Автор рисунка: aJVL
5 7

6

Загремела музыка, засветился проектор, и во весь экран распахнулась пара зелёных глаз.

— ЧТО?! Фильм про людей? — вскричала Рэйнбоу Дэш, едва кончился опеннинг. — А где пони? Люди — убогие!

— Хех, благодарю!

— Не ты лично, разумеется.

— Если ты прямо сейчас не заткнёшься… — угрожающе произнесла Твайлайт, — ты окажешься в особом круге ада, куда отправляют тех, кто лапает кобылочек…

— Да я к Скуталу даже не прикасалась!

— …и разговаривает в театре!

Изо всех сил обнимаю свою драгоценную принцессу — я никого и ничто не любил так крепко, как люблю её сейчас.

Всепони смотрят и молчат, пока не…

— А, так вот откуда эти очки!

— Особый ад, Дэш! — на некоторое время угроза утихомиривает пегаску, но лишь до поры…

— Да они просто люди, но вот сейчас… Эта… как её…

— Её зовут Йоко, и заткнись сейчас же! — рычит в ответ Пинки.

Крутая батальная сцена, и…

— Оно что, превратилось в единорога?!

— Осо-о-обый ад… — вздыхает Флаттершай.

И снова возвращается тишина.

— А это что за дырень?! Ай, Скуталу, ну пинаться-то зачем?!

По экрану бегут титры эндинга первого эпизода, Твайлайт магией зажигает свет.

— В чём дело, Дэш? — принцесса изворачивается, заглядывая себе за спину, чтобы видеть пегаску. — Тебе совсем не нравится?

— Конечно мне нравится! — возмущённо отвечает та. — Бошкоголовые машины, драка и парень с очками — всё круто!

Твайлайт громко вздыхает, в отчаянии тряся головой. Опускаю ладонь на её шею и принимаюсь массировать напряжённые мышцы.

— Тогда какого чёрта?! — рычит принцесса. — Может тогда хватит ныть?

— Эй, тихо-тихо…

Прижав голову Твайлайт к своей груди, заглядываю в сердитые глаза — как раз в этот момент Пинки ухитряется попасть языком по кнопке «Пауза», остановив вальяжно идущего Симона на полушаге — и ласково произношу:

— Она не ноет, она комментирует. Она не специально… в смысле… Она не ненавидит людей, и…

— Разумеется, я не ненавижу людей! — перебивает меня Рэйнбоу, взмахивая копытом. — Люди просто скучные — все одного цвета, не умеют ни колдовать, ни летать… Скучные!

— Даже я?

— Что? Нет, ты, разумеется, достаточно крутой!

— Дэш, ты хоть когда-нибудь думаешь, прежде чем говоришь?

— Разумеется нет!

Мы с принцессой одновременно фыркаем.

— Слушай, может будешь придерживать комментарии до начала титров? Это всем мешает!

— Да, да, конечно… — раздражённо подчиняется она, — ничего не обещаю, но я попробую…

— Но я просила её о том же самом… — шепчет мне на ухо Твайлайт.

— Нет, ты ей угрожала, так что она приняла твои слова за шутку.

Выражение лица принцессы меняется, когда до неё доходит смысл моих слов.

— Если вы закончили свои тупые препирательства, может быть, мы продолжим уже?! — потребовала Пинки, высунувшись по шею из-за края стола.

Боже, какая она милая, когда сердится. Этот задранный носик, сурово сморщенный лоб, горящий взгляд…

— Кажется, мы договорились. Мы же договорились?

— Да, договорились, — произносит Трикси, молчавшая целых полчаса, — давайте смотреть дальше!

Бросив взгляд на кивнувшую Рэйнбоу Дэш, Пинки снова залезает в своё гнездо, и Симон продолжает свой путь по экрану. Твайлайт гасит свет, погружая комнату в подсвеченную лишь экраном темноту; я продолжаю гладить её шейку, она тихонько мурлычет — я этого не слышу, но ощущаю вибрацию её груди.

Следующий эпизод проходит в относительной тишине — ну если не считать хруста попкорна и бульканья сока. Тишина держится до появления Вирала — вот тут заговорила уже не только Дэш.

Ещё два эпизода, и Пинки Пай объявила антракт, остановив изображение на первых кадрах следующего эпизода и выбравшись из гнезда с пустой чашей из-под попкорна в зубах.

— Попкорн — круто, — пробурчала она, — но на одном попкорне пони не выживут!

— Мм… — Твайлайт подняла голову с моей груди, — а что бы тебе хотелось?

— СТЕЙК!

— Не держу такого, — твёрдо ответила принцесса.

— Чёрт…

— Я ни на чём не настаиваю, но это самый подходящий момент для перерыва, — пробормотала Флаттершай, когда Твайлайт снова зажгла свет, — я была бы не против… ох, чёрт!

Жёлтая пегаска подскочила с дивана и устремилась к двери, за которой исчезал радужный хвост.

— Есть другой туалет! — закричала Рэйнбоу, удирая по коридору.

— Да, но этот самый милый!

Твайлайт громко застонала, скатываясь с меня и приземляясь на копытца.

— ЕСЛИ ОДНА ИЗ ВАС СНОВА НАССЫТ В РАКОВИНУ… — она замолчала, оставив угрозу недосказанной, увидев на лице Трикси гримасу ужаса и отвращения. — Это было лишь однажды, и мы все были очень пьяны…

— Может ли кто-нибудь указать мне на туалет, который не был осквернён? — спросила единорожка, перебивая неуклюжие оправдания принцессы. — Желательно такой, чтобы я могла воспользоваться им в одиночку?

— Разумеется, вниз по лестнице, третья дверь направо.

Трикси благодарно кивнула. Коротко и едва уловимо, но точно кивнула!

— Я собираюсь что-нибудь приготовить, есть пожелания?

— Что-нибудь сырое и кровавое!

— Не стану, Понка.

— Что-нибудь не ТАКОЕ, — предложила Трикси, делая первые шаги вниз по лестнице.

— Хорошо, — я встаю, ласково отодвигая с дороги Твайлайт.

