Автор рисунка: Noben
Глава 3: Пестики и тычинки Глава 5: Ученица и чудовище

Глава 4: Отец и сын

— Итак, — произнесла Морнинг Рэйн. — Пять лет? Серьезно?

— Да, — Флиттер вздохнул. — Мне было пять лет, когда я встретил тебя. И хватит думать обо мне с точки зрения понячьего возраста. Пожалуйста.

Они пробирались через Вечнодикий лес, пытаясь найти хоть какие-то признаки цивилизации и сориентироваться. Хотя у чейнджлинга не возникло ни малейших проблем с поиском своего улья, об обратной задаче подобного сказать было нельзя. Парочка неторопливо летела сквозь лес, направляясь примерно в сторону, где, как они предполагали, должен был находиться Тростборо.

— Кстати, — пегаска покачала головой. — Мне скоро сорок, а тебе всего двадцать пять! Ты куда ближе по возрасту к Блюпринту, чем ко мне.

— Тебя это так сильно беспокоит?

— Да, нет, — ответила кобыла. — Это просто... странно думать об этом.

— Тогда не думай.

Морнинг Рэйн пожала плечами и взглянула вперед. Казалось, они наконец-то выбрались из леса.

— Ну... и где это мы? — спросил чейнджлинг.

Пегаска огляделась и заметила вдали яблони:

— Это ферма “Сладкое яблочко”. Мы вышли почти к Понивиллю.

— Отлично! — Флиттер улыбнулся. — Если мы пойдем по опушке, то найдем дорогу в Тротсборо.

* * * * *

— И что нам теперь делать? — спросил Флиттер.

Представить худший день для посещения Тротсборо было сложно. Ярмарка. Единственный день в неделю, когда все пони весь день были на улице, а не занимались разнообразными делами у себя дома. Парочка рассматривала деревню с соседнего холма, а чейнджлинг дополнительно спрятался за удобно расположенным деревом.

— Ты можешь замаскироваться, — заявила Морнинг Рэйн, закатывая глаза.

— В таком городишке, как этот? — Флиттер вздохнул и покачал головой. — Нет, нет и нет. Во-первых, это означает, что мне придется скопировать кого-нибудь, кого вероятно знает весь город. Во-вторых, они увидят, что этот кто-то ходит с кобылой, с которой у него нет никаких отношений. Я бы предпочел просто навестить сына, а не устраивая скандал на весь город или еще каких ненужных драм.

— Тогда... стань мной? — предложила пегаска.

— ...чего? — удивленно моргнул чейнджлинг.

— Ты же можешь превратиться в кобылу?

— Да, конечно, но...

— Тогда все вообще элементарно. Просто будет две меня.

— Слушай, — Флиттер покачал головой, — даже не касаясь вопроса о том, как мне некомфортно было бы превращаться в тебя... насколько я припоминаю, сестры-близнеца у тебя все равно нет.

— Смотри... Я улечу на другой конец города, убедившись, что меня никто не увидит. Ты идешь отсюда, я иду оттуда, мы оба прикидываемся мной, и оба идем к дому Блюпринта. Если мы будем действовать шустро, то никто даже и не заметит, что на ярмарке было две меня одновременно.

Чейнджлинг застонал:

— Это полнейшая авантюра и как раз в твоем духе! Кто-нибудь мог запомнить нас с предыдущих визитов. Что мне делать, если со мной кто-то заговорит?

— Чутка потрындеть и идти дальше? — Морнинг Рэйн ухмыльнулась. — Ты хочешь сказать, что после двадцати лет брака ты не сможешь выдать себя за свою любимую женушку?

— Ох, ладно, — Флиттер заглянул в глаза пегаске. — Для протокола... Мне этот план абсолютно не нравится.

— Принято. Но, что-то я не вижу, чтобы ты предлагал что-то получше.

— Что есть, то есть, — уныло заметил чейнджлинг.

Наступила тишина..

— Ну? — спросила кобыла, наклонив голову. — Давай, я готова.

— Рэйни, солнышко... ты не представляешь, как мне неловко от всего этого. Я никогда раньше не был кобылой.

— Опять же, принято, — ухмыльнулась пегаска. — Хватит думать, превращайся давай. Мы не можем тратить на это весь день.

Флиттер вздохнул, и стена зеленого пламени скрыла его тело. Когда пламя опало, на его месте стояла мятно-розовая кобыла-пегас.

— Ух ты, — сказала Морнинг Рэйн. — Ты как сестра-близнец, которой у меня никогда не было!

У второй Морнинг Рэйн дернулся глаз:

— ...ты не представляешь, как это неловко.

