Автор рисунка: MurDareik

Экскурсия

— Мам, ну давай в другой раз, — упирался Вальтус.

 — Твои друзья никуда не денутся, а нашу культуру ты просто обязан знать. Посмотри на сестру, она всё прекрасно понимает и не капризничает как ты. Не веди себя как маленький, ты уже вполне взрослый жеребёнок, разве нет? — говорила кобылка серебристого цвета.

 — Взрослый… — неуверенно ответил подросток.

 — Вот и славно. Будь умницей и постой пока с сестрой, а я поищу зонтики. Сегодня обещали дождь, не хотелось бы промокнуть, — мама вышла в другую комнату, а Вальтус подошёл к сестре.

 — Это же скучно! Вечно родители заставляют делать какую-то фигню, — ворчал подросток.

 — Ох, угомонись, нытик. Думаешь я хочу? Терпи и всё, — Диана закатила глаза.

 — Я думал ты как раз хочешь пойти, ведь ты зануда и ботаничка, — удивился братец.

 — Просто я умнее тебя и не стану вести себя как маленькая, ведь знаю, что всё равно придётся пойти. И ещё раз назовёшь меня занудой, я расскажу маме что ты вчера вечером порвал занавески! — ехидничала сестра.

 — Но я не рвал их, — озадачился жеребёнок.

Кобылка подошла к оконным занавескам. Левым копытом она прижала подол к полу, а ротиком резко дёрнула их край. После неприятного звука, в занавесках образовалась едва заметная дырка.

 — Не рвал, говоришь? — довольно произнесла пони, возвращаясь к своему наивному брату.

 — Она тебе не поверит! — разозлился Вальтус.

 — Ещё как поверит своей умной дочери, а не нытику, — язвила девочка и толкнула его ногой в бок.

 — Не правда! — Вальтус толкнул сестру в ответ, от чего они стали с нарастающей силой толкать друг друга.

Тут из комнаты вышла мама и едва заметив семейных конфликт двух дарований природы, поспешила их разнять.

 — Вы хоть один день без драк можете провести? — вздохнула кобылка.

 — Она первая начала! — жеребёнок указал копытом на сестру.

 — Не правда! Я не такая! — серая маленькая кобылка состроила удивлённые глазки, словно она вообще была не причём.

 — Вот отец вечером придёт, вам обоим мало не покажется! А теперь бегом на экскурсию, а то уже опаздываете. Ну что стоите? Пошли! — жеребята вышли из дома и за ними последовала их мама.

Небо действительно было облачным и практически полностью закрывало яркий свет тёплого солнца. Вдалеке, на линии горизонта было совсем темно — тёмные тучи медленно подкрадывались к Ростенхольму. Дождю давно было пора придти. Жара держалась целый месяц и все страдали от засухи, как пони, так и растения.

По улице проезжало множество самоходных паровых повозок. Они забавно шумели своими открытыми механизмами, состоящими из звёздочек и шестерёнок различного диаметра. Из толстых труб валили клубы белого пара, который выпадал на прохожих едва заметным водным осадком, чему все радовались в условиях сильной летней жары.

В небе летело два дирижабля. Они старались держаться друг от друга на безопасном расстоянии и медленно плыли по воздуху, словно воздушные шарики, которые вырвались из рук торговца игрушками. Они казались небольшими овальчиками издалека, хотя их истинные размеры были ну просто огромны. Пассажирские небесные корабли использовались для перелётов на большие расстояния и билеты на них могли себе позволить только наиболее богатые жители Эквестрии. Остальные довольствовались либо самоходными автобусами, либо поездами. К счастью, музей находился не на другом конце страны и до него можно было добраться пешком.

Ростенхольм расположился у самого подножия горы Кантерлот. В силу большой удалённости от столицы, город развивался медленно, но это не мешало его жителям жить вполне счастливо. Рядом с городом находились многочисленные фермы, благодаря которым, цены на продукты в городе были крайне низкими и доступными. Мимо этих ферм и проходила семья. Они наслаждались пикантным ароматом, шедшим с посевов тимьяна и мяты. Фермы незначительно пострадали от засухи, ведь у них была хорошо развита система орошения, не дающая растениям погибнуть.

