен, чем когда-либо представлялось Твайлайт. Она не знала, кто двинулся вперед первым, она или ее возлюбленная, но кто-то из них сделал это, и в одну чудесную секунду Твайлайт решила, что ей неважно то, что она принцесса. Ее не волновали законы, благопристойность или общественные ожидания. Ее волновало лишь то, что она почти умерла сегодня, и что она хочет целовать свою любимую, и что если понибудь с этим не согласен, то в казематах, по соседству с герцогом, места предостаточно.

Это было безрассудно, восхитительно, и когда все закончилось, когда их поцелуй разорвался и они легка рассмеялись, Рарити заговорила.

— Итак, — сказала она, касаясь языком губ Твайлайт. – Думаю, я засчитаю этот и еще несколько как благодарность за сегодняшнее отважное спасение.

Твайлайт рассмеялась. Она смеялась, хихикала и целовала Рарити снова, снова и снова, зная, что ни с кем она не будет в большей безопасности, чем с Рарити.

В конце концов, нет лучше телохранителя, чем тот, кто тебя любит.

Читать дальше

...