Автор рисунка: BonesWolbach
Закат Наихудший вариант развития событий

Положение

АТАКА ПРИШЕЛЬЦЕВ НА ЛОНДОН БЫЛА ОТРАЖЕНА БЛАГОДАРЯ ПОМОЩИ СОЛДАТ, ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНО, СВЯЗАННЫХ С ОРГАНИЗАЦИЕЙ "XCOM", СУЩЕСТВОВАНИЕ КОТОРОЙ БЫЛО ВЫЯВЛЕНО СЕНАТОРОМ ПАТРИКОМ ГОЛЬМАНОМ. НИ СЕНАТОР ГОЛЬМАН, НИ ДЭВИД БРЭДФОРД НА ТЕКУЩИЙ МОМЕНТ НИКАКИХ КОММЕНТАРИЕВ НЕ ПРЕДОСТАВИЛИ

БЫЛО ПОДВЕРЖДЕНО, ЧТО АТАКИ ПРИШЕЛЬЦЕВ ПО ВСЕМУ ЗЕМНОМУ ШАРУ ПОШЛИ НА СПАД, И ВСЕ НАЦИИ ВЗДОХНУЛИ С ОБЛЕГЧЕНИЕМ. НА ТЕКУЩИЙ МОМЕНТ ПРИЧИНА ЭТОГО ОТСТУПЛЕНИЯ НЕИЗВЕСТНА, И ВОЕННЫЕ АНАЛИТИКИ ПЫТАЮТСЯ ПРЕДСКАЗАТЬ СЛЕДУЮЩИЙ ХОД ЧУЖИХ.

------

16:45, 26.10.2015, ВАШИНГТОН, ОКРУГ КОЛУМБИЯ

Дэвид Брэдфорд считал себя очень терпеливым человеком. Каждый в его профессии должен был являться таковым. Любой военный командир, который потакал своим порывам и мчался вперед в каждой ситуации, как правило, выкладывал дорогу к отставке трупами своих подчиненных. Там, где глупцы неслись сломя голову, Дэвид научился выжидать. Однако даже его терпение было на исходе, когда он уже который час был вынужден находиться в этом персональном филиале ада. На долю секунды он позволил себе в очередной раз проклясть те обстоятельства, что привели его к текущему положению.

Примерно две недели назад инициированное почетным сенатором Патриком Гольманом личное расследование "вооруженных организаций, оперирующих вне рамок закона", наткнулось на ряд бухгалтерских отчетов, имевших крайне сомнительную связь с реальностью. Словно пиранья, почувствовавшая запах крови, сенатор с Род-Айленда начал копать глубже и пытаться найти информацию об упомянутых в этих отчетах людях. Десятки подставных организаций скрупулезно изучались, и каждый тупик лишь подогревал расследование. И когда расследование Гольмана наткнулось на записи об "Отто Ксандере" и о принадлежащей ему фиктивной частной военной компании, Совет принял решение, которому Брэдфорд не мог поверить до сих пор.

XCOM вышел в свет.

Расследование Гольмана было примерно в неделе работы от обнаружения твердых доказательств существования проекта, а также поддерживающих его таинственных членов Совета. И потому, как и все политики, с которыми Брэдфорду доводилось иметь дело, Совет избежал огласки, перенаправив внимание общественности на что-то гораздо более интересное: на глобальную военную организацию, единственным смыслом существования которой являлась защита человечества от инопланетного вторжения.

И реакция общественности была полна энтузиазма, особенно после того, как детали некоторых операций были "рассекречены" и обнародованы. Тщательно обработанная и отредактированная видеозапись оперативников XCOM, штурмующих и захватывающих линкор пришельцев прямо посреди полета, быстро стала одним из самых просматриваемых видео на YouTube за всю историю существования этого сервиса.

Однако реакция правительств являлась гораздо менее радушной. Напыщенные балаболы, разрывающиеся от осознания собственной важности, со всех сторон требовали привести "преступную организацию" к покорности и подотчетности. И Брэдфорд самим своим нутром чувствовал, что они гораздо вероятней попросту хотели заполучить в свои руки образцы добытых проектом XCOM инопланетных технологий, а также их собственные разработки, изобретенные на этой основе. И, как и любой истинный политик, почетный сенатор Патрик Гольман внезапно получил полную поддержку правительства в его охоте на ведьм.

Воспользовавшись своим влиянием, Гольман создал "Международный Комитет по Надзору за Вооруженными Организациями" во главе с самим собой. И он потратил целые часы на телевидении, требуя, чтобы руководители XCOM предстали перед комитетом и "ответили на вопросы американского народа". Любой обладающий хоть граммом политического чутья мог с легкостью предсказать, чего именно стоило ожидать от этого "комитета", так что Совет принял решение отправить к нему того единственного человека, который сможет сохранить самообладание посреди спланированного сенатором медийного цирка. Того человека, который сможет излучать хладнокровие даже перед лицом бесконечного потока каверзных вопросов, контекстных и, зачастую, вовсе сфабрикованных свидетельств и разъяренных воплей напыщенного политика.

Они отправили Дэвида Брэдфорда. И вот уже третий день он отвечал на каждый более-менее значимый вопрос и опровергал каждое нелепое обвинение, которое было направлено в его сторону, с такой ловкостью, словно знал их наперед. Не то, чтобы его это сильно заботило, но на текущий момент рейтинг Брэдфорда в глазах зрителей был на восемьдесят процентов положительным, несмотря на то, что всего неделю назад о нем еще никто не слышал. Все комментаторы, за исключением самых враждебных, отмечали, что он внушал уверенность, и ни один из его ответов не давал пищи для разжигания политического огня. И, в то время как допрос почетного сенатора Патрика Гольмана начал скатываться в откровенную истерику, это отличие становилось все более и более очевидным.

Однако чего никто из зрителей не знал, так это того, что расследование Гольмана попросту не могло застать Брэдфорда врасплох, поскольку тот совершенно точно знал каждое его слово наперед. Как и некоторые другие оперативники XCOM, коммандер начал проявлять признаки обладания "Даром", как они его называли. Что именно этот дар собой представлял, зависело от самого его обладателя, но для Брэдфорда это было предвидение. Отточив свой талант месяцами осторожных тренировок, он пассивно предсказывал будущее на три минуты и в случае нужды мог значительно увеличить этот временной промежуток. Он также научился управлять своими силами так, чтобы видеть различные варианты развития событий еще до того, как те претворялись в жизнь, и таким образом выбирать наиболее оптимальный курс действий.

Как коммандера, это делало его непобедимым на поле боя. На заседании же комитета ему было проще простого превратить Патрика Гольмана из надменного почетного сенатора в брызгающий слюной шар ярости. И это было единственной наградой Брэдфорда за проделанную работу.