Через полчаса, семья дошла до огромной огороженной территории музея, в котором была собрана вся история и все культурные ценности Эквестрии, которые только сохранились до настоящих времён. Вальтус задрал голову и посмотрел на вершину горы. Там виднелось подножие, точнее то, что от него осталось. Едва заметные руины древнего города даже издалека казались чем-то невероятным, но теперь туда никто не ходит, слишком опасно. Подножие было искусственного происхождения, словно кто-то взял огромный камень и приклеил его к склону горы, а на этом камне возвёл город. Учёные давно спорят, была ли гора Кантерлот всегда такой или всё же древние умельцы чудесным образом приложили своё копыто, в любом случае, это осталось загадкой на века. Когда-то давным-давно экскурсии проводились и в этот древний город даже не смотря на разрушение его основания. После нескольких несчастных случаев, дорогу к руинам перекрыли и перестали кого-либо пускать, оставив некогда величественный город одиноко стоять под ослепительными лучами солнца.

Диана, хоть и старалась скрывать свою тягу к знаниям, всегда интересовалась, тайно желая знать как выглядит тот город. Было всего несколько фотографий руин и немного рисунков, показывающих как примерно выглядела бывшая столица.

У входа в музей уже стояла группа в которую была вписана семья. Они терпеливо их ждали, а жеребята о чём-то весело болтали.

 — Прошу прощения, мы немного задержались, — извинилась мама.

 — Да ничего страшного, мы сами только собрались. Ну что, все в сборе? Тогда пошли, — сказал гид.

Группа прошла через железные ворота на территорию музея. В глаза жеребятам сразу бросилось множество статуей, какие-то важные вещи ютились под стеклянными куполами. Древней утварью был заставлен весь музей. Группа медленно шла между ними к начальной точке экскурсии и не дошли до неё буквально десяти метров. Вальтус сразу заметил две необычные статуи. Одна из них была пегасом, другая — единорогом. Гид заметил любопытство жеребёнка и подошёл к нему.

 — Ты знаешь кто это? — спросил жеребец.

 — Пегас и единорог, — подтвердил Вальтус.

 — Очень хорошо. А ты знаешь чем они были так особенны? — продолжал спрашивать гид.

 — Пегасы умели летать, а единороги колдовать, — вступила Диана и с довольной улыбкой начала ждать похвалы от гида, которую всё-таки и получила.

 — Пегасы не просто летали, а управляли погодой. Они не давали затапливать регионы и происходить засухе. Единороги здорово облегчали бытовую жизнь магией и оберегали страну от захватчиков, — говорил гид.

 — Брехня! Пегасы и единороги глупая выдумка! Пони не могут летать и откуда на лбу может быть рог? Может у кого-то была большая родинка вот и поставили ему эту статую, — вступил щупленький жеребёнок в очках.

 — Никто точно не знает, существовали они или нет, что-либо утверждать невозможно, но ведь кто-то создал эти статуи и не просто так, — заступался гид.

 — Вы ещё скажите магия существовала! Магия! В мире только наука может быть и ничего более. Всегда так, если что происходит странное, то все сразу начинают считать это магией, хотя всему всегда можно найти рациональное… — не договорил щупленький, как его оттолкнул жеребёнок покрупнее.

 — Ой, да замолчи ты. Из-за тебя мы целую вечность проведём за этой экскурсией, — рявкнул задира, после чего очкастый тут же замолк.

Гид провёл жеребят вглубь музея, где на пьедестале стояла изумительная статуя красивой кобылицы.

 — А это гордость нашего музея. Она была обнаружена в верхнем городе горы и всего в единичном экземпляре! — начал жеребец.

 — А почему у неё есть крылья и рог? Это мутант? — спросила Диана.

 — Мутант это ты, — Вальтус тихонько толкнул сестру в сторону, от чего она только захотела ответить в отместку, но не успела.

 — Если мы правильно перевели древние руны, то это аликорн по имени Селестия. Согласно легендам, её магическая сила не знала себе равных, впрочем, как и мудрость. Данное существо буквально состояло из магии и было способно жить тысячи лет, при этом совершенно не старея и обладая бессмертием. Кобылица когда-то правила Эквестрией и столицей был город Кантерлот, который как раз находился на склоне горы. Её магия была настолько велика, что она управляла самим солнцем, тем самым равномерно прогревая все уголки планеты. По записям, во времена её правления не было засух, катаклизм. Так же, вместе с ней правила сестра, но увы, информации о ней мы нашли крайне мало. Знаем, что окрас её был цвета ночи и как сестра, она обладала феноменальной силой. Принцессу ночи звали Луна, она контролировала ночное светило, но для чего это требовалось, осталось загадкой. Есть упоминание ещё о двух аликорнах. Про одну никакой информации нет, а вот вторая раньше была единорогом и Селестия даровала ей силу, превратив в себе подобную и позволив править вместе, — рассказывал гид.