* * * * *

Если отбросить вопросы комфорта, то проникновение в город прошло довольно гладко. Флиттер выждал около двадцати минут, чтобы дать Морнинг Рэйн время добраться до другой стороны города, в надежде оказаться у дома Блюпринта примерно в одно и тоже время, а затем смешался с оживленной ярмарочной толпой. К счастью, дом их сына находился практически в центре города.

— Морнинг Рэйн! — раздался голос позади. — Это ты? Сколько лет, сколько зим!

Флиттер подавил стон и посмотрел на молодую кобылу. По крайней мере, он знал, кто она такая:

— Привет, Саншайн! — бодро произнес он, голосом своей жены. — Я тут, чтобы сына навестить.

— Да, я так и решила, — кобыла кивнула с дружелюбной улыбкой. — Ты слыхала об этом ужасе в Кантерлоте?

— А-ага... мы прям в центре этой заварушки оказались. Жуть просто. Хорошо, что Шайнинг Армор их всех вышвырнул вон, да? — Флиттер продолжил улыбаться. — Мы уехали сразу после всего этого.

— О! Свифт Стар тоже здесь?

Чейнджлинг мысленно пнул себя. Идиот!

— Эм-м-м, нет. Он решил сделать крюк через Понивилль. Мы... — импровизируй, Дискорд тебя дери! —...планировали сюрприз для Блюпринта и он решил проверить, не там ли Пинки Пай. Я лично сомневаюсь, так как все Носители Элементов были на свадьбе, но ты же знаешь Свифт Стара, он как упрется рогом...

* * * * *

Тем временем на другом конце города Морнинг Рэйн оказалась в похожей ситуации.

— О нет, все в порядке со Свифтом. Он просто решил не пропускать свадебную вечеринку.

— Так ты, че, одна сюда добралась? — произнес коричневый жеребец-земнопони. Он выглядел впечатленным. — Со всей этой кучей чейнджлингов, которые невесть куды делись! Я б в одиночку, вааще не осмелился куды пойти!

Пегаска чувствовала себя довольно некомфортно. Жеребец, по-видимому, был хорошим другом сына, но она его не знала. Кобыла вспомнила, что он помогал Блю переносить вещи в новый дом, но на этом вся информация и закончилась.

— Хе-хе, это не проблема. Я ни одного не видела!

— Дык, этож, миссис Рэйн, как жеж их увидишь-то? Ты смотришь на пони, а он, может, и не-пони!

— Ох, вот только в паранойю впадать не надо, — ответила пегаска. Ей нужно было заканчивать этот разговор, и у нее была довольно хорошая идея, как это сделать. — С таким отношением, ты можешь обвинить кого угодно в том, что он чейнджлинг, только потому, что давно его не видел.

Жеребец удивленно моргнул:

— Ох! — воскликнул он. — Я ниче такого не имел в виду! Простите, мэм.

— Ну, мне действительно пора идти к Блюпринту...

— Я првожу! — улыбаясь, предложил жеребец.

Пегаска вздернула бровь:

— Я и так прекрасно знаю, где живет мой собственный сын, — она кивнула на листок бумаги, торчавший из седельной сумки земнопони. — Тебе лучше закончить со списком покупок, пока все не позакрывались. У меня для Блю... довольно серьезные новости, понятно? И это только семейное дело.

— О. Ясно, — серьезно кивнул жеребец. — Желаю удачи, мэм.

Морнинг Рэйн вежливо кивнула ему и направилась дальше.

* * * * *

Флиттер добрался до дома первым. Он мысленно выругался. Чейнджлинг понятия не имел, что сказать сыну, особенно, когда он выглядел как Морнинг Рэйн. Тем не менее, выбора не было. С улицы надо было убраться до того, как сюда доберется пегаска.

Он постучал в дверь, невольно задержав дыхание. Будучи чейнджлингом, он почувствовал легкое любопытство своего сына, проникающее через дверь, задолго до того, как он открыл ее.

Блюпринт распахнул дверь, и его морда засветилась радостью:

— Мама! Какой чудесный сюрприз! Я думал, ты сейчас на свадьбе!

— Ох нет, там сейчас слишком много народу, — ответил Флиттер, заходя внутрь и закрывая за собой дверь. — Все эти шумные вечеринки и все такое. Поэтому мы решили приехать сюда!

Чейнджлинг заметил, что опять мелет вздор, но ничего не мог с собой поделать.

Блюпринт бросил на “нее” обеспокоенный взгляд:

— Ты в порядке?

Он, кажется, не заметил, что Флиттер снова ошибся, сказав "мы".

— Даже не спрашивай, — чейнджлинг вздохнул. — Напряженное путешествие.