— Тебе помочь? — спрашивает она, делая несколько шагов в сторону.

— Не-а, хотя если ты займёшься напитками…

Аликорна подхватывает кувшин магической аурой и оборачивается — в комнате остались лишь Скуталу и Пинки.

— Есть пожелания?

— Что-нибудь сладкое? — спрашивает пегасочка, слезая с дивана. — И… есть третий?

— Что? А, да, конечно, дверь между библиотекой и кабинетом!

Скуталу стремительно убегает, оставляя нас с Пинки Пай.

— Слушай, а может тебе бутылку острого соуса дать в качестве напитка?

— ДА!!!

Не думал, что она это ответит, вот реально не предполагал такого варианта, но её глаза так и искрятся радостным ожиданием, её улыбка — просто-таки до ушей, так что… а почему бы и нет?

Твайлайт заходит вместе со мной на кухню, с интересом наблюдая, как я достаю шампиньоны и сковородку.

— Стейк я ей не сделаю, но могу изобразить нечто похожее. Не возражаешь?

— Угу!

Протиснувшись мимо меня к холодильнику, моя любимая принцесса отодвигает разнообразные коробки с остатками заказной еды, чтобы добраться до банок с соками:

— Лимонад, немножко сока опунции… — бормочет она себе под нос, перебирая варианты напитков.

— И немного манго, если у нас есть!

— Что? А, да, хорошо.

Из холодильника доносятся шуршание, позвякивание, а потом радостный вскрик — похоже, нашла что хотела.

К тому времени, когда я заношу в комнату тарелки, разбежавшиеся пони уже сбежались обратно. На лице Пинки яркое недовольство: она получила жареные в масле грибы с сыром, вполне обычную еду…

— Я заказывала сырое и кровавое! — рычит она; впрочем, увидав в моей руке бутылку кетчупа, снова улыбается.

— Это лучшее, что я смог изобразить, не охотясь за случайным прохожими.

— Сойдёт!

На этот раз Твайлайт успевает на диван первой; впрочем, как она и говорила, она занимает на диване куда меньше места, особенно если лежит на боку вдоль спинки. Сажусь, используя вместо подушки её живот, она в ответ улыбается.

— НУ ЧТО, ЗАДРОТЫ, ГОТОВЫ ПРОДОЛЖАТЬ РАЗВЛЕЧЕНИЯ? — кричит из-под стола Пинки.

— ДА! — хором орут в ответ Скуталу и Рэйнбоу; Твайлайт гасит свет, но на этот раз не полностью, чтобы пони могли видеть, что едят.

В шестой раз за вечер на экране вспыхивают зелёные глаза.

— Мы видели опеннинг уже столько раз! Может, пропустим?

— НЕТ!

Рэйнбоу Дэш беспокойно вертится на своём диване, невольно привлекая внимание всех присутствующих.

— ЧТО? — она оглядывает друзей сквозь прищуренные веки. — Я совсем не против, там есть крутые ракурсы с Йоко…

Переглядываюсь с Твайлайт.

— Я, конечно, удивлён, но…

— …но не очень, да?

— Агась!

С яростным рычанием из-за края стола появляется голова Пинки, словно огромная черепаха высунула голову из панциря. Учитывая обильные потёки кетчупа на подбородке пони — очень опасная хищная черепаха.

Черепашья голова покачивается из стороны в сторону, окидывая присутствующих своим вариантом ВЗГЛЯДА — обещающего несчастным жертвам нездоровое количество кровавого насилия.

— Сейчас начнётся! — шипит она сквозь сжатые зубы и исчезает под столом.

— Тебе понравится, Дэши, там есть сцена в купальне у горячих источников!

Из-под стола снова доносится рычание, но, к счастью, опеннинг заканчивается.

«Перед вами история человека, которому ещё предстоит понять, что за судьба ему уготована»

***

Когда мы всемером смотрим, как Команда Гуррен Дана заходит в купальню, раздаётся голос:
— О да, как подпрыгивают…

— Чёрт, Рэй… Трикси?!

— Что? Кто-то же должен был это сказать!

— Я разрешаю! — радостным голосом отвечает из-под стола Пинки. — Это надо было сказать!

***

«Давай однажды, когда-нибудь, доберёмся до Луны.»

— А что, до луны и правда можно добраться?

— Спроси у Луны, — отвечает Флаттершай, хихикнув, и тут же сразу: — ой, нехорошо, я должна была…

— ЗАМОЛЧИ, ОНИ ГРУДЬ ОБСУЖДАЮТ!

Вот я догадывался, что Рэйнбоу не по жеребцам, догадывался…

— Э-э-э-й, а что там у него болтается между…

— ЭТО ПИСЯ, НЕ ОБРАЩАЙ ВНИМАНИЯ, СКУТС!

— А что, этот ребёнок сунул палец Симону прямо в…

— Я не помню, чтобы этот эпизод был таким… откровенным…

— Это ОРИГИНАЛЬНЫЙ шестой эпизод, я бы не стала показывать обрезанную версию!

ПОМФ![42]
Я даже не стал оглядываться на Дэш, мне знаком этот звук.

***

Когда по экрану побежали титры, я встал, чтобы собрать пустые тарелки. Та, что возле Пинки, выглядела… устрашающе.

— Этот Спиральный Король, о котором они говорили, — робко спросила желтопоня, — он злодей?

— Возможно.

— В этих фильмах всегда тяжело заранее определить, кто именно настоящий злодей… — пожаловалась Трикси, опуская голову на подлокотник дивана, — но когда мы увидим его, то сразу поймём.

— А… ты уверена?

— Разумеется, Флаттершай! Если он злодей, у него будет большая чёрная борода!

— А кто-то утверждал, что смотрел Берсерка…

— Разумеется, бывают исключения!

Рассмеявшись, я уношу грязные тарелки на кухню. Мимолётно размышляю, не соорудить ли тарелку с лёгкими закусками, но времени нет… и я знаю, что будет дальше.

***

— Они что, сейчас показали, что Камина умрёт?