– У меня имеется список мест, в которых были замечены ваши люди, мистер Брэдфорд, – поднял Гольман стопку бумаг, и коммандер привычно скрыл свое раздражение от упрямого нежелания сенатора обращаться к нему по званию. – Среди них есть такие страны как Китай, Россия, Бразилия, Англия, Канада и Соединенные Штаты Америки. Что дает вам право отправлять свою личную армию туда, куда вздумается? – на лице сенатора появилась усмешка, когда он, как ему наверняка казалось, решительно положил стопку бумаг обратно на стол, после чего начал теребить прикрепленный к воротнику значок в виде американского флага. – Даже в этом самом городе ваши головорезы вели стрельбу всего шесть месяцев назад. Не знаю как насчет вас, мистер Брэдфорд, но лично я нахожу крайне беспокоящим то, что люди с оружием находились столь близко к президенту и к представителям государственной власти этой великой нации.

Несколько минут прошло в голове у Брэдфорда, в то время как он проигрывал несколько различных вариантов развития событий. Он знал, что именно должно было быть сказано, ему просто надо было подобрать правильные слова.

Для остального же мира прошло меньше секунды.

– Как я уже неоднократно говорил, операции начинаются только в случае подтверждения наличия угрозы гражданскому населению, – ответил Брэдфорд достаточно медленно, чтобы указать на то, что почетный сенатор являлся ребенком с затруднениями в развитии, но в то же время достаточно вежливо, чтобы никто не мог его на этом поймать. "Не стоит уточнять, о какой именно "угрозе" идет речь. Уверен, ему бы чертовски понравилось услышать о наших более человекоподобных противниках". – После этого оперативники кооперируют свои действия с местными силами для того, чтобы отразить эту угрозу, прежде чем покинуть театр боевых действий.

– То есть вот какую позицию вы решили занять? – вспылил Гольман, после чего на его лице появилась покровительственная улыбка. – У меня также имеются доказательства того, что ваши головорезы были в Китае в апреле еще до появления пришельцев и их кораблей. Согласно показаниям свидетелей, чужие атаковали этот район именно из-за присутствия ваших шестерок. И я более чем уверен, что если бы ваших людей там не было – атака бы не состоялась. Вы хоть знаете, сколько невинных китайцев погибло в результате того сражения?

– Двенадцать погибло, семеро были госпитализированы, – мгновенно ответил Брэдфорд, заставив сенатора подавиться словами. – Двое моих людей отдали свои жизни в тот день, еще шестеро были ранены. Однако список погибших исчислялся бы сотнями, если не тысячами, не отреагируй я на разведданные, сообщавшие о готовящемся нападении в том регионе. Мне не о чем сожалеть, – сенатор сверился со своими бумагами, проверяя          слова Брэдфорда, и его раздражение стало по-настоящему впечатляющим.

"Впрочем, нет нужды поправлять его касательно причин нашего пребывания там", – подумал коммандер, приготовившись к следующему потоку обвинений.

– Да, да, вы спасли младенцев в колыбелях от ужасной смерти. Но задумывались ли вы хоть на миг поделиться этими разведданными с китайским правительством? И к слову, сколь долго вы планируете удерживать технологические разработки, созданные вашей организацией, мистер Брэдфорд? – Гольману удалось прийти в себя гораздо быстрее, чем коммандер того ожидал, и теперь он указывал на изображение на дальней стене. Камеры репортеров переходили то с грузного сенатора на экран, то на Брэдфорда.

– Большая часть используемых нами на текущий момент изобретений является прототипами, выпущенными ограниченной партией. Точные особенности их производства мне неизвестны, но, насколько я знаю, механизмы работы многих устройств пришельцев до сих пор изучены не до конца, что не позволяет нам безопасно использовать их в большем количестве.

"Не самый мой ловкий ответ", – мысленно поморщился коммандер, однако на его лице так и не проявилось ни единой эмоции.

– Возможно, это так, мистер Брэдфорд, – усмехнулся Гольман, прежде чем направиться к стоявшей у дальней стены коробке. – Возможно, вы действительно не делитесь этими технологиями по той причине, что у вас их попросту слишком мало. Однако, быть может, дело тут не столько в сложности производства, сколько в том, что ваши союзники не дают их вам самим в достаточном количестве, – откинув крышку коробки, сенатор вытащил изнутри большой предмет в полиэтиленовом пакете. Театрально подняв его над головой, Гольман с глухим стуком поставил этот предмет на стол. – Ваши инопланетные союзники.

Предметом внутри пакета был шлем с расколотой лицевой пластиной. В отличие от матово-черных шлемов, которыми обладали все оперативники XCOM, этот обладал светло-голубым окрасом и, казалось, был целиком сделан из какого-то блестящего кристалла. Однако, что гораздо важней, этот шлем был явно создан для кого-то, не являвшегося человеком. В ту же секунду изображение на экране сменилось сделанной с телефона видеозаписью нескольких бойцов XCOM, поднимавшихся по рампе самолета вертикального взлета и посадки, следом за которыми последовало шесть четвероногих фигур в кристаллической броне. Камера приблизила изображение, как раз засняв, как эти создания сняли свои шлемы и то, что скрывалось под ними, прежде чем видеозапись окончилась.

"Черт, то-то я думал, куда этот шлем подевался, – подумал Брэдфорд, вспомнив отчет о проведении боевых действий, который поступил ему на стол после той едва не окончившейся провалом операции. – Наверняка сенатор Гольман скрывал его с самого начала. Но все же сегодня это ему уже не поможет".

– Детальный анализ обнаруженных внутри этого шлема волос и крови убедительно доказал, что его обладатель является существом внеземного происхождения, а сам материал, из которого он был изготовлен, на нашей планете не встречается, – заявил Гольман, указав пальцем на предмет экипировки. На стоявшем позади него экране предыдущее изображение сменилось демонстрацией слайдов, которые, судя по всему, являлись кадрами с записей камер безопасности, полученных в разное время по всему земному шару, на которых оперативники XCOM работали бок о бок с явно не являвшимися людьми существами. – Множество видеозаписей и фотографий также доказывают, что ваша группа участвует в сговоре с этими пришельцами, по меньшей мере, вот уже три месяца, несмотря на все неоднократные заявления о том, что вашей целью является защита Земли от инопланетной угрозы. Вы действительно считаете, что после этого американский народ поверит хоть одному вашему слову? – закончил Гольман свою речь с все той же ухмылкой.

Брэдфорд предпочел лишь усмехнуться в ответ, и миг спустя часы пробили пять, отмечая конец заседания на сегодня.

Ухмылка исчезла с лица почетного сенатора, когда коммандер, не сказав ни слова, поднялся со своего места и покинул зал.

------

ЗАПИСИ ПРОСЛУШКИ И НАБЛЮДЕНИЯ ЗА ДЭВИДОМ БРЭДФОРДОМ, ПОЛУЧЕННЫЕ АГЕНТАМИ АНБ [УДАЛЕНО] И Х. БЕЛЛ. ЛИЧНЫЕ ЗАПИСИ АГЕНТА Х. БЕЛЛ БЫЛИ ПРИКРЕПЛЕНЫ ПО ЗАПРОСУ СЕНАТОРА ПАТРИКА ГОЛЬМАНА И МЕЖДУНАРОДНОГО КОМИТЕТА ПО НАДЗОРУ ЗА ВООРУЖЕННЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ.

Приведенные ниже события напрямую связаны с расследованием сенатора Патрика Гольмана. Полная версия записи доступна по запросу, при условии наличия уровня допуска "СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО".