 — Она была её ученицей верно? — спросила Диана.

 — Правильно. Я смотрю, ты многое знаешь о них, — улыбнулся жеребец.

 — Ещё бы она не знала, да она их фанатка! Фигуры этих… как их… аликорнов стоят у её кровати и она с ними играет, — говорил Вальтус.

 — Фу, уже не маленькая, а ещё в куклы играет! — посмеялись в толпе.

Диана раскраснелась, посмотрела на брата с обидой и попыталась убежать, но кобылки-вреденки не давали ей ходу и продолжали смеяться, хотя в этом ничего такого уж зазорного не было, ведь Диана была ещё довольно юной пони. В итоге она всё же протиснулась через толпу и скрылась где-то за артефактами музея. Вальтус испытал лёгкий стыд, но считая что проучил свою сестру аз её частое вредительство, облегчённо вздохнул. А вот его мама отправилась её искать.

Гид же хотел продолжить экскурсию, но его остановил щупленький жеребёнок.

 — Раз она такая могучая, то куда-то пропала? — он указал на статую Селестии.

 — Хороший вопрос, — задумался гид.

Крупный задира недовольно посмотрел на очкастого и пригрозил ему копытом. Гид же продолжал.

 — После коронации Твайлайт Спаркл, той самой единорожки, не прошло и недели, как в стране начались изменения. Все аликорны исчезли внезапно. Никто не знает что произошло, свидетелей не было. Просто в один прекрасный день принцесс не оказалось в Эквестрии. Был паника, суматоха. Бы собран временный совет, взявший правление на себя, он стал и постоянным. Как вы знаете, страной до сих пор управляет совет, именуемый как парламент, именно с тех пор была введена такая система правления, потому что единолично управлять нашей большой страной действительно были способны только аликорны. Погибли они или просто покинули родные земли, навсегда осталось для всех загадкой. Но на этом беды не закончились. Несколько лет ушло на становление нового правительства, а жители совсем потеряли веру в возвращение божественных аликорнов, которых они любили всем сердцем. С уходом правителей, начала уходить и магия. Пегасы больше не могли контролировать погоду и облака начали двигаться под дуновением ветра. Единороги утратили способность к магии и в итоге, стали рождаться только обычные пони. Магия покинула страну вместе с аликорнами, что очень странно. Если копать ещё глубже, то до появления принцесс пегасы и единороги вполне себе существовали, — говорил гид.

 — Да ерунда всё это! Даже я знаю что все эти мифические пони лишь выдумка! Да, Селестия была принцессой, но такой же пони, как и мы. Правителям свойственно возвышаться над другими и я считаю, что эти крылья и рог у статуи говорят о том, что Селестия имела власть над всеми живыми созданиями Эквестрии, вот, — довольно говорил очкастый.

 — Смелое замечание, но снова, утверждать наверняка мы не можем, — гид пожал плечами.

 — Ох, ну давайте побыстрее! А то… ещё слово и я сделаю из тебя пегаса! Любишь летать? — на щупленького злился крепыш.

 — Хорошо, продолжим, — гид повёл группу дальше.

На пути попадалось множество предметов утвари, которые почти ничем не отличались от современных, лишь были покрыты плесенью и местами сломаны. Особое внимание Вальтуса привлёк бюст некой кобылицы с длинным как у аликорна, рогом. Почему-то, бюст был невзрачным и не имел таблички, как другие экспонаты.

 — Что это? — спросил жеребёнок.

Гид посмотрел на бюст.

 — Честно говоря, мы сами толком не знаем. Эту мраморную голову мы нашли тридцать лет назад на месте бывшего мёртвого леса Дурамбор в то время, когда его вырубали. Говорят, что когда рабочие к ней приблизились, то её глаза засветились бирюзовым светом, но потом быстро погасли. Думаю, это была лишь игра света на мраморной поверхности. В общем, кто она такая, никто не знает, — закончил гид и пошёл дальше.