— ЧЕГО?! — вопит Рэйнбоу, когда Гуррен Лаганн в первый раз сталкивается с Мега-Ганзеном. — У людей совсем нет веры! Камина не может умереть, впереди ещё двадцать серий! — она удивлённо оглядывается:
— П… почему никто не ругается на меня?

— У… успокойся, Дэш. Это такой момент… — бормочет из-под стола Пинки Пай, — такой момент…

***

— Во-о-от! Они целуются! — радостно кричит Твайлайт, когда Камина и Йоко готовятся к битве.

— Что, уже занимаешься шиппингом героев?

— Ну… это так увлекательно…

***

«Главное верь в себя! Верь мою веру в тебя, Симон!»

— Это… другое! — тихо шепчет принцесса. — Я чувствую, что-то должно случиться!

***

— Не может быть! — потрясённо бормочет Рэйнбоу, не отрывая взгляда от экрана. — Такого просто не может быть… он должен был выжить!

«Ни минуты покоя.»

— Я знала! Я знала, что он жив! — радостно кричит пегаска. — Они не могли убить главного героя!

«Братан, ты жив!»

***

«Совершим слияние. Последний ход должен быть за нами, за Гуррен Лаганном!»

Я ожидал, что понибудь что-нибудь скажет, но все молчали — одни уже всё поняли, другие не догадывались.

«Слушай Симон, запомни. Тебе надо верить в себя. Не в себя, в которого верю я. И даже не в мою веру в тебя. Верь в себя и в свою веру в себя.»

— Камина — крут! — пищит Рэйнбоу.

***

…прежде чем пегаска приходит в себя, успевает пройти половина эндинга.

— Но… но… он же главный герой… — протестует она, тыча копытом в сторону экрана. — Они не могли убить главного героя!

— Кто сказал, что он главный герой? — Пинки ставит проектор на паузу и с широкой ухмылкой вылезает из-под стола.

— Как ты вообще можешь улыбаться в такой момент?!

— Почему ты думаешь, что у меня есть выбор? — спрашивает земнопонька и, уже убегая в сторону уборной, объявляет: — ПЕРЕРЫВ!

Да, Твайлайт прочитала вполне достаточно моих книг, чтобы узнать ту самую «обязательную сцену героического самопожертвования», но даже она сейчас лежит, отчаянно вцепившись в меня. По лицу Флаттершай струятся слёзы, Трикси успокаивает её и, кажется, только поэтому не ревёт сама.

А вот состоянием Скуталу я обеспокоен. Она сидит неподвижно, уставившись в пустой экран с горькой усмешкой на личике. Надеюсь, она правильно поняла смысл происходящего.

— Ну, Скутс, не настолько скучно, как ты опасалась?

— Нормально… — оборачивается ко мне она. — Неплохо даже. Скажи только… там счастливый конец?

— Я думаю, да; то, чем этот сериал заканчивается, я считаю счастливым концом.

Она фыркает, и на её лицо возвращается грустная усмешка.

— Я знала. Настоящий герой там Симон, — её лапка ныряет в лежащую на полу сумку, которую я как-то не заметил раньше, и вытаскивает… — Я знала, потому что очки Камины не похожи на эти!

У неё в лапке предмет, который я не ожидал увидеть в ближайшие несколько часов: пятиконечные очки Симона[43].

— Камина не умер! — настойчиво восклицает сидящая рядом с жеребёнкой Рэйнбоу. — Он просто… просто… ушёл отдыхать! Они ничего не поняли!

Твайлайт нервно завозилась позади меня.

— Хочешь встать?

— Да, пожалуйста.

Я встаю, давая возможность любимой слезть с дивана — она тут же направляется к лестнице, скорее всего, в сторону туалета. Мне, пожалуй, тоже стоит — я тащусь следом, собираясь зайти в ближайший.

— Там правда счастливый финал? — обернувшись, спрашивает принцесса. — Или как обычно, горький со слабым намёком на возможное счастье?

— Когда дело дойдёт до финала, я думаю, ты обрадуешься. Главные герои точно радовались.

— Но могло бы быть… гораздо больше счастья?

— Всегда можно придумать такой конец, чтобы было больше счастья, но не всегда он будет честным.

Она замерла, глядя в сторону.

— Мне, наверное, надо взять салфеток, чтобы вытирать слёзы. Они ведь потребуются?

— Я на это надеюсь.

— Почему? — удивилась она, не понимая, как возможность расплакаться, может быть, чем-то хорошим.

— Потому что это значит, что ты им сопереживаешь.

Твайлайт глубоко вздохнула и кивнула.

— Теперь разреши, пожалуйста… — я протискиваюсь мимо неё, мимоходом чуть-чуть почесав между ушками, — мне надо дать дракону устроить водопад, если ты понимаешь о чём я.

Она хихикает, и я ухожу по своим делам.

Справившись с важным делом, я возвращаюсь — Твайлайт уже на диване, свернувшись в клубочек на правой стороне. Похоже, она таким образом напрашивается на почесушки — расположившись как раз под моей правой рукой.

— О, вот и ты, — Пинки явно не терпится, — мы продолжаем!

Свет пригасает. На экране последние секунды эндинга.

— Трикси?

— Да?

— На твоей шкале лицевого оволосения у героев, много ли зла несут в себе бакенбарды?

— К чему это?

— Сейчас увидишь.

Стоило мне сесть на диван, как Твайлайт приподнимается и опускает голову мне на бедро. Ну, я так и знал — кое-кому очень хочется, чтобы я почесал загривок.

Рог аликорны коротко вспыхивает, в комнате окончательно воцаряется темнота, и в следующую секунду Пинки запускает новую серию.

Через несколько секунд Трикси находит ответ на мой вопрос.

— Средней злобности, но в основном просто мачо, — оценивает она появившегося на экране Спирального Короля.

— Примерно так оно и есть.

***

Просмотр следующих серий проходил в тишине: не было ни смешков, ни комментариев. До появления «девушки в коробке» не прозвучало ни слова, но затем Твайлайт явно испытала неудобный момент, когда зазвучали слова Нии и Симона.

«Странно. Ты совсем как я почему-то. Хвоста нет. Клыков нет. Чешуи нет. И кожа, тоже мягкая.