Физическое наблюдение за Дэвидом Брэдфордом, 26 октября 2015 года.

18:05 – Брэдфорд вернулся в свой номер в отеле после того, как заседание комитета было объявлено оконченным. Внешность водителя субъекта во многом совпадает с внешностью Шаоджи Чжана, бывшего солдата PLASOF, связанного с китайской Триадой. Информация АНБ о Чжане может быть найдена в файле №[УДАЛЕНО].

18:08 – Брэдфорд остановился поговорить с одним из морпехов, обеспечивающих безопасность на его этаже (сержантом Кайлом Баннером) и попросил его организовать доставку еды в номер примерно к 18:45. Затем Брэдфорд посмотрел прямо на [УДАЛЕНО], прежде чем направиться по лестнице на свой этаж. После этого [УДАЛЕНО] заменила агент Х. Белл, учитывая высокую вероятность того, что его прикрытие было скомпрометировано. *1

18:10 – Беспроводное оборудование внутри номера подтверждает прибытие субъекта, который затем переместил кресло с откидной спинкой в северо-западный угол помещения и приблизительно двадцать минут читал книгу. *2

18:31 – Брэдфорд прервал чтение и посмотрел на свой сотовый телефон, который заряжался на кровати. Субъект подошел к телефону и ответил на входящий звонок, после чего приблизительно на две минуты четыре секунды развернулся в сторону северо-восточного угла.

18:33 – Брэдфорд провел краткий разговор с неизвестным абонентом, прежде чем завершить звонок и принять доставленный в его номер ужин. Содержимое этого разговора может быть увидено в прикрепленных записях.

ДАТА: 26 Октября 2015 года

ВРЕМЯ: 19:46

ПОДКЛЮЧЕНИЕ: ПОСРЕДСТВОМ [НОМЕР УДАЛЕН]

ЗВОНОК ОТ: [НОМЕР УДАЛЕН]

ЗВОНОК КОМУ: ДЭВИД БРЭДФОРД [НОМЕР УДАЛЕН]

МЕТКИ:

Дэвид Брэдфорд: ДБ

Субъект А: СА (*3)

ДБ: Остановись.*4 Эта линия и моя комната прослушиваются, наш разговор останется не только между нами, так что подбирай слова осторожно.

СА: Шутник пропал.

ДБ: "Пропал" – в смысле скрывает свое присутствие или покинул нас?

СА: Неизвестно. Мои специалисты пытаются его обнаружить, но на текущий момент никаких результатов они не добились. Это не обязательно говорит, что он нас покинул, учитывая, сколь хорошо он умеет скрываться, однако с самого нашего прибытия мы всегда могли без труда обнаружить его следы.

ДБ: Есть предположения?

СА: Боюсь, что нет. "Калейдоскоп" будет активирован завтра вечером, и я отправлю посланника домой, чтобы узнать, не объявился ли он там. Если у меня появятся новости – я дам тебе знать.

ДБ: Хорошо. Это все, или ты хотел поговорить со мной о чем-то еще?

СА: Знаешь, я не уверен, что когда-нибудь смогу привыкнуть к тому, что ты делаешь. Мы тут все за тобой наблюдали, и, похоже, что тебе там не сладко. Как ты, держишься?

ДБ: Я справлюсь. Самое неприятное – это то, что мне приходится переживать эти слушания дважды, но зато я избавлен от любых сюрпризов почетного сенатора Гольмана.

СА: Как там у вас говорится? Шила в мешке не утаишь? Это было лишь вопросом времени, пока общественность узнала бы о предоставляемой нами помощи. После той самой первой операции капитана Сонга мы старались постоянно использовать "Изгоев" для избегания ненужного внимания, но эти проклятые камеры у вас просто повсюду.

ДБ: Это не твоя вина и не капитана Сонга. И обо мне беспокоиться нет нужды. Я смогу разобраться со всем, что будет завтра использовано против меня.

СА: К слову, я слышал, у вашего народа есть еще одна поговорка. "Когда безопасность анонимности утрачена – возникает безопасность публичности".

ДБ: О нет. Я не думаю, что это поможет в нашей ситуации.

СА: Боюсь, это уже не только между нами. Я упомянул то, до чего сенатор нечестен с тобой и как бы мне хотелось уровнять счет, особенно после окончания сегодняшнего заседания. Десять минут спустя майор Фуджикава проинформировала меня, что этот ваш загадочный представитель Совета хочет поговорить со мной об этом. Можно даже подумать, что они попросту подслушали тот разговор в помещении отдыха.

ДБ: У нас есть другая поговорка, которая подходит гораздо лучше. "Прощения всегда проще просить, чем разрешения".

СА: Я постараюсь ее запомнить… в любом случае, завтра утром мне предстоит дать небольшую речь. Надеюсь, это сможет развеять подозрения Гольмана и поможет тебе выбраться из этой трясины.

ДБ: В таком случае, полагаю, у тебя имеется план, как преодолеть охрану без кровопролития? Ты не очень-то мне поможешь, если внезапно объявишься посреди заседания и устроишь бойню.

СА: Насколько я понял, это будет улажено уже на месте. Представитель Совета сказал, что будут сделаны определенные приготовления, которые гарантированно позволят мне ответить на вопросы комитета.

ДБ: Честно говоря, я не думаю, что все пройдет так, как ты планируешь, но если уж Совет одобрил твое добровольное восхождение на гильотину, то не мне оспаривать это. Просто будь готов защищаться от этого ублюдка Гольмана. Он – политик-карьерист с амбициями шириной в милю.

СА: Мне доводилось иметь дело с ему подобными дома, и хотя они несколько уступали этому человеку в энергичности преследования своих целей, уверен, я смогу с ним справиться. Моя жена превосходно научила меня, что любой самодовольный балабол может быть усмирен терпением и обезоруживающей улыбкой.

ДБ: Боюсь, в нашем случае потребуется нечто большее. Главное – не попадайся на его уловки. Оставайся спокоен. Говори четко и уверено. Чем дольше ты сохраняешь хладнокровие – тем сильнее выводишь его из себя.

СА: Я заметил. К концу сегодняшнего заседания он начинал напоминать злой помидор.

ДБ: Значит, ты готов, – (стук на заднем фоне) – А вот и мой ужин. Удачи, капитан.

ЗВОНОК ЗАВЕРШЕН.

Заметки Х. Белл:

*1 – [УДАЛЕНО] настаивает, что его укрытие никак не могло быть скомпрометировано. Я просмотрела все процедуры, и все его действия соответствовали оперативной инструкции вплоть до запятой.

*2 – В северо-западном угле номера находилась подвесная лампа, в которой камера и была расположена. Название книги, которую читал Брэдфорд – "Фабрика Теней" за авторством Джеймса Бэмфорда.

*3 – Аналитики провели несколько различных тестов над образцами голоса говорившего с Брэдфордом и пришли к неоднозначным выводам. Согласно общему впечатлению, это двадцатипяти – тридцатилетний мужчина, однако и мне, и им этот голос показался достаточно странным. В дальнейшем нам удалось подтвердить, что он является на сто процентов естественным без каких-либо искажений, однако в нем также было обнаружено несколько частот, которые, как мне сообщили, человеческая речь воспроизвести попросту не может.