“По крайней мере, последняя часть”, — добавил он мысленно.

Стук в дверь заставил его замереть. Это был момент, которого он боялся. Прежде чем сын успел среагировать, Флиттер приоткрыл дверь и, убедившись, что это действительно Морнинг Рэйн, быстро втащил ее внутрь и захлопнул дверь.

Блюпринт посмотрел на две одинаковые копии своей матери и удивленно моргнул.

— Пожалуйста, сохраняй спокойствие! — Флиттер почти кричал на него. Чейнджлинг перевел взгляд на жену. — О богини, это, должно быть, выглядит крайне странно.

Блюпринт медленно отступал назад:

— Вы, ребята, чейнджлинги. Я читал о вас в газете. В Кантерлоте...

Морнинг Рэйн покачала головой:

— Погоди, все не так просто.

Флиттер вздохнул:

— А я говорил. Авантюра. Полнейшая.

Пегаска бросила на него сердитый взгляд:

— Ну, тем не менее мы сюда добрались, не так ли? — закричала она. — Я не припоминаю, чтобы ты придумал что-нибудь путное!

— Мы могли хотя бы подождать, пока ярмарка закроется! — Флиттер отступил назад.

— Вот спасибо! — зарычала в ответ Морнинг Рэйн. — Полчаса назад это предложение было бы полезным!

— Ты вечно куда-то торопишься, — со вздохом сказал Флиттер. — Это же не твой круп на кону. Тебе, может, и все равно, а мне не хочется, чтобы меня гнала толпа с факелами и вилами!

Блюпринт замер и нахмурился. Разговор принимал ужасно знакомый оборот.

— Да это даже не фермерская деревушка! — пегаска закатила глаза. — Сомневаюсь, что у кого-то здесь есть вилы.

— Вот, ты опять за свое! Начинаешь спорить о бесполезных мелочах, вместо того, чтобы признать свою неправоту!

Блюпринт уставился на Флиттера с озадаченным выражением морды:

— ...папа?

Однако две спорящих кобылы совершенно перестали обращать на него внимание.

— А вот и нет! — заявила настоящая Морнинг Рэйн. — Не надо грести все деревеньки под одну гребенку! Серьезно! Ты ведешь себя так, словно Хэйтэйл — единственная в стране деревня, которую ты ви...

Морнинг Рэйн замолчала и моргнула, когда поняла, что Флиттер действительно никогда не видел никаких других деревень, кроме той, в которой они тогда жили. У него не было воспоминаний Свифт Стара, и он редко покидал Кантерлот с тех пор, как они туда переехали.

— Ой. Точно, — пробормотала она. — Так и есть.

Следующее, что она поняла, было то, что они полностью забыли о Блюпринте, который, смотрел на них со знакомым скучающим выражением на морде.

— Вот именно из-за этого я и съехал, чтоб вы знали, — категорично заявил он. — А теперь объясните мне, пожалуйста, почему мой отец выглядит как кобыла?

Флиттер и Морнинг Рэйн обменялись обеспокоенными взглядами, прежде чем обернуться к сыну.

— Тут такое дело, — начал Флиттер, — если коротко, то эта заварушка в Кантерлоте серьезно подпортила нам жизнь. Я действительно чейнджлинг, и я прожил в Кантерлоте двадцать лет без каких-либо проблем. А теперь я утратил маскировочную форму.

Он взглянул на Морнинг Рэйн, вздохнул, и, наконец, трансформировался обратно. Когда зеленое пламя угасло, Флиттер снова выглядел как черный чейнджлинг.

Блюпринт нахмурился:

— Это же не какой-то розыгрыш с заклинанием трансформации уровня Старсвирла?

— Как будто я когда-нибудь смог бы сотворить подобное, — пробормотал Флиттер.

— Нет, сына, боюсь, что нет, — пегаска покачала головой. — Твой отец чейнджлинг, Блю.

Когда эта информация наконец дошла до него, глаза жеребца распахнулись:

— Н-но каким образом...

Флиттер посмотрел на него:

— В общем, один безответственный идиот бросил твою беременную маму, а потом убился в глуши. С тех пор я его подменяю.

— На самом деле ничего не изменилось, — произнесла Морнинг Рэйн. — Он по-прежнему твой отец.

— Ну, только не биологический, — добавил Флиттер.

Казалось, что Блюпринт, воспринял все это довольно легко, вероятно, потому, что он уже узнал своего отца, несмотря на то как тот выглядел. Он потер лоб копытом.

— Подожди. Значит, ты не Свифт Стар.

— Нет, — Флиттер покачал головой. — Он умер до твоего рождения. Ты никогда с ним не встречался.