Ну само собой. Я же всё-таки человек».

— Ну, всё ясно, — фыркает Дэш, — сейчас она влюбится в Симона, потому что он первый человек, который ей встретился!

Твайлайт внезапно напряглась под моей рукой, но потом расслабилась. Очень надеюсь, что она поняла — эти слова не были направлены против неё.

***

— Этот… Ганмен, который пытается их убить — пони?! — восклицает Флаттершай. — Ох, я и не думала…

Изображение останавливается, во весь экран замирает лошадиная морда.

— Агась! — отвечает Пинки. — Это лошадь, но похожа на нас, согласитесь. Вот так, мы — злодеи!

— Это если предполагать, что люди — хорошие! — отвечает Скуталу.

— Агась, если предполагать именно это!

Она снимает с паузы, позволяя Симону и Ние убежать.

***

— И принцесса всех спасает, — ехидно заявляет Твайлайт, когда завершается девятый эпизод. — Герой потерял надежду, все друзья бессильны помочь, и слабая принцесса вынуждена всех спасти!

— Да, жаль, что ты не настолько «слабая принцесса», — фыркает в ответ Дэш, — и нам придётся искать другого спасателя, когда Анон, наконец, сорвётся и начнёт всё крушить!

Трикси громко вздыхает.

— Похоже, Великой и Могущественной Трикси опять придётся всех спасать… Но, Анонимус, пожалуйста, предупреди её хотя бы за неделю, она занятая пони, и у неё мало свободного времени!

— Я постараюсь!

***

«Слушай, червь, сейчас мы уходим, но следующая наша встреча будет для тебя последней!»

— Он что, не осознаёт, что Камина мёртв? — принцесса приподнимает голову с моего бедра. — Дальше будет длинная история о бессмысленной мести?

— Нет! — отвечает Рэйнбоу. — Вирал знает правду! Камина жив!

Она просто не хочет признать реальность? Ну что же, тем лучше для неё…

***

«Братана больше нет! Он мёртв, но на моей спине и в моей груди, он будет жить как часть меня!»

— Видите? — тихим, дрожащим голосом произносит Рэйнбоу Дэш. — Я же говорила? Нипони не умирает до конца, пока о нём помнят!

***

— Извините, только мне кажется, что Ния напоминает Селестию? — спрашивает Флаттершай, когда заканчивается одиннадцатая серия. — Её волосы очень похожи на гриву Селестии…

— До некоторой степени, пожалуй… Светлая кожа, странная причёска, золотые украшения… Но Ния не такая сука.

— Анон! — шипит пегаска в ответ. — Не смей говорить такое!

— Разумеется, смею. Сейчас вот сказал.

— И ЧТО ВАЖНЕЕ, — влезает в разговор Твайлайт, — почему каждый эпизод завершается словами «Продолжение следует»? Обычно эту надпись показывают в конце первой половины двухсерийников.

— Потому что история не закончилась, — отвечает Пинки, пока идёт опеннинг нового эпизода. — Эй, Рэйнбоу, эта серия тебе понравится. Пляжная сцена!

— Что это за пляжная сцена такая?

— Все будут ходить в купальниках, несмотря на…

ПОМФ!

— Можешь уже перестать объяснять, — застенчиво просит пегаска, глядя в сторону хохочущей под столом Пинки Пай.

— Святая Селестия, — стонет она, стуча по полу копытом, — Анон, Анон, представляешь себе, что с ней будет, если мы покажем… покажем…

— «Планету Милых Кошек»[44]?

— ДА!

— Или «Штурмовых Ведьм»[45]?

— ДА, О ДА!

Твайлайт поднимает голову и смотрит мне в лицо:

— Мне следует знать?..

— ОХ, ДА, КОНЕЧНО, РАССКАЖИ ЕЙ ПРО «КЛИНОК КОРОЛЕВЫ»[46]!

— По­жалуй, нет… и ещё, Пин­ки, зат­кнись, а?

Мне не нравится блеск в глазах принцессы — я такое уже видел, она обязательно вернётся к этому вопросу, и на следующий раз мне уже не удастся уйти без потерь для морального облика…

***

— Что-о-о-о? Все надели МЕНЬШЕ одежды, чем обычно, а Йоко — БОЛЬШЕ?

— Ага, Дэши, реально разочаровывает?

ПОМФ!

***

— Вёсла, — ровным голосом произносит принцесса, — они пересекают море на гигантском роботе-корабле, и при этом ГРЕБУТ вёслами?!

— АГАСЬ!

— Это становится смехотворным.

— СТАНОВИТСЯ?!

***

«Но-но, если так стрелять – вы заденете самих себя. Вы же не настолько глупы, людишки?»

«Я боюсь, именно настолько».

Твайлайт у меня на коленях напрягается, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не расхохотаться. Ничего не могу поделать, кроме как присоединиться к ней.

Моя любимая фраза, да…

***

— Знаешь, кого мне на самом деле напоминает Ния? — тихо спрашивает Твайлайт, когда мы глядим на бредущую по экрану бывшую принцессу.

«Я хочу работать! Все занимаются чем-нибудь, одна я ничего не делаю. Так нельзя! Это не правильно! Я тоже хочу быть полезной! Я тоже хочу приносить пользу!»

— Анона, — произносит Твайлайт, когда никто так ничего и не ответил.

— Но я… не девушка…

— И что? Вы оба потеряшки, ищущие себе место в чужом мире…

***

— Вот, смотри-смотри, и вы оба пытаетесь готовить!

Моя маленькая принцесса улыбается искренней улыбкой победительницы.

***

— Гуррен Лаганн что, отрастил крылья? — восхищённо спрашивает Скуталу. — Что, и такое возможно?!

— Ну, скорее они их украли…

— Кру-у-у-уто!

— Мелкая, я тебя обожаю, но оставайся на своей части дивана, лады?

— Почему, Дэш?

— По кочану!

***

— И Йоко тоже умрёт? — Флаттершай наклоняется ко мне и, когда на экране Симон обнимает израненную женщину, произносит сдавленным шёпотом: — Если она умрёт, я не смогу смотреть дальше…

«Что с Каминой? Почему я сражаюсь против бабы и ребёнка? ГДЕ ЭТОТ ЧЁРТОВ КАМИНА?»