Группа всё шла, а Вальтус начинал откровенно скучать. Гид продолжал рассказывать истории о древней Эквестрии, но они с каждым разом становились всё более нудными и больше смахивали на сказки, как говорил очкастый жеребёнок. Были ещё неизвестные статуи, рисунок дерева-библилотеки, загадочная синяя будка, какие-то книги на непонятном языке. Экскурсия подходила к концу, как внезапно поднялся сильный ветер и огромная туча заполонила всё небо, приближалась буря, о которой жеребёнок совсем позабыл. Рабочие начали быстро закрывать брезентом незащищённые экспонаты, а гид повёл группу к выходу, за которым было служебное здание музея. У ворот жеребёнка встретила мама. Её глаза были напуганными и быстро бегали.

 — Ты видел Диану? — крикнула она.

 — Жеребёнок отрицательно покачал головой.

 — Дочечка, где же ты, — нервничал мама.

 — Мэм, возможно она уже в здании, пойдёмте посмотрим, — гид пытался перекричать нарастающий ветер.

 — Вальтус, иди сюда, — кричала мама, пытаясь протолкнуться через встречный поток толпы туристов.

Неожиданный раскат грома напугал жеребёнка до чёртиков и он побежал куда глаза глядели и к несчастью для него, он смотрели не на маму. Под завывание ветра и начинающийся дождь он бежал в глубь музея. Песок, трава и мусор летели ему в мордашку, заставляя бедняжку морщиться и щуриться. Он увидел спасительный широкий брезент, под которым явно можно было укрыться, но вспомнив о сестре, решил её найти и продолжил идти через порывы ветра.

Начался сильный ливень и рокот молний закладывал уши. В музее больше никого не было, все успели уйти и он надеялся, что Диана тоже успела укрыться под крышей прочного здания. От сильного ветра и дождя жеребёнку стало совсем холодно, отчего он застучал зубками.

 — Диана! — кричал он, но его крик нещадно гасился завыванием ветра.

Вальтус заглядывал во всевозможные небольшой постройки, под брезенты, но девочки он не видел.

 — Диана! — прокричал он, но снова его крик был поглощён шумом бушующей природы.

Борясь со страхом и холодом, он всё бродил между экспонатов. Проходя мимо бюста неизвестной пони, он заметил, как её глаза светятся бирюзовым светом. Жеребенок отпрыгнул назад и уткнулся в синюю будку, которая тоже издавала странный механические ритмичные звуки. Экспонаты слово оживали, словно вкусили магию, которая много столетий назад покинула земли Эквестрии. В конец перепуганный, Вальтус просто бежал вперёд и шарахался от молчаливых экспонатов, пока не споткнулся и не упал перед статуей Селестии, с который мощный порыв ветра сорвал брезент. Совсем изнемогая от холода, он зажался около её ног и задрожал как осиновый лист. В миг, яркая молния ударила где-то за спиной жеребёнка и на несколько секунд оглушил его. Такого оцепенения, ужаса он ещё не испытывал, но к великому счастью, он быстро начал приходить в себя, хотя звон в ушах всё ещё фигурировал.

Внезапно непогода начала отступать и непроглядная туча стремительно растворилась в небе, пропустив через себя приятные лучи солнечного света. Жеребёнок с безграничным удивлением наблюдал за необычным зрелищем, но его внимание было отвлечено шумом, что раздался за спиной. Вальтус рефлекторно шарахнулся от статуи и посмотрел на неё… в её светящиеся глаза. Статуя медленно расправил сложенные крылья. Её окаменелость буквально испарилась на глазах и перед жеребёнком предстала красивая кобылица, о которой много веком слагают легенды и слухи. Вот только она был ещё и полупрозрачная, что сбило Вальтуса с толку.

Селестия осмотрелась по сторонам и заметив жеребёнка, медленно подошла к нему. От панического страха тот даже пошевелиться не мог. Неожиданно, кобылица добро улыбнулась и Вальтус ощутил приятное тепло, растёкшееся по всему его телу.

 — Я не причиню тебе вреда, дитя, — улыбнулась аликорн.

 — Вы… вы привидение? — дрожащим голосом спросил жеребёнок.

 — Как интересно ты меня назвал. Это слишком сложно для твоего понимания, не обижайся. У меня не так много времени и ты не представляешь каких усилий стоит мне находиться здесь и сейчас, — сосредоточенно сказала Селестия.

 — Зачем вы пришли? — более смело спросил Вальтус.

Селестия вновь улыбнулась жеребёнку.

 — Я всегда всё делаю для вас, мои маленькие пони, но вы лишились кое-чего важного. Я пришла вернуть вам это, — принцесса продолжала осматриваться, явно удивляясь экспонатам музея.