*4 – Стоит отметить, что с момента начала разговора прошло менее половины секунды, и что Брэдфорд заговорил до того, как что-либо могло было быть произнесено.

Я полагаю, что у Брэдфорда в АНБ имеется крот, который сливает ему информацию о ведущемся наблюдении, однако как именно она к нему поступает – неизвестно, поскольку сам Брэдфорд пребывает под наблюдением двадцать четыре часа в сутки с того самого дня, как о нем стало известно. В случае подтверждения этого подозрения рекомендуется провести переназначение всех вовлеченных в слежку агентов на новые роли.

------

08:05, 27.10.2015, Западный Де-Мойн, Айова

Впервые за почти целый год Мэтт, наконец, сумел выбраться с базы XCOM в Северной Америке, и в него никто не стрелял. Однако удовольствие от столь внезапного поворота событий изрядно омрачало два факта.

Первым являлся его внешний вид. Это был добротный деловой костюм с черными штанами, галстуком и пиджаком, а также темно-серой рубашкой под ним. Глаза бойца были скрыты солнцезащитными очками, и у него было очень сильное подозрение, что проходившие мимо посетители торгового центра принимали его за кого-то вроде телохранителя. Да, ему предлагали одну из униформ XCOM, созданных недавно специально для выходивших в увольнение бойцов, но для этой встречи он предпочел выбрать более цивильную одежду. Увы, это означало, что ему приходилось мириться с приукрашенной версией петли вокруг шеи.

Вторым неприятным фактом являлось то, что в увольнение он вышел не один.

– Черт, к этому времени они уже должны были быть здесь, – ворчала Лана, полностью поворачивая свою правую руку во всех доступных ей плоскостях. Как и в случае с Мэттом, на ней был темный деловой костюм и солнцезащитные очки, однако она также предпочла надеть пару тонких перчаток. – Надеюсь, у мамы с мальчиками ничего не случилось. Прошлой ночью она позвонила и сказала, что их самолет сел, и они все вместе отправились в отель. Быть может, мне стоит им еще раз позвонить?

– Нет, Лана, – с тяжелым вздохом ответил Мэтт. – Я уверен, у них все в порядке. Скорее всего, они просто попали в пробку. В час пик задержаться на пятнадцать минут – в порядке вещей. Просто расслабься. Мои родные тоже еще не приехали, но все же ты не видишь, чтобы я выходил из себя.

Лана пожала плечами и затем озорно ухмыльнулась.

– У тебя приезжает вся семья? Включая твою сестру?

– Да, она тоже здесь будет. Она также достаточно молодая, чтобы засадить тебя в тюрьму, и достаточно взрослая, чтобы знать, что ты не в ее вкусе, – ответил Мэтт, изо всех сил сопротивляясь порыву закрыть лицо рукой. – Кроме того, я несколько сомневаюсь в разумности обсуждения подбивания клиньев к сестре командующего офицера с самим командующим офицером.

– Мы в увольнении, так что эта ерунда со званиями сейчас не имеет никакого значения, – простодушно отмахнулась Лана. – И разве я хоть что-нибудь говорила про подбивание клиньев? Нет, сэр, не говорила. Поэтому твои обвинения не имеют под собой абсолютно никакого основания. К слову, печально, что Виктора с нами не отпустили. Мне его даже капельку жаль из-за того, через что ему пришлось пройти.

– Я склонен согласиться, но все же он несколько неблагонадежен. Впрочем, когда Брэдфорд все уладит в Вашингтоне, ему, возможно, все-таки дадут покинуть базу, – ответил Мэтт, пожав плечами. Дальнейший разговор был прерван появившимся на парковке минивэном. – Вот и моя семья. Просто... постарайся вести себя поприличней, хорошо? – попросил солдат, искренне надеясь, что его голос звучал не слишком жалостливо.

– Мэтт, рад, что ты все еще жив, – произнес появившийся из автомобиля мужчина. Начинающие редеть волосы, в которых периодически проглядывала седина, обрамляли его загорелое лицо, и пара карих глаз неодобрительно оглядела Мэтта с головы до ног. – Я слышал довольно мрачные новости о ЧВК по всему миру. Рад, что тот, на кого ты работаешь, не готов разменять твою жизнь на пару долларов.

– Адам, разве так приветствуют сына после долгой разлуки? – тут же отчитала его шедшая рядом женщина. Сжав руку своего супруга, она вновь посмотрела на Мэтта. – Похоже, у тебя все хорошо. После того скандала с армией мы очень волновались о том, что ты решишь делать со своей жизнью. Я рада, что ты сумел оправиться.

– Спасибо, мам, – искренне произнес Мэтт, сняв солнцезащитные очки и разместив их в нагрудном кармане, прежде чем указать на пожилого мужчину и женщину, а затем на следовавшую за ними девушку-подростка. – Лана, это мой отец, Адам. Моя мама, Ли. И, наконец, моя сестра Лили, – указав затем на саму Лану, он добавил: – Это Лана Дженкинс, моя...

– Дееееевушка? – перебила его Лили с озорным взглядом карих глаз.

Лана вместо ответа громко фыркнула и прикрыла рот рукой. Глаза женщины были скрыты солнцезащитными очками, но предательски задрожавшие плечи выдавали ее.

– ...подчиненная. Мы с ней получили увольнение в одно и то же время, и ее семья скоро также должна появиться, – закончил Мэтт с напряжением в голосе.

– Подчиненная? То есть... она проводит много времени под тобой? – вставила Лили, и ее улыбка стала лишь еще шире, когда физическая потребность закрыть лицо рукой все-таки одолела Мэтта.

– Ха! Я пыталась заставить его это сделать все утро! – наконец, заговорила Лана, прежде чем не менее лукаво усмехнуться. – Но если честно, наш дорогой Мэтт предпочитает более низкорослых девушек.

Прежде чем Мэтт успел бы отреагировать на это заявление, Лили моргнула и невинно спросила:

– Но разве ты сама не являешься довольно низкорослой?

Теперь уже был черед Мэтта бороться со смехом. Он унаследовал рост своего отца и был немногим ниже шести футов, и Лили не очень-то отставала от него, с ее пятью футами шестью дюймами. Лана же даже в своих боевых ботинках едва достигала пяти футов. Однако Мэтта развеселил не столько комментарий Лили, сколько выражение лица Ланы, осознавшей, что ее импровизированный союзник может оказаться гораздо менее верным, чем она ожидала.

– Раз ты работаешь с Мэттом, то у тебя должен быть опыт работы в вооруженных силах. Где ты служила? – спросил Адам, точно так же неодобряюще оглядев Лану. 

– Во флоте, сэр, – тут же ответила та с улыбкой.

– Морская пехота? – надавил Адам, и Мэтт внутренне поморщился от его тона. Только такой прожженный армейский офицер как его отец мог произнести эти два слова с таким пренебрежением и неприязнью.

– Не совсем. Морской Батальон Мобильного Конструирования.

– Неужели? – протянул Адам, и выражение его лица слегка смягчилось. – Я знал нескольких ребят из "морских пчел", когда служил. Хорошие люди, каждый из них, – тяжело оперевшись на трость в левой руке, он протянул правую Лане. – Я всегда говорил, что характер солдата хорошо определяется рукопожатием.