— Я говорила! — восклицает Твайлайт. — Я же говорила, вот он, эпизод, посвящённый бессмысленности мести!

***

— Извини, я была не права. Из-за приготовленной тобой еды ещё никто ни разу не попал в больницу.

Да, надо было показать ей «Крейсер Надэсико»[47]. Акито, по крайней мере, готовил хорошо.

***

«Люди… что они такое?»

— Хороший вопрос, Вирал, — отстранённо бормочет Пинки, — очень хороший вопрос!

И… эндинг.

— Перерыв?

— Нет ещё! — слышу я голос Твайлайт среди хора отрицательных выкриков. Лавандовая умничка нуждается в немедленной дозе информации.

***

«Всё-таки, надо признать, люди – существа упорные. Сколько бы их ни давили, они всё лезут и лезут. Лезут, как какая-нибудь сорная трава».

«Это качество – основа их силы. И это при том, что я загнал их вглубь, чтобы они не пустили корни на поверхности».

— Да, мы, люди, можем размножаться несмотря ни на что!

— …всё ещё жду доказательства…

Чего?!

***

— Эй, Флатти! Смотри, новички всех спасли!

— Да?..

— И кто они теперь?

— Офигенные герои!

Я знал, что она не подведёт меня!

***

— Они… что, забодали вражеского командира вместе с его линкором?

Даже при выключенном свете я вижу Рэйнбоу, с безумным выражением лица тычущую копытом в строну экрана.

— ЭТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СЕЙЧАС ПРОИЗОШЛО?!

— Именно!

Она не прекратила тыкать в экран, словно случившееся закоротило её мозги.

***

«Огромное лицо?..»

Твайлайт, извернувшись у меня на коленях, делает фейсхуф.

— Город, который они атакуют — это же огромный робот?

— ВОЗМО-О-ОЖНО! — ответила Понка, ставя на паузу, как только на экране появляются титры. — А вот теперь точно перерыв!

— Серьёзно? А, может быть, ещё один эпизод, чтобы дать всем чувство завершения?

— Не-а, — хихикнула она, выползая из своего гнезда мне под ноги. — Если я так поступлю, все решат, что можно разойтись и продолжить завтра!

А в этом есть смысл, к слову.

— Мы этим занимаемся уже… — она посмотрела на настенные часы, — примерно… очень, ОЧЕНЬ много времени! Мой организм требует кофеина!

Внезапно выпрямившись, она тычется носом в нос Твайлайт:

— И судя по твоему виду, твой тоже!

— Намёк понят, Пинки, — аликорна отпихивает гиперактивную подружку и скатывается с моих коленей. — Я приготовлю кофе.

Она задумывается, глядя на Скуталу.

— Ты пьёшь кофе? — неуверенным тоном спрашивает она кобылочку. — Если хочешь, у меня есть кофеинизированный чай…

— Да, пожалуйста, — отвечает Скуталу, соскальзывая с дивана. — С мёдом?

— Разумеется! — улыбается принцесса. — Как насчёт остальных?

— Кофе — это замечательно, — произносит Трикси, наблюдая за Флаттершай, которая глядит на Рэйнбоу. — Что ты…

Маленькая желтопоня перескакивает через спинку дивана и устремляется в коридор.

— Какого?! — заорала Рэйнбоу, кидаясь вслед.

Комната быстро опустела, пони разбежались по туалетам, остались лишь я и Трикси.

Единорожка с удивлением смотрит в сторону коридора, в который убежали жёлтая и голубая пегаски:

— Что такого особенного в той туалетной комнате? — негромко спросила она.

— Ни малейшего понятия.

Фыркнув, Трикси удобнее устраивается на диване, скрестив передние ноги.

— Тебе нравится сериал?

— Он неплох…

— Мне показалось, что ты довольно равнодушна; не кричишь и не комментируешь…

— Я — в отличие от всех остальных — умею себя вести во время представления!

— Жёстко. Если я когда-либо отыщу путь в свой мир, напомни сводить тебя в Drafthouse[48]. Вот уж где порядки: два слова вслух — и тебя выведут. И кормят там неплохо, кстати…

Трикси слегка улыбнулась, подняв бровь.

— Звучит интригующе. Возможно, Трикси согласится… если потраченное время будет стоить того.

Её улыбка теперь такая широкая, что видны зубы.

— Я думал, что сама возможность побывать на просмотре интересного фильма окажется достаточно привлекательной для тебя… но если нет…

Я тут же почти пожалел о своих словах, так как на её лице улыбка на мгновение сменилась выражением боли и унижения… почти, потому что я всё же мудак…

Впрочем, помогло ещё и то, что она тут же отвернулась, пряча лицо; просто стало тяжело на сердце… на мгновение.

— Разумеется, сама возможность хороша, — неторопливо ответила единорожка, — такой уникальный шанс… — она прервала фразу, когда в коридоре застучали копыта. Кто-то возвращался, а она не могла никому позволить увидеть свой момент слабости.

Ни за что.

— Почему она всё время думает, что сможет меня опередить? — произнесла Рэйнбоу Дэш, горделивой походкой вступая в комнату. — Даже опередив меня на старте, она всё равно ничего не добилась своим жульничаньем!

Взмахнув крыльями, пегаска перелетела через стол и опустилась на дальний диван, усевшись там вертикально на подогнутые задние ноги и гордо оглядывая комнату с очень глупым, на мой взгляд, видом.

— Знаешь, нам интересно…

— …что такого особенного в этом туалете? — завершила фразу Трикси, обернувшись в нашу сторону, снова с обычным для неё бесстрастным выражением лица.

Нисколько не впечатлённая её взглядом, голубая пегаска демонстративно оглядела нас сверху вниз, подняв бровь.

— Что, серьёзно? — пробурчала она. — Ты что, не был там внутри?

— Разумеется, был. А если и не был раньше, то теперь практически живу здесь; и всё равно не понимаю, чем он тебе так мил.

