Автор рисунка: Noben
Глава 1. Мой первый день кобылой Глава 3. Плыть по течению

Глава 2. Выбора нет

Несколько минут я простоял, глядя на ведущую через сады дорогу и совершенно не представляя, что делать. Проще махнуть на всё и вернуться к Шайнингу, но я ещё не настолько пал духом. Мне нужно что-нибудь предпринять. Пойти куда-нибудь, найти помощь, понять, как вернуться обратно! Но куда идти, если уж даже этого не знаю.

— О, добрый день, принцесса! Пришли полюбоваться цветами?

Повернувшись, я увидел склонившуюся в поклоне кобылку в униформе; быстрый взгляд на бейдж подсказал, что она придворная садовница по имени Лили Лиф.

Глупо думать, что мы держали садовницу, чей смысл всей жизни заключался исключительно в заботах о садах. Благодарила ли раньше Кейденс её за работу? Если дневник не врал, и Кейденс была той ещё заносчивой штучкой, то вряд ли кобылка хоть раз получала признание от неё. Я вздохнул от такой мысли.

Пони подняла голову и вгляделась в меня.

— Ох, вам не нравятся цветы? — она снова посмотрела вниз и ковырнула копытом землю. — Мне стоило догадаться, что я никогда ничего не достигну. Простите, принцесса, простите, что отняла ваше время, я старалась изо всех сил…

В её прикованных к грязи глазах набухали слёзы, и моё сердце рухнуло куда-то вниз. Неужели прежняя Кейденс была настолько жесткой? Разве она не принцесса любви?

Я подошёл к бедной кобылке и искренне улыбнулся.

— Нет-нет-нет, ты неправильно поняла меня! Я обожаю твои цветы! — разум лихорадочно перебирал комплименты в поисках достойного королевской особы. — Лили Лиф, тепло твоего сада согревает мой день, как второе солнце Селестии.

Ахнув, она вскинулась и уставилась на меня округлившимися до блюдец глазами, поднеся копытце ко рту.

— П-правда?

Я лёгонько потрепал её по голове, не совсем уверенный, принято ли так среди пони.

— Разумеется! Продолжай хорошо работать! А теперь, как бы мне ни нравился твой сад, мне пора уходить: я собираюсь отсутствовать несколько дней. Ещё раз спасибо за всё, Лили! Не могу дождаться, чтобы увидеть твою следующую работу!

Кобылка горячо закивала, не в силах ничего вымолвить на прощание. Однако тишина не продлилась долго: не прошло и трёх секунд, как передо мной приземлился пегас в обтягивающей форме.

— Моя принцесса, вы сказали, что уходите? Вам нужно куда-то слетать? Я могу приготовить колесницу.

Слетать куда-то? Кто этот парень? Я присмотрелся к его бейджику и в мыслях удивлённо присвистнул. «Фезерфут, личный возница Принца и Принцессы». Серьёзно, уже начинает становиться смешным, сколько же чёртовых слуг работают у этих аристократов — больше, чем у президента. О чём думала Кейденс, сбегая отсюда? Она жила в роскоши, имела армию слуг и любящего мужа, но ненавидела всё и предпочла убежать. Что за безумная женщина.

Я кивнул пегасу:

— Да, конечно. Полагаю, так будет проще, чем идти пешком. Подай мне колесницу, Фезерфут.

Поклонившись, пегас улетел. А мне до его возвращения стоило подумать о месте назначения. О каком угодно, только бы не оставаться здесь. Вся эта роскошь, армия слуг, муж, который любит меня… Секундочку. Похоже, я такой же безумец, как Кейденс, раз делаю практически то же самое, что и она: сбегаю от жизни, которая выглядит идеальной. По собственной же логике, мне следует просто оставаться и получать удовольствие от жизни. Она куда лучше той, на Земле. В размышлении я потёр голову копытом, затем уставился на него. Моё розовое кобылье копытце.