Прежде чем Мэтт успел бы предупредить своего отца, Лана протянула свою скрытую перчаткой руку и ответила на его жест.

– Полностью согласна, сэр. В конце концов, по рукопожатию можно очень многое сказать о том, через что солдату довелось пройти, – миг спустя их руки разжались, и Мэтт не мог не заметить, как его отец незаметно поморщился, когда думал, что все отвлеклись на прибытие второго минивэна.

Исходя из того, как Лана описывала свою семью, Мэтт ожидал увидеть полдюжины дурновоспитанных хулиганов, поэтому он был немало удивлен, увидев, как из автомобиля появилось лишь два человека. Первой, очевидно, являлась мать Ланы, разделявшая с ней короткий рост и голубые глаза, однако в ее черных волосах на висках проблескивала седина. Тонкая паутинка морщин также начала появляться вокруг ее глаз, явно указывая на ту тяжелую жизнь, о которой Лана так не любила распространяться.

Второй же, похоже, являлся одним из братьев Ланы, судя по глазам и цвету волос, однако на этом все сходство и заканчивалось. Он выглядел молодым, однако Мэтт был совершенно уверен, что его рост был не меньше шести футов. Голова "большой сестры" Ланы едва доставала ему до подбородка.

"Не удивительно, что комментарий Лили о росте так ее задел", – не смог удержаться от мысли Мэтт, в то время как двое новоприбывших приближались к ним.

Лана быстро представила свою мать, Лори, и брата, Уильяма, прежде чем спросить:

– А где остальные? Я очень хотела повидаться с Робби и с остальными хулиганами.

– В отеле, – с сожалением ответила Лори. – Патрик подхватил грипп, а затем Джек, Леонард и Томас также заболели. Мне не хотелось заразить тебя или твоих друзей, а Роберт вызвался присмотреть за ними в отеле. Я знаю, что ты хотела, чтобы вся семья вновь собралась вместе, Элейн, но…

– Все в порядке, мам. Я понимаю, – успокаивающе произнесла Лана. – Возможно, ближе к вечеру мне удастся заскочить в отель и проведать остальных. Серьезно, не беспокойся об этом, – обернувшись, она заметила странный взгляд Мэтта. – Что?

Элейн? – с недоверием в голосе спросил тот.

– Ох, отвяжись, Харрис, – фыркнула Лана и вместе со своей матерью направилась к Лили и Ли. – Как насчет того, чтобы мы, леди, направились внутрь и заказали завтрак? Ну и обменялись позорными историями о наших братьях в процессе, разумеется.

"Хихиканье Лили явно не сулит для меня ничего хорошего" – мрачно подумал Мэтт, мысленно оценивая потенциальный компромат в виде настоящего имени Дженкинс и сравнивая его со всем, что может выдать сестра. Однако миг спустя его размышления были прерваны подошедшим братом Ланы.

– Насчет твоей сестры… – начал было Уильям, и все мысли Мэтта о Лане были мгновенно смыты сработавшими инстинктами старшего брата. И ему не требовалось оборачиваться, чтобы знать, что взгляд его отца сейчас мог расплавить камень. Но миг спустя это раздражение прошло, поскольку брат Ланы продолжил: – Каково это, вырасти с сестрой? С настоящей сестрой, я имею в виду.

– Я не уверен, что твои слова понравились бы Лане, Уильям, – ответил Мэтт, в то время как мужская половина направилась вслед за остальными в кафе.

– Зови меня Биллом, все всё равно меня так зовут. Она тебе объяснила то положение, в котором находится наша семья? – спросил "Билл", поколебавшись пару секунд. Когда Харрис кивнул, он продолжил: – Поскольку мама работала не покладая рук, рядом с нами находиться она не могла. Поэтому именно Лана проверяла, чтобы мы нормально ели, получали хорошие оценки, и выбивала дерьмо из любого, кто начинал причинять нам неприятности. Глядя на Лану рядом с твоей сестрой, я вижу двух совершенно разных людей.

– Думаю, они гораздо больше похожи, чем тебе кажется, – произнес Мэтт. Мужчины вошли внутрь кафе и едва не столкнулись с замершими на пороге женщинами. – Что за пробка? – спросил Мэтт, и Лана вместо ответа указала пальцем на большой экран телевизора над барной стойкой. Каждый сидевший в кафе человек также замер на месте, от разносившей еду официантки до сидевших за столами посетителей. Глаза всех присутствовавших не отрывались от телевизора и Мэтт, не сдержавшись, прошептал:

– Ох, черт.

На экране был Шайнинг Армор.

------

08:05, 27.10.2015, ТЕЛЕПОРТАЦИОННАЯ КАМЕРА "КАЛЕЙДОСКОП"

Ты действительно уверен, что хочешь этого, капитан? – спросила майор Фуджикава Шайнинг Армора, когда они вдвоем вошли в помещение. – Не знаю, как дела обстоят у тебя дома, но здесь политики немногим отличаются от голодных псов, в особенности американские. Все может очень, очень быстро обернуться к худшему.

– Я ценю твое беспокойство, Юмико. Но мы же вместе с тобой и с остальными видели, что там происходило. Этот "Гольман" применил свою козырную карту в конце заседания. И если я первым же делом появлюсь сегодня утром, то мне удастся нарушить его планы и перехватить инициативу прежде, чем он сможет выгодно для себя разыграть вчерашнюю информацию, – подытожил Шайнинг Армор, поднимаясь на расположенную в центре платформу. Но затем, остановившись на миг, он посмотрел на свою униформу и тяжело вздохнул. – Хотя, должен сказать, я бы чувствовал себя гораздо увереннее, будь на мне традиционное одеяние.

Майор Фуджикава виновато улыбнулась, прежде чем ответить:

– Да, прости насчет этого. Совет считает, что одинаковые цвета униформ должны символизировать единство, плюс у американцев есть некоторая культурная неприязнь к красным плащам. Кроме того, у политиков возник бы немалый дискомфорт из-за… отсутствия штанов, – откашлявшись в кулак, она торопливо развернулась к выходу: – Мне стоит поторопиться, если я хочу увидеть, как все развернется. Я слышала, Фрэнк обещал принести попкорн, – и, не произнеся больше ни слова, она поспешно ретировалась.

Шайнинг Армор не смог сдержать усмешки при виде реакции человека и затем вошел в примыкающую камеру.

"Это было немалым испытанием для всех пони и людей, но я рад, что большинство из нас сумели достаточно неплохо приспособиться к ситуации, – подумал он про себя. Юмико Фуджикава была одним из самых старших по званию оперативников XCOM и проявила настоящие чудеса, помогая остальным своим товарищам принять тот факт, что во вселенной были существа, не желающие их убивать. То же, что она обладала даром магии и, судя по всему, обучалась у самой Твайлайт, лишь прибавляло ей веса в его глазах. Увы, не все люди придерживались столь непредвзятых взглядов.