Дэш застонала, столь интенсивно закатывая глаза, что её голова сама собой запрокинулась, и её пришлось поддержать передними ногами.

— Не знаю, как ты можешь этого не видеть? Возможно, потому, что ты парень, или потому, что ты человек?..

— Впрочем, кажется, я уже не хочу знать, — пробормотала Трикси, — учитывая особенности вашей компании, я уже подозреваю что-то извращённое…

— Ты же едва общаешься с нами, — Твайлайт вошла в комнату с подносом, уставленным кружками, и с двумя дымящимися кувшинами, — как ты можешь подозревать такое?

Тихонько молюсь всем богам, пожелавшим нас сейчас подслушать, чтобы она…

— По историям от Анона.

Нет на свете богов, похоже.

А если бы были, их бы стоило ниспровергнуть за предательство.

Моя принцесса пожала плечами и начала разливать кофе.

— Я не стану утверждать, что он лгал, — произнесла она ровным голосом, передавая первую кружку единорожке, — но это как раз тот случай, когда чья бы корова мычала…

Трикси задумалась на несколько секунд, держа кружку двумя копытцами, потом кивнула.

…опорочили мою репутацию…

…размышляю, как вызвать собственную любимую на дуэль для восстановления моей поруганной чести. Просто шлёпнуть её по носу перчаткой — она, конечно, разозлится, но…

— Эй! — Твайлайт тыкается в меня носом. — Тебе чай или кофе?

О да, все уже собрались.

Ещё одно нежное прикосновение.

Ладно.

— Чай?

— Да, конечно!

Твайлайт даже не спрашивает, надо ли что-нибудь добавлять; она, скорее всего, давно устала от моих пояснений, что чай я люблю чёрный, как бездушная тьма в моём сердце, и потому просто наполняет кружку и тычет ею в мою сторону.

Обхватив приятно тёплую кружку, устраиваюсь в углу дивана, вытянув ноги.

— Не лучший способ начинать смотреть этот эпизод…

— Опасаешься уснуть? — саркастично заявляет Пинки и, схватив свою чашку, в три глотка выпивает.

Странно — она после этого не взрывается. Меня всегда волновала мысль, что произойдёт, если дать Пинки реально большую дозу кофеина: разлетится ли она по частям в разные стороны, запрыгает ли, отскакивая от стен, словно каучуковый мячик, или затрясётся с такой частотой, что с неё обсыплется розовый цвет.

В реальности же у неё только чуть шире распахнулись глаза… что, впрочем, тоже слегка страшновато выглядит.

Раздав напитки, Твайлайт залезает на диван и сворачивается у меня на ногах, словно кошка. Через час или чуть больше я об этом пожалею, но сейчас она выглядит так невероятно мило, что сгонять её просто не поднимается рука. И к слову, я в моей текущей позе рукой до неё и не достану.

— Все готовы?

— Агась!

— Свет, Твайли? — Понка напоминает принцессе об её роли, и та мгновенно подчиняется, затемняя комнату.

— Без опеннинга? Грядёт что-то важное!

— ГОРОД превращается в РОБОТА! — вопит моя любимая сумасшедшая пони. — Сколько ты знаешь городов, способных на такое? НАЗОВИ ХОТЯ БЫ ОДИН!

— Метропл…

— НЕ ТЫ, НОННИ!

***

«Если девушка твёрдо чего-то хочет — лучше ей не отказывать».

— ВИДИШЬ, Твайлайт! — кричит Рэйнбоу. — Я ЖЕ ГОВОРИЛА, ЧТО НАМ ЭТО МОЖНО!

— Нет, я не стану изменять закон, — вздыхает принцесса, — это всё равно считается изнасилованием.

— Бля.

***

— Эти… эти два летающих линкора подрались на кулаках? А ПОТОМ ВЗОРВАЛИСЬ?

Твайлайт бросает на меня короткий взгляд, не желая упускать ни секунды происходящего абсурда, но всё равно обращаясь за подтверждением.

— Агась!

— Это… сумасшествие.

— Бывает и круче!

***

«Какая страшная вещь, неведение. Вы все так уверены в том, что сражаетесь за правое дело. А ведь сила, спасающая этот мир, моя…»

— Я же говорила! — Трикси улыбнулась так широко, что сквозь темноту был заметен отблеск экрана на её зубах.

«Я Лоргеном – единственный защитник человечества».

— …он не настоящий злодей!

***

«Защитники не убивают тех, кого защищают. Этот мир, разве ты не видишь, как извратил ты его?»

— А давайте покажем это Селестии? Пожалуйста?

— Зачем? — резко ответила Пинки. — Она уже… *сдавленные понячьи звуки*

***

— Эй, Твай, помнишь ты сочла безумием кулачную драку двух роботов?

— Да?

— Смотри!

— ОН ВЫЛЕЗ ИЗ СВОЕГО РОБОТА И БЬЁТ ВРАЖЕСКОГО ГОЛЫМИ РУКАМИ?

— Да, бля!

— ЗАЧЕМ?

— Почему горит его голова?

— ПОТОМУ ЧТО ОН КРУТОЙ! — ответила на два вопроса сразу Пинки Пай.

***

«Скажу лишь одно: когда придёт время и миллион макак заселит поверхность, Луна обернётся посланником ада и уничтожит мир Спирали.»

— Эм… Анон?

— Что, Флатти?

Желтопоня наклонилась, перегнувшись через подлокотники диванов, чтобы достать губами до моего уха.

— Пожалуйста, не обзаводись детьми, — прошептала она. — На всякий случай. Вдруг это и правда… Знаешь, луна очень нравится мне там, где она сейчас, если ты, конечно, не против…

Моим ногам стало неудобно, а потом больно, когда Твайлайт пролезла по мне и почти упёрлась носом в лицо Флаттершай.

— Это просто выдуманная история, — прошипела принцесса, — я думала, что уж ты, в отличие от всех прочих, точно любишь появление в этом мире новой жизни!

— Ну да, но… — Флаттершай слегка отодвинулась, огляделась, нельзя ли передать сражение другому бойцу — никто не вызвался. — Но если в результате наступит конец света… не обращай внимания, я прошу прощения…

Она шлёпнулась на свой диван, свернувшись в тугой комок, накрыв голову крыльями.