Я стиснул зубы. Нет, я не должен быть розовым и пушистым, и определённо не должен быть чьей-то пони-женой. Кейденс — чокнутая сука, потому что в самом деле сбежала от своей жизни. Я тоже бегу, но пытаюсь просто вернуть всё на круги своя. Не спорю, новая жизнь очень привлекательна, и где-то на задворках сознания я ощущаю лёгкое покалывание при мысли принять свой новый пол и зажить с Шайнингом. Но нет, моя жизнь не должна быть такой, я не могу жить ею!

Тень пролетела надо мной, и, взглянув наверх, я увидел снижающегося Фезерфута, впряжённого в небесную колесницу. Я отступил на несколько шагов, освобождая ему место. Приземлившись, он тут же поклонился:

— Куда вы желаете отправиться, принцесса? Просто назовите место, и я доставлю вас туда.

Я слабо улыбнулся ему; проклятье, как же хорошо быть принцессой! Ах ты ж, я ведь только что говорил с собой об этом. «Не наслаждайся этим, не наслаждайся! — упрямо повторил я себе. — Не сворачивай от назначенной цели и пытайся вернуться домой».

К счастью, я знал пони, которая могла бы мне помочь.

— Фезерфут, можешь отвезти меня к Селестии?

Он поклонился.

— Конечно, миледи.

***

Признаюсь, полёт на небесной колеснице оказался потрясающей штукой — слов нет, чтобы передать. Словно едешь на кабриолете, только посреди грёбаного неба! Ветер треплет гриву, вид открывается потрясающий, и все машут тебе, когда ты пролетаешь мимо. Честно, полёт почти соблазнил меня отказаться от миссии и просто остаться. И всё же мне надо было держаться плана. Я не мог просто охотно согласиться на роль миленькой розовой принцессы. Может, теперь у меня больше ничего не болтается промеж ног, но мужская гордость осталась при мне.

В любом случае, вскоре мы приземлились на одном из верхних балконов Кантерлотского замка. Попросив верного пегаса-пилота подождать, я ступил внутрь. Дверь привела меня в большую залу с выстроившимися вдоль стен разномастными стражниками. Они отсалютовали мне, когда я вошёл, но всё моё внимание привлекла рослая белая фигура на троне. Вот она, Селестия во плоти! Не знаю, чего я ожидал, но уж точно не этого. Всем своим видом правительница страны источала власть, и признаюсь, я впрямь слегка струхнул в её присутствии. В мультфильме она точно не выглядела такой внушительной.

Я сглотнул и оглянулся в сторону выхода. Визит сюда начинал казаться плохой идеей. Однако меня заметили до того, как я отступил.

— Ах, дражайшая Кейденс! Так приятно побыть в компании другой принцессы. Давай, присядь рядом со мной.

Чёрт! Я опустил голову и подошёл к ней. Она продолжала смотреть на меня, и потребовалось напрясь все фибры моего существа, чтобы не упасть ниц к её ногам. Её неописуемая аура попросту приказывала уважать. Но Кейденс не стала бы пресмыкаться перед Селестией. Ведь и я принцесса с не менее высоким статусом, поэтому нужно попытаться действовать соответственно. В конце концов я решился на небольшой, вежливый поклон.

Селестия указала на маленький трон рядом со своим.

— Присаживайся, Кейденс.

Я устроился на золотом кресле и попытался действовать непринужденно.

— Селестия… приятно тебя видеть.

— Как и мне тебя, — кивнула она. — Что привело тебя сюда? Как дела в Кристальной Империи? Какие-то неприятности?

— Хорошо, всё идёт прекрасно, — махнул я копытом.

Селестия просто кивнула снова, и повисла неловкая пауза, прежде чем она заговорила снова:

— …и ты проделала весь этот путь, чтобы увидеть меня, потому что?..