– Доброе утро, Виктор, – поприветствовал Шайнинг Армор замершего в центре помещения человека. В отличие от остальных людей вокруг, он был с ног до головы закован в матово-черную броню "Титан", которую люди применяли в бою. Пурпурная полоса и эмблема на правой руке выдавали в нем мага, а на левой руке у него находилась странная перчатка, представлявшая собой настоящее переплетение проводов, соединяющих ее с объемистой спиной доспеха. – Я слышал, ты доставишь меня до места проведения заседания, и затем – обратно сюда.

– Точно так, сэр, – отрывисто ответил Виктор, не произнеся больше ни слова. Его глаза не отрывались от расположенных вокруг мониторов и не бросили ни единого взгляда в сторону единорога. Подобное поведение проявлялось каждый раз, когда Шайнинг Армору доводилось говорить с ним, и он уже практически прекратил попытки завоевать расположение упрямого человека. Проведенное с Кейденс время сделало его очень чувствительным даже к самым мимолетным из эмоций, которые испытывало большинство разумных существ, но Виктор все равно оказывался слишком сложной для него головоломкой. Остальные упрямцы, отказывавшиеся от помощи эквестрийских добровольцев, проявляли ярко выраженный страх или гнев, но каждый раз, когда Шайнинг Армор видел этого человека, у него на лице было буквально написано чувство вины.

"У меня нет времени разбираться, что его так гложет изнутри", – подумал Шайнинг, мысленно пожав плечами.

– Капитан Харрис придерживается крайне высокого мнения о тебе, и я вижу, почему. Телепортация является непростым заклинанием, на которое даже я не способен. Когда-то моя младшая сестра Твайли также едва могла справиться с ней, – произнес он с самой лучшей из своих обезоруживающих улыбок, но человек в ответ лишь едва заметно поморщился.

"Еще больше вины? Возможно, в прошлом он причинил кому-то вред свой магией…"

– Чжан – "Калейдоскопу". Заседание начинается через минуту, – прозвучал голос из расположенных под потолком динамиков. – Отправляю координаты для телепортации. У вас есть окно в три минуты.

– Принято, Чжан, – ответил Виктор, надевая свой шлем. В отличие от большинства остальных шлемов, что Шайнинг Армору доводилось видеть, этот был почти полностью сделан из черного стекла, который, к счастью, не имел на себе тех жутких изображений, что остальные люди зачастую наносили на свою экипировку. – Координаты получены, приступаю к накоплению заряда. Капитан, мы телепортируемся через тридцать секунд, – заявил Виктор, опустившись на колено и оперевшись левой рукой о пол камеры. Остальные присутствовавшие в помещении люди отошли назад, и Шайнинг Армор занял свое место рядом с бойцом.

"Я знаю, что недостаточно умен для того, чтобы понять это, но все же мне до жути любопытно, как люди умудряются сочетать технологию и магию. Или почему у них вообще возникает в этом нужда", – задумался единорог, бросив взгляд на те кабели, которые соединяли устройство на левой руке Виктора с его броней и которые начали постепенно раскаляться докрасна. Высокий свист заставил его инстинктивно прижать уши к голове, и миг спустя обратный отсчет достиг нуля. В ту же секунду шипение вытесняемого воздуха и яркая вспышка ознаменовали успешное выполнение заклинания, и тускло освещенная база XCOM сменилась богато обставленной комнатой ожидания. Единственным встречавшим их человеком был высокий мужчина с проседью в волосах и эспаньолкой, серьезное выражение которого лишь подчеркивалось пересекавшими правую половину его лица шрамами.

– Доброе утро, Шаоджи, – поприветствовал его Шайнинг Армор, сразу же направившись к двойным дверям. – Тебе предстоит наблюдать за историческим событием прямо с первого ряда. Ты готов?

– Не думаю, что кто-нибудь вообще может быть готов к тому, что сейчас произойдет, – ответил Шаоджи Чжан, прежде чем поправиться: – За исключением коммандера Брэдфорда, разумеется, – переведя взгляд с единорога на Виктора, он добавил: – Я рекомендую снять шлем, капрал. Подозреваю, напряжение и так будет слишком велико, так что не стоит подбрасывать в огонь рассуждения о том, кем ты являешься, – миг спустя Виктор выполнил его просьбу и замер сбоку от Шайнинг Армора, и Чжан открыл двойные двери.

– Извините! Никаких перерывов я не потерплю! – вспылил Гольман, лишь для того чтобы в ту же секунду резко подняться на ноги и опрокинуть свой стул. – Охрана! – завопил он, уперевшись спиной в стоявшие позади него столы репортеров. Реакция находившихся у других входов офицеров долго себя ждать не заставила, и многие из них вытащили свое оружие, прежде чем прозвучавший подобно грому голос остановил их:

– Отставить, оружие в кобуры! – практически все присутствовавшие развернулись к обладателю этого голоса, и даже сам Шайнинг Армор едва не бросил на него оценивающий взгляд. Его изучение политической обстановки на Земле выявило головокружительное количество имен и лиц, которые ему требовалось запомнить, однако узнать действующего вице-президента Соединенных Штатов, который находился в дальнем конце зала, было достаточно легко. – Я хочу услышать, что он собирается нам сказать, – добавил вице-президент уже гораздо более тихим тоном, посмотрев прямо в глаза Шайнинг Армору.

"Может ли он быть одним из членов загадочного Совета, финансирующего XCOM? – подумал он про себя, однако затем отложил эти размышления на потом. – Сейчас у меня есть гораздо более важные заботы".

Коммандер Брэдфорд поднялся со своего места посреди помещения и передал его единорогу, прежде чем вытянуть в его сторону руку и произнести:

– Представляю почтенным участникам этого заседания капитана Шайнинг Армора, принца Кристальной Империи и командира эквестрийского экспедиционного корпуса на Земле, который оказал поистине неоценимую услугу XCOM и всему человечеству.

– Благодарю, коммандер Брэдфорд, – официальным тоном ответил тот по-английски, и все находившиеся в помещении одновременно задержали дыхание. Каждая пара глаз неотрывно следила за ним, некоторые со страхом, другие – с любопытством. Десятки видеокамер также отслеживали каждое его движение, и он едва подавил порыв помахать копытом бесчисленным миллионам людей, которые, вероятно, сейчас за ним наблюдали. – Как уже говорилось, я являюсь командиром тех добровольцев из моего мира, что вызвались помочь защитить Землю от атаковавших ее варваров. Люди XCOM проявили себя хорошими друзьями, и я не желаю причинять им неудобств из-за нашей помощи. Учитывая текущее положение человечества, подобная подозрительность мне понятна, так что, я надеюсь, мое присутствие поможет развеять ваши опасения. Хотя я сразу вынужден отметить, что мое время ограничено, и на некоторые темы у меня возможности говорить нет, однако я с готовностью отвечу на любые ваши вопросы обо мне и находящихся под моим командованием сил, – его слова были встречены мертвой тишиной, но все хорошее рано или поздно подходит к концу.

– Брехня! – прокричал Гольман, как только краска вновь вернулась на его лицо. – Вы полагаете, что я куплюсь на это? Что вы здесь для того, чтобы "помочь" нам от чистоты собственного сердца? Вы действительно пытаетесь выдать за правду, что ваш народ рискует ради нас своими жизнями из непритворного альтруизма?