— Так как же тебя зовут на самом деле?

Чейнджлинг нервно поглядел на сына:

— Э-э, ну-у... Флиттер.

— Это кобылье имя, — заметил жеребец, приподняв бровь.

— Как бы да, — проворчал чейнджлинг, — оно было у меня уже много лет, прежде чем я это понял. Я хочу заметить, что для чейнджлингов это вполне нормальное жеребцовое имя.

Блюпринт вздохнул:

— Знаешь, это как-то несправедливо, — сказал он, глядя на новую внешность отца. — Теперь из нас всех я единственный без крыльев.

— И тебя больше всего беспокоит именно это? — спросил чейнджлинг.

— Ну, я мало что могу с этим поделать, верно? В любом случае, подделать ругань моих родителей никто точно не смог бы.

— Вот тут ты прав. Твоя мама действительно сильно испугалась, вот и все, — заметил Флиттер. — Я всего лишь слегка... не в восторге.

Морнинг Рэйн закатила глаза:

— В свою защиту могу сказать, что в тот момент за нами гналась целая армия чейнджлингов.

Разговор прервал громкий стук в дверь.

— Блюпринт! — раздался грохочущий голос. — У тебя дома чейнджлинги!

— Борода дискордова! — выругалась пегаска. — Как они догадались?

— Уф, — пробормотал чейнджлинг. — Они, должно быть, друг с другом поговорили. Я вроде как паникую.

Блюпринт взглянул на них:

— Идите через сад! — прошипел он. — Я его задержу.

Парочка кивнула и выбежала через заднюю дверь в сад. Попав туда, Флиттер взглянул на целую толпу, собравшуюся перед домом.

— Что я тебе говорил? — окликнул он Морнинг Рэйн. — Вилы.

— Просто беги! — прошипела пегаска и побежала дальше. Флиттер последовал за ней.

— Эй, они тут! — закричал кто-то.

Морнинг Рэйн еще раз выругалась, в этот раз упомянув такие подробности анатомии Дискорда, что пораженный чейнджлинг удивленно поднял бровь.

— Сюда! — рявкнула она, затаскивая мужа в темный переулок. Они видели,  что большая часть толпы промчалась мимо. Пони действительно несли вилы, и, несмотря на то, что день был в самом разгаре, факелы.

К сожалению, оставшаяся часть толпы была куда медленнее и внимательнее к деталям.

— Они здесь, в переулке! — закричал кто-то. Флиттер и Морнинг Рэйн услышали, как шум позади них усилился, когда вся толпа попыталась втиснуться в узость переулка.

Он вывел их на более широкую улицу, один из концов которой уже был заблокирован пони, которые были немного умнее и смогли предположить, где они появятся. Пегаска вцепилась в копыто мужа мертвой хваткой и потащила его в другую сторону.

— СТОЙ! — заорал Флиттер. Он выдернул ногу из хватки Морнинг Рэйн, встал посреди дороги и оглянулся на пегаску. — Это продолжается и так  достаточно долго.

Толпа осторожно приблизилась к нему, демонстрируя растерянность. Они просто собирались выгнать его из города, но когда этот план внезапно провалился, то никто не знал, что делать дальше.

Чейнджлинг подошел к ближайшей пони в толпе — земной кобыле с вилами во рту.

— Чего? — спросил Флиттер.

Кобыла удивленно моргнула, попыталась что-то сказать и решила, что лучше всего сначала выплюнуть вилы.

— Эм-м-м, — сказала она наконец, — ты же чейнджлинг. Верно?

Флиттер снова пожалел, что у него нет глаз, которые можно было бы закатить:

— Как мило, что ты заметила. Чего ты от меня хочешь?

Кобыла посмотрела на пони вокруг. Они ободряюще кивнули ей, но никто не  проронил ни слова.

— Выгнать тебя из города? — кобыла неуверенно улыбнулась.

Флиттер махнул копытом на дорогу позади себя:

— Это дорога на Сэдлбрайт, правильно?

Кобыла моргнула и наклонила голову, чтобы посмотреть мимо чейнджлинга на дорогу:

— Эм-м-м, да. Вроде как...

— Значит, вы не просто хотели выгнать меня из города, а хотели загнать меня в другой. Думаешь жители Сэдлбрайта скажут вам спасибо, за то что вы загнали чейнджлинга к ним в город?

Неуверенная улыбка кобылы сменилась выражением общего дискомфорта:

— Нет?

— Тогда, скажи, пожалуйста, почему вы меня преследуете?

— Потому что... ты чейнджлинг?