— Ах да, это, — я нервно сглотнул. — Ну… мне просто стало интересно… — давай же, покончи с этим. Признайся, что ты не Кейденс, а существо из другого мира. Спроси её, может ли она отправить тебя обратно! Я поглубже вдохнул. — Принцесса, вы знаете, как отправить кого-то в другой мир? Например, поменяться телами с кем-то издалека и заставить его занять твоё место?

Матриарх нахмурилась:

— Нет, это звучит невероятно опасно. Что тебе известно?

Я прикусил губу:

— Видишь ли, с одной моей подругой приключилась такая история. Она сказала мне, что на самом деле не моя подруга, а некто из другого мира, получившая тело пони и отправленная в Эквестрию. И она хотела бы узнать, как вернуться обратно, и я просто решила поинтересоваться твоими мыслями об этом.

В ответ Селестия воззрилась на меня широко раскрывшимися глазами.

— Это чрезвычайно тревожный случай. Посторонним нет доверия ни при каких обстоятельствах. Новая «пони» будет немедленно арестована, и затем с ней обойдутся… жестоко.

Я состроил каменную морду, наблюдая за мордой Селестии, пытаясь понять, шутит ли она — но мне так не казалось. Что ж, бессмертной богине-диктатору достанет фантазии сделать многое, что ей вздумается, с любым обнаруженным пришельцем.

Она повернулась обратно ко мне.

— Так пожалуйста, скажи мне, кто рассказал тебе историю о прибытии из другого мира?

— Ну… моя личная помощница… — я запнулся.

Селестия приподняла бровь.

— О? Мисс Гам Дроп? Жаль, она всегда казалась мне милой пони. Ну что ж. Стража! Приготовьтесь арестовать…

Я замахал копытом:

— А, нет-нет, остановись, это не она была.

— Но ты только что сказала… — изогнула другую бровь Селестия.

— Ну, ты просто не дала мне закончить! — я заворочал извилинами в поисках ответа. — Ага, видишь ли, это была младшая сестра… бывшей соседки… спутницы на выпускном… партнера по лаборатории… соседа по площадке… друга… бывшего владельца кота… кузена… племянника… брата… отца Гам Дроп! Вот кто сказала, что пришла из другого мира.

Селестия кивнула и взмахнула копытом.

— Очень хорошо, благодарю тебя за переданные мне сведения, Кейденс. Вопрос этот наисерьёзнейший. Однако не беспокойся, мы выследим и поймаем эту пони.

Я потёр шею сзади.

— Да, разумеется. Вы знаете меня, вашу верную подданную и прочее. Так... хвала солнцу? — мне нужно тикать отсюда! С чего я вообще решил, что появиться здесь — хорошая идея?!

Селестия просто улыбнулась:

— Разумеется хвала солнцу. И как я говорила, благодарю, что рассказала мне. Теперь, если ты не против, мне надо заняться другими делами. Можешь идти, Кейденс, и благодарю за визит.

Я через силу улыбнулся и, встав с миниатюрного трона, отвесил такой глубокий поклон, какой смог, и направился обратно на балкон. По крайней мере, меня не раскрыли, но я был буквально на волоске. Никогда не стоит просить о помощи у власть предержащих. И что же мне делать теперь? Если Селестия не поможет…

— Кейденс! — выкрикнул моё имя молодой голос, и я увидел бегущую ко мне Твайлайт. Я моргнул, соображая, что сейчас будет, и надеясь вспомнить в точности.

Твайлайт остановилась в полушаге от меня и начала приплясывать:

— Солнышко-солнышко!..

Я постарался подпрыгнуть вместе с ней, затем вовремя опуститься на пол и прикрыть глаз одновременно с ней. Так, теперь повторить строчку с «божьими коровками», цокаем копытами… и разворачиваемся… и трясём ей задом! Сработало? Твайлайт купилась?

— Я так рада видеть тебя, Кейденс! — фиолетовая кобыла обхватила меня передними ногами, и я облегченно выдохнул. Слава богу, я правильно вспомнил серии с моей пони. Несомненно, напутай я в приветствии, меня бы ждал смертный приговор.