– Нет, сенатор. Шесть месяцев назад мой народ даже не подозревал о вашем существовании, равно как и о той угрозе, с которой вы столкнулись. Лишь только после того, как один из наших представителей попал на Землю в результате несчастного случая, мы были проинформированы о вашей ситуации, – спокойно ответил Шайнинг Армор. – Когда ей, наконец, удалось к нам возвратиться, она подробно рассказала о той помощи, что ей оказали ее человеческие друзья и о той ужасающей борьбе, которую они вели каждый день. Любой ее друг также является и другом для меня, а мой народ ценит дружбу превыше всего, – единорог потратил пару секунд на то, чтобы оглядеть собравшихся в помещении людей. Большинство просто замерли на своих местах и смотрели на него с огромной тревогой во взглядах. Расположенные по периметру помещения охранники держали руки на своем оружии, однако Шайнинг Армор едва ли мог винить их за подобную реакцию. Мужчины и женщины, суетившиеся вокруг камер за столами репортеров, выглядели так, словно были охвачены настоящим благоговением, и единорогу не требовалось прилагать особых усилий, чтобы догадаться о тех заголовках, что сейчас мелькали у них в головах.

Ебанная брехня! – проревел Гольман, ударив кулаком по столу. – Что вам было обещано за эту "помощь"? Ресурсы? Рабы? Уверен, этот "XCOM" является лишь прикрытием для ваших человеческих лакеев, не так ли? Сколько еще вас, инопланетных ублюдков, скрывается на нашей планете, готовясь нанести удар изнутри?

Шайнинг Армор терпеливо дожидался, пока распалявшийся все сильнее и сильнее сенатор завершит свою речь или хотя бы прервется для того, чтобы сделать вдох, и, когда это все-таки произошло, начал отвечать:

– Что касается вашего первого вопроса, мы не требовали и не получали от наших человеческих друзей ничего из того, что не было бы необходимо для оказания им помощи. Что же до вашего обвинения, то проект XCOM существовал задолго до нашего прибытия, и мы связались с этой организацией напрямую. По поводу второго вопроса – боюсь, местоположение и количественный состав моих подчиненных являются государственной тайной.

– Государственной тай… Я И ЕСТЬ ГОСУДАРСТВО!

– Уточню, сенатор: это государственная тайна моей страны. И, поправляя вас, отмечу: вы не являетесь государством. Вы всего лишь выборное должностное лицо, которое было избрано для представления интересов своего народа, – прежде чем Гольман успел бы его перебить, рог Шайнинг Армора засиял, и грузный человек оказался окружен сферой тишины, сквозь которую не проникал ни один из его криков. – Я изучал ваши формы правления перед этой встречей, сенатор. Поначалу я был сбит с толку и даже немного обеспокоен, что люди вверяют власть тем, кто не обладает мудростью и опытом бессмертного правителя, также рискуя тем самым кровопролитными войнами среди наследников. Идея представительной демократии не является чем-то новым для моего мира, и поначалу я испытал немалое облегчение, узнав, что именно ее вы и применяете. Эта система позволяет правительствам существовать в согласии с управляемыми ими народами, и в случае если некто превышает рамки своих полномочий – существуют механизмы по его замене. Я был абсолютно уверен, что ваш народ процветал по той причине, что самый лучший из доступных кандидатов избирается на ту роль, на которой он способен принести наибольшую пользу. Но потом я увидел по телевидению заседание вашего маленького комитета.

– То, что я увидел, было напыщенным пустословом, который прилагал все доступные усилия не для помощи своему народу, но для помощи самому себе. В лучшем случае вы создали этот комитет из исключительно эгоистичных побуждений, в худшем же – для того, чтобы саботировать усилия тех людей, которые каждый день сражаются ради спасения человеческих жизней. Я честно не могу понять, как вас вообще могли избрать на текущую роль, поскольку совершенно очевидно, что движут вами явно не интересы проголосовавших за вас людей. И я искренне надеюсь, в результате этого заседания эти обманутые люди осознают свою ошибку и никогда в своей жизни не будут голосовать за вас впредь, – на миг остановившись, Шайнинг Армор поднял телекинезом стул Гольмана и поставил его позади сенатора. – Сейчас вы сядете. Вы будете молчать. И вы не станете больше нарушать порядок этого заседания, – когда беззвучные крики Гольмана достигли комичного уровня, вместе с яростной жестикуляцией и брызганием слюны, единорог подтолкнул этот стул ему под ноги, заставив тем самым сенатора тяжело упасть на него.

– Я извиняюсь за произошедшее. Боюсь, я никогда не отличался особым терпением в отношении политиков, существующих исключительно ради самих себя, – искренне произнес Шайнинг Армор, прежде чем откашляться и обвести взглядом остальных собравшихся в помещении людей. – Итак, теперь, когда почетный сенатор Гольман уступил свое место, желает ли кто-нибудь еще задать свои вопросы?

Несколько секунд тишины прошло, прежде чем прозвучал голос одного из репортеров:

– Вы упоминали, что одна из представительниц вашего народа оказалась здесь раньше. Являлась ли она кем-нибудь важным?

В тот же миг выражение лица Шайнинг Армора сменилось с раздраженного правителя на застенчивого старшего брата.

– На самом деле, она была моей сестрой. Друзья и родные очень волновались за нее, когда она пропала, и я очень рад, что ей удалось завести столь много новых друзей на Земле.

– Являлась ли она членом королевской семьи? Вы ведь принц, верно? – прозвучала еще пара вопросов от другого репортера, на этот раз с гораздо меньшей задержкой.

– Я – принц по праву брака, и моя сестра не являлась членом королевской семьи в ходе своего пребывания на Земле. Однако по возвращении она была повышена до своей текущей позиции.

– У меня имеется один вопрос, – произнес вице-президент, однако его слова прозвучали скорее риторически, чем любопытствующе: – Почему мы не можем услышать сенатора Гольмана?

– Ответ на этот вопрос потребует достаточно продолжительного объяснения, на которое в настоящий момент у меня времени нет. В двух словах, представители моего народа способны изменять в различной степени то, как мир работает вокруг нас, – Шайнинг Армор поднял в воздух пару листов бумаги и несколько письменных принадлежностей со стоявшего перед ним стола для того, чтобы проиллюстрировать свои слова. – Наиболее простым объяснением было бы назвать это "магией", но я понимаю, что это едва ли вообще можно назвать объяснением.

Мало-помалу напряжение начало покидать помещение, и через час Шайнинг Армор был уверен, что его подход позволил завоевать расположение большинства присутствовавших людей. Сенатор же Гольман лишь продолжал, скрестив руки, сидеть на своем стуле, подобно беспомощному шару ярости, которым он и являлся.