Флиттер презрительно посмотрел на нее:

— Да, я чейнджлинг. Поздравляю. Хочешь приз за проницательность? А теперь прекратите нести чепуху и ведите меня в участок стражи. Мне это кажется гораздо лучшим вариантом, чем ваша жалкая пародия на толпу линчевателей.

— А у нас нет участка, — заметил какой-то пони из толпы.

— Ага. У нас почти нет преступлений. Все друг друга знают, — добавил другой.

— Участки для больших городов, — сказал еще кто-то.

— А-а-а-а! — Флиттер заорал от разочарования. — Что же должен сделать пони в ваших краях, чтобы его арестовали?

— Эм-м-м... ты не пони, — заметила стоящая впереди кобыла.

— Благодарю! А то я не приметил! — Флиттер пронзил ее свирепым взглядом. — Кстати, где ты вообще взяла эти вилы?

— Что? — кобыла была явно застигнута врасплох внезапной сменой темы. — Я работаю в транспортной компании. Мы используем их для разгрузки секов с тюном... ... ох, тюков с сеном, я имею в виду.

Флиттер оглянулся на Морнинг Рэйн:

— Ну, по крайней мере одна загадка решена.

— Я извиняюся, — произнес коричневый жеребец, с которым Морнинг Рэйн встретилась утром, — чей-то ты хочешь, штоб тя арестовали?

Флиттер бросил на него бесстрастный взгляд:

— Я извиняюсь, но зачем вы меня преследуете? По-видимому, я сделал что-то не так, и поэтому я предпочел бы, чтобы Верховный Суд Эквестрии определил, в чем именно я виновен, и каково мое наказанье.

— Прально. Эм-м-м, очевидно, шо ты выдавал сбя за нее, — жеребец ткнул копытом в сторону Морнинг Рэйн.

— Это она предложила! — заявил чейнджлинг раздраженно. — И я ей сразу сказал, что это ужасная идея!

— Првда? — жеребец посмотрел на пегаску.

— О да. Абсолютно ужасная, — повторил Флиттер невозмутимо.

Морнинг Рэйн вздохнула и пошла к мужу:

— Ну, я не хотела поднимать шум. Так казалось лучше, чем просто прийти сюда.

— Но ты напал на Кантерлот, — раздался другой голос.

— Нет,  не нападал, — ответил чейнджлинг со скучающим выражением морды.

— Нет, не нападал, — подтвердила пегаска. — Он был со мной весь день. Единственные, на кого он напал, были те вторгшиеся чейнджлинги.

— Это кстати была явная самооборона, — добавил Флиттер.

— Это точно. Они напали на нас первыми, — Морнинг Рэйн, кивнула в знак согласия.

— Я, конечно, раньше так не выглядел. Некоторые из вас могут знать меня как Свифт Стара, — он осмотрел толпу и взглянул на жену. — Мне уже надоело объяснять это все. Сейчас какой уже раз? Четвертый?

— Ну, Морфозай в объяснениях не нуждалась, — заметила пегаска.

— А точно-точно, — задумчиво произнес Флиттер. — Тогда в третий раз. Короче, с объяснениями я закончил.

— Ну... и чего теперь? — спросила стоящая самой первой кобыла.

— Теперь, — голос Блюпринта раздался из глубины толпы, — вы перестанете приставать к моему отцу, и они оба переночуют у меня.

Толпа расступилась, пропуская голубого единорога.

— Всех все устраивает? — спросил он строгим голосом.

Из толпы, которая почему-то больше не казалась толпой, и растеряла всю свою движущую силу, послышались утвердительные голоса. Когда троица направилась к дому Блюпринта, жители медленно разошлись.

— Ну, — спросил единорог, когда они подошли к дому. — Что ты собираешься делать?

— Этот цирк продолжается уже достаточно долго, — проворчал Флиттер. — Знаешь, я говорил серьезно. Если ничего не делать, то такое будет в каждом городе. Нет уж, хватит. Утром, первым делом я отправлюсь в участок стражи и сдамся властям. Пусть суд со мной разбирается. Это единственный способ решить все раз и навсегда.

Блюпринт покачал головой:

— Но поблизости действительно нет ни одного города с участком... Единственное, что не сильно далеко... хотя нет. Думаю, это плохая идея.

— Чего? — спросил чейнджлинг. — Просто скажи мне.

— Ну... Понивилль. Все знают, что Твайлайт Спаркл близко общается с принцессой. И она уже должна была вернуться со свадьбы.

Флиттер остановился и удивленно моргнул. Этот суд был на несколько инстанций выше того, на который он рассчитывал.

— А-а-а, да какого сена, почему бы и нет, — проворчал он и вошел в дом.

Читать дальше

...