— Я тоже рада видеть тебя, Твайлайт. Мы же так давно не виделись?

Она кивнула:

— Точно! И ты уже сто лет не бывала в Понивиле! Ты должна приехать, я уже переделала всю библиотеку внутри и получила тонну новых книг!

Я задумался на секунду. Приехать в Понивиль? Неплохая идея, и во всяком случае, уж точно лучше, чем вернуться к Шайнингу. Я улыбнулся Твайлайт:

— Звучит здорово, мы можем воспользоваться моей летающей… повозкой.

— Это отнимет слишком много времени, — она задумчиво наклонила голову. — Просто отправь возницу обратно во дворец, а я доставлю нас в Понивиль, как обычно.

Я постарался не измениться в лице, не совсем понимая, что она имеет в виду.

— Конечно, — я сходил и отпустил Фезерфута, поблагодарив его за услуги, затем вернулся к Твайлайт. Интересно, как долго я ещё смогу играть в эту игру прежде, чем кто-либо раскроет мой блеф и поймет, что я понятия не имею, что происходит вокруг.

— Хорошо, Твайлайт, я отправила его домой, так что…

В глазах на долю мгновения полыхнули цветные вспышки, заставив меня прищуриться.

— …можно отправляться в любой момент, когда ты будешь готова… о… Мы уже у тебя дома?

Твайлайт кивнула:

— Да, тебе нравится? Я не очень уверена насчёт нового ковра.

Я потоптался на деревянном полу, а затем прорысил к окну и убедился, что мы находились в небезызвестном сельском городке. Что за светопреставление только что случилось? Я моргнул — и мы уже в другом городе?

— Ты в порядке, Кейденс?

Кусочки мозаики встали на свои места.

— О, да, просто голова слегка закружилась от телепортации. Ты что-то сказала о ковре?

Твайлайт кивнула и принялась рассказывать о новой цветовой гамме для гостиной, но я не мог на чём-либо сосредоточиться. Мозг по-прежнему орал от факта, что Твайлайт мгновенно телепортировала нас за несколько сотен миль. Понятия не имею, как вся эта магическая фигня работает, но она чертовски могущественна.

Мне действительно стоит начать учиться самому. «Старая Кейденс» наверняка выучила гору всего, раз смогла открыть портал. Довольно забавно думать, что она совершенно бессильна и лишена всей магии до тех пор, пока не сотворит заклинание снова и поменяется со мной телами обратно… секундочку.

Кровь застучала быстрее в висках. А «старая Кейденс» знает, что люди не владеют магией? Как Кейденс собирается открыть портал и вернуться сюда с Земли — из мира без магии? Ответ один: она не сможет. Планировалось или нет, «старая Кейденс» застряла на Земле. Единственный способ вызволить её и превратиться обратно — самому научиться открывать порталы?

Самому. Открыть межпространственный портал. Как, чёрт возьми, я сделаю это?!

— Эй-й-й-й… — Твайлайт помахала мне копытом. — Кто-нибудь дома? Кейденс, ты будто ненадолго выпала из реальности. Ты вообще слушаешь, что я говорю?

Я моргнул.

— О, прости, я просто… эм… Твайлайт, ты даёшь частные уроки магии?

***

Спустя несколько часов поисков Твайлайт в катакомбах библиотеки она нашла то, о чём я спрашивал.

— Да, можно таким образом открывать порталы.

Я вздохнул.

— Знаю, что возможно. Я спрашиваю, насколько сложно научиться этому?

Твайлайт снова пролистала свои записи и просмотрела заклинания, о которых я спрашивал.

— Это очень узкопрофессиональная область, Кейденс. У тебя или опытного единорога, вроде меня, уйдёт неделя-другая, чтобы научиться.

Я вскинул брови.

— А что насчет единорога, кто ни разу раньше не творила заклинания? Сколько она потратит времени, пока не овладеет такой магией?

Глаза Твайлайт расширились.