— Всё хорошо, — тихо пробормотала она самой себе, — к небытию тоже можно привыкнуть, постепенно…

***

— Что-о-о-о? Продолжение следует? — Рэйнбоу раздражённо стукнула копытом по подлокотнику дивана. — Почему оно всё никак не заканчивается?

— Разве тебе не нравится?

— Чёрт, мне нравится, но они же только что грохнули главного негодяя! — она ткнула ногой в сторону экрана, по которому бежали титры. — Почему на этом всё не кончается?

— Потому что он не самый плохой из негодяев, — вздохнула Трикси, массируя копытцами голову, — там есть кто-то ещё хуже. Почему ты всегда думаешь, что если кто-то тебе не нравится, он обязательно негодяй?

— Ну, как правило, я права, — пожала плечами пегаска, — так что вероятность на моей стороне.

— К слову, они как Элементы Гармонии и должны определять, кто злой, а кто нет.

— Мы не настолько… — Твайлайт обернулась, бросая через плечо взгляд на Рэйнбоу Дэш, — большая часть из нас не настолько и плоха. Теперь.

— Тихо! — рявкнула Пинки, заглушая ответ Трикси. — Кино продолжается!

— Мы смотрим уже восемь часов, может остановимся на ночь?

— Нет!

— К тому моменту, как всё закончится, наверное, уже солнце взойдёт!

Скуталу тихонько застонала, делая глоток из чашки с чаем.

— Нет, не беспокойтесь, — хихикнула Пинки Пай, и это обеспокоило меня ещё больше.

— Может, пропустим тогда ту часть, что «в предыдущих сериях»?

— Не-а!

***

Я обнаружил, что засыпаю, накопившаяся за день усталость догнала меня. Пускай чай был с дополнительным кофеином, но его тепло действовало на меня усыпляюще, как и тепло пони, примостившейся рядом со мной. Поначалу это не мешало — ну зачем смотреть эпизод, рассказывающий о происходившем в прошлых эпизодах? — но внезапно куда-то делись сразу четыре или пять серий, Луна уже направлялась к Земле, чтобы всех уничтожить.

— Как спалось? — ехидным шёпотом спросила Твайлайт, почувствовавшая, что я пошевелился.

— Не очень.

— А жаль, ты выглядишь замученным, — произнесла она, забираясь по мне повыше и устраивая голову у меня на груди, — ты это всё видел уже, так что тебе можно поспать.

Я открыл было рот, чтобы возразить, но шея почему-то отказалась держать голову прямо, а сознание сделало попытку ускользнуть.

— Иди в кровать, — продолжала тихонько, чтобы никому не помешать, шептать Твайлайт, — никто не обидится.

Я потряс головой — сразу и чтобы хоть немного прочистить мозги, и чтобы выразить отрицание. Я могу поспать и здесь, в обнимку с Твайлайт.

В общем, хорошо, что я так решил, потому что то ли Пинки начала пропускать куски серий, то ли я начал периодически отрубаться. Скорее второе, потому что раньше она не желала пропускать даже опеннинги и эндинги.

Только что я лежал с прижавшейся ко мне Твайлайт и смотрел, как Команда Мега Гуррен Дана отправляется в космос, чтобы остановить падающую Луну, и вдруг — ничто.

Ну, не совсем ничто — я ощущаю, что существую, но вокруг совершено точно ничего нет, пустое пространство, один лишь я и… Ох, да.

— Приветствуем тебя, Анонимус! — с лёгким кивком здоровается со мной принцесса Луна. — Мы всё же обнаружили тебя, хотя времени у нас совсем немного, ты вот-вот проснёшься.

— Да, я плохо засыпаю, разве что когда… — ну на самом деле, стоит ли говорить, что хорошо я засыпаю только обнимая Твайлайт?

— Да, — Луна умилённо улыбается, — это мешало нам с тобой связаться, но всё же получилось.

— Мы? Здесь есть кто-то ещё? Ой, не обращайте внимания, до меня дошло, «королевское Мы».

Хотя на самом деле я вижу какие-то смутные очертания вокруг неё, едва различимые — мазок розового, облачко белого, два непонятных тёмных силуэта…

— Нет, МЫ, — произносит призрачно-белое существо, становящееся всё более и более отчётливым по мере того, как я присматриваюсь.

— Ох… привет, Селестия! — я скрещиваю руки на груди, покрепче упираясь ногами в то, что в пространстве сна прикидывается землёй.

— Мы не виделись очень давно, — произносит принцесса, застенчиво улыбаясь.

— Может быть.

Недостаточно давно. Век бы её не видеть.

— Но вскоре мы увидимся, Твайлайт берёт меня с собой на КантерКон.

Трудно понять выражение её лица, всё вокруг быстро становится расплывчатым, но вроде бы сначала удивление, потом радость. Она даже коротко, вежливо рассмеялась.

— Да, я надеюсь, — отвечает она, а потом я просыпаюсь.

Твайлайт вцепляется в меня всеми четырьмя ногами, боль в отдавленных рёбрах выдёргивает меня из сна.

«Вот, папа».

Ах, эта сцена. Эта песня. Не удивительно, что моя футболка мокрая — Твайлайт плакала… продолжает плакать, глядя как Вирал поднимает свою дочь и кружится с ней.

Моя любимая ещё крепче прижимается ко мне, когда на экране по небу пролетает звезда — команда Дай-Гуррен покидает лабиринт фальшивой мечты.

«Ясно. Я тоже вижу прекрасный сон».

Твайлайт стонет, когда Вирал бросает последний печальный взгляд на свою воображаемую семью, жену и дочь, и отказывается от счастливой лжи, чтобы присоединиться к звезде.

Её тело содрогается от сдавленных рыданий, когда Симон, как настоящий герой, возникает из ниоткуда, чтобы спасти свою принцессу.

«Я пришёл, Ния».

Опускаю взгляд на мою собственную принцессу — её лицо в слезах, но на губах улыбка восхищения безумным героизмом.

— Как он и обещал… — ни к кому не обращаясь, шепчет аликорна.