 — И что вы хотите вернуть? — спросил юнец.

Аликорн вплотную подошла к Вальтусу, медленно легла на животик и дотронулась до его носика правым копытцем, на котором был золотой накопытник.

 — Магию, моё юное чадо, магию, — прошептала она и встала на ноги.

 — Так магия это не выдумка? — удивился жеребёнок.

 — Сморю, прошлые года быстро забываются и сей факт печален мне. Я жила в чудесные времена. Не переживай, скоро всё вернётся на круги своя. Мир не будет таким как прежде, таким же как сейчас. Грядут перемены и вернётся та, кто позаботится о всех вас, исправит планетарный баланс гармонии, — Селестия посмотрела на солнце и закрыв глаза, глубоко вдохнула и медленно выдохнула.

 — Вы хотите вернуться? — спросил Вальтус.

Процесса открыла глаза и с некой грустью посмотрела в пустоту перед собой.

 — Ты не представляешь как бы я этого хотела… Но «ушедшие» не возвращаются, — задумчиво шептала светлая.

 — Принцесса, так что случилось? Почему вы пропали? Многие считают, что вы просто бросили страну и сбежали за границу, — интересовался Вальтус.

 — Неужели никто не знает? Никто не помнит? — удивилась аликорн.

 — Помнит что? — озадачился жеребёнок.

Аликорн совсем расстроилась.

 — Случилось нечто ужасное. Печально что вы не помните тех событий, а сейчас вам лучше этого не знать, поверьте. Мы устранили беду и ты даже не представляешь какой ценой. Но так было правильно, мы не могли рисковать всем. Но ты не переживай, мой юный собеседник, одна из нас не «ушла», я успела её защитить. Она просто спит долгим сном. Скоро она проснётся и тогда в мир снова вернётся магия, вы снова будете жить в чудесах, как это было раньше. Твайлайт Спаркл умная принцесса, хоть и слишком юна. Она справится, — натянуто улыбнулась Селестия.

 — Где она? — Вальтус начал вертеть головой, от чего принцесса улыбнулась по-настоящему.

 — Не здесь, мальчик. Ты её увидишь, может завтра, а может через год. Пробуждение не сразу происходит. Я разбужу Твайлайт и разбужу её подруг, ибо их я тоже в сон погрузила. Ты узреешь аликорнов, пегасов и единорогов, о который вы наверное давно забыли. Они всегда должны быть вмести, они есть элементы гармонии, которые помогут воскресить магию, которая ушла вместе с нами… Мальчик, в очах твоих печаль я вижу, скажи мне пока есть время, что тревожит тебя? — шептала Селестия.

 — Я… я потерял сестру. Даже не верится, раньше я мечтал чтобы эта вредина взяла да исчезла, но теперь сильно скучаю по ней и не могу найти, — с грустью произнёс Вальтус.

 — Диана жива и здорова, сейчас она с твоей мамой. Береги её, ибо нет ничего прочнее семейных уз. Ты не представляешь как я скучаю по своей сестре… как давно я её не видела, но настанет такой день и я снова с ней воссоединюсь… я верю в это. Не упускай возможности, будь всегда рядом со своей сестрёнкой, помни это. А теперь мне пора, время на исходе, — Селестия с невыносимой грустью посмотрела на собирающиеся тучи.

 — А как же пробуждение Твайлайт? — удивился Вальтус.

 — Всё уже сделано, мой мальчик. Скоро наступит день, когда она предстанет перед вами, а вы предстанете перед ней. Мне было приятно находиться в твоей компании, спасибо, — говорила Селестия, явно нервничая и неуверенно стоя на месте.

 — Вы можете не уходить? Ну пожалуйста! — к ней подбежал Вальстус и попытался обнять аликорна за ноги, но прошёл сквозь неё, словно принцессы здесь и не было.

Он удивлённо отполз назад.

 — Я не могу остаться, — слёзно прошептала светлая.

 — А когда вы вернётесь? — расстроено спросил Вальтус.

Щёчки аликорна порозовели и она несколько раз всхлипнула.

 — Прощай мой мальчик, береги свою сестру и помни, жизнь — самое ценное что у нас есть, — дрожащим голосом произнесла Селестия и растаяла в яркой вспышке света, от которой жеребёнок потерял сознание.

***

Открыв глаза, она увидел зарёванную мордашку мамы. Едва придя в себя, он тут же вскочил на ноги, но от сильного головокружения едва не потерял равновесие.