— С чего ей… Ну, ей придётся начинать и учить сначала. В том случае, если у неё прирожденный талант… я не знаю… два, возможно, три месяца сосредоточенного обучения, чтобы сотворить такое заклинание.

Я ощутил, как уши прижались к голове.

— Я застряну со всем этим на три месяца?!

И это только в том случае, если я найду старое тело, как только прибуду на Землю. При самом лучшем раскладе.

Твайлайт выглядела смущенной.

— Застрянешь с чем на три месяца?

Постаравшись не думать о том, что останусь кобылой ещё на сотню дней, я подумал об объяснении для Твайлайт.

— О, у моей помощницы Гам Дроп есть молоденькая племянница, которая только начала изучать магию. У неё… трёхмесячный школьный проект, и она очень хочет впечатлить судей, поэтому она спросила о некоторых неестественно сложных заклинаниях, которые сможет выучить к тому сроку.

Твайлайт постучала кончиком копыта по подбородку.

— Не знаю, Кейденс, школьная кобылка, пожалуй, не должна открывать порталы в другие измерения.

Я нервно улыбнулся.

— Ну, гипотетически, с чего ей начинать? Есть ли у тебя вводные магические книги, обучающие чему-то вроде базовой левитации и прочего?

Задумавшись на несколько секунд, Твайлайт подняла левитацией несколько тетрадей и положила их в накинутую на моё плечо сумку.

— Огромное спасибо, Твайлайт, — я улыбнулся ей. — Малышка будет так рада сесть и прочитать их!

— Не забудь передать, что ей придётся долго и усидчиво учиться, чтобы достичь успеха! — улыбнулась в ответ Твайлайт. — В любом случае, ты готова вернуться домой?

О, правильно, домой. Я взвесил свои варианты. Похоже, условия игры изменилась: сбегать больше не имело смысла, раз теперь я знаю, что придётся провести в теле Кейденс по меньшей мере три месяца. По правде говоря, у меня вовсе не получится сбежать. Где я достану еду, воду и спокойное место для учёбы на четверть года? Да и зачем, когда можно смириться, вернуться домой и изображать Кейденс. Залягу на дно, не привлекая ничьего внимания, а спустя три месяца вернусь в настоящий дом и постараюсь забыть обо всём случившемся. Однако проще сказать: чёрта с два я смогу прожить с Шайнингом так долго, избегая его позывов!

— Кейденс, ты снова в астрале! Ты устала? Ты точно устала, — Твайлайт покраснела на мгновение. — Я знаю, вы с братом всё время проводите вместе, но если он целую ночь не даёт тебе спать, ты вполне возможно хочешь подремать.

Я моргнул. Мне надо ещё подумать, потому что вернуться домой и разделить спальню с «мужем» на три месяца — реально плохая идея, и…

В глазах опять замерцало, заставив меня прищуриться.

— Кейденс! Ты вернулась! — раздался крик Шайнинга. Я огляделся и увидел, что мы с Твайлайт стоим посреди королевского дворца. Чёртова Твай со своей ошеломляющей групповой телепортацией!

Меж тем Шайнинг выскочил из коридора и крепко обнял меня, поцеловав в щёку, а Твайлайт улыбнулась.

— Привет, братец, твоя жена навестила меня.

Шайнинг кивнул.

— Возница рассказал мне. Признаться, я не очень понимаю, с чего ты решила вот так внезапно отправиться в Кантерлот, а затем к моей сестре. Почему не спросила меня? Ты же знаешь, я бы с удовольствием отправился с тобой!

Я уставился в пол, чувствуя себя девчонкой, которую ругают родители за нарушенный запрет.

Твайлайт выступила вперёд.

— Не вини её. Она просто хотела обсудить со мной кое-что и посмотреть мою новую обстановку в доме. Знаешь, девичьи разговоры.

Я поднял голову и попытался улыбнуться, а Шайнинг снова обнял меня.