------

17:15, 27.10.2015, Вашингтон, Округ Колумбия

Дэвид Брэдфорд шел рядом с Чжаном, в то время как они вдвоем вошли в защищенный гараж, в котором располагался их автомобиль. Внешне он ничем не отличался от сотен других черных седанов, которые доставляли политиков к месту работы, однако под его повседневным внешним видом скрывалась броня, достаточная для классификации этого транспортного средства как танка. Учитывая то, с какими угрозами XCOM сталкивался на ежедневной основе, средств на защиту Брэдфорда не пожалели. Естественно, сам Брэдфорд считал этой пустой тратой сил, поскольку любой потенциальной засаде сперва потребуется преодолеть его предвидение, что было гораздо сложнее, чем разобраться с самой прочной броней. Однако с другой стороны, личный автомобиль давал ему кое-что еще: приватность. Брэдфорд занял пассажирское место, Чжан сел за руль. Меньше чем через десять секунд коммандер поднес телефон к своему уху:

– Мои поздравления, капитан, – без лишнего вступления начал Дэвид. – Твоя маленькая выходка едва не обрушила Google, когда миллионы людей одновременно начали искать информацию о тебе. C-Span также установил пару рекордов, когда восемьдесят пять процентов американцев подключились к просмотру заседания. Запись того, как ты уничтожал репутацию Гольмана, уже была просмотрена приблизительно два миллиарда раз со времени своего первого появления на YouTube, с пятью сотнями миллионов уникальных зрителей за последние двенадцать часов. Возможно, праздновать еще несколько рано, но все же мне кажется, что тебе успешно удалось донести свои слова до людей.

– Полагаю, ты прав, хотя мне все еще с трудом удается осознать, сколь быстро новости распространяются в твоем мире. Майор Фуджикава сказала, что у некоторых государств имеются переводчики, работающие в реальном времени, так что практически все люди на планете могли понять мои слова. Это внушает настоящий трепет, – искренне ответил Шайнинг Армор. – Никогда не думал, что мне доведется выступать перед настолько широкой аудиторией, но, должен признать, поставить Гольмана на его место было довольно приятно.

– Не стану скрывать, я также испытывал удовольствие, наблюдая за этим, – произнес Брэдфорд и лишь в уединении своего автомобиля позволил себе широко улыбнуться.

Прошло несколько секунд тишины, прежде чем единорог вновь заговорил:

– Дай угадаю, наш вчерашний разговор по телефону был исключительно для вида? Ты знал, чем все обернется, но все равно попытался отговорить меня.

– Если бы я не попытался отговорить тебя, то ты бы предпринял другой подход, и результат был бы далеко не столь успешным, – на миг прервавшись, Брэдфорд закрыл глаза и глубоко вздохнул. – Капитан, скоро пребудет посланник, и тебе предстоит много работы. Я вернусь на базу при первой же возможности, – завершив звонок, он постучал по стеклу, отделявшему его от водителя. – Чжан, мы не возвращаемся в отель.

– Им удалось обнаружить Дискорда, сэр?

– Да, но сейчас это наименьшая из наших проблем.

------

17:00, 27.10.2015, Кантерлот

Многое изменилось в обычно живописной столице Эквестрии. Некогда кристально-чистые небеса были заполонены зловещими грозовыми фронтами, на которых располагались отряды пегасов. Гвардейцы на стенах зорко высматривали неприятеля в небе и с рвением исполняли свой служебный долг, однако то и дело бросали взгляды на северо-запад, туда, где некогда располагался Клаудсдейл. Большая часть гвардейцев и все гражданское население не имели ни малейшего представления, что за катастрофа разразилась в городе пегасов, однако страх того, что нечто подобное случится и в столице, был у всех на уме.

Именно режим повышенной боевой готовности заставил взвод пегасов поднять тревогу, заметив Дискорда, приближавшегося к Кантерлоту со всей уверенностью брошенного копья. Внешние патрули попытались было пойти на перехват, но очень быстро были оставлены позади. Предупредительный грозовой раскат быстро сменился несколькими направленными на поражение, однако ни один из них остановить духа хаоса так и не смог. Магические барьеры и торопливо сплетаемые заклинания также не оказали особого эффекта, равно как и сами стены замка. Пролетев через дюжину помещений, он вошел в личные покои Селестии.

Аликорн без сознания лежала на своей кровати, окруженная несколькими единорогами в медицинских халатах. Ее напоминавшая северное сияние грива сменилась спутанными розовыми космами, а властность, которую Селестия некогда буквально излучала, бесследно исчезла. Она выглядела… хрупкой. Смертной.

Дискорд лишь молча продолжал с ужасом смотреть на нее, не обращая никакого внимания на несколько импровизированных атак собравшихся вокруг докторов. Лишь когда к их голосам прибавились крики одного из гвардейских капитанов, он, наконец, заговорил:

– Создания, что атаковали ее… где они сейчас, капитан? – крики капитана сменились потоками боевых заклинаний, и Дискорд медленно повернулся к нему. Помещение, казалось, начало постепенно погружаться в лишенную даже малейших признаков света пустоту. – Ты ответишь на мой вопрос, или же я получу ответ силой, капитан. Обещаю, тебе это не понравится, – взгляд его желтых глаз, казалось, пронзал саму душу гвардейца… однако он все еще продолжал поворачиваться. Понячьи глаза, грифоньи глаза, рыбьи глаза и глаза, не поддающиеся никакому описанию, взирали теперь на капитана, и множество когтей, лап, клешней и щупалец начало постепенно тянуться к нему.

– Солнце! – взвизгнул единорог, пытаясь оказаться как можно дальше от того, что он не мог даже осмыслить. – Селестия изгнала тех, кто напал на нее, на солнце!

– Видишь? Это было совсем не трудно, не так ли? – жизнерадостно заявил Дискорд, и сводящее с ума наваждение исчезло, словно никогда и не существовало. Погладив лапой капитана по голове, дух хаоса телепортировался прочь.

------

Изгнание на солнце не имело ничего общего с той ужасающей смертью, которую эта фраза подразумевала. Каждый, кто прогневал Селестию в достаточной степени для того, чтобы заслужить это наказание, оказывался посреди черного псевдопространства, в котором не было ни чувств, ни ощущений. Время проходило мимо изгнанников, в то время как их физические тела поддерживались в состоянии пониженной жизненной активности, которое сохраняло их, однако для лишенного возможности найти для себя занятие разума это время тянулось до мучительного медленно.

– Ну и ну, откусили больше, чем смогли проглотить, не так ли? – спроецировал свои мысли в эту пустоту Дискорд и был вознагражден целым ворохом донесшихся мыслей в ответ. – Можете считать, что вам повезло. Да, Принцесса Луна даровала бы вам быструю смерть, однако это все равно была бы смерть. Селестия же постигает важность милосердия и, возможно, была слишком мягка в своем наказании. Однако теперь, увы, вам придется отвечать передо мной.

Он чувствовал, как зыбь замешательства ответила на его слова, однако Дискорд не обращал на них никакого внимания, сплетая магический массив и встраивая его в структуру заклинания изгнания. В ту же секунду телепатические крики наполнили пустоту, когда тела пленников объявились на поверхности солнца и в ту же секунду сгорели дотла.

– Ну что ж, похоже, вам надо о многом подумать, так что не буду больше вас отвлекать. Развлекайтесь! – будь у мыслеформы Дискорда руки или рот, он бы широко улыбнулся и жизнерадостно помахал на прощание, в то время как заклинание продолжало снова и снова восстанавливать тела чужих – лишь для того, чтобы огонь солнца в ту же секунду вновь испарил их.

...