 — Где Диана? — первое, что он спросил.

 — Здесь я, — неуверенно ответила кобылка, стоящая за мамой.

Ничего не говоря, от тут же подошёл к сестре и крепко её обнял, чего раньше никогда не делал. К его удивлению, Диана ответила взаимностью. Отпустив сестру, он поцеловал маму, которая была готова плясать от счастья, и подошёл к статуе Селестии, стоявшей на своём месте.

 — Она говорила со мной, — не отрывая глаз от аликорна, сказал Вальтус.

 — Сына, пошли домой, хватит этих прогулок. Я рада что ты не пострадал, похоже в тебя ударила молния. Думаю, ещё к врачу зайдём, пускай посмотрит, — говорила мама.

 — Я здоров, она бы не навредила мне. Вы не представляете насколько доброе сердце у принцессы Селестии. Но ничего, скоро о ней снова все станут говорить, скоро вернётся Твайлайт Спаркл и всё переменится, — рассуждал жеребец.

 — Братец, похоже тебя здорово молнией ударило, — усмехнулась Диана, на что цыкнула мама.

 — Теперь мы точно заглянем к врачу, пошли, — мама всё же увела сына из музея.

==================

Доказать увиденную картину жеребёнок так и не смог — ему просто никто не верил и чтобы не ходить каждый день на приём к психиатру, он решил промолчать и перестал это обсуждать с кем либо.

Буря нанесла ущерб не только городку, но и руинам Кантерлота. Большой кусок отвалился от каменного фундамента горы и с грохотом рухнул у основания. Археологи тут же жадно начали его расковыривать и к своему удивлению нашли некий сильно повреждённый тайник, где была нетронутая статуя Твайлайт Спаркл. Раскопки тайника продолжаются.

Вальтус не перестал ругаться с сестрой, но продолжал любить её и даже сильнее. Он навсегда запомнил слова мудрой правительницы.

Раз в неделю он выбирался из города и тайно пробирался в музей, где подходил к статуе Селестии и просто разговаривал с ней, хотя статуя лишь безмолвно смотрела в пустоту пред собой сосредоточенным взглядом, но с едва уловимой ноткой грусти. Он верил… хотел верить, что принцесса слышит его и ей очень интересно что происходит в землях, которые когда-то были её домом, по которым ступала её длинная ножка. Землям, которым она посвятила всю свою жизнь, создав тем самым настоящий рай для любимых пони, которые благодаря её наставлениям не потеряли себя даже после её трагичного ухода.

Комментарии (8)

0

---------так прода будет или всё?--------------------------------------------------------------------------------------

joni #1
0

Не планируется.

A_L_E_X #2
0

Эх , а хотелось бы увидеть продолжение этой истории ведь кокой потенциал ... Как полагается — отличный рассказ ! АЛЕКС спасибо за твои работы , пойду читать следующую)))

labaki12 #3
0

Рад, что мои работы пришлись по вкусу) Насчёт продолжения... сложный вопрос, я пока в раздумьях. Иногда, загадки лучше не трогать, но если идея действительно понравилось, то всякий сказ имеет шанс получить продолжение.

A_L_E_X #4
0

Был паника, суматоха. Бы собран временный совет

БЫЛА паника и БЫЛ собран совет. Ошибочки-с.

Б.ф.Р. #5
0

Вообще, рассказ хороший. Отсылка на "Доктора Кто" зачтена, как и ваша привычная отсылка на "Спасти Эквестри". Писать о каждой ошибке отдельным сообщением мне лень, как и о неправильном построениее педложений, типа "Её глаза были напуганными и быстро бегали". (Представить страшно — глаза вылезли из орбит и начали бегать!). Не обессутьте Алекс — мне нравится ваше творчетво, я слежу за ним, но иногда терпеть ошибки сил нет. Такие вот зарисовки как "Экскурсия" у вас выходят хорошо — не менее хорошо, чем "Контакт", "Заражение", Кибернетика" и прочее. И я надеюсь вы нас порадуете ещё качественным и логичным текстом.

Б.ф.Р. #6
0

Больше, чем ошибки в тексте, меня бесят комментарии об ошибках, полные ошибок. А рассказ хороший, реально.

Darkwing Pon #7
0

Больше, чем ошибки в тексте, меня бесят комментарии об ошибках, полные ошибок. А рассказ хороший, реально.

Да не говорите, сам бешусь xD

Б.ф.Р. #8
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...