— Ну, я очень рад, что ты вернулась.

Я медленно кивнул:

— Да… я тоже, Шайнинг, — думаю, это правда. Я так устал от всей этой беготни, избегания других пони и поисков зацепок. Так-то довольно неплохо просто сдаться и сказать: «Хорошо! Пошло всё к чёрту, я буду Кейденс! Я буду женой Шайнинга! Я проживу здесь пару месяцев, ничего не поделаешь». В самом деле, насколько всё может быть плохо?

Твайлайт зевнула:

— Пони пора спать, поэтому я оставляю вас, голубков, наедине.

На языке у меня вертелся саркастичный ответ, но сестра Шайнинга уже пропала. Мне реально следует выучить трюк с телепортацией.

Пару мгновений спустя сам Шайнинг зевнул, и мы направились в наши покои. У входа он придержал дверь и пропустил меня вперёд. При виде кровати я понял, что не слишком-то устал — сработал дневной план, и теперь мне стоило придумать, как скоротать время перед сном.

Сзади раздался смешок.

— Ого… Кейденс, я поверить не могу, что ты весь день разгуливала в таком виде! И ещё погостила у моей сестры — смелости тебе не занимать, милая.

Я медленно повернул голову.

— О чём ты говоришь… — и осёкся при виде новой, удручающе заметной эрекции Шайнинга.

Он облизал губы и на шажок подошёл ко мне.

— Милая, помнишь, чем мы занимались сегодня днём? Ты же буквально промокла от хвоста до копыт, а затем просто встала и ушла, даже не приняв душ или хотя бы освежившись! Запах просто остался на тебе. Кейденс, каждый жеребец за сто ярдов мог учуять тебя.

Всю мою морду залила краска. Я не знал этого о кобылах! Чёрт, не знал даже, что пони пользуются душем! И пришёл прямиком к принцессе в таком виде! Я сидел рядом с живой богиней, в буквальном смысле воняя сексом. Поверить не могу, что никто ничего не сказал.

Вероятно, теперь я должен принять этот самый душ — чем не занятие на вечер. Хотя время уже довольно позднее, и можно подождать до утра.

Шайнинг решил за меня, ещё на шаг приблизившись и принявшись вылизывать шерсть на задних бёдрах и между ними. Я застыл, неуверенный, как отреагировать, и слишком поздно сообразил, что он уже не столько чистил, сколько заканчивал начатое днём. Мои губы задрожали от удовольствия, а язык Шайнинга подбирался всё ближе и ближе к щёлке. Прежнее чувство в промежности быстро вернулось.

— Ох… Шайнинг, — я прерывисто вздохнул, когда его язык внезапно погрузился между половых губ.

— Мхммм? — промычал он, не отрываясь от своего увлекательного занятия.

— Я… — одна за одной через меня начали проходить волны удовольствия. — Знаешь что, неважно. Продолжай.

К чёрту, с меня хватит. Больше я не стану ни сопротивляться, ни притворяться, что мне не нравится, просто позволю Шайнингу то, что он хочет. Если уж я застрял здесь в облике Кейденс, то сполна наслажусь возможностями её тела. Никто во всей Эквестрии не знает, кем я был раньше, а минет есть минет: любой парень на моём месте не отказался бы.

Закрыв глаза, я сменил позу на более удобную, улёгшись грудью и передними ногами на кровать, а задними продолжая стоять на полу. Едва моя задница поднялась в воздух, как Шайнинг всерьёз принялся за меня ртом. В голове начали взрываться звёздочки: иметь киску оказалось довольно приятно; думаю, я могу привыкнуть к этой части «замужества». С чего я отказывался раньше, чего пугался?

Шайнинг резко прекратил вылизывать и ненадолго притих. Секундой позже кровать подо мной скрипнула и слегка просела, и я открыл глаза.