«Как и обещал».

Твайлайт вздрагивает, когда я глажу её плечо — она не заметила, что я проснулся, настолько была увлечена происходящим на экране.

«Но это не про нас. Время ли, пространство ли, что угодно. Для нас всё это не имеет значения. Это наш путь, и мы идём по нему так как можем и хотим. Потому что мы — Мега Гуррен Дан!»

Наклоняюсь к ней, вытираю слёзы с её щёк.

— Не надо плакать… — она удивлённо смотрит на меня, не понимая смысла слов, которые я шепчу ей на ухо: — это счастливый момент.

«Даже в плену бесчисленных циклов судьбы…»

«...Оставленные за порогом чувства укажут нам выход!»

«Даже против бесконечной вселенной…»

«…Наша кипящая кровь расплавит все путы!»

«Мы прорвёмся сквозь время и пространство…»

«…Чтобы отстоять свой путь. Чего бы это ни стоило!»

— Я знаю… — неслышно произносит она.

Усталость давит на меня, но я не смог бы теперь заснуть, даже если бы захотел. Не в момент финальной битвы. И точно не в момент, когда моя любимая принцесса плачет.

Я начинаю пальцами расчёсывать её гриву — обычно это быстро успокаивает её, но сейчас Твайлайт высвобождает передние ноги и поворачивается, притягивая мои руки к своей груди.

Гляжу по сторонам — все сидят и не отрываясь смотрят на экран. Это хорошо — миру пригодятся пони, знающие, что можно заставить судьбу уступить тебе дорогу. Даже Дэш увлечена настолько, что не пытается торжествовать вслух при виде неизбежной победы героев — я бы решил, что ей скучно, если бы не встопорщенные крылья и не устремлённый на экран неподвижный взгляд.

«Вот и всё, Ния».

«Да. Домой?»

После этих слов Твайлайт начинает рыдать, совершенно не сдерживаясь. Пони оглядываются на нас, лишь во взгляде Трикси я вижу понимание, остальные просто сочувствуют; они ничего не поняли, не осознали ключевой момент.

«Ния, я не забуду тебя, даже если вселенная погибнет».

«Глупенький, она не погибнет, ведь ради этого мы сделали так много!»

Единорожка горько улыбается, когда на экране появляются титры финального эпизода, Рэйнбоу вскрикивает от отчаяния, Флаттершай жалобно хнычет, а Скуталу… Её челюсти решительно сжаты, взгляд твёрд.

— Как ты мог сказать, что у этого сериала счастливый финал? — жалобно плачет Твайлайт, умоляюще глядя на меня, словно мои слова могут всё изменить. Да, я пообещал всё исправить, но некоторые вещи просто не нуждаются в исправлении.

— Потому что герои счастливы, — ответила за меня Трикси.

— Но!..

— Это не о нас, это о них, — вздыхает единорожка. — Ты же видишь, они полны надежды.

— Да, но…

— Не надо «но», моя маленькая принцесса.

Я осторожно приподнимаю её голову и гляжу прямо в огромные глаза.

— Здесь всё заканчивается надеждой, а надежда — это хорошо.

Скуталу фыркает и мотает головой.

— Если это и есть надежда, то мне такое не нужно! — презрительно отвечает она. — Он должен был найти способ сделать так, чтобы все были живы! Настоящий герой смог бы всех спасти!

— Но он…

— Я слышала, что он сказал, — насмешливо ответила она, — и ладно, я согласна поверить, но на самом деле он должен был сделать так, чтобы всё это вообще не случилось! С таким могуществом, как он вообще мог допустить?!

— Потому что мы должны уметь учиться на поражениях, они дают нам не меньше, чем победы.

Маленькая пегаска покачала головой, отказываясь принимать мои аргументы:

— Мне надо домой, может быть, удастся поспать пару часов перед школой.

Бросаю взгляд на часы: пять утра.

— Не может быть…

— Может, Нонни, я же сказала, что мы закончим до восхода солнца, — проворчала Понка, вылезая из своего удобного гнёздышка. Взглянув на жеребёнку, она вздохнула: — Пойдём, Скути, я провожу тебя домой.

— Как насчёт прибраться? — делаю жест в сторону проектора и компьютера. — Это не наше, в смысле, не её, не Твайлайт.

— Завтра, — умоляюще простонала принцесса, — мы займёмся этим завтра…

— Завтра уже наступило…

— Нет, сегодня ещё сегодня, а завтра будет, когда поспим…

Пинки Пай что-то проворчала, спящая Скуталу уже лежала у неё на спине.

— Ты уверен?.. — Флаттершай наклонилась и положила копытце мне на плечо. — Мы с Трикси могли бы…

— Я уверена! — зевнула Твайлайт, вытягиваясь у меня на руках. — Устала. Спать. Уноси, — она приподняла голову и ткнула меня копытцем в грудь: — Отнеси меня-я-я-я-я…

Трикси закатила глаза и потянула жёлтую пегаску к двери.

— Пора идти, — бросила она. — Пусть они тут вдвоём развлекаются, а нам пора.

— Не хочу развлекаться, — пробормотала принцесса, — хочу спа-а-ать…

— Ты за несколько часов все ноги мне отлежала, я не уверен, что смогу подняться по лестнице, а тем более с тобой на руках.

Флаттершай открыла было рот, возможно, чтобы предложить помощь, но остановленная сердитым взглядом Трикси, закрыла обратно.

— Ладно! — Рэйнбоу Дэш встала на задние ноги, разминая затёкшие мышцы. — Это было круто, и как-нибудь мы обязательно повторим, только не всё за один раз, пожалуй.

— Да, получилось слегка чересчур.

— Слабаки! — хихикнула Пинки. — Увидимся завтра!

Мои типа друзья устремились по домам, оставляя меня придавленным недвижимым телом принцессы. Может, поспать здесь? Она ведь уже засну…

— Неси.

Нет, не заснула.

— Тогда слезай, потому что…

— Нет. Неси.

— Договоримся?

Твайлайт подняла ушко, показывая готовность к переговорам.

— Телепортация?

БАМПФ!


...