О, точно, вот почему я убежал. Шайнинг возвышался надо мной, опираясь на матрас передними копытами и тыкаясь кое-чем тёплым мне в зад. Растерянно оглянувшись, я увидел, что жеребец уже почти взгромоздился на меня. Теперь я больше не мог сбежать, отказавшись от своего шанса и выбрав жизнь с Шайнингом. А если я собирался играть роль жены, которая живёт и спит в кровати вместе с мужем, то такой обязанности не избежать. Может быть, сумею даже принять.

Как ни странно, Шайнинг не входил и просто ждал меня. Я чувствовал его горячее дыхание на шее, его вес, лёгший мне на спину. Он наклонился и носом потёрся о мою щёку.

— Кейденс, я так ужасно хочу тебя прямо сейчас. Но если ты не хочешь… то тогда я не буду настаивать.

Я вздохнул. Как бы мне ни было страшно, но этот бедняга достаточно настрадался. Кто я такой, чтобы отнимать у него удовольствие? Я просто закрою глаза и дам ему всласть позабавиться со мной.

Я повернул голову слегка и поцеловал его в щёку.

— Не останавливайся, Шайнинг, и возьми свою жену.

Я едва закончил говорить, как он приподнялся с моего крупа и затем с силой опустился обратно — уже туда, куда надо.

Неразборчивый вопль вырвался из моего рта, когда меня пронзило так, как никакой другой мужчина вообще не должен знать. Все волоски на загривке встали дыбом, дыхание мгновенно перехватило. Разинув рот, я попытался вдохнуть — и Шайнинг снова качнулся, наваливаясь всем телом.

На сей раз я обмяк и совсем тихо простонал. И ещё раз, когда Шайнинг вышел немного и одним толчком вошёл обратно. Всем нутром я ощущал размер и поверхность его члена, и меня мутило от мысли, что эта штука находится внутри меня. Но как это чувствовалось…

От нового толчка перед глазами заплясали белые пятна. Я не мог даже сосредоточиться на удовольствии, словно двадцать полосок бекона разом. Так много вкуса во рту, что мозг даже не соображает, что происходит. Только это может сравниться…

— Ааааххх! — я простонал снова, когда в меня опять вошли. И ещё раз, и третий. Каждое его движение заставляло меня стонать. Как же странно было испытывать такое удовольствие. Я просто лежал, не дрочил, не двигался, но член Шайнинга словно доставал до самых центров удовольствия в мозгу. Не уверен, были ли эти ощущения лучше тех, которые я испытывал, когда занимался сексом со своими подружками — но они определённо отличались… их!

Мне пришлось закрыть рот, когда я начал стонать непрерывно. Любой мужчина в мире мог узнать эти стоны: стоны девушки, которую хорошенько трахают. Они стали новым и явно далеко не последним ударом по моей мужской гордости. Я постарался забыть, что сейчас нахожусь в теле розовой пони-принцессы с мокрой киской; кобылы, которую кроет её жеребец. Просто игнорировать детали, прекратить стонать как шлюха и лишь наслаждаться приятными ощущениями.

Шайнинг приостановился, перевернул меня на спину, и немедленно продолжил совокупление. Я не испытал восторга от новой позы. Удовольствие в паху скакнуло вверх, но мне было слишком странно смотреть на морду всхрапывающего и скалящего зубы Шайнинга, чья намокшая от пота грива свисала неаккуратными прядями. Отчаявшись, я перевёл взгляд вниз.

Плохая идея.

— А-у-у-а-а-а! — рот открылся сам собой в протяжном стоне от открывшегося зрелища. Между раздвинутыми задними ногами я увидел и моё дрожащее вымя, и мою чрезмерно большую лошадиную пизду, и раз за разом таранящий её неимоверно большой член мужа. Я не мог отвернуться от самой вгоняющей в дрожь картины, виденной мною за всю жизнь… и в то же время самой эротичной.

Шайнинг знал, что делает. Глубоко дыша и получая безумное наслаждение, я наконец-то оторвал взгляд от нашей точки соприкосновения и взглянул наверх. Там, в зеркальном потолке мне открылся умопомрачительный вид — словно я смотрел порно в высочайшем качестве. От наблюдения за трахающейся в зеркале парочкой я ощутил, как удовольствие внутри в самом деле начало расти: не думаю, что протяну долго.

Потом я просто закрыл глаза и откинул голову, но так мне гораздо лучше стали слышны звуки, в том числе и собственные стоны. Поверить не могу, что я стал «постельной кричалкой», чёрт бы побрал тело Кейденс! Я снова закрыл рот и изо всех сил постарался стиснуть зубы. Но без женственных криков теперь я слышал всхрапы моего жеребца и мокрые хлюпающие звуки секса внизу.

Хлюп… хлюп… хлюп…

Внутрь и наружу, внутрь и наружу. Это звучало мокро, это звучало грязно. Я осознал, что мы с Шайнингом так ничего и не сказали друг другу и не поцеловались. Мы занимались совсем не любовью, а случались, словно животные ради продолжения рода. Хоть и не без приятных ощущений.

Я почувствовал, как Шайнинг ускорился, стал входить в меня сбивчивее. Неужели он почти закончил? Но я же сам ещё не…

Дрожь прошла по хребту, когда он кончил, пронзительно взвизгнув. Внутри меня будто лопнул наполненный горячей водой шарик, и волна окатила нутро. Волоски на загривке поднялись от крайне необычного ощущения — и в то же время я старался не думать, что позволил жеребцу кончить в меня. И почему-то мне стало неловко, что все эти годы желал подобного Рейнбоу Дэш.

Мой собственный оргазм подступил совсем близко. Я заелозил под Шайнингом: ещё самую малость — и будет совсем хорошо! Однако жеребец прекратил двигаться. Внезапно вес на груди увеличился, и, открыв глаза, я увидел, что массивный и мускулистый Шайнинг разлёгся на мне. Почему он лежит, я ещё не закончил!

Потом я заметил, что его глаза закрыты, а изо рта доносится тихое похрапывание.

Он что, заснул?! Чёрт побери, да он издевается надо мной! Что за дурацкая привычка у парней, засыпать сразу после секса?! Ну и какого чёрта мне теперь делать? Я через столько прошёл ради этого?! Я не кончил, чёрт возьми!

В довершение ко всему, пока я ворчал и елозил под тушей жеребца, на мой хвост начала просачиваться горячая жижа. Я не мог спихнуть Шайнинга с себя, поэтому вытянул шею — и увидел, что его обмякший член по-прежнему находился внутри меня, а мимо него наружу просочилось уже не меньше литра спермы, стекая на простыню и под мой зад.

Не без содрогания я ощутил, как очередные густые капли скользнули по шерсти и растеклись по тому местечку, где из спины вырастал хвост. Я поёрзал туда-сюда, пытаясь освободиться и всё-таки сходить в душ. Однако чуда не произошло: Шайнинг остался внутри меня, а большую и тяжёлую тушу попросту невозможно было спихнуть. Пони почти беспомощны, когда лежат на спине, и у меня попросту не было возможности сдвинуться. Красота, я застрял так как бы не до самого утра. Хотя в том ведь и был замысел? Я хотел исполнять роль любящей кобылы, и вот… фу, эти три месяца будут долгими.

Я посмотрел снова на спящую морду Шайнинга и сообразил, что, кроме моего неполученного оргазма, он забыл сделать ночью кое-что ещё. И это «кое-что» я сам не прочь сделать. Потянувшись вперёд, я поцеловал его в сонные губы, скользнул языком внутрь. На краткое мгновение я задался вопросом, зачем так поступаю, но вскоре оставил мысль позади. Если я собираюсь играть роль жены, то до мелочей. Я уже позволил ему трахнуть меня и вполне могу насладиться поцелуем после. Через несколько секунд я отстранился и облизнулся, прежде чем упал головой на подушку.

— Спокойной ночи, Шайнинг.

...